vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Смотри, куда едешь!


Смотри, куда едешь!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Genevieve Holloway & Ginger Rickards & Kirill Lazarev
4 сентября 2015 года
тепло и безоблачно, временами дует приятный прохладный ветерок
время близится к вечеру
где-то на улицах Сакраменто
история о том, что может произойти, если один не совсем трезвый водитель, поворачивая из-за угла, не сразу заметит двух молодых велосипедисток, неспешно крутящих педали

+1

2

внешний вид

Знаете такое отвратительное чувство, когда у тебя что-то до определенного момента получалось просто прекрасно, а потом — бац! — и у тебя всё выходит из рук вон плохо? В народе такое явление называют творческим кризисом. И угадайте, что происходит со мной сейчас? Да-да, именно это. Но весь ужас проблемы заключается не в этом, а в том, что до этого я сталкивалась с проблемой такого рода лишь пару лет назад, а потому сейчас мечусь из стороны в сторону, не зная, что с этим делать и как справляться. Мне нужно сдать две работы уже к концу этой недели,  а я даже толком и не начинала. Пыталась — правда! — уже огромное количество раз, но ничего не получилось, что только заставляло меня психовать и орать на каждого-встречного поперечного, — особенно сильно доставалось Фостеру. Однако это ещё никуда не шло, ведь буквально пару дней назад у меня просто опустились руки, на меня напала полнейшая апатия, и я практически не вылезала из своей пижамы, ела мороженое и залипала на сериалы. Довольно жалкое пребывание, не правда ли? Точно так же показалось и моей дорогой подруге, Джинджер, которая сегодня заявилась ко мне домой, словно гром ясным днём, и буквально силой заставила умыться, одеться, причесаться и выйти на улицу, а то на человека не похожа уже. Мне ничего не оставалось делать, кроме как послушаться и выполнять всё, что просило это рыжее солнышко. И черт, я готова признать, что сделала это не напрасно, так как, стоило мне только выйти на улицу, я поняла, насколько же сильно мне не хватало свежего воздуха. А чувства и ощущения, которые во мне проснулись, когда я оседлала свой велосипед после долгого перерыва, просто невозможно описать словами. Это было просто... ну, представьте, что абсолютно все ваши мышцы закаменели, глаза привыкли к полумраку, а потом вы просто выбегаете на солнечный свет, все мышцы, кости и суставы получили свою заслуженную и такую желанную разминку. Примерно так это было, но описание всё равно недостаточно точное. Если говорить проще, то я просто была очень благодарна своей подруге за то, что она меня наконец вытащила из дома.

Езда на велосипеде по городу в обществе Джинджер была для меня всегда отличным способом провести время, а сегодня, после долгого времени бездействия, это, казалось, вполне обычное действие было для меня особенно хорошим. День выдался сегодня солнечным и теплым, люди казались чуть менее раздражающими, и я даже пение птиц услышала. Это всё переполняло меня и заставляло меня вновь почувствовать себя нормальным человеком.

Мы катались... не знаю точного времени, но точно очень, очень долго. К концу прогулки у меня уже жутко устали и заболели мышцы ног, рук и спины, однако эти боль и усталость были приятными, — хоть и появилась осточертевшая потребность в ингаляторе после такой долгой велосипедной прогулки. Появилось чувство, что я сделала нечто полезное, что я не какая-нибудь там бесполезная труха в форме человека. Эти прелестные ощущения и свежий воздух, солнечный свет явно благотворно повлияли на меня, а потому я пошла вглубь парка и помогала Джинджер расстилать скатерть для пикника с особенным энтузиазмом, который появляется у меня не так уж и часто. После всех приготовлений мы взяли еду из корзинки и начали уплетать сэндвич за сэндвичом за обе щеки, ведь сегодня мы очень хорошо потрудились, разъезжая по многолюдным улицам Сакраменто на велосипедах. И — о, всемогущий Уэйн — это было прекрасно. Клянусь, я буквально физически ощущала то, как силы, рвение к достижению цели и возвращению моего вдохновения наполняли всё моё тело. И как я могла себе позволять всё это время безвылазно торчать дома на протяжении нескольких дней? Удивительно, что я ещё по-настоящему не сошла с ума.

