Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sleep with fishes


Sleep with fishes

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Frank Altieri, Michael Rinaldi, Martin Manzoni
Место: лодочная станция возле озера Тахо, затем само озеро
Время: 12 мая 2015
О флештайме:
Строительство скоростной железной дороги, самый крутой инфраструктурный проект в истории штата.... Чем дальше, тем круче. Джейкоб Браун, лидер не дающих строить станции около Сан-Диего демонстрантов, мешает и политикам, и мафии. Каждая минута его существования отнимает у деловых людей деньги - следовательно, он должен исчезнуть...

На озере Тахо сегодня отличная погода - а Фрэнк Альтиери, Майк Ринальди  и Марти Манцони никогда не возражали против активного отдыха на природе.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-04 20:31:14)

+3

2

Озеро Тахо – одно из живописнейших мест Калифорнии, куда влюбленные парочки, шумные компании студентов и семьи с детишками так любили ездить на выходные, дабы вырваться от городской суеты, подышать свежим воздухом, полюбоваться красивыми видами, зажарить мясца на костре, порыбачить… Перечислять прелести загородного отдыха можно было долго, Фрэнк и сам не раз здесь бывал: и ребенком, и взрослым мужчиной, приезжал сюда вместе с женой, детьми и друзьями.
Сегодня, однако, Альтиери в компании Майкла Ринальди и Мартина Манцони, своих друзей и как у них принято говорить, деловых партнеров, ехал сюда не затем, чтобы отдыхать, а затем чтобы делом заниматься. Была у них одна проблемка, которую они намеревались разрешить именно здесь, и звали ее Джейкоб Браун – та еще заноза в заднице, неугомонный общественник, пытавшийся сделать себе имя и политическую карьеру на бойкотировании строительства высокоскоростной железной дороги. Видите ли, штату многомиллионные расходы ни к чему, и эти деньги из бюджета следует перенаправить на решение других более насущных вопросов. Домохозяек смотрящих телевизор и всяких там студентов, он в этом, может, и смог убедить, но вот тех, кто уже запланировал заработать миллион и не один на строительных контрактах, вся эта риторика как-то не воодушевляла. И избавиться от господина Брауна хотели уже многие, не только гангстеры, на что им с Майком намекнул их знакомый чиновник из администрации по фамилии Уэбстер.
Что дипломатическим путем вопрос не решить, Фрэнк понял после того, как в интервью на одном из каналов Браун пожаловался, на то, что ему угрожают, оказывают на него давление, гангстеров, понимаешь, натравливают, ну, и прочей херни наговорил, строя из себя борца за добро и справедливость. А ведь помимо прочего и их с Майком нахер послал, когда они культурно (почти) пытались донести до сведения этого метившего в губернаторы недополитика, что такой проект это не только бюджетные растраты, но также и инвестиции, рабочие места, интересы серьезных людей и прочее. Не понял. Что ж, ему же хуже.
- Я бы не рискнул здесь рыбачить. – Затягиваясь сигаретой, произнес андербосс. Час был совсем ранним, солнце не так давно поднялось над горизонтом, в общем, самое время для утреннего клева. Им сообщили, что Браун будет сегодня здесь, и как они с Майком пораскинули, Тахо - не самое плохое место, чтобы избавиться от него; здесь было тихо, малолюдно и несчастные случаи на воде не редкость. Вглядываясь в водную гладь, Фрэнк высматривал силуэты лодок, полагая, что Браун мог уже быть там, на озере. – Про золотых рыбок ведь слышали? – и это были вовсе не те золотые рыбки, которые исполняли желания. – Сосед мой в прошлом году вот такую выловил, - показал руками метровую рыбину. – Говорят, аквариумных рыбок кто-то выпустил, и они отожрались до таких размеров, и, кстати, не только на Тахо подобные случаи, по телеку показывали в соседних штатах такая же херня - рыбы-мутанты. Я уже не уверен, что сюда можно детей возить, да и сам хрена рискну искупаться. Как думаете, Гвидо с Ливией жабрами не обзавелись, пока отдыхали здесь? – смеясь, обратился к Марти и Майку, напоминая им рассказ Андреоли о том, как она в компании босса ездила не так давно на Тахо. 
- Кстати, у меня же в багажнике бинокль где-то был, - вспомнив, Фрэнк пошел за ним и через пару минут вернулся с добротным морским биноклем, с помощью которого планировал высматривать их цель. – Вон смотри, - толкнув локтем Ринальди, андербосс сунул ему бинокль в руки и дымящей сигаретой ткнул в направлении небольшой моторной лодки, в которой находились две фигуры. – Может Браун там? Он точно один на рыбалку поехал?
- Здесь на территории стоянка платная – два доллара в час, но можете перегнать машину за шлагбаум, там бесплатно, - послышался сзади голос и, обернувшись, Фрэнк увидел плотно откормленного мужика с седой бородкой, работавшего смотрителем на лодочной станции. – Вы на рыбалку? – Критично осмотрел итальянцев не шибко походивших на рыбаков.

Внешний вид: джинсы, кроссовки, легкая спортивная куртка поверх белой майки поло.

+2

3

Вв: кожаная куртка поверх спортивного костюма, кроссовки

Вопреки некоторым ехидным шуткам лучшего друга, Майки-бой надевал свои любимые итальянские костюмы и длинные пальто из дорогой шерсти далеко не всегда. Сегодня вот он был облачен вполне по-походному, с ног до головы в потертом трикотаже – только золотые часы и перстень смотрелись несколько неорганично.  В руках Ринальди держал большой целлофановый пакет. Прямо рабочий, выбежавший в обеденный перерыв за покупками.
Да он ведь и правда был сегодня на работе, причем такого рода, которая не делается  за офисным столом или из кабинета шикарного клуба. Из задницы надо надо было достать крепко засевшую в ней занозу, занозу по имени Джейкоб Браун. Убийство было крайней мерой, привлекать внимание прессы не хотелось – однако иные способы они уже использовали. Сам капо южной стороны, под видом представителя профсоюзов, беседовал с полоумным общественным деятелем, и  предлагая деньги и поддержку, и вещая о пользе проекта, и угрожая. Ничего не помогло -  лидер протестующих резко отказался договариваться,  а потом осмелился открыть хайло перед тележурналистами,  рассказывая, что его одновременно преследует правительство и мафия. Хорошо, что этот хер неоднократно ранее заявлял чуть ли не о том, что на него давят объединившиеся ФБР и ЦРУ  - и ему верили в основном только такие же радикальные полудурки, а не сколько-нибудь серьезные люди.
Вместе с тем, на фоне грядущего разгрома палаточного лагеря демонстрантов, не хотелось  мочить Брауна в наглую и неприкрыто. Иначе все будет слишком шито белыми нитками. Именно поэтому Ринальди не послал попросту какого-нибудь малого со стволом застрелить паразита, когда он поздним вечером возвращался домой с очередного хиппозного собрания. Ему хотелось сделать так, чтобы все выглядело как несчастный случай или, по крайней мере, не  было столь очевидным. И теперь возможность представилась.
- Некоторые рыбу отпускают, таким все равно, даже если она радиацией насквозь пропитана. – заметил итальянец, зевая и потягиваясь. Вставали они рано и он совершенно не выспался. – Хотя это хрень какая-то, нет? Поймал – так зажарь и съешь, по моему. Этих спортивных выкрутасов он не понимал, добыча есть добыча, ее место на столе.  Посмотрел на слегка колышущиеся под ветерком волны озера. – Ни хера же себе, я бы тогда тоже здесь купаться не стал. А то не знаешь – то ли золотая рыбка такая член откусит, то ли вообще другой отрастет. На лбу. Хмыкнул, когда Альтиери пошутил насчет Ливии и Гвидо.
– На вечеринке жабр не заметил, разве что тоже на каком другом месте прорезались?
Порылся в пакете, выудил оттуда большую пиццу с ветчиной, пепперони и грибами, еще теплую. Купил в кафе по дороге. За ней последовал термос с горячим кофе, захваченный из дома. Взбодриться им явно бы не помешало – а дежурство на берегу могло быть долгим,  кто знает, когда Браун объявится. Перекусить на свежем воздухе - что может быть лучше? – Налетайте давайте. Раздал  товарищам пластиковые стаканчики. Глянул на Мартина Манцони, усмехнулся. – Фактически как Ирак, а, Марти? Все то же – засады, боевые операции. Недаром ведь многие из «их дела» любили себя сравнивать с солдатами. С врагом, правда, бились внутри страны и воевали не за американский флаг, а за своих, за общность объединенных одной целью итальянцев, некогда оказавшихся в роли нелюбимых пасынков в чужом государстве...
- Дай гляну, нет, это не он точно. - отложив бинокль,  откусил кусок пиццы. Кивнул в сторону другого берега, где виднелась чахленькая деревянная пристань. –  Точно один, всегда один ездит. Остановился в кемпинге том,  скоро возьмет лодку и выйдет на воду. Мы отсюда увидим легко. Сами какую посудину арендуем и за ним. Глотнул арабики, поболтал ногой в кроссовке. -  Знаешь, я вот все о морской рыбалке думаю. Акулу поймать куда больше кайфа, чем нудно форель удить…
Тут их разговор прервал объявившийся смотритель – и Майкл поспешил его успокоить. – Два доллара так два доллара, заплатим.  Чего гроши считать сейчас, когда решают миллионное дело? – Нет, не на рыбалку. Одеты они подходяще, но без удочек и снастей – можно было бы, конечно, и захватить для конспирации, но особого смысла не имело. – Хотим просто покататься на моторке чуть позже, у вас же есть подходящие?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-05 01:19:20)

+2

4

Внешний вид: черные джинсы и кроссовки, теплая фланелевая рубашка с закатанными до локтей рукавами поверх футболки.

