Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Если для тебя "Годунов", то для меня good enough"!


"Если для тебя "Годунов", то для меня good enough"!

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://www.theater-decor.com/upload/iblock/6dd/boris_godunov_4.jpg
Участники: Helen Hamming, Guido Montanelli, Juliette Altieri, Frank Altieri;
Место: опера Сакраменто;
Время: 3 мая 2015 гол, начало оперы в 19.00, антракт 21.00 - 21.30, с 21.35 до 23.40 - конец;
Погодные условия: теплый весенний вечер;
О флештайме: Хелен все таки решила разнообразить их с Гвидо досуг. К тому же четыре билета в оперу ей достал крупный клиент, которому она хорошо оформила страховку. Не долго раздумывая - Хэмминг предлагает Монтанелли позвать с собой Джулс и Фрэнка. Она давно не выбиралась с ними куда-то.

Отредактировано Helen Hamming (2015-04-27 18:16:00)

+3

2

*внешний вид*

Код:
<!--HTML--><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="200" height="10"><param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf"><param name="bgcolor" value="#000000"><param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Nadejdaroru/folders/Default/media/d05b5f0c-2339-43b0-b44e-67b1892ae099/borisgodunow.mp3"></object>

Глупые люди любят смеяться, что в опере поют: «бежим, бежим», а со сцены никто не убегает. Если кто хочет смотреть, как бегут, он должен идти на стадион, а не в оперу. "Борис Годунов". Бессмертное произведение, которое на суд американцев привезли русские. Хелен была в таком ожидании этого вечера, что накануне ночью спала как младенец, в надежде, что время пролетит скорее. Как ребенок, ей Богу. День пятницы она провела в манящем предвкушении, думая о работе лишь частично, потому что дел было не так много. Один старый клиент с новыми поправками в договор и выезд на сделку, который принес фирме неплохого клиента. Но не настолько, что бы хвастать этим, или рассказывать как о самой крупной рыбе. Хейли все таки надеялась, что ее крупная рыба еще впереди. Если она раньше не уволится. А мысли об увольнении посещали крайне часто. После перевода нового босса из другой конторы в их - она приуныла и совершено потеряла желание что-либо делать. Когда надеешься, что тепленькое место отдадут тебе за заслуги и верную службу, а после это не случается - появляется желание все бросить. Но когда первый максимализм проходит, начинаешь себя спрашивать: "А насколько я важна для фирмы?" Хелен не была незаменимым сотрудником. Но она достойно выполняла свои обязанности, приносила фирме хороший доход и прекрасно знала, что за ее спиной стоят десятки молодых, амбициозных и голодных. Уйти с арены сейчас - потерять все, к чему двигался десять лет. Но и не уйти сейчас - сделать вид, что тебе все равно, какое отношение ты вызываешь у вышестоящих кураторов.
В думах и мыслях она добралась до квартиры. Гвидо должен был заехать только через несколько часов, а значит, у Хэмминг было время принять душ, а лучше - ванную, привести себя в порядок и вообще...выглядеть прекрасно. Месяца три она уже не бывала ни в опере, ни в театре - какой-то безумный калейдоскоп жизни закрутил и до этого момента не хотел отпускать. Если бы не Квентин со своими билетами на премьеру "Годунова", Хейли, наверное, еще несколько месяцев не задумалась бы о том, как много времени она проводит в режиме работа-дом-Гвидо-дети-работа. Но билета оказалось четыре. А кого еще пригласить с собой как не Джульетт и Фрэнка? Хэлен понимала, что новорожденный занимает у пары много времени, но это же не повод никуда не выбираться? К тому же она очень давно не проводила время в их компании. А так как от самой Джулс ей удалось узнать, что Фрэнк знаком с Гвидо - неловкости в общении возникнуть не должно. То есть не надо было никого ни с кем знакомить и говорить на отвлеченные темы.
- Какой костюм, Монтанелли! Да ты просто франт, - лучезарно улыбнулась она, когда увидела фигуру Гвидо, который вышел из машины, что бы помочь ей сесть в салон. Вечерние платья удобны только если ты сумасшедший или носишь их каждый божий день. Хелен же в силу своей новой жизни уже давно не носит вечерние наряды в таком количестве как раньше. И каждый выход в свет для нее становится своего рода праздником. Разгладив несуществующую складку на пиджаке мужчины, Хэмминг потянулась на носочках и нежно поцеловала итальянца в губы. - Надо ехать, а то опоздаем. Опера не любит ждать, - она подмигнула Гвидо и с его помощью удобно устроилась в салоне автомобиля.
С момента его задержания они больше не поднимали тему того, почему это случилось. Хелен сделала вид, что ее вполне устроили ответы Гвидо, а он сделал вид, что поверил в это. Но женщину все еще не оставляло чувство, что полицейские могут в любой момент вторгнуться на любую частную территорию и прочитать ту самую речь, которую используют при задержании.
- Как Дольфо, Виттория? Торри больше не выдавала новых словечек? - Хелен улыбнулась, переводя взгляд от окна, за которым мелькали многоэтажные дома, на Монтанелли, сидящего рядом. Конечно, их обоих, как гром среди ясного неба ошарашило ее первое и такое уверенное "па-па". В тот момент Гвидо, наверное, чуть от счастья и умиления не умер. Правда обстановку разрядила весть о рождении Марка. Но чем больше хороших новостей, тем лучше для всех, не так ли?
Сегодня было очень много посетителей. Большой холл был, буквально, забит битком. Дамы в нарядных платьях, сверкают своими украшениями, мужчины - одеты не менее элегантно. Тут все сияло, словно новенький доллар. Такое обилие красоты радовало глаз, но вместе с этим заставляло немного приуныть.
- Джульетт! Фрэнк! - Хелен радостно шагнула навстречу к паре, узнав их с первого взгляда. - Джулс, ты просто обязана мне рассказать о своем секрете, как ты так быстро приходишь в норму после беременности? - оглядывая подругу восхищалась Хелен, целуя подругу в щеку. - Фрэнк, - она улыбнулась мужчине, тоже легко касаясь его щеки - своей. - Очень рада видеть.

Отредактировано Helen Hamming (2015-04-27 20:17:02)

+3

3

Внешний вид

В совпадения в их круге не принято верить, но вот иначе, как судьбой, это и не назвать - ещё как Гвидо был знаком с Фрэнком; лишний раз доказывает, насколько тесен, всё-таки, их город... раньше, по большей части обитая на его улицах, или даже "под" его улицами, в трущобах, на том уровне, где всё скрыто от большинства глаз. Раньше он и был тем, кто скрывал от посторонних глаз то, что не должно было всплывать на поверхность, что должно было исчезнуть навсегда. И это было грязной работой, но - там было просторнее. В настоящее время Патологоанатом вынужден чаще носить строгие костюмы, чем джинсы, а про рабочий комбинезон или что-то в этом духе и вовсе можно было уже забыть - если что-то из этих вещей и оставалось, то было спрятано где-то очень далеко, на самый крайний случай. Как и те тайны, что он хранил, остались в дальнем уголке его памяти. В его доме всё ещё было достаточно литературы по анатомии, но к ней он обращался всё реже - изучать теперь приходилось совсем другие учебники... Более популярные - оттого и людей вокруг (в смысле, живых) становилось больше. Будучи когда-то глубинной рыбой, Монтанелли пришлось приспосабливаться, становясь акулой - среди других акул.  Известие о том, что Хелен и Джулс дружат между собой, его одновременно удивило, насторожило и обрадовало. Хорошие шансы восстановить те семейные отношения с Альтиери, которые с уходом Маргариты пошатнулись. Тем более, что теперь есть и ещё кое-что, что их объединяет - маленькие дети. Фрэнку и Джульетт придётся в какой-то степени повторить тот путь, что он прошёл совсем недавно. Хотелось бы надеяться, разумеется, что не полностью - и пройдут они через всё это вместе... Что он может сделать - так это помочь по мере своих сил.
- Он в половину не так прекрасен, как твоё платье. Ты шикарна! - улыбнулся, чмокнув её в ответ. "Новая жизнь" Хелен никакая уже не новая, по сути, она уже десять лет как овдовела, в этом смысле и для Гвидо роль босса "новее", настоящая новая жизнь для неё началась пару месяцев назад, когда начался отсчёт их отношениям... а в уже снова может быть больше места для вечерних платьев. И не только для них, но... Хелен пока это трудно принимать, быть может. Возможно, близкое общение с Джульетт расставит всё по местам - она может научить Хелен тому, о чём Монтанелли никогда и говорить не стал бы. - Спешки она тоже не терпит, так что располагайся поудобнее... - улыбнулся в ответ, хитро блеснув глазами. Италия - родина оперы, и этому искусству уже несколько веков, она просто в крови их народа - сердце какого итальянца не ёкнет, когда он услышит звуки "Nessun dorma" в исполнении Паваротти? Не ухмыльнётся иронической "песенке герцога Мантуанского"?.. Любой итальянец - знаток оперы уже по своему происхождению. Во всяком случае, он сам так считает... - Пока ещё нет, но очень старается. - улыбнулся Монтанелли в ответ. Старается, и он эти старания поощряет и стимулирует, теперь даже ещё активнее, чем раньше - и Дольфо в этом тоже помогает.
Стоит, наверно, взять сына с собой, когда они пойдут на оперу в следующий раз? Из всех Монтанелли, Дольфо - самый "коренной" из итальянцев, и родной язык знает настолько лучше остальных, что способен собственного отца запутать его оборотами при желании... Взять на что-нибудь более приближенное к их историческому началу. Хотя, бабушка Варвара, наверное, смотрит сейчас на своего внука с небес с довольной улыбкой - угадайте, откуда в "Маленькой Сицилии" коллекция пластинок Чайковского (и какое отношение Чайковсвкий вообще имеет к Сицилии)?
Измаранный кровью комбинезон остался далеко в прошлом - всё же всегда приятно оказаться среди уважаемых и обеспеченных людей, не из круга (или не совсем из - в той или иной степени знакомых лиц вокруг было вполне достаточно). Людей скорее из того общества, к которому привыкла Хелен, и не сильно торопилась отвыкать, слава Богу - без сомнения, Гвидо льстила близость к столь утончённой (и столь красивой, разумеется) леди, как Хэмминг. Чувство вкуса, чувство выбора в таких случаях - вещь взаимообратная, и о статусах обоих говорившая так или иначе. Пожалуй, Монтанелли с этого имел всё-таки поболее, чем Хелен, но - тем больше поводов для него дорожить этой связью.
- Не могу не согласиться, ты выглядишь просто очаровательно. - приветственно улыбнулся миссис Альтиери. Хотелось бы думать, что подобный культурный отдых ей поможет восстановиться и во всех остальных смыслах этого слова, да что там... им всем, особенно - им двоим с её мужем, точно не помешает немного обогатиться духовно, после всего того, что происходило недавно или даже сравнительно давно. - Поздравляю. - тихо шепнул на ухо Джульетт, приобняв её и так же коснувшись щеки поцелуем. Фрэнка-то с отцовством он поздравить уже успел раньше - а вот с Джулс пересечься пока не удавалось; зато Хелен это успела сделать, как оказалось, ещё в больнице. - Фрэнк, ты тоже красавец, разумеется. - пожал руку андербоссу. Это довольно странный, но довольно интересный способ отпраздновать собственный триумф - нет? Посмотрев на жизнь русского царя в исполнении оперного ансамбля. В каком-то смысле может оказаться даже поучительно..