Ладно, признаю, ты была совершенно права, когда решила вытащить меня из дома. Но в следующий раз еду готовлю я, у тебя курица суховата. — по-доброму улыбаясь, произношу я и отправляю последний кусок сэндвича с курицей в рот. Перевожу взгляд чуть в сторону от рыжеволосой и смотрю на детей, что бегают друг за другом по зеленой траве, весело смеясь; от вида этой картины, да и общей атмосферы подходящего к концу дня на моих губах расползается легкая улыбка. Приятно вот так вот сидеть на лужайке в обществе одного из самых приятных для меня человека, есть сэндвичи с суховатой курицей после долгой езды на велосипедах. Однако всему хорошему всегда приходит конец, как бы печально это не было. Вот и сейчас тоже, ведь время близится к вечеру, а меня дома ждёт ещё целая куча и маленькая тележка дел, которые я должна успеть сделать за выходные, и это означает то, что нужно идти домой, к сожалению. — Джин? — Произношу я, снова переведя взгляд на свою подругу. И что-то в её виде заставило меня передумать. Зачем заканчивать хороший день так скоро? Дела ждали всё это время и могут подождать ещё немного, уж я-то их сделаю, а вот с Рикардс я не виделась довольно давно. — Не хочешь пойти ко мне в гости? А то уже становится прохладно, да и я обещала Фостеру что-нибудь приготовить, а готовить в компании гораздо веселее, тем боле с подругой. Ну что?

Я встаю на ноги и смотрю на рыжую сверху-вниз, улыбаясь. Мне правда хотелось бы, чтобы она пошла ко мне. Хоть я и чертовски люблю своего молодого человека, общение только с ним одним меня до хорошего не доведет, точно с ума сойду.
Ну дава-а-ай, не заставляй меня тебя заставлять, — говорю я и обнимаю саму себя, когда холодный поток воздуха обволакивает меня. И вправду становится прохладнее, а я ещё и в шортах, так что стоит поторопиться, не хватало ещё и заболеть, я и так слишком долго просидела дома без дела.

Отредактировано Genevieve Holloway (2015-05-04 18:09:43)

+2

3

вв: голубые дырявые джинсы, светлая просторная футболка, балетки, рюкзак за спиной, на правой руке часы, на левой несколько браслетов; волосы небрежно собраны в высокий хвост.

Она слишком засиделась дома, заставляя меня не на шутку заволноваться своим несколько апатичным состоянием. Один-два дня еще ничего, но, зная Еву, вполне можно предположить, что такое поведение затянется у нее еще надолго. Того и гляди пересмотрит все существующие сериалы, а потом будет тупо валяться и жаловаться, что смотреть больше нечего, но так и не обратит свое милое личико солнышку. А ведь за окном такая чудесная погода! Птички поют, лучи солнца так игриво пытаются пробиться сквозь занавешенные окна, а теплый ветерок приятно щекочет волосы, заставляя искренне улыбаться такому дню. Поэтому я и не выдержала. Наспех сделала сэндвичи из того, что удалось найти в тетином холодильнике, захватила какую-то старую скатерть для пикника, побольше воды и немного леденцов. И пусть только Ева попробует отказаться, иначе мне придется применять силу.
Подругу я приветствовала со словами «это интервенция». Выражение ее лица надо было видеть, но разве со мной поспоришь? Так что Женевьеве пришлось на время стать послушной девочкой и сменить свою пижаму на что-то может и менее удобное, зато делающее ее похожей на человека, а не на жалкое подобие себя самой. Я знала, что кататься на велосипеде она любит не меньше меня, а может даже больше, ибо она, кажется, даже предпочла его машине. Так что впереди нас ждала велосипедная прогулка с небольшим перерывом на мини-пикник на травке в парке. Что может быть лучше?

Во время прогулки я видела, как лицо подруг постепенно менялось, что не могло не радовать. Это именно то, чего ей не хватало. Да, если уж быть честной, то и мне тоже. Кимберли вместе с Патриком умотали на Лазурное побережье, решив пропустить начало учебы. Так что я временно лишилась такой приятной компании, а заодно и некоторых прелестей жизни, которые я любила делить вместе с ними. Конечно, друзья у меня были и помимо них, но далеко не все готовы были согласиться на очередную авантюру, появившуюся в моей шальной рыжей головке.
Педали я крутила весьма интенсивно, заодно мысленно надеясь, что после такого плодотворного дня мне удастся хотя бы немного потерять в весе. Не то, чтобы я прямо так уж сильно заморачивалась по поводу своей фигуры, но все же хотелось быть хотя бы чуточку похудее. Я то уносилась куда-то вперед Евы, игриво так показывая ей язык и звонко смеясь, то вновь возвращалась обратно и слегка заговорчески подмигивала подруге, рассказывая ей что-то смешное. Мне нравилось поднимать людям настроение, нравилось видеть на их лицах искреннюю улыбку, нравилось, когда всем было хорошо. И я знала, что Еве сейчас было хорошо, это ясно читалось в ее зеленых глазах.
Катались мы довольно долго. И когда ноги уже начали сильно уставать, я предложила Еве сделать небольшой перерыв и чуть порадовать свои желудки едой, а мышцы отдыхом. Утром я обошлась всего лишь апельсиновым соком и маленькой порцией хлопьев, так что не удивительно, что после такого насыщенного катания, желудок требовал хоть какой-то еды. Подруга помогла мне постелить непослушную скатерть с забавными фиалками, что были нарисованы на ней. Когда все было готово, я подставила свое лицо солнышку, чуть прикрывая глаза от наслаждения, и блаженно улыбалась.