Вокруг излишне деятельного Джейкоба Брауна в последнее время сгущались тучи: это понимал даже далекий от проворачиваемых в мафии — порой тянущих на шестизначные числа, — дел, Мартин, то и дело натыкаясь на одутловатую рожу американца в вечернем выпуске местных новостей. Запланированное строительство, ставшее излюбленной темой журналистов, привлекало пристальное внимание общественности, и предприимчивый Браун торопился получить от этого максимальное количество выгоды. Пробравшись на телевидение, тот не уставал пространно вещать о необходимости отказаться от строительства скоростной железной дороги, перемежая экономические термины и высокопарные словечки с параноидальными сентенциями о давлении и преследовании. Впрочем, Брауна трудно было воспринимать всерьез: суетливый и скалящий сделанные зубы в "ироничной" ухмылке, тот производил впечатление разве что на замороченных мамочек в декрете и не в меру деятельных волонтеров разнообразных общественных движений, от переизбытка активности готовых бойкотировать все что угодно. 
Став накануне свидетелем особенно яростной перепалки боссов, темой которой стал очередной газетный высер зарвавшегося американца, Марти уже не дал бы за жизнь Брауна и ломаного цента. А потому мужчина мало удивился предложению Фрэнка съездить порыбачить: кажется, им предстоит поймать особенно крупную и костлявую рыбу, которая то и дело норовит застрять в горле. Выполнявший в последнее время поручения, связанные в основном с сопровождением Джульетт Альтиери в ее многочисленных разъездах по городу, Манцони чувствовал странное удовлетворение — наконец, впереди замаячило стоящее дельце.
... Нередко бывавший на озере Тахо в свою недолгую бытность студентом — тогда ему чертовски нравилось вырваться в Сьерру-Неваду на уик-энд с гомонящей компанией одногодок и галлонами холодного пива, — сейчас Мартин до рези в глазах всматривался в покрытую рябью водную гладь, разглядывая редкие лодки вдалеке. Утреннее солнце уже изрядно пригревало и бликами сияло на воде — день обещал быть жарким, но от водоема исходила приятная влажная прохлада.
Это Браун от ужина из местной рыбки так бредит?, — поинтересовался Марти, оборачиваясь к стоящим рядом боссам. Те — без привычного изящного лоска строгих брюк, пиджаков, отглаженных джемперов, ненавязчивых стильных галстуков и начищенных до блеска туфель дорогой кожи, — выглядели непримечательно и действительно напоминали простых ребят, решивших отдохнуть в живописном местечке Калифорнии или выбравшихся на рыбалку. В ближайших окрестностях озера в утренний час было немноголюдно: несколько машин виднелись у кемпинга в отдалении, но отдыхающих, торопящихся принимать солнечные ванны или рыбачить, нигде не было видно. — А вот плавать и правда никто не торопится. Вряд ли Ливия сунулась бы в озеро — это мало напоминает спа-курорт, — посмеявшись над словами босса, проговорил Марти.
В их недавнюю вылазку в квартал темнокожих Андреоли показала себя женщиной предприимчивой, сильной и уж точно не изнеженной, но трудно было ее представить, плещущейся в прохладных водах Тахо, или поджаривающей зефир на костре под заунывные гитарные мотивы. Скорее у бассейна фешенебельного комплекса, призванного удовлетворить самые притязательные причуды дорогих — во всех смыслах, — клиентов. Тем временем Майкл выудил из пакета большую пиццу и термос с ароматным крепким напитком — плотный завтрак сейчас был весьма кстати, учитывая, что ранним утром, когда они выехали из города, в горло кусок не лез. Принимая из рук Ринальди стаканчик с кофе и добрый ломоть пиццы, Манцони усмехнулся в ответ на прозвучавший вопрос капо.
Тут даже поинтереснее будет, да и суннитов с шиитами днем с огнем не сыщешь, что не может не радовать, — ответил мужчина, делая большой глоток обжигающего напитка. Вековые идеи Семьи, казавшиеся поначалу Мартину надуманными и ирреальными, оторванными от действительности в современном мире, все больше становились для него понятными и единственно верными: и причиной тому были многие из тех событий, участником которых он становился, будучи солдатом Торелли.
Из-за спины послышался голос — полноватый пожилой смотритель лодочной станции торопился сообщить мужчинам таксу за пребывание на озере. Проявляя профессией  обязывающую бдительность, тот принял их за рыбаков, но никаких снастей у них при себе не было, о чем сообщил смотрителю Ринальди.
В такую погодку хороший клев обеспечен — много желающих порыбачить приехали? — между делом поинтересовался Марти, обращаясь к смотрителю. Тот наверняка приезда Брауна не пропустил бы мимо внимания. Излишне подозрительным старик не выглядел, а в силу возраста был словоохотлив и общителен, да и не производили трое мужчин в простой одежде дурного впечатления.

Отредактировано Martin Manzoni (2015-05-05 15:12:43)

+3

5

- Ага, есть еще рыбаки, которые рыбу не едят, - согласился с тем, что некоторым и в самом деле без разницы какую рыбу ловить, съедобную или нет, для них типа сам процесс важен, а готовить ее они и не собираются. Фрэнк вот к таковым не относился и, будучи ценителем средиземноморской кухни - а какой итальянец ее не ценит? - к морепродуктам относился со всей теплотой душевной. В прошлом году и коптилку себе прикупил навороченную, так что друзей и родных баловал не только зажаренной форелью, но и закопченной. – Я тоже не понимаю этой херни, тем более что рыба с крючка, которую отпустили, все равно подыхает.
Хоть и завтракал дома, перед тем как выехать, Фрэнк охотно присоединился к пикничку, взяв себе предложенный другом кусок пиццы и пластиковый стаканчик с кофе. – Ну, да, они наверняка снимали лучшее бунгало с бассейном и все дела, - кивнул головой в ответ на замечание Марти о том, что Ливия здесь купаться не станет, это ж не лазурное побережье средиземного моря, водичка тут не такая уж теплая и мягкая, комарики, бывает, покусывают. «И все же красиво тут, черт возьми, - подумал, глянув на возвышавшиеся за озером горы, и прихлопнул жужжащего возле уха комара». – Вообще новая пассия Гвидо тоже не промах, - о Хелен его друзья знали куда меньше, а вот Фрэнк через супругу уже не первый год имел честь быть знакомым с миссис Хемминг. В плане аристократизма она похлеще Ливии была, все-таки на последней сказывалось повседневное общение с такими как они, гангстерами то есть – считать ее одним из них, гангстером, Фрэнк по-прежнему не мог – а вот Хелен будто среди королевского двора всю сознательную жизнь провела. – Любит шик, блеск. Оперу. Они тут меня и Джулс в оперу вытащили неделю назад, я не рассказывал? – с ухмылкой глянул на друзей. Небось и представить себе не могли его где-то помимо бара? А вот нет, тоже к культуре приобщается! – Короче все в смокингах, вечерних платьях, женщины в бриллиантах с ног до головы – вот где ограбления надо устраивать, а не в банках! – и все блять с умным видом сидят четыре часа втыкают на сцену, где ни слова по-английски. Даже по-итальянски не было, - хоть и опера. - «Борис Годунов», на русском.
Допив кофе, Фрэнк смял стаканчик и запустил им в стоявшую рядом урну. – В общем, избранница Гвидо была в восторге. А твой «Доллз» бы ее шокировал наверно, - смеясь, добавил. И вообще большинство друзей ее суженого шокировали бы, Фрэнк-то еще не откровенным уголовником в сравнении с некоторыми был, а вот повстречалась бы с Сантино! – Мм, да, - вспомнил как бы невзначай, - она крестной нашего с Джулс сына будет. – И еще один взгляд в адрес Ринальди. Впрочем, если той удастся-таки охомутать Монтанелли, Майк, таким образом, окажется связан с семьей дона. Загадывать, конечно, не стоит, но чем черт не шутит? Кажется, Гвидо был серьезно настроен по отношению к Хелен.
А на озере и в самом деле был не Браун, Фрэнк согласился с этим, когда сидевшие в лодке рыбаки развернулись к ним лицом, и раз уж ожидание затягивалось, принялся развлекать себя бросанием камней в воду. В детстве они с Майком часто соревновались в том, у кого лягушка пролетит дальше.
- На кого? На акулу? – смеясь, отреагировал на предложение друга, который как всегда был в своем репертуаре. Если ставил какую-то цель, то обязательно самую высокую. Смотрел Фрэнк как-то по телевизору передачу, где рассказывали про стратегию, которой пользовался Уолт Дисней, называли ее стратегией успеха Диснея. Суть ее была в делении коллектива на мечтателей, реалистов и критиков. Вот и в их тандеме эта стратегия очень четко прослеживалась, может, поэтому они и достигали успеха? Майк в их команде был стопроцентным мечтателем и генератором идей. Фрэнк же – критиком, отсекал все ненужное и избыточное, на что его друг, редко ограничивавший полет своей фантазии, часто был способен. Мэнни, Большой Джон, Поли и тот же Марти, бывший сегодня рядом с ними – это реалисты, те, кто занимались воплощением задуманного в жизнь. И все вместе, идя к одной цели, эти разные по мышлению люди, добивались действительно неплохих результатов, как можно было видеть по положению, которое они заняли в обществе. – А на льва-то мы, когда едем? Ты помнится, про Сафари что-то говорил, - бросая лягушкой камень, напомнил про обещание друга. Отскакивая от водной глади, «лягушка» пролетела добрых метров сто, прежде чем затонуть. – Видали? Кто дальше? – объявил соревнование, понимая, что побить рекорд друзьям будет очень не просто.
Похоже, отдых Фрэнку требовался и срочно, раз уж такой херней занимался во время, казалось бы, ответственного мероприятия. Но ведь надо себя чем-то занять, пока они ждали этого гребаного Брауна?
- Нет, не очень, сезон еще только начинается, - смотритель и в самом деле оказался словоохотлив, - народ ближе к выходным подтягивается, а среди недели не много рыбаков, только те, которые постоянно ездят, тут ведь, знаете ли, еще лицензия для рыбалки нужна, права на управление моторной лодкой.
- Знаем-знаем, - кивнул головой Альтиери, выуживая десять баксов за стоянку и вручая их лодочнику. – Что, не многие готовы раскошелиться?
- Не многие готовы заморочиться, - хрипло рассмеялся. – А вы какую лодку взять хотите?
Тут, пожав плечами, Альтиери взглядом окинул пришвартованные вдоль пристани катера и лодки. Большая им вроде как без надобности, поэтому взгляд упал на средненькую рыбацкую. – Парни, как вам эта?

