Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Truth or tooth?


Truth or tooth?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Michael Rinaldi, Sonny Pulsone, Alberto Rinaldi
Место:  Сакраменто, еще одна из стройплощадок
Время: 29 апреля 2015 года
О флештайме: После эпичной стычки с  ниггерами-байкерами возле принадлежащей мафии автомастерской "Living Steel", трое порядком разозленных гангстеров доставляют захваченного пленника в укромное место, для беседы тет-а-тет. Похоже, злосчастному любителю быстрой езды предстоит на своем опыте понять, что такое - наступить на ногу Коза Ностра...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-28 17:53:22)

+1

2

Веселого, желтого цвета, фордовский фургон, минуя полицейские посты, дворами да тихими закоулками, пробирался через Сакраменто. Его стекла были наглухо закрыты, несмотря на духоту, однако внешне это жизнерадостное средство транспорта производило на проезжающих мимо водителей самое отрадное впечатление – насколько приятнее видеть среди сереньких и заурядных машин такого вот широкого пышущего здоровьем шмеля. Только внутри него сидели трое бандитов, а также лежал свежий труп, два мотоцикла и скрученный веревкой, с кляпом во рту, чернокожий верзила.
-  Пока тачку отгонял в укромное место, весь зад осколками исколол. Как к вам пересел – блаженство прямо. – проворчал Ринальди,  растянувшийся сзади и положивший ноги прямо на слегка оглушенного крепким ударом по башке  уголька.  Время от времени он легонько постукивал тому отличной алюминиевой бейсбольной битой по груди  - просто в качестве напоминания. Тот, впрочем, мало реагировал на внешние воздействия – по голове гонщику-любителю треснули хорошенько и сейчас он по-прежнему бессмысленно пучил белки глаз, жадно вдыхая воздух. - Повезло, что там у Лео эдакий автобус нашелся. Фургон они подобрали в мастерской - на ином транспорте перевозить мотоциклы и кучу народа, живого и мертвого, было бы проблематично.
- Ты в порядке, Ал? Там  вроде в мягкие ткани вошло, кость не тронуло. – озабоченно спросил Майки-бой своего племянника. От мысли, что эти гоблины не только оскорбили его и Семью, не только напали на мойку сына босса, не только расхерачили "мерс",  но еще и ранили родного человека Ринальди,  у того начинала бурлить кровь. Он с большим трудом удерживался от того, чтобы прямо сейчас не нанести этой африканской обезьяне телесные повреждения, несовместимые с жизнью – как выражаются полицейские инспекторы. Однако помнил, что пока еще засранец нужен для дела,  он должен был привести мафиози к своим паскудным товарищам. -  Мы перетянули по-быстрому, но по-хорошему надо к доктору ехать. Такому, что вопросов не задает.
Фургон, тем временем, подъехал к полосатому шлагбауму, за которым виднелся обильно разрытый пустырь с  местами готовыми каменными ящиками и несколько заброшенного вида строительной техникой.  Несколько оживлял это мрачноватое место ряд флажков,  на одном из которых красовалась и эмблема «A&R Building LLC», компании Майка с Фрэнком. Работы тут были временно заморожены и должны были возобновиться после решения некоторых связанных с подрядными договорами непоняток – но сейчас это было на руку.  Выглянув из автомобиля, Майк увидел, что к нему, шаркая ногами и еще  протирая заспанные глаза, бредет Энди Кубино, соучастник, наблюдающий за сим богоспасаемым местом.  В старой майке,  шлепанцах на босу ногу и  небритый, он плохо напоминал человека,  проигрывавшего порой в карты весьма немаленькие суммы – Майк? Привет… А я тут обходил, посмотреть, не спиздили ли чего, а то эти говнюки побросали все нафиг…
- Я по делу тут, везем груз интересный. Надо будет в том ангаре кой-чего обсудить, следи, чтобы никто не совался – ни в ангар, ни на площадку. – быстро отдал распоряжение капо, и Эндрю, шутливо отдав честь,   пропустил их машину, затем вернувшись в кабинку охранника. Пока катили в дальний угол строительной площадки, в сторону большого недоконченного здания, капореджиме похвалил сидящего за рулем Пульса. – А ты молодец, Сонни,   прямо снайпер. Как сбил козла этого, и не укокошить умудрился. И меткость при тебе, и реакция. Еще армейская выучка? Это скорее шутка, навряд ли Пульсоне там пистолеты осваивал. Но что-то было. Не секрет, что большое число бандитов владело оружием… далеко не идеально. Потому как – где им учиться? На улицах, у отца на заднем дворе, в лучшем случае в тире? Оттого нередко в перестрелках и были совершенно нелепые жертвы, и странные промахи, и непонятные попадания. Ведь стрельба – тоже искусство.
Когда добрались и вылезли наружу, Майк с наслаждением размял ноги. Затем указал Альберто и Сантино на бугая-негра. – Давайте туда затащим его. А ведь, несмотря на юное лицо, налетчик словно состоял из прикрытых кожаной курткой мышцев. Ринальди  ласково погладил холодный металл биты, подхватил под белые руки представителя меньшинства – и ступил внутрь помещения.
В  недострое пахло пылью, плесенью и сырой землей – и царила пустота, даже сесть было некуда. Когда байкера кинули на холодные каменные плиты, капитан южной стороны поглядел на него жестким взглядом, дернул краешком рта. – Тебя ждет веселая пара часов, парень. И если хочешь, чтобы они  были погрустнее – будешь отвечать резво и содержательно. Усек? Однако захваченный все еще глуповато моргал очами и ворочался с боку на бок. -  Походу еще в разум полностью не пришел.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-29 18:10:51)