+3

4

внешний вид
Как ни странно, надежды отдохнуть хотя бы с третьим ребенком, вполне оправдались. Умиротворенность и спокойствие малыша приводили уставшую за девять месяцев Джульетт, в неописуемый восторг. Поэтому, сама не отходила от колыбельки, часами наблюдая, как тот крепко спит, слушая тихое дыхание и прерывистое сопение. Казалось, сын восполнял дискомфорт во время беременности своим примерным поведением. Возможно, она так думала из-за воспоминаний о старших детях, с которыми сон в то время являлся чем-то из разряда фантастики, когда в этот раз все совершенно иначе. Не упуская Марко из вида, итальянка решила даром времени не терять, совместив приятное с полезным. Например, пригласить в гости массажиста, девочек из любимого салона, совершить парочку сетевых покупок, пополнить гардероб. Джуниор практически не бывал дома, - обзавелся новыми друзьями, да и просто взрослел. Чего ему сидеть без дела, думала Джули, пускай гуляет, общается с людьми. Стоять у сына над душой нет никакого желания, он вполне самостоятелен и самое время дать возможность принимать решения, а также немножко свободы.
Приглашение Хелен настолько пришлось к настроению и активному периоду, что Альтиери поначалу даже не поверила, что такое вообще возможно. Ей не было скучно или одиноко, наоборот - присутствовало желание куда-то сходить, увидеть что-нибудь, поговорить на всевозможные темы. Единственное, пришлось искать того, с кем можно оставить Марка. Удовольствие от разлуки с сыном женщина не испытывала, но и закрываться за семью замками со своим крошечным сокровищем неправильно. Старшего за «старшего» не оставить - рановато, дочка только вчера вернулась в кампус, на сестру понадеяться нельзя (может, вовсе в Африку свалила), а мама по состоянию здоровья не способна нянчится с младенцем. Оставалась мать супруга, которую Джульетт любила всем сердцем и не вспомнила ни одной причины для переживаний.
Смущало другое: Гвидо. После чистосердечного признания подруги о новом романе, им не удавалось еще раз всерьез обсудить избранника. Нет, сходить в оперу вчетвером - приятное времяпровождение, но думал ли Монтанелли, что последует после? Речь шла не об одном дне, а о неделях, месяцах, годах после. Являться женщиной преступника, да еще дона Семьи - готова ли Хэмминг? Джульетт не поверит ни за что на свете, что та, как минимум, ни о чем не догадывается. Если отношения длятся несколько месяцев, они проводят время вдвоем, бывают где-то, он познакомил с детьми.. Ответ напрашивается сам собой. Хелен - умная женщина, переживая непростой брак, имеющая двоих взрослых детей.. По идее, она должна нуждаться в легкости, исходя из опыта и пресыщенностью супружеской жизнью, секретами, проблемами и т.д. Но судьба преподнесла блондинке кое-что посложнее, и очень важно, осознает ли она, во что ввязалась. Альтиери желает ей лучшего, ведь за плюсами всегда следуют минусы.
- Я уже скучаю, - наигранно жалостливым голосом протянула итальянка, наблюдая за Марком в отражении зеркала. Сын лежал в центре кровати, издавая неопознанные звуки. Рядом, обхватив ножку ребенка, сидела Анджела - бабушка, не сводя глаз с внука. - Как доехали, мам? - Застегнув в ухе бриллиантовую серьгу, улыбнулась, отмахнув за ухо прядь волос. Мама Франческо отличалась независимостью и повышенной активностью для своего возраста. Сама водила машину, ездила по делам, за покупками. Джули считала, что мужу пора нанять ей водителя для большего комфорта. Это ведь ничтожная малость по сравнению с тем, сколько заслуживают родители. - Фрэнк! - Осторожно развернувшись, брюнетка маленькими шажками направилась к распахнутой двери, ведущей в ванную комнату. Чуть не столкнувшись на пороге с Альтиери, смерила внешний вид внимательным оценивающим взглядом и одобрительно кивнула, ухватившись пальцами за края бабочки. - Нечасто увидишь тебя в смокинге, - томно вздохнула Джульетт, лукаво улыбнувшись. Поправив бабочку и придав ей наиболее симпатичный вид, наклонилась вбок, подхватив клатч. Вот и все, кажется.
Народу в самом деле - не продохнуть, будто весь Сакраменто съехался посмотреть всемирно-известного «Бориса Годунова». Джульетт, в свою очередь, нечасто посещала такие места, а может просто времени не хватало или сил не оставалось. Хелен поведала, что их ждет четырехчасовое представление. Перед глазами в тот момент возникло лицо Фрэнка, стало смешно.
- Привет! - Сжав в объятьях подругу, женщина широко улыбнулась, уже начиная заражаться тем самым предвкушением от грядущего представления. - Выглядишь прекрасно.. Только говорила Фрэнку, что редко приходиться наряжаться вот так куда-то. Надо чаще выбираться в подобные места! - Увидев Гвидо, итальянка несколько понимающе улыбнулась ему в ответ. Все-таки, никогда не знаешь, какой сюрприз ожидает за поворотом. Приобняв мужчину, выдохнула. - Спасибо. И за комплимент и за поздравление. - Засияв ярче, поцеловала в щеку. - Давно не видела Дольфо и малышку твою.. Выросли, наверное. - Теперь можно спрашивать и Хелен о детках, она-то точно о них позаботится. Джули знала, как та любит возиться с малышами и как сильно они любят ее в ответ. - А мы не опоздали же, правда? - Коротко хохотнув, дернула плечами. Рассматривая новоиспеченную пару, испытывала какое-то непривычное чувство.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-04-28 22:07:00)

+4

5

внешний вид

Смешно наверно, но к своим сорока трем, даже сорока четырем (через три дня должно было исполниться), Фрэнку ни разу не приходилось бывать в опере. На балете они с Джульетт пару раз были и на мюзиклы ходили, спектакли какие-то там само собой, но опера – два часа или сколько там занудства – этого Альтиери старался избегать. Ему не нравилось общество снобов, которые чаще всего и посещали такие мероприятия. Среди всех этих интеллигентов в смокингах чувствовал он себя, мягко говоря, не комфортно и если бы не Гвидо, которому также предстояло, напялив на себя бабочку, изображать культурного человека, наотрез отказался бы от этого сомнительного мероприятия.
О том, что Монтанелли встречается с Хелен, Фрэнк узнал не так давно от Джульетт, супруга уже давно дружила с ней и не раз приглашала к ним домой, бывало, они и отдыхали вместе, в общем чужой им Хэмминг совершенно точно не была. И зная ее достаточно не плохо, выбор своего друга Альтиери поддерживал: красивая женщина, хорошо воспитанная, образованная, а главное не совавшая свой нос в их дела – она была чересчур хороша для Монтанелли. Повезло ли Хелен с ним настолько же, насколько повезло ему? Вполне возможно знала о своем избраннике Хемминг далеко еще не все, и большую часть из того что он скрывал, дай бог, никогда и не узнает.
Услышав голос Джульетт, мужчина обернулся, прекратив рассматривать себя в зеркале, и в свою очередь оценил выбранный супругой наряд. – Не помню этого платья. Новое? – Шагнув навстречу, Фрэнк обнял жену, положив руки на ее талию, и улыбнувшись, произнес игривым тоном, - я ведь буду пялиться не на сцену, а на тебя. – После родов грудь у Джульетт стала еще пышнее и в этом платье прямо-таки приковывала к себе взгляд, к сожалению, прошла всего неделя после рождения Марка, и все что оставалось Фрэнку это по-прежнему смотреть, еще с месяц как минимум пока организм женщины не восстановится.
- Привет, мам. – Внизу он встретил свою пожилую мать, которая согласилась понянчить внука до их возращения, и приветственно поцеловал ее в щеку. – Нормально доехала? – Не нарочно повторил вопрос и тут же поймал на себе нахмуренный взгляд гордой сицилийки, которая от излишней заботы вокруг себя начинала полагать, что ее считают немощной старухой, а ведь ей и семидесяти не было.
- Я, по-вашему, только на коляске инвалидной самостоятельно передвигаться могу? Нормально, - отчеканила во второй раз. Потом размякнув, посмотрела на сына и, выдержав паузу, произнесла, - на отца похож, упокой господь его душу, ему тоже смокинг очень шел. Я когда его впервые увидела…
Чувствуя, что сейчас начнется очередная история любви, которую ко всему прочему они уже слышали раз пять Фрэнк поспешил ретироваться – уж лучше опера! – Кажется, мы уже опаздываем! – Глянул на часы и вновь поцеловал мать, но теперь на прощание. После этого заглянул в кроватку к Марку, попрощаться и с ним – тот как раз открыл свои глазки и, зевнув, уставился на склонившегося к нему отца. – Мама и папа ушли, не скучай тут с бабушкой. И ей скучать не давай, - пощекотал пятку и растянулся в широкой улыбке, глядя на своего наследника, с которым то и дело играл и сюсюкался всю прошедшую неделю.
К моменту, когда чета Альтиери добралась до театра и нашла место под парковку своей трехтонной махины, Гвидо со своей спутницей уже ждали их.
- Привет, тоже очень рад видеть тебя, - обняв, тепло поприветствовал Хелен, и, разумеется, тоже отметил ее шикарное платье. Сегодня они с Монтанелли будто в общество двух принцесс попали. – Спасибо за приглашение, мы и в самом деле давно никуда не выбирались. А вы я слышал только и делаете, что развлекаетесь сейчас? – ухмыльнувшись, переглянулся с Гвидо. О том, что он с Хемминг ездил не так давно на Тахо им поведала Андреоли во время вечеринки у Майка - в этом городке ни от кого не скрыться, пора уже привыкнуть. – Да и ты вылитый Джеймс Бонд! - пожимая руку, выдал ответный комплимент в адрес Монтанелли. – Честно признаться, я обалдел, узнав, что ты встречаешься с Хелен, - хмыкнув, поделился своими мыслями с Гвидо. – Вы давно уже вместе? Как познакомились-то? – Время до начала действа у них еще было, и его Фрэнк решил посвятить расспросам о том, как судьба умудрилась свести этих двух людей как-то еще помимо дома Альтиери, где, кстати, Майк и Бернадетт познакомились; вечеринку в «Доллз» мужчина во внимание не брал – сексом она у них не закончилась, а значит не считалась.
- Слушайте, а тут перевод будет?- поинтересовался, проходя в ложу. Места у них были одни из лучших – персональная ложа по центру зала. Глянув вниз, мужчина удивился количеству народу, большая часть мест в зале была занята, и народ продолжал идти. Фрэнк честно не предполагал, что у них в городе столько любителей оперы. – Мы как-то с Джулс на русский балет ходили, мне понравилось, - решил произвести впечатление культурного человека. – Лебединое озеро. У русских реально самый красивый балет. А опера… Лучшая опера у итальянцев. - Ухмыльнувшись, переглянулся с Монтанелли.
На небольшом столике между парой сидений лежали программки. Взяв одну из них, Фрэнк взглядом пробежался по краткому содержанию того, что будет разворачиваться на сцене. Была там написана и продолжительность всей этой увлекательнейшей истории про русского царя. Увидев эту цифру, Альтиери вытянулся в лице. – Четыре часа?! – шепотом переспросил, поворачиваясь к Джулс. Он не представлял, как выдержит это. Хотелось верить, что антрактов будет более чем один.

