Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ещё не начатая война


ещё не начатая война

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Код:
<!--HTML--><link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Playfair+Display:400,900italic|Economica' rel='stylesheet' type='text/css'>

<style type="text/css">
.asf-bajancanadianqq1 {
   width:450px;
   height:450px;
   padding:25px;
   background-image:url(http://sg.uploads.ru/sq68i.png);
   background-position: center bottom;
}
.asf-jerome {
   width: 350px;
   padding:20px;
   background-color:#A52A2A;
   margin-top:-50px;
   z-index:1;
   -webkit-transition: all 0.4s ease-in-out;
   -moz-transition: all 0.4s ease-in-out;
   -o-transition: all 0.4s ease-in-out;
}
.asf-noochm {
   font-size:35px;
   font-style:italic;
   font-weight:bold;
   font-family:playfair display;
   color:#f8f6fc;
   line-height:80%;
   -webkit-transition: all 0.4s ease-in-out;
   -moz-transition: all 0.4s ease-in-out;
   -o-transition: all 0.4s ease-in-out;
}
.asf-mitch {
   width:350px;
   padding:25px;
   overflow:auto;
   font-family:Century Gothic;
   font-size:15px;
   line-height:99%;
   background-color:rgba(251, 248, 222);
   background-color:rgb(251, 248, 222);
   text-align:justify;
   height:5px;
   color:191919;
   opacity:0;
   -webkit-transition: all 0.4s ease-in-out;
   -moz-transition: all 0.4s ease-in-out;
   -o-transition: all 0.4s ease-in-out;
}
.asf-bajancanadianqq1:hover .asf-jerome {
   margin-top:0px;
}
.asf-bajancanadianqq1:hover .asf-mitch {
   opacity:1;
   height:250px;
}
.mrc {
   font-family:calibri;
   font-size:9px;
   text-transform:uppercase;
   text-decoration:none;
}
.mrc a {
   text-decoration:none;
   color:#A52A2A;
}
</style>

<center>
   <div class="asf-bajancanadianqq1">
       <div class="asf-mitch">
<center><br><br><br><br><br><br>
<b>Marian Daniels & Renato Barriano</b><br>
<br>
мы встретились, когда было уже слишком поздно, чтобы отступать,
но ещё слишком рано, чтобы начинать войну</center></div>
       <div class="asf-jerome">
           <div class="asf-noochm">ещё не начатая война</div>
       </div>
   </div>
   <div class="mrc">
   </div>
</center>

+1

2

[AVA]http://sg.uploads.ru/eqLDC.png[/AVA]

