Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » my immortal


my immortal

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://savepic.net/6805227.png

http://savepic.org/7261563.png

Участники: Balthazar di Stefano & Liana Summers
Место: улицы Сакраменто, ближайшее кафе, парк
Время: лето, 2019 год
Время суток: день
Погодные условия: тепло, солнечно
О флештайме: Лиана сбежала, когда поняла, что забеременела. Однако, спустя три года вернулась в Сакраменто на день рождение подруги. Кто же знал, что этот город настолько "маленький", что можно встретить свою любовь, от которой убежала, стоя в очереди за кофе?

+3

2

внешний вид
-Мамочка, все хорошо! Я сейчас как раз иду забирать детей от няни и вечерним рейсом мы вылетим обратно, - Ли лежала на кровати в номере отеля и смотрела в потолок. Ноги были закинуты на кованную спинку кровати и касались стены. Они жутко ныли после вчерашних танцев вечер напролет, - мои котятки в полном порядке, я уже созванивалась с няней. Прекращай мне мозг выносить, я уже не подросток, - Саммерс поморщилась, когда на том конце провода мама пыталась возмутится такому обращению, но Лиане было все равно. Сейчас ей хотелось выпить таблетку анальгина и кружку кофе, а потом уже обнять своих маленьких деток и побаловать их мороженным.
Да, кто бы сказал пять лет назад ей, что она станет мамой - покрутила у виска и сказала, что ей сейчас не до детей и их капризов. Карьера, карьера и еще раз карьера. Ей хотелось тогда показать своим родителя, что она самостоятельная девочка, которая может самостоятельно построить свою карьеру, обеспечить себе беззаботную старость. И ведь все к этому и шло, пока однажды она не забеременела от своего любимого. Сейчас то Ли может сама себе признаться, что до безумия любила Бальтазара ди Стефано, да и сейчас продолжает любить. У них были отношения. Яркие, бурные, страстные. Из них не хотелось вылезать, хотелось быть вот так вечно с ним. К сожалению, судьба решила иначе. И судьбой выступила работа и карьера Балти. Тогда Лиана не захотела отношений на расстоянии, и они тихо мирно разбежались. Хорошо это или плохо, на тот момент сложно было понять. Они не виделись долгое время, пока однажды Саммерс не была вызвана в кабинет к новому вице-президенту, кем оказался Бальтазар.  Он то и предложил ей такую заманчивую должность. С учетом того, что эти двое стали проводить время вместе намного больше, чем раньше, они вновь сдружились. А потом произошло то, после чего у них начались такие странные отношения. Неудачная попытка вытащить мужчину на прогулку привела ее в его постель, а дальше пошло все по накатанной. Открытые заявления на собственность, вечные язвенные перепалки и секс.
Лиана прекрасно помнит те дни. Она думала, что отравилась либо алкоголем, либо едой, так как довольно бурно праздновали заключение очень выгодного контракта, после чего Ли и Балти оказались вновь в одной кровати. О, эта была одна из самых прекрасных ночей. Пожалуй, именно тогда она и сообщила мужчине, что до сих пор любит его. Только эта фраза так и осталась в ночи и о ней на утро никто из них не вспоминал. Либо специально, либо случайно, но все было как и всегда. Совместный завтрак с таблеткой аспирина и поцелуй на прощание. Через  неделю ей стало нездоровиться. Постоянно тошнило от любых запахов. Даже любимый парфюм приносил ужасный тошнотворный позывы. Ди Стефано тогда заметил ее самочувствие и отпустил на пару дней домой, взяв с нее обещание обратится к врачу. Отлежавшись дома, она выполнила свое слово и сходила к терапевту. Та, позадавав пару вопросов, попросила сдать кровь. Так как, все это происходило в частной клинике, все результаты уже были готовы на следующий день, и когда врач озвучила диагноз, Саммерс не могла поверить своим ушам. Беременна! Она! Всевышний, лучше бы не слышать этого. Ли от испуга даже не могла вымолвить и слова. Как отреагирует на это Балти? Что он скажет? Они ведь даже не встречаются! А тут такое... На тот момент рыжая ничего не смогла спросить умнее, как: "Можно ли сделать аборт?". Но терапевт смогла ее отговорить только одной фразой - "Можно, но потом вы будете бесплодна". В тот момент у Саммерс случилась истерика, но ловкие медсестры вкололи ей успокоительное и спросили, кому можно позвонить. "Маме". Да, именно она сможет помочь и успокоить Ли. Тем более она точно будет счастлива - у нее будет внук или внучка.
Матушка прилетела первым же рейсом и забрала свою непутевую дочь с клиники. Пожилая женщина все охала и ахала, но была взволнована состоянием своей малышки. У них состоялся долгий и серьезный разговор, итогом которым стал вердикт - "Увольняйся". Говорить Бальтазару о своей беременности Ли тоже не станет. Не хотела, чтобы ее отвергли. Лучше, чтобы он просто не знал и считал, что она просто устала от всего.
Так и произошло. На следующий день Лиана Саммерс принесла заявление своему шефу. Когда он попытался ее отговорить, ей пришлось сказать то, что нанесло боль как ей, так и ему. "Я устала от неопределенности, Балти. Я хочу быть любима и хочу семью, а не только заявления "ты моя", "ты мой" и секс. Пожалуйста, отпусти меня, я хочу семьи". Она тогда не дождалась ответа от него и выбежала из кабинета. На глазах наворачивались слезы, однако Ли заплакала только тогда, когда села в машину и уткнулась в плечо маме. Она давно так не плакала. Все то, что происходило - разбивало ей сердце.
Лиана вернулась в Нью-Йорк, сдав свою квартиру в Сакраменто постояльцам. Мама оборудовала ее старую комнату всем тем, что ей нужно и занялась ремонтом в соседней, решив сделать из нее детскую для будущего ребенка. Саммерс посещала все возможные курсы для молодой мамочки, ходила к лучшим специалистам. На одном из УЗИ ее обрадовали тем, что у нее будет двойная радость. Мальчик и девочка. Женщина тогда не поняла, почему так обрадовалась, но после этой новости она просто святилась счастьем.
Сейчас же, лежа в номере отеля Сакраменто, Ли смотрела на фото своих деток в планшете. Лили и Марк. Два самых светлых ангелочка в ее жизни. Она благодарила Всевышнего, что она так и не смогла решиться на аборт, и что ее детки - самые замечательные на свете.
Улыбнувшись, Ли отключила планшет, оделась, взяла сумку и вышла из номера. Ее путь лежал в кафе, куда няня должна была привести двойняшек. Саммерс давно знает эту женщину, и она была рада взять на один вечер ее деток. Рыжик поймала такси и назвала адрес улицы, куда ее доставили за пару минут. Выйдя из машины, Лиана увидела миссис МакКел, которая везла в двойной коляске ее деток. Улыбнувшись и сердечно поблагодарив женщину, Саммерс взялась за ручку коляски и пошла внутрь кафе. Так как  еще утро, посетителей было не слишком много. Она поставила коляску у одного из столиков, дав Лили и марку раскраску, встала в небольшую очередь. Она все время поглядывала, чтобы ее проказники чего не натворили.
-Мне, пожалуйста, латте с карамелью, круассан с шоколадом и два шарика мороженного в разные креманки. Мне для детей, - она улыбнулась молодому человеку, который принимал у нее заказ. "Интересно, как там Бальтазар? Надеюсь, нашлась та, которая смогла приручить этого вечно гулящего кота"
Расплатившись и дождавшись слов, что заказ принесут, Лиана развернулась и... была шокирована. Именно в этот момент в кофейню заходил тот, от которого она так сбежала. Закусив губу, Саммерс быстро прошмыгнула к столику, сев спиной ко вхожу. Сейчас Лиана молилась просто всем богам, духам и кто там еще существует, чтобы Бальтазар ее не заметил, чтобы заказал кофе с собой и ушел. "Пожалуйста, пожалуйста"
Рядом сидящие дети почувствовали, что их мама занервничала и начали поглядывать по сторонам, чтобы понять, что вызвало такую бурную реакцию их матери.
-Марк, Лили, прекратите так крутится! - Саммерс пересадила с коляски двойняшек на сиденье рядом с собой, чтобы те были под чутким ее присмотром.
-Ма, млоное! - Лили хлопнула своими маленькими ладошками по столу, а Маркс подхватил, и они стали привлекать к себе внимание.
-Сейчас все будет, - она поймала их ладони в свои и поцеловала каждую, чтобы отвлечь их.