+3

6

Заводить друзей Хэмминг никогда не было сложно. Она, если можно сказать - легкий на подъем человек, который может сорваться куда угодно, обсудить какие угодно темы и решить какую угодно проблему, если получит четкие указания. Да хотя бы установку. Знакомство с Джульетт стало для нее, своего рода, спасательным кругом - появился человек, друг, с которым можно было обсудить любую тему, которому можно было поведать даже самые сумасбродные мысли и идеи. Тебя выслушают. Может, конечно, и не поддержат - по ушам надают и скажут, что совсем с ума сошла. Но тем не менее выслушают и помогут советом.
- Это вам спасибо что согласились, а то нам пришлось бы скучать, - Хелен немного склонила голову на бок и улыбнулась. - К тому же мы так долго никуда не выбирались - я не могла пропустить такой удачный шанс.
Фрэнк и Джулс - Хелен считала их идеальной парой. Даже не смотря на мелкие бытовые ссоры они подходили друг другу настолько хорошо, словно это именно та любовь, в которой серенады поют под окном. Джульетт очень умная женщина, она прекрасно знает как можно направить своего мужчину в правильную сторону, при этом делая вид, что решения принимает он один.
- Этот город одна большая деревня, я уже перестала удивляться, что большая часть моих знакомых - знакомые Гвидо, - Хэмминг, легко коснулась руки Джули, - Пойдем возьмем бинокли, - оставив мужчин в компании друг друга, женщины пытались пробиться сквозь толпу к гардеробу, где можно было получить изящные маленькие бинокли. Помнится, в детстве, Хелен очень любила эти вещицы и ждала похода в театр только потому, что мама возьмет ей свой бинокль и доверит тот маленьким детским ручкам. Правда перед этим опа читала нотации о том, что смотреть можно только на сцену - а разглядывание зала и присутствующих - дурной тон. Наставления мадам Верджинии Джондон запомнились на всю жизнь. Она, словно живая, стояла перед глазами Хелен, когда та задумывалась, что слишком похожа на мать. Чересчур, порой.
- Как думаешь, кто из мужчин сдастся первым? Или мне жать этого от тебя? - хихикнула Хэмминг, пока получала бинокль. - Как маленький? Наверное растет не по дням, а по часам. Особенно сейчас, - улыбнулась блондинка, разворачиваясь уже в обратную сторону - надо было вернуться к их спутникам.
Персональная ложа. Как в старые добрые времена. Хелен вдруг почувствовала себя прежней. Словно и не было десяти лет в другом городе. Только зал оперы поменьше, а люди везде одинаковые. Занимая свободное место, Хелена поправляет юбку и откладывает вечернюю сумку себе на колени. Прозвенел второй звонок. Еще один и двери зала закроются до опоздавших.
- Не думаю, что будет перевод, но в программке все очень доступно описано. К тому же русская опера в переводе будет уже не той. Это все равно, что "Богему" Джакомо Пуччини перевести на английский и исполнить на детском утреннике, - пожала плечами Хелен. Американка считала, что опера должна исполняться на том языке, на котором ее написали впервые. А не коверкаться, переписываться, переводиться. Перевод хорош, если ты читаешь его до того, как зал заполнит чарующее пение. Опера - развлечение не для всех. Не каждый может высидеть четыре часа кряду и слушать пение. Хелен могла - к тому же она получала от этого удовольствие.
- Русский балет - не могу не согласиться, я бывала на русском балете - так больше никто не танцует. Не зря учителя с той стороны океана так ценятся не только в Европе, но и у нас, - Хелен подняла глаза на Фрэнка, хотя говоря не только ему, а всем присутствующим в ложе. Кроме них четверых не будет больше никого. Надо будет не забыть еще раз поблагодарить Ричарда за столь щедрый подарок. Ни дать, ни взять - знал чем угодить. Интересно, можно ли это считать взяткой? Хейли улыбнулась своим мыслям и перевела взгляд на сцену, она пока была затянута тяжелым бархатом кулис. По ту сторону сейчас волнуются артисты, завершают последние приготовления, повторяют тексты, распеваются и делают последние штрихи на ярком гриме.
В оркестровой яме настраивали инструменты музыканты, то и дело до чуткого слуха Хэмминг доносились переборы арфы или тонкое пение скрипки. Она мечтательно облокотилась локтем о перила и наблюдала за передвижением зрителей в партере. Сидеть прямо перед сценой жутко неудобно. Ты не можешь в полной мере насладиться действом, потому что не можешь окинуть взглядом все вокруг, поэтому приходится концентрироваться на ком-то одном. Сидя же в ложе или на балконе можно было смотреть на простор сценических подмостков. Она так засмотрелась, что и не заметила возмущения Фрэнка.
Прозвенел третий звонок. Последние театралы заняли свои места и свет погас. Мощный прожектор выделил дирижера и тот поклонился залу, который поприветствовал мужчину овациями. Он поклонился еще раз и развернулся лицом к оркестру, застыв с палочкой, что бы уже в следующее мгновение отдать четкое указание духовым - вступайте. Тихий гул заполнил зал, скрипки, флейты... Кулисы отъехали в сторону, обнажая сцену представшую во всей своей красе. А на сцене - десятки человек со свечами, они стояли, как бы, у высоких стен Новодевичьего монастыря в Москве. Царь Федор умер и не оставил наследника. Боярин Годунов заперся в монастыре, он медлит с согласием, но все уже решено и без него...

+2

7

Вот именно, что Гвидо как раз думал о том, что будет после... какое-то время только и думал, что об этом - какую область в его жизни должна занять Хелен, будет ли она хорошей мамой его детишкам, или их роман окончится так же внезапно и неожиданно, как и начался; а потом, в конце концов, от таких мыслей стало попросту выворачивать наизнанку - нельзя постоянно думать о будущем, иначе не остаётся времени на то, чтобы его строить. Вопрос не только в том, готова ли Хэмминг или готов ли он сам, невозможно просто получить что-то завершённое, даже сама эта "готовность" - результат совместного труда, того, как они подготовят друг друга - тому, как он её подготовит к тому, что его жизнь имеет двойное, если не больше, дно.
И с другой стороны - его детям, безусловно, необходима мать... овдовевший босс мафии - ещё ладно, отец-одиночка - случается, но между собой эти двое сочетаются не особенно хорошо, в этом опыту Гвидо уж точно можно поверить. Теряешься в приоритетах. И надо сказать, потеряв Хелен теперь, если допустить такую мысль - Монтанелли, причём не только взрослые, потеряются ещё сильнее. Ей удавалось. Вся та история с его задержанием была и для неё экзаменом, больше, чем для кого бы то ни было, а его Хел выдержала с достоинством.
Что ж... Хэмминг много лет была замужем за человеком, который изменял ей, притом не скрывая этого, не ставил её ни во что, при этом умудрился профукать семейный бизнес и умереть, оставив её с двумя детьми-подростками и долгами; Гвидо - женился на той, кто пять лет скрывала от него сына, и в итоге послужила косвенной причиной смерти его племянника. Они ведь оба имеют явную склонность связываться с людьми, которые всё портят...
А что касалось общества снобов и часов занудства - ну, как можно судить об этом тому, кто никогда не был в опере?.. Стереотипное мышление - это стоп-кран для развития почище курения или алкоголя, и, пожалуй, одна из главных бед современной Америки, да и всего мира в целом, пожалуй - с нынешним развитием интернет-технологий можно увидеть всё на экране своего мобильника, не вставая с собственного унитаза дома, присев по нужде - создаётся впечатление, что всё видел и всё знаешь. Хотя, Фрэнк, с другой стороны и был прав. Возможно, современную оперу вообще воспринимают уже не так, как должно было бы - когда-то ведь это было развлечение для богатых, пузатых и равнодушных итальянских патрициев - кои, вроде бы, и снобами были не намного меньшими, но и происходило в их время всё совсем по-другому - в зале не возбранялось перемещаться, общаться друг с другом, притом далеко не шёпотом, из одной ложи ходили "в гости" в другую, ели-пили там же, создавалась какая-то динамика - и притом, что зрители занимались своими делами, а артисты - делали своё дело, каким-то образом они не мешали друг другу получать удовольствие от процесса. Как тот же Колизей с гладиаторами, опера была местом для времяпровождения элиты. Сейчас, разумеется, всё совсем не так. Не иначе, тут англичане где-то когда-то оказали влияние своими изысканными чопорными манерами. Так что впечатление "культурного" человека теперь произвести не так уж трудно - главное разговаривать поменьше...
- Скорее уж дворецкий Альфред...
- ухмыльнулся в ответ Фрэнку. Хотя, среди остальных, не так уж сильно они сейчас и выделялись... а посидеть несколько часов спокойно, вслушиваясь в звуки музыки, для Гвидо вот проблемой как раз не являлось - может, и действительно, это возраст уже говорит, а может быть - свойства характера... - Да банально - купил страховку. Разве я тебе не рассказывал?.. - улыбнулся Гвидо, переглянувшись с Хелен. Наверняка должен был; если эта весть до Альтиери вообще не дошла раньше, чем Гвидо успел рассказать - всё-таки решение дона застраховать своё здоровье и свою жизнь, может, и не переломное или важное для всей организации - но, как минимум, любопытное. А вот что именно стоит считать точкой отсчёта в их отношениях - Монтанелли ответить несколько затруднялся. Да и так ли важно, впрочем?.. Это для тех, кто молод, имеют значения такие мелочные даты - две недели, два месяца; у них и сил, и времени, чтобы отмечать их, есть предостаточно.
- Выросли... и кажется, моего нового дома вы ещё тоже не видели? Вот что, - Гвидо обвёл всех троих взглядом. -  Приходите к нам ужинать в будущую пятницу, все вместе. Увидитесь с Дольфо и Витторией, я познакомлюсь с маленьким Альтиери... старую кроватку Торри я ещё не разбирал, Марку будет там вполне удобно. - и вообще, в доме есть много вещей, из которых стремительно растущая Виттория уже выросла, их и выбрасывать, с одной стороны, жаль, и продавать - мелочно, и хранить, пожалуй, бессмысленно. - Если нет других планов, конечно. - Фрэнк ведь день рождения празднует на следующей неделе... Интересно, в этом году тоже вечеринку закатит? Или на этот раз торжество пройдёт в подросшем семейном кругу?.. Впрочем, когда у них одно мешало другому.
- Да и не только русская. - подметил Гвидо с улыбкой, соглашаясь с Хелен, касаясь её ладони своей. Любая опера хороша на языке оригинала, а на какой язык её не переведи, итальянский, русский, китайский, получится уже чёрт знает что - не говоря уже о том, сколько стараний нужно будет приложить для этого: это ведь не просто текст перевести, но и сделать так, чтоб результат можно было... пропеть. Ну или как должно быть - в решающий момент появится суфлёр, который будет разжёвывать залу, что к чему? Или субтитры пустить бегущей строкой?.. Монтанелли ухмыльнулся на высказывание Фрэнка про итальянскую оперу, и в этой ухмылке в этот момент читалась гордость всего итальянского народа. И не только опера лучшая, да. Можно оставить русским балет - да он и понятен на всех языках вполне, кстати. В любом случае, сегодня Хелен им всем сделала хороший подарок - но следующий круг будет уже за Гвидо...