- Нечего винить мою курицу, - смеюсь в ответ на шутливое замечание подруги и чуть поддеваю ее плечом. - Как по мне, так вышло очень даже вкусно. На тетушкиной кухне продукты водятся не часто, так что скажи спасибо, что мне удалось найти хоть что-то. - Довольно улыбаюсь и делаю большой глоток воды. Мне удалось так сильно расслабиться, что я теперь даже не представляла, как заставить себя подняться и снова сеть на велосипед. Шурша пакетом с леденцами, я разворачиваю последний с вишневым вкусом и отправляю его к себе в рот.
Предложение Евы пойти к ней в гости мне пришлось по вкусу. Расставаться с подругой так быстро очень не хотелось, а возвращаться домой и проводить вечер в четырех стенах тем более, поэтому я начинаю кивать головой наверно даже слишком интенсивно, после чего снова заливаюсь звонким смехом. Только вот до чего же не хочется вставать! Какое-то время я еще лежу, улыбаясь глядя на подругу, которая нашла в себе силы, чтобы подняться и теперь заставляет меня последовать своему примеру.
- Хорошо-хорошо, - медленно протягиваю я и, сладко потянувшись, нехотя встаю. Убрав остатки пакетов и бутылки с водой обратно в корзинку и кое как сложив скатерть, мы выкатили наши велосипеды на ровную поверхность и тронулись в сторону дома Евы. В этот раз педали крутились уже не так интенсивно, и я уже не пыталась укатить вперед подруги.

Я рассказывала Женевьеве о своем недавнем походе на фотовыставку, когда вдруг из-за угла неожиданно на довольно высокой скорости показалась машина, несущаяся прямо на нас. Я не успеваю сделать что-либо, даже затормозить из-за резко нахлынувшей на меня паники. В голове только и успевает промелькнуть мысль о том, чем же я так разгневала богов, что они решили уже который раз за год так поиздеваться надо мной. Всего каких-то несколько секунд и я налетаю на капот автомобиля вслед за Евой, которой повезло чуть меньше, поскольку она оказалась ближе к этому сумасшедшему водителю. Из моих уст вылетают какие-то ругательства, когда нога застревает где-то в велосипеде подруги, а на лбу пятном растекается кровь от удара об руль.
- Что, черт возьми, ты творишь? - выкрикиваю я, стуча по стеклу окна мужчины, как только мне удается подняться на ноги. - Ева, ты как? - Дрожащим голосом спрашиваю подругу, наклоняясь к ней, и протягиваю руку. - Совсем одурел? Глаза тебе на что? Тут вообще нельзя так гнать! - Снова обращаюсь к водителю, который по ходу дела вообще был не совсем трезв.