+3

3

Вот теперь его новенькому БМВ действительно требуется мойка - причём, больше внутри, чем снаружи, учитывая, что Агата повезла Лолу ко врачу... Сонни не успел оценить её состояние как следует, только с Агатой успел коротко распрощаться, да и то, издалека, крикнув, что они встретятся дома, дальше уже было не до того - и оттого он нервничал ещё сильнее: навскидку, эти нигеры уже вывели из бизнеса двух девочек на студии, одну - возможно, и временно, а вот другую - уже точно навсегда, Лео тоже надолго лишили заработка - и теперь ещё неизвестно, восстановит ли он мастерскую раньше, чем полицейские перестанут досаждать со своими расследованиями, чёрт с ней, со стрельбой - важнее, что там несколько человек действительно погибло. Говна эти мотонигеры намешали на месяцы вперёд... а стреляли по времени всего минуту-полторы, примерно. Так что Пульсоне впарить пленному хотелось ничуть не менее сильно, чем капитану, получившему повреждения на своём дорогом автомобиле - думая о том, что Тарантино могла пострадать при этом, своей очереди дожидаться становилось и вовсе непросто...
- Так чего ж не подложил что-нибудь под задницу? - спросил Сантино со своего места, слегка повернув голову назад. Ринальди вот мытьём кресел не ограничиться, хотя, учитывая, как у Лео и его друзей всё было организованно... до того момента, как нарисовались эти ребята, во всяком случае (впрочем, новое помещение найти вряд ли будет проблемой - главное, что работники мастерской были при делах) - починить автомобиль не казалось большой проблемой. Ненамного большей, чем вытащить пулю и зашить рану, не задавая вопросов при этом. - Куртку вон сложил, подстелил - и всё, нет проблем. - вот они, не сидевшие, неженки неприспособенные, всё-таки. Сидя у правительства в гостях, когда лишён многих привычных удобств и условий, комфорт учишься создавать себе самостоятельно нехитрыми способами, или же остатки его сохранять, по крайней мере... ну, Ал вот его понимает.
Сонни же вообще занял роскошное место - позади, с двумя байками, трупом и ещё одним кандидатом в покойники, было тесновато, даже с учётом хороших размеров фургона... который теперь тоже неплохо было бы изнутри вымыть, кстати, учитывая кровавые и бензиновые пятна от всех четверых "пассивных" пассажиров. Хотя при всём при этом, Пульс больше о дороге думал, не сколько о копах даже, сколько о мотоциклистах - им встреча с патрульными сейчас тоже была бы лишней, а нарвись они на эту братву в узком переулке - оказались бы в положении невыигрышном. Учитывая, что и Ал только одной рукой мог нормально работать - и подавно. Хотелось бы надеяться, что они окажутся достаточно умны (или достаточно трусливы), чтобы со своими трещалками разъехаться и попрятаться по своим убежищам... Что вряд ли спасёт их, впрочем, если убежища эти находятся в Сакраменто.
- Вообще-то Майк прав. Ты пальцы вообще чувствуешь? - в армии не только стрельбе и борьбе ведь обучают - и тому, как оказывать первую помощь, тоже; должен ведь курсант знать, что делать, если его товарищ по отряду словил пулю... или не только пулю - оружие врага это далеко не единственное, что убивает солдата. Если вдуматься, то в определённых условиях - даже и не самое популярное. Как и будучи солдатом мафии, так и будучи солдатом армии, самый лёгкий способ умереть - это тупость.
- Да, можно и так сказать...
- покивал Пульсоне в ответ, ухмыльнувшись. Пистолету в армии тоже уделялось немало времени, ненамного меньше, чем основному оружию, хотя на самом деле - не так много у него и осталось от армейской выучки, за почти двадцать-то лет; а в тюрьме, где огнестрельное оружие он за весь срок и близко-то видел только несколько раз, не то, что в руках подержать, отвык от него и окончательно - может, оттого и хотел стрелковый клуб открыть, кстати говоря, но стрельбище и знакомство с Агатой давало хорошую возможность восстановить утерянные было навыки, что касается и пистолетов, и игрушек побольше. Да и вообще, Сонни любил огнестрельное оружие, и стрелять из него нравилось; у каждого есть свои небольшие увлечения. Но это, естественно, отличалось от того, что произошло сегодня на мойке - лучший способ продемонстрировать, насколько оружие может быть опасно. Особенно, попадая в руки обезьянам и недоумкам.
Припарковав автомобиль таким образом, чтобы при переносе тела из фургона в ангар находиться на открытом воздухе как можно меньше, Сонни заглушил мотор и вышел наружу, затащив пленника в помещение, следуя указанию Ринальди. А затем - вернулся, чтобы и труп тоже отволочить внутрь - просто как средство устрашения, да и чтобы в салоне кровью особо не истекал, с бетона её вывести будет полегче.
- Походу. - бросив труп в углу ангара, Пульсоне закрыл дверь за собой, подходя ближе к Майклу и пленнику. - Ничего, сейчас оклемается... отойди-ка. - что приводит людей в чувство лучше, нежели воды в лицо?.. Сонни шагнул ближе, и с удовольствием "облил" пленника, стараясь при этом попасть струёй в голову - особенно в глаза, чтобы щипало посильнее. Нигер, и впрямь, заворочился, начав что-то возмущённо бормотать... - Всю дорогу ссать хотел, как проклятый. - расслабленно выдохнул Пульс, застёгивая штаны.

+1

4

За дорогой Альберто не произнес ни слова, но зато в мыслях он не давал себе покоя. Память, черт ее возьми, вырисовывала моменты из прошлого, то время, когда он еще служил верой и правдой Сэммауэлю Алессандро, его бывшему боссу, сейчас хранившего молчание под толстым слоем сырой земли. Он столько раз своими же руками убивал невинных людей. Не только невинных, но и тех, кто был глуп, связавшись по неосторожности с мафией. Убивал, калечил, лишал членов их семьи, заставляя чувствовать страх и унижение. Майкл ничего не знал о том, какие отношения были между его племянником и Алессандро, даже не догадывался, наверное, что их дружба была крепка. Преданность, доверие, уважение... Ничего сейчас не осталось от былой взаимопомощи.
Удобно расположившись на заднем сидении, Ал точно позабыл о ране, и только вглядывался в темное, как смола, лицо, чувствуя желание прикончить с ним его историю жизни. Пускай мучается, мразь, за то, что один из его парнишек прострелил плечо Ринальди-младшему. Но не сейчас, когда он лежит ничком к земле, а позже, едва трое выйдут и понесут будущий труп в одно из укромных местечек.
Едва они доехали до нужного места и остановили машину, итальянец покачал головой, ведь тема разговора Сонни и Майка остановилась о пуле, зашедшей вглубь кожи мужчины. Ко всяким врачам он относился с недоверием и непренебрижением. Это было странно. Как никак, отец Ала некогда лучший врач в Сакраменто, поставил на ноги столько людей с разными травмами, получил столько хвалебных отзывов о своем труде и зароботывал столько денег, что многим и не снилось. Но все же, его сын, Альберто Ринальди, скользкий преступник, жестокий и своенравный мужчина, не любил все, что относилось к больницам. Это рана не его единственная и не его последняя, он сталкивался с подобными рода "болячками", слишком часто. Но ни разу не входил в госпиталь, не просил медикаменты и справлялся со всем самостоятельно. А когда получал инфекцию, просил Ирэн. Та хорошо поднатаскалась в перебинтовывании.
- Возникнут лишние вопросы. Но, если это наш врач, то я хотел бы с ним познакомиться. Почему его не позвали на вечеринку?
Неужели многих, кто так или иначе был причастен к Торелли, удачно забыли? А ему было бы интересно заиметь такие вот связи. Как никак, сам еще молод, соучастник всего лишь, ему бы пора завести знакомства с разными криминалами.
Потащив черномозаго, оба, Сонни и Ал, удивлялись тому, как этот, на вид, мальчуган, сумел нарастить гору мышц, что им оказалось тяжело нести его тело. Избавившись от ноши, мужчина нахмурил брови. Обведя внимательным взглядом карих глаз на вид каких-нибудь цепей, плетей или, на всякий случай, биты, брюнет улыбнулся, заметив в дальнем конце металлическую трубу. Схватив её, мужчина, до этого лицезревший, как Сонни испустил свой дух прямо на беззащитного черномазого, который до последнего хранил молчание, разозлился. Пульс - молодец! До такого вот испущенного метода додумался только бывший заключенный.
- Дай-ка мне поговорить с ним.
Улыбнувшись уголком рта, мужчина, замахнувшись, со всей силой ударил байкера по животу, да так, что у него едва ли глаза на лоб полезли от резкой боли, пронзившей его тело. Несколько позже изо рта потекла кровь. Видимо, случилась стряска органов.
- Ну и сколько мы будем его мучать? Не лучше ли пригрозить семьей, подружкой? ... Он отчаянный малый.

