В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Вот бы стать гуру ‡или сказ о том, как каждый своим делом занимался


Вот бы стать гуру ‡или сказ о том, как каждый своим делом занимался

Сообщений 1 страница 19 из 19

1


ВОТ БЫ СТАТЬ ГУРУ
А   я   ж и в у ,   к а к   я   ж и в у
Ж и в у ,   к а к   я   ж и в у
П о р о й   с п е ш у ,   п о р о й   с и ж у
И   г р е ж у   н а я в у

http://ru.fishki.net/picsw/022013/07/pics/pics-0032.jpg

Участники: Balthazar di Stefano, Gertrude Auer
Место: event-агенство "Krizalis"
Погодные условия: ливень за окном, но в офисе, как ни странно сухо. Наверное, крыша все же спасает помещение от капель воды с неба. Надо взять на заметку...
О флештайме: Вы четко должны знать, что входит в ваши обязанности. Дворник занимается подметанием улиц, посудомойка занимается мытьем посуды, а секретарь должен варить кофе. Ни в одном сборнике законов, ни в одном документе не упоминается о том, кому секретарь должен варить кофе. Бальтазар думал на этот счет одно, а Гертруда другое. Они сошлись в схватке не на жизнь, а на смерть в словесном поединке и только один из них выйдет из этой битвы с чашкой ароматного кофе.

+4

2

Гертруда не любит опаздывать. Она встает, скрипя зубами, но зато вовремя, никогда не переводя будильник на пять минуть позже, чтобы урвать драгоценные минуты сна. Хотя, простите, вру. Никогда - это громко сказано, скорее просто очень редко. Такие случаи в жизни Герти можно на пальцах сосчитать и каждый такой раз заканчивался тем, что ей приходилось краснеть перед лектором, другом, родителями или еще кем-то.
И сегодня на работу она пришла вовремя, или даже раньше назначенного ей времени начала работы. Новый начальник был еще темной лошадкой, Гертруда еще не успела понять, как он вообще относится к сотрудникам и вообще процессу работы. Но если этот Филя так и не появится на работе, то Герти этого так и не узнает.
Уже два часа, как начался рабочий день, а начальника все нет.
Утром девушка была полна энтузиазма и энергии, чтобы работать, не покладая рук, а теперь силы иссякли, потрачены на пустое ожидание, щелканье ручкой и ёрзание на стуле.
Она наматывала рыжую прядь волос на ручку уже в сотый раз. Каждый раз все больше запутывая волосы на ручки и с каждым разом все кропотливее распутывая их.
Все новости в Сети уже были прочитаны, комментарии пролистаны и "пролайканы". Все новые и старые видео с котиками в ютубе просмотрены. Гертруда даже успела просмотреть колонку предложений работы. А что? Вдруг начальник пропал без вести и опять придется выбивать себе место под солнцем?
Ей было настолько скучно, что она смотрела на экран сквозь пальцы, пытаясь через маленькую щелочку разглядеть то, что на экране, одним глазом, затем другим. Потом смотрела на календарь на стене тоже поочередно каждым глазом и выяснила, что левым видит лучше, чем правым.
Клиенты не появлялись, да и вообще, сегодня в офис агенства зашел только один старикашка. И тот ошибся зданием - ему нужен был нотариус, чтобы заверить завещание. Вы бы знали, сколько усилий пришлось приложить язвительной бездельнице Герти, чтобы не предложить пожилому джентльмену организовать веселье на собственные похороны. О даа, у нее в голове уже нарисовалась картинка, как разряженный ведущий похорон зачитывает это самое завещание, а собравшиеся аплодируют решениям старикашки. Кто-то радуется и плачет полученному наследству, кто-то плачет об утрате... Чееерт, вы понимаете, как ее несло в тот момент? Ей много усилий стоило просто объяснить дорогу до нотариуса без всяких недвусмысленных предложений услуг агенства.
Она хихикнула, качнулась на стуле и задрала голову. В волосах запуталась черная ручка с пером. Такими ручками принято не голову чесать, а подписывать многомиллионные контракты. Но так как контрактов не предвиделось ближайшие лет... дцать, приходилось подарок родителей использовать по несколько иному назначению.
В такой позе она и увидела молодого стройного мужчину в дверях.
Первый клиент?!
- Здравствуйте! - не меняя позы, Герти широко улыбнулась посетителю. Она попыталась вытащить ручку из непослушных волос, но безуспешно. - У вас намечается радостное событие? - ее голос звучал, как у тетки из рекламы, которая рекламирует свой паршивый стиральный порошок, но верит в его эффективность.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-04-26 02:54:33)

+5

3

Первая встреча Бальтазара с Филиппом прошла весьма бурно. Ну просто потому, что дражайший лучший друг итальянца внезапно воскрес из мертвых и, ничтоже сумняшеся, приперся к нему домой как ни в чем не бывало. Кто бы только знал, каких усилий стоило эмоциональному Бальтазару не выбросить друга через балкон своего пент-хауса. Сказать то, что ди Стефано был в шоке - это означало ничего не сказать и вообще молчать в тряпочку. Да, он прекрасно понимал, что самая крепкая дружба зарождается с самых юных лет, да, он, конечно же, очень переживал, когда ему сообщили о том, что Кастальди якобы попал в автомобильную аварию и погиб. Наверное из состояния депрессии его смог вытащить только младший брат да пресс-секретарь тире помощница тире бывшая девушка тире нынешняя все еще любовница и тире хрен еще знает кто.
Но в жизни бывают чудеса, которые вполне могут привести к инфаркту, когда перед твоими глазами вырисовывается твой давно "погибший" друг и радостно сообщает: а вот он я, жив-здоров. В еще большую степень ярости Бальтазар впал несколькими минутами позже, когда смог выбить из Фило признание о том, что их третий друг знал о том, что авария была подстроена, а Бальтазар во все это никто не удосужился посвятить. В общем, зуб у банкира был уже теперь на обоих друзей, и злопамятный и темпераментный итальянец в будущем решил при удобном случае это все припомнить им обоим. Но, как известно, насколько быстро ди Стефано заводился, настолько быстро и успокаивался. Но это была лишь видимость...
В тот самый день, когда Фило-дурачок наведался в гости к своему другу, то сообщил Бальтазару о том, что он собрался уволить десять своих сотрудников по тем причинам, что они много чего натворили в его отсутствие. Ах да, все же считали его безвременно погибшим, вот и вытворяли, что попало. Благо, что фирму не разворовали окончательно и то, все потому, что Крис - третий общий друг следил за всем, докладывал Фило, с которым имел контакт, и таким образом тянул на себе этот бизнес. А день грядущий был ознаменован тем, что Бальтазар договорился прийти к Кастальди и обговорить некоторые вопросы финансирования одного крупного проекта. Подробностей ди Стефано не знал, да и не выспрашивал, он был намерен все узнать лично у Филиппа.
Интересно, кого же он найдет за столь короткий срок? Фило говорил, что сотрудники, которых он так быстренько уволил, в принципе, устраивали его своей активностью, богатым опытом и черт знает чем, но у него свое видение, касательно нового персонала. Но проблема в том, не будут ли новички абсолютными лохами и профанами в своем деле. Организовать праздники и различные мероприятия не так просто, как кажется на первый взгляд. А Фило как и я очень не любит некомпетентность.
Так размышлял Бальтазар, сидя за рулем своего автомобиля и держа путь по направлению к фирме друга. Данное трехэтажное здание стояло особняком, располагало собственной парковкой и охраной. Бальтазар добрался до него минут за тридцать от собственного дома, припарковал машину и направился внутрь, поздоровавшись с охраной, которая его прекрасно знала, и поднимаясь на третий этаж к кабинету Фило. Зрелище предстало перед ним незабываемое: молоденькая секретарша, откинувшаяся на стуле и с пером (или ручкой?) в волосах. М-да...где Фило ее подобрал? Или же и вправду подбирает персонал под себя? Это было бы смешно, если бы не столь грустно...
- И вам доброго дня, - на мгновение застывший в дверях итальянец вошел в холл. Наверное, друга до сих пор нет, частенько он выходил встречать его сам. - К счастью, у меня ничего не намечается. Я к вашему начальнику, которого, я так понимаю, еще нет. Хорошо, я его подожду, - пауза и, как бы вполне себе нормальный вопрос, - у вас не принято подавать чай или кофе ожидающим?

