Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Shall we amend the First Amendment?


Shall we amend the First Amendment?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Frank Altieri, Michael Rinaldi. Sonny Pulsone
Место: Начало - Южное Сакраменто, сначала бар "502" (точка отправления), затем загородный ресторан "Emerald" (место встречи)
Погодные условия:   Начало - 24 апреля,  два часа дня,  умеренно-тепло
О флештайме: Решить большие дела без административного ресурса в наше время сложно. Особенно если это такое дело, как получение контрактов на строительство железнодорожных станций в рамках самого амбициозного в истории штата инфраструктурного проекта. Именно потому три заинтересованных в легкой наживе гангстера, андербосс Фрэнк Альтиери, капо Майк Ринальди и соучастник Сонни Пульсоне, встречаются с Ронни Уэбстером, влиятельным чиновником, способным во многом предопределить положительный исход дела.

В ходе беседы выясняется, что Первая Поправка к Конституции США, гарантирующая право на свободу собраний, далеко не так уж свята и незыблема...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-20 17:30:58)

+2

2

Ей богу, он бы отвез ее уже в клинику и занимался спокойно своими делами без мандража по поводу того, а не начнутся ли роды раньше? А будет ли он в этот момент рядом? Сидеть с ней рядом Фрэнк вот никак не мог, и поэтому с утра пораньше успел уже поругаться на эту тему с женой, которая в отличие от него не видела необходимости ложиться в больницу раньше, чтобы врачи могли наблюдать за ее здоровьем. Иногда хотелось поступить с ней так же, как поступил со своей женой Гвидо - придушить нафиг (или что он там с ней сделал), чтобы не трепала ему нервы. Наверное, у всех супругов возникают подобные мысли, благо до реализации доходит далеко не у всех, вот и Фрэнк в действительности ничего такого не замышлял, разумеется, просто рассердился в ответ на ее очередное "много ты знаешь?" и, прихватив пиджак, поехал по своим делам. Сегодня у них с Майком была запланирована важная встреча по вопросу все той же железной дороги, в строительстве которой они рассчитывали поучаствовать, и отложить ее из-за придури беременной жены Фрэнк не мог. Касалось это многомиллионное дело не только его.
Сев в машину рядом с Марти, который еще полчаса назад подъехал к двухэтажному особняку андербосса, Альтиери поприветствовал его. Когда они тронулись, достал из внутреннего кармана пиджака конверт с наличностью и передал его Манцони, что было своего рода зарплатой для человека, который самостоятельно денег не поднимал, а только и делал что возил Фрэнка, да выполнял его различного рода поручения. - Свози Джулс куда ей надо, и побудь с ней пока меня не будет, окей? - Выдал ему очередное "задание" на сегодня. Большинству посвященных членов Семьи оно вряд ли пришлось бы по душе, но Манцони в силу своего пока еще относительного не большого для гангстера возраста и недавнего членства в Семье, особо не привередничал. В принципе должность водителя у одного из боссов можно было считать перспективной и история знает примеры, когда из таких вот парней вырастали даже доны; будучи к андербоссу ближе остальных он многому учился и много о чем был в курсе, пускай и тратил какую-то часть времени на поручения типа свозить жену босса в парикмахерскую. Кстати последнее и о доверии говорило, которое сумел заслужить Манцони. - Если понадобишься, я наберу тебе. – Что вряд ли, учитывая важность порученной ему миссии.
- Окей, Фрэнк, - кивнул головой парень, убирая конверт в карман куртки. - Там сзади, канноли, бери, - махнул на задние сиденья, где завернутые в бумагу лежали свежие сицилийские трубочки. Фрэнк их любил, и об этом знали многие. - Заехал по пути к Доминику. - Так звали хозяина кондитерской, у которого они часто закупались сладостями, он также как и они был итало-американцем, об этом сразу можно догадаться по ассортименту его лавки.
- Угу, - потянувшись, Альтиери ухватил рукой одну из них и, надкусив, стал второй доставать из кармана затрезвонивший мобильник. - Блять. - Подскочив на лежачем полицейском, уронил на штанину цукат, которым была украшена трубочка. - Слушаю! - раздраженно произнес в трубку, справившись, наконец, с тем, чтобы приложить ее к уху. То, что это звонил всем им хорошо известный Санто, один из бодигардов Монтанелли, Фрэнк узнал по высветившемуся на экране номеру и поэтому обошелся без любезностей и длительных приветствий, полагая что звонил тот по делу. - Чего? - машинально переспросил, услышав, что Монтанелли отконвоировали сегодня в участок. - За что? Что-то серьезное? - на подробности в телефонном разговоре андербосс и не рассчитывал, но уж какое обвинение выдвинули при задержании, сказать было можно, ежели таковая информация имелась. - Понятно.
Что ж, дело довольно-таки обычное среди таких как они... Сколько раз Фрэнка таскали по участкам? Попытавшись вспомнить количество раз, он бы вряд ли смог, будучи довольно частым там гостем, особенно по молодости. Да и не только по молодости чего уж там... любили легавые облавы устраивать на тех, кто носили итальянские фамилии, а бегать от них вроде как и не по понятиям было. Хотя в "Плазе", помнится, удрапать ему все же получилось, а вот дядя не смог. Многие в тот раз не смогли, о чем и в газетах писали и по центральным каналам показывали, дескать, поставили на колени мафию в Сакраменто. Насколько серьезно все на этот раз?
Поведав свежие новости Марти, Фрэнк и на пороге "502" появился с тем же известием. Здесь в баре они договорились встретиться с Майклом и Сантино, чтобы вместе поехать на встречу с Уэбстером, и Альтиери по старой итальянской традиции несколько припозднился, пока выяснял отношения с Джульетт, так что друзья были уже в сборе.
- Привет, - положив на край бильярдного стола коробочку с канноли, которые утащил у Марти (заедет на обратном пути и купит себе еще), Фрэнк поздоровался с парнями и жестом пригласил их угощаться. - Мне сейчас Санто звонил - Гвидо легавые забрали. - Поймав вопросительные взгляды, ответил, - да хер знает за что. - Причин-то много на самом деле было - святым Патологоанатом не был. - Не слышал ничего? - спросил уже у Майка конкретно, который из них всех больше остальных вертелся в кругах, приближенных к властям. Прокурор ордера выписал? Прийти ведь следом могли и ко всем ним.

внешний вид: темно-синий костюм и бледно-голубая рубашка

+2

3

Внешний вид: черный костюм от Манцони, темно-cиний галстук,  ботинки крокодиловой кожи