Отредактировано Liana Summers (2015-05-05 00:18:20)

+3

3

Внешний вид

Горим, летим и жить спешим, и не умеем, наполовину.
То свет, то тень. Твоё сердце, как мишень. И опять в него стреляет новый день.
Но от ветров, хранит меня твоя любовь.


Верно говорят - что имеем, не храним, потерявши - плачем. Но Бальтазар ди Стефано уже давным-давно разучился плакать, и причина не в том дурацком стереотипе, что мужчины не плачут. Всю боль, все разочарования и все потери он привык переживать где-то очень глубоко в себе. И даже тогда, когда внезапно, словно гром среди ясного неба, то известие, что Лиана Саммерс - его единственное рыжее солнышко, этот яркий лучик собралась внезапно уволиться, повергло топ-менеджера Национального банка в состояние шока. Он не понимал, чем вызвано ее такое решение, но все попытки расспросить девушку и выяснить истинную причину не увенчались ничем. Лиана просто сказала, что она устала так жить, устала от того, что происходит между ними. Точнее, от того, что между ними совсем ничего не происходит, а она хочет семью. Только тогда Бальтазар вспомнил те самые сокровенные слова о том, что рыженькая любит его, когда они лежали вместе, обнявшись, после той прекрасной последней ночи. Тогда он сказал ей о том же. А любил ли? А был ли искренен? Или же сказал только потому, лишь бы отвязаться и машинально отчеканить те же самые слова, не вкладывая в них никакого смысла и абсолютно ничего не чувствуя? Наверное, в тот момент ди Стефано и сам не знал правильного ответа.
То, что он любил эту девушку все же было правдой, только любовь у него была своя, иная, отличная от ее любви. Собственническая. Или же мужчина просто привык к тому, что Саммер практически всегда находится с ним. Когда ему грустно - рассмешит, когда плохо - поддержит, когда хорошо - разделит с ним это счастье, превратив его в счастье на двоих. Слишком привык, не ценя того, что рядом находится живой человек со своими чувствами и эмоциями, для которого итальянец стал, наверное, самой большой любовью в жизни. За все приходится расплачиваться. И порой эта цена бывает слишком высока. И Бальтазар сполна заплатил за свое отношение к Лиане. Когда девушка выбежала из его кабинета, оставив одинокий листок с заявлением по собственному желанию, казалось, что что-то внутри ди Стефано оборвалось и разбилось вдребезги на многие-многие малюсенькие острые осколочки. Тогда он не понимал, что это было его собственное сердце...
Он не успел догнать ее, он не успел остановить ее и выяснить ту причину, по которой она приняла такое решение. Потому что когда он задал вопрос, почему так все, итальянец видел, что Лиана безумно нервничает и колеблется, долго задумывается, прежде чем ответить, и после всего однозначно можно было сделать вывод о том, что рыжая лжет. Возможно тогда Бальтазар не понял всей серьезности ситуации, слепо уверовав в то, что Лиана как всегда вернется по прошествии нескольких дней, что осознает, что действовала под влиянием эмоций, и все будет, как прежде. Но нет. В очередной раз чуда не случилось, потому что кто-то там наверху в Небесной канцелярии принял решение проучить того кота, который гуляет сам по себе и совершенно не задумывается о тех, кто рядом с ним. Слишком беспечно, слишком бездумно, слишком обыденно...

