Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - от судьбы бежать - дорога скверная;


- от судьбы бежать - дорога скверная;

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

S T A R R I N G:
Keira Allerdyce и Rooney Larkin
-----------------------------------------------------------

S T O R Y:
15/01/2015, Sacramento

Возможно, она бы хотела соседку получше, но Киру никто не спрашивал.
Возможно, Руни бы вообще не не хотела ни с кем делить ставшие родными четыре стены комнаты в общежитии.
Но ее тоже никто не спрашивал. Змея и волк? Жди беды.


http://38.media.tumblr.com/66efe7edc436bb609d3071d0cf09f2b7/tumblr_ndn4x3q5QT1u0hddwo5_r1_250.gif http://38.media.tumblr.com/8a34e4f2d33192e851c185b775ac8122/tumblr_njvr8vFg2y1ttv14wo8_250.gif

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-05-09 17:30:01)

+3

2

вв: серые джинсы, синяя рубашка с коротким рукавом, в руках джинсовка, на ногах кеды, на безымянном и большом пальцах правой руки серебряные кольца.
Не знаю, на что я надеялась, когда решилась на переезд в общежитие? Девочке захотелось самостоятельности, девочке захотелось пожить одной. Да, точно, одной. Но девочка совсем не подумала о том, что как раз таки одной жить не получится. И ведь, конечно же, закон подлости любит преследовать, в этот раз преподнося сюрприз в виде назойливой соседки. Это еще ладно, если бы большую часть времени она пропадала где-то за пределами стен комнаты, но нет же. Любопытности и болтливости ей было не занимать, а еще вечно норовила примерить мои коньки и упрашивала научить кататься. Четыре месяца я терпела. Сама себе удивляюсь, что меня хватило так надолго. И если бы не внезапная авария с батареями и не необходимость срочного ремонта комнаты, я бы наверно сама сбежала. Неплохой получился подарок на рождество. Не знаю, что ждет меня с новой соседкой по комнате, но не верю, что может быть хуже и утомительнее.
Мне нравилось проводить время с родителями, поэтому в университет я возвращалась со странным чувством того, что позади осталось что-то очень дорогое, без чего я не смогу. Первое время вдали от родителей всегда так, сердцу нужно время, чтобы успокоиться и начать биться не так прерывисто. Да и по малютке Чесси, любимому питомцу всей семьи, буду скучать неимоверно. С собой у меня была всего одна большая спортивная сумка, в которой уместились самые необходимые вещи и, конечно же, рюкзак с коньками. Все остальное можно будет перевезти и позже, если потребуется. Я человек не сильно обращающий внимание на всевозможные модные тряпки и прочие безделушки, хотя, надо сказать, мои шкафы никогда не пустуют. Большая часть нарядов зачастую так и остается висеть на плечиках или лежать на полках. Мне нравится носить то, в чем я чувствую себя комфортно и удобно, все остальное может подойти лишь для какого-нибудь определенного повода.
Последний вдох, последний выдох и я открываю дверь моей новой комнаты. На вид примерно такая же, как и предыдущая. Разве что мебель стоит несколько иначе, окна выходят на противоположную сторону и цвет стен немного отличается. Привыкнуть к этому не составит труда. Куда тяжелее будет проходить привыкание к ному человеку. В канцелярии мне сообщили, что я буду жить с некой Ханной. Первокурсницей. Хорошо, если она окажется одной из тех тихонь и скромниц, любящих проводить вечера в тишине.
Взгляд на блондинистую девушку падает не сразу, поначалу я ее даже не замечаю и делаю шаги в сторону будущей кровати. Аккуратно кладу на нее рюкзак с коньками и джинсовку, а сумку с вещами ставлю на пол. И лишь когда повторно обвожу взглядом свое новое «жилище», замечаю Ханну, не издавшей до этого ни единого звука.
- Привет, - кидаю ей и опускаюсь на кровать рядом с рюкзаком. Первым делом пишу смс родителям, чтобы они знали, что такси доставило их дочурку коду надо, что у нее все хорошо и как только она разложит все по своим местам, обязательно позвонит. Родители до сих пор каждый день беспокоятся за меня, не смотря на то, что уже полтора года мы вполне спокойно живем в Калифорнии. Никто не пытается нас найти, никто не узнает в нас польскую семью, веря легенде, что мы переехали из Германии. На удачу, немецкий язык я знаю практически в совершенстве, да и родители в принципе тоже, так что проблем с этим никогда не возникало. К тому же, в самом Берлине я бывала несколько раз, так что неплохо знаю этот город. На самом деле, если бы кто меня спросил тогда, я бы выбрала именно Германию в качестве нашего нового места жительства. Потому что люблю ее. Но, увы и ах, никто спрашивать меня не собирался. И ладно, Сакраменто оказался вполне доброжелательным городом, к которому мне удалось привыкнуть довольно быстро. - Меня зовут Кира. - Наконец, снова обращаю свое внимание на светловолосую девушку и убираю телефон на тумбочку рядом с кроватью. Первое время после переезда мне так и хотелось называться Евой, так что приходилось стоять перед зеркалом и репетировать приветственные реплики и снова и снова повторять придуманную для нас легенду. Собираю волосы в высокий хвост, не зная, что еще сказать незнакомке. На разговоры меня никогда особо не тянуло. И хорошо, если Ханна относится к тем, кто уважает личное пространство и не пристает с расспросами.

+2

3

одета примерно так;

Три месяца я живу одна. Моя соседка покончила с собой. И нет, это не я довела ее до крайних мер. Просто однажды она не вернулась в комнату, а на следующее утро комендант сказал, что Нора наглоталась таблеток, и теперь я живу одна. Мы с ней никогда не были близки, поэтому, даже если у нее и были какие-то проблемы, я их благополучно не замечала, не замечала я и многих других вещей. Цвета обоев в нашей скромной обители, перепадов в настроениях лучших подружек, которых у меня толком то и нет, количества соли в казенной еде. Мне нравилось жить в своем идеальном мире: сила притяжения в нем, законы гравитации и взаимности чувств, – все зависело только от меня. И мне очень не нравилось, когда картина мира рушилась внезапным появлением кого-то извне, как это должно было случиться сегодня. Ближе к обеду миссис Осборн предупредила меня о том, что вторую кровать займет второкурсница, раньше она жила этажом выше, но там что-то с трубами случилось, и ей пришлось срочно переехать. А моя комната единственная не укомплектованная до конца.
- Ясно, - бросаю женщине в ответ и утыкаюсь в ноутбук, так как мне еще готовится к вечернему семинару по истории режиссуры. Меня не интересует, кто она, откуда и как ее зовут. Наивно было бы полагать, что все оставшиеся пять без малого лет я буду коротать время, отведенное обучение, в четырех стенах в гордом одиночестве. Может быть, я ей не понравлюсь, и она сама поспешит ретироваться куда подальше? Хм, надо обдумать этот план более детально.