Город был в тот день не слишком загружен и потому Майкл Ринальди пробивался через транспортные потоки с относительной легкостью.  Он отлично выспался, c утра позавтракал кофе и полудюжиной яиц с беконом, спрыснул себя одеколоном – и теперь чувствовал себя отлично.  Одной рукой вертя руль, он высунул другую,  обильно украшенную тяжелыми перстнями, в окно, позволяя дыму от сигареты, которую сжимал между пальцев,  в свое удовольствие портить окружающую среду. Мурлыча себе под нос одну из песенок Роллинг Стоунз, капитан южной стороны думал о грядущей встрече с Уэбстером – и о том, что было сделано за последние недели.
А достигнуто было за это время немало.  Усилиям трех семей (хотя реальную работу делали Фрэнк и Майк при участии засевшего в Сакраменто Роба Гвендони) удалось наконец сколотить для железнодорожного проекта солидный концерн,  «CA TransCargo & Construction Corp .». Вошла туда и  компания «A&R Building LLC», строительная контора Майкла с Фрэнком – но ни в совете директоров, ни в самой корпоративной структуре они формально первую скрипку не играли.  Главные позиции занимали маститые застройщики и и проектировщики,  с большим опытом работы и всякими грамотами за экологическую безопасность и соблюдение прав человека, без криминального прошлого и выявленных связей с мафией – но прекрасно понимающие, что голосовать им надо будет так, как скажут покровители из трех кланов, равно как и отдавать в загребущие руки кураторов минимум пятьдесят центов с каждого заработанного доллара. А как же иначе, ведь и победить в конкурсе они могли бы только с помощью Коза Ностра? Любишь кататься – люби и саночки возить, все  справедливо, мать его так. Одним словом, президент и всякие там руководители направлений были только ширмой, а решала все новая структура, сколоченная Фрэнком –  временный синдикат из трех семей,  созданный для эксплуатации темы с дорогой. В кругу «своих парней» его начали  называть «Синдикатом Сан-Диего» - ведь первая-то линия и станция сооружались именно около этого города. В этом теневом образовании, впрочем, все было не так уж ладно – и эта мысль заставила капореджиме нахмуриться.
Взять, например, момент, когда со скрипом собирали деньги для нужных  подкупов.  Ронни тогда дал знать четко, кому и сколько на первых порах следует сунуть  - но сказать легче, чем сделать. Вложились Майк с Фрэнком, съездили к Гвидо, раскошелился и вошедший в концерн на правах инвестора Фредо, без проблем достал кошелек покладистый Сэл-Молоток – но засранец Сальвиатти торговался за каждый грош подобно еврейскому ростовщику. Его, видимо, все же снедала мысль, что ему недодали, заставляя на «своей территории» действовать  наравне с другими. После переговоров последних по этому поводу у Ринальди было такое ощущение,  будто мочи напился – ну да теперь все позади.
Запарковав «мерседес» на стоянке около бара «502», давней штаб-квартиры южной команды,  прошел в зал, сегодня пустой – хотя это заведение для своих никогда не  отличалось большим количеством посетителей со стороны. Таким при необходимости умели и показать, что им здесь не рады -  а вывески «не работает» и «зарезервировано» были всегда под рукой. Это место Майк любил - хотя бы потому что создали они его вместе с Альтиери и Мэнни.  Сейчас  в помещении присутствовал только мускулистый бармен в джинсовой безрукавке, меланхолично моющий и без того чистые пивные кружки (видимо, стало рефлексом)  - да уже прибывший на место Сонни Пульсоне. Фрэнк, как видно, запаздывал.
- Привет, Сантино, ты как? – капо обменялся с соучастником традиционным в их кругах приветствием – приобнял, пожал руку, хлопнул по спине. Сел на стул, заложив ногу на ногу – обычно бы начал тут день с кружки хорошего темного пива,  однако  перед встречей хотелось иметь голову чистой. – Как Агата, как дом? Наверняка до фига расходов с обустройством – я когда въехал, потом еще полгода что-то дозакупал и менял.  Cовсем иное, чем жить в квартире. А Пульсоне хозяйничать в своей новой вилле вообще наверное было непривычно – после cтольких-то лет тюрьмы. - Ты за рулем же? Двинем, думаю, на твоей тачке, подъезжать целой процессией неохота. Знаешь ресторанчик «Изумруд», в пяти километрах от города, в сторону аэропорта? Там встречаемся, Уэбстер не хочет светиться особо.
В этот момент в «502» вошел андербосс  - и угостил ожидающих его гангстеров, сначала сладостями, а потом и новостями. – Канноли, отлично! -  любящий это сицилийское лакомство Майк с большим удовольствием отправил в рот трубочку с кремом и цукатами, но, услышав следующие слова Альтиери, едва ею не подавился. -  Чего-чего? За что? Отведя взор, Майкл пожевал губами, переваривая сообщенную ему информацию. – Нет, мне на этот счет ничего не говорили. По нашей линии вроде как ничего не планировалось…  Хотя…  Ты же знаешь, с тех пор как уволили Вивиан, нам узнавать, что там замышляют прокурорские, стало куда тяжелее. Но про ордер-то должны были бы болтать. Если только…   Поползли нехорошие мысли о какой-нибудь тщательно спланированной операции ФБР, о покойном Алессандро и его показаниях, о том, не настал ли тот день, которого опасаются все мафиози, словно подсознательно зная, что он когда-нибудь наступит. – А его арестовали? Или просто задержали? Хотя хер бы этот дуболом Санто сумел разобраться в таких юридических деталях. – Что думаешь делать? Как-никак, если Гвидо оказывался за решеткой, именно Фрэнк становился исполняющим обязанности босса – если сам дон не сделает другого распоряжения о том, кому его замещать, пока он греет нары. - Надо подробности узнать. И принять меры. Не исключено, что говночисты эти к нам в следующий раз придут. Тотчас представилась определенная секретная ниша в гостиной, где лежала крупная сумма денег, автомат с подствольным гранатометом и несколько пистолетов с "мутной" историей. Хорошо было бы ликвидировать сию заначку до обыска - если он будет. Береженого Бог бережет.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-22 13:36:02)

+2

4

Сонни в "502" нравилось только потому, что заведение это - не обстановкой внутри или планировкой, но антуражем своим, или правильней сказать, направленностью - было схоже с баром в Нью-Йорке, где хозяйничал Джил Динаполи со своими ребятами, и где он сам, почти двадцать лет назад, молодой ещё человек, был завсегдатаем - эдакий "социальный клуб", хоть в настоящее время это определение уже почти перестало использоваться. Отличное место, "только для своих", где вопросов задавать никто не будет... если ты из числа этих "своих", конечно. И речь не о членстве в самой организации - так что Пульс сумел занять тут своё место, хотя и посещал "502" не так часто, как заведение своего шкипера в Нью-Йорке.
Бытует такое мнение, что бандиты всегда ходят с оружием... нет, оно, в принципе, справедливо в большинстве случаев; но лучший друг гангстера, в наше время, давно уже не его пистолет; а его телефон - как, в принципе, для любого делового человека. И его корпус пальцы "своего парня" в двадцать первом веке сжимают куда более часто, нежели рукоятку ствола. Если бы всё было так просто, если бы всё решали только стволы - все давно бы перестреляли бы друг друга к чертям собачьим. А на самом же деле, стреляют они не намного больше, чем те же копы на службе - каждый продуманный выстрел стоит десяти тысяч слов... каждый непродуманный или случайный - сотни. Или собственной жизни.
- ...записывай: Сисси, Лола, Кенди, Моник... Свитти ещё вроде хотела - но её ты знаешь, пять раз ещё передумает, бестолочь сисястая, уточни.
- Сонни сидел на телефоне, обсуждая предстоящее открытие мойки при автомастерской Лео. Планировалось целое шоу с девушками и показательной мойкой, и часть девушек пришла идея набрать со студии - по желанию, разумеется, но за неплохие премиальные; тем более, что порнозвезда с губкой в руках - это и реклама была неплохой; взаимной - как для студии, так и для мойки... - Так, повиси немного... Салют, шкип! - Пульсоне отложил телефон на стол, перевернув его динамиком вниз, когда Майки зашёл в бар, поздоровавшись - и поднялся ему навстречу, коротко обнявшись, пожав ладонь. - Да порядком, конечно. Но, знаешь, насколько я вижу, Агате это просто нравится - подбирать вещи, обустраивать что-то... - она и брату своему с этим помогала в их ресторане с удовольствием; хотя, это и неудивительно, что она в этом поднаторела, да и отлично, что наслаждение чувствовала от процесса - с её-то опытом переездов, с одного места на другое. И Пульс от неё даже заражался этой энергией - ему-то, после столь долгой жизни в серых стенах, было не только непривычно, но и интересно тоже. - Ладно, на моей так на моей... - кивнул. - Знаю, проезжал мимо пару раз. - любопытно было бы заглянуть внутрь, кстати; пару новых мест для посещений им с Татой не помешает - как и говорилось, любила его испанка всё новое. Расформальничавшись с капореджиме, Сонни снова взял телефон в руку: - Да? И купальники пусть себе сами подбирают, просто денег им дай - у Эрла фантазии ни грамма, купит всем одинаковое, и на хер будет нужен этот торговый центр? Только смотри, чтобы Сисси опять не стырила что-нибудь. - клептомания вкупе с талантом порнозвезды - сочетание сильное... Подробностей лучше не знать. Не в приличном обществе. - Здорово, Фрэнк. - снова перекрыв собеседнику "ухо", отреагировал Сонни на появление Фрэнка, шагнув навстречу, пожав ладонь и ему тоже. Хотел было взять одно из пирожных, но те известия, с которыми андербосс их подал, как-то отбили аппетит. - Как?.. - вторил вопросу Майка. Ничего себе новости - в дальнейший диалог Сонни уже не вступал, слушая краем уха, и отойдя чуть подальше, завершив разговор с помощником на студии и набрав Агату - вдруг её не предупредили ещё. В этом свете поездка к большому другу Майкла Ринальди уже не выглядела предприятием столько безобидным и безопасным для них... Отменять назначенную встречу, конечно, это ещё не повод - но вот для того, чтобы начать смотреть в оба на дороге, причина уже достаточная. И для того, чтобы ехать на автомобиле именно Пульса - пока ещё не столь приметной... а в том случае, если их всё-таки остановят по пути - Сонни сможет отвлечь копов ненадолго, высадив Фрэнка и Майкла где-нибудь за углом, чтобы те могли смыться вовремя - даже если ему и самому наручники наденут в итоге, максимум, что смогут выписать - пару штрафов... к вечеру вернётся домой, как ни в чём не бывало; с его-то стажем - ерунда, а не нарушение; зато у капитанов будет время прикрыть тылы, пока не грянула буря.
- А за вами хвостов не было, кстати? Может, мне машину стоит поближе подогнать? - отзвонившись, вернулся к беседе Сантино, всё-таки взяв одну из трубочек из коробочки. За безопасность - не в целом, а на конкретных местах, так уж пока складывается, думать тут приходится ему - а быть начеку, для обученного, пусть и когда-то давно, солдата, задача несложная. Хотя даже и задачей назвать нельзя - готовность это не цель, которую ты ставишь, а состояние, в котором находишься. - Пойду выгляну на улицу.

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-04-23 11:36:10)

+2

5

оффтоп: Джейн или Аида зовут Росселини? Пускай Джейн...