Отредактировано Alberto Rinaldi (2015-05-02 20:13:07)

+1

5

- Думаешь, у меня тогда было время заниматься такими подробностями? Надо было сматываться. - проворчал Ринальди.  Пока не подъехали копы, пока какие-нибудь случайные свидетели не засветили номер. И без того придется по поводу перестрелки на мойке давить на различные рычаги, чтобы расследование провели оперативно, чтобы не задавали лишних вопросов и не прекращали работу бизнеса Лео на долгое время. – Я рукой смел по-быстрому большие осколки и двинул. Но более мелкие стеклянные крошки, засевшие в кожаной поверхности сидения, потом всю дорогу самым отвратительным образом кололи филейную часть капитана, отнюдь не улучшая его настроения. – У нас в Семье даже двое докторов, что при случае готовы помочь. Винс Сольферино, что на западной стороне капитанствует, да новый, Сальваторе-римлянин. Везти скорее всего Ала надо будет к последнему,  Винсент ведь ныне большой шеф, чего отвлекать от прямых обязанностей медицинскими. – Так на вечеринке далеко не все были, всех бы мой дом не вместил.
Внутри ангара Майки-боем овладели более позитивные чувства – особенно после того, как Сонни так ловко облил черного.  Захохотав, капореджиме хлопнул Пульсоне по плечу – Здоровски!  Иронически поклонился отплевывающемуся и бешено пучящему зенки на обидчика пленнику. - Это ваш утренний лимонад, сэр! Кстати, cэр что-то сказать хочет, походу. Вытащил изо рта байкера кляп – и оттуда тотчас же полился отборный поток ругани, адресованный главным образом Пульсу и его родным. -  Мразь! Сволочь! Замочу, гад! Я твою маму…
Тут в дело вступил Альберто, прервав эти излияния ударом увесистой трубы. Тюрьма явно не отняла у парня ни силы, ни беспощадности – метил прямо по животу, чтобы повредить внутренние органы. Уголек аж захлебнулся от боли, покатившись по земле и смешивая стоны с матюгами. – Только не жести уж слишком, он нам пока живым нужен. – очень тихо сказал Майкл племяннику, так, чтобы не слышал захваченный  - хотя того сейчас занимало все, что угодно, кроме разговоров недругов. – А ты, что ли, знаешь, где его семья и девушка находятся? И такое он нам, кстати, в жизнь не сообщит, если малый крепкий.
Подошел поближе к бандиту, пнул его носком ботинка. – Отвечай давай. Для начала - откуда вы, кто главный, сколько вас?  Негритос поднял на Ринальди налитые кровью глаза, попытался разорвать связывающие руки и ноги путы – но не получилось, cкрутили добротно. – Бляди, мудаки, на хуй идите!– пацан явно решил поиграть в героя. Что же, напрасно – в конце концов ломаются и герои.
- Папа вот  всегда говорил, что из меня не выйдет хороший бэттер.  Посмотрим… - широко размахнувшись битой, капо нанес страшный удар по коленной чашечке недоноска.  – Ну чем не Маркус Теймс*, а? Кость хрустнула под металлом, явно удалось совершенно ее раздробить. Впавший на пару секунд в болевой шок отморозок дико завыл. -  Колись, уебок, если не хочешь остаток дней на костылях ходить! Кто старший у вас, блять? С трудом выдавливая из себя слова, по-собачьи скалясь, обезьяна наконец разродилась. -  РапидСнейк*… Он крутой, он рэпер, как  Лорд Инфеймос! Он вас всех… Тут Майкл недоуменно посмотрел на своих соратников – Это что еще за хер, Лорд Инфеймос? Вы знаете? Что вообще с музыкой творится, блин, где старый добрый рок? Молодежь только такой мусор и слушает нынче, и вот результат! Красноречиво показал битой на корчащего гримасы боли горе-налетчика. Вообще говоря, он слышал про такие вещи, культуру гангста-рэперов, черных групп, специализирующихся на темах уличной преступности. Они были, пожалуй, жертвами массовой культуры почище, чем сам Ринальди, в изрядной степени подтолкнутый к "нашему делу" фильмами вроде  «Славных Парней» и «Крестного Отца». Зарабатывали нередко сотни миллионов дисками – а потом садились в тюрьму за мелкие преступления совершаемые ради имиджа. Но бывали и иные, которые занятием музыкой маскировали реальную криминальную деятельность. К таким, видимо, относились и эти молодцы. Имя РапидСнейка ничего, впрочем, не говорило Майклу.
- Откуда, сколько стволов, где стоите? – тихо, отчетливо, словно говоря с идиотом, спросил Ринальди.
– Отъебись. – ответствовал  опять начавший топорщить перья петушок и тогда Майкл вновь ему врезал, в этот раз по второму колену. Ходить на своих двоих сей типок еще долго не сможет – да ему и не понадобится. По грубому лицу теперь катились крупные детские слезы – но Ринальди не питал к мотоциклисту ни малейшей жалости. В конце концов, еще недавно он весело палил по ни в чем не повинным шлюшкам на мойке, а теперь хныкать вздумал?  - Четырнадцать человек, было, все с пушками…  С Орегона вроде прикатили, не в курсах я… Недавно у них…
- А под кем раньше-то ходил? -  то, что атлетически сложенный бугай с ирокезом и в коже явно в прошлом не состоял студентом консерватории,  лидеру южной borgata было очевидно. - У Черного Чемберса.  Меня Бенджи позвал, которого  вы завалили… Сказал, здорово поднимусь… Вот и поднялся,  баран, а скоро опустится. В могилу.
- Знаю шайку Чемберса, есть такие на востоке города. Прикиньте, у женщин сумочки по ночам выдергивают, а если не отдают – ножом по вене. - рассеянно сказал Майкл, перекидывая биту из одной ладони в другую. – Так где базируетесь? Ладно, для тупых – стоите где? Толкнул допрашиваемого в подбородок.
- Да постоянно меняем места! Рапид говорит – меньше внимания! –  влага на глазах фрукта в темной кожуре уже обсохла, голос стал увереннее – и это совершенно не понравилось мистеру Ринальди.  – Сейчас где стоянка?   Афроамериканец приподнялся на локтях. – Не сдам своих!
Скорбно покачав головой, Ринальди  cделал шаг в сторону, глянул на Сонни и Ала. Возможно и им бы хотелось пообщаться с неподатливым субъектом…
- Нам главное, чтобы говорить мог. А все остальное - не так важно.

*Mаркус Теймс - известный американский бейсболист-бэттер, играл, в частности, в популярной в Калифорнии команде Лос-Анджелес Доджерс

*РапидСнейк, RapidSnake - БыстраяЗмея

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-03 16:09:22)