Когда Эллердайс зашла в комнату, я даже не повернулась в ее сторону, чтобы поприветствовать девушку, но по спине прошел неприятный холодок. Она тоже молчала, ни слова не слетело с ее мягких вишневых уст. Наконец, когда я была готова произнести приветственную речь сама, она подала голос. Его приглушенный тембр звучал твёрдо и уверенно, что совсем не соответствовало внешнему облику девушки. Каштановые волосы закрывали часть лица, но я успела подметить аккуратные черты: вздернутый нос в золотистых веснушках, пухлые губы, темный цвет глаз, отливающий молочным шоколадом. Пожалуй, обычная смазливая девчонка, каких в нашем университете пруд пруди.
- Не могу сказать, что я тебе рада, - поворачиваюсь к соседке, закидывая ногу на ногу и откидываясь на спинку стула, - Руни. Как думаешь, ремонт в твоей комнате на третьем этаже надолго затянулся? – кусаю кончик карандаша, стараясь сохранять как можно более ровный и непринужденный тон. Стерва из меня так себе, конечно, но все-таки хотелось дать понять этой миниатюрной красотке, что она может не рассчитывать на то, что задержится здесь надолго. – Девушка, которая спала на этой кровати до тебя, покончила с собой. Интересно, почему? – может быть, студентка факультета физической культуры сама домыслит какие-нибудь зловещие поводы для столь отчаянного шага и испугается?
- С какого ты факультета? – судя по спортивной сумке и кое-каким явно спортивным принадлежностям и с факультета она соответствующего. А у кого сила есть, тому ума не надо… Обычно ведь так и бывает? – В прочем, и так понятно, что умом тебя природа не наградила, так что что пойдем по короткому пути. Мои вещи – твои вещи, - делаю руками жест, который рассекает комнату на две половины невидимой чертой. – Я не трогаю твое, ты не трогаешь мое. В комнате не есть, посуду не оставлять. Понятно?
Возможно, я веду себя слишком резко, и шатенка не заслуживает такого негативного отношения, но жизнь, знаете ли, вообще сложная и несправедливая штука, и никто не говорил, что будет легко. Жить со мной – не самая приятная задача. Скорее, для Киры – печальная неизбежность.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-05-09 17:56:39)

+2

4

Краем глаза начинаю рассматривать светловолосую девушку. На вид вполне симпатичная, вот только бы еще сделала лицо попроще. Когда она открывает рот, мне тут же хочется убежать от нее. Даже ради приличия она не попыталась изобразить хотя бы маломальское гостеприимство. Впрочем, наверно это не так уж и плохо. По крайней мере, не будет надоедать пустыми разговорами.
- Руни? - Переспрашиваю без особого интереса. Странно, в канцелярии мне сообщали абсолютно другое имя моей будущей соседки. Но да ладно, пусть бы хоть Гвендолин была, лишь бы ко мне не лезла. - Как видишь, и я не прыгаю от восторга, что мне придется вновь к кому-то привыкать. - Отвечаю весьма холодно, слегка покусывая свои пухловатые губы. - Насчет комнаты не знаю, мне не сообщили. - Продолжаю все тем же тоном. На самом деле, я особо и не интересовалась о том, надолго ли затянется ремонт, потому что желала как можно скорее распрощаться с болтливой Кэролайн. Похоже, Ханна или Руни или как там ее решила показать себя не с лучшей стороны специально. Но и я не из пугливых, и если она избрала именно такую манеру общения со мной, что же, в ответ получит то же самое. Прогибаться под кого-то я не собираюсь.
Делаю вид, что совершенно не обращаю внимания на слова светловолосой относительно предыдущей ее соседки. Вместо этого медленно кладу свою спортивную сумку рядом с собой и потихоньку начинаю доставать оттуда вещи. Люблю все делать вовремя. Люблю, когда у меня во всем порядок. Какое-то время выжидательно молчу, но потом все же делаю едкое замечание:
- Не уж-то ты ее довела? - Спрашиваю с усмешкой, аккуратно разглаживая складки на немного помявшейся кофте. Я слышала о подобных случаях, но никогда всерьез не задумывалась об этом. Не думаю, что блондинка намерено довела кого-то до суицида, иначе меня бы тут точно не было. Достаю аккуратно сложенную меж рубашек рамку с фотографией, на которой счастливые родители обнимают меня за талию, а на моей шее красуется золотая медаль. На этом фото мы такие радостные, такие живые, и кажемся такими счастливыми, а я и вовсе не похожа на того хмурого, замкнутого подростка, коем обычно предстаю перед окружающими. К сожалению, большую часть фотографий мне нельзя брать с собой, нельзя допустить даже малейшей осечки и дать понять людям, откуда мы все приехали. Посему приходится довольствоваться лишь малым. Поставив рамку на тумбочку рядом с телефоном, снова перевожу взгляд на девушку.
- Физическая культура и спорт, второй курс, - отвечаю кратко, нахмуривая брови, и снова принимаюсь разбирать вещи. Не слишком-то приятно было слышать следующие сказанные Руни слова. Впрочем, она наверно сама умом не блещет, вот и унижает остальных до своего же уровня. Знаю я таких людей. - А ты? Только не говори, что с какого-нибудь вроде актерского мастерства или чего-то в таком духе. - Куда еще идти блондинкам вроде нее. Хотя она не создает впечатление какой-то гламурной королевы красоты, да и я никогда еще плохо не думала о блондинках, просто эта девушка сама лезет на рожон. На самом деле, мне очень не хотелось ссориться в первый же день пребывания в университете, но молчать, когда со мной начинают разговаривать в подобных тонах, я не привыкла. Судя по ее поведению, трогать мои вещи без спроса девушка не собирается, за что надо все же отдать ей должное. После Кэролайн я уже и не знала, чего ожидать от людей. Я же сама всегда уважительно относилась к ее вещам, да и в принципе не проявляла особого интереса к ее персоне.
- И вообще, я бы на твоем месте сменила тон. Не беспокойся, я не собираюсь напрашиваться к тебе в подружки. - На какое-то время отрываюсь от своих вещей и пристально смотрю на Руни. А я еще думала, что со мной тяжело. - Если не будешь доставать меня, я не буду доставать тебя. Может на том и порешим? - И снова все те же стальные нотки в голосе, а в глазах немного наигранное равнодушие.

+2

5

Обычно мои соседки вели себя более замкнуто и пугливо. Не то, чтобы я старалась казаться максимально недружелюбной и злой, просто, если меня выносят в первые минуты знакомства, то и далее все идет хорошо. Кира стойко выдержала мои неровные нападки, потому что тиран из меня, скажу я вам, весьма сомнительный. Она продолжала методично разбирать свои вещи и обращала на меня едва ли больше внимания, чем на стоящую рядом тумбу.
- Может и я, - пожимаю плечами и натянуто смеюсь. – Шучу, не я, конечно. Вроде, поссорилась с парнем или получила «хорошо» за семинар вместо «отлично». Старостой курса была, в принципе, неплохой девчонкой, только дотошной. О да ты… - и я закатываю глаза, скрестив руки на груди и скользя взглядом по поблёскивающей поверхности стекла, за которым виднелась семейная фотография. Терпеть не могу сентиментальных дур, которые повсюду таскают с собой фотографию мамочки и целуют ее перед сном. – Серьезно? Тебе сколько лет? – поднимаюсь с кровати, чтобы в два шага преодолеть расстояние между нами и забрать снимок из теплых рук шатенки, когда рамка уже почти касается полированной поверхности прикроватного столика. – Золотая медаль? Ты откуда? Говоришь с акцентом. Господи, неужели людям в столь юном возрасте заняться больше нечем, кроме учебы? – ставлю карточку на место, отходя от спортсменки. Да, я с одной стороны уважаю этих точилок, которые все предметы знают на отлично, и которых, разбуди ночью и спроси, какая валентность у бария, они скажут не задумываясь. Мне тоже нравилось учиться порой, но без фанатизма. Класса с седьмого я успешно прогуливала те предметы, которые считала скучными, и не считаю, что упустила что-то важное в жизни.
Эта же девушка меня удивила, вроде бы, кажется вполне нормальной, и на вид не дурнушка, почему все так плохо? Решив не держать свои догадки в голове, озвучиваю первую посетившую меня мысль.
- А парень у тебя есть? Или спорт и учеба – любовь на веки? Просто не пойми меня превратно, но ты вроде не страшная, чтобы посвящать этому всю жизнь, - слово «этому» я произношу с нотой брезгливости. Я вот почти десять лет проучилась в музыкальной школе по классу фортепиано – прихоть родителей. Каприз матери и отца, мечтавших сделать из дочерей великих музыканта и художницу. Эльзе повезло, она родилась совершенно бездарной, и в возрасте лет трех старшие Ларкины-Норманы поставили на ней жирный крест. Зато имя у младшей сестры было красивое, как у девочки из сказки про «Изумрудный город». И у Алисы как из сказки. А меня по каким-то никому неведомым причинам назвали Ханной. Хм. Если и была сказка с главной героиней-тезкой, то мне о ней ничего не известно.
- Ты близка, с какого-то такого, - сменив гнев на милость, я присаживаюсь на кровать рядом с ней, с другой стороны от сумки с вещами, и улыбаюсь Эллердайс. – Кинопроизводство, первый курс. Думала над актерским, но это как-то несерьезно. И на кого тебя учат на твоей физической культуре? На вышибалу? – скептически изогнув брови, я еще раз оценивающе посмотрела на Киру. Пожалуй, из всех существующих факультетов своему она подходила меньше всего. Может, распределяющая шляпа ошиблась, когда нарекла ее спортсменкой? Такая… миниатюрная. – Ты и драться умеешь? Ладно, - внимаю просьбе сделать свой тон на пару децибел повежливее, и без стеснения вытаскиваю из ее сумки какую-то просторную футболку. Недурно. Вкус у нее нормальный. У моей предыдущей соседки шкаф ломился от плиссированных юбок, кофт с паетками и прочих вещей в духе аля «алтайская девственница».
- Сейчас у меня хорошее настроение, - собираю руками свои светлые волосы в хвост и перекладываю их на другое плечо, продолжая наблюдать за Кирой. – Ах да, в шкафу остались только верхние полки свободными, - я буду не я, если не постараюсь ее задеть, - переложим мои вещи вниз или справишься? Могу тебе помочь…