- Собираюсь Джейн позвонить, может она знает больше, - выискивая в записной книжке телефон Джейн Росселлини, к чьим услугам Монтанелли обычно обращался в подобных ситуациях, ответил о том, что собирается делать. Хотя и понял, что друг его спрашивал немного о другом, о том, какой в целом у них был план действий, ведь кто как не Фрэнк ответственен в отсутствие дона за вопросы координации? – И надо наших предупредить, на всякий пожарный. Береженого Бог бережет. - пояснил, слушая в трубке длинные гудки. В их деле лучше перебдеть чем недобдеть – рисковали все они многим, особенно те, кто стояли у вершины организации, такие как Фрэнк, Майк… Гвидо. Именно за ними и велась охота властями, они были той конечной целью в деле Семьи Торелли, как ее руководители. И то, что пришли за Гвидо, их доном, наталкивало в связи с этим на тревожные мысли – накопать могли что-то серьезное, то, что запросто могло касаться их всех. Может и на Сонни тоже? Кто знает. Последние полгода он принимал активное участие в делах Семьи и много где засветиться успел. Через него обязательно попробуют и на Тарантино выйти, которая лихо приторговывала пушками и также могла огрести такой срок, что из тюрьмы бы никогда не вышла.
- Джейн, здравствуй. Это Фрэнк Альтиери. – Услышал, наконец, на другом конце телефона голос девушки. – Ты о Гвидо не слышала ничего? Его в полицейский участок забрали. Если что-то узнаешь, набери мне. Спасибо.
Сбросив вызов, Фрэнк вновь посмотрел на Сонни с Майком и покачал головой. Из этого короткого разговора им должно было стать ясно, что Росселлини знала о случившемся еще меньше. Впрочем, это, наверное, потому, что Монтанелли не успел с ней еще связаться. Вряд ли он станет отвечать на чьи-либо вопросы без присутствия адвоката, так что обязательно созвонится с ней. Фрэнк, по крайней мере, так считал. Поэтому надо подождать.
- Слушай, набери ей. Харпер. – Обратился к Майклу. – У нее ведь должны знакомые или друзья в прокуратуре остаться, пускай выяснит, что за херня происходит. – Понятное дело они с ней расплатятся за информацию, но это Ринальди и сам знает, в вопросах подкупа и взяткодавательства он был самым опытным из них.
Фрэнк догадывался, о чем в первую очередь думали все те, кто получал это тревожное известие – судорожно вспоминали, что у них припрятано в домах и офисах такого, отчего на случай обысков не мешало бы в срочном порядке избавиться. Многие из них, если не все, имели в своем доме оружие, а законы их штата были далеко не столь либеральными, чтобы человеку с судимостью давать разрешение на его хранение. Однажды Фрэнка чуть было не посадили, за то, что обнаружили револьвер в машине. Майку на этот счет его волноваться особенно не стоило, ибо не сидел, а вот Альтиери и Пульсоне с их ошибками прошлого следовало в этом плане быть очень осторожными. – Домой никто заскочить не хочет? – переглянулся с парнями как раз на эту тему. Фрэнк еще с профсоюзного дела, заключительное слушание по которому проходило всего месяц назад, навел в доме и в офисах порядок, и с тех пор так и не успел разжиться автоматом с подствольником, который держал в своей доме Майк.
Над вопросом о слежке Фрэнк призадумался. Никаких фургонов и прочих подозрительных машин, карауливших его у дома или возле конторы, а также следовавших по ним попятам, он не замечал, но для надежности подошел к окну и выглянул в него – а не стоят ли хлопцы? - Вроде как не было, - ответил ему, не заметив никого на улице, впрочем, железной уверенности в голосе не прозвучало. – Но все равно подгони. – Подстрахуются.
Будучи андербоссом Фрэнк позвонил и Доку с Розом, чтобы те своих также предупредили. Оба к слову оказались уже в курсе дел – также получили звонки от Санто. Что касалось южной команды – ее капитана Фрэнк поставил в известность в первую очередь, и далее все что касалось его солдат, было заботой Ринальди – самостоятельно повиснуть на телефоне или поручить это кому-то из парней, а самому сосредоточиться на грядущей встрече с Уэбстером, по времени на которую пора уже было выдвигаться, итак опаздывали.
- Ладно, погнали, - взглянув на часы, дал отмашку Майку и, смахнув с уголков рта крошки и крем от трубочки, которую заглотил целиком, двинулся к выходу. На улице их должен был ждать Пульс на своей новой «бэхе».

+2

6

- Хвостов не замечал. – хмуро ответил Ринальди на ремарку Сонни, затем, как предложил андербосс, набрал телефон Вивиан, надеясь получить какие-то дополнительные сведения. «Абонент не отвечает или временно недоступен» - ответил ему жизнерадостный женский голос и Майки-бой в раздражении повесил трубку. – Черт, не дозвониться. Никогда в нужный момент мобильник не заряжает. По дороге еще подумаю,  кому можно звякнуть.
Вскоре они вышли на свежий воздух и загрузились в подогнанную Пульсом «БМВ». Раскинувшись на заднем сидении, утративший всякую разговорчивость капитан южной стороны размышлял о дальнейших действиях. – Домой? А успеем? Встречу с Уэбстером нельзя отменять, дело прежде всего. – проворчал гангстер.  Затем подумал. – Хотя полтора часа еще, успеем, заскочим ко мне на минутку? В случае чего позвонит Рональду и объяснит,  что  их задерживают обстоятельства. Пошло все на хуй, нельзя жертвовать безопасностью.
Пока ехали, потыкал в кнопки cотового, чтобы сделать еще один важный звонок. Cамолично оповещать членов южной команды и погружаться в размышления о последних печальных известиях, когда надо было сосредоточиться на грядущей планерке с Ронни, было не лучшей идеей. – Мэнни, привет, ты дома? Шикарно. Как там Силь и дети? Я хорошо,  за город еду. Слушай, тебе еще не звонили, знаешь  новости? Гвидо взяли. Хер знает знает за что. Так что ты обзвони наших с тобой друзей  на юге и сообщи, лады? Вот и хорошо.   Из-за обычной подозрительности Майкл использовал довольно неопределенные выражения – может их телефоны уже прослушиваются?  Когда приблизились к особнячку Ринальди, капореджиме выскочил из машины и опрометью бросился к своему жилищу, позвенел ключами, отпирая дверь, и скрылся внутри. В гостиной он  повертел несколько раз одну из бронзовых ламп, открывая укромную нишу в стене, затем судорожно в ней порылся,  пока не выудил искомое. В авто он вернулся уже со спортивной сумкой белой кожи. – Поехали.  Пробурчав последнее слово, мафиози хранил весь остаток дороги молчание. Среди все-таки обуревавших нелегких мыслей было не до светских бесед.
Когда они наконец подъехали к загородному ресторану «Изумруд», около него стояло  всего несколько машин.   В меру обшарпанное одноэтажное здание, раскрашенное в  аквамариновые оттенки и с псевдокитайскими драконами по фронтону, оно производило впечатление видавшего лучшие времена. Готовили тут также не слишком хорошо – но зато были и преимущества, уединенность и пара беседок. В одну из которых итальянцы и проследовали, будучи встреченными пузатым служителем в восточной шапочке – Вы к мистеру Арнольдсону? Вас уже ждут. Невольно улыбнувшись этой  хитрости с игрой в псевдонимы,   Майк проследовал в небольшой сад рядом с основным залом. Там,  в аляповатом павильоне,  на потертом бархатном диване,  со стаканом кофе в руках, сидел давний знакомец Ринальди.
Кого больше всего напоминал Рональд Ллойд Уэбстер, если взглянуть на него невооруженным взглядом? Пожалуй, что  Кена, бойфренда  куклы Барби. В синем дорогом костюме, высокий, атлетического сложения, cо светлыми волосами и голубыми глазами и ямочкой на подбородке, он cмахивал на прямо-таки девичью мечту из сентиментальных дамских романов, эдакого прекрасного принца, что целый день разъезжает на белых конях и рубит мечом драконов.  Однако Майку-то было известно,  какую редкую помесь  амбиций и пороков представлял из себя этот человек. Хотя и был чертовски продувным сукиным сыном, это надо было признать.
- Рад вас видеть!  Закажете кофе? Здешние разносолы у меня доверия не вызывают. – а латте всегда латте.  – ослепительно улыбаясь, главный секретарь по инфраструктурным вопросам поздоровался c уже известными ему Майком и Фрэнком, затем вопросительно глянул на Пульса. – Ронни, это мистер Сантино Пульсоне, он с нами.  Сонни, это Рональд Уэбстер. – быстро объяснил капо, присаживаясь . –  Очень приятно.  Как дела? – чиновник протянул руку Сонни, потом нахмурил брови и поглядел на  Альтиери. – Должен сказать, что атмосфера последнюю пару дней не самая комфортная...  для нашего мероприятия.  Все эти задержания…  С чего-то наша доблестная полиция решила вновь поиграть бицепсами… -  политик красноречиво поморщился, качая головой. Когда губернаторский советник говорил, все его лицо словно приходило в движение – от бровей до подбородка. – Как я понимаю, это связано  с теми партиями оружия, что объявились в городе…    Тут же отхлебнул своего напитка, вытер с губ салфеткой белую пену и продолжил. – Но, должен сказать,  можно поздравить вас. Я просмотрел документы концерна, список директоров, предварительное предложение, с которым подадитесь на конкурс  - вполне, вполне…   Мои коллеги в Вашингтоне и тут, если я поработаю над этим,  будут совершенно не против победы когорты местных предпринимателей в тендере – а что,  в этом что-то есть, правда? Мол,  мы не только кормим корпорации, а помогаем малому бизнесу, верно? И калифорнийский патриотизм – строим свои рукам, не хуже, чем какие-нибудь залетные гуси из Нью Йорка и Вашингтона! Весьма мило, правда? Хохотнув,  Ронни поболтал ложечкой в своем приторном пойле. -  Но и ряд проблем есть. Одни из них серьезные - а другие еще хреновее.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-24 16:27:35)