+3

8

- Придем, Гвидо, спасибо за приглашение. - Улыбнувшись, склонила голову. - У Фрэнка день рождения на следующей неделе, но мы пока не решили, как проведем. Посмотрим.
Послушно следуя за подругой, итальянка внимательно и с любопытством рассматривала на ходу наряды ценителей оперы, украшения женщин, и прислушивалась к коротким, обрывистым диалогам. Не то, чтобы она была далека от царящей атмосферы, но крайне непривычно резко менять обстановку.
- Растет, конечно, но я предпочитаю делать вид, что медленно и незаметно, - усмехнулась Джульетт, рассматривая аккуратный бинокль. - Хотя, если подумать.. Когда Марк станет взрослым, я превращусь в бабушку. А хочется вдоль набегаться с ним, научить тому, что обычно требует сил и энергии. Понятия не имею, как переживу все эти важные моменты. - Отличаясь умеренной сентиментальностью, Альтиери не была готова долго печалиться; в конце-концов, у младшего есть старшие брат и сестра, помогут. - Знаешь, чем старше становлюсь, тем сильнее почитаю большие семьи. Марк только появился, а мне уже кажется нормой трое детей. - Ей жутко нравились семьи, где царит шум и гам, ибо эта сплоченность - могучая сила. Что бы не случилось, всегда есть люди, которые окажутся рядом. Ну, если конечно не брать в счет случаи, где родственники конкурируют и враждуют.
- За меня не переживай, а вот за Фрэнка.. - Подавив насмешливый смешок, подмигнула подруге, присаживаясь рядом с супругом. Тот с серьезной миной уставился в программку, по-видимому желая ознакомиться с подробностями. А Джулс-то знала, что именно он там выискивает. Может, стоило раньше предупредить о времени?
- А я знала, - вредно шепнула брюнетка, склонившись к мужу. Грех не поддеть его лишний раз. - Скажи я раньше, ты бы все равно согласился пойти? - По сути, он не мог отказаться: свободный вечер, никаких жизненно-важных дел, да еще и Гвидо как-никак идет, тоже весомый аргумент. Но она все равно подозревала, что Франческо мог упрямиться, узнав о четырех часах. - Даже не думай заснуть. - Подавив смешок, коснулась кончиком пальца носа мужчины, стараясь подать все, как угрозу. В принципе, Джули и сама с трудом представляла, как отсидит столько времени на попе. Запели скрипки, флейты.. Женщина медленно повернула голову, наблюдая несколько секунд за Хелен. Вот кто точно в полном восторге! Ее жизнь в Нью-Йорке наверняка была более насыщенной, нежели здесь, в Сакраменто.
- Читай программку, там должно быть описание.. - Шепнула Франческо, поступив аналогично. Признаться, на мгновение стало жаль, что не знает русский язык. Он казался таким резким, грубым, стоящим вровень немецкому по звукам. Пение вообще еле разбиралось даже на отдельные словами, а уж об остальном и говорить не надо. А вот музыка.. Музыка воспринималась Джульетт лучше всего остального. Ей безумно понравился балет, на который ходили с супругом, и он тоже запомнился потрясающей мелодией. Как у русских так божественно получалось создать мелодию, которая проникала внутрь, заполоняя душу до краев? По коже аж мурашки бежали. В ней было столько эмоций, столько жизни, что и петь ничего не надо было.
Интриги, тайны, оголодавший народ, гибель царевича, проклятья в адрес Бориса, призраки.. Джульетт погружается в происходящее, уже и не заглядывая в программу; пытается самостоятельно разобраться в развернувшейся трагедии. А их, стоит учесть, много, всего понемногу. Два часа, прежде чем объявляют антракт. Ну вот, можно выдохнуть пока.
- Хел, а как ты смотришь на то, чтобы стать крестной Марка?

+3

9

- Новый дом? – Опять? Чуть больше года прошло с тех пор, как Гвидо переезжал, тогда он был с Марго и, кажется, именно она выбирала им гнездышко. Сейчас, когда ее не стало, Монтанелли должно быть все, что напоминало о ней, пытался уничтожить, впрочем, это вряд ли у него выйдет, ведь оставались Дольфо с Витторией, они при всем его желании не позволят забыть о той, которая произвела их на свет. – И ты на новоселье не пригласил? – шутливо упрекнул Монтанелли, не став расспрашивать о том, что подвигло его на перемены. Все итак было ясно. - Да, спасибо, придем обязательно, - согласился, переглянувшись с Джулс. Что касалось дня рождения, его Фрэнк отмечать не хотел, но знал, что зажать все равно не удастся и перед парнями проставляться придется, пускай даже без того размаха, как в прошлом году, когда домой к семье возвращаться не надо было и пользуясь этим он оттянулся как следует. В его планах было минимум гуляний, итак в последнее время слишком часто напивался, то на вечеринках, то на встречах деловых, и видел что Джульетт это вовсе не по душе. – Отметим в семейном кругу, - ответ предназначался скорее для супруги. Он даже готов был ей пообещать, что придет домой не сильно поздно и не сильно пьяный. Этот разговор, впрочем, не для сегодняшнего вечера был и уж подавно для ушей их друзей не предназначался.
- Исполнять в переводе никто и не просит, - фыркнул в ответ на слова Хелен, которая, должно быть, совсем уж за деревенщину его считала, если полагала, что под «переводом» Фрэнк имел ввиду именно это. – Но субтитры ведь можно сделать, - что, кстати, давно уже не ноу-хау в приличных театрах, и даже возможность выбора языка предоставлялась зрителю, дабы тот не только понимал, что в целом происходит на сцене, но и мог сопереживать героям, слушая о чем те поют. Уж этим – небольшим экраном с субтитрами для каждого зрителя или же одним большим для всех как на стадионе - Фрэнк считал, оперу испортить было нельзя, наоборот это сделало бы ее более понятной, и четыре часа, возможно, не казались бы адским испытанием.
И какой процент собравшихся в зале понимали, что происходило на сцене, и получали от увиденного искреннее удовольствие? Примерно такая мысль крутилась в голове Фрэнка на протяжении всех двух часов, что длилось первое и второе действие. Устав смотреть на бояр, Альтиери взглядом прошелся по тем, вместе с кем сюда пришел – кажется только Хелен и была в восторге, ее кавалер стойко держался, но каких-либо эмоций в его взгляде не наблюдалось, Джульетт же силилась понять русский язык, чем вызвала ухмылку на лице у своего мужа. Может выйти покурить? Казалось, выйди на полчаса и вернись в ложе обратно, за это время даже декораций на сцене не поменяется.
- Это обязательно до конца смотреть? Я уже прочитал, чем все закончится, - шепнул супруге, решив развлечения ради подействовать ей на нервы. Конечно же, после стольких приготовлений – макияж, прическа, платье – так быстро ее отсюда не утащишь, но ведь попробовать стоило? Антракт был как глоток спасительного воздуха, целых полчаса на то, чтобы отвлечься, размять затекшие кости.
- И как тебе? – пока женщины обменивались впечатлениями, Фрэнк решил вызнать у Монтанелли, пришлась ли опера по вкусу ему. – Хелен тебя часто на такие мероприятия таскает? – Того и глядишь к высшему свету приобщит их дона. С одной стороны для бизнеса это могло быть не плохо, если вдруг на подобных вечеринках Монтанелли начнет заводить полезные знакомства, но с другой стороны он рисковал отбиться от родного, так сказать, коллектива. Того который в барах и стрип-клубах предпочитал проводить время, а вовсе не в операх. – Вчерашнее общество русских мне понравилось больше, - не без сарказма упомянул встречу, на которой они с горем пополам не только о поставках икры договорились, но и водки выпить за знакомство успели. Такие русские андербоссу нравились больше, чем те, что выступали на сцене.
Услышав, как Джулс предлагала Хелен стать крестной, Фрэнк обернулся, решив поучаствовать и в этом обсуждении. Наверное, стоило озвучить, кого он выбрал в крестные отцы, так уж вышло, что это был не Гвидо, и Альтиери определенную неловкость чувствовал за то, что не ответил ему «взаимностью». Хотелось надеяться, что тот поймет, зная, насколько они были близки с Ринальди.
- А Майк будет крестным отцом. – Для себя, своей карьеры и будущего, Фрэнк не знал, хороший это выбор крестного или нет, но вот для Марка, однозначно, лучший.

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-03 22:00:17)

+3

10

Её жизнь в Нью-Йорке и впрямь была более насыщенной. Она была все время чем-то занята, при этом совершенно не будучи занята работой. Отвести детей в школу, проследить, что бы они пошли на дополнительные задания, заехать на собрание комитета матерей, что бы обсудить очередной праздничный утренник. Потом - к подругам, в благотворительный фонд, в комитет, который занимался проведением различных мероприятий на верхнем Ист Сайде, обновить обивку мебели, заказать картину для кабинета и заказать новый костюм мужу - она крутилась как белка в колесе. Так что тот, кто думает, что богатенькие леди с Манхеттена бездельницы и сидят на шее у мужа - пусть знают что это не так. Иногда, заниматься домом - куда более значимая работа, нежели продавать страховки.
Сказать честно - с момента, когда Хэмминг покинула "Большое яблоко" времени у нее стало намного больше. Рабочий день - не очень, но все таки, регламентирован. А друзей по началу было не так много, что бы каждый вечер выбираться куда-то гулять. В первые месяцы жизни в Сакраменто ее жизнь протекала настолько лениво-медленно, что, казалось, эта меланхолия не пройдет никогда. Прошла.
Ей не было особенно интересно, что сейчас происходит в их ложе - больше Хелен интересовало происходящее на сцене. Она впитывала каждый звук, каждое слово непонятного языка, который учить наравне с китайским - сложно. Она смотрела жадно, ревниво, и даже немного придирчиво, отмечая как двигаются артисты, как звучат голоса при этой акустике и насколько хорошо играет оркестр. Дыхание стало замедляться и Хелен дышала уже гораздо реже, будто боясь, что очередное плавное движение спугнет звук.
Не всем понять эту нездоровую любовь к опере или камерной музыке - да и не каждый оценит. Что бы по-достоинству понимать этот вид искусства, надо просмотреть ни одно произведение, выслушать пару-тройку хороших критиков, говорить на тему музыки со знатоками...и...иметь такую бабушку и маму, которые были у Хэмминг. Если бы не эти прекрасные женщины, а влияние только одного отца - была бы Хелен похожа на парня в юбке. Бедный папа - так и не получив себе мальчика - он отчаянно старался передать любовь ко всему мальчишескому дочкам. Правда поддавалась только Хелен, Одри все же ближе к маме была.
Прозвучала последняя длинная нота, оркестр ударил громким кещендо и занавеси крыли сцену, закрывая тем самым весь немалый актерский состав. Все еще находясь под впечатлением она смотрела на бархатные кулисы, моргнула пару раз и нашла руку Монтанелли, что бы коснуться ее кончиками пальцев.
Ей было интересно, понравилось ли ему? Во взгляде Гвидо мало чего читалось и поэтому Хэмминг только мягко улыбнулась, решив, что не будет пока что развивать эту тему - было видно, как мучился бедный Фрэнк. У Хелен это вызывало двоякие чувства - с одной стороны она прекрасно понимала мужчину, которого держит тут только супруга. С другой же  - ей было не понятно, как можно быть таким нетерпеливым. Но доброе отношение к Альтиери старшему позволяло Хелен забыть о глупых мыслях и не упоминать ничего подобного.
- Я? Крестной? - удивлению американки не было предела - и это явственно читалось на ее красивом лице. Несколько раз удивленно моргнув, пока мысль доходила до взбудораженного сознания она сдержано выкрикнула: - Ну конечно! Конечно да! Как еще может быть, - переместившись на стул рядом с Джулс она обняла женщину и коснулась своей щекой ее щеки - что бы не перепачкать помадой. - а кто крестный?.. - но тут уже подоспел Фрэнк.
Как только Хэмминг услышала имя ей стало жаль, что выбрали не Гвидо. Но после - через пару секунд в сознании стал всплывать разговор недельной давности - в больнице у Джусси. Майк...Майк! Ну конечно!
- Эмм...это тот самый Майк? - полу-шепотом спросила Хелен у Джулс и хохотнула. Такого было сложно забыть - особенно после того, как Берни раз сто повторила, что у него и насколько "выдающееся" в размерах.     
- Если это тот о ком я наслышана, то прямо не терпится увидеться, - Хейли мягко смеялась, прикрывая рот ладонью. - Не хотите выйти пройтись? Или останемся в ложе? - спросила она, оглядев присутствующих. Снаружи было столпотворение - половина зала решили, что не проживут эти два часа без очередного бокала игристого вина. Вторая половина - просто слишком тепло пригрели свои кресла.
И все таки Гвидо чертовски шел смокинг. Он выглядел превосходно. Хэмминг даже засмотрелась на своего мужчину, пропустив, кажется, какую-то важную фразу или уточнение. Встретившись с Монтанелли взглядом она пыталась понять, что он чувствует. Если Гвидо был настолько хорошим знакомым их семьи, как говорила Джусси, то почему тогда Фрэнк не предложил ему быть крестным?

