Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » there's no turning back


there's no turning back

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Kai & Tasha
14 апреля 2015 года

«It's my own design
It's my own remorse
Help me to decide
Help me make the most
Of freedom and of pleasure
Nothing ever lasts forever» ©

0

2

Выписка - это как дамоклов меч. Тот самый, что над головой, да. Она нависает надо мной глыбой бумажек, комиссий и прочей гадости, которую нужно пройти за каких-то там три дня. Три дня, в течение которых не то что вспоминать - думать-то нет ни сил, ни времени. Три адских, но конкретно сейчас для меня - спасительных дня. И сегодня начался второй. Все врачи, вся эта шайка-лейка, дружно вспомнили обо мне и зачастили в терапевтическое отделение, как на смотрины особо перспективной в плане приданого невесты. А приданое было еще то. Кое-кто из комиссии, собранной по моему "феноменальному" случаю, грудью стоял за то, чтобы, цитирую: "ни за что, ни при каких обстоятельствах не выписывать!" меня в ближайшие полгода. Мне кажется, будь его воля, и док утащил бы мою многострадальную тушку в свою лабораторию и там тихонько разобрал на винтики, чтобы понять, как же я, такая загадочная и живучая, устроена.
К слову, поздравьте меня, теперь я - инвалид. В смысле, не на всю голову (хотя, это еще как посмотреть), а вполне себе официально. С пенсией, программой реабилитации, гарантированной социальной помощью и, как сомнительный бонус, сочувствием всех, кто уже в курсе данного факта. Это в двадцать пять-то лет!
Впрочем, жизнь прекрасна и удивительна, завтра еще немножко попорчу себе нервы маранием тысячи бумажек, а уже послезавтра окажусь в своем загородном домике, о котором вспомнила только вчера.
Так же, как и о приемном сыне. Да, у меня достижение - пепелище того злосчастного дома стало прорывом для плотины, и я вспомнила Реми. Родителей, бывшего мужа - все так же не помню, но теперь у меня есть не только дочь, но и сын. И совсем скоро он приедет из Амстердама. Уже через неделю я обниму его, а потом заново познакомлюсь со своими мамами.
И скажу без утайки - только эти мысли не дают мне сдохнуть от безысходной жалости к себе и дикого стыда. Чего я стыжусь? Того, что до сих пор не выкинула кольцо. Оно так и болтается, как камень утопленника, у меня на шее, на цепочке, а я все не могу решиться избавиться от него раз и навсегда. Мне до сих пор больно.
Но бесконечная вереница из врачей, обследований и анализов, которые призваны, казалось бы, задержать меня здесь, в этих казенных стенах, навсегда, не дают мне углубиться в самокопание и окончательно поехать головой. Да что там, мне даже разрешили официально - о-фи-ци-аль-но! - покидать стены госпиталя на пару-тройку часов для решения некоторых вопросов. Деловых. Юридических. Финансовых. Надо бы еще моральные и духовные порешать, но на них времени нет...
К слову, в церкви я больше ни ногой. Это слишком болезненные воспоминания и слишком сильное разочарование.
И опять же, все к тому же слову, десять минут назад я вернулась из города, и теперь у меня трясутся руки, слезятся глаза и болит поясница. Зато я почти сто метров прошла без костылей! Правда, чуть не навернулась с эскалатора, и, кажется, в кого-то врезалась на радостях, но, черт возьми, очень уж хочется оставить клеймо инвалидности где-то позади. Чтобы никто, не заглянув предварительно в бумаги, не догадался об этом. Наверное, это во мне аккумулировалось столько злости и жуткой обиды на оставившего меня мужчину, что она теперь расходуется в виде чистой энергии, не давая мне, суча лапками, рухнуть в пропасть черной депрессии. Надо жить дальше. Одной, так одной. Не привыкать...
Я так задумалась, когда в палату открылась дверь, что разглядела визитера не сразу, а сначала выдала уже заученное:
- Да-да, я немного опоздала, Мари, но тебе меня терпеть еще сутки... - и обернулась, - Ох, простите, пожалуйста... Я вас знаю?
А это, кажется, уже самый популярный мой вопрос за последние один месяц и один день, которые прошли с момента моего благополучного выхода из комы...