+1

6

Насколько Сонни мог судить, у Семьи со "своими" докторами вообще проблем не было - на содержании Торелли вроде было даже больше двух врачей, что, кстати, довольно неплохо, как не погляди. Даже вон Фортуно свою дочь устроил в местную больницу - она же его колено тогда осматривала, когда Агата его долбанула на своей машине; хоть сейчас-то она уже не работает... и доктор Флетчер ещё - в девичестве Марано - Пульс ведь и её знал тоже, да ещё при каких обстоятельствах они познакомились, это вообще целая история... С Сольферини же Сонни пересёкся ещё в то время, когда западную сторону делили, а он только-только прибыл в город и занимался крышеванием той типографии; Док ещё Цезаря ему тогда заказал, и "Пинте Мэтту" тоже досталось в тот раз - Альберто ведь наверняка с этими двумя тоже был знаком?.. Интересно, насколько тесно, потому что если они с Дино Кесаретто дружили, то у него есть причины и чтобы ему отомстить тоже. Впрочем, стоило бы сказать спасибо Доку за то, что тот от Сонни тогда не избавился, потому что нельзя сказать, что это было бы лишено смысла - Пульсоне был тогда никем, и вряд ли о нём даже вспомнили бы потом. Лёг бы рядом с Цезарем, и дело с концом. Грохнуть члена Семьи - пусть и не совсем из-за контракта, получилось скорее в суматохе, можно даже сказать, самозащитой это было, всё равно - дело не шуточное.
Пульс засмеялся дурачествам Ринальди, но когда тот что-то начал щебетать про его маму и родных, улыбка тут же сошла с его лица и он шагнул было ближе, чтобы садануть его ботинком по рёбрам, но Ал его опередил, приложив трубой в брюшную полость - и нехило так, надо сказать... Вряд ли нигер чего-нибудь смог бы сделать его маме, потому что она была давно уж мертва, но это как раз и было причиной, по которой Пульсоне злился, когда разговоры заходили в такое русло. Вот у этого гандона наверняка была где-то его чёрная мамаша, а Сантино был сиротой - как ни парадоксально, именно потому и ценил семейные узы. Только тот, кто лишился чего-то, может понять истинную стоимость вещей... Отчасти потому он так привязался к Агате и её пацану - вот кто через что только не прошёл, чтобы просто быть рядом. И если эти мотоциклисты с ними что-то сделают - лично всех перебьёт... пусть даже его на электрический стул посадят затем, плевать. Хотя, Майкл прав - сейчас лучше быть хладнокровными, чтобы не переусердствовать, живой он определённо полезней будет, чем мёртвый. Или живой, но избитый до такого состояния, чтобы не быть способным даже нужную информацию выдать.
- Во-оу! - Сонни встретил удар в исполнении Майкла радостным возгласом, и впрямь, словно на бейсбольном стадионе - правда, затем его голос утонул в вопле негра, гулко отдавшемся в закрытом помещении, так, что даже Ринальди еле удалось его переорать. - Рэпер это, из Three 6 Mafia. Умер пару лет назад. А, и не говори... знаешь, сколько я в тюрьме этого наслушался? - отмахнулся Пульсоне. В тюрьме с музыкой и так довольно туго, даже такая вещь, как старенький кассетный магнитофон - ценность особенная, которую не каждому в руках подержать доверят; а если вот один из двух бумбоксов под контролем у черномазых, коих и так большинство, неудивительно, что играет он вовсе не Синатру, и не Адриано Челентано, Мадонну, даже не Леди Гагу, на худой конец. Хуже всего, что и белая молодёжь этой дурью тоже начинает заражаться постепенно. Не дай бог он у Аарона Инфеймоса этого обнаружит... - Лорд Инфеймос, значит, а?.. - всё же пнул нигера ногой по почкам, хотя и не так сильно по сравнению с обоими Ринальди. Даже то, как они группу свою обозвали, раздражало. - Вот РапидСнейков не знаю никаких. Надо поспрашивать на улицах... - переглянулся с Алом. Майкл, тем временем, продолжил допрос, а их гость неожиданно вновь решил проявить несговорчивость - ну, явно шестёрка какая-то, фраер, даже не понимавший, что уже начал "петь" - а раз так, то и на попятную идти было уже поздно. Дурак малолетний... А ведь мог бы хоть с одним коленом остаться.
- Что, даже с такими отморозками удержаться в команде не смог, да, недоумок?
- спросил у нигера, когда Майкл озвучил характеристику Чемберса. Может, стоило бы и ему стрелку забить - на всякий случай? Вряд ли он так доволен, что этот шустрый от него дал по газам к каким-то залётным орегонским щеглам. - Говорить, значит... - Сонни задумчиво перевёл взгляд на труп в углу, а затем - на входную дверь, через которую они все проникли в ангар. - Интересно, а мотоцикл ещё заведётся? Развяжите ему ноги. Есть одна идея... - Пульсоне кивнул остальным и вышел наружу, чтобы через минуту вкатить внутрь один из мотоциклов, и, пошарив взглядом по помещению, подложил под его корпус два кирпича, чтобы заднее колесо не касалось пола. - Давайте его сюда, вперёд ногами. Сумеешь эту херню завести, Майк? - спросил, собираясь уступить более "чистое" место старшему - дабы капитану не пришлось трогать допрашиваемого, всего в крови и моче, к тому же, руками. - Помоги мне... - кивнул Алу, подтаскивая нигера к байку - так, чтобы колесо как раз было сантиметрах в десяти от его мошонки, и достаточно было одного движения со стороны Ринальди-старшего, чтобы вращающееся колесо его собственного байка устроило из его причиндалов кровавое месиво. Ходовое колесо мотоцикла - почти как болгарка. - Скажешь, где они стоят, или пусть твои яйца размажутся по всей комнате?

+1

7

Дядя и племянник, как одно лицо. Один и тот же "почерк". Все же, замашки им обоим передались от близкого родственника - Винченце Ринальди, который, как может вспомнить Альберто еще с далекого детства, мучил провинившихся "гостей" в одной из дальних комнат своего особняка, где, порой, издавались крики мольбы о помощи. Теми самыми руками, которыми он обнимал свою семью, Винценце убивал. Не удивительно, что оба Ринальди пошли по его стопам. С особым удовольствием Ал поглаживал по металическому оружию, глядя на заложника. У того уже не было сил, еще один удар - и все, дело с ним кончено. Только Майки не унимался, да, схватив свою биту, со всей силой раздавал тому удары по коленным чашечкам. Обоссанный, побитый да измятый, негр не унимался и до последнего готов был держать оборону, если бы не прямые угрозы.
- Жизнь дороже, ага! - усмехнувшись, Ал приподнял бровь, заслышав знакомые имена. За тюремной решеткой итальянцу приходилось слушать такую муть, что уши даже вяли, не привыкшие к грубому шансону. И такую "звезду", как РипидСнэк, он знал, и многих других. С одним из таких певцов успел хорошо поладить, даже какое-то дело хотел на свободе открыть вместе с ним.
- Я не знаю эту Змею лично, но один из пареньков, как этот фрукт, напевал его песенки, всю историю его жизнь рассказал. Воришка, ничем особым не занимался, даже первые два класса не окончил. Больше я ни о чем не знаю, Майк.
Пожав плечами, Ал нахмурился.
- Мы не слишком сговорчивого нашли. Его на органы сдать нужно, и то больше пользы принесет.
Действительно, толковым негр не оказался. Либо он невнимателен и тем самым не может рассказать о собственных приятелях, либо настолько горд и живет по понятиям "братвы". Наверняка, последнее. Избитая тема всех клевых пацанов - быть преданным до конца жизни своей. Когда-то и Ал думал, что верность - превыше всего, гордился тем, что ходил в пешках у Сэма.
- Сонни, бля... Я понимаю, что ты можешь перегнать даже меня в этих пытках, но постой... Мужская солидарность даже к таким псам должна быть. У него ж кроме этой головки, ничего не шарит.
А когда понял, что бывшего заключенного не остановить, пожал плечами. Ощущая противную жалость к черному, итальянец хмыкнул, взявшись за тело будущего смертника, помогая тем самым Пульсоне. Со всей силой вдарив того своими кроссами с шипами, Ал харкнул ему в лицо.
- Ну же, падла, отвечай, где твой папаша кроется, иначе я не берусь за действия Пульса.