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-04-19 13:19:19)

+5

4

Герти немного взбодрилась. Быстро села нормально, больше не качаясь на стуле, попыталась еще раз достать ручку из волос, но опять безуспешно. Плюнула девушка на это дело и, прикрыв кое-как ручку рыжими волосами, принялась как бы между прочим убирать на своем рабочем столе. То есть, перекладывать бумажки с левого края на середину стола, с середины на правый край стола, а с правого края - на левый. Мастер маскировки безделья! Хотя она уже спалилась, чего париться? Да еще и не клиент это вовсе.
Все это время Гертруда сидела разувшись. Новые туфли на высоком каблуке были страшно неудобными для сидячей работы. Она поклялась себе, что если продержится на этой работе месяц (а если начальник не будет появляться, то она может продержать и год, и век - кто ее уволит?), то купит себе обычные классические туфли с каблуком такой длины, чтобы не дышать посетителям в пупок и резво бегать по офису. Улыбка пропала с миловидного личика, потому что она усиленно шаркала ногами по пространству под столом. Туфлей нигде не было, а посмотреть под стол не было возможности - нужно сохранять зрительный контакт пришедшим посетителем. Ведь она хороший секретарь и не будет отвлекаться на жалкие куски пластика и кожи от гостя?..
- Даа, его еще нет, - пробулчала Герти, криво улыбаясь. Она начала уже злиться. Начальника нет, работы нет, клиентов нет. Пришел какой-то друг, смущающий бедняжку своей смазливостью и деловитостью. - Придется ждать. Сама бы хотела его увидеть, - и услышать очередной раз, что ее скоро уволят. За эту неделю, что Ауер "протрудилась" в поте лица на мистера Филю, она поняла только то, что секретарь ему нужен не понятно, зачем. И что обязанностей у нее, как таковых, нет. Что она варит восхитительный кофе, которым можно заткнуть начальника и что ее увольнения по три раза за день можно игнорировать.
Туфля не находилась. Гертруда закусила губу со злости и уже начала посылать туфле проклятия и какие-то только что выдуманные заклинания поиска. Гость же оказался нетерпеливым и попросил кофе.
Герда сначала криво, а затем приторно-приторно сладко улыбнулась. Локтями облокотилась о стол и прощебетала:
- Принято подавать чай, кофе, горячий шоколад и много всего другого. Но в мои обязанности входит подавать их клиентам и начальнику. Вы не клиент и, кажется, не начальник.
Она пожала плечами. В голове творилось нечто. Если бы не слой пудры, который скрывал веснушки на ее лице, то гость заметил бы покрасневшее лицо Герды. Ведь она не любит грубить. Старику, ошибшемуся адресом, она предложила кофе с печеньем даже не раздумывая, но тогда на ней были туфли!
А если выбирать между "нарубить гостю" и "щеголять перед ним без туфлей", то секретарь выбрала первое.
Руки похолодели от волнения, а шея и лицо горели со стыда. Она потянулась руками к своей шее и почувствовала приятную прохладу. Герти опустила голову, сделав вид, что что-то читает на стопочке бумажек, лежащих посреди стола. Она кусала губы, ерзала на стуле и все еще не теряла надежды нащупать туфлю под столом.
Быстро задрав голову и посмотрев на гостя, она уверенно произнесла:
- Может, вы хотите печенья? Специально для не клиентов не начальников предусмотрено. Оно на тарелочке возле Вас, только салфетку отодвиньте. Я не люблю, когда печенье обветривается или набирается влаги.
Она сморщила носик. Типа "я совсем не растерялась и держу все под контролем". Но это совсем не таааак. Что за хрень вообще творится тут?

+3

5

Наверное, все повадки секретарей Бальтазар уже выучил назубок. Еще, ведь и у него была такая фифа, что, казалось, покруче этой будет. А эта девушка...тоже рыжая. Почему-то итальянцу сразу вспомнилась Лиана, а потом еще и Фокс. Только вот Лиана вела себя так, что, казалось, заполняла собой все окружающее пространство, и порой ее было слишком уж много, и Бальтазар начинал уставать от ее чрезмерной активности. А иногда этой самой активности ему очень недоставало. Поскольку Мелисса - его секретарь, иногда делала все настолько неторопливо, что ди Стефано так и хотелось дать ей хорошего пинка под ее прекрасный зад. А в том, что он прекрасный, банкир успел не раз убедиться, поскольку та порой приходила в таких нарядах, что некоторые его коллеги только шипели, словно разъяренные змеи, за спиной. Кто-то завидовал прекрасной фигуре блондинистой мисс, кто-то ее вообще терпеть не могу, как таковую, как, к примеру, Лиана, а кто-то считал, что она просто-напросто спит со своим начальником. Ну Лиана с ним по четным, а блондинка по нечетным.
За девчонками, которые занимают должность секретаря, порой очень интересно наблюдать. Вообще, на сколько мне известно, в обязанности секретаря входит...ну не то, чтобы развлекать гостя, пока нет руководства, но как минимум, ему предложить что-нибудь съестное. Но почему мне кажется, что я ничего не получу? Интересно, она о манерах что-нибудь слышала? Сколько еще ее хватит на то, чтобы скребстись под столом?
А рыженькая даже попыталась вытащить ручку из волос, но потерпела неудачу, поскольку ручка намертво там застряла. Имитация бурной деятельности с перекладыванием бумажек с края стола на край также не произвела на Бальтазара должного впечатления, и он только тяжело вздохнул. Раз он не клиент, значит красотка потеряла к нему всякий интерес. То есть, сиди ты, дорогой, вон в том укромном уголочке, смотри, как бы на голову тебе не упало кашпо с каким-то неизвестным цветком, и кури бамбук в ожидании Фило. Это полный крах...итальянец даже и не думал, что Кастальди настолько разучился находить достойных людей на ту или иную должность, что берет теперь кого попало. Тоска зеленая...
- Ага, так значит если я не клиент, значит со мной можно обращаться как с предметом мебели? - банкир нахмурился и покосился на печенье, которое ему соизволили предложить вместо кофе. Охренительное обслуживание, просто не бей лежачего. Если бы его Мелисса такое ляпнула гостю, кто бы там не пришел к нему, то была выставлена за дверь сразу, даже несмотря на свою шикарный бюст четвертого размера, который частенько маячил у Бальтазара перед глазами, когда она приносила ему кофе или документы и будто бы невзначай наклонялась так, что банкир думал, что ее грудь того и гляди вывалится. - Нет, спасибо, я не канарейка и не собираюсь грызть печенье всухомятку. Позвольте узнать, а вы со всеми, пришедшими к вашему начальнику, так обращаетесь? Хотел бы я знать, где его черти носят...
Ди Стефано начала порядочно раздражать вся эта обстановка, но почему-то у него было нехорошее предчувствие, что Фило еще нескоро явится. Ну что же, если он нанял такую дамочку, которая совсем не умеет общаться с людьми, значит стоит преподать ей урок и немного потрепать нервишки. Без скандала, конечно же, но банкир любил такого рода игры - на сколько хватит терпения у твоего оппонента. Он уселся в кресло напротив девушки, покосился вниз и заметил, что практически у самого края стола валяется ее обувь. Точнее, одна туфля. Не, на Золушку ни хрена не похожа, да и он на принца не претендует. Она еще и без обуви на рабочем месте...впору закатить глаза. И даже интересно, сколько она еще будет искать потерянный предмет обувки. Из-за стола просто так не встанет, постыдится. Поэтому язва по имени Бальтазар ди Стефано специально подвинул ее туфлю еще как можно дальше и ехидно уставился на секретаршу.

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-04-20 14:40:14)

+3

6

Когда ее приняли на работу, Герти больше всего удивилась тому, что из всех длинноногих красоток, выбрали именно ее. Значит, работодатель ценит ум, подумаете вы? Несостыковочка. Дурой Ауер, конечно, не назвать, но выдающихся, из ряда вон выделяющихся способностей она за собой не наблюдала. Упорство вряд ли ценят в такой сфере. Тогда что остается? Предложение работы - это какая-то афера?
Если афера, то Герду ни капли это не пугало, а скорее даже наоборот. Посетители, которых этот промежуток времени, что она восседает на троне секретаря, можно на пальцах пересчитать. И все они были какими-то пижонами, что ли. Галстуки, бабочки, осанка, походка. Взгляд, как на шмакадявку, губки выпяченные, слова тягучие и пафосные, движения, как у уставших ленивцев. Наманикюренные ноги то что женщин, что у мужчин и килограммовый слой геля для волос у практичеки всех. В общем, бе.
Каждый, кто зашел в эту дверь не по ошибке, а по делу, всем видом показывал, что он важная шишень, я Гетруда мелкая сошка, которая годится только кофе подавать и начальника ублажать. Грубо говоря, так оно и было, но с начальником повезло - тому было не до ублажений и вообще не до секретаря. Ауер была предоставлена сама себе на работе, пока Филиппа где-то носило.
Герти по сути своей добрая девушка, правильная. Так хотелось вскочить со стула и сделать уже этот чертов кофе, чтобы не выпендриваться и не крутить себе голову. Но вот сейчас посетитель все сам портит.
- Нет, сэр, увольте, - она театрально махнула на него рукой, мол, дядько, что за чушь ты несешь вообще? - С мебелью я не разговариваю вовсе. Но посетителей в последнее время так "много", что наверное скоро придется.
Так нагло она не вела себя со времен колледжа. Но там это было необходимостью, ведь конкуренция была не маленькой в их группе. Гертруда оказалась все же слишком мягкотелой, потому после колледжа осталась за бортом, без стоящих предложений работы. Всем подавай акул бизнеса, а хрупкой и доброй девушке оставалось надеяться на место секретаря.
Канарейка? Перед глазами Герти появился клюв канарейки и медленно проследовал по воображаемому невидимому парящему трапу к... лицу мужчины. У нее не получилось толком сдержать смешок, но зато вроде как получилось сделать вид, что это не хихиканье, а она банально подавилась. Настроение улучшалось медленно, но верно. Теперь она не делала вид, что занята. Раз этот мужчина не собирался уходить, то рано или поздно увидит, что делать тут нечего. Или уже заметил, если не дурак.
- Простите, - еще раз сдавленно хихикнув, извинилась девушка. Уперлась подбородком о ладошки и наблюдала за действиями дядечки. - Я так давно видела тут людей, что совсем забыла о своих обязанностях наверное. Никак не могу вспомнить, где оговаривалась работа барменши-официантки для всех забредших сюда путников!
Ололо, уволят ее и не вспомнят, как звали. Одичала, бедняжка. Мотает ногами под столом, выписывает лодыжкой финтеля, как волшебной палочкой Гарри Поттера. Колдуй, баба, колдуй, дед, а туфли все нет и нет. Бабайка утащил?