+2

6

Она пожимает плечами и натянуто смеется, я же просто закатываю глаза, продолжая все также увлеченно заниматься своими вещами. Предыдущая соседка Руни быстро теряет для меня всякий интерес. Сейчас меня куда больше интересует сама Руни. Мне до сих пор никак не удавалось понять, чего же все-таки она добивается. Эти попытки запугивая какие-то слишком пресные. Я на подобное уже давно не ведусь. И если она ожидает, что я испугаюсь, и завтра же съеду от нее, то она глубоко заблуждается. И не с такими имела дело. Спустя каких-то пару минут с ее уст уже сыпется шквал вопросов. Господи, что же мне так не везет-то?
- Это что, допрос? - Вопросительно приподнимаю брови и тяжело вздыхаю. Еще совсем недавно Руни ясно давала понять, что не желает со мной общаться, а теперь вдруг начинает надоедать всякими вопросами, на которые мне бы очень не хотелось отвечать. Неужели она из той же серии обладательниц языка без костей, что и Кэролайн? - Я из Германии, если тебе уж так интересно. Переехала полтора года назад, чтобы учиться в Калифорнийском университете. К тому же, мне сделали предложение поработать с одним весьма известным тренером по фигурному катанию, к которому стремятся попасть многие фигуристы. - Я определенно бью свои рекорды по количеству сказанных за раз слов человеку, с которым только-только познакомилась. Но наверно лучше уж сразу рассказать ей некоторые факты моей жизни, чтобы больше эту тему не затрагивать. - А ты сама-то местная? - Тут же спешу перевести все стрелки на Руни, дабы она позабыла обо мне.
Когда блондинка вдруг неожиданно двигается в мою сторону, чтобы получше рассмотреть фотографию, внутри меня начинает нарастать напряжение, а на лице появляется недовольная гримаса. Не люблю чужих вторжений в свое личное пространство. Не люблю, когда люди так бесцеремонно хватают мои вещи, тем более совершенно незнакомые люди. Не люблю. К счастью, рамку с фотографией она практически тут же ставит на место, позволяя мне вздохнуть спокойно. Наверно решила, что я какая-нибудь сентиментальная дурочка. И ладно, не собираюсь давать никаких объяснений.
- Неужели ты думаешь, что если человек хорошо учится, то это значит, что он дни и ночи проводит за книжками? - Говорю это с легкой усмешкой. Стереотипы. Долбанные стереотипы. Как же мне не нравится, когда какие-нибудь девчонки, считающие себя крутыми, говорят мне нечто подобное. Почему они так любят вешать на человека ярлык «заучка», если он в чем-то силен. Это все так по-детски глупо. Я совершенно не похожа на тех тихих и молчаливых девочек из моей школы, которых без книжек в руках невозможно было увидеть. Которые, вернувшись домой из школы, тут же кидались выполнять домашние задания. Которые, получив плохую оценку, начинали лить крокодиловы слезы и исписывали страницы своих дневников пессимистичными фразами. - Может спорту я и готова посвятить свою жизнь, но уж точно не учебе. - Вопрос про парня пропускаю мимо ушей. Не то, чтобы я как-то скрываю свою ориентацию, просто предпочитаю не кричать об этом налево и направо. - Когда уже люди перестанут грести всех под одну гребенку? Детский сад какой-то. - Громко выдыхаю, а затем облизываю свои губы. - Ладно, может тогда ты поведаешь мне о своих интересах? - Спрашиваю слегка театрально. А Руни вновь делает шаги в мою сторону и садится в опасной близости от моей сумки. И почему ей не сидится на своем месте?
- Кинопроизводство значит. - Что же, весьма не дурно. Это все же лучше, нежели актерское мастерство. - Я похожа на вышибалу? - С трудом подавляю смешок. Согласна с тем, что многие весьма скептически относятся к данному факультету. Но вышибала? Правда? - Что-то не припомню, чтобы я трогала твои вещи. - В голосе вновь появляются едкие нотки, когда Руни так по-свойски достает из моей сумки футболку.
- То есть, ты хочешь сказать, что атмосфера в этой комнате будет зависеть от твоего настроения? - И она думает, что меня это прямо так устроит? - Скажи, ты со всеми такая? - Поначалу я хотела добавить слово «колючая», но почему-то вдруг резко передумала. - Пытаешься выставить себя в не самом лучшем свете, чтобы тебя потом побаивались? Или что? - Впрочем, ей все равно плохо это удается. - И насчет вещей. Думаю, я справлюсь. - Перевожу взгляд на шкаф, прикидывая, до куда примерно достану со своим невысоким ростом. Руни определенно делает это специально. И я не собираюсь показывать, что меня хоть как-то задевают ее слова.

Отредактировано Keira Allerdyce (2015-05-04 22:13:01)