+2

8

- Вот как? Что за название-то такое, прости Господи? -  мрачно отреагировал Ринальди на рассказ Пульса об Инфеймосе и его группе. Что какой-то негр-рэпер осмеливался в своем названии обезъянничать (вот уже подлинно гамадрилы!) "их дело", его подбешивало. Пусть он и использовал выдуманное журналистами название.  – Его бы на разбор вызвать, узнал бы "мафию"… Тоже черножопый поди, Лорд этот? В мое время… Лишь огорченно махнул рукой, отгоняя неприятные мысли. Затем выслушал  Альберто, приподнял брови. – Надо же, его кто-то поет еще? А тогда, когда ты слышал про этого… Снейка, у него своей банды не было? Он сам по себе был или под кем-то ходил? Почему борзый такой? Вновь засандалил ногой пленнику в живот. – Что, поди, какой альбом или диск который год записываете? Гении непризнанные?
Байкер промолчал, лишь тяжело дыша и втягивая широкими ноздрями спертый воздух ангара. Майкл же глянул на товарищей. – На улице поспрашиваем. Наверняка с кем-то общались и из угольков в том числе. А те не совсем же дураки, понимают, что им еще в этом городе жить, э? С нами не с руки ссориться. Прошелся по комнате, потом вновь заговорил, помахивая в такт своим словам бейсбольной битой, как дирижер палочкой. – Но я думаю, он сам все расскажет о своем старшаке. Правда ведь, пацанчик?
Тот, однако, восстановив некоторую уверенность в себе, пробовал хорохориться. Майклу не ответил, вместо этого возразив Пульсоне. – Я сам от Чемберса ушел! Там этих… перспектив не было! Отвернулся в сторону, стиснул зубы, изображая статую. Капитана южной стороны такое, впрочем, совсем не устраивало.
- Ну, меня не слышал, перспективный ты наш? – рыкнул он, но, когда Сантино озвучил свое предложение, просветлел лицо.
– Золотая у тебя голова.  – похвалил мафиози соучастника. Вот подлинно, у каждого  свое дело и свое назначение. Областью Пульсоне, видимо, было именно  силовое решение таких конкретных проблем. – Ну все, прощайся с членом и яйцами. – весело сказал итальянец  афромериканцу, заводя мотоцикл. И затем, когда увидел как тот побледнел и затрясся мелкой дрожью, понял, что решение было правильным.
Вспомнилась некая статья отставного офицера ЦРУ, которую читал в интернете. Касалась она так называемых «энергичных допросов»  и вроде как осуждала жестокие пытки, практикуемые тоталитарными восточными режимами. Но, судя по знанию дела, с которым ветеран обсуждал те или иные методы, становилось ясно, что знает он их не понаслышке. Говорились в том числе, что все мужчины делятся на два типа. Одни прежде всего боятся за глаза, другие – за половые органы. И угроза им может заставить таких субъектов выдать все и вся. Гуталин-то явно принадлежал ко второй категории, судя по тому, какие себе накачал мышцы и по недешевенькой куртке «Тимберленд». Баб любит и за хер боится. А по сути, не очень яcно, что страшнее – погрузиться во тьму ночи или утратить мужской признак. Но эти философские рассуждения гангстер оставил на потом, сейчас надо было заниматься делом.
- Я все скажу, только выключите эту штуку! У Элк Грова сейчас стоим, раньше у Галта и Айлтона… - заикаясь, закричал качок, с трудом справляясь с конвульсирующими челюстями и  пытаясь отодвинуться от гудящего двигателем мотоцикла.
- А потом куда? Колись, а то потом всю жизнь дискантом говорить будешь! Оперную карьеру сделаешь! – грозно вопросил капо, кладя руку на руль байка и уставившись запевшей птичке прямо в глаза. – Я не знаю! Нам Рапид в последний момент всегда говорит, не доверяет, видно! – просипел совсем уже сникший от страха атлет, но затем быстро добавил. – Но я слышал, он обмолвился – вроде в Ситрес-Хайтс какой-то кемпинг есть… Больше не знаю, честно!
- Ну, ну.  И чем вы вообще зарабатывали, на жизнь грешную? -  Майкл прищурился, бита продолжала рассекать воздух, выделывая замысловатые пируэты. – Да чем… Таблы у клубняков пушерили там… Их с собой Рапид много привез…  - промялил парень, но был прерван Ринальди.
- Не пизди мне! – величественно сказал он, чуть качнув ногой мотоцикл. – Столько лбов с пукалками, чтобы только экстази торговать? Тут его осенило, нахмурился.  – Погоди, Айлтон, говоришь? Покосился на своих. – Ребят, мне Розарио говорил, там ночной магазин грабанули, двух продавщиц завалили нахрен! Вроде на мотиках.  И потом одного человека Розовского там копы взяли за жопу из-за этого, а он всего-навсего рулетку держит! Вот суки! Из-за такой нечисти нам и мешают бизнес делать! В ярости  Ринальди опять принялся лупцевать негра, дубинка гуляла по его ребрам, заставляя  хрипеть от боли. Затем остановился,  поднял на племянника и Пульса темный взгляд. Перевел его опять на будущую рэп-звезду. -  Ладно, с чего решили на мойку наехать?
Едва дышащий бугай ответил. – Под себя хотели перебить… Вроде как там парнишка «сладкий» владеет, не сложно раком поставить… Снейк сказал, макаронники хлипкие теперь...
Несколько минут Майкл провел в немом изумлении. Затем многозначительно подмигнул спутникам. – Недаром только два класса окончил главный их. А вы говорите, на органы, у него поди вместо мозга  тряпка помойная…

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-06 00:57:43)