+2

7

Подобные вещи и в Нью-Йорке происходили довольно часто, даже, пожалуй, чаще чем в Сакраменто, где итальянцев было куда меньше (зато и взаимодействовать им между собой, по его наблюдениям, было несколько проще), так что для Сонни происходящее было хорошо забытым, но вполне знакомым старым, и он знал, что нужно делать в таких случаях - несколько раз даже сам входил в дом кого-то из "своих парней", только постарше и авторитетнее, чтобы при помощи членов их семей (или подружек, уже по разному бывало) забрать оттуда что-то, что могло бы их скомпрометировать - будь то ствол или наркота; раз было даже такое, что пришлось подъезжать на фургоне и вынести полдома в рекордные сроки, потому что один умник своей любовнице в квартире перестановку сделал из ворованной мебели и техники - почти копия получилась, из того жилище, что было обворовано. Парня, кстати, всё равно взяли потом за эти же самые кражи - они даже пересекались за решёткой потом, помогали друг другу.
Да, впрочем, не таким уж "старым" это было - на тюрьме шмоны тоже были делом вполне обычным; там даже проще было, в какой-то степени - всё, что у тебя есть, находится в твоей тумбочке, а она не вместит в себя намного больше, чем ты сможешь унести с собой; а способов спрятать что-то до конца обыска вне пространства своей камеры - великое множество; на какие только ухищрения не пойдёшь, чтобы сохранить своё добро - и плитку от пола отковырнёшь, и во дворе шаги будешь считать, чтобы копнуть немного, и за вентиляционную решётку залезешь, если надо будет.
- Заскочим, если надо. - кивнул Сонни. Он-то переехал совсем недавно, и если уж у копов и есть какая информация на него - вряд ли полезут сейчас, выждут, когда в доме можно будет найти что-то на самом деле интересное. Впрочем, что-то намного более интересное, чем то, что можно почти у любого американца в доме обнаружить, хранилось у Агаты на складах, ну и кое-что - у него в клубе... "Ох ты, чёрт..." - рука сама потянулась к мобильнику; заехать-то ему надо было не домой... но на стрельбище завернуть "на минутку" они точно уже не успеют. Зато позвонить туда Пульсоне аккурат успевал, пока шёл к своему автомобилю и смотрел на дорогу в поисках предполагаемых подозрительных "хвостов"...
Если строго по закону, то на стрельбище у него должно было храниться немногим больше, чем патроны для стволов и амуниция, на каждый новый ствол нужна была и новая документация, и естественно, такими вещами сильно заморачиваться было не с руки; но сейчас с документами всё было, вроде бы, в порядке - кроме одного: недавно Сонни разжился настоящим гранатомётом, на который разрешения ему уж точно никто не даст... и вот хреновину лучше бы и действительно спрятать куда-нибудь подальше. А вот зачем он ему - уже отдельная история...
- Кстати, мужики... я тут Агате кольцо купил. - заявил Пульс по пути к дому Ринальди, открыв бардачок и явив на свет божий коробочку, открыв её и передав Фрэнку и Майку - рассмотреть украшение. Ну, да - он, кажется, решился на один из самых серьёзных (если и не самый серьёзный) шагов в жизни мужчины - может, хоть на этот раз у него пойдёт дальше помолвки, и он в тюрьму не сядет ещё лет на пятнадцать... вероятность такая, впрочем, всегда остаётся - и происходящее сейчас вот с Гвидо лишнее тому подтверждение. Проблема не в том, что им времени отведено мало - проблема в том, что "свой парень" не знает, сколько именно времени ему отведено. - Что скажете? Чек я пока не выбрасывал. Мне вот исполнение нравится, но форма рубина... по-моему, идеально круглым он выглядел бы лучше. - выпендриваться, впрочем, шансов было немного - он хорошо поднимал, чтобы купить кольцо, и имел связей уже достаточно, чтобы приобрести гранатомёт за полцены, но вот для того, чтобы кольца на заказ делать, пока ещё не дорос... приходилось выбирать из того, что было предложено на витрине.
Вживаясь в атмосферу заведения, Сонни с каждом шагом с большей решительностью отказывался от идеи приводить Агату в "Изумруд" - было бы ради чего тащиться в такую даль; похоже, что заведение когда-то блестело... может, даже и процветало, хотя это - уже сомнительно. Место как-то неудачно было выбрано - здесь бы забегаловку придорожную открывать, а не что-то с претензией на шик и сервис... Может, поэтому друга Майкла персонал старался облизать ещё сильнее, чем он уже был вылизан?.. Попытавшись прикинуть, сколько налогоплательщики выложили на пластические операции этого Арнольдсона, он же Уэбстер, Пульсоне порадовался, что большая часть его доходов - недекларируема. И как-то даже жалеть начал, что поехал - честно говоря... с уголовниками общаться ему было приятнее, чем с такими "манекенами", будь они хоть трижды заумными - у бандитов, воров и убийц рожи хоть и страшные, но и то, более честные. Но неприязни своей Сонни, конечно, не показывал, протянув политику руку с широкой улыбкой.
- Рад знакомству... - затем, правда, Рональд перешёл на такой язык, которым они даже на встрече с Сальвиатти и Сэлом-Молотком на яхте озвучивать стеснялись...

Кольцо кстати

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-04-24 17:26:20)

+2

8

- Кольцо? - удивленно приподняв бровь, Фрэнк на автомате принял из рук Пульсоне коробочку и заглянул внутрь – и в самом деле кольцо. - Да ну нахер, ты предложение ей сделать решил? - засмеялся, переведя взгляд с украшения на Сантино, и передал коробочку Майку, чтобы и тот заценил. В принципе похвальное решение – как итальянец, Фрэнк очень положительно относился к институту брака - просто неожиданное, оттого и разразился смехом. – Нет, ну молодец, - похлопал его по плечу, поддерживая. На взгляд Альтиери жена из Тарантино была, конечно, не лучшей. Жить с женщиной, у которой характер по твердости не уступает мужскому не просто. Не случайно ведь у них было принято жениться именно на итальянках, дело не только в вопросах чистоты кровь, дело в воспитании и менталитете. Итальянская жена, как ни крути, понимает, что главенствующая роль в семье отводится мужчине, а ее забота – это дом и дети. Чего не скажешь вот об американках, к примеру, Фрэнк знал много примеров, когда женитьба на американке превращала мужчину в подкаблучника. Агата хоть и испанка, но с ее темпераментом судьба у Сонни была предопределена. И это далеко не весь перечень подводных камней, который будет ждать Пульса. С ее-то родом деятельности… Но говорить об этом Фрэнк смысла не видел, к его мнению Пульсоне прислушивался не особо, и тем более не прислушается начни его андербосс отговаривать от женитьбы на женщине, которую тот любит. Может, для Пульса и не было все это помехой, кто знает? Быть мальчиком на побегушках у Тарантино он никогда не стеснялся.
- Симпатичное, - без особого восторга отозвался о кольце, которое на его взгляд было простоватым. Он бы такое и любовнице навряд ли подарил (предположив, что оно не обручальное, разумеется). – Да ей похер будет на самом деле, хоть ты пластмассовое в коробку сунь. – Пульс сам, что ли Агату не знает? До содержимого кошелька своего избранника ей явно дела нет. И модницей ее не назвать, которая помешана на шмотках и украшениях. – Если она готова выйти за тебя, она выйдет. А вот это, - ткнул на коробочку, - ритуал и не более. – Залезая обратно в машину, Альтиери подмигнул другу, - на свадьбе, стало быть, погуляем.
До «Изумруда» они добрались быстро, пускай и находился он за городом - пробок в этот час не было. Заметив скептичное выражение лица Пульса, впервые оказавшегося в этом ресторане, Фрэнк ухмыльнулся. Не самое лучшее заведение для того чтобы пригласить девушку – в этом он был согласен, но достаточно хорошее, чтобы встретиться здесь с кем-то без лишних глаз и ушей. Последнее им и нужно было сегодня.
- Привет, Рональд, - пожал руку встречавшему их мужчине. Обычно Фрэнк руки гомикам не подавал – именно таким он посчитал Уэбстера с первого дня, когда увидел его -  но ради миллионов, которые сулил проект, готов был стать толерантным. – Да, мне эспрессо двойной, - сделал заказ, расстегивая пуговицу пиджака и присаживаясь за стол. После когда официант удалился и все расселись за стол, переключился на разговор о делах.
- С какими партиями оружия? – переспросив Рональда, от которого хотелось услышать побольше подробностей, Фрэнк глянул и на Пульса, тот, как известно вместе с Агатой занимался оружейным бизнесом и также мог быть в теме. – Давай подробнее, что там за кипиш? – Гвидо по этой теме, что ли взяли? Фрэнку это показалось каким-то маловероятным, ведь от торговли оружием Монтанелли был достаточно далеко, между ним и контрабандой по меньшей мере стояли Агата и его андербосс, а к ним никаких гостей не захаживало. Или не успели еще?
После всей этой херни с оружием и задержаниями, Альтиери в ответ на задорные хохотания их приятеля в лице совершенно не менялся, оставаясь серьезным и собранным, будто ожидал того самого «но», о котором под конец заикнулся Ронни.
- Какие опять проблемы? – устало вздохнув в предвкушении очередной суммы, которую им надо будет выложить, поинтересовался у мужчины. – Ты же блять только что сказал, что все на мази. – Давая деньги, таким как Уэбстер, Альтиери вовсе не рассчитывал слушать о каких-то там проблемах. Их у Рона будет еще больше, если прокатит их с контрактом. Хотелось верить он понимает, с кем связался и что его ждет в случае "проблем".