Я не люблю званые вечера. Я их ненавижу. Эти пышные платья, чертовы фраки; вокруг много цветов, драпировки, свечей и богатых родителей, который пришли не так пожертвовать деньги, как показать себя и похвастаться тем, что их отпрыски тоже здесь, что их семья ещё держится на плаву житейских поворотов. В детстве я была завсегдатаем таких праздников, ведь мои мама и папа, хоть и любили меня, но мало чем отличались от таких же богатых мам и пап. Я также не любила всех тех маленьких мальчиков, с которыми должна была показать идеально выученный танец. Они были милашками, не спорю, но уже тогда позволяли себе слишком много в пределах своего возраста, а я девочкой была миленькой на личико, но забиякой, поэтому они и уходили с бала в мокрых от пунша рубашках. Благо, сегодня я не наблюдала никаких детей, но от этого мне почему-то не становилось ни капли веселее.
Кто меня вообще дернул прийти на этот благотворительный вечер? Ах да, мой кузен, у которого в последний момент появились какие-то очень неотложные дела, который ну очень срочно нужно решить, иначе "нам всем крышка, особенно мне". Каким я боком к делам своего непутевого братца, я отчаянно не понимала, но сбегать с бала прямо у входной двери тоже как-то уже не хотелось. Не хотелось, и зря. Здесь было чертовски скучно и тошно, что мне аж хотелось освежиться и смыть с себя всю ту слащавость, которой воздух буквально пропитан весь насквозь. Официанты в белых рубашках с черными бабочками и наглаженными полотенцами, перекинутыми через руку, разносили шампанское, но оно мне тоже как-то не сильно веселило. наверное, нужно принимать более радикальные меры. Есть же здесь в этом доме какая-то заначка для богатых мужичков, которые шампанским разве что комнатные растения подлить могут.
Благодарно аплодирую, делая вид, что восхищена очередной речью какого-то напыщенного мецената, киваю головой какой-то женщине преклонного возраста, так страстно желающей перемыть косточки недавнему оратору, а сама ищу глазами место, куда пропадают официанты. Бинго! -Извините, должна отойти. - вежливо улыбаюсь, но, кажется, старушка всё равно недовольна, что лишилась благодатного слушателя. Что-то ворчит мне в спину о моей невоспитанности, но я лишь довольно ухмыляюсь, благо она не видит этого, иначе бы лекции и моральном поведении мне не избежать. Медленно бреду к месту назначения, элегантно выстукивая каблуками и отвечая на приветствия незнакомых мне людей. Что за чертовы манеры у них, от которых просто воротить хочется. Они же и сами не рады так себя вести, тогда зачем? Чтобы люди ничего не подумали? Плевать я хотела на людей и их мнение. Давно уже поняла, что многие из них даже не стоят моего внимания. За себя нужно стоять самому, самому жить, самому выживать.
Проходит ещё несколько минут, пока я удостоверяюсь, что на кухне никого нет (какое чудо), и тихонько пробираюсь внутрь. М-да, здесь попробуй что-то отыщи. Наверное, они не держат на самом видном месте бутылочку какого-то виски. Вдруг слышу какие-то голоса и быстро прячусь за холодильник, чтобы не заметили. Не замечают, но зато я замечаю место, куда они только что положили бутылочку, которая скорее всего немного облегчит моё пребывание здесь между всеми этими снобами. Ловко шмыгаю к месту предназначения, хватаю свою цель, кое-как прячу под платьем и именно в этот момент заходит один из официантов. -Извините, ошиблась дверью. - елейно улыбаюсь, хотя понимаю, что он не сильно мне доверяет, поэтому спешу ретироваться.
На террасе холодно и почти пусто, но зато я уже спокойно могу нести бутылку в руках. Мгновение - открываю и делаю несколько глотков с горла. Да, совсем не элегантно, зато как весело. Хоть какое-то приключение за этот безнадежно испорченный вечер. Делаю ещё несколько шагов, затем несколько глотков и понимаю, что в голову-то что-то стрельнуло. Довольно улыбаюсь и принимаю отчаянное решение вызвать такси и отправиться домой, чтобы в таком состоянии чего-то не натворить. Вообще, я ведь не часто пью, но именно из-за этого мне так и ударяет резко в голову. Смеюсь сама про себя своему недоалкоголизму и пытаюсь найти в сумочке телефон. Через несколько минут понимаю, что забыла его дома, поэтому шансов вызвать такси у меня практически никаких. С горя делаю ещё несколько глотков, отрываю глаза от носков своих туфель, оставляющих следы на мокрой террасе и понимаю, что я на парковке. Чёрт бы побрал меня и эту бутылку, но мне вдруг захотелось угнать автомобиль. Нужно же мне как-то добраться до дома, а на таким массовых сборищах мало кто печется о безопасности своих транспортных средств. Бросаю бутылку куда-то в сторону и, немного пошатываясь, бреду к рядам автомобилей. Выбираю первый лучший, шикарного черного цвета и уверенно направляюсь к передней дверке с желанием проникнуть внутрь. Дергаю ручку раз, второй. Вспоминаю, что видела в шпионских фильмах, как мошенники используют невидимки. Достаю одну из волос, ещё немного тычу в замок и лишь потом понимаю, что всё безуспешно. Тяжело вздыхаю и принимаю за этот вечер третье жизненно важное решение - идти пешком. Только разворачиваюсь, чтобы убраться прочь, как утыкаюсь носом прямо в грудь какому-то мужчине. М-да, он хорош собой - высокий, статный, темные вьющиеся волосы с благородной сединой, сексуально возбуждающая щетина, но, кажется, он немного недоволен моими действиями. - Ой, это была ваша машина? - делаю большие глаза, мол сама не понимаю, о чём говорю, но чувствую, как по спине пробегает холодок от одного только вида этого итальянца. Почему итальянца? Он бесспорно имеет в своей крови что-то южное, иначе бы мне не казалось лишь от одного его взгляда, что он хочет убить меня прямо на месте.