Твоя любовь - акапелла души. И это чувство сильнее чем жизнь.
И эти ноты звучат и звучат во мне на бис.
Твоя любовь акапелла души. И ради этой любви стоит жить.
Пусть звучит без слов, светит, как маяк в ночи любовь!


Он звонил, он писал, он даже приезжал к ней спустя несколько дней, когда уже начал открыто нервничать по тому поводу, что Лиана просто-напросто пропала. Исчезла в никуда. Итальянец боялся больше всего того, что с ней что-то случилось, а он теперь никогда не узнает об этом, не сможет попрощаться и, осознав свои ошибки, признаться ей в том, что был неправ. Но самое главное, он не успел осознать, что действительно любит ее, что это тот человек, которого он действительно искал всю свою жизнь, поскольку еще никто из его бывших пассий не смог выдержать отвратительный характер сеньора ди Стефано. А она могла, она умела даже самый ненастный день своей лучистой улыбкой раскрасить серую обыденность в самые яркие и разноцветные краски. Но было слишком поздно. Как ни старался найти мисс Саммерс Бальтазар, у него ничего не получалось. А ведь он даже не знал о том, где, к примеру, ее родители, которые смогли бы хоть как-то прояснить ситуацию. Хотя...скорее всего родители бы тут ему не помогли, а наоборот прогнали взашей. Они явно были в курсе их отношений, которые зашли в тупик и дальше Лиана не видела никакого продолжения, а Бальтазар...слишком боялся ответственности что ли. Его свободолюбие достигло своего предела, поэтому возможно, он опасался семьи, словно какого-то ярма. Однако же впоследствии он поймет, что нет ничего хуже одиночества и осознания потери любимой...
С того момента прошло уже несколько лет. Ди Стефано делал несколько попыток найти Лиану, подключив все свои возможные связи, поставив на уши даже собственного брата, опытного детектива, но даже он не смог ему ничем помочь. Лиана словно канула в небытие, словно ее и не было, а Бальтазар... Он так и не смог найти никого, кто стал бы ему настолько дорог и любим, как таковой была Лиана. У него было еще несколько романов, но они были настолько быстры и мимолетны, что можно сказать - их и не было, на столько незначительны. Он искал в каждой черты Саммерс, не находил, метался и кидался к другой - все безуспешно. Ему даже не смогла помочь Патриша, или же она просто не хотела помогать? К сожалению, Бальтазар не мог припереть к стенке помощницу прокурора и, по совместительству, лучшую подругу Лианы, поскольку понимал, что услышит о себе всю...правду. А правду знать не хотелось, так как и без того было понятно. И, в конце концов, он отчаялся и решил пустить все на самотек. Сам виноват, сам упустил свое счастье, теперь он вовсю расплачивался. Итальянец думал только об одном, что если с Лианой все хорошо, то пусть она будет счастлива с кем-нибудь другим, кто ее оценит и поймет, как не смог и не захотел он сам. Но у судьбы было иное видение, и очередное испытание ждало Бальтазара...

Любовь, как сдвиг. Любовь, как крик. Если услышишь, если ты дышишь.
Лети, на свет, сквозь дожди, минуты лет. Пусть любовь твоя найдёт на всё ответ.
Счастлив тот, в ком вечная любовь живёт.


Очередной день, очередная пятница, которая была короткой перед праздничным днем. Ди Стефано решил заехать в свою любимую кофейню, где варили очень вкусный кофе. Здесь они часто бывали с рыжей. Хотя бы воспоминания приятные остались, и то счастье. Припарковавшись рядом, Бальтазар вошел внутрь, обойдя нескольких человек и проскользнув к кассе, чтобы заказать себе кофе и какой-нибудь десерт. Сегодня было много народу, а за спиной слышались детские голоса, которые становились все громче - дети настойчиво требовали мороженое. Итальянец никогда не любил детей. Он их не понимал, он не знал, как с ними обращаться, наверное, как и многие мужчины. Но его внимание в этот раз привлекли не дети, а слишком знакомый голос.
- Марк, Лили, прекратите так крутиться! Сейчас все будет.
Показалось? Ди Стефано сглотнул и медленно развернулся, ища глазами обладательницу этого голоса. И нашел. Лиана. Его любимая девочка, а рядом с ней двое очаровательных детей, которые и требовали мороженое. Сердце Бальтазара пропустило пару ударов, он даже не услышал, как его одернул официант, вопрошая о том, за какой столик тот сядет. Он не слышал и не видел ничего вокруг себя, словно люди исчезли. Он видел только ее. Не может этого быть! Но...дети, как? Мужчины рядом с ней не было. Наверное ждет где-то. Банкир закусил губу, не решаясь подойти. Но, когда они встретились глазами, было уже поздно куда-то прятаться или же что-то решать. Бальтазар мотнул головой, пробормотав официанту, что он заберет заказ позже и также медленно, словно частично парализованный, подошел к семье. И не нашел ничего более умного, как спросить:
- Почему ты меня бросила?