Отредактировано Gertrude Auer (2015-04-26 03:00:07)

+3

7

А девочка-то оказалась слишком уж языкастой, не то, чтобы Бальтазару это очень уж не нравилось, но все-таки он считал, что какой-никакой элемент уважения должен присутствовать. А сейчас таковым и не пахло. Интересно, неужели в последнее время все секретари ведут себя настолько нагло? Бальтазар подумал о Мелиссе. За то время, пока она у него работала, он ни разу не слышал того, чтобы она посмела нагрубить или окрыситься в его сторону. Но всякие мелкие пакости неизменно устраивала. А потом извинялась будто бы невзначай. Но у нее были свои личные бои  с помощницей вице-президента, и как-то раз итальянец стал свидетелем этой ругани.
Девушки конечно притихли моментально при его появлении, но по их личикам было видно, что не приди Бальтазар именно в эту минуту, они с удовольствием вцепятся в волосы друг другу. А разнимать дерущихся женщина банкиру хотелось меньше всего. А сейчас, пока Филиппа нет, то вполне возможно его подождать какое-то время, словесно помериться с рыжей, кто круче, а потом смотаться подобру-поздорову, так как ждать друга вес день - это лишняя потеря времени. Медленно, но верно трепать нервы той, кто не желает исполнять свои прямые обязанности... Милое занятие. А может быть эти свои обязанности она так и не обговорила с Фило? Хотя, зная друга, чем черт по имени Кастальди, не шутит...
- Да, я представляю, что если вы будете разговаривать с мебелью, то посетителей вообще не будет, и через какое-то время по офису будет только ветер перекати-поле гонять из угла в угол. В особенности, если вы таким своим поведением будете отпугивать последних клиентов, - шебуршание под столов на какое-то время закончилось. Наверное уже потеряла надежду найти свою туфлю. Ди Стефано потер переносицу, становилось скучно вот так сидеть без дела. Да, трепать языком он мог бы очень долго, но ведь он приехал сюда не для того, чтобы поболтать с этой нимфой. А время - деньги, как известно.
Он выудил из кармана телефон, быстро пролистал контакт-лист, найдя номер Фило и нажал на кнопку вызова. В трубке слышались только противные гудки поначалу, потом заиграла музыка, дабы звонящий не скучал... Но у Фило были свои вкусы, в том числе и на музыку, поэтому итальянец чуть было не оглох, когда из динамика зазвучали ядреные биты. Кастальди и не думал отвечать. Ладно, это была всего лишь первая попытка, а девушка тем временем съязвила насчет того, что она не официантка и не барменша. Кнопка отбоя, и гаджет перекочевал обратно в карман. Бальтазар посмотрел куда-то сквозь рыжую, скептически скривившись и покачал головой. Наверное, это ее первая работа, и то скоро ее у нее не будет. Нет, жаловаться на строптивую девицу другу он не собирается, но свое веское мнение выскажет обязательно. Если Фило вообще доедет до своей проклятой работы.
- Вижу, что и путников здесь тоже не наблюдается. С Филиппом вы также, наверное, не обговаривали свой дресс-код, если ваша обувь валяется в разных углах офиса.
Бог ты мой, я всего лишь спросил о кофе, а она из мухи такого слоняру раздула, что дальше ехать некуда. Ох, Мадонна, дай мне терпения еще какое-то время побыть здесь и не высыпать это...печенье ей за шиворот. Но это все-таки бабские выходки, поэтому подожду еще немного.
- Мисс, по вашим прелестным губкам плачет степлер, - Бальтазар оперся рукой о столешницу, цапнув со стола какой-то документ, которым оказалось заявление о приеме на работу мисс Гертруды Ауер и фотография. Это она что ли? Кошмар, значит это не прикол.

+3

8

Посетитель скучал, а Герти становилось только веселее. Немного неловко, но все же сидеть в этом помещении с человеком куда приятнее, чем куковать одной. Все же свою главную часть работы секретаря она должна была выполнить - сообщить о том, что к Филиппу пришел друг.
Гертруда достала из ящика свой мобильный телефон. Для задуманного городской телефон офиса не подходил, а рабочего она не имела. Может в далеком будущем, если ее не пнут с этого агенства, ей перепадет рабочий мобильник? Все же, если дела агенства пойдут в гору, то звонить придется много. Но сейчас не об этом. Герти медленно, стараясь как можно незаметнее натыкать пальцем сообщение начальнику, Филиппу, то есть.
"К Вам посетитель, не клиент".
- Ооо, сэр, вы, наверное, очень свободный человек, раз у вас хватает времени заботиться о клиентах этого агенства, - Герти хихикнула. Это был скорее нервный смешок, но и весело было тоже. - Может, вы пришли, чтобы оценить мою работу? - Она хлопнула в ладоши и деланно удивилась. Знаете, как маленькие дети раскрывают рот, когда очень сильно удивляются? Вот так же сейчас сделала Гертруда, только если у мелких оно получается естественно и мило, то у нее это получилось... скажем так: не по-доброму, но тоже самую малость мило.
Она видела, что бесит его. Возможно, бесит - слишком громко сказано. Просто действует на нервы. Он полез за телефоном, а Герти наблюдала за каждым его движением. Кому-то звонит?
- О нет, - все так же театрально наигранно она хватается "за сердце". Вот только хватается не за ту сторону - за правую. С анатомией всегда были проблемы. - Только не говорите им! Я все расскажу! Меня наняли конкуренты, чтобы я распугивала посетителей.
Юная Ауер скривила бровки домиком и сложила теперь ручки лодочкой. Как будто бы молится это сэру без имени. А еще щенячьи глазки и выпяченная нижняя губенка. В общем, она сделала все, чтобы посетителю казалось, что это не он над ней стебется, а она над ним. А как на самом деле? На самом деле ей правда плохо и только из чистого упрямства Герда еще не полезла под стол, чтобы там разреветься и покаяться в содеянном.
Их разговор длился от силы минуты две. Но тянулся, как жвачка, прилипшая к асфальту и ботинку в жаркий летний день.
Вот что Герду точно сбило с ног и мыслей, так это заявление о ее туфлях. Если бы сейчас ее пятая точка не покоилась на мягком стуле - она бы шмякнулась на пол со звонким музыкальным сопровождением, как в мультиках. Выпучив глаза на дядечку, она медленно перевела взгляд на то место, где лежала вторая туфля. Неудобненько вышло. Она тут старается не спалиться, а ее родная туфля все испортила. Но как она "закатилась" так далеко? Герти попыталась вспомнить, не пнула ли она ее сама, когда разувалась. Но нет, в ее памяти было точно зафиксировано, что туфельки ровно стояли около стола... Или ей это приснилось?
Проклятые туфли! Выкинуть их и не видеть больше!
Замечание про степлер было угрозой? А Герти восприняла это, как комплимент. Прелестные губки... И степлером. Фу, бедняжку аж передернуло от представления, как скрепка впивается в кожу. Плохая сцена из ужастика, от которых она не была в восторге. Губы скривились, когда она наблюдала за действиями посетителями. Даже не углядела, когда к нему в руки попал указ о приеме на работу. Фи, еще и фотографию убожественную эту увидел.
- Вместо того, чтобы делать мне замечания, за собой бы следили, сэр, - произнесла она, вставая из-за стола. - Разве брать со стола чужие документы - хорошо?
Итак, туфли, то есть отсутствие одной туфли уже не проблема.
Девушка сняла вторую туфлю и босиком, в одних тонких чулках прошла в маленькую кухонку. Там стоял кофейный аппарат, но кофе он "рожал" отвратный. Ей было проще сварить свой, как дома. Тут даже была плита и турка. Кофе она купила только сегодня, когда шла на работу. Свежемолотый, колумбийский. Стоило только ей открыть пакетик, как на всю кухонку и, наверняка вообще все приемное помещение, разошелся приятный запах.
Насыпала в турку кофе, пара стружек горького шоколада, залила водой и поставила на плиту.
Пока кофе варился, она лазила по маленьким шкафчикам в поисках конфет, которые присмотрела еще в первый день работы.