+3

11

Лучи "высшего света" Гвидо не слепили - он и в былые времена старался проводить больше времени в близости к элите, хотя бы эту возможность имел каждый из них; а знакомства, полезные или не очень, заводились уже сами собой. Тьен Моро, например, давший свою фамилию детективу-лейтенанту, а ныне - капитану полиции Шерон Моро, когда-то ведь они довольно неплохо общались... Хотя в последнее время Монтанелли было уже не до того, чтобы ходить куда-то; может, с появлением в его жизни Хелен он и будет снова одевать смокинг немного чаще?.. Эти "вылазки в свет" могут и впрямь сыграть хорошую службу, да как уже и случалось неоднократно, впрочем. И для общего развития будут куда полезнее, чем прогулки по стрип-барам - что Гвидо и во время своей холостяцкой жизни делал не так уж часто, скорее для деловых встреч, когда этого требовал бизнес. Дела мясника, да и чистильщика тем более, впрочем, с подобным заведением сочетаются не особенно хорошо, но и из этой среды знакомых у него было предостаточно. Можно сказать, что Монтанелли везде был своим понемногу - функции, которые он выполнял для организации и друзей организации, могли бы стать полезны многим, и более того - в любой момент. Теперь всё иначе... хотя и не слишком, если вдуматься.
- Субтитры к опере? Мне кажется, это как в ресторан прийти в кедах...
- усмехнулся Монтанелли в ответ. Постоянно бегать глазами с происходящего на субтитры и обратно - пойдёт, может, для документального или, бог с ним, художественного кино на иностранном языке, но опера... есть в жизни просто такие вещи, которые менять не стоит - так Гвидо считал. Как семейные устои, традиции, культура, религия; классическая музыка - и опера, как очень важная часть этой музыки. На происходящее на сцене дон смотрел с интересом и удовольствием - может, и не с таким большим удовольствием, как Хелен, но, во всяком случае - без скуки. Желание выйти если и возникало пару раз, так для того, чтобы перевести дух, настолько живой и глубокой была музыка, настолько масштабным казалось происходящее, и настолько... знакомыми казались ему те трагедии, которые переживали герои на сцене. Пожалуй, в данный момент он самого себя отождествлял с боярином Годуновым, оказавшимся у власти почти случайно (может, потому что русский язык не лучше остальных присутствующих, потому и в деталях мог разобраться настолько, насколько позволяла программка) но и внутри себя скрывая гораздо больше; Монтанелли почти переживал происходящее вместе с русским царём... ему тоже приходилось переступить через кровь, история с его племянником, тоже почти что самозванцем, в какой-то степени; история с его женой - у Гвидо тоже были свои призраки, которых он видел. Хелен, сама того не зная, заставила его сопереживать героям... не стоит ей говорить, по какой причине. Но и действо для Гвидо было каким угодно, но только не скучным.
Хотя и не стоило говорить ей истинную причину того, почему ему так понравилось... аплодировал Монтанелли искренне. Хотя и не забывая о том, что происходящее на сцене - просто постановка, что было важнее - ему было очень радостно видеть Хелен такой счастливой и довольной.
- Вообще-то это был первый раз, но... Надеюсь, не последний. Хорошо, что музыку слышно всё-таки лучше, чем как ты по креслу елозишь. - происходящее напомнило Гвидо о прежних временах, когда был жив дон Фьёрделиси, сам он был помоложе лет на двадцать, а времена для Семьи были... другими. Престарелый босс Семьи, уже пресыщенный и женщинами, и алкоголем, приобщался к прекрасному - волей-неволей, приходилось и остальным. Впрочем, Фрэнку вряд ли это угрожает - Монтанелли ещё не настолько стар, чтобы начинать требовать к себе уважения постоянно. И не настолько стар, чтобы не успевать мыслить больше, чем в одном направлении... - Кстати, как прошло? - перевёл тему на более удобную и привычную для Альтиери; несмотря на то, что он на той встрече не присутствовал, дело и его касалось тоже - с того, что касалось пищевой промышленности, Монтанелли имел долю, а Тот-Самый-Ринальди таким образом и племянника своего подвинул ближе к кругам власти - мудрый ход, и Гвидо это одобрял, к судьбе Ала тоже небезразличный.
- Ох... Поздравляю! - предложение Джулс было неожиданным, в свете того, что происходило только что, на сцене, в ложе  - очень резкое такое "переключение". Сложно уж сказать, что его вызвало, прониклась ли Джульетт происходящим на сцене или наоборот, выпалила со скуки... да неважно, впрочем. Весть о том, что крёстным отцом станет Майкл, а не он, Монтанелли воспринял спокойно, посчитав скорее уколом со стороны Джулс, чем Фрэнка - точно так же и он когда-то доверил крестить своего ребёнка не ей... Так что, можно сказать - теперь они квиты. Хотя это и звучит нехорошо, если речь идёт о детях - но и обид никаких быть в этой области не должно быть и подавно.
- Я бы размялся немного... - кивнул Гвидо, соглашаясь с Хелен. Ноги и спина и впрямь затекли, когда музыка перестала играть - это стало заметно. - И пропустил бы бокальчик тоже. Кажется, у нас ведь есть, что отметить?

Отредактировано Guido Montanelli (2015-05-06 13:23:56)

+3

12

Провокационный комментарий Франческо неожиданно позабавил Джульетт, из-за чего пришлось сглотнуть подступивший смешок. Покачав головой, она тяжело вздохнула, осознав, что мысли молниеносно сбились. Какой Годунов, когда из-за гормонального всплеска все эмоции накалены до предела? Хватало того, что за два часа появились желания пустить слезу, рассмеяться (что немыслимо, скорее всего), обсудить остальных гостей и пристать к мужу.
- А зачем ты прочитал? Я вот не читала, дабы не портить интригу, - сдержанно шепнула в ответ, прекрасно понимая, что это ничего бы не изменило. Возможно, не в том настроении и не в то время они отправились в оперу. Хотя, той же пользы от данного похода, Джульетт нисколько не исключала. Той же дочке не помешало бы почаще посещать подобные мероприятия. И так уже большие планы на Марка, чей предстоящий и большой жизненный путь женщина хотела превратить в разнообразное приключение, полное чудес. Опыт все-таки позволяет исключать действующие ошибки, замечать то, что раньше в глаза не бросалось.
- Рада, что ты.. Рада, - усмехнулась брюнетка, наблюдая восторг блондинки. Тут и белеберду выдать не стыдно. Джульетт не была знакома с детьми Хелен, да и не испытывала при этом удивления. Они повзрослели и отправились в свободное плавание. Аналогичный исход неумолимо ожидал Алессию и Джуниора. - Крестный? - Не успев пояснить, Джули обернулась, слушая супруга. Ну а что, в конце-концов это правильно, что он решил самолично объявить имя будущего крестного. Альтиери невольно перевела взгляд на Монтанелли, чье выражение лица не выражало ничего определенного. Наверно, они одновременно вспомнили ужин на четверых, где присутствовала еще и Марго. И Джульетт волей-неволей оказалась тогда в похожей ситуации. Помнится, поначалу было непонятно, отчего выбрали не ее, но потом все встало на свои места: с Марго дружбы Джули не водила, поэтому выбор в пользу некой Кристины был оправдан. Гвидо, в освою очередь, избрал крестного, как и полагается. Есть в этом нечто традиционное. Но сейчас, когда итальянка успела ощутить малую долю неловкости, ситуация все же была другой; супруги обсуждали, безусловно, кандидатуру, но итоги не подводили. Фрэнку не понадобилось разрешение или одобрение, когда сообщил другу, что именно ему быть крестным Марка. Мстить Гвидо у Джулс причин никаких, да и она не тот человек, кто за счет своего ребенка решится на такое. Понимал ли это дон - неизвестно. Мог обидеться, основываясь на дружеских отношениях с ней. Стоит заметить, что женщина вообще не смотрела на это, как на момент, после которого они будут квиты. А не противилась решению мужа потому, что Майкл - семейный друг и весьма близкий, родной.
- Да, тот самый, - ухмыльнулась. Вспомнилась Берн, их с Хелен визит в больницу, закончившийся откровениями, опьянением первой и шоком второй. Жаль, что Рикардс сейчас здесь нет. Она бы нашла, что сказать касаемо происходящего на сцене. И не факт, что не понадобилась бы цензура. Сама Джульетт никогда не замечала в шутках подруги злорадства или искреннего недовольства. Бернадетт настолько легкая и непосредственная, что не удивительно, отчего к ней так тянутся люди.
- Думаешь, если ты его увидишь, то подтвердятся твои страшные опасения на почве высказанного Бернадетт? - Джульетт привстала, позволяя себе коротко рассмеяться. - Это уж вряд ли. - Пройтись в самом деле не помешает. Зацепившись за запястье Фрэнка, итальянка поплелась следом. - Два часа, еще два часа, малыш, - издевательски прошипела в ухо мужу на выходе из зала. Ничего, сейчас в буфете бахнет бокальчик вина, и все наладится.
- Вы познакомитесь.. В скором времени, полагаю, - обратилась уже к Хелен. - В смысле, до крестин. Ну, если получится, конечно. - Надо же им узнать друг друга хотя бы в лицо заранее? Хотя, Джульетт сама в последний раз видела Ринальди в присутствии Берн. На какую-то его вечеринку не попала - не было ни сил, ни желания.
- Мне сок, - наигранно обиженно попросила мужа об услуге.

+3

13

- Интригу? - Пытаясь сдержать смех, переспросил у Джульетт. - Они тут по-русски поют, и перевода нет. - Также полушепотом, чтобы не мешать их друзьям-театралам, получать эстетическое удовольствие от происходящего на сцене, обратил внимание супруги на то, что как бы итак очевидно. - Ну-ка перескажи, что там происходило? - отбирая либретто, потребовал в шутливой форме доказательств того, что Джулс поняла всю суть разворачивавшейся перед ними драмы. Не желая признавать себя идиотом, Фрэнку почему-то казалось, что это все остальные строят из себя шибко умных, хотя в действительности также как и он поняли не более того, что написано в этой брошюрке. Но, конечно же, вида никто не подаст и будут с видом знатоков, которые в своей жизни не один десяток опер послушали, да еще и в разных постановках, чтобы было с чем сравнивать, начнут рассуждать о том, какое неописуемое удовольствие получили от посещения сего шедевра. Ощущал себя здесь Альтиери, прямо скажем, лишним, и даже общество Монтанелли атмосферу более привычной не делало - стараясь не ударить в грязь лицом перед своей новой пассией, Гвидо старательно изображал из себя аристократа, однако зная кем он был на самом деле, Фрэнк и в самом деле видел в нем дворецкого Альфреда и не более. Нелепое зрелище.
- Ну, извини, я не ценитель как вы, - хмыкнув, ответил на замечание о том, что елозил по креслу. Неудобные они были, вот то ли дело в кинотеатрах, где спинки откидываются. - А ты часто что ли в опере бываешь? - поинтересовался у Монтанелли, за которым прежде не замечал любви к таким изысканным развлечения. Может он стеснялся признаться в этом? Фрэнк усмехнулся от этой мысли, но, впрочем, отбросил ее почти сразу - причиной было то, что о классической музыке они с Гвидо и не разговаривали. Каждый раз находились другие темы, о чем можно было перетереть с пользой для дела. Вот даже сейчас такая тема нашлась.
- В баню сходили, водки попили, - с ухмылкой начал пересказывать о событиях вчерашнего дня. Может понятнее станет, почему ему с таким трудом давалась сегодняшняя опера? - по делу перетерли, само собой. Ал с ними язык общий нашел, он, оказывается, по-русски базарит неплохо. - Ну, как неплохо? Пару слов точно знал, что продемонстрировал им на вчерашней встрече. В связи с этим Фрэнк усмехнувшись, кивнул на сцену и добавил, - надо было его сюда пригласить, - может, переводил бы им. - В общем, нормально все прошло, - подытожил, не став уж сильно вдаваться в подробности. Они тут с женщинами были, и развлекать их должны были, а не о делах говорить.
[К счастью Монтанелли на новость о том, что крестным будет Майк, а не он, отреагировал спокойно, можно даже сказать равнодушно. Хотя мог, конечно, и просто вида не подать. - Без обид, я его еще с Джуниором продинамил, второй раз он бы мне не простил, - разведя руками, извинился перед Гвидо. - Но следующий за тобой будет, - улыбнулся и глянул на Джульетт, понимая, впрочем, что поддержки в ее глазах он вряд ли увидит. По крайней мере, сейчас.
- Да? И о чем именно ты наслышана? - заметив хитрицу в глазах Хелен, да и супруги тоже, с которой та переглянулась, поинтересовался, надеясь выяснить над чем они хихикали.
- Идемте, - охотно согласился пропустить по стаканчику – может, легче будут переноситься оставшиеся два часа, - надеюсь, там еще не все столики заняли. - В холле второго этажа, Фрэнк заметил, было некое подобие ресторана, здесь можно было и вина с шампанским выпить и сэндвичем перекусить, но, разумеется, когда они к нему подошли, народу в нем было не протолкнуться. Рассчитан он был на меньшее количество людей, нежели вмещал зал, а горло смочить всем хотелось.
Пойдя к бару выполнять заказ супруги, да и себе бокальчик красного сухого взять, Фрэнк  задержался возле одного из столиков, за которым встретил знакомую ему личность.
- Какие люди! - положив руку на плечо, поприветствовал Бобби Тейлора, финансового аналитика средней руки, любившего перекинуться в картишки в одном из их клубов. Альтиери растянулся в улыбке, будто бы тот был его давний хороший друг, однако же, Тейлор, подняв взгляд на итальянца, наоборот лишился улыбки. Должен он им был приличную сумму денег и уже месяц бегал, обещая вернуть, то завтра, то послезавтра. - Я думал у тебя с деньгами туго, а ты вон по каким заведениям ходишь. - Интересно, сколько стоили сюда билеты? Учитывая, что премьера, наверняка ведь не дешево. - Жена твоя? - глянул на спутницу, увешанную бриллиантами. - Ослепительно выглядите, мадам.
- Эмм.. Фрэнк, - чувствуя неловкость и откровенный страх перед гангстером мужчина поднялся и, отводя Альтиери в сторону, начал петь свою старую песенку, - мы же договорились, я до вторника все верну, мне деньги с одной сделки прийти должны, и я рассчитаюсь.
Хотелось ему, конечно, в морду дать и цацки с жены его поснимать, но они ведь в приличном обществе были, поэтому похлопав по плечу, Фрэнк кивнул ему головой, - ну, конечно. – Конечно, рассчитается, а то ведь кости ему нахер все переломают.
Зато им освободился столик, когда Тейлоров после этого короткого разговора словно ветром сдуло, и на отвоеванную территорию, Альтиери любезно пригласил жену и их друзей.
- Видел, какие цацки на его телке? - шепнул Гвидо, когда они рассаживались. - Эта сука мне месяц в уши льет, что денег у него нет. Сколько сюда билеты стоят?
Тем временем проходящий мимо официант положил перед ними карту бара и коротенькое меню из закусок.
- Кстати, икра и здесь бы лишней не была, - прокомментировал тот набор сэндвичей, которым им предлагали закусить. Выбор же вина Фрэнк оставил за боссом, передав ему винную карту. - Собираемся дистрибуцией черной икры заниматься, - пояснил для женщин суть своих размышлений вслух, - совместно с русскими.