+1

9

- Кольцо? Неужели решился? Сонни, дружище, поздравляю. Получается, мы теперь с Фредо в нашей конторе одни унылые холостяки? – рассмеялся Майк, хлопая соучастника по плечу. Он давно заметил, что тот относился к своей строптивой подруге с трепетностью и заботой, которая на первый взгляд могла показаться несвойственной для проведшего столько лет в тюрьме уличного бандита. Вот как возился с обустройством их виллы, будущего, как теперь оказывается, семейного гнездышка. Казалось, он был готов даже на то,  на что лично Ринальди никогда бы не согласился в отношениях – ставить подругу на первую место, в какой-то степени уступать ей лидерство и пальму первенства. Cам-то итальянец был твердо уверен, мужчина должен быть всегда главным – хотя и  давать своей второй половинке все. Подумалось – может быть, дело еще и в том, что прокуковавший такое количество время за колючей проволокой Пульс особенно стал ценить те простые, но вечные радости, что дает домашний очаг и любимая женщина рядом? – На свадьбу-то пригласишь? Взял на минуту в руки кольцо, разглядел его. Конечно не что-то умопомрачительное, но вполне приятное на вид. Да и не главное это, Ринальди хотел бы надеяться, что Агата будет смотреть не на дороговизну или качество камня, а на то,  что олицетворяет собой этот подарок. Самому капитану южной стороны в жизни попадалось достаточно шлюх (ведь это не профессия, а черта характера), который в первую очередь смотрели на ценники подаренного – и таких, по его мыслям, можно было только трахать, пока не иссякнет запал, но никак не пускать в душу  и  не создавать с ними семью. Впрочем, Агата ведь девушка серьезная, в своем юном еще возрасте добившаяся всего сама, а не какая-то искательница легких денег. – Он в форме сердца же. Настоящие женщины ценят такие мелочи, мне кажется, больше, чем количество каратов и тому подобного. Главное жест и намерение. То, что ты вложил в этот подарок, сapisce?
Все эти разговоры о прекрасном были совершенно забыты, когда прибыли в Изумруд и завели беседу с Уэбстером. Здесь обсуждались деловые материи, в которых не было места эмоциям и светлым порывам. Business as usual. – Да в городе появились небольшие партии оружия, списанного, вот и решили взять превентивно опасных субъектов разных, чтобы не мешали расследованию. Подробностей не знаю, но шеф полиции губернатору что-то такое докладывал.– Ронни  поболтал  напиток в стакане, одернул свой элегантный галстук. – Кого-то из ваших друзей затронуло? Затем встал и прошелся по комнате,  под светом горящей на потолке лампы его лицо казалось куда более помятым, были видны образовавшиеся от бессонных  ночей мешочки под глазами и синеватые прожилки на висках. Да и на лбе просматривались узкие россыпи морщин. На комментарий Фрэнка развел руками. – Я сказал, что могу решить определенные проблемы. Но я не Господь Бог.  И сразу давал понять, что некоторые вопросы придется решать вместе, Фрэнк. Открыл портфель,  начал в ним рыться, пока не  достал Айпэд последней модели. Начал в нем ковыряться, одновременно говоря. – Вы в курсе, почему слетела прошлая Администрация? Они же даже контракты кой-какие заключили, подрядчики начали было возиться. А потом все пришлось закруглять и договоры разрывать. Ринальди попытался припомнить, поморщился – Ну… Нарушения закона, неумение наладить контакты с общественностью, протесты… Тут  Рональд поднял вверх палец – Ключевое слово последнее.  Вот поглядите. Он протянул Айпэд андербоссу – и там появилась картинка. Палаточный городок, насчитывающий чуть ли не несколько сотен шатров, толпы людей, окружающие строительную технику и размахивающие флагами. На развевающихся баннерах были красноречивые надписи «Руки прочь от природы!», «Отдай нам нашу землю, Дядя Сэм!», «Не дадим коррупции проложить рельсы через наши жизни», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!». Цвета этих штандартов были разноцветные – от серпа с молотом до какого-то радужного, кажется, символизирующего ЛГБТ-движение.  Затем на экране показалось упитанное лицо с бородкой  и в очках, которое что-то вещало в рупор – но из-за дикого ора, который подняла вся шатия-братия,  что он говорит, было не расслышать. – Понимаете? До какой-то поры нам с вами лично это было выгодно  – я вот даже некоторых потенциальных заявщиков из больших акул припугнул, в частном разговоре, что такое будет продолжаться до самого конца строительства – вот они и решили не заявляться. Многозначительно глянул на Альтиери – мол, не говори тут, что для вас не стараюсь. – Но теперь это стало большой занозой в заднице. Когда они прослышали, что опять объявляется конкурс, то активизировались – на фургонах начали подъезжать новые смутьяны. Клянутся, что при начале строительства все там разнесут. Тут главный секретарь по инфраструктурным вопросам  провел пятерней по внезапно вспотевшему лицу.- И для меня это не меньшая проблема, чем для вас, ребята. Ибо когда меня посылали сюда, то взяли гарантии, что все пройдет гладко. Мистер Пульсоне, вот вы за кого голосовали на прошлых выборах? Наверное,  телевизор смотрели, в курсе, что у президента сейчас нет большинства в конгрессе? И провал этого проекта может свалить все правительство в Вашингтоне. Не очень понятно было, почему Ронни решил обратиться именно к Пульсу – хотя затем  Майкл сообразил и ухмыльнулся.  У того включился инстинкт политика, даже интонации стали соответствующими, парадно-телевизионными. А простоватое лицо Сантино тут видимо больше всего напоминало гостю из Вашинтона образ «среднего избирателя», на которого призывали ориентироваться все политтехнологи.- Некоторые видимо думали, что посылая меня сюда, шею сломают. Но я хер дамся.  Ринальди, которому и  Фрэнку только что принесли кофе, спрятал в чашке улыбку – он кое-что понял. Уэбстер пошел на сотрудничество с ними далеко не только и не в первую очередь ради денег. А ради иного, за что человек его типа продаст душу дьяволу – карьеры. Он банально не знал, как выйти из мышеловки, куда его запихнули подковерные интриги в столице – и обратился к мафии. Но кое-чего до конца капитан все же не понимал. – Послушай, Ронни, а мы-то тут при чем? Пусть губернатор пошлет копов, я же видел,  они там бутылками в рабочих кидали, хуй ли с ними церемониться? Тут внезапно Уэбстер, подобно тигру, подскочил на своем стуле и силой стукнул стаканом из-под латте об стол, так что от него отлетела ручка  – Нельзя,  черт побери! Я бы давно их всех на хер к стенке поставил! Но вы поглядите, кто у них на передних фронтах! Пидоры и ковырялки… -  эту фразу Уэбстер произнес с наслаждением человека, вынужденного в силу честолюбивых устремлений постоянно врать на камеру о своей любви к секс-меньшинствам. Возможно, он заодно подорвал в душе Фрэнка уверенность в том, что играет за другую команду. – «ЛГБТ-Прайд Калифорнии». А также всякие представители обиженных рас. Их лидер чертовски умный парень, выставил их на передний фланг. Он перемотал запись и перед гангстерами опять возникло самодовольное лицо вещающего в громкоговоритель человечка. – Власть никогда не применит протих них силы. Это типа народ протестует – вот если бы сам народ и дал им отпор… - потускневшим голосом договорил он, глядя на своих собеседников. - Если протесты не закончатся и городок не исчезнет - всю лавочку могут свернуть и вообще отменить конкурс. Мне каждый день по этому поводу трезвонят.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-27 14:54:09)