+1

9

Одни дебилы напевают песенки других дебилов, так ещё и гордятся друг другом - наглядный пример деградации, как процесса социального и коллективного; по мнению Пульса, такие вещи на деле, а не на словах подтверждает "неполиткорректную" близость черножопых к обезьянам, и даром, что у них через столько лет после освобождения от рабства появились деньги на многомощные мотоциклы, к приматам они становятся, похоже, всё ближе и ближе. И то, как процветает рэп-культура, лишний раз об этом намекает... Сложно сказать, кто больше виноват - расисты или те чернокожие, которые мыслят, как рабы; Пульсоне вот вроде и неприязни к ним не чувствовал, в баскетбол в тюрьме с ними играл иногда, дела вёл, даже и чёрт с ним - рэп тоже мог послушать, по настроению, если было это что-то действительно достойное, а среди чернокожих тоже попадаются ребята достойные, которые поднимаются над стереотипами... Не как Обама, конечно - который и черен не особо чтобы так, надо сказать. Да и отец его, пожалуй, скорее на тех же Клинтона и Кеннеди похож, только африканского розлива - всем вокруг присунуть успел.
- Ну а какой же ещё-то?.. - развёл руками Пульс, иронически ухмыльнувшись. Не макаронники же - итальянцы до сих пор слова "Мафия" избегают, как проклятия, неважно, касаются ли они её или нет, неважно, по ту сторону Океана или эту, да и не случайно, пожалуй - назови кто-нибудь из их "соотечественников" подобным образом свой музыкальный коллектив, долго бы продержались?.. Особенно в былое время, когда в Википедии нельзя было найти информацию о том, на какой сортир семейство Готти присаживалось.
Перспектив у них нет... ну, перспективу-то Сонни ему организовал тут же. Потерять какую-то часть своих органов - это вообще страшно, и речь не только о глазах или вон "змее" захваченного ими байкера, руку или ногу, или вон ухо, как Поли Дамиани, потерять не так уж намного менее обидно - Пульсоне тоже боялся остаться инвалидом... любого рода. Это не означало, впрочем, что он ощущал жалость к пленнику, которую неожиданно проявил Альберто; член этому гению вряд ли уже понадобится всё равно. Да и на страх потери Сонни давил больше, чем на физическую боль.
- Солидарность? Этот уёбок два часа назад по беззащитным полуголым девицам и невинным подросткам из автомата полоснул, на минутку. - неумолимо отозвался Пульс, подтаскивая пытавшего шевелить переломанными культями ниггера к мотоциклу. Одна боль вообще уменьшает другую - таким образом, чем больше этого качка они будут бесцельно или из злобы бить, тем больше ударов он и сможет перенести, пока болевой порог не опустится до такой отметки, что парня попросту вырубит, и ничего, кроме отбивной из баклажана, они уже не добьются. А вот страх... страх отключить сложнее. Когда над твоей промежностью с бешеной скоростью вращается колесо, кажется, разогреваемое лишь своим трением об воздух, и вполне способное кожу снять одним только прикосновением к нему, и мотор, который приводит его в движение, противно визжит, обдавая тебя парами бензина, и вроде и пытаешься отползти - но на переломанных ногах это не получается, каждое движение отдаёт дикой болью во всё тело, а руки - связаны; и вся конструкция, кстати, стоит на двух кирпичах - устойчивости тоже мало. Что сказать - Сонни и сам не хотел бы оказаться на его месте. Парень побледнел - даже в темноте и на чёрной коже это стало заметно, он практически светился, как фосфорный. Впрочем, может и кровопотеря своё дело делала...
- Чёрт, я ведь тоже про это слышал. Ну не пидарасы?! - извернувшись между ударами дубинки Майкла, Сантино всё-таки и свою небольшую лепту внёс, пнув негритоса по раздробленной коленной чашечке - побольнее чтобы, дубинке до рёбер ещё сквозь его куртку добраться надо. Теперь Пульс начинал потихоньку понимать, с кем они имеют дело. С беспредельщиками отмороженными, почище того же Чемберса, который, может, и не одного класса не закончил - так хоть и шибко грамотным себя не чувствовал. Мойку они отбить решили. Обстреляв предварительно... интересно, а ремонт они сами планировали делать - или вообще не планировали, типа, сойдёт и так? Валить их надо - всех до единого, желательно. Тот редкий случай, когда спасибо скажут все, от их дружков-рэперов до копов -
- Байки зато у них неплохие... - потеряв, кажется, всякий интерес к избитому до полусмерти всаднику, обратил Пульс внимание на мотоциклы. Наверное, Фредо оценит, как и его бригада - вроде в восточной команде много любителей мото-развлечений? У Сантино был когда-то байк - на первый свой "заработок" купил, когда молодым был. И на треть не такой мощный, как этот, зато сделан добротно, возможно, даже до сих пор где-то по Нью-Йорку ездит под кем-нибудь другим. - Не только органы ведь можно забрать, а?.. И стоят они немало. - Сонни подошёл ближе, рассматривая довольно покоцаный, но всё ещё ходовой, как выяснилось, мотоцикл, колесом которого он только что грозился размазать ту "голову", которая у нигера думала. - Ал, ты не любитель, кстати? Может, возьмёшь себе тот, который меньше побило, в качестве возмещения ущерба здоровью, а я этот... подлатаю. - гость их начал что-то возражать, но Сонни было плевать - один чёрт, ему мотоцикл уже вряд ли понадобится.

0

10

Жалость порой, просыпается в такие моменты, когда её совершенно не ждешь. И вот сейчас, нахмурив брови, Ал наблюдал за тем действом, когда этот самый недальновидный паренек потеряет яйца и естественно, вместе с ними, свою мужскую честь. Эти придурковатые негры, естественно, гордятся своими отвислыми хуями, а сейчас единственное богатство этого сопливого байкера, полетит к чертям. А что на счет его "мелких" шалостей на автомойке, где, как выразился Пульс, еще несколько часов назад неумелый преступник рассевал пулями воздух и пулял ими в беззащитных шлюшок... Девки, занимающиеся проституций и еле как проживающие в поисках очередного богатенького хахаля, давно мечтали о скорой кончине. Так что он скорее милость сделал, чем преступление.
- Да такие шлюхи рожают таких же деградатов как этот кусок говна. Или не рожают вообще, тем самым копят деньги на аборты. Но ты прав, в общем то, он твоих предков оскорбил, я б за такое язык отрезал.
Почесав затылок, кареглазый хмыкнул, вновь осмотрев неподвижное темное, как уголек, тело, над которым склонялся байк. Что на счет органов нижних - пускай за них отвечает гангстер, а вот сам Ал уже знал, чем займется.
- Майк, тебе он больше не нужен, да? Я тут подумал, что неплохо было бы вырезать ему все, что помещается в этом поганом рту. Он даже пискнуть не сможет.
В прочем, оставалось секретом, чем этот Рапид и вместе взятые его приближённые рэперы, пользовались успехом. Не кончавшие и двух классов, не имеющие даже голоса, они были интересны своей исключительной тупостью. Что же, жизнь - штука интересная, и такие же в ней люди, глупые, безвольные существа, поклоняющиеся вот таким "идолам".
Когда Алу предлагают что-то интересное и значимое, мужчина не может отказаться. Да и чего тут отказываться? Поглядев на байк, тот, что мог похвалиться своими габаритами и мощностью, он улыбнулся, уже представляя, как этой жаркой ночью будет летать на нем по трассе.
- Конечно же я согласен, Сантино. Такую лошадку грех не взять.
Вытащив складной ножик из заднего кармана, он схватился за челюсть паренька и с победоносной ухмылкой взглянул в глаза, полные злости. Их пленник не расскаивался, нет. Он был настолько гордым, что не мог опуститься перед, как он выразился, макаронинами.
- Никто не знает сколько стоит язык на черном рынке?

+1

11

- Оставляйте себе байки, оставляйте. Этому с его коленями все равно уже не понадобятся. – тоном доброго дядюшки произнес Майкл. Он сам бы не отказался от компенсации за «мерс» - но ее он спросит, когда возьмут за яйца БыструюЗмею.  Скептически посмотрел на потенциальный труп, наморщил лоб. В транспортных средствах нужды негр точно не испытывает – ну разве что в катафалке. Еще немного полюбовался покрытой кровью физиономией – и понял, что запал прошел, ему надоело торчать в этой душной, пропахшей строительной пылью, комнатушке да махать бейcбольной битой, выбивая из  черного недоумка остатки его недалеких мозгов.  Что надо, они уже выяснили. – Ну, приятель, не знаю, что тебя еще спросить. Скучный ты собеседник, одним словом. Огорченно покачал головой.  – Ты прав, Альберто, я с тобой согласен. Я вообще противник абортов, но когда посмотришь на эдаких… Капитан южной стороны прикрыл ладонью зевок, хотел добавить что-то еще, но потом у него зазвонил телефон. Медленно вытащил мобильный, поднес к уху. -  Да, Поли? Подъехал, ладно, сейчас выйду.
Повернулся к сотоварищам. -  Парни, я двинул к Гвидо,  надо обсудить произошедшее. Сначала, правда заскочит домой, ополоснет лицо по-быстрому и наденет чистые джинсы и футболку, не заявляться же в виде помятого бродяги. – А вы закругляйтесь, заканчивайте и приберитесь потом. Где в леске или вот например… О хижине дяди Тона слышали? Пульс мог и не слышать, не так давно  в городе он. -  У человека нашего ферма есть  недалеко от Ранчо-Кордова, там всегда можно что ненужное закопать.  Человека, чье жилище окрестили так, стебаясь над эпичным произведением Гарриет Бичер-Стоу о страданиях благочестивого раба*, на самом деле звали Энтони  Тольятелло. Было ему уже крепко за семьдесят, в Семье состоял с незапамятных времен. В последние годы Фьерделиси был даже капитаном – но недолго, разбил инсульт  и пришлось уйти на покой, взяв на себя непритязательную роль лейб-могильщика. Не всегда же услугами чистильщиков вроде Гвидо пользоваться. – Сантино, если что, скину тебе адрес смской и старику могу отзвониться…. Только на этом моменте зрачки негра вдруг расширились, он задрожал мелкой дрожью, понимаю, о чем идет речь. – Вы не можете! Я все сказал, гадом буду!
Мистер Ринальди, словно не слышал, улыбнулся Альберто. – Про язык надо бы у Куинтона спросить. Думаю, такой болтливый – на вес золота. А с другой стороны - откуда мы знаем, что он им делал, может каждый вечер у этого РапидСнейка отсасывал? Как его кончать – оставляю на усмотрение ваше… Но долго не валандайтесь.   Они же не маньяки какие,  свое  сукин сын уже получил, теперь надо только подчистить. - Потом к доктору съездите, пусть глянет на плечо Ала… Хозяйственные распоряжения Майки-боя вновь были прерваны возгласом байкера, пытающегося разорвать узы. -  Все сказал, гадом буду! Жилы на его шее вздулись, нехилые бицепсы рук напряглись  - но связали его добротно.
- А ты и так гад.  Но что сказал – молодец. Быстрее отправишься в ад.  Ciao. – закинув дубинку на плечо, как солдат ружье,  капо, насвистывая, вышел из ангара, навстречу лучам солнца и ждущему его «крузаку» Поли Дамиани. Впрыгнул в салон, заткнул в рот сигару, последний раз окинул взором площадку – через какое-то время здесь будут суетиться служащие торговых складов,  не могущие представить, что там, где они разгружают ящики, не так давно пытали человека. Таков мир, он всегда имеет много сторон, причем те, что находятся в тени, мы частенько не замечаем.