+2

7

Она сидела спокойно, ни один мускул на ее лице не дрогнул тогда, когда я нарочно вторгалась в ее личное пространство и небрежно касалась одежды. От футболки Киры очень вкусно пахло: запах стирального порошка перемешался с ее естественным ароматом, заставляя меня задержать вещь в руках несколько дольше положенного, а затем аккуратно положить обратно в сумку, когда Эллердайс дала понять, что помощь ей не нужна. Смелая малышка. Знаете, я испытала некую радость и облегчение от того, что моей соседкой стала именно эта темноволосая девчонка с небрежной россыпью веснушек на фарфоровом лице. У нее были настолько правильные черты лица, что я, поджав губы, и как всегда, задержав взгляд несколько дольше, чем позволяют рамки приличия, отметила, что ее лик достоин чеканки на монетах. Глупая и ветреная мысль, но именно она посетила мою светлую голову в первую очередь, заставляя смущено опустить глаза. Пожалуй, испытание неумелой стервозностью девятнадцатилетней сожительницы она выдержала. Ее предшественницы обычно плакали или пытались отвечать с той же силой, а она – молодец, сразу чувствуется волевой стержень характера.
- Здорово у вас там, в Германии, наверное? А из какого города? Всегда хотела побывать в Берлине или, скажем, во Франкфурте на Майне, - поддерживаю диалог на мечтательной ноте, подбирая под себя ноги и залезая на кровать соседки. Германия мне на самом деле всегда нравилась, это ни коим образом не подхалимство к девушке, приехавшей из другой страны, далекой, холодной, педантичной и совершенно чуждой типичному американскому жителю. Казалось, Кира слишком прониклась менталитетом свой Родины, тоже замкнутая и резкая в своих словах, осторожная в жестах, совсем не такая, как я. Я же живу по принципу, что лучшая тактика – это нападение, и совершенно не стесняюсь незнакомых людей, позволяя себе разнузданное и фривольное общение с первой минуты знакомства. – Все так серьезно, - мой низкий голос заполняет комнату, когда я вновь обращаюсь к шатенке. – Ради тренера рвануть в другую страну. И родители отпустили? Ты смелая, - тоже звучит совершенно искренне и в этот раз без желания унизить и обидеть девушку. – Я из Нью-Йорка, и сама порой удивляюсь, что забыла в этом покинутом Богом месте, но все же я здесь и ближайшие пять лет тебе придется делить со мной комнату, угрюмая соседка, - адресую Эллердайс сдержанную улыбку. Чувства юмора у меня нет, так уж исторически сложилось, она им, кажись, тоже не блещет.
- Я думаю, что если хорошо учиться, то вся твоя жизнь станет учебой, - на самом деле, я ей дико завидую. Она умная, у нее есть цель, есть амбиции, есть семья, и даже такая отвратительная сожительница, как я не выбивает ее из колеи. Таким, как Кира, плевать на внешние факторы, они упрямо идут в своей мечте. Видимо, ее мечта всей жизни как-то связана со спортом и с достижениями в этой области. Если я спрошу, если она ответит, если мы преодолеем мириады «если», я ничего не пойму. Это ровным счетом ничего не решит. Она останется во всех отношениях идеальной Кирой Эллердайс, которая в девятнадцать рванула в другую страну ради того, чтобы стать ближе к своей цели хотя бы на шаг, а я… Я останусь меланхолично плывущей по течению Руни Ларкин, упивающейся собственной завистью к ее совершенству. Таковы законы природы, и ничего не нарушит этого равновесия.
После Мейсона она второй человек, которого я, скрипя зубами, могу назвать красивым. Девушка облизывает губы, и я ловлю себя на этой неуместной мысли. Я не любила, и уж тем более не влюблялась.
Если меня что-то очаровывает в человеке, так это его любовь ко мне, его потребность во мне, его желание сворачивать ради меня горы, как это делал Малик. Но теперь его нет, и мысленно возвращаясь к прошлым отношениям, я анализирую их и думаю, какая же я эгоистичная сука. И вот сидит Кира, вся такая приторная, что челюсть сводит, и невозможно поспорить с ее безукоризненным поведением, с ее отточенными манерами.
- Не похожа, - соглашаюсь с девушкой, кивая в знак согласия. – Потому и спрашиваю. Тренером будешь? А вообще, ты молодец, я уважаю спортсменов. Сама я только бегаю иногда по утрам, но это совсем не то, не представляю, как ты выдерживаешь эти тренировки. А травм не боишься? – до семинара у меня еще два часа, и на подготовку я успешно забила с появлением этой миловидной студентки на нашей общей теперь территории. - Из серьезных увлечений – десять лет музыкальной школы, играю на фортепиано, но я бы не хотела быть нищей пианисткой. Все-таки я пошла учиться, чтобы получить такую профессию, которой бы смогла зарабатывать на жизнь, вот.
Следующий вопрос Киры приводит меня в легкое замешательство, заставляя задуматься над таким несложным, казалось бы, вопросом. Нет, не всегда я такая. Отрицательно мотаю головой, убирая волосы за спину. Обычно я вообще не удостаиваю незнакомого человека даже взглядом, не то что словом, но психологические игры в данном контексте мне нравились. Мне нравилось доводить ее первые пять минут и кожей ощущать витавшее в воздухе напряжение. А сейчас отпустило. К тому же с ее плотным графиком девушка едва ли будет появляться в комнате слишком часто.
- Нет, Кир, не со всеми, с тобой я еще нормальная, - поднимаюсь с кровати, поворачиваясь к ней лицом и задерживая пронзительно-голубой взгляд на ее карамельных глазах. – Обычно с такими как ты, - да с любыми на самом-то деле, - я вообще не общаюсь. Сентиментальные дуры, решившие посвятить свою жизнь забрасыванию мячика в корзину вне спектра моих интересов, - нельзя так говорить, я знаю, и раньше никогда не говорила такого почти незнакомым людям, но эта девчонка бесила и успокаивала одновременно только одним своим присутствием. Все дело в зависти, она и правда лучше. Вот, даже не опускается до моего уровня. – Минутка психоанализа? Иди мячик покидай, а стул сможешь взять в соседней комнате, - сдуваю непослушную светлую прядку с лица, собираясь уже выйти вон из слишком душного от наших споров помещения, как в комнату заглядывает Лейси, новая староста моего курса.
- О, Ханна! Матч по бейсболу через десять минут, ты же обещала пойти со мной и поддержать Бреда! Это твоя новая соседка? Как тебя зовут, деточка? Ты пойдешь с нами? – эта манера Лейси называть всех зайками, детками и крошками меня убивала, и хихикнув про себя, я натянула кеды.
- Детка,  - произношу на манер старосты, - пойдешь с нами? – и представляю, как Кира мысленно расчленила эту пустоголовую зубрилку на много маленьких Лейси, от этого становится еще смешнее.