+2

10

Ну, да, пожалуй, с чем - а с менталитетом у Сонни были некоторые... послабления, разногласия, внутренние конфликты, как не назови, в общем, но итальянцем он был, пожалуй, ещё в меньшей степени, чем Майкл и Фрэнк - не звучит, но можно было бы и так сказать - да и не удивительно, впрочем, учитывая, что самым "итальянским", что у него с самого детства было, только и осталось, что имя... В детском доме неважно, какого ты там цвета, происхождения, там все равны и всё у всех одинаковое - и это куда в большей степени справедливо, нежели в тюрьме, где почти всё строится на расе, или в армии, где разница в культурных различиях чувствуется уже сильнее. Дело не в менталитете. А именно, что проведя столько лет за решёткой, Пульсоне действительно научился ценить в жизни не только удовольствие - но и... что-то настоящее, крепкое, ценное - человеческое, а за решёткой этого не так уж и много. И брак - это было частью этого. Нормальной жизни, которой в тюрьме он был лишён... А Агата - тем шансом, упустив который, он вполне мог превратиться, вон, в Майкла (не в обиду ему будет сказано), или чего ещё хуже - в Рокки, который в свои пятьдесят только и мог, что за задницей босса таскаться: сорок лет - возраст уже серьёзный, а если после сорока в жизни так и не появилось чего-то серьёзного... то дальше вряд ли будет что-то толковое. Тарантино, её пацан - это самое "толковое", что в его жизни вообще было после того, как он вышел.
- Пока не единственные. Зависит от того, что она скажет... - усмехнулся Пульсоне. Хотя, если вдуматься, "женат" - это всего лишь определение для штампа паспорта; и придумано паспортистами - клерками... сухое слово, просто потому, что какое-то определение было надо дать. Как со словом "Мафия", почти. Тут с Фрэнком не поспоришь - за ритуалом должно скрываться нечто большее... пожалуй, настолько большее, что и в самом ритуале необходимость отпадёт. Отсутствие колец вместе им жить пока никак не мешает... - Приглашу, разумеется. - или они думают, что он тут их оставит за закрытыми дверями - после всех шансов, что ему предоставили, приёма, что оказали? Если бы хотел скрыть - не стал бы и рассказывать. Но скрывать такие вещи - больше как-то в стиле Агаты; Сонни вот не стеснялся, да и вообще, из таких вещей не принято делать тайны от своих. Не по понятиям. - Я бы судьбу так не стал искушать... - засмеялся на замечание Фрэнка. Всё-таки не так уж они оба хорошо знали Агату, как выясняется, ну да они и не жили с ней под одной крышей... слава богу. И не в дороговизне тут дело. Его сомнения заключались в другом... - В том-то и дело. Сердце - как-то... наивно, что ли. Но я тебя понял. - сердце - это банально; а чего Агата не переносит - так это банальностей... есть исключения, конечно, как всем женщинам, Агате приятны общепринятые стереотипные знаки внимания. Но... предложение Пульс не хотел превращать во что-то обычное. Что угодно - но не этот ритуал.
По случайном стечению обстоятельств, часть этого ритуала Рональд, похоже, затронул в разговоре - не вступая в полемику, Сонни мысленно похвалил себя за то, что отзвонился помощнику с просьбой убрать этот гранатомёт подальше: что-то казалось, что он так удачно появился в зоне его доступа отнюдь не случайно. Возможно, то, что копы разыскивают, уже начинает расходиться по рукам?..
- Кажется, я понял, о чём речь. Это на тему того типа из Никарагуа, что тут якобы проездом? - Пабло Гутиерес, но Пульсоне предусмотрительно не стал называть имён за столом - всем и так всё понятно, наверняка граждан Никарагуа, желающих проехать через их город транзитом, не так уж и много наберётся. Если конкретно - наверняка это и были, что Гутиерес этот и его команда... - Тогда нашим друзьям вряд ли что-нибудь угрожает. - заверил остальных. Этот больше со своими связан - такими же, потомками испанских, или какими они там были, колонизаторов. Хотя, добыча, пожалуй, желанная - Пульсоне не удивится, если Пабло местные оберут раньше, чем его полиция найдёт... более того, скорее всего - так и будет, если он не уберётся из города побыстрее - неважно, с товаром или без него.
- В 2012? Вообще-то за Митта Ромни. - поняв, что Обама повёл их прямёхонько в задницу, и в какой-то степени - из солидарности тем парням, которых он отправит в очередную горячую точку умирать - а ведь он сам мог оказаться среди таких же ребят, много лет назад. Именно, что чудом каким-то не оказался - по-другому и объяснить нельзя, как так получилось, что на настоящей войне так и не побывал ни разу. 
- Ха... мило. Прямо как в шестидесятые. Хиппи хреновы. - усмехнулся Пульсоне, изучая милостиво предоставленный Уэбстером видеоролик. - А проблема-то в чём? Рабочим места не нужны, или просто кишка тонка кинуть бутылку в ответ?.. - именно в этом, видимо. Впрочем, на работяг рассчитывать тоже особо не стоит - если им уже проплатили, они могут ещё долго сидеть на жопе ровненько и получать зарплату. А сломать парочку носов педерастам - Сонни с самого выхода об этом мечтал. Ну а уж как мятежи и забастовки нужно подавлять - насмотрелся за пятнадцать лет... и как подавлять, и как устраивать тоже; но сейчас от них явно требовалось первое, а не организация встречного протеста. Решить проблему, впрочем, даже силой нужно деликатно - едва ли жертвы или калеки среди ЛГБТ-Прайда пойдут кому-либо на пользу. - Уверен, в нашей стране не все так же лояльны к голубым... - и даже заключённые или экс-заключённые - всё равно остаются гражданами страны. С закреплённым за ними избирательным правом... Сонни усмехнулся. В голову пришла неожиданная идея, только насчёт того, пройдёт ли она, уверен он пока не был: - У меня есть с десяток знакомых, которые были бы рады работать на такой стройке, и к педикам они особой любви не питают. Одна загвоздка - они сами как бы из "обиженных рас". - мексиканцы, короче - нелегалы. Те самые, которые сооружали строения на его стрельбище - и, по мнению Пульса, они производили впечатление людей, которые готовы кого угодно покалечить, чтобы получить хорошую работу - и кого угодно убить, чтобы получить гражданство.

+2

11

Что такое «превентивно опасный субъект» Фрэнку в силу своего образования и весьма специфичного круга общения понять до конца не удалось, поэтому ему оставалось разве что надеяться, что он к таковым не относился. Как-то вот совсем не улыбалось загреметь в участок именно сейчас, когда его жена со дня на день должна была родить; вряд ли Джульетт забудет ему такой «подарочек». Нахмурившись, андербосс перевел взгляд с Рональда на Сонни, который, кажется, догадался, о чем шла речь и даже о ком, упомянув некоего типа из Никарагуа. Судя по тому, что Фрэнк о нем знать, не знал, тревожиться ему не стоило.
- Наши друзья в принципе отношения к этому не имеют, - ровным тоном отозвался гангстер. Убеждать Уэбстера в том, что они обычные бизнесмены Альтиери, конечно же, не собирался, слишком очевидно было обратное для главного секретаря, в то же время обсуждать свою деятельность помимо строительства явно лишним было. Ронни должен знать не более того, в чем он лично сам замешан.
- Да, видел я это по телеку, - оставив тему с оружием и арестами, Фрэнк взял протянутый ему планшет, и лишь коротко глянув в него, понял, о чем шла речь, и передал по кругу дальше. Как обычно в числе протестующих были самые бесполезные слои общества типа студентов, пенсионеров и домохозяек, у которых полно свободно времени на то чтобы поселиться в палаточном городке и дни напролет размахивать транспарантами. Также были и те, которым в принципе лишь бы права покачать, не важно по какому поводу. Каким-то образом строительство железной дороги ущемило и права голубых тоже, впрочем, скорее всего они просто пиарились на этой теме, дескать, социально-активные и все такое. Там же были представители левых политических сил, но с ними понятно, эти за любой кипишь лишь бы против правящей администрации. Кажется, только представителей Гринписа не хватало, впрочем, на сто процентов утверждать Фрэнк не стал бы. – Ебаный стыд, черножопые и пидары указывают нам, что мы должны делать. – С досадой в голосе поделился своей не отличавшейся либеральностью гражданской позицией. Судя по реакции Рональда на это, все-таки мужиком он был, что не могло не радовать. – Боятся замочить какого-нибудь нигера или пидораса и огрести за это, - хмыкнув, ответил Майку, напоминая о Фергюсоне, где не так давно в течение нескольких месяцев были беспорядки из-за того коп пристрелил одного из представителей так называемых расовых меньшинств. Несмотря на то, что в Калифорнии исторически демократы пользовались большей поддержкой населения, Фрэнк к их числу не относился, и о чернокожем президенте с самого его первого срока не лучшим образом отзывался. К его предшественнику-республиканцу, конечно, тоже вопросов хватало, но все же оба раза Альтиери свой голос отдавал за него, ну, а на последних выборах, раз уж тема коснулась их был солидарен с Пульсом.
Что же касалось помощи в разгоне палаточного городка, опыта у Майка и Фрэнка хватало. Занимаясь строительством, им приходилось периодически забастовки разгонять – здесь суть была та же. – Хочешь, чтобы мы ими занялись? – сделав глоток из чашки, спросил у Ронни. Затем выслушав Сонни, кивнул головой и жестом показал, что все в порядке – нелегалов готовых за сотню баксов битами и кулаками помахать, у них с Майклом тоже хватало. Какие-то и за бесплатно готовы, удовольствия ради. – Может это даже и к лучшему, что они из числа таковых, - пожав плечами, ответил Пульсу. – Для прессы и общественности. Что скажешь? – повернулся уже к Уэбстеру, который лучше во всех этих перипетиях разбирался. – Главное не будет подозрений, что кто-то эту акцию заказал. Кто у них, кстати, главный? – у протестующих имелось ввиду. Люди – то еще стадо, и им нужен пастух, тот, кто соберет их вместе и нальет в уши дерьма. Судя по количеству транспарантов, конечно, не один был, но кто-то ведь все равно бОльшим авторитетом пользуется. – Разговаривать с ним пробовали? – Под разговорами Фрэнк подразумевал угрозы, но хотел и в общем понять, что там за клоун во главе этого цирка. Не мешало, бы прижать его. Убивать никого Альтиери пока не планировал, но если придется, мог и это устроить. Интересно было послушать пожелания Уэбстера на этот счет, хотелось ему крови или нет?
- И раз уж первую проблему мы возьмемся решать, что там со второй? – Помнится, Ронни говорил, что их две. Какая из них «еще хреновее»?