Лодка

http://newimages.yachtworld.com/resize/1/41/85/4794185_20140823105244299_1_XLARGE.jpg

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-06 18:39:04)

+2

6

- А может его в детстве головой куда уронили. Вот кому вред от дороги? Одна польза. Сколько мужиков зря штаны протирают сейчас и бухают - а тут работу найдут! – отреагировал Майк на остроумное замечание Марти насчет того, что, перед вступлением на ниву борьбу за экологию, Браун переел рыбок-мутантов из озера. Отхлебнул крепкого сладкого кофе, откусил от толстого, бруклинского теста, куска пиццы. Стряхнул просыпавшиеся на грудь крошки. - Да такие, как этот Джейкоб, хуже, чем шииты-сунниты, Марти! Его сраный Фронт ведь за аборты и браки однополые! А такое противно в глазах Божиих. Тут правоверный католик слегка коснулся золотого распятия под тканью спортивного костюма. – Да уж, Ливия наверняка у какого роскошного бассейна сидела, в фирменных темных очках и кинозвезду изображала из себя. Монику Беллуччи какую-нибудь. Эта мысль заставила улыбнуться.
- Ты был в опере? В смокинге? – представив такую картину, Ринальди спрятал ухмылку в стакане с кофе. Явственно увидел, как понурого андербосса, в отутюженном «блектайе» с атласными лацканами, волочет за собой высокопарно беседующая об искусстве компания. Вроде никогда не числился Фрэнки поклонником таких развлечений, предпочитал быть, так сказать, ближе к народу. Cам Майк раньше вот любил иногда, для расслабона, сходить на вечер классической музыки. Теперь забросил вот – когда тебе Каллисто мерещится при звуках Вивальди или Бетховена, какой тут расслабон? Ну его нафиг, лучше Синатру послушает или рок какой, дома. – И старик там тоже небось изображал короля… на пенсии? И неудивительно, многие доны  начинали желать общения с высшим обществом. Тот же Пол Кастеллано,  старавшийся смотреться скорее магнатом-меценатом и как-то шокировавший «своих парней» заявлением, что истинные герои – это копы, каждый день рискуют своей жизнью, мол. – Это ведь про царя какого-то? Взял ломоть пиццы, тряхнул  термосом – там еще оставался напиток.  Ну а что еще делать, пока сидят в засаде, если не есть и болтать? – И что, Хелен c Джулс да Гвидо все понимали на тарабарщине этой? Надо было им вместо нас на встречу с ворами идти. Тут  покачал головой, нахмурился. – Хотя наверное и к лучшему, что  мы не понимали, что они там на своем  вякают. Ал особенно. Поглядел на Манцони. – Ты бы их видел, Марти, такие резкие парнишки.  Прямо два Годунова. Встал с корточек, прошелся, разминая  затекшие ноги. Прервался на беседу со смотрителем, осмотрев лодку и согласившись, что она вполне годится. Велел тому держать ее наготове – мол, позавтракают и поедут. Затем вернулся к общению с товарищами.
- Хелен, значит, мне будет кумой? Ну-ну. А это твоя идея или Джулс была, ее крестной сделать? - с интересом спросил Майкл лучшего друга. – А она нашей веры, что ли? Конечно, среди американцев попадались и приверженцы Римского костела, вроде того же президента Кеннеди, но куда чаще различные протестанты да баптисты.  В Юте вот куда не плюнь – на мормона попадешь опять же. Вот будет номер, если в церкви падре задаст вопрос об исповедании Хэмминг – и крестины сорвутся. – Да как только, так сразу поедем. Ты с Гвидо об отпуске говорил? Вот только называется, что они типа не работают, а «ведут жизнь». В реальности же, как любым топ-менеджерам, приходится отпрашиваться у главы корпорации, разве что в офисах не кукуют с девяти до шести.  – Как со сроком определимся и главные вопросы по проектам закроем, оставим команду на Мэнни и двинем?
Тут заметил еще одно судно, схватил бинокль, затем разочарованно протянул. – Опять не он, сука, долго дрыхнет. Скоро ведь уже клева не будет, чего ждет? Но глаза от окуляров не убрал  -  разглядел, что на отплывающем катерке сидят две молодые девушки в джинсовых шортиках, туго обтягивающих аппетитные попки. У одной рыжие волосы были прикрыты залихватской капитанской фуражкой. Гангстер усмехнулся,  хитро подмигнул коллегам. – Посмотрите, какие цыпочки. Вот на них бы лучше поохотиться.

+3

7

- Да они там через одного все гомики, еще бы не поддерживали, - фыркнул в ответ на реплику друга. Неудивительно, что в Калифорнии разрешили-таки однополые браки, хоть в Техас теперь от этих педиков сваливай или в Джорджию какую-нибудь, где местные фермеры, Фрэнк слышал, боролись с этой заразой такими же методами как и Коза Ностра. – Тот же Ллойд, - начал перечислять, первым упомянув их "обожаемого" окружного прокурора, разумеется, об особенностях личной жизни которого им поведала Вивиан, - а Стумпи, ты слыхал? Поговаривают жопа и у него дырявая, – выразительно глянул на Майка. Вот бы застукать его за этим делом, тогда бы он был у них в кармане. - Не удивлюсь, если и Браун из числа этих педрил. – Разве станет нормальный мужик выступать за легализацию однополых браков? Он может нейтрально в лучшем случае относиться, но никак не бороться за права меньшинств.
Упоминание Моники Беллуччи, меж тем, заставило улыбнуться и Фрэнка. А ведь и в самом деле похожа, он сам об этом думал ни раз, и это объясняло повышенный к ней интерес среди мужчин – хороша чертовка. – Ага, вот бы ее в одном из наших фильмов снять. Я бы даже и сам с ней того… в главной роли поучаствовал, - пошутил, подразумевая их студию «Пульс Интерпрайзес», и далее перевел разговор к теме оперы.
- Ну, да, хера ли, там все так одеты были. Это ж премьера типа. – Надень что-то попроще, в чем обычно предпочитал ходить андербосс, чувствовал бы он себя, пожалуй, еще менее комфортно, а так хотя бы из толпы не выделялся и взгляды на себе косые не ловил. – Старик вроде к высшему свету приобщаться планирует, - о чем-то таком Монтанелли говорил. – Будем во фраках на собрания ходить и перстень ему целовать. - До интересов дона Фрэнку дела особого не было, пускай хоть вышиванием на досуге занимается, не говоря уже про оперу и тусовки в высшем свете, но лишь бы не терял при этом связи с улицами, не забывал частью какого мира являлся, а то ведь не долог будет час, когда за своего его считать перестанут. Он итак немного времени с парнями проводил, предпочитая женское общество мужскому.
- Про царя, - кивнул головой и, усмехнувшись, предложил, – Берн пригласи, сам заценишь. Кстати, с Гвидо вместо нас, я так понял, они и не против дела вести, в падлу им с кем-то ниже дона лясы точить, - переключился на тему воров, о которых Майк начала рассказывать Марти. Манцони они в свою сторону и смотреть бы наверняка запретили, не то, что разговаривать с ними. Раздражали эти ребята андербосса. Вряд ли чем-то хорошим закончится их появление в городе. Может даже сейчас от них лучше избавиться, прежде чем те силы успели нарастить? – Как, блять, в своей Москве здесь себя ведут, прикинь? – глянул на Мартина.
- Я выбирал крестного, а Джулс крестную, у нас всегда так. – Ответил другу. У Фрэнка среди женщин и подруг то особо не было. Кого бы он крестной выбрал? Агату или Ливию что ли? С первой практически и не общался, со второй лучше бы не общался. В общем, у Джульетт выбор точно более широким был. – Да, нашей. У нее семья из Франции вроде, - что-то такое Фрэнк припоминал о ней. Лучше бы, конечно, итальянку крестной сделать, он так считал, но раз уж супруга захотела иначе, спорить не стал, все-таки до крайней степени, как отец или дед, он традиции не чтил, особенно католические. И если, скажем, дети его решат связать свои судьбы с кем-то не их веры и не их общины, тоже возражать вряд ли станет. Лишь бы не цветных себе выбрали, разумеется.
- Нет, не говорил еще, - отрицательно покачав головой, ответил об отпуске. – Помнишь, что он мне в прошлом  году выдал? – Что Фрэнк должен будет больше обычного ему заслать, купить себе в некотором роде право на отпуск. А сейчас еще и за двоих просить предстояло, ведь Ринальди с которым он ехал, был капитаном, и наверняка их дон вновь что-нибудь выкинет в ответ на это. Хоть с собой его зови.
Взяв бинокль, Фрэнк глянул туда, где были «цыпочки» и одобрительно кивнул головой, оценив их аппетитные формы. – Можно и задержаться здесь, - предложил, передавая окуляры Марти. Тот, впрочем, на попки долго не отвлекаясь, толкнул в плечо андербосса и, вернув бинокль, показал в направлении пристани.
- Смотри, проснулся-таки, - увидел Брауна грузившего рыболовные снасти из багажника автомобиля в моторную лодку. Пора было значит и им отправляться в плаванье.
- Марти, оставайся здесь, - вытаскивая револьвер из-за пояса и перекладывая в карман куртки, чтобы был под рукой, отдал команду солдату. Револьвер у Фрэнка был для подстраховки, на случай если Браун также при оружии.