Твоя любовь - акапелла души. И это чувство сильнее чем жизнь.
И эти ноты звучат и звучат во мне на бис.
Твоя любовь акапелла души. И ради этой любви стоит жить.
Пусть звучит без слов, светит, как маяк в ночи любовь!

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-05-06 19:50:26)

+3

4

Лиана умоляла просто всех богов и духов, чтобы Бальтазар не обратил внимание на шумных детей. Ведь она прекрасно помнила, что он их не любит и его раздражает то, как они обычно шумят, поэтому он мог легко проигнорировать деток. Однако, Ли не учла один факт - свой голос, который был достаточно громким. Излишки ее прошлой профессии. Добавьте к этому полупустую кофейню и вуаля, Бальтазар стоит перед ней и смотрит в упор, задавая тот самый вопрос. "Бросила? Это еще мягко сказано, любовь моя"
Саммерс прикусила губу. Главное, сейчас не расплакаться, не выдать то, как она скучала по нему, как ей было стыдно, что разбил себе и ему сердце. Хотя, разбила ли? Лиана так и не знает, любил ли он ее так, как любила его она?
-Я тебя не бросала. Я тебе четко все сказала, - показать свое хладнокровие, а под столом сжать руку в кулак, что побелели костяшки. почему-то было невыносимо больно это произносить. Марк, который сидел ближе, чем Лили, не понравилось, что его мама заговорила с каким-то дядей и уставился на того в упор. Ли мысленно сравнила их. Ее сын - точная копия своего отца. Маленький собственник, который делится своей мамой только с сестрой.
-Марк, будь добр, прекрати так пялится. Где твои манеры? Мы же тебя не зря воспитывали, - Лиана осторожно погладила ребенка по голове, чтобы тот не вздумал поднимать шум. Малышка Лили же с интересом за всеем наблюдала. Вообще, ее дети очень смышленые. Во всю болтают, во всю всё разбирают на составные, обожают играться в планшете. А еще на всех ужинах они собирают внимание. Когда Марка одевают в костюм и бабочку, он сразу становится таким серьезным, будущим политиком прям (как говорит дедушка), а Лили - маленькая принцесса, которую ждет невероятное будущее. Все это мисс Саммерс обеспечит своим детям, чего бы ей это не стоило.
-Бальтазар, не стой. Если ты желаешь продолжить разговор дальше, присядь. Ты нервируешь двойняшек, - в этот момент подошел официант, который и принес заказ. Женщина мягко кивнула и пододвинула креманки с мороженным к детям. Те с удовольствием принялись уплетать сладость, а Ли только и успела, чтобы подоткнуть салфетку, будто слюнявчик. Оставив детей поедать мороженое, Саммерс с удовольствием сделала глоток латте и вздохнула, посмотрев на мужчину. Он не изменился. Такой же обаятельный, такой же красивый, такой же деловой. В костюме с иголочки. Hugo Boss или Dolce&Gabbana. Но скорее первый. Галстук туго завязан, значит,точно будет встреча, хоть сегодня и короткий день. Лиана до сих пор помнит, когда в их офисе короткие рабочие дни, когда и какие праздники. Будто это было только вчера, хотя прошло уже три года. Три сложных года для ее чувств и, наверное, для самого ди Стефано. Но ничего поделать Саммерс не могла. Карьера, для такого карьериста как Балти, стоит на первом месте. И нарушать ее, заставлять жениться на ней, помогать с детьми - не для него.
-Ма! - Лили засунула руку в креманку с мороженным и громко засмеялась, чтобы привлечь внимание матери Рыжая закатила глаза. Вот что за выпендреж пошел? Сейчас и Марк точно что-то отчебучит, как это они любит делать, когда видят не знакомых им людей, и которые им не понравились. Однако сын, на удивление, молча кушал мороженное, иногда поглядывая тяжелым взглядом на Бальтазара. "Всевышний, как же они похожи взглядами, когда чем-то недоволен"

Отредактировано Liana Summers (2015-05-23 14:13:32)