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-06 00:21:07)

+3

14

- Лучше не спрашивай, Фрэнк. Потому что об этом тебе скажет кто угодно, но не я, - она все еще смеялась, когда поднялась со своего места и вышла в просторный холл, заполненный десятками людей.
Суета, разговоры, блеск драгоценностей - Хэмминг чувствовала себя в своей тарелке, как никогда. Она плавно двигалась по красному ковровому покрытию, в котором утопали тонкие каблуки ее туфель, приглушая тем самым стук. Взяв Гвидо под руку они всей дружной компанией направлялись в буфет. Выпить по бокалу игристого за такое событие - Хелен стала крестной. Точнее еще не стала - но станет, в очень короткое время. Для нее это было в новинку. Джульетт - первая, кто предложил ей такую почетную участь и радости блондинки не было предела.
Касаясь Монтанелли она чувствовала, что мужчина расслаблен. За последние несколько недель это был один из тех вечеров, когда они вдвоем могли спокойно отдохнуть, посмотреть представление и забыть об окружающем мире. Сегодня на второй план ушло все то плохое, что успело потревожить жизни их обоих.
- Я надеюсь, что тебе не скучно, да и вообще, что это приятно только для меня, - шепнула она итальянцу, когда они подходили к высоким французским дверям в ресторан. Она говорила про оперу. Подняв взгляд на Гвидо - встретилась своими глазами с его и улыбнулась, -в следующий раз надо будет взять с собой Дольфо. А еще хорошо бы сводить его в театр. Детей надо приобщать к искусству. Видео игры это тоже хорошо - но знать о том, что есть и такой вид развлечений, полезно, - она была похожа на "мамочку".
Давно уж Хелен не приходилось рассуждать на такие темы - решать что будет лучше детям - потому что ее дети резко повзрослели, когда они всей своей небольшой семьей переехали в Сакраменто. Да и она...повзрослела. Или же даже постарела. Кто знает. Десяток лет для женщины долгий срок. И если в молодости ты только хорошеешь, то после тридцати начинается медленное, едва заметное увядание. И вот однажды ты просыпаешься совершенной старухой...
Отбросив грустные мысли она шагала рядом с Монтанелли, не выпуская из виду Джульетт с Фрэнком:
- Прекрасная они все таки пара, - довольно протянула она, обращаясь к Гвидо полушепотом. - Сколько смотрю на них - восхищаюсь. Воспитать двоих детей, не развалить брак. Джулс вообще героиня - родить третьего так поздно. Я бы не решилась, - тихо рассмеялась Хелен.   
Фрэнк ушел вперед, за бокалами, но затормозил у какого-то столика, начав разговор с незнакомым Хелен мужчине. Она бросила мимолетный взгляд на них и отвела взор, обращаясь к Джульетт:
- На когда будут намечены крестины? Или ты еще об этом не думала? - Они стояли поодаль, ближе к парапету, за которым, внизу, располагался первый этаж и с которого прекрасно просматривался вход.
Взявшись рукой за деревянные перила она повернулась к Джулс в пол оборота. Гвидо пошел за Фрэнком и она провела мужчину взглядом. Дурные мысли закрались в голову американке.
- Как думаешь, насколько сильно увяз Гвидо... - это не было вопросом, хотя так на него похоже. Она протянула это медленно, тихо и с сожалением.
Им с Джулс пока не доводилось видеться после рождения Марка. Они пока еще не собирались на обыкновенную чашечку чая, не сплетничали как раньше. Но Хелен надо было кому-то выговориться. Она переживала и это терзало ее изнутри, не давая забыть о себе даже в самый, казалось бы, неподходящий момент.
- Кстати, что решим по поводу девичника? Я все еще готова отдать свою квартиру для растерзания и супер пьянки, - она смеялась, - хотя какая пьянка. Ты вон соки пьешь, Берни завязала с алкоголем. Буду чувствовать себя единственной пьяницей в компании, - странно было слышать от это Хэмминг, которая держала себя в руках, когда дело касалось алкогольных напитков.
Столик, у которого притормозил Фрэнк так скоро освободился, что Хелен это удивило - кто по доброй воле отдает столики в буфете во время антракта? Нонсенс.
Без интереса проглядев список закусок она отложила меню. Есть хотелось в последнюю очередь. А вот пара глотков шампанского будет кстати. Но оставив выбор за Монтанелли она отвлеклась на Альтиери, который говорил про поставку икры.
- Да, Гвидо говорил, что занимается пищевой продукцией, - отметила Хелен, откладывая клатч за спину, - а икра нынче пользуется популярностью. Да всегда пользовалась. Выгодное вложение средств, если найти кому ее сдавать.
"Да...честного предпринимателя на днях просто так забрали в управление, что бы допрашивать. Или что там обычно делают?" - Сравнить у Хэмминг не было с чем. В такие ситуации она не попадала, да и надеялась, что не попадет. Но в очередной раз одергивая себя она вспомнила, что это во-первых не ее дело, а во-вторых она обещалась не лезть туда, куда ее не просят лезть.       
   

+3

15

Ох, и удивится Фрэнк, наверное, узнав, насколько Гвидо был приближен к классике в своё время... В то "своё", которое связано с саквояжем и инструментами, которые Франческо в последний раз зимой и видел - да и то, ими никто так и не воспользовался: время, требуемое для уничтожения улик, особенно когда дело касается мёртвых тел, вполне можно потратить с пользой не только что касается этих самых "профессиональных" навыков, но и ушей тоже. Если ситуация это позволяла, Монтанелли часто создавал себе фон из произведений Моцарта, Баха, Верди, запускал оперу (итальянские, правда, в основном) - аудиокниги тогда особым почётом не пользовались, но и их пару раз... Не в наушниках, разумеется - уши не должны были быть заняты в такой момент музыкой или прозой полностью, да и проводки могут помешать работе. А что?.. Даже некоторые хирурги в операционной включают магнитофон, помогает это им сконцентрироваться - так если их ошибки могут стоить кому-то жизни на столе, то все клиенты Гвидо, как правило, уже были мертвы. Его могли погубить совсем другие ошибки...
- Да бывал пару раз. - пожал плечами Гвидо в ответ. Тоже, достижение... любой итальянец, даже самый бедный, даже глухой, пожалуй, обязан посетить оперу хоть раз в своей жизни - что ж, Фрэнк сегодня это сделал, второй раз его никто силой не потащит, разумеется, но хотелось бы надеяться, хоть что-то, кроме скуки, он из здания театра сумеет вынести. Всё-таки иногда андербосс Торелли себя ведёт, как капризный ребёнок. Правда, достаётся это обычно на долю Джульетт... с остальными всегда можно в баню и с водкой.
- Ал? По-русски?.. - недоверчиво усмехнулся Монтанелли, не сразу оценив всей шутки. Где это выучить успел, в тюрьме, что ли?.. Нет, у него сестра - кубинка, Куба - страна коммунистическая, а там до русских уже рукой подать, конечно... - Ох, ну тогда я подожду... - сдержанно засмеялся Гвидо; Джулс и на третьего наверняка решиться было непросто, не дождётся уже наверняка - хотя, с другой стороны, кто знает... в каждой шутке есть немного правды. Как в каждом итальянце чуть-чуть оперы...
- Это восхитительно, Хелен. - шепнул в ответ, едва касаясь её уха своим дыханием. При всей своей псевдоутончённости, Гвидо, конечно, наверняка и в половину не так тонко чувствует подобные вещи, как Хэмминг, но - он достаточно чутко ощущает её настроение... и этого, на самом деле, уже вполне достаточно. Он мог бы и действительно попросту оглохнуть на все четыре часа действа, не слыша ни слова и не звука; если Хелен была бы настолько же довольной и радостной при этом - цели он бы всё равно достиг, и тоже был бы счастлив. - Ты права, я тоже об этом думал. Надо будет обязательно... Не такого размаха, конечно. - усмехнулся. Постановки, не оперные, так театральные, есть и для юных зрителей. Если уж он может это себе позволить... да и вообще, зачем Гвидо вообще занимался этим бизнесом, как ни для этого? Дать своим детям лучшее, обеспечить свои семьи, не для этого ли вообще стараются такие люди, как они с Фрэнком?.. Ради будущего, которое воплощается в их детях... в этом Гвидо не понимал того же Майка в этом плане, или Фредо, хотя тому этот смысл жизни неожиданно свалился на голову в виде бумеранга собственной ошибки молодости. Если мужчина даже после сорока не завёл семью - это заставляет задуматься. О том, что для него вообще важно, например. Отставив в сторону громкие слова о чести и "общем деле", разумеется... Это то, как стоит жить; но не ради чего стоит жить.
- Нам с тобой только и остаётся, что восхищаться и завидовать, пожалуй...
- грустно усмехнулся Гвидо, склонившись к ней, зная, что она-то его поймёт - ну что поделать, не каждому дано быть счастливым в браке... и брак сохранить не каждому дано. Их с Хелен стаж отношений, по сравнению с супругами Альтиери, совсем ничтожен, но с другой стороны - у них всё ещё впереди. Может, даже и... впрочем, это вопрос к самой Хелен непосредственно, а она ответ на него уже дала; Монтанелли вот не чувствует себя, отца семимесячной малышки, готовым на сто процентов к ещё одному свершению - а времени на поиски этой готовности всё меньше и меньше. Собственно, и деда своего, и дядю из Нью-Йорка, он уже перещеголял, куда ещё-то?..
- Добро пожаловать в высший свет, Фрэнки. - саркастически ухмыльнулся Монтанелли в ответ, недобро глянув в сторону Тейлоров. Это в их мире зачастую финансовое положение определяет количество наличности в твоём кошельке; здесь всё уже несколько иначе, и далеко не все так богаты, как выглядят. У дворян и масонов свои тайны, по сравнению с которыми даже некоторые делишки Мафии выглядят безобидными бандитскими базарами. Разобраться с этим Бобби, впрочем, ничего не мешало; не прямо сейчас, хотя можно было бы просто звонок сделать, так хоть потом, необходимую информацию - что он платёжеспособный больше, чем кажется, - Альтиери уже выяснил. 
Гвидо приподнял брови и поднял указательный палец вверх, услышав про икру - безмолвно, но жест достаточно красноречив; мысль Фрэнка была уловлена и понята, и дон считал вполне возможным претворение её в жизнь - да-да, снабжение буфета театра икрой. Чем не выход к высшей культуре? На студии этот способ вполне сработал, даже пожар пережив, в отличии от того же... искусства не для этих стен.
- Как вы насчёт Креман д' Эльзас Деми-Сек? - обратился ко всем. И в винной продукции Гвидо тоже немного разбирался... ну, и кто тут не аристократ?