+1

8

- Ооо, про господина Стумпи у меня прелюбопытнейшие известия, мои пацаны проследили за ним во время очередного тайного уикенда в Сакраменто. -  Майки улыбнулся, выдержав вкусную паузу. Затем залил в себя еще один стаканчик крепкого черного кофе,  предварительно повозившись с мелкими пакетиками сахара. Он не любил этот напиток в несладком виде. – Знаешь,  какое заведение он посещает во время этих вылазок? Парадиз! А что это значит?  Задав этот риторический вопрос,  Ринальди было поднес ко рту порцию пиццы – но затем отложил кусок в сторону. – Значит, пора побеседовать с нашей Моникой Беллуччи. Что было и благословением, и проклятием – с одной стороны, свой человек  и свое место.  А с другой – ведь какую-нибудь обычную шлюшку или владелицу публичного дома было бы проще убедить, подкупить или запугать. А Парадиз приносил Семье большие деньжищи и во многом держался именно тем, что не выдавал тайн своих клиентов ни под каким условием – и его прекрасная мадам могла быть тут весьма упряма.
- А насчет фильма с Ливией –  ну а кто бы не снялся? – Ринальди первый был склонен согласиться насчет мощи женских чар Андреоли,  он сам порой любил находиться в ее обществе. Забывая иногда в эти минуты о  темном прошлом черной вдовы и всех противоречиях, которые были между ней и ими с Фрэнком и видя, прежде всего, привлекательную девушку, которой хотелось сделать приятное. Хотя  и замечал, что те, кто подпадали под эти чары, заканчивали обычно нехорошо.  Возьмем того же Марчелло, разве именно не роковая любовь привела его к печальному концу? Майки-бой подозревал, что  его «дурное обращение» с женой, ставшей официальной причиной его несвоевременной смертьи, было порождено именно безумной ревностью. Ведь красивая и молодая супруга и тогда притягивала мужские взгляды, как же иначе -  а может было и что-то помимо взглядов… - Нет, я последнее время разлюбил классические концерты и тому подобные вещи. – покачал головой мафиози, когда лучший друг предложил ему пригласить в оперу Берни.  Затем перешел к русским. –  К Гвидо попадут, когда и если мы сочтем это целесообразным.  Без нас на него им никак не выйти. Да и они, по большому счету,  просто понты надувают, хотят, чтобы их за двух донов считали. Воры – они такие. А по сути, при всем уважении к Мэлору, новому знакомому Кириллу и их высоким титулам, они в глазах местной Коза Ностра могли быть, по сути, только второстепенными деятелями сильной, но очень далекой группировки. Ее полномочными представителями, да - но не главарями.  Боссом тут считался бы только этот самый Тимур, родитель Лазаря. И в этом плане у Кира могло быть дополнительное влияние, как у того же Поли Фортуно, сына  дона одного из пяти Семей Нью Йорка.  Да только вот Фортуно-старший был в непосредственный близости и мог оперативно взять за яйца – а там, в Юрале-Ростове, если что случится,  пукнут только тогда, когда тела приезжих будут уже доедать рыбки в глубинах реки Сакраменто. Это тоже надо понимать – на чужой территории играешь по чужим правилам. – Да в Москве нашим друзьям особо бы не дали начальников строить,  там, как я понимаю,  другие люди хозяйничают. Причем имеющие отношение не к воровскому движению, а совсем-совсем иным структурам,  покойный (видимо) Ваня Басмач что-то такое рассказывал про водочку и телятину с хреном.  – Но деньги тут можно иметь неплохие – меха, алмазы,  да и икра, пусть товар более  разовый, позволят здорово карман набить. Бизнес, прежде всего, как говорится – а у того же Ринальди был хороший контакт с русскими и он был намерен его использовать, во благо Семьи и себя любимого. Возникнут проблемы – будем решать.
- Ну ладно. -  этой лаконичной фразой капитан южной стороны отозвался  на замечания Фрэнка по поводу  крестной матери и грядущего отпуска. Хмыкнул рассказу о происхождении Хелен. - Из Франции, говоришь? Ты уверен, что она на самом деле Хэмминг, а не какая-нибудь Бурбон-Конде-де Лонгвиль? А вы с Лив так рассказываете - будто привычки там прямо как у аристократов...  Тут он вспомнил про мысль, которая давно свербела в голове, наклонился к Альтиери. – Кстати, оперы это, конечно, хорошо. Но вот Гвидо неплохо бы больше времени с ребятами проводить, нет? Как-никак это было важным фактором в их мафиозной среде.  Почему тот же  чрезмерно разговорчивый Джон Готти был среди соратников популярен,  а деловитый предприниматель Пол Кастеллано нет? Один был плотью от плоти "своих парней", не брезговал их барами и тусовками – а другой превратился в чванливого миллионера, жившего в своей усадьбе и решавшего большие вопросы.  Хотя тут под "ребятами" мистер Ринальди имел ввиду, скорее, капитанов и членов администрации,  а не  обычных уличных бандитов.  Все же должна быть вертикаль власти, негоже, когда дон в режиме ручного управления направляет каждого солдата. Не считая исключительных случаев, конечно.
-  Может пригласим его в боулинг или в  гольф поиграть? Или на рыбалку? Заодно и отпуск можно обсудить, и дела с русскими…   - капореджиме думал развить эту идею, но тут товарищи заметили, наконец, прибывшего Брауна.  Крепко сбитый и бородатый,  он вытаскивал различные удочки из багажника "Додж-Караван" и укладывал их в свою лодку. Затем неспешно полез на борт – значит, и Майку с Фрэнком следовало готовиться к путешествию по волнам озера.
- А почему Марти с собой не берем? – спросил Ринальди андербосса, пока они готовили судно к отплытию. Одновременно проверил внутренний карман куртки – там у него, больно упираясь под ребра, также находился пистолет. На всякий случай, пускать его в ход итальянец не собирался.  В карман спортивных штанов же была запихнута свернутая гаррота,  вроде той, которой он некогда задушил «Серьезного Серджа» Сардинетти.  Вскоре их лодка, ворча мотором,  отошла от берега и понеслась по гладям Тахо. – Пока не уйдет в глубину, надо подальше от него держаться, этот пидор меня в лицо же знает. – предупредил капо подручного, щурясь от летящих в лицо брызгов воды.  Если Джейкоб их заметит раньше времени и запаникует – может вернуться к пристани и поднять тревогу.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-18 11:53:06)