+3

9

Бальтазару начало казаться, что он как-то своеобразно развлекает эту рыжую девчонку. Нет, ну а что? Начальника в глаза, кажется, не видела, посетителей нет, делать нечего, кроме как сидеть в социальных сетях или шерстить интернет на предмет чего-нибудь ненужного. А тут он нарисовался, такой наглый и еще смеет ей указывать, что делать, издеваться, язвить и вообще вести себя так, будто бы он ее непосредственный начальник. Итальянец снова тихо вздохнул, возможно стоит встать и уйти и не тратить свое время на ожидания. Но ведь он пришел не просто так, потому что сильно соскучился по другу, а чтобы обсудить проект, который в первую очередь волнует Кастальди. Это в его интересах появиться на работе и как можно скорее, потому что Фило прекрасно знал нетерпимый характер ди Стефано и что второй при удобном случае ему обязательно это припомнит. А вот то, что Филиппа до сих пор нет, что он не отвечает на телефон и что вообще никак о себе не напоминает, Бальтазару категорически не нравилось. Да еще и секретарша его в глаза, кажется, не видела ни разу. Интересно, кто ее на работу принимал? Или они с ним по телефону или электронной почте договорились? Бред какой-то.
Я очень надеюсь, что с Филиппом ничего не случилось. Потому что зная его, мой дражайший друг может запросто вляпаться в какую-нибудь историю. Ага, и помощи будет просить не у меня, а у Криса, чтобы якобы не бесить меня лишний раз или не посвящать в нюансы своей жизни. Все как всегда...
Почему-то как всегда не вовремя память подкинула итальянцу тот момент, когда Фило неожиданно появился на пороге его квартиры. И только когда Бальтазар как следует обиделся на него за все, что было, только тогда Кастальди соизволил ему рассказать о том, что их общий третий друг обо всем знал, но молчал, сука, как партизан. За это казнь могла коснуться и его также. Но в будущем. А сейчас Фило снова куда-то запропастился, никому ничего не сказав. Зато секретаршу подобрал под стать себе, надо отдать ему должное.
- Мисс Ауер, если честно я не совсем понимаю, причем тут моя свобода и посетители данного агенства, - извращения женской логики Бальтазару были недоступны, он несколько удивленно поднял брови в ответ на заявление рыжей. Да-да, он прекрасно запомнил, как ее зовут, потому как на столе у нее не было никакой таблички. Потом он еще раз глянул на фотографию на заявлении. Кто-то сказал, что если фотография страшная, а фотоальбом маленький, то это паспорт. Про свою фотографию в паспорте ди Стефано вообще молчал в тряпочку, потому что тогда хотелось фотографу вырвать руки и ими же его избить.
Почему люди всегда получаются на фото для документов настолько отвратительно? Хоть сам итальянец и считал себя фотогеничным, благо его мордашка часто мелькала в разных изданиях и на телевидении, но вот для документов он получался ну, мягко скажем, некрасиво. Кстати, о частом мелькании в средствах массовой информации. Кажется, рыжая его не узнала совершенно. К добру. А то репутация вежливого и всегда собранного делового человека могла пострадать. Хотя, позвольте, почему? Скандалов он не устраивал, до оскорблений не опускался пока еще, книгу жалоб не просил для составления кляузы на нерадивую сотрудницу... только кофе пришлось чуть ли не выпрашивать. Позорище. Итальянец скривился и положил документ обратно и не потому, что мисс сказала, что это некрасиво. Банкир лишь плечами пожал и белозубо ухмыльнулся.
- Я думаю, что не вам мне говорить о том, что красиво, а что нет. Поверьте мне, который перевидал за свою карьеру огромное количество самых различных сотрудников, язвительность и хамство еще никого не украшало.
Сжечь ведьму! Но ведь она же такая красивая... Хорошо, но потом сжечь!
Почему это высказывание Бальтазар ассоциировал с Гертрудой, которая, видимо, устала препираться с противным посетителем, и оставила попытки дотянуться стройной ножкой за туфлей под столом. Он встала из-за стола и, как была без обуви, куда-то вышла. В то время как ди Стефано предпринял еще одну неудачную попутку дозвониться до друга, он услышал прекрасный аромат кофе. Пожалела она его что ли или же все-таки и вправду решила сделать ему сей чудесный напиток, чтобы отвязался? Да про кофе итальянец уже и забыл. Вслед за ней не пошел, документов более никаких со стола не брал, да и подвинул туфлю девушке обратно под стол.

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-04-21 21:28:34)

+2

10

Вы видела кота рядом валерьянкой? Если да, то сможете приблизительно представить, как Герда мурлыкала, жадно втягивая аромат и наматывая полукруги вокруг плиты. Появились первые пузырьки в турке и девушка бросила туда ровно две крупинки ванили. Именно столько и ни крупинкой больше, иначе запах ванили станет слишком узнаваем и станет чем-то обычным, а не неуловимым шармом ее фирменного кофе. Конфеты были с грильяжем. Еще одни были с коньяком, но это точно не для этого случая. Так вот, конфеты эти вообще не пахли и грызть их в сухомятку вообще сомнительное удовольствие. Девушка вымыла руки и ожидая, пока кофе окончательно приготовится и настоится, принялась выкладывать конфеты на тарелочку с позолоченными краями. Тарелочки такие Гертруда притащила из дому, ведь там они просто пылились - их нельзя ставить в микроволновку и пришлось купить комплект новой современной посуды.
Когда кофе был готов, в него были налиты жирные сливки. Пенку Герда делать не стала - не любит ее. И вот, с чашкой кофе на блюдце в одной руки и с блюдцем конфет в другой руке, она вышла из кухни.
Уже можно было не бояться упасть на высоких каблуках, ведь каблуки остались за бортом. То есть, где-то под столом и в углу. Стоя в дверном проеме на кухню, она кокетливо и невинно произносит:
- А вы сколько ложек сахара любите в кофе?
И смотрит так, выжидающе, прищурившись. Но очень вежливо. Так, как говорит обычно с посетителями, путь и случайно зашедшими, как тот дедуля.
Она закатывает глазки, втягивая очередной раз аромат напитка. Сливки его сделали только мягче и ваниль... Но это она знает, что там ваниль. Еще ни один человек не догадался, что это за привкус такой еле уловимый у ее изделия.
Она делает пару шагов к своему столу, чтобы посмотреть под ноги. Где-то там была ее злополучная туфелька-пропажа. Было бы совсем некстати сейчас навернутся со всем этим добром в руках и потом отмывать светлый ковер. Но туфельки уже не было на месте.
Чудеса.
Она легонько повела плечом, сама удивляясь тому, что туфелька магическим образом перемещается в пространстве, но сильно не зацикливаясь на этом идет дальше, миленько так и зубастенько улыбнулась посетителю.
И вот она уже в шаге от своего стула. Ставит на край стола сначала кофе, потом конфетки. Мееедленно, как старушка с радикулитом, артритом и прочими старческими проблемами, садится на свой стул. Затем ерзает на стуле, устраиваясь поудобнее.
Если меня убьют, то хоть в удобном положении.
Она тянется ручонками к чашке кофе и пододвигает ее... к себе. Переводит взгляд на мужчину и самодовольно, голосом победителя, произносит.
- Я вот не люблю портить кофе сахаром. Он портит вкусовые ощущения. Для сладости лучше заедать эту прелесть конфетой, - она делает легкий жест в сторону блюдца с грильяжем в шоколаде, произносит, - угощайтесь.
Гертруда сказала это почти по слогам. И на самом деле это значило "хрен тебе, а не кофе".
А она подносит горячий кофе к губам, собирается его отглотнуть, но останавливается. Глубокий вдох.
- Божественно!
И отпивает пенку.
Смотри на посетителя и улыбается во всю. И дзынь ей, что у нее теперь усы нарисовались.