+2

8

В детстве мама пыталась учить меня тому, что не надо сторониться людей. Не надо закрываться, возводить вокруг себя невидимые стены, чтобы держать всех на расстоянии. Она всегда хотела, чтобы ее дочь выросла общительной девушкой, любящей шутить и смеяться, с кучей друзей и сияющей улыбкой на лице. К сожалению для нее, из меня получился лишь угрюмый подросток, при том весьма немногословный. Но к счастью для меня, все мои победы на соревнованиях компенсировали несбывшиеся мамины надежды. Поэтому она все равно мною гордится.
- Из Берлина. Очень красивый город, один из моих любимых. - Говорю с едва заметной улыбкой, украдкой посматривая на Руни. При близком рассмотрении она выглядит совсем иначе. Черты лица кажутся более мягкими, глаза более выразительными, а губы более соблазнительными. И если мою внешность можно описать всего лишь одним словом «обычная», то в отношении Руни так определенно не скажешь. Впрочем, по поводу своей внешности я все равно никогда особо не переживала. Что есть, то есть. И матушку природу стоит поблагодарить хотя бы за отсутствие каких бы то ни было бросающихся в глаза недостатков. В любом случае, одной лишь красивой внешности недостаточно. Если в голове ничего нет, то тут уже ничего не спасет. Судя по тому, как говорила Руни, глупой она тоже не была. А вся эта нахальность, грубость и язвительность, скорее всего, просто маска. Но мне наверно все равно, ведь я в любом случае не собираюсь лезть к ней в душу. Мы всего лишь соседки по комнате, не более того. И вряд ли станем  когда-нибудь подругами. Не мое. - Вообще, родители мне доверяют, но так уж получилось, что и маме поступило весьма выгодное предложение по работе. Так что мы переехали сюда всей семьей. - Говорю по возможности как можно меньше, старательно продумываю каждый ответ касательно своего прошлого, дабы не допустить даже самую малейшую оплошность, которая может стать губительной для всей семьи. - Думаю, и ты бы поехала ради тренера, если бы так же серьезно занималась каким-нибудь видом спорта. - У меня нет привычки хвастаться своими достижениями, так что эту деталь я попросту опускаю. И даже позволяю себе немного расслабиться, когда Руни вновь переходит на весьма дружелюбный тон, на время пряча свои колючки. - Обычно люди стремятся в Нью-Йорк, а не наоборот. - Возможно, в другой жизни и я бы туда хотела. Но обстоятельства, к сожалению, сложились так, что больше всего на свете мне хотелось бы вернуться на родину, где все такое привычное и родное. Я скучаю по Польше, даже очень скучаю. Но дорога назад нашей семье пока что закрыта. - Что поделать, придется нам как-то научиться жить вместе, - хмыкнув, пожимаю плечами, однако позволяю холодным ноткам на время покинуть свой голос. Когда со мной разговаривают нормально, то и я перестаю грубить в ответ.
На какое-то время я замолкаю и тупо смотрю на кофту, лежащую на моих коленях. Я не из тех людей, кто первыми начинают разговор и до тех пор, пока с уст Руни не срываются следующие вопросы, сама не делаю каких-либо попыток пойти на контакт, взять пальму первенства у блондинки и точно так же засыпать ее вопросами.
- Пока не придет время, я не собираюсь сходить с дистанции. Но лет в тридцать, возможно, и стану тренером. - Настолько далеко вперед я пока что еще не заглядывала, хотя и понимала, что карьера фигуристов, увы, весьма скоротечна. Просто сейчас у меня совершенно иные цели и стремления, нежели будут спустя лет эдак десять. - Травмы - неотъемлемая часть жизни спортсменов. И тут либо ты готов к этому и будешь терпеть, сжав зубы, либо нет. Третьего не дано. - Говорю об этом так спокойно и обыденно, будто речь идет всего лишь о каком-нибудь походе в магазин за хлебом. На самом деле, для меня это примерно так и было. С детства я была готова и к взлетам, и к падениям. Стойко терпела все ушибы, растяжения, вывихи. Превозмогая боль, вставала на коньки и доказывала себе, что так просто не отступлю, и своего обязательно добьюсь. - А на коньках кататься умеешь? - Спрашиваю с интересом. Когда Руни начинает говорить о том, почему она сделала именно такой выбор своей будущей профессии, я согласно киваю головой. Далеко не всем удается воплотить в жизнь свои детские мечты. Конечно, хорошо, когда в работе удается совмещать приятное с полезным. Но если бы мне пришлось выбирать зарабатывать ли деньги или же быть нищим пианистом, то я бы тоже выбрала первое.
- Я так понимаю, ты хочешь, чтобы я готовилась к тому, что ты можешь стать совсем несносной? - Спрашиваю с некой долей ехидства в голосе, вновь превращаясь в угрюмую соседку. Кажется, именно так несколько минут назад назвала меня Руни. Ее настроение меняется слишком быстро. Но мне совершенно не хочется пытаться хоть как-то за ним уследить. Внезапно дверь нашей комнаты распахивается и на пороге появляется незнакомая мне девушка, сумевшая практически с первой секунды попасть ко мне в немилость.
- Деточка? - Переспрашиваю с нескрываемым недовольством, внутренне закипая, и уже не желая иметь ничего общего с этой девчонкой. Неужели это так теперь общаются современные подростки? Это же кошмар! Куда мы катимся. Никогда не любила подобные весьма фамильярные обращения. - Кира меня зовут. - Отвечаю сквозь зубы. - Ты что же, поклонница бейсбола? - Обращаюсь уже к Руни, недоверчиво глядя на нее. Надеюсь, она не входит в состав группы поддержки и не скачет с помпонами по всему полю, иначе я сойду с ума от бесконечных речовек и прочей ерунды. - Так, стоп. Эта девица назвала тебя Ханной, мне в канцелярии тоже сообщили, что комнату я буду делить с Ханной. Ты же утверждаешь, что тебя зовут Руни. Надеюсь, у тебя не раздвоение личности? - Вновь включаю язвительность. Идти с этими двумя мне определенно не хотелось, но, видя, что эта девица все равно не отстанет, нехотя киваю головой. Может как-нибудь удастся по пути незаметно отделиться, все равно нужно еще попасть в канцелярию, пока все еще там и отметиться. Какое-то время продолжаю молчать, а затем произношу почти шепотом, чтобы только блондинка могла услышать мои слова:
- Но, знаешь, Руни тебе подходит больше. - Я не знаю, почему говорю это. Просто захотелось и все.

+2

9

Еще одна причина к тысяче одной, по которой я завидовала Эллердайс – она не американка. Девственная белизна кожи контрастировала с янтарными огоньками ее любопытных и грустных глаз, раскрывая главный секрет Киры – она не здешних кровей. Берлин – то место, к которому девушка всегда будет возвращаться в своих мыслях, обводя комнату взглядом, на веки запечатанным апатией и усталостью. Она говорила мягко и осторожно, как дикая кошка пробираясь по джунглям, выслеживая добычу, и я каждой клеткой кожи, каждым оголенным нервом чувствовала это напряжение, наэлектризовавшее воздух между нами.
- Какое удачное совпадение, - нет сарказма, нет иронии, только мой безмятежный и ровный альт распространяется по душному помещению. – Сакраменто слишком приветлив к иностранцам, - произношу с полуулыбкой, оставляя ей повод додумать смысл неосторожно брошенных слов. – А я не стремилась покинуть столицу мира, так вышло, - «так вышло» отличная отговорка на все случаи жизни. Ты произносишь «так вышло», оправдывая свою лень, глупость и бездействие, но так действительно вышло, и спор со временем – самый бестолковый спор в мире.
Когда ее голос не сквозит пренебрежением, она очень даже милая. Забавно улыбается, склонив голову на бок и позволяет как следует рассмотреть ее открытое лицо в подробностях, до каждой веснушки около острого носика.
- То есть, ты не исключаешь вероятности сломать позвоночник и сесть в инвалидное кресло? – мурашки по коже. Отказавшись один раз на грани от бездумной смерти и получив множество мелких травм, я теперь гораздо осмотрительней относилась к своей жизни и ее цене. Тогда, когда я, решив, что мое бренное существование в мире не имеет смысла, сиганула с моста на проезжую часть, реально чудом осталась жива и не сломала себе конечности. Пара ушибов и незначительных ссадин, сотрясение мозга тяжелой тяжести, скорая, пульс, три недели в психиатрическом отделении госпиталя, когда я чувствовала себя еще более паршиво, чем когда забиралась на мост с банкой дешевого джина, плескавшегося на жестяном дне.
- Умею на роликах, всегда хотела их себе в детстве, и папа подарил мне на тринадцатилетние, а на коньках, вроде, не доводилось, научишь? – не знаю, к чему я это сказала. Возможно, мне хотелось посмотреть, какая Кира тогда, когда занимается любимым делом. Для нее спорт – это творчество, а многие люди, окунаясь в атмосферу творения совершенно меняются в повадках, и даже в мимике и жестах. Самый отпетый хулиган может казаться надежным другом, когда поет. А скромная отличница развязной стервой, включи ей музыку и позволь двигаться в ее стихийный ритм.
- Посмотрим, - снова мягкая улыбка, которая находит адресата в лице сидящей напротив шатенки. Яркий свет заливает комнату, ласково касаясь ее молочно-белой кожи, и в этой ослепляющей игре солнечных бликов я замечаю, что у Эллердайс выпала ресница, мило устроившись на щеке около носа. – У тебя ресничка выпала, можешь загадать желание, - уже протягиваю руку, чтобы поддаться минутному порыву и стряхнуть виновницу примет с ее лица, как наш разговор бесцеремонно прерывают…

***

Лейси – девушка высокого, для многих завидного роста под метр восемьдесят. Каблуки – неотъемлемый атрибут гардероба модницы – и вовсе наделяют ее высотой останкинской башни. Мне с моими почти метр семьдесят и то неуютно рядом со старостой курса. У нее темные вьющиеся волосы, пухлые губы сомнительной натуральности и точно такая же грудь. В смысле, пухлая и силиконовая. По каким-то совершенно неясным законам природы Лейси Стоун еще и умная. Чудеса случаются, и одно из них случилось лет двадцать назад, а сейчас красовалось перед нами с Кирой. Бред Хоппер – ее тупоголовый парень, зато он получает спортивную стипендию и являются лучшим игроком в нашей университетской команде по бейсболу.
- Неа, но если схожу, то получу автомат по физической культуре в этом семестре. А тебя вообще спорт должен интересовать, так что идем с нами? – и мне немного стыдно за то, что я повелась на детсадовские уловки Лейс и назвала ее «деточкой», но Кира так мило и раздражено фыркнула, что я бы с удовольствием повторила это еще раз, чтобы вновь увидеть этот разгневанный, но безумно притягательный карамельный взгляд.
- Система двойных имен, Кира, в Америке - обычное дело, - аккуратно щелкаю ее по носу указательным пальцем, и, обогнав, ровняюсь со Стоун, которая отведет нас на с стадион.
– Мое полное имя «Ваше Превосходство Ханна Руни Ларкин-Норман», но для тебя просто Руни, как я и говорила, - произношу так же в полтона, отделившись от старосты и наклонившись к Эллердайс.