+2

4

Вообще-то Лазарь редко ездил один: жить ему еще хотелось, хотя и так понятно, что он, вор в законе, скопытиться от старости шансов не имеет никаких. Но как-то так сегодня вышло – как ему сначала показалось, что хорошо, – и катался по городу он безо всякого контроля. Да и без цели, кстати говоря. Остановиться тут, выпить здесь, потом выпить еще в одном месте, шлепнуть по филейной части знакомую официантку из одной забегаловки, в которой ему приходилось пару раз бывать – какая уж тут цель?
На самом деле он злился, но этому уже давно никто не удивлялся: злость для Кирилла была таким же постоянным атрибутом, как нимб для святого. Ему не нравился этот город, ему не нравились эти люди, даже любимая коллекция автомобилей как будто поблекла. Ему не нравилось то, что его вышвырнули сюда, в эту Америку, как щенка, имитировать бурную деятельность. Казалось, что с каждым месяцем Америка нравится ему все меньше и меньше. Его от этой страны тошнило сильнее, чем от зоновской баланды. Чем ближе был вечер, тем злее и еще, самую чуточку пьянее, был Кирилл. По правде говоря, тогда, когда привычное течение вечера было нарушено, он был уже основательно поддат. Не пьян, нет, пьяным он стал бы еще спустя несколько часов, возможно, будучи уже в окружении прекрасных как гурии и честных как зеркало дам полусвета. Ну или как их там называют. Кося одним глазом на дорогу перед собой, Лазарь потянулся к лежавшей на соседнем сиденье фляжке, но не дотянулся. Затрезвонил телефон, и его рука дрогнула на половине пути, прежде чем взяться уже за телефон. Кирилл прижал его к уху.
– Да?
– Где ты?
Старшая дочь уже редко называла его папой. Ни папой, ни отцом, ни кем-то еще – а по имени ему бы и самому не хотелось. Зато следила за ним чуть ли не бдительнее, чем ее обожаемый дядя Мэл, возившийся с девчонкой, кажется, с самого детства. Сейчас ее голос был донельзя строгим, как будто из них двоих она была старшей и отчитывала его. И были в ее голосе знакомые требовательные нотки. Его собственные нотки.
– У меня дела, буду поздно, Оля.
«Дела, конечно. Шлюх по борделям валять да собственные комплексы коньяком лечить». На той стороне тоже на несколько секунд воцарилась тишина.
– Хватит на сегодня, пап, – наконец, тихо прозвучало в трубке. – Приезжай домой, – еще одна пауза, неловкая, потому что Кирилл мог распознать даже то, как именно молчала его старшая дочь. – Мы… Приготовишь что-нибудь. Тебя последнюю неделю дома вообще не видно, – вздох, бывший началом слова, которое она так и не произнесла, заменив на другое: – Мелкие скучают. И…
Услышать продолжение он не смог. Поняв, что отвлекся, посмотрел на дорогу – и вовремя. Дал по тормозам в последний момент, увидев перед самой машиной двух велосипедисток. Рывок затормозившей машины, и если он, даже не пристегнутый, только дернулся, слава богу, не вмазавшись лбом в руль. Удар, заставивший его поморщиться: не дай бог поцарапали – убьет! В отличие от остальных «представительниц» – без сомнения, имеющих право называться прекрасными – его коллекции, «мерин», будь он хоть трижды сделан аккуратными немецкими руками, был Кириллу роднее любой отечественной колымаги. Лазарь его разве что не вылизал за все те годы, что ездил. Он шальным взглядом поискал телефон, но не увидел рядом, в то время как одна из девиц, прервавших его разговор – которые и так случались нечасто – с дочерью, закатила истерику.
Ну, видит бог, он не хотел.
Был бы он трезвым, ему бы так сразу не сорвало башню. Какая-то мелкая мартышка будет стоять перед его машиной и визжать, как будто ее уже пером щекочут. Вообще прикасаться к его любимице! Вора, фигурально выражаясь, вынесло из машины.
– Ша, сучка! Закрой хавальник – на кого лаять вздумала? – он настолько забылся, что рявкнул на нее по-русски.
Подлетел он к крикливой малолетке за несколько секунд. Хотел ударить сначала, но не иначе какая-то сила свыше его удержала, однако взгляд Лазаря, ледяной и яростный, которым он окатил самостоятельно поднявшуюся на ноги велосипедистку, явственно говорил о том, что, вздумай она верещать дальше, второго чуда не произойдет. Если не совсем дурочка – поймет. Мускулы лица на несколько секунд дрогнули в выражении отвращения, прежде чем он, оттолкнув в сторону первую девицу, рывком поднял вторую и отпихнул в сторону первой, одновременно пинком отшвырнув помятые велики. С озабоченным видом ощупал и осмотрел автомобиль. Выпрямился, поправил воротник серой шелковой рубашки. Закатал рукава.
– Слушай ты, – на этот раз сладить с самим собой и заговорить на английском у него получилось – как всегда, с силой налегая на звук «р», но уже с явной угрозой во вкрадчивом голосе. – Вы мне машину поцарапали. Да мне плевать, где и как можно ездить, вас это все равно не спасет, – он шаг за шагом наступал на них, с застывшей яростью на лице – ему нужно было только дать повод, чтобы он влепил по пощечине и той, и другой, – вы год всеми своими отверстиями работать будете – хорошо, если наскребете.
Вокруг собирались зеваки, но в чем Пиндостан был похож на Россию-матушку, так это тем, что прохожие будут пялиться, но точно не вмешиваться. Вот уж действительно – повеяло родиной, разве что на языке этом идиотском говорить приходилось. Больше всего на свете Лазарю хотелось прихватить крикливую за горло, слегка придушить, но как следует встряхнуть.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Смотри, куда едешь!