+2

11

Почему-то чем дольше Бальтазар сидел на стуле и вдыхал аромат кофе, тем отчетливее ему казалось, что сей напиток явно не для него. А все почему? Потому что девчонка была с явным гонором, а с такими у итальянца разговор был короткий. Обычно когда человек начинал сразу же демонстрировать свою крутость, свои негативные черты характеры или вообще понтоваться, у Бальтазара срабатывала реакция либо опустить, либо дать хороший пинок, чтобы такое существо оказалось где-то на уровне плинтуса, где, собственно, ему там самое место. Почему-то мисс...как там ее, Ауэр виделась ему как раз-таки из подобной категории. Не в обиду будет сказано Филиппу, но все-таки его организация не из таких, где соблюдают дресс-код, работают, а не делают вид, не хамят и имеют хотя бы малейшее представление об этикете, деловом и культурном тоне и вежливом обращении с любым посетителем, даже если таковой не является клиентом.
Кажется, эта девочнка не обладала достаточным интеллектом для того, чтобы начать работать в подобной фирме, а начала с организации Фило. Надо будет провести с ним разговор по этому поводу. Хотя итальянцу было глубоко плевать на то, какие именно сотрудники работают у его милого друга и как именно он с ними находит общий язык, но подобного отношения к себе банкир терпеть был не намерен. Он наклонился, выудил из кейса папку с бумагами и положил их на стол к Гертруде. Ну чтобы десять раз потом за ними не лазить. Ведь пока что он все еще надеялся на то, что Кастальди соизволит явиться на работу, хотя чутье подсказывало иначе. Потому как Филипп мог вляпаться запросто в любую неприятность, а потом его друзья будут рвать на себе волосы и пытаться помочь. Хотя что же еще плохого может случиться с внезапно воскресшим...
ладно, я думаю, что подожду еще минут пятнадцать и, если не смогу дозвониться до Фило, поеду дальше по своим делам. Находиться мне в компании данной мисс жутко неприятно, да и ничего положительного от общения с ней я не жду. Если бы хотя бы вежливая была, то другой вопрос. А здесь только язвительность, которая ее совершенно не красит. Таких сотрудников подле себя я бы не стал держать. Но...у Фило, видимо, иное видение. Может для него она станет своеобразной девочкой для битья? Зная друга, это не исключено.
О, Боже, какой же у нее на столе беспорядок, такая куча бумаг. Интересно, как она сама в них разбирается? Но не прошло и года, как рыжее явление выплыло из подсобки, неся перед собой кофе и какие-то конфеты-грильяж. Девчонка села на свое место, Бальтазар же не шелохнулся и молча наблюдал за ней. Своеобразный хищник, сторожащий жертву. Ауэр пододвигает к себе чашку кофе. Дразнит? Сучка крашеная. Дразнить итальянца было опасно, а та, словно издевалась, предложив ему конфеты. Ага, столетней давности, видимо, о которые можно было зуб сломать. Глаза Бальтазара потемнели, казалось, злость достигла своего края и вот-вот выплеснется наружу. Но надо отдать ему должное - на гадости соображалка у банкира работала молниеносно. Оценив ситуацию: чашка с кофе, бумаги, стол, девчонка в непосредственной близости от стола, много-много бумаг и важных, судя по всему, а чашка на папке с его документами...
- Благодарю вас за щедрость, но оставлю сию сладость вам для диеты или что там нельзя есть, чтобы похудеть? Наверное, Филиппа я уже не дождусь, поэтому думаю откланяться, - Бальтазар дотронулся до папки, моментально выдирая ее из-под чашки кофе, которая...переворачивается и весь кофе оказывается разлитым по столу, по бумагам, видимо, попал кипяток и на одежду секретарши и на пол и черте куда... - Упс! Я нечаянно, простите, я такой неуклюжий! Но, я надеюсь, у вас еще останется время, чтобы все убрать до приезда вашего начальника. Я бы вам помог, да не царское это дело. Извиняюсь еще раз, - милейшая белозубая улыбка, на мордашке банкира значилась сама святая простота и практически искреннее переживание за свой поступок. Он встал, медленно прошествовал до двери, и язвительно уставился на рыжую. Съела?

+2

12

Ее зубы издавали звуки, похожие на скрип старой двери давно заброшенного дома, - она сильно стиснула зубы. Руки сжались в кулачки так сильно, что костяшки стали белыми-белыми, а ногти, подстриженные под корень впились в ладошки. В груди были полные легкие воздуха, небольшие ноздри раздулись, а глаза раскрылись так, что вот-вот из глазниц выскользнут.
Герда с секунду сидела неподвижно, направив всю силу воли, только чтобы не завизжать от боли, как поросенок, которого решили зажарить (или тут скорее сварить?) заживо. Затем девушка зажмурила глазки от боли и тихонечко-тихонечко застонала. Когда открыла глаза снова, уже почти пришла в себя и смотрела на свои ноги и джинсы, облитые горячим кофе. Как хорошо, что там были сливки!.. Джинсы не получится задрать, как юбку, чтобы скорее дать обожженной коже почувствовать поток прохладного воздуха. Единственное, что сейчас пришло в голову - дунуть на ноги со всей силы. Так она и сделала, еще попутно махала руками, надеясь, что это хоть как-то поможет.
Случился нежданчик. Такого можно ожидать скорее от блондинистой стервы, у которой ты увела кавалера-спонсора. Ну или просто от женщины, на мужа которой ты, простая смертная, посмела посмотреть в кафе каким-то томным, по ее субъективному мнению, взглядом. На крайний случай такого можно было ожидать от сестрицы, что впала в детство и сильно обижается на то, что ты играла с ее новой мягкой игрушкой или куклой. То есть, вылить кофе по мнению Герды - это чисто женский поступок и никак иначе. Ожидать такого от мужчины? Ожидать от мужчины в костюме, что стоит, как ее машина? Увольте, это из ряда фантастики. Так ведь поступают только в бразильских сериалах? Или даже там так не поступают!
В ту минуту ей было плевать на то, что ковер испорчен коричневой жижей, что джинсы придется сдавать в химчистку и что на столе некоторые бумаги больше не пригодны для использования. Хотелось орать от боли и от обиды.
От обиды больше, потому что горячий напиток на нее вылили специально, просто чтобы повредничать и отомстить маленькой, милой, беззащитной и безвредной Герде за ее мелкую шалость! Мужчина перед ней издевательски извиняется, довольно улыбается, а у самого в глазах бесы скачут через костер и пританцовывают от удовольствия. Когда он пошел к двери, натянув улыбку чуть ли не Чеширского кота, она уже более ли менее оклемалась. Встала на свои две ошпаренные ножки, да так быстро, что стул со всей силы отодвинулся в стене и ляснулся о стену с приличным таким хлопком. Гертруда сначала растопырила руки по бокам. Ну, знаете, как петухи перед дракой или красивой цветастой курочкой. Потом пальцем ткнула в сторону мужика-мстителя, желая сказать что-нибудь язвительное, но не придумала пока, что именно. Слова застряли на языке и, для пущего эффекта, как ей показалось, пришлось повторить тыканье пальцем в сторону дядечки. Нифига, приличные язвительные слова не придумывались, а до неприличных опускаться Герти опускаться не собиралась пока. Наконец, на третий тык она смогла выпалить:
- Это низко! - Еще раз тыкнула в мужика и стала думать над следующей репликой, крепко сжав губы. Ее голос, наверное звучал немного истерично. - Если ваши запанки стоят больше, чем вся одежда на мне, - или даже не только вся одежда на ней, но и в ее гардеробе, - это не значит, что можно вот так вот... - девчушка опять запнулась.
Ноги пощипывало, но джинсы уже остыли. Пятно было около самых коленок - и на том спасибо, не выглядит, как та, кто не успела в туалет. Жаль, что пальто не прикроет заляпанные штанины.
Она резко облокотилась руками о стол. Да так, что брызги оставшегося разлитого кофе плеснулись в разные стороны, попав на еще пару листов бумаг, что лежали на ее столе. Она опустила голову, чтобы этот хам не видел, как она выпячивает нижнюю губу и сдерживается, чтобы не разреветься. Растрепанные рыжие волосы позволяли спрятать мордашку, но это так нелепо! Ежу понятно, что она там ревет у себя "в домике". Потом, как бы незаметно руку к носу, с которого уже капали, кажется сопли (или все же это слезинка?), вытерла их и, гордо задрав голову, продолжила молоть языком чушь.
- Вы это сделали, потому что я якобы не предложила вам кофе, да? - Герти опять сжала зубы, глубоко вдохнула, чтобы легче было успокоиться от плача и вообще были силы говорить. - Джентельмен хренов, за собой бы следили! - Она сделала жест правой рукой, словно показывая мужчина что-то невидимое в ней. - Ни тебе представиться, ни тебе сказать, зачем явились, - левой рукой тоже показывала теперь на что-то невидимое. Затем хлопнула в ладоши и, скривив мордашку, закончила:
- Сразу чай, кофе подавай, станцуй, на голову встань! - она дергала плечами по очереди, передразнивая дядечку. - Барин пришел! - сцена закончилась низким поклоном, как в русских народных сказках. Правда, поклон получился низким ровно настолько, насколько позволял стол, стоящий перед девушкой. Но все равно, как ей показалось эффектно.
Он фыркнула, отворачиваясь, а мужчина, по ее сценарию, должен был по-бабски развернуть и под аккорды громко шлепнуть дверью.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-04-26 02:50:47)