+1

5

Бальтазар просто не верил своим глазам. Все события прошлых лет буквально пронеслись у него перед глазами и всколыхнули множество воспоминаний. Они были самыми разнообразными: хорошими и плохими, грустными и веселыми. Но главное, что собственник Бальтазар ди Стефано всерьез не видел рядом с Лианой никого из мужчин, кроме себя любимого. Не то, чтобы он считал их своеобразной семьей, только официально не зарегистрированной, но вот то, что когда-нибудь перед ним предстанет такая картина, где Саммерс с двумя детьми, такого просто не могло быть. Вот не могло быть и все. Итальянцу казалось, что сейчас он смотрит какой-то страшный и беспокойный сон и никак не может проснуться. Только в этом сне была одна большая проблема - это явь, и избавиться от нее, всего лишь ущипнув себя за руку, попросту невозможно. Где-то в глубине души теплилась надежда, что эти детки совсем не отпрыски Лианы, возможно кто-то из подруг попросил ее посидеть с ними. Может быть Патриша родила? Ди Стефано перебирал в уме самые разные варианты, пока девочка не назвала Лиану мамой. Тут все встало на свои места, и Бальтазар всего лишь тешил себя напрасными надеждами. Глубоко внутри колыхалась ярость, ему очень хотелось посмотреть на избранника рыжей, чтобы начистить ему морду. Просто потому, что он есть. И посмел занять место, которое принадлежит по праву собственности только ему.
Эх, Бальтазар, кого ты хочешь обмануть? Она никогда не была и не будет ничьей собственностью, и твой тем более. Значит нашелся кто-то, кто смог сделать ее счастливой. Чего не смог сделать я. От себя не убежишь, и я признаю свое полное поражение. Вот так дела, я никогда еще не чувствовал себя таким потерянным и разбитым.
Итальянцу казалось, что он выглядит сейчас полным идиотом, который стоит и тупо пялится на красивую девушку с двумя детьми. Прожигает взглядом пустующее место возле нее, в ожидании того, кто почему-то до сих пор так и не появился. Но также он не мог не заметить того, что Лиана тоже нервничала, как и он, вот только не очень понимал причины её нервозности. Наверное, переживала по тому поводу, что вот-вот сейчас припрется отец ее детей, а она смеет разговаривать с каким-то чужим мужиком, своим бывшим, своим бывшим боссом. Еще не хватало сейчас выяснять отношения при детях, хотя в силу своей чертовой эмоциональности ди Стефано мог так поступить, несмотря на окружающую обстановку. Ну почему его угораздило прибыть в эту чертову кофейню именно сегодня, именно в этот момент? Зачем, зачем снова грезить о том, чего не было и попросту не может быть никогда. Итальянец сжал правую руку в кулак скрипнув зубами, не в силах посмотреть Лиане в глаза.
- Да, я прекрасно помню о том, что и как ты мне тогда сказала. Как будто это произошло вчера, - и когда он растерял все свое красноречие? Правду говорят, что порой мужчины перед женщинами тупеют и превращаются в ослов. А ведь раньше они могли шутя выяснять отношения до умопомрачения. Так, отставить воспоминания! Всего равно ничего уже не вернешь. Хотелось уйти, но ее больше хотелось остаться. Но вот только о чем сейчас они будут разговаривать? О том, что Ли счастлива в семейной жизни, а Бальтазар как был эгоистичным мудаком-карьеристом, так и остался. И тут итальянец посмотрел на мальчика, который также смотрел на него исподлобья и молча. Слишком знакомый взгляд, только ди Стефано никак не мог вспомнить о том, где он раньше его видел. Наверное большой дядя ему не понравился, вот ребенок так и смотрел на него, мол, только попробуй приблизиться к матери. А девочка наоборот что-то вовсю болтала, с удовольствием поглощала мороженое и даже умудрилась спереть порцию брата, на что Бальтазар улыбнулся. Она очень похожа была на Лиану, и почему-то банкиру очень захотелось коснуться ладонью светлой макушки девочки. Но притрагиваться к чужим детям он не смел, к тому же без разрешения Саммерс. Или как там сейчас ее фамилия? Лиана снова буквально вытянула его из небытия раздумий тем, что он якобы нервирует детей. Он мотнул головой, взял стул возле соседнего столика и, придвинув его, развернув к себе спинкой, сел неподалеку от семьи.
- Извини, я не хотел этого, но вроде бы они не выглядят такими уж нервными. Наоборот, очень счастливыми. Только вот, кажется, я не понравился твоему сыну. Как их зовут? - кто бы знал, каких трудов Бальтазару стоило выдавить из себя нечто наподобие улыбки, да и то та получилась какой-то уж слишком вымученной. Наверное, Лиане было неприятно сейчас находиться рядом с ним, поэтому надолго задерживаться Бальтазар не собирался. Он слегка покусывал нижнюю губу, наблюдая за девочкой, которая заметила, что к ним подсел незнакомец и вперила в него свои большие голубые глазенки. Такая маленькая, а уже вовсю строит глазки. Как мама...