+2

12

- Будем надеяться. -  Майка несколько укололо, что он ничего не знал о каком-то никарагуанце. Видимо, это была некая тема с оружием, связанная с Тарантино, потому Пульс  и был в курсе? - Я тоже за Митта, кстати. Хотя бы из-за предложения о запрете однополых браков.   Нельзя сказать, что Ринальди были так уж по душе республиканцы или уж тем более сектанты—мормоны (а ведь Ромни был активным членом Церкви Иисуса Христа Последних Дней), но тот  Содом, в который страну вгоняли демократы, его откровенно раздражал. И уж черножопого президента он точно видеть на экране не хотел. Все это, однако, не мешало ему на местах при необходимости активно работать и с демократическими бонзами, как вот с Уэбстером – бизнес прежде всего.
Главный секретарь, тем временем, сокрушенно пожимал плечами.  – Рабочим места нужны, но сейчас договоры расторгнуты и потому площадки пустуют. Да когда не пустовали, их устраивало получить аванс и ни хера не делать. Ясное дело, если тебе в карман уже положили денежку, чем плохо пить пиво и сетовать на злобных демонстрантов, не дающих таскать цемент или орудовать на подъемных кранах?
- Слушай, Сантино, а ведь отличная мысль. Как сказал Фрэнк, что "обиженная раса" – даже хорошо, меньше будет воя о дискриминации. Тут Майк многозначительно подмигнул соучастнику – вот ты и этим делом и займешься. Что он так умело проявил инициативу, было отрадно. Именно ведь такие случаи и создают, кирпичик  за кирпичиком, ту лестницу уважения, по которой поднимаешься к успеху.
-  Некоторый будет – но мы тоже шум создавать умеем.  И у меня есть приятель в «Sacramento Today», и ты кой-чего можешь, верно, Ронни?
Чиновник просиял,  покивал гладким пробором, лихорадочно потер ладонь о ладонь, соображая. – Да, тут  не беспокойтесь. «Рука Москвы», «Богачи-гринписовцы отнимают заработок у рабочих из меньшинств».  Неплохо, неплохо.  Если бы вы, мужики, эту язву бы ликвидировали, было бы прямо-таки идеально.
- Главное, чтобы эти горячие мексиканские парни не переборщили и не устроили там Геттисбергскую битву*.  Там есть такие, что с головой дружат? – хмыкнув, спросил Ринальди, обращаясь к Пульсу.  Разогнать-то демонстрацию надо, но оставлять на стройплощадках горы трупов пенсионеров, студентов и педиков тоже не слишком хорошо для пиара и будущего развития проекта. Перегнув палку, можно себе в колено выстрелить, тут важно запугать, навести панику, при этом не проливая слишком много крови. – Все должно быть спланировано. Вещь очевидная, но и действительно здесь Пульсоне и им придется быть и стратегами, и тактиками.
- Вот их лидер – настоящая заноза в заднице, Фрэнк.  Джейкоб Браун,  чертов хиппарь из Фронта защиты окружающей среды. Изображает из себя знатного экологиста – а на самом деле, сукин сын,  пиарится, чтобы карьеру сделать. Уэбстер вновь занервничал, поскреб наманикюренными пальцами по столу. – Там все на самом деле им держится – ну и парой лоббистов, которые ему дают деньги,  чтобы дорога не строилась.  А он не уступит сейчас – и знаешь почему? Советник из Вашингтона достал откуда-то из недр пиджака небольшую фляжечку, отхлебнул, затем поднял вверх руки, словно сдаваясь. – C ним действительно «говорили» - но только вот нянчились и сулили всякое. И в этоге этот мудак вообразил себя большим человеком. Говорит, свернет протест только если ему помогут стать губернатором Калифорнии. Тут Ринальди  в голос засмеялся и отставил в сторону чашку.
– Ну, думаю, немного воспитательной работы не помешает, а, мистер Альтиери? Это не Бог весть какая шишка,  всю жизнь по закоулкам околачивался, где он состоял там, в Зеленой партии*, а Ронни?
Повеселевший  Уэбстер  живо согласился с такой характеристикой настырного активиста. – Ну да, пока не стал для них слишком радикальным и не создал эту банду террористов свою, Фронт. Однако второй вопрос Фрэнка опять заставил государственного служащего нахмурить лоб. – Вот тут все серьезнее, ребята. Дело в одном из членов Администрации…  Имя Дональда Стумпи вам известно?
Капитан южной стороны  почесал подбородок – кто же не знал Дональда Стумпи, считающегося одним из наиболее ярких местных политиков в Сан-Диего?  Бывший профсоюзный лидер, затем деятель молодежных христианских организаций,  затем чрезвычайно успешный мэр маленького городка, затем многолетний член и председатель  разных комиссий в легислатуре штата. И при этом –видный бизнесмен, наживший миллионы в своей фирме, занимающейся инфраструктурным финансированием. - Проклятый мистер Совершенство, все не по нему!  С тех пор как губернатор его назначил, постоянно ставит мне палки в колеса. Собирается баллотироваться в Конгресс от штата на следующий выборах, вот и сделал своей специальностью борьбу с коррупцией. Еще и эту сучку Октопусс подзуживает! После этого эмоционального выплеска  Рональд прикрыл глаза, сделал несколько глубоких прерывистых вдохов – видимо, по какой-то восточной методике. Затем продолжил, уже спокойно и деловито. – Хотя нам вроде бы удалось сколотить в совете директоров большинство,  но некоторые колеблются, а у Стумпи большой авторитет в штате. И он мне прямо намекнул, что прямо после конкурса может начать компанию в прессе, мол все, что происходит, пахнет «мафиозными» сговорами. «Мафиозными», Фрэнк!
Майкл поглядел на лучшего друга  -и с большим сожалением сказал. – Тут надо осторожно, у Стумпи связи нехилые – и дело, главное, не в нем,  а в его брате, что  большой человек в  столице. Какой-то начальник в Пентагоне с кучей неприятных контактов.
- И не подкупишь при его состоянии. Даже  моими друзьями в Вашингтоне не унять, будто с цепи сорвался. Не знаю, о чем думает….  Словно неуязвимый какой-то… – уныло подтвердил Уэбстер.  Но тут дернул носом, словно вспоминая нечто. – Есть одна зацепка, правда – я пытался на него нарыть что-то… Мой человек с его бывшим шофером поболтал, которого он выгнал. И выяснил, что этот примерный семьянин раз в неделю примерно ездит к вам в Сакраменто, на своей самой дешевой машине – а супруге говорит, что покатил  в Санта-Моники, поговорить с избирателями. Что скажете?
Майкл понял, о чем идет речь – но особого энтузиазма не проявил. – Любовница, ясен пень.  И я понимаю, о чем ты. Но фиг знает, сломается ли,  если предъявим ему такое, он же не Клинтон и весь овальный кабинет не обкончал. Кеннеди вот какой плейбой был – а популярности не терял.  Но раз баллотируется... Проследим, думаю? Глянул на андербосса.

*Би́тва при Ге́ттисберге (англ. Battle of Gettysburg) — самое кровопролитное сражение в ходе гражданской войны в США, произошедшее 1—3 июля 1863 года в округе Адамс, штат Пенсильвания

* Па́ртия зелёных. Зеленая Партия (англ. Green Party United States) — политическая партия США. В Калифорнии выигрывала ряд местных выборов. Основные аспекты идеологии - пацифизм, экологические вопросы, поддержка однополых браков и легализации абортов во всем мире,  феминизм, социал-демократически ценности и т.д.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-29 13:04:31)

