В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тонкости чайного бизнеса, или Трудности перевода перед камерой


Тонкости чайного бизнеса, или Трудности перевода перед камерой

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

УЧАСТНИКИ:
Мая Кэррол и Янне Ланг;
МЕСТО:
арендованный на время съёмок особняк;
ВРЕМЯ:
середина января 2014 года;
ВРЕМЯ СУТОК:
первая половина загруженного и размеренного рабочего дня;
ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ:
окутавшая город прохлада хорошо помогает остудить пыл, а солнце подогревает интерес к происходящему;
О ФЛЭШТАЙМЕ:
Мае, лишь недавно начавшей покорять Сакраменто, предложили весьма выгодную для начала здешней карьеры работу: сняться в рекламе чая определённой компании. Что может быть сложного в том, чтобы мило поулыбаться на камеру, построить камере, да и сотне телевизионных зевак глазки, попить чая и провести с удовольствием время? Да, чай, но начинать же с чего-то нужно. Нужно и необходимо. А ещё необходимо познакомиться с втянутым насильно в рекламные интриги партнёром, который толком-то улыбнуться не может. Кажется, даже не особо понимает, где вообще оказался. Ничего сложно, абсолютно. Всего лишь незначительное неудобство, способное вырасти до масштабов вселенной катастрофы. Потому что реклама чая — это вам не шутки.

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2015-05-01 15:59:46)

+1

2

Когда-нибудь я вспомню о барахлящем навигаторе до того, как мне срочно понадобится ехать в совершенно незнакомое место на очередную деловую встречу. Ну а пока с моих губ часто срывается “черт”, время стремительно убегает на сверкающих Roleх, а отвлеченная собственными мыслями от дороги я едва не сбиваю женщину на переходе, успевая вовремя навалиться на педаль тормоза и мысленно поблагодарить Всевышнего, что о моем нахождении в Сакраменто пока еще не прознали пронырливые папарацци вечно следующие за мной по пятам. Даже страшно подумать какие заголовки могли украшать завтрашние газеты, и сколь популярной могла стать эта бедная женщина, быстро удаляющаяся с моего пути. Автомобиль плавно паркуется перед входом в здание, я поправляю слегка растрепавшуюся от теплого калифорнийского ветра прическу, убирая выбившиеся пряди за ухо, и подкрашиваю губы яркой помадой, пристально всматриваясь в зеркало заднего вида. Люди, работающие лицом, просто обязаны выглядеть безупречно, а я в этом, несомненно, профи. Туфли на высоких тонких шпильках громко постукивают по мраморной плитке, девушка на ресепшен вежливо указывает на лифт и называет номер этажа съемочной студии, где сегодня мне предстоит сняться в небольшом рекламном ролике. Еще полгода назад я пренебрежительно поджимала губы и угрожала уволить своего агента Вуди, за столь оскорбительные предложения съемок для раскрутки никому неизвестных торговых марок. В Нью-Йорке предложения буквально сыпались на меня с неба, запредельно повышая собственную самооценку, в Сакраменто же я новый человек, а экранизация нового мирового бестселлера, хоть и является ожидаемым событием, но интерес к нему все же нужно время от времени подогревать. К тому же, я люблю заниматься "благотворительностью" и лишний раз видеть собственное фото на рекламных бигбордах, тогда почему бы и нет?
Лифт издает характерный дзынь, оповещая о прибытии на нужный этаж, дверь медленно распахивается и я оказываюсь в просторном светлом фойе. Вокруг атмосфера предсъёмочной суеты – парень в бейсболке (видимо оператор) практически в бегстве скрывается за поворотом, держа наперевес видеокамеру, девушка с небольшим чемоданчиком, украшенным фирменной эмблемой MAC (это что, мой гример?), явно пытается не отставать и даже не оглядывается, поспешно скрываясь все за тем же роковым поворотом, я направляюсь в том же направлении нормальным размеренным шагом, предпочитая немного задержаться, чем явиться на площадку раньше времени. В соседнем зале во всю кипит работа: настраивают свет, проверяют камеры, какая-то девушка носится с электрическим чайником, подготавливая рекламную продукцию… На несколько мгновений я замираю при входе в помещение и довольно улыбаюсь, чувствуя себя определенно как рыба в воде, а после делаю уверенные шаги внутрь, осматриваясь по сторонам в попытках отыскать Оливию Ланг, устроившую это мероприятие. Оглядываюсь, немного прищуривая глаза и покусывая губы, пытаясь определить нужного мне человека по нескольким простым признакам – брендовой одежде и относительному спокойствию, но вовсе не замечаю пред своим носом возникшего буквально из ниоткуда парня.
- Черт! – в очередной раз ругаюсь, когда буквально налетаю на незнакомца и хватаюсь за его плечо, чтобы сохранить равновесие. – Смотри куда идешь! – продолжаю свою возмущенную речь, совершенно не задумываясь о том, что вероятнее всего сама виновата в столкновении, и поправляю подскочившую юбку. – Так уж и быть, вместо извинений приму информацию о том, где я могу найти миссис Ланг? – вопросительно поднимаю вверх одну бровь, дожидаясь развернутого ответа, желательно с предложением провести меня к нужному человеку.