***

Миновав расстояние от кампуса и до стадиона, мы немного затерялись в толпе, пришлось взять шатенку за руку, чтобы не потеряться среди снующих туда-сюда болельщиков. – Займем места поближе? И не смотри на меня так, словно подозреваешь в чем-то плохом. Могу принести нам колу и хот-доги.

+2

10

Обычно когда люди говорят «так вышло», это означает, что они не хотят рассказывать истинных причин, побудивших их совершить тот или иной поступок. Стало быть, и Руни попросту не хочет рассказывать о том, почему покинула Большое Яблоко. И в этом я вполне могу ее понять, исходя из личного опыта. Поэтому просто молча киваю головой, не пытаясь расспросить какие-нибудь подробности. Впрочем, не думаю, что мне было бы прямо так интересно их слушать, а делать что-либо лишь из вежливости не в моих правилах. Поэтому я снова возвращаюсь к своим вещам, беря в руки ту самую футболку, которую еще совсем недавно Руни так бесцеремонно вытащила из моей сумки. Несмотря на то, что она положила ее обратно весьма аккуратно, я все равно заново складываю ее по-своему. Можете называть это пунктиком, но я всегда складываю вещи определенным образом и храню согласно придуманной мною системы. Это относится не только к одежде, но и к прочим предметам. Подруга всегда несколько скептически относилась к этой моей «странности», как она любила выражаться, но мне было все равно, что она думала по этому поводу, поэтому я попросту не обращала внимания и она быстро перестала как-то комментировать мои действия.
- Я отнюдь не камикадзе и, конечно же, стараюсь соблюдать осторожность, но от падений никто не застрахован. - Пожимаю плечами. К подобной реакции со стороны окружающих я привыкла, потому удивления она уже давно не вызывает. - Получить травму можно даже сидя дома. - Добавляю, чуть поразмыслив, и заглядываю в голубые глаза-океаны Руни. Похоже, она была из тех людей, которые никогда не решатся на прыжок с парашютом или рафтинг, предпочитая более спокойные развлечения.
Когда девушка начинает говорить о роликах, я невольно улыбаюсь, мысленно представляя себе маленькую светловолосую девочку (почему-то с двумя хвостиками), которая едет по узенькой улочке, улыбается и машет рукой довольному папе. А на совсем еще детских коленках у нее красуются какие-нибудь забавные наколенники. Возможно, тогда Руни выглядела совсем иначе и эта картинка совершенно отличается от того, что происходило на самом деле, но я представила все именно так. Эдакий редкий момент проявления сентиментальности.
Когда Руни не строила из себя колючего ежика, с ней было довольно приятно общаться. Но как только в ее глазах появлялись искры язвительности и некой надменности, мне сразу же хотелось уйти подальше, предварительно высказав ей все, что думаю о ней. Уйти и больше не возвращаться.
Вдруг блондинка начинает тянуть руку к моему лицу, отчего я даже вздрагиваю, не ожидая подобного вторжения. Виной такому порыву оказывается выпавшая ресничка, которую Руни умудрилась высмотреть на моей щеке. Надо же! Не знаю, как бы я отреагировала на это ее действие, если бы не прервавшая нас незнакомка.

- То, что я учусь на факультете физической культуры, еще не значит, что я поклонница всех видов спорта. - Усмехаюсь еще одному стереотипу. Конечно, мне куда больше хотелось остаться в комнате и доразложить свои вещи, ибо я до чертиков не любила оставлять дело сделанным лишь наполовину. К тому же, не думаю, что буду чувствовать себя комфортно в такой сомнительной компании. - Не знала, что простым сидением среди болельщиков можно заработать автомат по предмету. - В голосе явно проглядывают нотки недовольства. Не сказать, что я была такой уж ярой поклонницей бейсбола, но он мне нравился. Хотя куда больше интереса я проявляла к волейболу, частенько становясь и самой одним из игроков.
Пусть я и согласилась с неохотой, но это в основном имело отношение именно к Лейси, которая будет сидеть где-то поблизости. И если она еще раз назовет меня деткой, то мало ей точно не покажется.
Руни аккуратно щелкает меня по носу и догоняет свою подругу, мне же ничего не остается, как тупо плестись за ними, попутно кладя сотовый в карман джинсов. Мне до сих пор сложно привыкнуть к этой двойной системе имен. И почему я сразу не догадалась, что все дело в этом?
- Да что вы говорите, Ваше Превосходство, - хмыкнув, успеваю шепнуть Руни весьма театрально, пока ею вновь не завладевает Лейси.

К нашему приходу на стадионе было уже довольно-таки многолюдно. В толпе мне удается рассмотреть несколько знакомых лиц, спешащих занять места с лучшим углом обзора поля. Руни даже берет мою холодную руку в свою, дабы не потеряться среди пришедших поболеть. Хотя я была бы очень даже не против, если бы толпа разделила нас с Лейси.
- Я думаю, нам лучше пойти туда, - указываю рукой в правую сторону. - Честно? Ни в чем плохом я, конечно, тебя не подозреваю, просто очень надеюсь, что ты сейчас не возьмешь помпоны и не выбежишь на поле вместе со своей подругой, чтобы поддержать команду. - Высказываю беспокоящую меня мысль. Конечно, Руни не сильно-то  походила на девушек, состоящих в группе поддержки, но чем черт не шутит. - Спасибо, но я не любитель фаст-фуда и газировки. - Отвечаю Руни, усаживаясь на твердое сидение. - Хотя от воды или сока не отказалась бы. - Язык так и чешется добавить в конце «О, Ваше Превосходство Ханна Руни Ларкин-Норман», но я не решаюсь делать этого при таком большом скоплении народа. - Я надеюсь, ты хотя бы знаешь суть этой игры? - Спрашиваю, приподнимая правую бровь. - Или автомат настолько для тебя важен, что ты готова смотреть игру и при этом не понимать происходящего?