*"Хижина дяди Тома"

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-10 16:54:05)

+2

12

Пульсоне одобрительно усмехнулся на слова Майка - в их деле что здорово, так что иногда на халяву перепадают вот такие вот подарки, способные сделать жизнь немного интереснее и лучше. Что-нибудь красивое, что-нибудь полезное иногда даже, что-нибудь ценное, наконец, и что-нибудь, способное привнести новые эмоции, новые впечатления - вот причина, по которой многие из них не завязывают до достижения почтенных лет, не богатство, не круг связей, а банальный азарт от такого образа жизни. И Пульс его тоже всегда чувствовал... это ли вот и не является самым верным из знаков, что он занимается в жизни именно теми делами, которым должен? Любить то, что ты делаешь - это важно. Даже детям это с малых лет говорят... Впрочем, тут уже чёрт его знает, этот вот наверняка тоже любил быть гангстером; в конечном счёте, им он и стал. Вероятно, вся его вина только в том, что он был их врагом - но и жалости к нему Сонни почему-то не чувствовал. Пожалуй, это именно то, что они и должны сделать сейчас: кончить поверженного врага, забрать трофеи и заняться другими манёврами. Просто потому что они на войне... Сонни не знал, как у обоих Ринальди, но у него при этом было, кого защищать.
- Ну, это твоё мнение, Ал. - усмехнулся Пульсоне, сложив руки на груди. Заметно, что Майк и Ал не занимались тем же самым делом, что и он, не видели этих "рожающих шлюх деградантов" с другой, закулисной, стороны; он и сам был ненамного лучшего мнения раньше, правда, но, когда делаешь такой бизнес, невольно проникаешь внутрь... и деньги его жителям нужны вовсе не только для абортов. Кое у кого и дети имеются, зачатые вовсе не от партнёров по площадке, а вот других способностей нету - а кормить отпрысков как-то надо, при этом. Для других - способ не оказаться на улице самим... Они беззащитнее, чем кажутся на видео. От пуль - уж тем более не сильнее, чем все остальные люди. Так что Ал не совсем справедлив, хотя порно и сам наверняка смотрел... Вообще, сомнительно, чтобы матерью этого недоделанного рэпера была шлюха, или порноактриса уж тем более. Да и кому не плевать, впрочем? - Погоди, ты серьёзно, что ли?.. - отреагировал, когда Альберто и впрямь полез чуваку в рот с ножом в руке, хотя только что сам взывал к солидарности; Сонни-то байк как орудие устрашения больше использовав, чем как способ покалечить, а Ал решил нанести ему ущерб не в счёт допроса, а как акт мести за сказанное в сторону Сонни... вряд ли язык можно будет в самом деле продать - не когда он отрезан таким образом уж точно... - Смотри тогда, чтобы он пальцы тебе в придачу не откусил. - усмехнулся. Вот уж будет прибавка к работе для докторов Семьи, а если эта обезьяна ещё их и проглотит - тогда вообще ведь беда, придётся ему желудок вскрывать, что ли - да даже и в этом случае, возможно, что не пришить обратно. Даже с чудесами современной медицины... и к слову, о всех тех бактериях, которые у него были во рту и не только. К докторам, кстати, и впрямь заехать бы стоило, насчёт огнестрельных ран - то, что выглядит нормально и безопасно, не всегда является таковым на самом деле...
- Книжке?.. А причём она тут? - Сонни перевёл недоумённый взгляд на Майкла, подумав было, что его речевой оборот был как-то связан с сюжетом, развивающихся на страницах произведения, и Ринальди попросту оговорился - а сам Пульс, про эту книгу знавший только то, что она о чёрном рабстве, счёл, что метафора как-то относилась к их новому, без пяти минут бывшему, знакомому, на почве как раз цвета его кожи, но он её попросту не понял. Что сказать, Майк по-своему был интеллигентен, "состыковка" с высшим образованием не прошла бесследно. Но, как оказалось, на деле всё было гораздо проще. - А, понял тебя... - кладбище без памятников, тихое место, куда отправляются те, кто не смог ни жить нормально, ни помереть по-человечески - пару таких Пульсоне ещё по Нью-Йорку знал. - Отзвонись, конечно. Я-то его не знаю... - не хотелось бы осложнений со стариком-хозяином этого "кладбища", но когда кто-то заваливается на твою землю без приглашения (да ещё и с таким грузом), это всегда бывает довольно неприятно. Сонни мог бы себя представить на месте дяди Тона - у него ведь тоже есть теперь земельный участок... правда, идея хоронить нежелательные трупы на стрельбище, особенно на его стрельбище, изначально бредово выглядит. - Передавай Гвидо привет... - кивнул Сонни, и перевёл взгляд на напрягшегося байкера, когда капо скрылся в дверях ангара. Переглянулся с Алом: - Майк-то прав, нечего тянуть. - да и помещение перекрашивать изнутри в красный цвет посредством кровопускания идея тоже так себе. Как и языки или другие части ДНК вокруг раскидывать, кстати; а времени особенно нету - полиция, возможно, уже сейчас ищет два чёрных трупа. Или, что хуже, одного живого преступника - на перестрелке ведь были свидетели, кто-то с нервами покрепче мог бы дать и более-менее связанные показания... Нету целого дня на то, чтобы спорить, каким образом его добить. Трупу и присутствие языка не мешает, сам по себе он будет достаточно тихим... как и его приятель.