+2

13

Интересно, все рыжие девчонки такие? Стоя у двери Бальтазар на некоторое время задумался, пока секретарша подпрыгивала на месте, махала руками и уже практически рыдала от обиды и досады. Пусть данный поступок итальянца никак не тянет на мужской, да и вообще не по-мужски издеваться, мстить, коварно улыбаться и так далее и тому подобное. Ну ладно, сочтем сию ситуацию совершенным недоразумением. Но в крови итальянца горело самое настоящее пламя, которое то и дело грозило вырваться наружу. Это выражалась в эмоциональности, в ругани, в язвительности и возможности не раз плюнуть ядом в сторону собеседника или же того бедолаги, который хоть чем-то не понравился ди Стефано.
Он прекрасно знал о том, что характер у него самый что ни на есть отвратительный, что проявиться могут самые мерзкие черты в самый неподходящий момент. да, вот так некрасиво, как это все произошло сейчас. Да, это достойно не мужчины, а склочной бабы. Но что поделать, если подобный характер Бальтазар впитал, казалось, с молоком матери, и теперь перевоспитать его было практически невозможно, слишком он взрослый для этого. Порой ему, конечно, очень хотелось обладать тем поистине олимпийским спокойствием, подобно его младшему брату, тогда множества проблем и стычек удалось бы избежать. Но с братом они были очень уж разные именно по характеру, но все же какое-никакое равновесие присутствовало между ними, как на весах - спокойствие уравновешивало взрывоопасность.
Но в данной ситуации находился не Амадео, а Бальтазар, и черт его знает, что он мог выкинуть достаточно неожиданно. Итальянцу даже немного казалось, что Филипп его несколько побаивается. Может быть поэтому он и счел нужным не рассказывать ему о том, что с ним произошло и чем вызвано было его такое внезапное исчезновение и имитация собственной гибели. Задумавшись об этом, ди Стефано как-то приуныл и вспомнил слова друга о том, что бы не понял. Вполне возможно, что так оно и есть. Нужен он кому-то с таким омерзительны характером. Хотя несколько человек его выдерживают, да и то с трудом, наверное.
Так, отставить жалось к себе. Тридцать пять лет жил с таким характером и еще пять раз по столько же проживу, если на то будет воля Мадонны. И всякие нервотрепатели, подобно этой девчонке не лишат меня доброй сотни нервных клеток. Блин. Я не переношу женские слезы!
По-хорошему стоило уйти и оставить Ауэр наедине с собой, со своими проблемами, со своими бездарными попытками выказать то, какая она умная и как умеет обращаться с наглыми посетителями, подобно Бальтазару. А также с тем, что сегодня она заменит уборщицу, так как пятна кофе впитаются в ковровое покрытие достаточно быстро. Но где-то очень-очень глубоко внутри, в недрах темнейшей души Бальтазара проснулось достаточно странное существо. Пошевелилось, зевнуло, подняло ушки и поскребло коготками. Странным существом звалась совесть, которая практически постоянно пребывала в состоянии сна и никогда не показывалась и не напоминала о себе. А сейчас что-то вынудило ее проснуться, может быть есть захотела...
Итальянец поморщился, кошки на душе скребли, словно совесть моментально размножилась во много раз и настойчиво требовала, чтобы ди Стефано вспомнил, что с девушками так не обращаются. Даже с такими глупенькими, маленькими и рыженькими. Которые всегда себе на уме. Которые никогда не дадут себя в обиду, что бы ни случилось. Которые...да что говорить, эпитетов можно подобрать еще великое множество. У итальянца была одна точно такая же фурия, которая могла без зазрения совести припереться к нему домой, поднять ни свет ни заря, растолкать его на пробежку, устроить ему прямо на работе скандал, если ей что-то не понравится, сцепиться с его секретаршей прямо при начальнике. Казалось, для нее не существовало препятствий. Рыжие - они такие.
А девушка тем временем развернулась к Бальтазару, два раза тыкала в него пальцем и, видимо, пыталась подобрать слова для него, которыми можно было еще как-то попытаться отбиться. Банкир хотел было сказать, что тыкать пальцем в незнакомых людей по меньшей мере неприлично, но что поделать, что если правила этикета секретарше не знакомы в принципе. Уже не переучишь, точно также, как и его самого. Чашечка кофе, разлитая по столу, конечно же была совсем небольшой, можно даже было сказать, маленькой, но сама ситуация была обидной в первую очередь для...как ее...Гертруды. Та все-таки высказалась в отношении Бальтазара, который оперся о дверной косяк, поставил на пол кейс, поверх него папку и скрестил руки на груди, смотря на нее молча. Выслушал и, когда запас обидки на мгновение иссяк, ответил:
- Высказались? Прекрасно, я рад. Низко, говорите? В своем глазу бревна не замечаете, судя по всему, а в чужом и соринка видна. Мисс Ауэр, вы же сами сказали, что не клиенты не будут удостоены вашего драгоценного внимания. Наверное, все-таки вы слишком плохо представляете себе работы секретаря, ну или и вправду ваш начальник не разъяснил вам ваши обязанности, - выдохнул и отклеился от косяка. - Я прошу меня извинить за то, что я сделал, однако же поверьте, что и клиенты бывают разными. То, что я таковым не являюсь, не означает, что со мной можно обращаться так, как это сделали вы. Профессионал никогда не опустится до того, чтобы издеваться, подтрунивать и всячески показывать пришедшему то, что он здесь никто. Вы себя показали с весьма невыгодной стороны, собственно, как и я. Это не была месть за кофе, меня данный напиток волнует только как дань вежливости и этикета. Это была месть за ваш непрофессионализм, только и всего, - Бальтазар выудил из нагрудного кармана платок, аккуратно сложенный, подошел к рыжей и протянул ей его.- Не плачьте и простите меня еще раз. Я сам сообщу Филиппу о том, что я неуклюжий медведь. И буду готов возместить все понесенные расходы на то, что вы обожглись и испачкали одежду из-за меня.
Сейчас пошлет, как пить дать.

+2

14

Он все не уходил и не уходил. Стоять, высоко задрав нос, в мокрых джинсах становилось все неудобнее. Но это еще цветочки. Стоило мужчине начать ее отчитывать, как воздух в помещении стал тяжелым, давящим на маленькую тушку со всех сторон. Каждое слово, казалось, превращалось с маленькие иголочки и каждый раз кололо в разное место. Гертруда начала тихонечко сопеть. Она чувствует, как краснеют кончики ее ушей, прикрытые взъерошенными рыжими волосами. Нос чесался то ли от обиды, то ли от того, что она все еще плакала. Чуть ли не в конце каждого предложения тирады мужчины, она позволяла себе хлюпнуть носом.
С одной стороны она понимает, что дядечка говорит правду. Но с другой стороны, вообще не хотелось признавать свою неправоту. С третьей стороны, в ее действиях тоже была логика и оправдание ее такому поведению найти было проще простого.
Нечего нападать на девушек без туфель! Они без туфель становятся агрессивными, невменяемыми и обиженками. На каждое его слово у Гертруды в голове крутилось десять, двадцать, сотня слов в ответ. Язвительных, ядовитых и жалобных, но она молчааала. Раз или два бросала яростный и недовольный взгляд на него, душа в себе порыв накинуться на него с ногтями и расцарапать самодовольную физиономию.
Под конец его лекции, Герти вытерла о сухие участки джинсов руки и скрестила их на груди.
Росточку она маленького, так что вы можете себе представить, как она сейчас напоминала пятилетнюю девочку. Завязать бы на макушке высокий хвостик резинкой с бантиком или с цветочком... Босая девочка водила ножкой под столом, размазывая пятно от кофе по ковру. А что? Хуже ему уже не будет!
И тут перед глазами внезапненько оказывается платок. Гертруда шарахается от него на полметра, как от таракана или паучары, размером с лошадь. И смотрит на этот платок, как на перерожденного Гитлера-Наполеона-Сталина или еще какого страшного человека. То на дядечку, то на платок, опять на дядечку, опять на платок.
- У... у меня есть, не надо, - она несмело мотает головой, не решившись взять платок. Ей бы в уборную сбегать и умыться. И еще переодеться в спортивный костюм, приготовленный для вечернего похода в спортзал. Старый, вытянутый, в котором стыдно показаться перед людьми, а для пустого зала одного знакомого он сойдет.
Но вернемся к нашим баранам. Гертруда кривила моську от того, что ее жалели. Ну да, она бедная и несчастная, достойна жалости, но только не от того, кто только что так нагло с ней обошелся.
Хотя было чуть-чуть приятно, что перед ней так распинаются и даже извинились. Надо же, перед простолюдинкой извинились! Наверное, это потому что никого вокруг из свидетелей не было и "тебе все равно никто не поверит".
Она еще раз мотнула головой.
- Не нужно говорить ничего мистеру Филиппу, - они виновато попыталась улыбнуться, сама не зная, зачем и почему, - За то короткое время, что я на него работаю, он привык к подобному. - Громко и глубоко вздыхает, - Он не поверит, что это не моих рук дело. - Кивает на кучу испорченных бумаг.
В этот момент на столе завибрировал телефон и загорелся экран. На экране высветилось уведомление и текст смски:

http://joxi.ru/KAxgwGeSX0wn28.png

Отправитель: Угрюмый начальник
Текст: Понял. Скажи, что буду через полчаса.

Гертруда еще раз вытерла о джинсы руку, мигом взяла телефон и показала сообщение посетителю. Покусала от волнения щеки изнутри, пока дядечка читал смску и спросила:
- Вы будете его ждать? - она пожала плечами. Как-то поздно она подумала о том, что там высветилось имя отправителя. Вернее, не имя, то, как она его обозвала. Хотя этот мужик собирался взять вину за разлитый кофе на себя, так что вряд ли будет палить такую мелочь Филиппу, как его кликуха в списке контактов.
- Я могу сделать кофе... Чай? - внимательно смотрит за реакцией, тщательно подбирает слова. - Кофе быстрее, он уже сварен. Я на две чашки рассчитывала. - Смотрит на то, что осталось от первой чашки на ковре. Жааалко птичку.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-04-26 22:32:29)