+1

11

С каждой минутой, проведенной рядом с Эллердайс, я чувствовала, что раздражение постепенно покидает меня. У Киры был приятный невысокий голос и от нее вкусно пахло, она не произносила тысячу пятьсот слов в минуту и не стремилась показаться лучше и умнее меня. Не производила впечатления законченной отличницы, которая всю ночь до рези в глазах сидит над учебниками, но и на отпетую оторву, равнодушную ко всему происходящему тоже не походила. Сколько бы я не старалась найти в ней маломальски приличный изъян - его не обнаруживалось.
- Как видишь, можно, - невзирая на то, что в школьные годы я примерно посещала уроки физической подготовки, сейчас на них времени почти не оставалось, ровно, как и на многие другие предметы. Я часто пропускала занятия из-за частых визитов в Нью-Йорк и работы, без которой сейчас мне было бы не обойтись. Играя на фортепиано в ресторане, я зарабатывала деньги на брендовые вещи, хорошую косметику, развлечения, - все то, без чего я не смыслила своего привычного существования. Процесс получения образования с первых дней, проведенных в заточении в стенах университета, отошел на второй, а то и третий план. – За кого болеть будешь? – логично предположить, что за нашу команду, которая сегодня играет с парнями из Сан-Франциско, которые заехали в студенческий городок вчера вечером, и сегодня все местные девчонки прям таки изнемогали от желания обсудить иногородних спортсменов. Я к этому вопрос осталась равнодушной, а вот Лейси всю дорогу пыталась мне рассказать о том, какие они лапочки. Даже лучше, чем ее бойфренд Бред, накачанный анаболиками. К нашему счастью, суженный Стоун нашел ее на стадионе и тут же окрикнул, избавляя от навязчивого и шумного общества старосты группы.
- А во что ты умеешь играть? – честно говоря, я до сих пор так и не поняла, каким спортом занимается Кира, но, вроде бы, видела в комнате коньки, а значит, что фигурным катанием. По части рассекания на льду я так же слаба, как американка в нотной грамоте, так что… Из всех видов спорта лояльно отношусь только к волейболу и иногда баскетболу, но мне и в голову не пришла бы мысль о том, чтобы посвятить играм на поле всю свою жизнь.
Ее руки такие холодные, и сжимая тонкие пальцы Киры своими, я не могу перестать думать об этом. Крайне редко я вообще к кому-либо прикасаюсь, но она в этой толпе кажется такой миниатюрной и хрупкой, что стоит мне отвернуть голову, как непременно выпущу девушку из поля зрения. Руни, расслабься, нет ничего постыдного в том, чтобы взять человека за руку, миллионы людей во всем мире ежедневно делают это. Не будь ханжой.
Молчу, путаясь в собственных размышлениях и отдаваясь власти беспричинного волнения. – А, что? – запутавшись в абстрактных думах, я отвлеклась от нашего разговора, и теперь мне казалось, что ее слова прозвучали слишком громко и неуместно. На самом же деле неуместными были мои самокопания, которые погружали в вакуум и отделяли от реального мира.
- Ты о чем? Думаешь, я болельщица? Нет, я такой ерундой не стала бы заниматься, даже если бы за нее платили, - впрочем, смотря бы сколько платили… Но мне было совершенно не по душе напяливать на себя нелепые разноцветные костюмы, брать в руки такие же нелепые мохнатые помпоны и прыгать по полю с другими пустоголовыми дурочками, скандирую речевки. – Чем тебе так не угодили черлидерши? – мы достигаем скамеек, и я, легонько подтолкнув Киру в проход между скамьями, следую за ней, выпуская мягкую ладонь шатенки.
- Что же ты любишь, Царевна Несмеяна? – кому бы упрекать в излишней молчаливости и интровертном отношении к людям… Но знаете, мне нравилась наша игра, завязавшаяся с первых минут знакомства. Нравилось беззлобно ее поддевать и ловить гневливые искры в янтарном взгляде. Хотелось понять, что это за девочка сидит сейчас рядом со мной… И такая ли она колючая, какой хочет казаться, или это всего лишь маска, защитная реакция, сгенерированная для того, чтобы защитить себя…
- Ну… Не особо, - пожимаю плечами. Зачем мне понимать суть бейсбола? Наверное, надо кричать, когда наши забивают гол, или что они там делают? В общем, когда орет наша половина стадиона, орем и радуемся мы. В спортивных матчах для меня главное – атмосфера, а правила меня не волнуют от слова совсем. – Автомат для меня очень важен, – что правда, то правда, этот автомат освободит меня от занятий физкультурой до конца учебного года, а это целый семестр, и если ради этого надо посидеть тут два часа, попивая колу, я посижу. - Принесу тебе сока, идет? Никуда не уходи только.
Подумать только, она не любительница фаст-фуда и газированной воды. Вся Америка это ест, а наша царевна -  нет. И мне это нравится.
Оставляю девушку на дощатой скамейке, спускаясь вниз, туда, где в разномастной толпе терялся лоток с напитками и едой. Сама я не отношу себя к любителям или явным противникам нездоровой пищи, и вообще, хочется верить, что моя голова обычно забита более глобальными вещами… чем какой-то там фаст-фуд и его губительное действие на организм.
Когда я вернулась, то обнаружила Киру в компании двоих орангутангоподобных недомачо, присевших по обе стороны от девушки и нахально сжимавших ее за плечи.
- Посторонитесь, - нарочно запинаюсь об одного из них, проливая немного напитка из своего стакана парню на штаны, второй бумажный стакан протягиваю Эллердайс, втискиваясь между ней и одним из нахалов.
- Ларкин, что ты сюда лезешь? Иди куда шла, - от подобной наглости я аж поперхнулась, хмуря брови.
– Кхм, как бы я с ней пришла, так что отвалите от нас, ок, да? – в юношах я узнала двух студентов третьего курса кинопроизводства, несколько раз я пересекалась с ними на практических занятиях, когда более старших и якобы опытных учеников засылали к юнитам типа нас, первокурсников.
- Познакомишь с подругой, а то она у тебя какая-то неразговорчивая, - и тот, что сидит с мой стороны принимается ржать, ставя тем самым меня в еще более неловкое положение. 

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-05-09 21:01:37)

+1

12

- За наших. - Кратко отвечаю я, а сама мысленно пытаюсь представить Руни, созерцающую игру и активно болеющую за какую-нибудь команду. Как-то не вяжется ее образ колючей девочки с образом девочки, что-то восторженно кричащей игрокам с азартными огоньками в уголках голубых глаз. Мои губы на какое-то мгновение даже расплываются в улыбке от только что представленной в голове картины, пока Руни этого не видит. К счастью, надоедливая Лейси довольно быстро упорхнула к своему бойфренду, что заставило меня вздохнуть с облегчением. Уж очень не хотелось сидеть и всю игру слушать ее зудение. Для меня до сих пор оставалось загадкой, как Лейси и Руни вообще смогли поладить.
- Я не такая уж и рьяная поклонница игр, - честно признаюсь, сдувая со лба мешающуюся прядь шоколадных волос. На самом деле командные виды спорта не совсем для меня, именно потому я и предпочла одиночное катание, а не парное. Так я чувствую себя спокойнее и увереннее, нежели когда нужно быть частью чего-то целого и действовать сообща. - Хотя бейсбол в принципе мне нравится. А еще люблю волейбол. Пожалуй, на этом все. - Весьма скромный список, я знаю, но как уж есть. На уроках физической культуры я обычно предпочитаю заниматься либо бегом, либо делать упражнения на пресс, либо отжимания, и, в общем-то, все в таком ключе. К счастью, командные игры не являются обязательными.
- Я бы не сказала, что прямо-таки не угодили, - пожимаю плечами, чуть морща лоб. - Просто большинство из них настолько кичатся званием черлидерши, будто этим самым совершают какой-то подвиг. - Девушка, с которой мне прежде приходилось делить комнату, уж очень рвалась попасть в группу поддержки, а в какой-то момент даже пыталась и меня заразить этой глупой идеей. К сожалению, ее непопулярность сыграла свою роль, и Кэролайн так и не удалось пополнить поредевший состав черлидерш. - Ты меня успокоила, не хотелось бы по утрам просыпаться от звуков речевок. - Шутливо задеваю Руни своим плечом. Наверно все-таки эта девушка не такая уж и плохая, какой мне показалась на первый взгляд. И даже эти ее время от времени проскальзывающие едкие фразочки уже не вызывают во мне такую бурю негативных эмоций. И пусть мы не станем закадычными подружками, мне это не нужно, но относительно мирно жить под одной крышей у нас должно получиться. Если она не будет подвергаться влиянию своего настроения слишком сильно, я не буду сама первая разводить спор на пустом месте.
- Если бы я постоянно уплетала фаст-фуд за обе щеки, да еще и заправляла бы все газировкой, то ни в один свой наряд для выступлений не влезла бы, - говорю это с усмешкой и параллельно проверяю телефон на наличие новых сообщений из родительского дома. - А если честно, то я просто не любитель этого. - Быстро набрав ответ, убираю сотовый обратно в карман. У нас в Варшаве не настолько была распространена подобного рода еда. Это здесь на каждом шагу можно купить гамбургер, чизбургер и бог весть что еще. Первое время я не переставала удивляться, насколько же тут много ларьков и кафешек с этим. - Идет. - Согласно киваю головой вслед уходящей Руни. Царевна Несмеяна, надо же. Так меня еще никто не называл.
Я всегда чувствовала себя немного не в своей тарелке, находясь в месте, подобном этому. Большое скопление народа всегда заставляло меня нервничать. Только на выступлениях мне удавалось чувствовать себя вполне комфортно, несмотря на заполненные трибуны. В такие моменты я полностью растворялась в своем номере и музыке, и просто переставала замечать все, что творилось вокруг. Здесь же было слишком шумно, слишком душно, слишком не для меня.
Не успевает пройти и пяти минут с ухода Руни, как с обеих сторон от меня подсаживаются два парня, с весьма неприятными ухмылочками на лицах.
- Как дела, детка? - Спрашивает тот, что покрупнее, ослепительно улыбаясь во все тридцать два зуба, а меня вновь всю передергивает от подобного обращения. Нет, правда, что за люди. Неужели девушки ведутся на подобные заигрывания?
- Отстань, - скидываю я руку второго со своего плеча. - Вам тут нечего ловить. - Проговариваю сквозь зубы. В такие моменты я вообще по большей части предпочитала отмалчиваться. Обычно это срабатывало куда эффективнее, нежели попытки отвадить от себя подобных бугаев.
- Прикидываешься недотрогой, да? - Второй опять предпринимает попытку приобнять меня за плечи. Интересно, неужели подобное нахальство сейчас в моде? Если так, то я определенно живу не в то время. К счастью, ответить что-либо на подобное высказывание я уже не успеваю, ибо к нашим местам протискивается Руни с напитками в руках. К слову, часть жидкости из одного стакана уже оказывается на штанах одного из парней. С трудом подавив смешок, беру второй из рук блондинки и делаю глоток холодного сока.
- Неужели до тебя так долго доходит? Ее неразговорчивая подруга не собирается знакомиться ни с тобой, ни с твоим приятелем, - все же не выдерживаю. - Так что adiós amigos. - Отвечаю весьма холодно, недовольно сверкая глазами.
- Хм, послушай... а как ты смотришь на то, чтобы сбежать отсюда? - шепчу, поворачиваясь к Руни. - Думаю, преподаватель тебя уже видел, результаты игры узнать мы можем и немного позже, а если захочешь, то вернемся сюда под конец. - Медленно поднимаюсь с жесткого сидения и протягиваю руку своей новой знакомой. - Что думаешь? - Легко улыбаюсь, не сводя своих карих глаз с ее голубых.