+1

6

-Лили, что за свинство? если ты испачкаешь это платье, твоя бабушка съест меня, - Саммерс вытащила влажную салфетку из сумочки и протерла дочке руку от капающего мороженного. Девочка с явным не довольствием позволила вытереть ей руку и, засопев, уткнулась в свою креманку, не прекращая посматривать на Бальтазара. В Лили Саммерс есть и черты Бальтазара - она заставляет притягивать к себе взгляды, прям как и ее папа.
-Это было три года назад. С того момента многое изменилось, - Лиана посмотрела в глаза ди Стефано. Как же она скучала по нему, по его голосу, по его прикосновениям. По ночам Саммерс мечтала о том, что у них будет семья, что он приедет в Нью-Йорк, найдет ее, обнимает и никуда больше не отпустит. Однако, это так и осталось глупой мечтой. Ли давно пора жить реальностью, ведь ей уже давно не восемнадцать лет.
Бальтазар попросил представить детей. Она чувствует, к чему все идет. Он обязательно должен спросить про отца, про ее мужа. Это ведь логично, что у такой женщины, как Ли, должен быть муж, чтобы воспитывать вместе с ней таких чудесных детей. Лиана прикусила губу.
-Марк Себастиан Саммерс и Лили Элизабет Саммерс, - рыжая улыбнулась, когда представляла своих детей, но ее брови слегка нахмурились, когда ее дети даже не посмотрели нормально на собеседника, - так, чему вас учил дедушка? Когда вас представляют, что вы должны сказать?
Не важно, что Бальтазар в данный момент являлся последним человеком, которому бы она хотела представить своих детей. Однако, они должна с малых лет приучаться светским представлениям и говорить то, что обязывает этикет.
-Пиято понакомися, - Лили ярко улыбнулась, а Марк хмуро протянул руку. Лиа удовлетворенно кивнула и вновь посмотрела на ди Стефано. Мужчина правильно подметил, что он не нравится ее сыну. "Естественно, если бы рядом со мной был второй ты, ты бы тоже ревновал, так мало того, еще бы и язвить начал. Это Марк толком еще не умеет говорить, а тем более, язвить"
-Марк просто не любит чужих, сам понимаешь, - она постаралась выгородить своего ребенка. Пожалуй, как и любая другая мать, - ты извини, нам скоро вызывать такси и ехать в аэропорт, - Ли достала телефон, чтобы вызвать машину, однако, тот сразу разразился мелодией, оповещающей о входящем звонке.
-Алло? Да, пап, привет, - Лиана услышала в трубке голос отца и его просьбу задержаться в Сакраменто, так как должны для него подвезти документы, и чтобы Ли их забрала, но будет это все завтра. Поэтому, лучше, чтобы рыжая задержалась в городе, - я поняла тебя, пап. Господин Хоум? Хорошо, скинь мне его номер, - Саммерс попрощалась с отцом и положила трубку. Она посмотрела на мужчину и неуверенно улыбнулась. Вот и что сейчас ей делать? Попросить его уйти? Но это будет не правильно. Это будет означать, что она снова пытается сбежать от него.
-Кажется, мы остаемся в Сакраменто до завтра... Составишь нам компанию в парк аттракционов? - Лиана произнесла это прежде, чем подумала. "Всевышний, Фурия, ты с ума сошла? Ты чего творишь? Решила, себе потравить душу?" - но если ты занят, я пойму, ничего страшного, мы сами прогуляемся, - Саммерс в спешке стала пересаживать детей в коляску, показывая свою нервозность. Ей бы стоило успокоиться, выдохнуть и более уверенно уйти от него, не оборачиваясь, но она не могла. Рыжая попала снова, внутри все трепещет, ведь она так мечтает вновь прикоснуться к Бальтазару, обнять его и уткнуться в его плечо, вдохнув его парфюм. Но она это не могла, уже не имела права.

Отредактировано Liana Summers (2015-06-05 11:28:00)

+1

7

У Бальтазара внутри все разрывалось и переворачивалось, он даже и не подозревал о том, что видеть некогда любимую женщину в компании ее детей и явно от чужого мужчины, будет для него столь невыносимо больно. Хотя почему некогда любимую? Ему казалось, что он все еще испытывает к ней те самые чувства, о которых даже сам себе боится признаться. Но всему хорошему и не очень когда-нибудь приходит конец. Не всегда же им было жить гостевым браком. Бальтазар так привык, ему было комфортно, не выдержала первой Лиана, и ди Стефано ее прекрасно понимал. Его родители знали о том, что у старшего сына какие-то непонятные отношения с девушкой, работающей у него пресс-секретарем, но матушка видела и прекрасно видела, как всегда светились его глаза в тот момент, когда он рассказывал о мисс Саммерс. Сейчас, наверное, у нее совершенно другая фамилия, и Бальтазара так и подмывало спросить ее об этом, но это выглядело бы слишком банально и унизительно в первую очередь для него. Но что поделать, такова жизнь и все будет так, как должно быть.
- Твои родители дали им прекрасное воспитание, как и ты. Не ругай их, они же соображают не так хорошо, как взрослые, но вот твой... - Бальтазар несколько замялся, глядя на мальчика, - Марк чувствует людей, я так думаю. И то, что я ему не нравлюсь, вполне резонно, он защищает мамочку от чужого незнакомца, - когда он произнес слово "чужого", то невольно сглотнул, ведь сейчас все было именно так. Марк протянул ди Стефано ручку, все также хмуро глядя на него, банкир же совсем легко пожал ее в ответ. Вырастет настоящим мужчиной, который ни за что не позволит никому обидеть своих сестру и маму. - Мне тоже приятно, Лили, - улыбнулся он девочке, которая после того, как поздоровалась, снова уткнулась в мороженое, но все также хитренько на него смотрела. Почему-то хотелось взять девочку на руки, хотя итальянец никогда не проявлял такого рвения к детям и такой нежности. А тут, словно приступ своеобразный. Надо бы с этим заканчивать, ведь не его дети, да и Лиане не понравится то, что он проявляет совершенно ненужную инициативу.
Я слишком долго задержался, Лиане совершенно некомфортно в моем обществе, я это прекрасно чувствую. Никогда не думал, что все так будет когда-нибудь. Но после моего к ней отношения все к тому и шло. Но просто так встать и уйти, сославшись на несуществующие дела, будет неправильно и некрасиво. Но и навязывать свое общество ей и детям я не хочу. Как и находиться под мрачным и оценивающим взглядом ее сына. Мне кажется, что он того и гляди скажет что-то вроде того, что скоро придет его папа. И тогда мне точно придется как можно скорее выметаться. Хотя мне безумно интересно посмотреть на того, кто рискнул занять мое место. Наверное я мазохист.
- Я...я понимаю, да. Извини. Я бы мог отвезти вас, но проблема в том, что в моей машине нет детских сидений, да и мои услуги тебе нужны меньше всего, - некая язвительность все еще слышалась в его словах, но он изо всех сил старался не ляпнуть что-нибудь такое, что Лиана не выдержит и пошлет его на все четыре стороны прямо при детях. А ведь он мог... - Ты такая красивая, - улыбнулся снова он девочке, пока Лиана разговаривала по телефону с отцом, который позвонил ей прежде, чем она вызвала такси. И сердце забилось чаще, когда рыжая произнесла, что они остаются в Сакраменто до завтра.
Бальтазар, ты идиот... Наивный и надеющийся на несбыточное.
- Я...буду очень рад, если не помешаю, - как-то виновато улыбнулся он, наблюдая за тем, как Лиана пересаживает детей в коляску. - Тебе помочь? Правда я не очень умею обращаться с детьми, но если ты мне подскажешь, я постараюсь не пасть в твоих глазах еще ниже, чем пал до этого. Я могу вызвать такси, - мужчина встал и медленно приблизился к Лиане, оказавшись к ней практически лицом к лицу в тот момент, когда она выпрямилась и развернулась к нему. Хотелось обнять и больше никуда не выпускать, но получить с размаху по морде тоже не хотелось.