+4

16

Никогда не загадывающая на будущее, Джульетт не спешила зарекаться в каких-либо вопросах; если только сгоряча и не подумав. А вот что касается предположительно четвертого ребенка - тут стояла на своем железно: ни за что, никогда, троих вполне достаточно. Ей богу, возраст и так тенью лег на последнюю беременность, усугублять ситуацию подавно не следует. К тому же, она ощущает подобие гармонии в данном вопросе, трое детей - самое оно. Мужчинам-то чего волноваться, они папами по желанию стать могут, поэтому на понимание супруга и дона, женщина и не надеялась, закатив с улыбкой глаза на немые взгляды.
- Какая разница? Мы в ваши дела не лезем, обойдешься, - шутливо отмахнулась итальянка, стараясь быстро потушить любопытство Франческо. Его понять можно: услышал имя друга и взбудоражился. Сейчас напридумывает еще всякой чепухи. Джули успокаивал только тот факт, что ему все равно не догадаться о настоящей причине смешков подруг. Кому ж такое в голову придет? С другой стороны, муж в курсе романа Бернадетт и Майкла, пусть думает, что речь шла непосредственно об этом. Ведь если подумать, это правда.
Автоматически затормозив, Джульетт прислушалась к диалогу между Фрэнком и каким-то незнакомцем, около которого стояла видная дама. Оценив размах, с которым та выбрала украшения для сегодняшнего вечера, усмехнулась, не сразу двигаясь дальше. Брюнетка редко позволяла себе превратиться в ребенка, которого интересовали все, без исключения. Да и в самом деле не любила лезть в дела супруга, считая это неправильным. Одна ее знакомая, услышав мнение итальянки, высказала, что такая свобода заканчивается плачевно. Мол, муженек расслабляется и начинает перегибать палку. А если попробуешь сменить тактику - скандала не миновать. В принципе, у четы Альтиери часто случались ссоры на почве тайн и секретов, они неизбежны, когда живешь в постоянном напряжении, не зная, чего ждать завтра. Но как иначе? То ли забить полностью на самого мужа, то ли начать копать глубже, - оба варианта не ахти.
- Что? - Поначалу женщина даже подумала, что ослышалась. Вроде бы короткая неприметная фраза, но о стольким говорящая. Встретившись с Хелен глазами, Джули нахмурилась, не зная, как правильно сформулировать ответ. Точнее, не совсем ответ. - Увяз в чем? - Надо удостовериться, что она правильно ее поняла. Да и так неожиданно прозвучало.. Может, пропустила что-то, не расслышала, поэтому и запуталась?
- Вот именно, давай подождем? Хочу девичник, но один лишь сок - скучно. А я планирую потанцевать, как следует, и выпить в кое-то веки чего-нибудь горячительного! «Берн завязала» - понятие растяжимое. - Вздохнув, рассмеялась, услышав позади голоса мужчин. Переговаривались, как обычно, вполголоса. Джули посмотрела на блондинку, все еще прокручивая в голове слова о Монтанелли. Стоило ли вообще им говорить на эту тему? Ну что ни скажи - все не так. А через слово почти предательство. Наверно, вся соль лишь в вопросах, которые предстояло еще задать Хелен. Неважно, Джули они будут адресоваться, или самому Гвидо, но везде важна постановка. Хорошо уметь подбирать слова - вот что итальянка отточила до совершенства.
- С русскими, говоришь? Как интересно, - одобрительно протянула брюнетка, ощущая сильную жажду. Сока так и не дождалась, придется потерпеть. - Никогда не сталкивалась с русскими. И какие они? - Для нее, как и для большинства американцев, Россия - другая планета, не меньше. Уж очень менталитет отличался, если даже поверхностно знать эту страну. - Ну чего вы, аж икры захотелось, - широко улыбнулась, заерзав на месте. Как жена гангстера, она тоже была заинтересована в подобных сделках; они сулили неплохую прибыль, да и икрой побаловаться в любое время можно.

+4

17

- Не идеально, конечно, - закивал головой, отвечая дону, - но они его понимали. – И отвечали даже. По-русски. На дружескую беседу это со стороны не походило, правда, но зачем Монтанелли такие подробности? Фрэнк вообще не хотел доводить до сведения Гвидо то, как они лажали там, не зная культуры и обычаев русских воров, и репутацию Ала портить в глазах босса не хотелось, Ринальди-младшего, прямо скажем, за человека на той встрече не считали и даже от дяде тому досталось. Какое есть дело дону до соучастника одной из команд? Правильно, никакого нет. Вот и не стоит на этом акцентировать, о промахах уж точно, лучше об успехах и достижениях докладывать.
- Ничего себе. Мой друг и не мое дело? – также шутливо возмутился, обхватывая попытавшуюся отмахнуться от него Джульетт и прижимая ее к себе, чтобы не отбивалась больше. – Небось всем своим подружкам его разрекламировала? – А что, жених и в самом деле завидный, пускай не молодой, но ведь и не старый еще, при деньгах и без своры детишек от предыдущих браков – стать мамой для чужих детей, говорят, далеко не у всех получается. Интересно, получилось бы у Хелен? Сам факт наличия их у Гвидо ее, впрочем, не смущал, как можно было заметить. – Берни-то как? Влюбилась в него, а? – начал приставать с расспросами.
Фрэнку, в общем-то, тоже не было дела до того, о чем его жена болтает с подружками, большинство их тем вряд ли будут ему интересны, но иногда мог начать расспрашивать, не в принудительной форме, а как сейчас, делая из этого своеобразную игру.

В баре, провожая Тейлоров взглядом, Фрэнк ухмыльнулся в ответ на реплику Гвидо:
- Не по душе мне этот высший свет, знаешь. – Вот в том то и дело, все здесь было каким-то фальшивым, даже богатство как выяснилось, и то обычной мишурой могло оказаться, и за всеми этими блестками истинной сущности людей видно не было. Им с Гвидо, конечно же, тоже приходилось скрывать то, кем они являлись, но с семьями и близкими друзьями, теми друзьями, с которыми вели дела, они могли оставаться самими собой. Поэтому такие люди, как Фрэнк и Гвидо, преимущественно в компании себе подобных досуг и проводили, их жены и их дети дружили друг с другом, это была такая своеобразная община, внутри которой протекала вся их жизнь и жизнь их семей, и не удивительно, в общем-то, что дети часто шли по их стопам…
- А Хелен вообще знает кто ты? – еще тише спросил, прикрывая рот рукой, как будто боясь, что кто-то, в частности Хемминг, сумеет прочитать по губам. Эта женщина любила высший свет, но ведь он частью их с Гвидо жизни не был, они вон на открытия стрип-клубов ходили. Пускай Майки и забацал лучший в городе, но зная Хелен, та раскраснеется при слове «стриптиз». А, кстати, это мысль… Фрэнк глянул на женщину, и в голову ему закралась шуточная идея о мести. Может в отместку за оперу пригласить ее в «Доллз»?
- Я доверюсь твоему выбору, - не стал возражать против игристого, которое предложил дон, - ты в этом всегда лучше разбирался. Кстати, Хелен, ты знала, что Гвидо у нас потомок виноградных донов? – Решил поддержать образ аристократа, который создавал Монтанелли. На Хемминг это наверняка впечатление произведет. Ну, а что? Донами на Сицилии зовут любых уважаемых людей, не только тех, которые возглавляют мафиозные кланы, а уж в ХIХ веке, о котором шла речь, и подавно.
- И сока еще, будьте добры, - тормознул официанта, прежде чем тот ушел за бутылкой вина. - Тебе какого, апельсинового? – уточнил у Джулс и, кивнув мужчине в строгом фраке и белом фартуке, подтвердил заказ.
- Ну, они отличаются от нас, - подумав, произнес. Какие они русские? Было трудно подбирать слова, учитывая что описывать ему приходилось воров в законе. У них, американцев, благодаря газетам и телевидению при упоминании слова «русский» тут же включалась ассоциация «мафия». В этом с итальянцами они были очень похожи, кстати. И своим описанием, которой Фрэнк сейчас мог дать, этот стереотип он бы однозначно упрочил, поэтому, чтобы уж не выдавать, у кого именно они покупают икру, мужчина постарался дать максимально нейтральную характеристику. – Выпить любят, это правда, - кивнул головой и глянул на Джулс. Вернулся Фрэнк вчера домой не совсем трезвый. – Такие довольно резкие ребята и диковатые немного. – Назвать их приятными язык как-то не поворачивался. – Но общительные, знаешь, пофилософствовать любят. Я вот тоже до вчерашнего дня не общался с ними особо. Хотя та певичка… как ее? – глянул уже на Гвидо. На свадьбе его еще была, да и не только. – Она ведь тоже русская?