+2

13

Говорят, что разговор о политике - один из лучших способов рассориться с своими знакомыми; и правило это действительно работало, кстати, но, как ни странно, не в их случае и не сегодня. Может, из-за близости к живому и настоящему политику, вышедшего "в народ" и севшему с ними за один стол, а может, потому, что важна была не политика, а бизнес - и даже высказывания о голубых и чёрных, которыми они, кажется, уже нарушили пару законов о пресловутой политкорректности, касались бизнеса, конкретно их дел, а не политики в целом. Как и надо вести дела, впрочем. Пульс уж точно не собирался бороться за расовую или гетеросексуальную чистоту во всей стране, иначе - чем он сам, по сути, будет лучше этих утопистов с своими мегафонами и палатками?.. Да и к чёрным он не питал особо лютой неприязни. Мудаков среди всех хватает, а среди тех, что бастовали, кстати (да и среди геев) - вон, всё больше белых. Нигерам некогда заниматься подобной фигнёй - они либо друг друга мочат, либо работают, но всё в пределах своих территорий - за исключением таких одиночек-уникумов, как тот же Обама, которые уже и сами больше "белые", чем "чёрные", что по меркам своих, что по меркам всех остальных...
- Ну так тем более. - Сонни кивнул Фрэнку и Майклу. Тут речь, конечно, кое о чём побольше ста баксов, парням необходимо трудоустройство - хотя, если с этим не получится, то и "живая" наличность - неплохой вариант, строительную форму они вон огласились тогда одолжить за небольшую цену относительно того, для чего она потребовалась, штука в том, что предложить сначала. Когда сначала пообещали больший кусок - за меньший не пойдёшь делать то же самое уже из принципа... в общем, Пульсоне поговорит с ними, что-нибудь решат. - С английским у них больше проблем, чем с головой... - усмехнулся Пульс, заверив Майкла. Нет, Эйнштейнами эти парни не были, конечно, но разницу между "набить морду" и "забить до смерти" (как и разницу между "построить" и "разрушить") вполне знали. Что неплохо, эти ребята были честными - что ещё лучше, честными не на сто процентов, не до наивности. И ради того, чтобы получить в итоге легальное рабочее место, вполне могли пойти и на преступление... Впрочем, а кто вот из них, из мафиозо, уважаемых людей, в молодости не рассуждал именно таким образом? Все "люди чести" когда-то были ворами.
- Спланируем... тоже уже не в первой.
- беспорядки и бунты в тюрьме - вещь тоже довольно обычная; конечно же, Сантино в стороне не оставался, потому понимал, что к чему. Основным лидером таких мероприятий, правда, ему быть ещё не приходилось, но... он думал, что справится - с той частью, где непосредственно нужно заняться делом, определённо. На самом деле, Пульс сам собирался быть в числе тех, кто будет разгонять демонстрацию; так будет легче контролировать процесс, а в каске, среди мексиканских рож, в пылу драки - да вполне сойдёт и за "карамельного".
- Чего? Одна из этих макак - на место Арни?! - Сонни аж подскочил на стуле. - Да ни за что. - засмеялся, вторив Ринальди. Австриец Шварценнеггер, на своём примере всем доказавший, что у мужчины могут быть и мозги, и мускулы одновременно, добившийся огромных успехов не только в медийном бизнесе, но и в политике, для Пульсоне был одним из тех немногих людей, на кого он хотел бы быть хоть немного похожим; и планку экс-губернатор Калифорнии, может, и задрал конкретно, но это не означало, что в кресло, где сидела задница "Железного Арни", стоит теперь пускать кого бы то ни было. Это вот действительно было чем-то, за что Пульс мог бы отдать свой голос искренне - нечто личное.
- Не сломается, если у нас не будет железобетонных доказательств... - пробормотал Пульсоне. Кеннеди и убивать не пришлось бы, живи он в двадцать первом веке; да и с Клинтоном его сравнивать - тоже не совсем верно, Билли-то, видимо, вдохновлённый его примером, и впрямь стал смешивать свою работу с личной жизнью, забыв о том, что сексуальная революция уже давно прошла, ну и погорел на этом... запустив тем самым машину нравственности, которая, возможно, и перевернула демократию их страны с ног на голову в итоге. - А девку мы знаем?.. - спросил, склонившись к уху Майкла. Тут тоже есть путь сверху и путь снизу, а шантаж - дело вообще тонкое. И если уж нужно взять этого Стумпи за яйца - проще всего и будет сделать в непосредственной близости к дырке, в которую он суёт свой член. Пульс продолжил шептать: - Пару месяцев назад мы, эм... кино снимали на студии. - до пожара ещё. Не совсем "кино", не совсем удачно получилось, учитывая и погром на студии, и что было после, но - суть сейчас не в том, да и Майклу не эти подробности нужны, а если и нужны будут те самые - потом отдельно расскажет, это не тема для Уэбстера, и не тема для застолья вообще. - Суть, в общем, в том, что один писатель решил раскрутиться на сексуальном скандале. Типа он к проститутке пошёл, а та записала их на видео и выложила в сеть. Так вот... Стоумпи ведь таким образом не раскрутится. - для него, наоборот, такое видео может оказаться губительным. Мерзко, грубовато, но работает со времён ещё того же Кеннеди... Хотя, пожалуй, это тоже нужно провернуть поделикатнее - если эта фигура большая, при падении может и задеть кого-нибудь.

+2

14

- Губернатором Калифорнии? – Фрэнк посмеялся над этим вместе со своими друзьями. - По-моему он не в себе. – Знавал он таких политиков, которые строили из себя больше, чем представляли в действительности, и заканчивали они, как правило, плохо. Над тем, чтобы их заткнуть, подумывали не слишком долго, и Фрэнку вот подавно на него плевать было. Отдать приказ о том, чтобы ублюдка отправили на тот свет, он мог, не шибко раздумывая, все-таки решали они сейчас вопрос, который касался десятка миллионов, и жизнь больного на голову общественно-политического деятеля, бывшего птицей отнюдь не высокого полета, столько точно не стоила. – Мы им займемся, - кивнул Уэбстеру. С этого дня он мог вычеркнуть господина Брауна из списка тех, кто доставлял ему хлопот. Они с Майком сумеют решить с ним вопрос, в этом сомнений не было, уж у них яиц точно хватит, чтобы «поговорить» с этим клоуном как следует.
Что же касалось следующей личности, на первый взгляд уладить с ним разногласия показалось задачей более сложной, но на второй взгляд Фрэнк прикинул, что подобными действиями небезызвестный Донадьд Стумпи палки в колеса вставляет не только им. Он ведь не единственный миллионер, оказавшийся вовлеченным в этот проект? Наверняка были и другие, те, которым строительство железной дороги, напротив, виделось благом, возможностью приумножить свое богатство. И ведь таковые были не только из числа «мафиозных структур», которые озвучил Уэбстер. Услышав это, Альтиери скорчил физиономию, мол, что за херню вы несете. Как любой уважающий себя итало-американец, причастный к тому что зовется мафией, факт существования последней он по-прежнему, отрицал, и не важно что его доказали еще тридцать лет назад, для него это все было поводом еще раз упрекнуть в дискриминации.
- Да пошел он нахер. Что он собрался предъявлять? – То, что у них итало-американские фамилии? Ну, так до их фамилий еще добраться следует, они не случайно не ставили свои имена в учредительные документы. Те люди, которые принимали участие в конкурсах, едва ли могут вызвать ассоциации с мафией. Хотя и судебные разбирательства способные затянуть реализацию проекта на руку им, конечно, тоже не были.
- В общем, Ронни, мы тебя поняли, - и касательно Брауна, и касательно Стумпи. Кем бы они ни были, заткнуть их ради достижения поставленных целей Альтиери был готов. – Продолжай заниматься своим делом, а мы займемся этими двумя гондонами. И демонстрантами само собой. – Он кивнул Майку, соглашаясь с тем, что за Стумпи им следует последить, и с Сонни согласился, рассудив, что заснятое порновидео с супружеской изменой может послужить хорошим стимулом к тому, чтобы заставить действовать так, как выгодно им. Возможно и другие способы шантажа сгодятся, тут еще обдумать надо было.
Допив кофе, Альтиери достал из бумажника десятку и положил ее в блюдце под чашку – здесь достаточно было и за напиток и на чай с лихвой. Поблагодарив Ронни за уделенное им время и за всю предоставленную информацию, он пожал ему руку и, попрощавшись, кивнул парням, чтобы те следовали за ним. Детали дальнейших действий им лучше было бы обсудить с глазу на глаз.
- Пульс, - добравшись до сигарет и закурив одну из них, обратился к Сантино. – Твои приятели, - те о которых он упоминал, что строили его тир. – Пускай разберутся с демонстрантами. Там не должно остаться ни одной палатки. Но так чтобы без трупов, скандалы нам ни к чему. – О том, что на Сонни можно положиться, Фрэнк знал по порностудии, решать там их нью-йоркскому другу приходилось различные задачи, не только девочек отбирать, вот недавно с «переездом» активно помогал, когда они вынесли съемочного оборудования с телестудии на несколько десятков, если не сотен тысяч долларов. Если хорошо управится и с этой задачей, как его отблагодарить они с Майком найдут – проект сулил много денежек, дадут на нем заработать и Пульсу, разумеется, им не убудет.
А они с Майком тем временем займутся этим Брауном, с которым требовалось перетереть с глазу на глаз, втолковать ему о том, чтобы сидел тихо. Ну, и со Стумпи, это занозой в заднице…
- Пусть парни твои последят за Стумпи, - обратился уже к Ринальди, идея эта как раз его была, да и кому как не ему Фрэнк мог доверить это дело. – Узнают что там за любовница у него, может, и еще чего интересного накопают. Про семью его пускай выяснят, да вообще любую информацию. – Ради такого дела можно и здоровьем близких пригрозить, если вдруг семейным счастьем тот не сильно дорожил. Уж жизнь детей его точно волновать должна.

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-03 00:57:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Shall we amend the First Amendment?