+1

9

- Значит, нихуя нам не светит, хоть коней он там еби. – Вот что это значит. – Не помнишь, как в прошлый раз она нас отбрила? – Напомнил, как с подобной просьбой они приходили к Андреоли пару лет назад, хотели взять за яйца федерального прокурора, чей сынок не прочь был поразвлечься в «Парадизе». Сидел он там обдолбаный в говно, телок лапал, а Мадам лечила им в это время о том, как важно для ее заведения держать марку, заботиться о неприкосновенности личной жизни клиентов, ну и тому подобное дерьмо в уши заливала, не имея никакого интереса к решению их строительных проблем. Тогда Фрэнк разругался с ней как обычно, и на этот раз произойти могло то же самое – андербосса раздражало, когда ему отказывали, и особенно раздражало, когда отказывала Ливия, та умела подавать это в издевательской форме, такой, что хотелось ей свернуть шею. Впрочем, Ринальди с ней находил общий язык проще и черт его знает, может сумет как-то убедить их красавицу поработать на благо Семьи. – Ладно, попробуем, поговорим с ней, - согласился. Ну, а что им оставалось? Какая-никакая, а это возможность и упускать ее себе дороже. Они должны приложить максимум усилий на то, чтобы убедить Андреоли. – Или знаешь, можно напрямую с ее сотрудницами договориться. Узнать к кому именно этот гандон ходит.
В ответ на то, что Майки разлюбил классическую музыку, Альтиери ухмыльнулся, поняв по какой причине, он охладел – еле отделался от той годившейся ему в дочери арфистки - и пожал плечами, мол, дело твое. От того, что друг не послушает «Бориса Годунова», Фрэнк полагал, он не многое потеряет.
А вот что касалось Гвидо и русских, которые, по словам Ринальди, выйти на дона без их содействия не могли, тут андербосс не был столь же самоуверенным. Их город не такой большой, как Лос-Анджелес или Сан-Франциско и общих знакомых найти куда проще, чем кажется, с той же Ливией, которую друзья упоминали чуть раньше, русские уже успели познакомиться, устроив кутеж в ее заведении. В общем, на слова Майка, андербосс отреагировал скептически, но вот с тем, что воры понты кидают, согласен был полностью. На данный момент «донами» их никто кроме них самих не считал. Чтобы здесь, в Америке, забраться на вершину, показывать надо не наколки, а силу. Только за силу тебя будут уважать, а не за набитые где-то в Сибири звезды, в Штатах вся эта воровская херня не значила ничего.
- К мехам и алмазам тоже думаешь Ала подключить?  - Алмазы темой были уже более серьезной, нежели икра, сам Фрэнк во всю эту коммерцию завязываться не хотел, не было ни желания жопу лишний раз подставлять, ни просто-напросто времени всем этим заниматься. Впрочем, мешать другим, зарабатывать с этой темы, он, разумеется, не собирался, тем более что те ему долю засылать будут. Такими темпами Альберто действительно мог очень скоро превратиться в состоятельного и уважаемого человека. – Он не спрашивает о принятии в организацию?  - Фрэнк, помнится, изрядно доставал своего дядю тем, что хочет быть одним из них. Для того чтобы стать действительно уважаемым человеком, это условие в их среде было обязательным. Небось после встречи с русскими эта тема стала особо актуальной у младшего Ринальди.
Услышав про Хелен, мужчина рассмеялся:
- Не уверен…  Хемминг – фамилия ее мужа, она вдова. Может и де Бурде-Карде какая в девичестве, хер ее знает. Но Джулс с ней дружит, да и Гвидо запал на нее, значит, есть в ней что-то. – Пожал плечами. – Вообще она милая довольно и женственная. Детей любит… - Вспомнил, как Хелен сюсюкалась с Марком, да и со старшими детьми Фрэнка и Джульетт ладила, поэтому мужчина и не стал возражать против того, чтобы Хемминг стала крестной сына.
- Предложу ему, он как раз приглашал меня и Джулс к себе, - согласился с тем, что Гвидо не помешает проводить больше времени в компании парней. За детьми пускай вон Хелен присматривает. – Лучше в гольф, я думаю. Рыбалкой он не увлекается, в прошлый раз мне чуть сачок не утопил. – Увлечения у их дона вообще нетипичными были – вместо баров предпочитал кухню, и о футболе с ним категорически не поговорить было. Вот рецепты обсудить – это да. Неудивительно, что женщины его за своего считали.
Разговоры пришлось отложить, когда объявился Браун. Чтобы получить в пользование катер и не засветить при этом документы, и соответственно имена, сумму пришлось выложить куда большую, чем первоначально запросил лодочник. Но, то, что это в принципе прокатит, Фрэнк знал заранее – далеко не у всех были права на управление плавстредствами, а покататься на катерах хотелось многим, и подобные сделки поэтому редкостью не были. Заведовавшего на пристани мужика даже уговаривать долго не пришлось, тот сразу назвал другую цену и охотно согласившись, гангстер здесь же рассчитался наличкой и получил заветный ключ с набором спасательных жилетов, один из них сунул Ринальди, когда нагнал того на палубе.
- Пускай на шухере остается, мало ли, - ответил другу и, запустив двигатель, проверил состояние приборов. Лодочка была так себе в сравнении с той, которой владел Альтиери, и разобраться в тонкостях управления ей сложной задачей гангстеру не показалось. – Браун там один, мы с этим педиком и сами справимся. – Да, Фрэнк из раза в раз оставлял Мартина прикрывать тылы в то время когда остальных бойцов бросал пекло, но едва ли это было оттого, что он ему не доверял, просто Манцони как ему казалось, не совсем подходил для такого рода работы. Головорезом он никогда не был, хотя и имел опыт участия в реальных боевых действиях.
- Давай подождем, когда на якорь встанет и удочки закинет, - также предложил не сразу бросаться на Брауна. Хотелось на этот раз профессиональнее, чем в Сан-Франциско сработать – убрать его по-тихому и не устраивать гонки на катерах, которые могли привлечь ненужное внимание.
Прибавив оборотов, Фрэнк вывел катер с пристани и плавным ходом направил вглубь озера, мимо живописных каменистых берегов в сторону, где горные склоны были укрыты зеленью можжевельника. Свежий ветерок, солнечные блики на воде, воздух, которым хочется дышать полной грудью – не самое плохое место, чтобы провести здесь последний день жизни. – Знаешь, а с акулами ведь неплохая идея, - на фоне единения с природой вспомнил о предложении Майка. – Марлин – тоже тема, Гвендони звал как-то, надо будет напомнить ему, - как раз недалеко от берегов ЛА ловился этот красавец. Фрэнк считал, такой отдых был ничуть не хуже сафари, по крайней мере, сутки не надо было лететь на другой конец света, как в случае с охотой на льва. – Кажется, нехера у него не клюет, - видневшийся в метрах двух ста от них Браун, в третий раз, закинув спиннинг, поставил удочку на упор, и, потянувшись, достал из какой-то сумки бутылку пива. Что ж, может он и не за рыбой сюда приехал… – Хорошо время проводит, сука. Майки, я сейчас подрулю к нему, а ты на абордаж бери, - обратился к товарищу, разворачивая нос их плавсредства по направлению к Брауну. С якоря он сняться точно не успеет, даже если опознает облаченного в спортивный костюм Ринальди. Единственное куда он мог попытаться сбежать – это в воду. Снизив обороты двигателя до минимума, Фрэнк поравнялся с катером Брауна. Качнувшись на волнах, лодки плотно столкнулись бортами, заставив каждого из находившихся на борту мужчин ухватиться за первое, что попадется им под руку. Не специально вышло.
- Хэй, мужики, вы какого лешего творите тут? – возмутился их «зеленый друг». Недопитая бутылка, выпавшая у него из рук, каталась по палубе, спиннинг же едва не улетел за борт, но был пойман каким-то невероятным кульбитом, продемонстрированным господином Брауном. Всмотревшись в лица тех, кто прервали его отдых, до него начало доходить… Он хотел сделать шаг назад, но наткнулся спиной на борт катера. Огляделся по сторонам – ни одной лодки поблизости не было. – Э.. Майкл? – попытался вспомнить имя, глядя на Ринальди. – Вы что задумали? Мы же обсудили все… - Затем глянул в сторону Фрэнка, доставшего из кармана револьвер и, сглотнув, добавил, - но мы можем обсудить еще раз.

0

10

- Надо искать подходы, надо искать подходы. Дейл Карнеги херни не напишет. – улыбнулся Ринальди,  порывшись в кармане и с сожалением удостоверившись в отсутствии любимых кубинских сигар. Он умел  с людьми и ладить, и договариваться – вот с теми же русскими ворами в законе, да  и с Андреоли. В мафиозных делах дипломатия важнее выстрелов, выстрелы можно считать скорее издержками дурной дипломатии, наверное. – Да ну, андербосс и капо заходят с черного хода, тайно от солдата подкупая какую-нибудь поблядушку? Чтобы она потом орала, Гвидо стучала и эту девку за шиворот хватала? А если из-за неосведомленности Ливии сорвется все дело?   - не согласился Майк с доводами лучшего друга,  бросил в заботливо притуленную неподалеку урну коробку из-под пиццы.  Окружающую среду надо беречь, вам это тот же Джейкоб Браун скажет. – Я считаю – надо ее либо убеждать, либо тупо перед фактом ставить. Как-никак ради высшей цели, ради Семьи, посвященный член организации свои личные принципы должен будет запихнуть в жопу – а тут ей сам подручный может дать распоряжение. Хотя лучше решить без административного ресурса, полюбовно. – Нет, у Ала с ними не задалось. А меха и алмазы - тема серьезнее икорной. Сам буду держать на контроле, подумаю, кого можно еще притянуть. – иногда Майклу Пеллегрино казалось, что, не будь его на той встрече, там вообще бы неизвестно чем закончилось. Но хорошо, что в итоге пришли к сотрудничеству, как уже действующему, так и потенциальному.- К тому же у племянничка и без этого дел достаточно  - ему и бойцовским клубом надо заниматься…  И еще он мне про какую-то свою идею говорил, автозаправку хотел бы открыть, кажется. Понял, что был бы не против не только покурить, но и прихлебнуть коньячку или чего-то подобного – но и фляжки, как назло, с собой не захватил. Ничего, потом могут наверстать. – Вот,  кстати, Барракуду может к бизнесу с ними привлечь? Если уж к нему они не испытают уважения… Капитан южной стороны ехидно прищурился,  на минуту представив себе грозную фигуру Рена Барриано – к такому относиться пренебрежительно чревато последствиями. – Ты  с ним не виделся, кстати, еще? Все такой же Терминатор – а я, думал, осунется там на сицилийских апельсинах. По поводу выходов на дона итальянец придерживался своего мнения – Сакраменто не Нью Йорк, конечно, но и не поселок. И просто так, с ноги или по наводке какой-нибудь седьмой воды на киселе,  прибрести к боссу мафии и заявить о желании вести с ним дела нельзя. В их организации есть иерархия – и вопросы разного уровня решаются опять-таки на разных уровнях. Да и, при масштабности замыслов русских, им одного Монтанелли явно не хватило бы, такой круговорот средств требовал разных инвесторов и участников. -  А насчет организации…  Он преданный парень, сказал, что готов со мной в любом качестве работать. Но я сам об этом задумываюсь, по возрасту уже не мальчишка давно, способный,  и свежая кровь в Семье нужна.
Оценку характера Хэмминг, сделанную Фрэнком, Ринальди никак прокомментировать не мог – он с женщиной знаком не был. Потому лишь пожал плечами. Хотя никогда и не считал внешнюю доброту, женственность или иные достоинства гарантией от проблем в будущем. Вот та же Марго ди Верди прямо-таки источала секс, мало какой мужчина мог на нее смотреть спокойно – а чем закончилась история с этой красоткой? - Главное чтобы и на гольфе клюшку не сломал. Давай тогда так. -   мафиози эта идея нравилась все больше – спокойно поиграть и поболтать, в  атмосфере приятного загородного клуба.  Кроме отпуска, можно и деловые вопросы какие-то затронуть, без посторонних глаз и ушей, хотя бы и тех же гостей с Юрала. Но вот пришло время отплытия – и пора сосредоточиться на насущном, то есть ликвидации докучливого эколога.
В плохих триллерах убийства обычно совершаются темной ночью, среди бьющих струй дождя и сверкания молний, в атмосфере мрачной и отвратительной одновременно. Однако сегодня погода (как пишут в опять-таки плохих романах) совсем не предвещала беды. Пока они неслись по волнам озера, Майки успел полюбоваться и переливающейся разными оттенками зеленого и синего водой, и крутыми склонами на берегах, и солнечными бликами. Потому и разделял настроение подручного. – Да мы с тобой и на сафари половим, там нетрудно снять катер в аренду. Как, впрочем, и везде – деньги и в Африке деньги. – Кстати, про Гвендони – дело! Яхта у него шикарная и он постоянной на ней в море выходит со всякими выпивохами. Заодно будем эти… дружеские связи укреплять с Лос-Анджелесом. Учитывая нрав старого пердуна Сальвиатти, они нам понадобятся.
Замысленный Фрэнком маневр удался на отлично – они приблизились к лодке Брауна лишь тогда, когда тот поставил свое суденышко на якорь, тем самым утратив возможность неожиданно обратиться в бегство. Теперь, держа в руках дорогущий японский спиннинг от фирмы Gamakatsu, профессиональный борец за свободу озадаченно  смотрел на  внезапно образовавшихся соседей, как баран на новые ворота. Когда он узнал Майкла и начал лепетать, что они могут договориться, капо хотел было сказать, что да, именно ради этого они и приехали. Тогда была бы возможность попасть  на борт и покончить с  паршивцем быстро и без всякого сопротивления. Но затем Альтиери достал ствол – и тогда даже полному имбецилу стало бы ясно, что сюда они прибыли не меморандумы о намерениях подписывать. Это Ринальди, с обезоруживающей честностью,  и сообщил и бородатому правозащитнику. – Время болтовни прошло, Джейкоб. После чего одним прыжком оказался  на вражеском судне и бросился к  «зеленому, на ходу доставая гарроту. Однако по пути случилась незадача – Майкл споткнулся о полный снастей пластиковый ящик и дал противнику приготовиться к защите. – На помощь! – дико заверещал  тот, как будто его тут мог кто-то слышать, кроме чаек и рыб. Затем запустил  в Ринальди бутылкой с пивом, пролетевшую аккурат около головы капореджиме и затем разбившуюся  на множество осколков, всюду разливая желтую пахучую жидкость. Следующая атака  Брауна была более удачной – он с такой силой полоснул итальянца спиннингом по лицу, что рассек тому бровь, а изящная удочка сломалась. – Ах ты, сученок. – остервенел Майки –бой и заехал недругу коленом по яйцам, заставив согнуться от боли. Затем накинул гарроту, подцепив под подбородок.  – Ты у меня, свинюшечка, искупаешься теперь. – прорычал  мужчина, затягивая узел и подтаскивая к воде.  Но и Джейкоб оказался не промах – неожиданно  рванулся, головой ударил Майка в солнечное сплетение, заставив  ослабить удавку. Потом уцепил за глотку – и оба, извиваясь как змеи, покатились по не слишком чистой палубе. В какой-то момент Ринальди потерял равновесие и внезапно для себя оказался  среди освежающе холодной жидкости, отплевываясь и фыркая. Через мгновение он потом карабкался в лодку,  отчаянно крича Фрэнку.
– Не шмаляй пока! Он ведь хотел инсценировать утопление – а с десятком пуль в теле активиста это было бы затруднительно.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-21 14:16:48)