+2

15

А стыдно становилось еще больше, и Бальтазару очень не нравилось это чувство. Он вообще не любил ощущать себя перед кем-то виноватым, как и любой другой человек, но что поделать, если он не смог удержаться от того, чтобы не поставить на место ту, кто повела себя перед ним не совсем достойно. Но...что сделано, то сделано, вполне возможно, что девушка после данного инцидента сделает для себя какие-то выводы, но может быть и нет. Предложенный ей платок Гертруда не взяла, все еще стояла и слегка шмыгала носом. Конечно от всего того, что сейчас сказал Бальтазар, она откажется, но не предложить банкир попросту не мог, не так был воспитан.
Хотя о воспитании можно было еще поспорить и, судя по всему, мисс Ауэр его не узнала, и это было к лучшему. Да, состоятельные люди порой ведут себя самым недостойным образом, но у ди Стефано была одна отмазка весьма значимая, как он считал: что повел он себя точно также, как отнеслись к нему. В отместку ли, ради науки ли, но тем не менее это было сделано не из-за мерзкого характера Бальтазара. Банкир видел, что девушке не нравится то, что он ее жалеет, вроде как бы заглаживая свою вину, но тем не менее молчать в тряпочку он не мог. Но предугадать того, о чем она думает, итальянец не умел, да и не хотел, понимая, какими именно словами сейчас она его кроет.
- Привык к чему? К тому, что вы так относитесь к посетителям или к тому, что частенько кофе оказывается пролитым да документы? - Бальтазар несколько скептически поднял бровь и шумно выдохнул. Нельзя начинать все снова здорово, иначе это никогда не закончится. - Филипп поверит мне в любом случае. Мы знаем друг друга с самой ранней юности, поэтому насчет этого можете не беспокоиться, - знать-то знают, но вот в последнее время доверие несколько пошатнулось, и именно у Бальтазара к Филиппу. Однако же Гетруде об этом знать совсем необязательно. Это их личное дело и они должны во всем разобраться сами. Но вот только когда все это будет, вопрос, конечно, интересный, и будет ли вообще.
Тем временем у секретаря завибрировал телефон, и спустя несколько секунд она показала высветившееся сообщение ди Стефано. Тот сразу же обратил внимание на то, какая стояла аватарка на контакт Фило и, в особенности, как этот самый контакт она обозвала. "Угрюмый начальник", да и еще с угрюмым котом. Бальтазар не заметил, как расплылся в широкой улыбке, настолько ему эта мелочь подняла настроение. Как знала все равно. Хотя Фило и не был особо угрюмым, но вот на ту кошку с вечно недовольной мордочкой он был похож просто до безумия. Надо взять на заметку и тоже самое поставить и себе на телефон. Облизнув губы, итальянец ухмыльнулся и кивнул в ответ на вопрос Гетруды.
- Конечно я его подожду, раз уж его Величество соизволило нарисоваться, значит побуду здесь еще немного, если не особо раздражаю своим присутствием после всего, что я сказал и сделал, - он слегка пожал плечами, но когда девушка снова заикнулась о кофе, посмотрел на нее внимательно. - Если вас не затруднит, буду весьма благодарен. И, - несколько виновато добавил после этого, - если у вас есть во что переодеться, то пожалуйста. Не хочу, чтобы Фило злился на вас из-за меня. И советую как можно скорее вызвать уборщицу, дабы она прошлась по пятну пятновыводителем. И тут я видел неподалеку химчистку, отдали бы вы пока свои вещи туда.

+2

16

От чего-то на сердце стало светлей, на душе веселей, а дышать стало легче. Гертруда сделала пару глубоких вдохов и уже не могла сдержать улыбки от того, что на нее вроде перестались злиться.
- Значит, кофе? -Теперь уже лыбится почти во все тридцать два зуба и, неуклюже выбираясь из-за стола, напрявляется к своему логову - кухонке. Там быстро поставилась опять греться кофе - тот хоть и не успел остыть, но довести опять до кипения показалось Герде нужным. Проделала все процедуры с чашкой, засыпала сахар из пакета в красивую сахарницу (тоже принесенную из дома), поставила баночку со сливками на поднос, рядом с сахарницей. Когда кофе опять закипел, залила его в чистенькую чашечку, поставила на тарелочку и... подавила в себе желание все-таки плюнуть в этот проклятый кофе. Но ведь извинился дядечка, платочек слезки вытереть предложил, заботу высказал, да и химчистку посоветовал.
Герде это польстило. Наверное, будь она на месте этого мужчины, то шлепнула бы дверью и наябедничала начальнику, что у него в секретарях сидит рыжая курица, что ходит по офису разутая и посетителей пугает своим бестактным отношением. Но, наверное, потому она и есть просто секретарь с нездоровыми амбициями, а не дяденька, что ходит в дорогущем костюме к друзьям-владельцам-агенств.
Печаль-грусть на мгновенье посетили мордашку рыжей, то та все же справилась с этим наплывом меланхолии и жалости к себе. Нацепила опять улыбку и пошла с подносом к посетителю.
- И все-таки, сколько сахара вы любите в кофе? - Произносит она осторожно. Дошутилась уже, но ей показалось, что попытаться разрядить обстановку было бы к месту. - Я сейчас скажу убощице, чтобы она что-то сделала с этим бедламом. А конфеты, кстати, с кофе очень даже ничего. Только кусайте осторожнее.
Пока молола языком, подошла к вешалке, взяла сумку со спортивным костюм и, раскланявшись, юркнула в дверь, выходящую из офиса агенства и побежала искать по коридорам уборщицу. По пути еще забежала в коморку, где переоделась. Позорный синий костюм, в котором было нормальным разве что уборку по дому делать, сидел очень даже неплохо. Все же только после стирки - еще не успел вытянуться. По зданию она бегала босиком и только теперь удосужилась обуться в любимые тапочки. Ей богу, еще и неделю не проработала тут, а уже одевается, как дома.
Зато теперь никто не будет думать, что Герту здесь держат, как любовницу Филиппа. На "такое" никто в здравом уме не позарится, даже охранник, что не пропускал без плотоядных мыслей ту же уборщицу преклонных лет.
Уборщица нашла очень даже быстро, но отчитывала Гертруду долго. Прикипела женщина к Герде и боялась, что уволят рыжую такими темпами быстро. Но пообещалась вечером все прибрать и вызвать службу по отчистке ковров. А пока, чтобы не спалиться перед начальником, выдала маленький коврик, чтобы застелить его на ковер до вечера.
Наставления женщина давала ей, как маленькой девочке, а эта самая маленькая девочка только кивала своей кудрявой головушкой. Грязную одежду уборщица забрала себе, пообещав, что отнесет ее в химчистку напротив и вернет уже чистую к вечеру.
После такого на душе у Герды вообще запели птички и та, как красная шапочка, в припрыжку, отправилась к гостю.
- Еще что-то нужно? Вкусно? Может еще сделать? - забросала вопросами мужчину, когда вбежала на всех парах в кабинет со свернутым ковриком в руках. Постелила на пятно, на секунду заскочила в кухонку, чтобы помыть руки и венулась к посетителю, усевшись напротив него. Положила подбородок на руки и стала ждать у моря погоды.
- А как Вас, все-таки, зовут?

Отредактировано Gertrude Auer (2015-05-03 22:39:20)

+2

17

А то самое неизвестное зверушко под названием "совесть", после того, как Бальтазар соизволил извиниться за свой проступок, довольно распушилось, сыто мурлыкнуло и, положив мордочку на лапки, укрывшись пушистым хвостом, снова задремало. А сыто оно было, потому что напиталось положительными эмоциями, что сейчас начали переполнять и самого итальянца, который терпеть ненавидел находиться в состоянии ссоры с кем-то, да и вообще в стрессовой обстановке, как таковой. Хотя были времена, когда кто-то из его друзей называл его энергетическим вампиром, который питается отрицательной энергией и заряжается ею еще больше для того, чтобы продолжить скандал. Но все-таки со временем Бальтазар ди Стефано изменился, но свой противный характер все-таки сохранил. Что поделать, но порой даже такой несносный характер даже располагал к себе других, что для итальянца было весьма и весьма странно. Но не в теперешней ситуации конечно же. Здесь банкир продемонстрировал одну из своих самых отвратительных сторон - мстительность.
- Да, кофе, чай я как-то стараюсь употреблять зачастую дома, - кивнул итальянец, оглядевшись и прошелся до дивана для гостей, поставив рядом свой кейс, в который теперь уже предусмотрительно убрав папку с документами для Фило и стал ждать, когда Гетруда сделает тот самый кофе, который распространял такой заманчивый аромат. Один неприятный инцидент конечно же не мог отбить любовь Бальтазара к этому чудесному напитку, который он мог поглощать литрами. Но и здесь были свои нюансы: кофе должен быть для этого умело сварен, потому как растворимый ди Стефано не употреблял принципиально, да и на сердце и давление кофе влиял тоже не слабо, поэтому приходилось ограничивать себя в желании выпивать по несколько чашек в день.
В этот момент завибрировал и телефон Бальтазара, кто-то о нем внезапно вспомнил, и это был Кастальди, который несколько язвительно интересовался тем, ждет ли его друг или уже успел свалить, и нашел ли он общий язык с секретаршей. Ди Стефано фыркнул, как недовольный кот: чувствует, зараза, что здесь что-то произошло без его ведома, но ответил Фило, что все в порядке, и чтобы тот поторапливался, так время, как известно, деньги. А рыжая девушка тем временем подошла к Бальтазару уже с подносом, на котором разместила чашечку со свежесваренным кофе, а также те самые конфеты, сообщив о том, чтобы тот все-таки их попробовал.
- Спасибо большое, - поблагодарил итальянец, задумавшись на мгновение о том, не подсыпала ли она туда ему чего-то, но все-таки решил, что рисковать своей тонкой шейкой рыжая не станет, да и вроде бы они уже своеобразно помирились. - Думаю, что конфеты мне как раз тот самый сахар заменят. Я вообще стараюсь употреблять его как можно в малых количествах, а то Фило снова скажет, что я и мой кот отъели себе одинаковые морды, - фыркнул он, припоминая, что сказала Кастальди, когда имел наглость заявиться к нему домой после своего чудесного воскрешения. А мисс Ауэр суетилась, вернулась с каким-то свернутым ковриком, который постелила на пятно, и Бальтазар заметил, что она все-таки переоделась в синий спортивный костюм. Ну значит было во что и на том спасибо, а то разгуливать в заляпанной одежде тоже не комильфо. И превратилась практически в образцовую секретаршу, вопрошая, вкусный ли кофе, сделать ли еще и...наконец-то спросила о том, как зовут банкира. Дождался своего "звездного часа". ладно, позориться, так позориться, заодно он сохранит тот стереотип, что почти все богатенькие буратино сволочи и гады.
- Меня зовут Бальтазар ди Стефано, - представился итальянец, сделав еще пару глотков кофе. - Спасибо, думаю, что одной чашки мне вполне хватит. В самом деле не объедать же я вас пришел сюда. А ваш босс словно одним местом чует, что между нами могло что-то случиться, даже в смс у меня поинтересовался, - усмехнулся он.