Отредактировано Natasha Oswald (2015-04-28 22:21:55)

+1

3

Всю свою сознательную жизнь ненавидел больницы, пытался появляться там как можно реже. Больницы всегда ассоциировались с запахом, зачастую мгновенно вызывающим рвотный рефлекс, суетящейся кастой в белых халатах ниже колена, отчаявшимися пациентами со своими проблемами. У них всё хреново. Забывают, что есть случаи куда более страшные. Забывая, что всегда есть тот, кому хуже. Живешь в однушке на окраине города, имеешь стабильный месячный доход, живешь не один, с девушкой, которая помогает, поддерживает, прощает, каких бы поступков не совершал, каким бы кретином на деле не был, а кто-то и вовсе слоняется по улице, бродяжничает в поисках денег, еды, хоть чего-нибудь, что не позволило бы сдохнуть. Строишь из себя самого тяжелобольного человека в мире, хотя серьезных отклонений как таковых профессионалы не обнаружили. Давишь на жалость, требуешь заботы, внимания к себе любимому. Избегаешь одиночества. Боишься одиночества, как огня. Спасаешься от него как умеешь. Как знаешь. Как получается. Таким потерпевшим, требующим внимания в данный момент времени являлся коллега и по совместительству мой приятель. Как не любил больницы, приехать пришлось. Поднять свою задницу с мягкого кресла, собраться с мыслями, одеться, выйти на свежий воздух, заглянуть в ближайший маркет, там прикупить несколько кило цитрусовых (и плевать, можно их ему или нельзя, с докторами по этому поводу не общался) и приехать. Порою чувство необходимости куда выше личных предпочтений. Нужно и точка. Иных вариантов не предусмотрено.
Из дому выходил в отличном настроении, которое по дороге в больницу с непередаваемым удовольствием испортила бывшая. Долгих разговоров не любил, а тем более, когда речь шла ни о чем, а тем более, когда речь вела она — заноза в причинном месте. Не удивительно, что через пару минут телефон оказался на заднем сидении. Отключенным. Захватил пакет, тачку поставил на сигнализацию. Пора. Спрятав в карман ключ, направился к клинике, удерживая пакет с разнообразными фруктами в руке, особо не приглядываясь к прохожим.
Оказавшись внутри, скинул куртку, накинул на плечи белый халат, прошествовал прямо по коридору к ресепшену, где восседала зеленоглазая брюнетка. Общалась с кем-то по телефону, но как только завидела меня, положила трубку, забыв попрощаться с недавним собеседником. Улыбнувшись, облокотился о стойку, поближе к девчонке, которая также придвинулась ближе.
— Мэд Джонсон. Поступил к вам на днях. В какой палате искать "счастливца"? – задал вопрос, ожидая такого же быстрого и по возможности краткого ответа на него. Времени предательски мало. Брюнетка кивнула, поклацала тонкими пальцами по клавиатуре, сощурившись, пробежалась глазами по тексту и только потом выдала нужную информацию. Третий этаж, триста семьдесят шестая палата. Проинформировала, что счастливчик в палате не один, нужно вести себя как можно тише, спокойнее, дабы не нарушать покой второго потерпевшего. В ответ только кивнул, оттолкнулся от стойки, пообещав себе вернуться к ней еще раз только теперь с целью получения номера телефона зеленоглазой.
Вверх по ступенькам, вплоть до нужного третьего, вплоть до триста семьдесят... пятой (?) палаты, куда по привычке (вредной, согласен), входил без стука. Взгляд тут же уткнулся в девушку, сидевшую на своей больничной койке. Вот уж не знал, что приятелю повезло с соседкой. И даже не похвастался, идиот. К слову, об идиоте. Сам-то он куда подевался? Неужто на процедурах? Естественно, мысли о том, что умудрился банально перепутать палаты, в голове не ночевало.
— Кай, – представился, проходя вглубь палаты и водружая пакет с фруктами на постель девушки, — Теперь знаете. И это Вам, – приятель обойдется, ибо нефиг расхаживать непонятно где, пока гости ожидают его в палате. — От чего лечитесь? Надеюсь, мой скромный вклад ускорит процесс Вашего выздоровления.