+1

11

С тем чтобы договариваться напрямую с Ливией андербосс в конечном счете согласился и спорить с другом дальше не стал, тот был прав, на этот раз дело касалось очень многих важных людей не только их клана, но и Семей из соседних городов; Стумпи ведь был не только их с Ринальди проблемой, а всего, так называемого синдиката, который они учредили собравшись на яхте под алыми парусами. Андреоли отказать им всем будет очень трудно.
- Автозаправка это неплохо, - кивнул головой в ответ на новость о начинаниях Ала. – Похвально, что он стремится деньги делать, - а не штаны просиживает, как многие из их соотечественников делали. Далеко не каждый гангстер, вступив на эту дорожку, становился состоятельным человеком, как и везде многое здесь зависело от тебя. Кто-то, получив деньги, вкладывает их в дело, а кто-то спускает на шлюх, азартные игры или наркотики; второй категории среди «славных парней», стоило признать, гораздо больше было, оттого они с Майком и сокрушались, что толковых людей днем с огнем не сыскать. Что же касалось автозаправки – тема это хорошая и логичная вполне для команды, основой деятельности которой долгие годы были грузоперевозки. Топливо – основной ресурс для грузовиков, закупали они его всегда большими объемами, и давно имели постоянных поставщиков, способных ночью подогнать цистерну подешевке. Альберто здесь не сложно будет развернуться, люди там все для него знакомые, в отличие от банды русских, с которыми дела у младшего Ринальди не заладились.
- Барракуду? – обернулся, услышав предложение сделать этого громилу ответственным по российскому импорту. С сицилийцами  они при помощи его посредничества хорошую структуру поставок выстроили, но с теми, впрочем, у Торелли итак давние отношения были. С русскими могло быть сложнее, хотя и трудно не согласиться, что Ренато не воспринимать всерьез себе дороже будет, та же Ливия могла подтвердить… Впрочем, как раз из-за этого феерического возвращения, когда хозяйку Парадиза спасло только лишь появление Гвидо, андербосс полагаться на Барриано лишний раз не хотел. Дело, конечно, не в том, что потерю Ливии ему пережить было бы трудно, дело в том, что с головой Рен не дружил, и отрицать это было бесполезно. Даже Дэнни не таким ебанутым был, кто бы о нем, что не говорил. – Нет, пока еще не виделся, но наслышан более чем, - ответил Майклу без тени какой-либо улыбки на лице. – Что за херню он устроил у Андреоли? Зарезал ее горничную, как свинью... Нахуя? – Раз уж Ринальди виделся с ним, может, изложит все не так, как рассказывала Ливия? – Это беспредел полный. – И они еще русских с латиносами дикарями называют – сами не далеко ушли. – У нас есть дон для таких вопросов, ты пойди к нему и изложи свои претензии, прежде чем вендетту устраивать и резать каждого кто попадется тебе на пути. Я не прав? – Фрэнк, конечно, не станет указывать Майклу, кого из своих людей подключать к работе с русскими - все-таки именно Ринальди знал их лучше остальных - но как друг хотел обратить внимание на возможные проблемы. За все неудачи с русскими, если они возникнут, неважно по чьей вине, крайним оставят его, капитана южной стороны - такова цена офицерского звания. – Как бы и воров этих потрошить не пошел, прежде чем с нами согласует.

Пока Ринальди боролся с Брауном, перебравшись на его лодку, Фрэнк пытался страховать друга. Вообще-то он и сам не планировал стрелять в этого гомика. Обставить все так будто Браун утонул, они обговаривали еще на берегу, и отступать от этой задумки Альтиери намеревался только в критическом случае, вот например когда их недруг едва не проломил голову Майкла бутылкой или когда ударил его в солнечное сцепление, андербосс готов был выстрелить в этот момент, однако продолжившаяся почти сразу же борьба помешала это сделать. Фрэнк отдавал себе отчет, что стреляет отнюдь не так же метко, как Клинт Иствуд, и дабы не подстрелить лучшего друга по ошибке, опустил револьвер, смачно выругавшись.
- Твою мать, да прикончи ты этого гондона! – Хотелось следом перелезть на лодку Брауна и помочь Майклу, который сегодня явно не в форме был, а может просто старел, однако два катера разойдясь по волнам, стояли уже не борт в борт, и добираться пришлось бы плавь. Еще несколько секунд жаркой борьбы и двое мужчин полетели в воду. Отлегло, когда Майк относительно быстро поднялся обратно на лодку, а Браун меж тем остался барахтаться в воде – плавать к счастью для гангстеров он не умел и, паникуя, начал захлебываться водой. Еле-еле добравшись до кормы катера, того, на котором остался Альтиери, он попытался ухватиться за него, но получил жесткий удар ботинком по руке, а потом и по физиономии кулаком, когда предпринял еще одну попытку. – Мотор заводи! – крикнул Майку, находившемуся на второй лодке. Оттолкав от борта Брауна, Фрэнк вернулся на капитанский мостик и, дав хода, отошел на катере метров на пятьдесят, рассчитывая, что и Ринальди поступит также. Здесь можно было перевести дух и закурить, наблюдая за тем, как их недруг, зовя на помощь, совершает попытки вынырнуть из воды. Надолго его не хватит. – Держи, - садясь на борт, протянул сигарету Майклу. Искупавшись в озере, тот был мокрым с ног до головы и сигареты, если они у него в кармане были, мог смело выкинуть. Мобильник, наверное, тоже. – Пиво там осталось у него? – спросил у капо, не считая лишним и выпить. Пускай захватит, когда будет возвращаться.

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-24 21:38:23)