+3

18

Тяжка десница грозного судьи,
ужасен приговор душе преступной...
Окрест лишь тьма
и мрак непроглядный!
Хотя мелькнул бы луч отрады!
© "Борис Годунов"

- Ладно, - она отмахнулась от Джульетт, решив, что вернется к этому разговору позже, когда место будет более удачным. Лишние уши для этой темы совершенно не то, чего хотелось бы получить к концу вечера. Ведь никогда не знаешь, кто решит, что твой разговор интереснее его. А на премьере вполне могли присутствовать заинтересованные лица. Например кто-то вроде той самой Моро, которая забирала Монтанелли неделей ранее.
- Да, но вы как только соберетесь - дайте знать в таком случае, я закуплюсь хорошо алкоголем, что бы не возникло желанием под шафе бежать в ближайший супермаркет, - улыбнулась Хейли и отвела взгляд в сторону. - Берни вон пиццу обещала принести. А я приготовлю что-то более полезное, - возвращая взгляд, - а то в прошлый раз от ее вкуснятины я вполне могла - после - не влезть в платье для дня рождения, - говорила она уже направляясь в сторону столика, который им освободили.
Пока Гвидо заказывал им игристое вино, Хелен отвлеклась от общей беседы, в пол уха слушая про русских. Она разглядывала туалеты женщин, не без интереса отмечая, что платья были одно краше другого. Да и украшения, поведение - местная публика прекрасно справлялась с ролью снобов.
"Неужели мы выглядим так же," - закралось в голову к американке, но тут же она забыла о своей мысли, обращаясь ко всем одновременно.
- Да ладно? - она удивленно взглянула на итальянца, - а ты мне и не рассказывал об этом, - в шутку корила Хелен. - Хотя говорил, что его корни родом из Италии, но что бы доны - такое он упомянуть забыл. - уже обратилась она непосредственно к Джулс и Фрэнку.
Мягкая ладонь легла на локоть Монтанелли.
- А мы вот познакомились с одним русским совсем недавно - когда на Тахо были. Он, Миша, был так любезен, что сам показал дом. Ну и большой же он, русский этот! Чуть не раздавил меня в объятиях. Сущий медведь, - звонко смеялась она, вспоминая великана, который болтал без умолку всю дорогу, которую показывал комнаты дома и где что находится. - Но вместе с тем очень милый и душевный, мне так показалось, - она пожимает плечами и бросает взгляд на Гвидо, ища в нем поддержи своему утверждению. - Правда же?
Вообще все, что рассказывают американцам про русских нужно брать и делить на два, а потом еще раз на два. Вот тогда получится хотя бы доля той правды, которая есть на самом деле.
Давно интересующаяся русской культурой Хелен, уже несколько лет подряд лелеет мечту побывать в России. И надеется, что это у нее получится если не в этом году - то в следующем уж точно.
По сути ей было все равно, что сегодня пить. Пусть хоть газировку в бокал нальют - никакой разницы. Ее больше волновало то, что она вышла в свет в компании друзей, и что им кое-как но весело. Не хотелось думать, что Джульетт и Фрэнк не получат удовольствие от вечера. Потому что Хелен хотелось этого меньше всего - от слова "совсем".
- А кто-то вообще бывал в России? - спросила она, - Гвидо, ты бывал? - американка повернула к нему лицо, немного наклоняя голову вбок, отчего длинные серьги мерно покачиваются, подчеркивая плавный изгиб длинной шеи.
Интересно было узнать мнение о стране со стороны. Какие там люди? Говорят, что на улицах и в общественном транспорте там почти не улыбаются. А еще - что столица живет в режиме нон стоп и что там сумасшедшие пробки. Которые для Сакраменто кажутся чем-то далеким, ну или хотя бы не постоянным или само собой разумеющимся. Но, кажется, столице можно простить все за ее необыкновенную архитектуру - за высотки, театры, площади, за парки и скверы. Хелен задумчиво вздохнула, уносясь в тот проспект, который однажды попал ей в руки еще несколько лет назад: "Туры в Россию. Почувствуйте на себе колорит. Матрешки, медведи, балалайки и водка." Вот Берни, наверное, из-за последнего пункта уже бы понравилось и она собирала чемодан тут же - в течении часа. Хейли улыбнулась, вспоминая подругу.

Отредактировано Helen Hamming (2015-05-08 09:02:07)

+1

19

"Соучастник одной из команд" Гвидо интересовал хотя бы по причине того, чьим племянником он был - и того, что этот человек такой хороший друг всем им, собравшимся здесь; уже сейчас понятно, что Ринальди будет хорошо приглядывать за своим родственником, собственно, уже это делает - чёрная икра, знакомство с важными людьми под его кураторством, абы кого они к русским на посиделки не пригласили бы. К тому же, Ал и возрастом уже не так уж хорошо подходил под понятие соучастника, Гвидо вот ещё в тридцать два произнёс клятву, так что рассматривать младешго Ринальди уже сейчас стоило, как потенциального солдата - и наверняка дядя его порекомендует, как только "книга откроется" и начнётся приём. Будь Монтанелли не заинтересован в Альберто - попросту проигнорировал бы его вечеринку, в конце концов... И те успехи, что парень проявил, даже что касается языкознания - это ему тоже в плюс.
- Но и игнорировать его тоже не стоит. - многозначительно улыбнулся Гвидо в ответ. Порой кажется, секрет этого самого высшего света как раз в том, что он никому не по душе - эдакое вот сообщество, где каждый закрывается от каждого неудобной себе самому тесной маской, мечтая о том, как бы поскорее её сбросить, тем самым и душит самого себя. Но, дистанцируясь от всего этого на расстояние совсем уж недоступное, окончательно осев на улицах и в стрип-барах вон, чем станут они, "свои парни", лучше тех же самых нигеров, для которых мир ограничивается тремя кварталами вокруг дома, где они родились? Дело не только в том, что и кому не по душе. Они должны быть "чуть выше", иначе попросту деградируют - ещё одна причина того, почему Гвидо не хотел, чтобы наркотики были источником их дохода, например: вот в чём можно очень легко "увязнуть", выражаясь словами Хелен.
- Так скажем - она далеко не дурочка. - шепнул в ответ. По-тихому это с Фрэнком обговорить не получится, слишком много придётся рассказывать. И про газетные статьи, поданные ему однажды на "десерт", и про его недавнее задержание, когда он доверил ей спрятать ту сумку с документами, которые могли бы связать их имена с будущими проектами, железной дорогой и не только ей. Хотя Альтиери и имел право это знать... Но пространный ответ Гвидо, расценил не совсем верно, за что был удостоен нелёгкого взгляда в свою сторону. Слова "дон" упоминать точно не стоило, сказал бы лучше тогда просто про виноград...
- Ну, это давно было. - скромно улыбнулся Гвидо Хелен и Джулс в ответ. Увяз - вот на сколько: на столько поколений Монтанелли, сколько и сосчитать не может, немногое у него осталось от давних предков - дедушка одним только ресторанчиком сумел дать больше. И бабушка... раз уж разговор перешёл от итальянцев к русским. - Судя по характеристике, что ты дал - не так уж сильно и отличаются. - тихо засмеялся в ответ Фрэнку. Сложно сказать, как в своих странах, но в этой - у них даже истории несколько схожи, что ли. Только с разницей во времени очень приличной. И даже русская и итальянская мафии возникли в Америке по сходным причинам... эмиграция, главным образом. - Таша?.. Да, у неё русские корни, хотя канадка она больше, чем русская... - усмехнулся Монтанелли. Освальд, а теперь уже и Освальд-Хантер, даже в фамилии не осталось упоминаний о её корнях, а имя... давно уже стало слишком нейтральным. Фрэнк, впрочем, не случайно её запомнил - даже не по имени; если бы не тот факт, что она была действующим лицом в их интригах с Эддингтоном...
- Ох, Миша... Сущая правда, вот уж точно кому ни в общительности ни отказать, ни в дружелюбии - нечасто такое в наше время встретишь. - улыбнулся Хелен, положив ладонь поверх её руки в ответ на прикосновение. В особенности среди русских, пожалуй. Что там у них в их стране, Монтанелли судить не брался, но те, кто покидает пределы своей родины, всегда имеют на это какие-то причины, и с добродушием они как раз редко бывают связаны - не только у русских, у любых эмигрантов, на каком бы языке они не говорили и как бы не выглядели. До берегов Штатов они всегда добираются в той или иной степени озлобленными. Это, впрочем, не касается туристов; и в гораздо меньшей степени касается детей эмигрантов, рождённых уже здесь... Русская душа - явление, как говорят, загадочное, а американский образ жизни загадочность эту убивают, меняя на демократические свободы. Интересно вот, а среди этого общества, в котором они - к собственному удовольствию или неудовольствию - оказались здесь, много тех, кто действительно понимает язык, на котором поётся опера? Не потому что скурпулёзно учил его, в смысле. Может они и представителей этих "икорщиков" встретят сегодня?
- Я - нет. Сестра была... в Сибири, кажется. - Альваро-Уэйт вёл какие-то дела с русскими - может, это и в их общении с этими поставщиками чёрной икры тоже пойдут на пользу? Точнее Гвидо не мог бы сказать, в то время к делам такого рода не приближенный, и с Агатой тогда их отношения не были столь тесными... "породнились" ведь они не так уж и давно. - Что ж, икра будет в скором будущем, но вино у нас есть и сейчас. И сок. - улыбнулся Джульетт, потянув руку к одному из наполненных официантом бокалов, и приподнял его над столом: - Салют!

+3

20

- Ладно, так ладно, - неопределенно протянула Джульетт в мимолетном ступоре. Спрашивается, кто за язык тянул? Сама ляпнула, сама отмахнулась, будто от назойливой мухи. Итальянка и не лезла с расспросами, требуя излить душу. Брак с Франческо закалил ее, и меньше всего хотелось разбирать по полочкам тему, приносившую по сей день массу проблем. Возможно, Хелен посчитала нецелесообразным обсуждать это здесь, но кто считает иначе? Уж точно не Джули, которая эти порывы узнавала, но не понимала, почему не встретиться отдельно или не набрать номер телефона, если уж так невтерпеж.
- Никого я не рекламировала! - Стерев озабоченную хмурость с лица, Джульетт рассмеялась, оказавшись в крепких тисках супруга. - Понятия не имею, влюбилась Берн или нет, но мне кажется, что он нравится ей. Во всяком случае, щедро одаривала Майкла комплиментами, - добавила лукаво, уверенно кивая в знак подтверждения. А вот подробности - извольте, лучше андербоссу их не слышать. Неправильно хвалить мужчину (даже с чужих слов) при другом мужчине. Особенно при таком, как Фрэнк. С его самооценкой, рвением к лидерству и похвале, такие нюансы противопоказаны. - А он тебе ничего не рассказывал? - Грех не выведать, а потом тихонечко передать блондинке. Но ведь действительно никому и никогда не рекламировала Ринальди! Джульетт вообще сводничеством сильно не занималась, ибо с юности терпеть не могла, когда друзья толкали сходить на свидание с каким-то неизвестным типом.

Аккуратно поправив платье, Джульетт подумала, что никогда сильно не грузилась на счет фигуры. Нет, поддерживать в форме - обязательно и беспрекословно, но каждый раз корить себя за съеденный кусок пиццы или пирожное - ни за что. Молча наблюдая за фанатичными «диетчицами», поражалась тому, с какой твердостью они верят, что лишний кусок не даст им влезть в платье на следующий день или сломает жизнь. Не то, чтобы Альтиери была готова растолстеть и лежать целыми днями на диване, просто банально надеялась лишь на саму себя. Ну съела и что? По графику по-любому тренажерный зал, бассейн, иногда пробежка. И если однажды пропустить все это, конец Света не настанет. Что может быть приятнее, чем баловать себя? Счастье кроется в мелочах, исключить их - не дать себе свободы.
- Салют! - Ощущая себя ребенком, Джули отпила сока, посмеиваясь. Ничего, она почти что научилась веселиться без алкогольного вмешательства. К тому же, Рикардс умела передать опьянение воздушно-капельным путем, не нанося вреда.
- Диковатые? - Не в первый раз такое мнение бытует. Опасные русские дикари, не иначе. Женщина не горела желанием отправиться в Россию, но некоторый интерес испытывала. Какие-то они совсем другие, из другого мира. - Надо приготовить что-нибудь русское, для разнообразия. Вдруг вкусно, я не пробовала ничего из их кухни. - Как только время найдется - так сразу. После рождения Марка она осознала, что энергии слишком много - некуда деть. Хотелось всего и сразу, а в сутках всего двадцать четыре часа.
- О, а мы хотим присмотреть недвижимость заграницей, - радостно поделилась Джульетт, улыбаясь. - Когда Марк немного подрастет, можно будет взять его с собой, отдыхать. - Да и в отпуск хотелось смертельно. С Фрэнком или без него, брюнетка пообещала себе, что съездит этим летом. Надоело откладывать: то одно, то другое.
- Ну что, пошли досматривать? - Обернувшись пару раз, итальянка обвела вопросительным взглядом мужа и друзей, поставив недопитый сок на стол. На самом деле, довольно сложно представляются следующие два часа, когда мысли где-то далеко. То с сыном, то на солнечном пляже.. Решив из вредности подергать Фрэнка, Джулс усмехнулась, встав с места и ухватившись за ладонь мужчины.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-05-08 18:51:28)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Если для тебя "Годунов", то для меня good enough"!