+1

3

Вечер неумолимо таял, сдаваясь под натиском наступающей в городе ночи, лишь только ярко-оранжевые разводы перистых облаков пестрели тонкими прожилками у горизонта, там, где каждый день исчезало солнце. Ренато стоял посреди пустынной улицы, глядя на звездную пропасть у себя над головой и шумно вбирая носом воздух. Последняя неделя выдалась особенно напряженной, как бы банально это не звучало; но он не чувствовал усталости, напротив, тело словно подпитывалось  клубком из беспорядочных событий, негативных эмоций и недовольных жизнью лиц – превращая хаос будничных дней в энергетический коктейль. Сбитые в кровь костяшки пальцев – саднили, напоминая о том, что серьезные дела в этом мире можно решать не иначе, как ударом в чью-то челюсть или пулей в лоб. Ведь это только в дешевой беллетристике описывают, как привлекательна темная романтика преступного мира, в жизни, увы, все гораздо прозаичней. Каждый день приходится что-то завоевывать, что-то отстаивать и что-то оберегать, забывая про сон, нормальную жизнь и лирические вступления за ужином при свечах. В подобном ракурсе – любые человеческие радости постепенно обесцениваются, теряя свой вкус и цвет; и ты начинаешь смотреть на мир глазами дикого зверя. Впрочем, Ренато так давно врос в эту шкуру, что подобные досадные мелочи перестали для него существовать и бередить сознание. Привычный уклад жизни не менялся долгие годы.
Сегодняшний вечер не стал исключением, он так же, как и многие другие вечера, оставшиеся далеко в прошлом – вывел Барриано на тропу войны, которая, к сожалению, оборвалась слишком быстро: неприятель сдался, не сумев оказать достойного сопротивления, и выкинул белый флаг. Одной проблемой стало меньше, но морального удовлетворения это не принесло, да и чувство триумфа сегодня где-то заблудилось, так и не найдя дорогу к своему герою. Ребята из клуба, которые сопровождали Ренато на эту встречу – мрачного настроя своего босса не разделяли, напротив, сегодня они походили на детей, которым впервые было разрешено прокатиться на американских горках. Заряженные щедрой порцией адреналина они с энтузиазмом подводили итог прошедшего дня, увлеченно подсчитывая  число жертв и хвастаясь добытыми трофеями, как византийские завоеватели после крестового похода.
- Пора убираться отсюда, - проговорил Ренато бесцветным голосом, заставляя толпу мгновенно замолчать. Они и без того допустили ряд непозволительных промахов, да и радостные возгласы вот-вот обещали привлечь случайных зрителей. Придется изрядно потрудиться, чтобы научить этих ребят работать вместе и вбить в их подкорку, что шоу на ринге и подобные «деловые встречи» – вещи полярные. Есть негласный устав, который обязан блюстись всеми членами группировки, а то, что произошло сегодня, скорее исключение, нежели правило. Но это все произойдет завтра, а сегодня, пусть наслаждаются  лунной сонатой сотканной из крови и опасности, ведь пройдет еще немного времени и «вкусовые рецепторы» распознающие остроту этих двух составляющих – потеряют свою чувствительность.
- Патрон, - обратился к Ренато один из ребят, энергично сгибая в руках резиновую дубинку, - Мы тут собрались в баре отметиться. Хочешь с нами? Девочки, выпивка…