+1

4

Этого парня я не знала. То есть, я почти на девяносто процентов была уверена, что не знала. В последнее время у меня получалось очень неплохо выявлять тех, кто был мне знаком. Все-таки память, хоть и неохотно, но возвращалась, позволяя разглядеть в лицах знакомые черты. Чаще всего - ни единого внятного воспоминания, но при этом четкое ощущение, что вот этого отдельно взятого индивида я уже встречала. А тут ощущения не было...
Впрочем, это могло еще ничего и не значить, но визитер выдал себя сам.
Он, похоже, не знал меня настолько же, насколько я не знала его. Этот факт заставил мои брови стремительно поползти вверх, а губы - растянуться в растерянной улыбке. Ну согласитесь - нечасто в больницу приходят, чтобы навестить совершенно незнакомого человека, при этом даже не зная, что за недуг привел его в эти стены. Да еще и приволакивает полную корзину всяких-разных фруктов! Но и на ошибку его визит смахивает мало - такие "ошибавшиеся" обычно смущенно просили прощения и спешили ретироваться, а гость, напротив, устроился поудобнее, лучезарно улыбнувшись и заставив меня внезапно вспомнить, в каком я плачевном виде, мгновенно потянувшись руками к ультра-короткой стрижке. Пальцы нервно пробежались по колючим волосам, потеребили ворот обычной клетчатой рубашки, застряли на одной из пуговиц на пару мгновений, да так и опустились на покрывало.
- Наташа. Приятно познакомиться. И спасибо, - Я еще раз вымученно улыбнулась, стараясь сгрести в кучу разрозненные реплики, и совершенно не зная, как ответить на слегка бестактный, но такой простой вопрос. Ну не в лоб же бить, что от рака? - Да так, от операции отхожу, ну и память понемногу восстанавливаю...
И ни словом, между прочим, не соврала. Ай да я, ай да молодец! Вообще, я могла бы, конечно, и отшить странного негаданного визитера, сославшись на плохое самочувствие, или желание немного отдохнуть. Ну или прямо сказать, что он, похоже, ошибся, а я не жду посетителей, но молодой мужчина чем-то неуловимо располагал к себе, а обычного непринужденного человеческого общения, не замутненного темой болезни или моего такого неоднозначного прошлого, в последнее время чертовски не хватало. А если я не против, то, по сути, и отказывать себе не за чем, верно?
- Ну а вы тут какими судьбами? - Люблю это слово : "тут". Такое всеобъемлющее. То ли тут - это в больнице, то ли в отделении, то ли вообще - в палате. Может он мне расскажет что-нибудь интересное. Напоследок.
Я с некоторой тоской обвела взглядом палату, задержавшись взглядом на пустующей соседней койке. Ко мне так никого и не подселили, а совсем уже скоро мое место займет кто-то другой. И я, дай небо здоровья, никогда сюда не вернусь. Да, даже вот в терапию не хочется, не говоря уж об онкологии. А может у этого Кая тоже кто-то лежал именно в этой палате, и теперь он приходит сюда из каких-то ностальгических побуждений. Или его самого тут от чего-то латали. Хотя, вот я, к примеру, вряд ли бы вернулась в ту палату, где отходила от неудачной попытки повеситься, или вот в эту, или в ту, где лежал...
Ай, да ну, к черту!
- Не самое хорошее место для заведения новых знакомств, честно говоря... - с какой-то непонятной горечью проборотала я.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » there's no turning back