+2

12

- Да. Но на все нужны инвестиции. Автозаправка тоже денег стоит. А он не Рокфеллер сейчас. – планы у Ала были большие, парень способный и инициативный. В дядю  весь  - но надо понимать, что планы планами, а на их реализацию должна быть валюта. – А что у него за доходы? Бойцовский клуб их с Ренато еще только открывается,  икра не пришла – и надо реализовать ее будет. Вообще многообещающие затеи, но немедленно на карман с них не упадет. – В общем, надо ему, думаю, либо подождать, либо найти дело,  с которого будет капать постоянно и стабильно. Майкл-то не будет постоянно содействовать финансово, и так уже долю в бизнесе добыл и к делу пристроил, да на первое обзаведение дал.  Услышав про драматические события в жилище Ливии,  он нахмурился. -  Горничную? Ты уверен, что это правда? Сплетен было много – а по итогу что-то и сама Ливия там осталась живая, и говорили больше про имущество, как я понял.  Поморщился – он не любил напрасных жертв среди невинных людей. Однако понимал, что они все-таки неизбежны. Та же Сэнди, которую задушил Франческо, была ли она более грешна, чем работница Ливии? Все то же  - связалась не с тем человеком, оказалась в ненужное время в ненужном месте. – Горничная – это нехорошо,конечно… И про дона в принципе верно. Но пойми тоже правильно, Фрэнк – если служанку он зарезал как свинью, то его брата, ближайшего человека, вытащившего его из грязи, хозяйка этой служанки отравила как бродячую собаку. И он не идиот и понимает, что дон никогда не позволил бы ему тронуть Андреоли… Как же, на Тахо ездят. Поглядел пристально, понизил голос почти до шепота, задавая однозначный вопрос, на который было трудно дать искренний и однозначный ответ. Такой, какой мог задать только лучший друг лучшему другу. -  Скажи вот мне,  если твоего близкого родственника, которого ты любишь и ценишь…. Джулс или Алессию, скажем. – Убил  бы покровительствуемый боссом человек, которого он тебе никогда не сдаст… Агата та же. – Как бы ты поступил?
Очень скоро от разговоров о насилии пришлось перейти к его практическому применению. Выброшенный за борт Брауном, Ринальди вскоре забрался обратно в лодку -  а его противник остался в воде. Пытаясь вернуться на судно, он каждый раз получал от итальянца мощные пинки потертыми кроссовками, спихивающие его обратно в озеро.  Он было попытался оккупировать транспорт Фрэнка – но там получил такой же отпор.  Затем же Альтиери  отплыл в сторону, желая дать не умеющему плавать экологу захлебнуться. Он призвал Ринальди поступить так же и тот было хотел завести мотор – но вдруг остановился. Его губы изогнулись к жестокой улыбке,  глаза заблестели.  – Сейчас, погоди.  Ибо взор его упал на ящик пива,  расположившийся рядом с рыбацким принадлежностями – с комфортом путешествовал профессиональный бунтарь, с комфортом.  – Помогите! Я на все согласен! Майкл, на все! – надрывался Джейкоб, пуча глаза как рыба. Его голова, подобно поплавку, то скрывалась в зеленоватой толще, то опять появлялась на поверхности.
– Ну давай, подгребай. – мурлыкнул Ринальди, одновременно открывая бутылки. Вторая, четвертая, пятая… Альтиери, наверное, смотрел на него в то время обалдевшим взглядом, но капитан южной стороны этого не видел, его взор был на вновь уцепившемся за край палубы противнике. Момент – и гаррота обхватила горло засранца, притягивая его к гангстеру. Еще момент – и мутноватое пиво щедро полилось в задыхающуюся глотку. – Давай, жри, скотина, последний раз в жизни жрешь. -  все это длилось пару минут. А затем Браун был мощным броском опять отправлен в губительную влагу  - а ополоснутые бутылки брошены на палубу. А потом настало время и завести мотор, и приблизиться к Фрэнку.
- Держи! Тепловатое, конечно! -   мафиози с наслаждением присосался к горлышку и не отрывался от него, пока не ополовинил бутылку. Затем закурил предложенную сигарету. Вражеский катер был поставлен на якорь – и Майк перебрался обратно к приятелю. – Там чипсы еще есть, вот пакет. С луком и крабами.  Хладнокровно понаблюдал, как башка лидера протестующих исчезла под водой – в этот раз навсегда. – Я сначала думал, затопим судно. А теперь вот осенило – может изобразить, что он набухался и кувырнулся? Осколки-бутылки налицо, если рано выловят трупак, в крови алкоголь тоже обнаружат. Захрустел картофельной закуской, озабоченно посмотрел на андербосса. – Или лучше затопить, чтобы следов вообще не было? Только вот как? В такую погоду волной  бы точно не перевернуло, какую-то поломку изобразить следует.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-24 23:02:49)

+1

13

- Дай ему точку какую-нибудь, чтобы держал ее для нас, - Фрэнк говорил о крыше, это бы и был постоянный доход, которого Алу должно хватить на первое время. Ума для этого много не надо - прийти раз в месяц и забрать деньги, ну, может избить кого, если решат задолжать, в любом случае деньги это были легкие. А уж когда бойцовский клуб и икра начнут приносить ему доход, сможет и о заправке задуматься, привлечь партнеров, кто-нибудь из друзей наверняка тоже захочет вложиться. В общем, со временем все у него должно наладиться, парень не маленький уже, справится.
- Там Гвидо был, только поэтому она и осталась жива. - Вряд ли босс стал бы сплетничать, так что про горничную Фрэнк не сомневался, что именно так все и было. Случайных жертв, бывает не избежать, это отрицать андербосс не мог, и о Сэнди он помнил, сам ведь ее и убил, однако случай с домработницей Ливии считал иным. У них с Майком была одна единственная возможность избавиться от Алессандро, и тут уж средства выбирать не приходилось, а вот у Ренато вариантов была масса, где подловить его любимую родственницу. - Господи, Майк, мы все закрыли глаза на убийство Марчелло, и не только Гвидо лобызается с Андреоли, но и ты на вечеринки ее приглашаешь, знаки внимания оказываешь. - Фрэнк и сам вниманием хозяйку борделя не обделял - было дело - но он этого и не отрицал. А Майк вот наверняка Ренато в уши лил, что глубоко скорбит по Марчелло и осуждает поступок Ливии. Когда-нибудь эта привычка вести игру на оба фронта закончится для него печально. Не всегда получается усидеть на двух стульях одновременно, порой приходится делать выбор в чью-то пользу, решать, с кем ты будешь. - Может он еще и босса завалит в ходе своей вендетты, раз уж тот на ее стороне? И нас всех заодно? - Ставить себя на место Ренато и отвечать на вопрос Майка у андербосса желания не было. Ни жену, ни дочь он в ту же ситуацию поставить не мог просто потому что те не имели никакого отношения к их делам, да и вряд ли вообще близость родства здесь сравнима. Бывает, им приходится убивать своих же, это ни для кого не секрет, но если они будут оправдывать самоуправство, вставая каждый раз на место потерпевшей стороны, лучше от этого точно не станет. - Я понимаю его чувства, но, черт возьми, Майк, ему придется засунуть их в задницу, иначе от него избавятся. - Сколько им приносила Ливия и сколько приносил Ренато? От кого из них двоих ради общего блага и спокойствия решат избавиться - ответ был очевиден. Пускай это жестоко звучало, но это было правдой. - Ты с ним хороших отношениях, постарайся повлиять на него, чтобы глупостей больше не натворил. И уж тем более не подначивай, - мол, Ливия должна заплатить. Или же подначивай, но с умом... А то ведь и сам потом огребет от Монтанелли, если грамотным образом Барриано избавиться от Андреоли не сумеет. - У нас есть дон, есть андербосс, капо, в конце концов. Такие вопросы должны решаться централизованно, - повторил. В своих решениях Фрэнк предпочитал оставаться последовательным, и если уж закрыл однажды глаза на убийство Марчелло, теперь, он считал, было поздно рвать жопу и доказывать его брату, что они были глубоко возмущены предательством Ливии и Донато. Все они знали, что Марчелло вел дела не самым честным образом, и Ренато оставалось только смириться с этим, если не хотел отправиться следом за кузеном. Случись сейчас что-то с Ливией, спросят в первую очередь с Рена. Будь тот его другом, Фрэнк бы посоветовал ему на время успокоиться и месть свою приберечь на потом, пока все не уляжется. А затем без свидетелей избавиться от Андреоли, но учитывая, что друзьями они не были, говорить в отношении Ренато оставалось только лишь от лица андербосса и человека, продолжавшего все эти годы вести дела с убийцей его кузена.

- Фу, хоть бы холодильник купил, - поморщился, отпив теплого пива, и следом поймал пакет с чипсами. Вредные, конечно, но под закуску идут замечательно. Открыв пачку, Альтиери прихрустнул картошечкой и махнул рукой на вражеский катер. - Ему пробоина в корпусе нужна, чтобы затонул, а тут негде ее получить. Ослабить болты на обшивке - тоже не вариант. Инструментов нет. И затонуло бы это корыто не за десять секунд, Браун успел бы вернуться или в жилет влез. Здесь и кинем давай. Ну, а что? Ужрался и полез купаться, забыв что плавать не умеет. - Предложил не грузиться вообще этой лодкой и оставить все как есть. Лучшее что они могли сделать - это свалить отсюда поскорее.

+1

14

- Ну ладно, сваливаем отсюда тогда. – сказал Ринальди, захватывая с собой пару бутылок. Альтиери всегда лучше его разбирался в технике, у него была домовитая и хозяйственная складка, отсутствующая у старого холостяка Майки. Вскоре мотор затарахтел и они понеслись в сторону берега, оставляя за собой взятое на абордаж вражеское судно и благополучно отправившийся на корм золотым рыбкам-мутантам труп. – Напомни мне здесь никогда удочку не закидывать! – фыркнул гангстер, подставляя лицо под освежающий каскад брызг. По дороге современные пираты, потягивая пиво, смогли вернуться к прерванным необходимостью выйти в… пусть не море, но в озеро, разговорам.
- Точку? Это дело – вот в районе Флорине есть шиномонтажные мастерские,  что под нами ходят. Там и всякую дрянь, вроде ворованных магнитол скупают. Пусть с них и собирает. -  Майки-бой отлип от стеклянного горлышка, обтер с губ пену и перешел к другим темам, менее приятным, но более важным.
- Если бы он захотел, то убил бы и Ливию, и Гвидо. Ливию – в первые минуты. Ты не забыл, как он за отца людей Фьерделиси уделал? – по боевым качествам, мало кого можно было сравнить с Ренато, а в минуту злобы он и вообще превращался в некую смесь танка с носорогом, несокрушимую и неостанавливаемую. C хрупкой женщиной он мог бы легко разделаться. – А он, до приезда Монтанелли, еще долго с Андреоли об имуществе рассуждал. Так что давай не драматизировать. Вторая сентенция Фрэнка удивила и несколько разозлила Майкла.  Потому тут как бы была претензия к нему. И предположение, что он якобы одобрял убийство бывшего мужа владелицы борделя и вел себя лицемерно. – При чем здесь Ренато – и «все», которые «закрыли глаза» на это убийство? И уж тем более я, блять? Мне Марчелло не брат, не кум, даже не сват.  Мне Ливия дорогу не переступала, я с ней вполне потому могу вести дела. Будь это мой родственник, я бы не "закрыл глаза", будь уверен. Легко прощать, когда это не твоего ближайшего человека траванули какой-то мерзостью! Собственная жена причем. Поднес чипсину ко рту, но потом раздраженно раздавил его в крошки. Стряхнул их за борт, посмотрел на Альтиери озадаченно – И что ты мне предлагаешь сказать ему, Фрэнки? Мол, забудь все и лижи Ливии шоколадный глаз, потому что  наши босс и андербосс желают грести с Парадиза деньги лопатой? Залил желчную фразу еще порцией хмельного зелья и зажевал чипсами, показавшимися сейчас безвкусными. - Ливия не под моей защитой, я с борделя ничего не имею – зачем именно мне лезть в чужое семейное дело, скажи мне? Прищурился, припоминая недавний эпизод. – Ты, помнится, хотел «прокатить» нашу Монику Белуччи за одну фразу о твоем браке – и что-то тогда не пошел решать «централизованно» это. И думаешь, что Барракуда так просто, по одному свистку, откажется от мести за Марчелло? И уж тем более не будет требовать возмещения? Это не так легко разрулить. На самом-то деле капитан южной стороны подумывал обсудить этот вопрос с Барракудой – и отнюдь не желал, чтобы в Семье начиналась война, в такое время. Но и то, что Фрэнк, к своим родным и их достоинству относящийся так трепетно,  проблему такого масштаба отметал как незначащую, пусть, мол заткнет обиды в задницу… Это казалось странным. - А вендетта, к слову - часть нашей культуры, у нас принято за родную кровь воздавать сторицей.  Или ты за "подставить левую щеку"? Это было уже так, общее замечание. Хотелось все таки вывести подручного на принципиальный разговор, а то вопроса капореджиме он ловко избежал. Заставило задуматься -  неужели лучший друг так легко сдал бы жизнь самого Майки, как предлагал Ренато стереть из памяти смерть кузена?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-26 20:39:35)