- Нет, - Ренато отрицательно покачал головой, доставая из нагрудного кармана пиджака – белый носовой платок, который через секунду окрасился бурыми пятнами, впитав капли крови, выступающие из ран на руке – У меня еще остались дела в городе. Больше никаких разборок на сегодня, вокруг нас итак много любопытствующих, - приказной тон, не терпящий возражений Ренато выбрал не зря, зная, на что способны отморозки из клуба под действием зеленого змея, можно не сомневаться – горе-предприниматель, которому они десять минут назад переломали хребет в восьмидесяти местах – не последняя жертва на сегодня. Парень с дубинкой кивнул и в сопровождении остальных головорезов направился к пыльному «Шевроле» Внедорожник Ренато, был припаркован в другом месте – давняя привычка, доставшаяся в наследство от Марчелло. Раньше, они всегда приезжали на подобные «стрелки» на разных машинах и оставляли их в разных местах. Удача – дама капризная, и искушать ее лишний раз Марчелло не любил, возможно, поэтому, она до самой смерти хранила ему верность. Дождавшись, когда гул мотора отъезжающей машины наконец-то затих, Ренато неторопливо двинулся к другому краю парковки, отмеряя расстояние – уверенными шагами. За время его отсутствия, машин на стоянке прибавилось, а осевшая на город ночь затруднила поиски, окрасив все автомобили в один цвет. Внутренне чутье – взявшее на себя роль путеводной звезды, подводило, заставляя плутать среди бесконечной вереницы автомобилей, однако скитания продлились недолго. Взгляд привлекло красное пятно на черном фоне – яркий штрих, который мгновенно приковал к себе его внимание. Еще немного и пятно приняло четкие очертания женского силуэта, который тонул в кроваво-красных всполохах развивающегося платья, но самым интригующим было то, что его обладательница в этот самый момент пыталась вскрыть машину, на поиски которой, Ренато потратил битый час. Девушка была так увлечена этим процессом, что не заметила, как Барриано материализовался за ее спиной, с любопытством наблюдая, как она калечит электронный замок, пытаясь вставить в него шпильку для волос. От былой злости и раздражения не осталось и следа, хотя выражение его лица по-прежнему несло в себе отражение ярости, которая уже давно и прочно стала его неизменной спутницей. Видимо в какой-то момент девушка ощутила на себе то, как его тяжелый взгляд прожигает ей спину; она обернулась, ахнула от неожиданности и замерла, но алкоголь, циркулирующий в ее крови, приказал держать марку до последнего.
- Ой, это была ваша машина?
- Опоздай я минут на десять, и с этим можно было бы поспорить, - язвительно ответил он, растянув свои губы в недоброй улыбке. - Ты, как я вижу, тоже куда-то торопишься. Может, подвезти? – Ренато сделал шаг вперед, прислонив руки к машине по обе стороны от девушки, плотоядно оглядывая ее стройную фигуру с головы до ног.
Блондинка с большими, как блюдца, голубыми глазами – небольшое разочарование, ведь в жизни его больше привлекали знойные брюнетки, но сегодня, не грех сделать еще одно исключение из правил и привнести в свою жизнь что-то новое.