+2

3

Его поставили перед фактом. Лишили права голоса и поставили перед фактом, демонстрируя исписанные листы перед самым носом. Выставили немой рыбой и, бережно, нежно поцеловав в лоб, вручили свою непосильную ношу, позволяя разбираться с навалившимися проблемами самостоятельно. Например, с текстом, который ему настоятельно рекомендовали разобрать и выучить за оставшиеся полтора дня, в итоге пролетевшие куда быстрее, чем Янне запланировал. Другие же бумаги, преспокойно лежавшие на столе и требовавшие проверки, в мгновение ока остались без внимания, сиротливо приподнимаясь под напором работающего вентилятора. Жалобно прося аудиенции и не получая оной.

Но это было позавчера вечером, когда ему было душно и жарко. Когда ему казалось, что после столь ошеломляющих и загоняющих в могилу новостей он сляжет с горячкой и преспокойно умрёт на рабочем месте, накрытый белоснежным саваном из листов. Зарытый в листы, ослабивший галстук, растерянный и поджавший губы. Сегодня же, находясь в пропитанном ядом муравейнике, Янне чувствовал себя зябко. Он плохо ориентировался в ситуации и едва ли планировал начать в ней разбираться; просто плыл по муравьиному течению, не разбирая лиц и голосов. Зажимая между пальцами строчки и отрешенно отмечая, что зализанные с утра назад волосы начали выбиваться из пучка. Люди, минующие застывшую и погружённую в себя преграду, оберегаемую самой Оливией Ланг, старались ничего не замечать и вливаться в рутинную работу. В конце концов, трудились они на благо своей щедрой королевы, а младший же Ланг никогда не являлся командным игроком. Заторможенным. Вздыхающим и всем своим видом показывающим, что если ему здесь и место, то только в тёмном углу с пледом, укрывавшим его с головой.

Впрочем, вскоре и ему нашлась работа, буквально налетевшая, чуть ли не сбившая с ватных ног и ещё что-то настойчиво потребовавшая. Янне же не требовал извинений, плавно переведя немигающий взгляд на схватившую его руку. Янне не собирался давать извинений, косо посмотрев на лицо незнакомого и подвижного препятствия, начавшего что-то спрашивать. Янне сглотнул, возвращаясь к безобидной руке, секундой назад впившейся в плечо. Подобными когтями кошки играют с рыбой, и Ланг вновь почувствовал себя таковой: мысленно открывающей рот в попытке задышать и хоть как-то среагировать. Ведь от него опять требовали решительных действий, вынуждая шаг за шагом выходить из давно утраченной зоны комфорта.

Оливия? — задумчиво повторил он, чуть наклонив голову в бок и вперёд, к линии обтянутой тканью груди, которая, впрочем, его мало волновала. Просто рот не раскрывала и не смотрела требовательно, заставляя зябнуть ещё больше. Передёрнуть плечами, с тихим шорохом сжимая листы, взметнувшиеся за ладонью. — Там.

Ланг указал в неопределённом направлении за своей спиной, нехотя разворачиваясь полубоком. Где носилась Оливия, желавшая контролировать любой процесс, даже мыслительный, он действительно не знал и не жаждал узнать, надеясь, что там, среди всевозможного персонала, она и затеряется. Сломает себе шею и не сможет властным голосом, не терпящим даже самых вялых препирательств, сказать «мотор». Оливия наверняка захочет покомандовать и на сцене, привнося в рекламу своё собственное видение.

Янне вздохнул, чувствуя, что кончики пальцев начинало покалывать от холода, и свернул бумагу, больше не видя сил и возможностей повторять заученные слова, апогеем чего должна была стать улыбка. Янне сделал несколько шагов в сторону, освобождая путь, лишённый, правда, ковровой дорожки, и присел на стоящий рядом стул, закрывая лицо ладонями. Режиссёр, с которым ему довелось уже пообщаться, успел попытаться продемонстрировать нужную тому улыбку. Самую искреннюю. Самую тёплую. Самую доброжелательную. Улыбку человека, которым Янне не смог бы стать. Он зажмурился, краем уха улавливая знакомые интонации и доброжелательность, с которой рыжая львица набрасывалась на свою добычу:

Мая! — Информация, которая оставила Янне равнодушным. В мае жарко и душно. — Как я рада вас видеть, — её голос, полный сладкого яда, пульсировал в голове, вызывая настойчивую боль, схожую с паникой. Ланг не хотел выходить на импровизированную сцену, желая забиться в угол и оттуда наблюдать за абсурдом происходящего. — Пойдёмте. Вам нужно переодеться и сделать макияж. А ещё я хотела бы познакомить с некоторыми своими хорошими знакомыми. Но это уже если успеем. Время деньги, как вы понимаете.

+1

4

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тонкости чайного бизнеса, или Трудности перевода перед камерой