+1

15

С судьбой Ала они более или менее разобрались, племянник у Майка особо проблемным никогда не был, чего вот не скажешь о Ренато, к разговору о котором пришлось вернуться на обратном пути - как будто ничего более важного, на что стоило бы переключить внимание, сейчас не произошло. Всего лишь убили человека и продолжили "не драматизируя" прогулку на катере.
- Об имуществе рассуждал? - глянул на Майки, изогнув бровь. Как именно люди на вроде них решали имущественные споры, Фрэнк знал - выглядело обычно все несколько иначе, чем в суде. Ринальди кому тут лечил? Или это Рен ему так информацию преподнес? Всех деталей случившегося Майкл, как было понятно, не знал. - И для этого он убил несчастную женщину, чтобы поговорить об имуществе... Ну, да. - От этого действия Барриано едва ли казались более адекватными.
Из того что Фрэнк знал обо всей этой истории, вывод он мог сделать лишь тот, что Ливии повезло. После того, как они с Ренато решили все свои "имущественные вопросы", тот наверняка избавился бы от нее. Также, как они с Майком не так давно избавились от Джеки Рубинштейна после того как отобрали у него клуб. Нет, все же появление Гвидо сыграло там роль - этого отрицать было нельзя.
- Ты, блять, тут притом, что охуеть какого сочувствующего из себя строишь, - хотя как было сказано уже, и как сам подтвердил только что, в первую очередь думал лишь о том, не перешли ли дорогу лично ему, а уж потом его друзьям. Или кем там он считал Ренато? Фрэнку казалось странным поддерживать отношения с убийцей близкого родственника своего друга и делать при этом вид, что ничего такого в этом нет – просто бизнес. Если все-таки поставить себя на место Барриано и представить, что кто-то убил твоего родственника, а твой друг, зная об этом, развлекается с убийцей на пару и в ус не дует, это мягко говоря, будет неприятно. Отвечая за себя, Фрэнк бы и такого друга захотел убить, расценив это как предательство.
Глоток пива, пускай и не прохладного, заставил немного охладиться и на очередную желчную фразу Майкла ответил уже спокойнее:
- Скажи ему, чтобы самоуправством не занимался. Соберемся все вместе и порешаем накопившиеся у него вопросы. Ты же сказал, он в команду твою хочет? - забрал у Ринальди пакет с чипсами, пока тот не съел их все, и захрустел картошкой. Зачем Майку лезть в чужое семейное дело объяснить было не так уж и трудно. - Займись этим, если не хочешь потерять человека, приносящего тебе деньги. И он ведь вроде должен тебе? - Кажется, Майки говорил что-то про бойцовский клуб, на который ссудил денег вернувшемуся из ссылки Барринао. В общем, это тоже повод встрять в его семейные дела. Если Ренато напросится на свинцовую пилюлю, Майк мало что выиграет. А вот посодействовав своему человеку в решении его проблемы, он мог и сам заработать. Пока что Рену отказывали лишь в праве поквитаться с Андреоли, а не в праве потребовать какой-то материальной компенсации от нее. На это Гвидо, как казалось Фрэнку, вполне мог пойти. Тот даже Марго заставил содержать Джоуи Терзи и его семью, когда она сожгла его желудок какой-то гадостью. Уж к Ливии более благосклонным он быть не должен был.
О последнем их визите в Парадиз, Фрэнку также говорить не хотелось, попытки вспомнить, что там происходило, отзывались головной болью.
- Я нихуя не помню, что мы там делали. Мы оба под кайфом были. - А до этого еще и выжрали столько, что даже русские бы их зауважали. - Мы же никого там не убили? Кстати, а Рен ничего не принимает? - мало ли на каких препаратах сидит. Есть ведь куда менее безобидные, чем кокс, под которыми реально сносит крышу.
- Вот из-за нашей культуры, это правило и ввели - внутрисемейные конфликты решать через администрацию. Иначе бы мы сами себя давно перебили. - Вернул пакет с чипсами обратно Майклу, а сам крепче перехватил руль. - Бля, столько геморра от этого Марчелло, - даже спустя шесть лет. - И Донато как всегда все через жопу сделал. - Догадался продвинуть убийцу члена организации. Не рассчитывал, что кузен его вернется? Однозначно следом за Андреоли следовало валить или его жену, или его брата. Или другого исполнителя искать, который не был из числа Семьи. - На компенсацию Рен имеет право. Ему надо было сперва с Гвидо встретиться, а потом уже идти людей резать. - Подытожил все вышесказанное.

+2

16

- Говорю же, про женщину ничего не знаю.  Убивать ее не следовало, кто же возражает? – кивнул головой Майк. Зато со следующими утверждениями совершенно не согласился. – Я ему и правда сочувствую. И Марчелло – хотя куда меньше, тот еще был типок, но своей судьбы не заслужил. Но сделать тут ничего нельзя, тебе это известно самому. Таково решение дона. Ему нам и приходится следовать. Я стою за Правила. С Ливией общается полСемьи, в том числе есть и те, кто ранее работали на ее мужа. Нередко приходилось бывать в Парадизе Майку и по делам Альтиери, водя туда разных чиновников. Был случай, когда Монтанелли чуть ли не специально им предложил съездить вместе за девушками в Нью Йорк. А при связанности их бизнесов не контактировать было теперь тем более невозможно. Вести же деловые отношения, не поддерживая хотя бы терпимые человеческие, нельзя. Вот одно и следует за другим – они живут в системе, в которой приходится общаться с теми, с кем надо общаться. Как и в любой корпорации или структуре, собственно. Чего Фрэнк от него хочет, чтобы он, потому что убили родственника Ренато Барракуды, взял сам автомат и застрелил Ливию? Или порвал бизнес-связи, от которых он сам, Франческо, имеет выгоды? Сложились которые за время отсутствия Барриано, который, казалось, и не думал о мести.
- Да, хочет работать со мной.  Но денег я пока с него не получал, а сам ссудил некой суммой. – коротко ответил Ринальди, отдавая пакет с чипсами Альтиери. Все равно обрыдла эта помесь сухой картошки с улучшителями вкуса. А вот пиво можно пить постоянно, Ринальди бы круглый день пил, если бы не опасался стать толстым как борец сумо. Хлебнул из бутылки. – Я с ним поговорю, пожалуй. Не хочу, чтобы его пристрелили нахрен, ему этот бой все равно не выиграть. И ради Семьи, которой не нужны междуусобные кровопролития.  Майки всегда думал и о безопасности своих друзей, и об организации, которой посвятил  всю свою жизнь. Тот же Фрэнк мог много раз видеть, как тот стоял рядом с ним в нужный момент, и лучше вспомнить об этом, чем теперь намекать на его неискренность.
- Не убили и даже не ранили. Везет тебе, а вот я на утро всегда потом помню всю хрень, которую наделал. – ухмыльнулся Ринальди. Причем обычно лезут всякие мелкие подробности, вроде того, как швырнул бутылку о фронтон Парадиза, разбив вдребезги. Или как они шагали к входу в него, чуть ли не обсыпаясь кокаином. – Курит иногда дорогой гашиш индийский. Славная штука. А про что-то более сильное… Не в курсе. Он, кажется, всегда был такой резкий, без всяких стимуляторов. При последних комментариях Фрэнка, уже совершенно успокоившись,  иронически на него глянул. – Сам ведь согласен, что решение Донато по Марчелло было гадостью, как и то, что Андреоли сделала с родным мужем, пусть и с донова разрешения. Да и вообще Донато был куском дерьма, положившим на все наши Правила. А ведь и с Лив вовсю общался, и на Донато приходилось работать…  И что, только Майк после этого лицемер? Или Фрэнк? Или оба? Или не один? – Иногда обстоятельства складываются так, что приходится выбирать меньшее зло…  Зевнул, резко начало клонить в сон. Все-таки встал он не свет, не заря. Теперь, когда азарт схватки и выпитый кофе выветрились, а в организм поступил алкоголь, в царство Морфея хотелось особенно сильно. – Решим все внутри Семьи, не парься. Можно сходку сделать. Окунул ладонь в воду, ополоснул лицо. Особенно лучше не стало. – Ладно, давай держать курс к берегу. Оставим рыбам рыбье, а сами займемся людским.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-26 23:50:12)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sleep with fishes