+1

13

мы совпали с тобой, совпали
в день, запомнившийся навсегда.
как слова совпадают с губами.
с пересохшим горлом — вода.


На триста шестьдесят пять дней в году приходится несколько таких, которые с первыми искрами жемчужного рассвета в пору назвать странными. Непривычным кажется все: сначала ты просыпаешься в чужой постели и понимаешь, что твою голову хаотично заполняют мысли, ранее тебе не принадлежавшие. Затем ты думаешь о том, чтобы бы приготовила на завтрак сегодня, но готовить не умеешь, и еще размышляешь, во сколько сядешь за задание по зарубежной литературе, хотя никогда не слыла прилежной ученицей.
Пятнадцатое январе в моем настольном календаре чуть позже будет обведено маркером, черным или красным, еще не решила, как день, в который я познакомилась с ней. И еще как день, в который с первой минуты пробуждения все пошло не по плану. Кира незвано ворвалась в мой размеренный ритм жизни со своей скупой любовью молчать больше, чем говорить, со своим меланхоличным и раздражающим отношением к людям, со страстью к большому спорту, со своими до зуда в кистях рук красивыми янтарно-карими глазами. Она не сделала сегодня, в мой самый первый странный день в новом году, ничего особенного, умудряясь сконцентрироваться все мое внимание только на ней одной.  Может, это в итоге меня и привлекло? Ее независимость и сдержанность, умение не поддаваться провокациям, жить своим умом, становясь кукловодом, а не марионеткой? Или ее обманчивая беззащитность? Когда ты находишься рядом с таким человеком, то в тебе инстинктивно просыпается потребность защищать, но Эллердайс в защите вряд ли нуждается.
Я лавировала между болельщиками, возвращаясь с напитками на наши места и думала об этом. Знаете, мое внимание очень тяжело привлечь: я не принадлежу к тому типу девушек, которые сходят с ума от беспричинного глупого флирта, меня не удивить дорогими подарками, красивого не некрасивого я тоже повидала немало, чтобы зацикливаться только на безупречном внешнем виде. Порой мне казалось, что ничего, совершенно ничего кроме, пожалуй, таланта, не может заставить меня обратить внимание на другого человека. И, возможно, у Киры талант был. Каждый тянется к тому, кто сильнее, умнее и во всем его превосходит. В ней я видела не только объект для многогранной зависти, я в ней видела сильную личность, личность, запертую в теле хрупкой миниатюрной темноволосой девушки, но все же личность, твердую, как кремень.
И еще меня подкупало то, что она не заискивала, не пыталась прочитать меня с первого взгляда, чтобы стать близкой подругой, не стала навязывать свои правила жизни. Я люблю колу, она любит сок, и каждый из нас прав по-своему. Мы разные, как земля и небо, как лед и пламень, как ром и молоко, - банальные сравнения, зато такие простые и понятные.
И сегодня, пятнадцатого января, в самый странный день наступившего года, протискиваясь между бунтующими зрителями, я понятия не имела о том, как мы с Кирой собираемся уживаться в комнате, где расстояние между нами будет меньше двенадцати метров. Я буду видеть, как она спит по ночам, как мило вздрагивают во сне ее густые темные ресницы, и как она растрепанная и недовольная отмахивается от солнечного зайчика, пробуждаясь. Как уставшая и измотанная приходит с вечерних тренировок… как раздраженно морщит идеальный вздернутый носик от каждого брошенного в ее сторону диминутива, и еще много-много моментов, которые априори сближают людей, если они живут вместе.
И так же странно мое сердце начинается биться чаще, когда я замечаю ее с двумя знакомыми парнями. Одновременно во мне на все лады восклицают голоса, призывающие сиюминутно уйти, затем остаться, защитить ее и элементарно спросить «какого хрена?».
А еще я ненавижу, когда ко мне обращаются по фамилии. Знаю, в США это вроде как модно, и я всю жизнь провела в этом государстве, омываемом тремя океанами, но меня подобная фамильярность бесила с раннего детства.
- Джейсон, тебя что бросила твоя подружка, та, что с буферами пятого размера? Ой, а не она ли вот там клеится к пятикурснику? – указываю пальцем в сторону небольшой группы болельщиков, продолжая втискиваться между псевдо-джентльменом и новообретенной соседкой. – А у Киры есть парень, вот тот самый, который сейчас мяч подает, - перевожу взгляд на высокого и широкоплечего юношу на поле. – Освободится, и шею тебе свернет, кретин, - я бы сказала ему куда более гадкие и унизительные эпитеты, но постеснялась делать это при новой знакомой, подавая ей руку в знак согласия. Преподаватель спортивных дисциплин уже видел нас, как только мы пришли в сопровождении Лейси, так что можно немного погулять, и, если все пройдёт удачно, больше не возвращаться на поле сегодня.
- Ненавижу, - мотаю головой, позволяя девушке вывести меня с трибун, - ненавижу, когда в мое личное пространство влезают такие имбецилы. Ты как?
Отпускаю ее ладонь, оказываясь на свободе, и продолжаю идти рядом. Мы обе молчим. Все очень странно, тревожное ожидание сюрприза трепетало в груди уже тогда, когда утром пятнадцатого января я открыла глаза, и нежась в кровати думала о том, что буду готовиться к завтрашнему семинару…

мы совпали, еще не зная
ничего о зле и добре.
и навечно совпало с нами
это время в календаре.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - от судьбы бежать - дорога скверная;