+2

13

К женщинам он не питал особых чувств, считая, что они все - продажные твари. По крайне мере, если не все, то так большая часть, с которой Альберто был как раз таки знаком, не отличалась лучшими качествами. Мать и другие женщины из его семейства - дело совершенно другое, с ними никто не сравнится. И так воспитали его, мерзким и подлым. Проженный насквозь циник, у которого нет ни добрых чувств, ни желания любить или быть любимым.
Ал прекрасно понимал, что его прозвучавшее мнение Сонни не разделил. Но таков уж он, Ринальди, мужчина, характер которого был далек от идеала. Будь его дедушкой Винченцо, то Пульсоне тоже бы остался с таким мнением и, возможно, не встретилась на его пути та испанская красавица.
Поглядел на пленника. У него с ним точно такая же мысль витала в голове. Баб этот уголек не ценил, иначе не пулял бы в них из своей пушки. Жаль конечно, что мнение Ринальди-младшего разделял вот этот кусок говна.
- А ты думаешь здесь есть место шуткам? - парировал, поглядев на Пульса. Но недолго, так, на секунды три взглянул в карие глаза своего приятеля и, пожав плечами, вновь сжал челюсть прогнившего насквозь в моче качка. Не то чтобы он его жалел. Просто бе яиц прожить нельзя даже и трех минут, а вот лишиться языка не так обидно.Тем более, такого поганого, как у него имелся. Так хоть помучается, сказать ничего не сможет в ответ на обидные слова. . - Моя маман один раз, помню, приготовила на стол потрясный ужин, состоящий из французских деликатесов. Угостила меня языком лошади. С тех самых пор заинтересовался культурой Франции.
Как никак интересно, что же это за страна такая, раз подобным угощаются. А дальше, помимо их кулинарии, заинтересовался симпатичными девчонками-француженками, их литературой, фильмографией. Молодец маман, теперь её сын считает себя не только итальянцем, но и французом. Была б возможность, пожил бы в этих двух странах десяток лет.
- Ок, Майки. Здесь уж тихо-мирно все сделаем, заметем следы, да так, что не будет видно. Жаль конечно, что Гвидо подобным не занимается. Мы ж не чистильщики, а таких вот, как Монтанелли, мало.
Все еще держа в руках холодное оружие, Ал покачал головой и в самую последнюю секунду засунул нож глубоко в шею. Зрачки негра расширились, он некоторое время задыхался, выплевывая кровь, но затем медленно, от шокового состояния, впал в бессознательное состояние. Умер.
- Нечего, так нечего. Теперь нам надо деть его труп куда-нибудь. Я никогда не проделывал работу уборщика. У нас в компании Сэма были несколько пареньков, занимающихся таким вот неблагороднымм делом. Зато я капать умею. Потащим его тело. На раз-два?
И герои, и твари умирают... Не везет никому. Славный малый, да только без мозгов совсем и за другую правду воевал. Высунув из его глотки нож, мужчина вытер о свою футболку кровавые пятна и засунул свой амулет в карман куртки. Надо бы поскорее избавиться, а там заехать к доктору. Посмотреть, что тот из себя представляет.

+2

14

Нет, ну если бы Ал так про Агату сказал бы - Сонни и ему лицо бы разбил, будь даже Винченцо Ринальди ему дедушкой, а сам Альберто родным братом. Что, в принципе, и сам Ринальди сделал бы в ответ, если бы Пульс начал бы позволять себе такие высказывания в адрес Ирен, к примеру, это уже личное - не совсем даже то, что имел в виду этот недобайкер-недорэпер, это скорее в его стихах смотрелось бы неплохо - относительно самих стихов, в смысле, такое же дерьмо. Не было у Пульса никаких родственников, большую часть жизни он был одиночкой, даже и в приюте не хотел, чтобы его усыновляли - если кто-то пытался, то устраивал такое, чтобы его переводили обратно; о чём он, пожалуй, даже жалел сейчас - глупо это, настолько ценить родство, что отказываться от сколько-нибудь нормальной семьи. Но... ему ведь тогда лет было мало. Меньше, чем пацану Таты сейчас - может, вот ещё почему он так прикипел к ним, что в нём видит какую-то часть, какое-то отражение от себя самого. Впрочем, не время и не место для подобных рассуждений - само присутствие этого подонка тут оскорбляет всё самое светлое, что Сонни может дать Аарон и его мать.
- Только не говори, что ты его язык есть собрался. - усмехнулся Пульсоне в ответ с деланным изумлением - больше из желания перепугать их жертву, пока негр вообще ещё может пугаться, окончательно не впав в апатию от безнадёги и кровопотери, потому как крови он тоже потерял немало. Хотя это уже даже и не веселило; сказав то, что от него требовалось, он и смысл потерял - и его жизнь потеряла последний смысл. И Сонни издеваться над ним было попросту неинтересно; не только потому, что он не был таким уж жестоким по своей натуре, но ещё и... просто - а зачем? Даже врагов принято уважать, хоть сколько-нибудь, особенно павших. Так что, когда Альберто добил его, перерезав горло, Пульсоне не почувствовал ничего особенного, пулю на него тратить - слишком жирно, ждать, пока сам сдохнет - слишком долго, так что, перерезанное горло, как барану - коим этот переросток, по сути, и являлся - по заслугам.
- Мойщика снарядить можно было. Знаешь его? - обратился Сонни к Алу, пожал плечами. Человека, сменившего Гвидо в его "профессии", Пульсоне знал больше понаслышке, нежели лично - и личностью он был, впрочем, не менее тёмной, насколько нынешний дон... насколько он успел понять. Впрочем, с таким-то родом занятий - любой факт о человеке покажется странным, любая его привычка - порочной, пожалуй... - Но Майк, видимо, решил, что много чести ублюдку. Берёт он за свои услуги тоже нехило... - убрать мёртвого человека - порой даже дороже получается, чем живого; тут, впрочем, тоже своя профессиональная стезя... закопать труп там, где его не найдут - проще и легче, да и даже если его обнаружат когда-нибудь - касательно этих ублюдков, что остывшего уже Бенджи, что дружка его остывающего, тут даже копы не будут сильно разнюхивать. Копы - тоже ведь люди, и ничто человеческое им не чуждо. Кого заинтересует трагическая смерть одного преступника от рук другого? Невинные, гражданские, не пострадали. А эти... по мнению большинства, даже Сонни и Ала, смерти и заслуживали. По закону или нет...
- Да что тут проделывать, смоем кровь - и всего делов. Вряд ли здесь кто-то будет что-то разнюхивать.
- здесь скоро слой краски ляжет и плитка, кому какое дело, что скрывается под ней? Это даже ещё меньшая проблема, чем труп в фундамент здания скинуть... - На раз-два. - кивнул Сонни, хватая парня за плечи. Затем в кузов фургона отправился и Бенджи, и мотоцикл. Попросив у охранявшего стройку Кубино ведро со шваброй, Пульсоне с помощью Ала наскоро привёл место происшествия в более-менее божеский вид, сделав так, чтобы кровь хотя бы не была настолько заметной на общем фоне строительной пыли, и снова сел за руль, направляясь к "хижине дяди Тона" с новыми "семенами" для его фермы.
- Southern trees bear strange fruit... - вспомнились вдруг Сантино строки из одной старой американской расистской песенки. И, просто чтобы не скучать в дороге, он решил поделиться своими мыслями с Альберто, припоминая заодно и их вечеринку с пением: - Помнишь такую песню? - обратился со смехом к соучастнику.
Дай бог, чтобы эти семена не давали урожая как можно дольше. Впрочем, как знать, что будет с "дядей Тоном" и с его фермой в дальнейшем?.. Однажды это поле вспашут, и вот тогда, что называется, трупы заговорят - массовые захоронения всегда были интересной темой для многих, даже собственную историю люди узнают благодаря раскопкам - а тут "истории" полезут одна за другой... Ладно, не сглазить бы. Будем надеяться, что Сакраменто не успеет вырасти настолько быстро - и у них будет возможность спокойно забыть об этом, состариться и умереть самим, с мёртвых взятки уже гладки. Как и с этой парочкой, сопровождающей их в небольшом путешествии. Так что главное - это добраться до их друзей, оставшихся в живых, и чем быстрее они скинут этот груз - тем быстрее получат возможность разобраться с остальными.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Truth or tooth?