+1

18

Айсберг постепенно начинал оттаивать, а Гертруда, наконец-то, смогла опустить облегченно свои худенькие плечики. Об инциденте с кофе напоминал разве только что расстеленный коврик и запах кофе. Но запах был не только от ковра, но и из чашки посетителя. Кажется, тому даже понравился напиток. Фирменный рецепт Гертруды редко не приходится кому-то по вкусу. Прямо-таки не кофе, а волшебный эликсир.
И вот, настал тот момент, которого мы все ждали. Бальтазар ди Стафано раскрыл свою личность. Его голос звучал представительно, гордо и, как показалось юной Ауер, слегка пафосно. А может это просто имя у него такое мудреное. В общем, имя себе не выбирают, фамилию тоже, потому просто отложилось на полочке в голове. В звездульки бы ему податься с таким именем – и псевдонима не надо. Внешность, кстати, тоже подходящая. У Гертруды перед глазами уже танцевали чертята, а главным среди них был Бальтазар. В блестящем одеянии, с микрофоном в руках, двигающимся в стиле Валерия Леонтьева. Рыжая сдавленно хихикнула, стараясь прогнать сие видение.
- Гертруда, - она кивнула, мило, натурально, без всякого оскала и озлобленности, улыбаясь. – Гертруда Ауер. – Произнося имя и фамилию, она попыталась сделать моську посерьезнее, пытаясь, наверное передразнить ди Стефано, когда он произносил свое имя. Но у нее не получалось, через напущенную серьезность пробивалось хихиканье рыжей.
- Я ведь говорила, что Филипп за это короткое время понял, что от меня стоит ждать сюрпризов, - виновато пожала плечами и отвела взгляд в сторону. Но предыдущие «ляпы» были как-то безобиднее, чем этот. Но все еще впереди, может завтра она сама выльет на кого-нибудь чашку кофе и это все покажется детскими невинными шалостями? Стоит, наверное, принести на работу запасной комплект официальной одежды. – Спасибо, что не сдали. Но я себя виноватой не считаю, - произносит он быстро. Ну не признает рыжая себя виноватой теперь, когда над головой «мирное небо», - это все стечение обстоятельств и туфли!
Смотрит на Бальтазара, кивает для убедительности. И еще брови вверх задрала. Мол, чувак, так и есть, все остальное ты себе придумал, тебе приснилось и так далее.
Послышались шаги и через секунду в помещение вошел сэр начальник. На Гертруду, в общем-то, он внимания особо не обратил. Ну да, в общем-то странно было бы здороваться с… говорящим кофейным аппаратом. Скрылись взрослые дядечки в кабинете, а Гертруда принялась убирать чашки и тарелки. Пока носилась от столика на кухню и обратно, пару раз проверяла маленький принесенный коврик – все ли закрывает и не спит ли Филипп пятно. Пятнище! Убралась, а совещание за дверью все никак не заканчивалось. Привычки подслушивать у нее не было, да и не особо интересовал ее этот разговор. Уселась обратно за свой компьютер и стрельнуло ей в голову нечто  феноменально-гениальное: забить в гуле «Бальтазар ди Стефано».
Гугл ее понял и даже исправил ошибку в написании имени-фамилии. Нажала она на исправленный вариант и… хорошо, что сидела! А то бы пришлось не только челюсть отскребать, но и всю Герду. Так вот, челюсть раскрылась, глаза вытаращила, смотрит в экран и глазам не верит. Банкир, вице-президент, завидный холостяк, фотки которого – достояние республики. Скандальные заголовки в статьях. Мол, видели кого-то похожего на Бальтазара с девушкой, трепещите, женщины всея Сакраменто!
Ручка двери начальника шевельнулась. Герда очнулась, закрыла быстро все окна и открыла «Сапера». Вышел Бальта… Простите, Сэр Бальтазар из кабинета, а Герда смотрит на него, как баран на новые ворота. Потом встряхнула головой, пришла в себя и, неестественно улыбнулась, прощаясь. И рукой помахала.
Трындец. Кажется, она уже знает, в каком банке ей крeдит НЕ дадут.

+1

19

Бальтазар наблюдал за рыжей девчонкой уже более, чем внимательно. В какой-то степени она напоминал ему Лиану. Такая же немного дерзкая, такая же себе на уме, такая же яркая, местами взрывная и огненная. И огонь проявляется вовсе не из-за цвета волос, которые, к слову, могут вполне оказаться крашеными, поскольку в современное время у слишком небольшого количества представительниц прекрасного пола что-то было натуральное. Огонь у нее был спрятан глубоко внутри, и Бальтазару "посчастливилось" сегодня увидеть его частичку. Хорошо что под горячую ручку полностью не попал, иначе столкнулись бы два ураганчика и все - пиши пропало. Хотя они и так столкнулись. Но сейчас ди Стефано уже не злился. Наоборот даже. Он прокрутил в уме и памяти произошедшее, сделав для себя определенные выводы для дальнейшего общения с незнакомыми девушками. Конечно же не все будут томно вздыхать и строить ему глазки. А ведь итальянец так привык к этому отношению, и для него было в новинку то, что кто-то рискнет показать свое "я", поэтому практически машинально он уперся лбом и пошел напролом, по своему обыкновению.
Впредь буду умнее. Но несмотря ни на что, она одна из тех девчонок, на которых невозможно долго злиться. И почему-то мне кажется, что я наконец-то понял ту самую причину, по которой Фило ее до сих пор не уволил. Думаю, что она и его периодически бесит и держит он эту мисс подле себя вовсе не из-за его трудовых талантов. К примеру, потому, что кофе у нее получается просто обалденным.
Гертруда еще раз представилась, но уже в шутливом варианте, наподобие Джеймса Бонда. То ли попыталась передразнить и это у нее не получилось, то ли решила отшутиться. Но тем не менее Бальтазару был понятен еще один факт: она его не узнала. И это к лучшему. Хотя потом при желании она всегда сможет найти его имя и фамилию во всемирной паутине, ну или же Кастальди поведает ей о том, кем является его дражайший друг. Так, на будущее просто. Однако же он все-таки успел допить кофе до того, как его Величество Филипп соизволил появиться на пороге. Но до его прихода оставалось еще некоторое количество времени, и приличия ради итальянец цапнул с тарелочки одну конфетину, в принципе разгрызая ее без особого труда. Вроде бы они не такие уж и противные, но все-таки грильяж был не по вкусу ди Стефано.
- Я же сказал, что не сдам. Поскольку здесь есть и моя вина, мне необходимо было сдерживать свои эмоции, которые порой рвутся наружу в самый неподходящий момент, - банкир пожал плечами и поставил на рядом стоящий столик свою опустевшую чашку. Кофе и вправду был сварен превосходно, и в голове Бальтазара мелькнула несколько ехидная мысль о том, чтобы принять Гертруду на работу на пол-ставки только для того, чтобы она варила ему кофе. Но все-таки Кастальди таки добром явно не поделится. Да и общий язык с Лианой они точно не найдут, поскольку мисс Саммерс была готова грудью защищать вице-президента от всех тех распрекрасных леди, которые появлялись в поле его зрения. И, надо сказать, абсолютно правильно делала.
- Мы вас не ждали, а вы все-таки приперлись, - фыркнул он, когда заметил фигуру Фило в дверном проеме, который, по-видимому, с удовольствием наблюдал за беседой секретарши в спортивном костюме да своего друга-банкира. Он подмигнул Гертруде, направляясь вслед за Кастальди в его кабинет и во время беседы двух друзей, которая прошла на ура, об инциденте он не вспоминал. Только вот когда они обо всем поговорили, и Бальтазар вышел из кабинета Фило, он заметил, что мисс Ауэр смотрит на него какими-то совсем другими глазами. Неужто поняла, кто он такой? Ну может все не так уж и плохо? Она улыбалась, а Бальтазар, наклонившись к ней, тихо прошептал:
- Захотите открыть счет в банке, вы знаете, куда обращаться и как вызвать Чеширского кота.
Вот такая история.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Вот бы стать гуру ‡или сказ о том, как каждый своим делом занимался