+1

8

Чужой незнакомец? Ох, Балти, какой же ты незнакомец? Ты их отец, они наоборот должны обнимать тебя. Но они не знают, как и ты. Они никогда даже не задумывались о том, кто их папа. Маленькие еще. И я бы что-то точно придумала, если бы не встретила сейчас. Всевышний, что мне делать?
-Мне не нужна помощь, я уже привыкла за ними сама смотреть, - Лиана покачала головой, когда пристегивала специальными ремешками детей в коляски, давая в руки им по игрушке. Малышка Лили любила розового котика, которого ей подарила бабушка просто так, когда они гуляли по Нью-Йорку, а Марк любит Супер Мена, которого Ли купила ему в парке аттракционов. Пока они сидят и играются с игрушками, Ли может спокойно их вести.
-Но, ты можешь повести коляску, пока я куплю бутылку воды... - Саммерс развернулась от коляски и оказалась лицом к лицу с Бальтазарам. Ее сердце бешено застучало, когда она посмотрела ему в глаза. В них была та нежность, с которой он раньше на нее смотрел. И до сих пор смотрит. "Всевышний, что я натворила тогда?"
Лиа прикусила губу и отвела взгляд. Она еле поборола в себе желание прижаться к нему, поцеловать и попросить прощения. Она пересилила себя. Только вот почему все так же паршиво? Женщина сделала шаг  в сторону и прокашлялась, чтобы вернуть себе нормальный голос, так как в горле застрял комок.
-Коляску не сложно вести, ты справишься... - она указала, куда надо класть руки, - и запомни, я больше повторять не буду, в моих глазах ты никогда не падал, - рыжая нахмурилась, когда проговорила это мужчине. Как он мог о себе так сказать? Бальтазар единственный мужчина, которого она смогла пустить в свою душу и в свое сердце, и Ли никогда не считала, что он что-то испортил в ее жизни. Даже совсем наоборот. Просто это глупая трусиха, не смогла признаться в том, что ждет от него детей и сбежала.
-Не надо такси, тут идти минут пятнадцать, - Саммерс слегка качнула головой и сделала шаг в сторону, чтобы разорвать этот контакт глазами. Она направила коляску к выходу и вышла, когда Балти открыл и придержал им дверь. Саммерс вздохнула и посмотрела на мужчину, - держи, - Лиана отпустила ручку двойной коляски для близняшек, чтобы ди Стефано мог покатить детей дальше. Рыжая тем временем подошла к ближайшему ларьку и купила бутылочку воды и влажные салфетки, на всякий случай. Дети всегда остаются детьми, даже если и воспитываешь их быть аккуратными. Где-то споткнуться, где-то схватиться. Было бы странно, если бы Лили и Марк это не делали.
-Расскажи мне, как дела на работе? Кто теперь твой пресс-секретарь? - Лиана решила начать разговор, раз уж пригласила мужчину пройтись с ними. Ей было интересно, кто теперь занимает ее место, как дела в компании, что нового. Но больше всего ее интересовало , с кем он теперь, какую женщину он пустил к себе? Только вот все равно Саммерс не решалась это спросить.