+1

4

[AVA]http://sg.uploads.ru/eqLDC.png[/AVA]

Beyoncé feat. André 3000  – Back To Black


Смотрю в янтарные глаза напротив, отливающие стальной яростью, а сама хочу умереть прямо на месте. Внутри волна за волной накатывает немое восхищение, заставляющее цепенеть даже пальчики на ногах. Думаю, тут есть и доля воздействия алкоголя, но мужчина действительно выглядел шикарно, даже в немного запятнанном пиджаке. Но, кажется, на званые вечера в таком прикиде не ходят, тогда что же он тут забыл? Эдакий не местный или потерявший чувство стиля? Варианта, что итальянец просто мимо проходил, мой опьяненный мозг, конечно, не допускает. Хочу было сделать замечание, что на благотворительные мероприятия нужно одеваться более сдержано, но не успеваю, так как мужчина в одно мгновение преграждает мне пути к побегу, прислонив к автомобилю свои руки. Что? У нас что, любовная прелюдия? - Отойди от меня немедленно, нахал! - от возмущения мотаю головой и хочу укусить его за нос. Конечно, у меня не выходит, и я принимаю другую, не менее гениальную идею - впиваю в ногу незнакомцу свою острую шпильку. Мужчина кривиться от боли, но руки не убирает. Чёрт, это резко ломает мой план побега и катастрофически уменьшает шансы спастись. Теперь, кроме взлома имущества, мне припишут нанесение телесных ранений. Он, кажется, мужчина серьезный, и если не суд, то кто-то другой поможет мне сполна искупить мою вину. Я уже даже не знаю, что хуже. То ли арест, то ли поломанные кости. Да, бывало в  моей жизни всякое. И, думаю, я не хотела бы повторить это снова.
Ещё несколько мгновений выдерживаю взгляд мужчины, мысленно отсчитывая минуты к смерти,а  затем начинаю неистово кричать. - Помогите! Насилуют! - просто гениально, если меня хоть кто-то услышит. Повторяю свою отчаянную попытку, но боковым зрением, минуя орангутанга-"насильника", прижавшего меня к автомобилю, успеваю заметить, что на стоянке абсолютно пусто, и вряд ли кто-то слышит меня сквозь грохочущую музыку внутри дома.  Наверное, во избежание моей третьей попытки оповестить весь мир о том, что я имею дело с маньяком, бородач прикрывает мне рот ладонью, которую я не упускаю возможности укусить. Мужчина опять лишь кривиться от боли, но не отступает, правда, немного отвлекается, чем я и пользуюсь. Бью ногой ему в пах и вырываюсь из баррикад его цепких рук.  Пока итальянец немного корчиться от боли, пользуюсь моментом и пускаюсь наутек. Конечно, на шпильке это не очень легко. Очень сложно, я бы сказала, да ещё и в  стане сильного алкогольного опьянения, но я стараюсь изо всех сил. Спотыкаюсь, еле не теряю туфли, но бегу. Ну как сказать, бегу...Просто убираюсь прочь. Счастье, правда, моё длится не долго. Я так убегала, что даже не удосужилась смотреть под ноги. Вот и допрыгалась козочка. Мой каблук застревает в какой-то решетке и я с грохотом падаю вниз, разбивая колено. Чертов алкоголь внутри меня притупляет боль, но я всё равно хнычу, давя на жалость. Только, кажется, меня уже ничего не спасёт от гнева праведных, уверенно со злобной ухмылкой приближающихся ко мне. Смотрю, как близиться моя смерть, и так мне хочется плакать, что просто дальше некуда. Кривлю губы, жмурю глаза и слышу, как по щеках катятся слезы. Да, это победа! Бойтесь, мужчины, пьяных женщин с побитыми коленьями.
Мда, всё-таки, действительно, странные мы, женщины, создания. О нашей логике складывают целые легенды и массу анекдотов, что нас безумно обижает. Но, если разобраться, не такие они уже и далёкие от истины, как нам самим кажется.
Мы хнычем, что поправляемся, а встать утром на пятнадцать минут раньше и сделать зарядку большинство не в состоянии. Мы предпочитаем морить себя голодом в дни, когда срочно нужно похудеть, но потом ночью всё равно бредем к холодильнику в поимках утешения, что вот в очередной раз не удалось. Жалуемся, что любимый стал обращать на нас меньше внимания, а сами при этом позволяем себе запустить свой внешний вид и ходить с плохим настроением. Пилим ни в чем неповинного мужчину за то, что он старается заработать побольше денег (для благополучия нас же красивых) и потому дома позволяет себе говорить о работе, или задерживается,  или находит еще одну работу,  и работает еще больше. Мы сами лезем забивать гвозди, вешать шторы и чинить розетки, а потом возмущаемся, почему это не сделал наш благоверный. А ведь он смотрит, что мы и сами прекрасно справляемся, и расслабляется  и больше не стремится показать себя сильным, крепким и незаменимым мужчиной. Только мы, женщины, можем сказать «Я тебя очень люблю, но нам нужно расстаться», заставив своего мужчину теряться в догадках и искать хоть какую-то логику в этих словах. И да, только мы можем влюбиться в мужчину, а потом стараться его изменить. Большинству это удается, и всю оставшуюся жизнь мы удивляемся, как это нас угораздило выйти замуж за таких нудных приспособленцев. Чтобы понять нас, женщин, нужно быть… женщиной, иному разуму это неподвластно. Но иногда даже и мы сами себя не понимаем.
И вряд ли меня поймет этот красавчик-тиран. Но мне почему-то не страшно, а зря. Нужно было меньше пить, тогда, может, инстинкт сохранения не утонул бы в море виски внутри меня.

+1

5

Вечер перестал быть томным в тот момент, когда незнакомка начала истошно вопить, разрывая ночную тишину своими дребезжащими криками подобно вою пожарной сирены. Будь на месте Ренато кто-нибудь другой, он бы плюнул на радужные планы выстроенные на вечер, которые и без того горели и рушились, как Помпеи в свой последний день; дал бы истеричной мадам ногой по округлому заду и уехал. Вместо этого, Ренато накрыл рот полоумной бабы своей ладонью; сделал это почти машинально, теряя контроль над своими действиями и не задаваясь вопросом: «зачем?» Этот поступок окажется глупым и бездумным, и гангстер еще не раз упрекнет себя в собственном легкомыслии, но, это будет потом, а сейчас, ему просто хочется заткнуть ей рот, чтобы вернуть назад испуганную тишину. На что он рассчитывал? На то, что девушка, проявит благоразумие, извинится за досадное недоразумение, мило улыбнется и назовет свой адрес? Феерический идиот!
Вместо этого, она со всей дури саданула острой шпилькой ему по ноге, после чего фраза «искры из глаз посыпались» - стала самым запоминающимся открытием за вечер. Барриано стиснул зубы и выматерился вполголоса, «смакуя» новизну ощущений. Впервые в жизни ему захотелось забыть, что перед ним женщина и врезать по ее наглой физиономии. От неминуемой расплаты ее спасала лишь последняя стадия алкогольного опьянения, хотя Ренато сомневался, что на подобные всплески ее сподобил только алкоголь, если учесть, что в моду уже давно вошло принятие психотропных и галлюциногенных препаратов вроде тарена или ЛСД. Вероятность, что девушка «на таблетках», имела свое право на жизнь, особенно после того, как она двинула Ренато в святое для каждого мужика место и с криками: «Помогите! Насилуют!» – бросилась прочь.
После такого всплеска эмоций в свой адрес не знаешь, за что хвататься, то ли за отбитые яйца, то ли за голову, в которую непонятно какого лешего залетела мысль, а заодно и надежда – на приятное времяпровождение с симпатичной девушкой. Бесспорно, что Ренато никогда не славился своей обходительностью в общении с прекрасной половиной человечества, хоть галантность и манеры, которые так любят женщины, были ему не чужды, но видимо он пока еще не встретил ту единственную, перед которой можно упасть на колени и бросить весь мир к ее ногам. Незнакомка так же не подходила под тот светлый образ, которому посвящают стихи и прозу, именно поэтому Ренато и не стал распушать перед ней павлиний хвост, видя перед собой очередную подружку, интерес к которой испарится вместе с наступлением рассвета.
Последнее, что удалось запечатлеть в памяти прежде, чем дикая боль начала обвиваться вокруг тела колючей проволокой, - было то, что он успел схватить ее за подол развивающегося платьица в момент ее бегства. Ткань не выдержала стальной мужской хватки и распалась на выкройки – став маленьким трофеем, зажатым меж загорелых цепких пальцев. Девушка, бегущая ночью по улице в неглиже – лакомый кусок для отморозков, которых не остановит ни шпилька, ни сочный удар в пах, по той простой причине, что шпилек может не хватить на всю их дикую ораву, а вот впечатлениями незнакомка может насытиться на всю оставшуюся жизнь, и, хорошо, если только ими. Лечить психологические травмы легче, чем венерические заболевания – у психолога хотя бы уютный диванчик в кабинете есть, а если повезет, то и вискарем разжиться можно для более душевного диалога.
Последняя попытка стать джентльменом в ее глазах, тут же становится жертвой бесчинств его негодяйского «Я». Бросившийся вслед за ней Ренато, вдруг ударил по тормозам, словно наткнулся на невидимую преграду, задав себе тот самый сакраментальный вопрос, который был потерян им еще до начала эпических событий – «зачем?»
Зачем ты бежишь за ней? Чтобы снова получить ногой в самые неожиданные места? Нарваться на полицию и стать явным насильником, учитывая то, что в твоих руках нижняя часть ее платья? Вариантов ответов было не так много. Ренато развернулся и зашагал к своему «Ланд Крузеру» - на сегодня экспериментов достаточно. Пальцы мелко дрожали – этот автомобиль был дорог ему, как память, а полоумная девица за какие-то гребанные три минуты умудрилась нанести увечья не только Барриано, но и внедорожнику. Теперь придется и замок менять, и машину красить – царапины на глянцевой поверхности сами, увы, не затянутся. Он завел мотор и резко стартанул с места, обдавая застрявшую по пути девушку жижей из дорожной грязи, бензина и масла. Хоть какая-то компенсация за нанесенный ему физический и моральный ущерб. А еще, воспитательный акт, хотя Ренато сильно сомневался, что случившееся послужит для нее уроком, тут как говорится, учить чему-нибудь уже слишком поздно, а свои мозги ей не вставишь.
Встречать пьяных женщин ему приходилось и до этого. После этих встреч он благодарил всевышнего за две вещи: за то, что он – не женщина и что в списке его личных пороков стоял пробел – вместо фразы: «Выпить! Срочно, и по возможности - много!» За лиходейством «алконафтов» различного пошиба гораздо приятней наблюдать со стороны, сохраняя при этом трезвость ума, нежели становиться соучастником их буйных вакханалий.
Но, отчего-то сердце прожженного гангстера сжалось, когда в зеркале заднего вида, он увидел, как содрогаются от рыданий ее плечи. Вроде и получилось так, что он оказался без вины виноватым, а на душе все равно – паршиво. Барриано резко затормозил и дал задний ход. По случайной оплошности, тяжелое колесо опять угодило в злосчастную колдобину – отчего девушке снова пришлось испытать на себе все прелести грязевой ванны.
- Так ты хочешь, чтобы я подвез тебя до дома или предпочитаешь остаться здесь и светить своими прелестями до тех пор, пока не найдутся желающие опробовать их в деле? – Барриано нажал кнопку на приборной панели, заставляя дверку багажника тихо подняться - Извини, но в таком виде в салон я тебя не пущу.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ещё не начатая война