+1

9

Время шло, медленно и так противно, а мужчина Лианы так и не думал появляться на горизонте. Конечно мужчина предполагал, что рыжая приехала в Сакраменто одна, а он ждет ее в Нью-Йорке. Но тогда почему она взяла с собой детей, раз их отец не смог посидеть с ними? А может быть...у них вообще нет отца? Слишком много вопросов и ни одного вразумительного ответа. Ди Стефано даже забыл, когда в последний раз ему было настолько тяжело разговаривать и подбирать слова. Брякнешь что-нибудь не то, снова обидишь, девушка развернется и уйдет, и итальянец вновь останется у разбитого корыта. А молчание в данном случае тоже далеко не золото. Почему же между людьми бывают настолько сложные взаимоотношения, что попросту выть хочется? У животных все гораздо проще. Хотя сравнивать себя с животными...фу, ужас какой. Хотя сейчас Бальтазару казалось, что мозгов у него не больше, чем у того самого кота, который всегда гулял и будет гулять сам по себе. Он тяжело вздохнул, несколько раз моргнул, когда Ли отошла от него, словно пытаясь таким образом избавиться он внезапно накрывшего его наваждения.
- Хорошо, извини... У тебя прекрасно получается все делать самостоятельно.
Что-то я часто извиняться стал, это неправильно. Проклятье, я сам на себя не похож. Мямлю что-то все время, как подросток, который испытал высокое чувство впервые, теперь заикаюсь, как идиот. Представляю, как я сейчас выгляжу со стороны. Хотя мне безразлично чужое мнение. Но фраза Лианы о том, что она привыкла справляться сама с детьми, заставляет меня задуматься еще сильнее... Может быть ее бросил ее муж или попросту мужчина? Я бы тогда сам лично нашел его и придушил, чтобы неповадно было. Хотя разве это нужно Саммерс?
Бальтазар привык не то, чтобы придираться к словам, но всегда придавал значение даже вскользь произнесенной фразе. Конечно теперешняя личная жизнь Лианы была далеко не его заботой, однако же все это немного странно. Однако же он отступил на несколько шагов, давая Ли больше простора для того, чтобы справиться с детьми и как следует усадить их в коляску. На ее руке нет обручального кольца, может ли это означать то, что она не замужем? Или же просто не хочет его носить?
- С удовольствием, - и когда он что-то в последний раз делал с удовольствием, в особенности сейчас, в отношении своей бывшей девушки? Но раз та предложила, грех было отказываться, да и Лили сейчас поглядывала на него столь восторженно своими ярко-голубыми глазами, что сердце Бальтазара дрогнуло, и он взял коляску за ручку, вывозя детей из кофейни и держа кейс в другой руке. Лиана отсутствовала недолго, она быстро купила бутылку воды, которую положила к себе в сумку, и вернулась к мужчине, который ждал ее в стороне, ни на секунду не выпуская ручку коляски из руки.
- На работе все по-старому. Скоро будут выборы нового Президента банка, так как теперешний уже готов подать в отставку и со спокойной душой уйти на пенсию, передав свое дело в руки преемника. Я буду выдвигать свою кандидатуру при поддержке мэра города и некоторых представительных лиц штата, - Бальтазар слегка пожал плечами, глядя вперед и останавливаясь перед светофором, дабы перейти на другую сторону. - Пресс-секретарь у меня молодой человек, который все довольно быстро схватывает на лету, и которым я весьма доволен, - наверное странно, что не девушка? Потому как после увольнения Лианы, ди Стефано не смог взять на ее место никакую другую представительницу прекрасного пола, хотя предложений было море. Однако же не все так просто, как кажется. Но вот Лексус Блант его устроил по всем параметрам и разбавил собой бабскую компанию коллег Бальтазара.

+1

10

Сердце Лианы защемило от той картины, которую она сейчас видела: Бальтазар так крепко держал ручку коляски, будто от этого зависела жизнь детей. Лили с Марком с интересом на них поглядывали, но пока ничего не делали. Давина даже удивлялась такому поведению двойняшек: чтобы они, да и не выделывались сильно перед незнакомцами?
Когда они подошли к светофору, ди Стефано рассказал ей о своих планах и новом помощнике. Как-то снова предательски сжалось сердце. Ли дорожила своей должностью долгое время, считая, что без нее и без ее харизмы многие переговоры были бы неудачные (ну совсем рыжая не скромная, ага).
-Я думаю, должность будет твоя. В конце концов, ты многое сделал для банка, и они просто не смогут не принять это во внимание, - она кивнула, когда Бальтазар сказал про поддержку мэра и чиновников. Саммерс была рада, что все таки мужчина добился своей цели и займет высшее место в правлении банка. Правда, уже без ее поддержки, - о, я рада, что пресс-секретарь у тебя смышленый. Небось, теперь все переключились с тебя на него? - Лиана хихикнула и уверенно ступила на проезжую часть, когда загорелся зеленый свет. На всякий случай она все таки поглядывала по сторонам. Все таки дети обязывают ко многому и их жизнь стоит выше своей.
-А я вот так и не нашла работу. Сначала было не до этого, - она улыбнулась, когда глянула на детей, - а сейчас родители не дают, шумя, что мне не обязательно работать, - Лиана вздохнула, вспоминая бесконечные ссоры с родителями по этому поводу. Отец постоянно твердил, что Ли сейчас больше нужна своим детям, чем где-то на работе, а мама поддакивала и слушать ничего не хотела про то, что ее дочь и внуки сидят у них на шее. Для своих шестидесяти лет ее старики были слишком гиперактивны и были в курсе всего того, что было модно и происходило в социальной и экономической сфере общества.
За поворотом показался парк аттракционов, и Лиана остановилась, присаживаясь возле детей.
-Так, милые мои. Не убегать и не плакать, тогда вам будут и самолетики, и лошадки, и батут. Договорились? - она с улыбкой посмотрела в глаза своим двойняшкам. Пусть они еще и маленькие, но когда дело касалось того, что они до безумия любили (как аттракционы), то моментально становились смышлеными. Услышав дружное "Да", Ли чмокнула каждого из них в макушку и посмотрела на Балти:
-Будь готов. Это на вид они маленькие. Чуть ослабишь хватку руки и все, ищи-свищи у ближайшего аттракциона, - Саммерс выпрямилась и перехватила мягко у мужчины ручки коляски, - дальше я сама.
Они медленно вошли в парк, где не было сильно людно. Женщина вспомнила, как сама в детстве обожала все эти карусели, цепочки,  лошадки и так далее по списку. И ведь она каждый раз пищала от удовольствия, когда каталась на всем этом безобразии и уговаривала маму "ну на еще один разик!". Лиана улыбнулась, вспоминая детство и уверенной походкой направилась к кассам, где купила билеты на все возможные для трех летних детей аттракционы.
Первой по списку была детская цепочка, которая на небольшой высоте кружила их. Пока дети с восторгом кружились, Ли оперлась руками на ограждение и посмотрела на Балти:
-Они моя жизнь , - почему-то произнесла она и перевела взгляд на малышню, - я не знаю, чтобы делала сейчас без них.

Отредактировано Liana Summers (2015-07-29 18:51:29)

+2

11

Дети сидели в коляске достаточно смирно, и в то время как Лиана оставила их одних, чтобы купить воды, у Бальтазара возникло какое-то неясное чувство абсолютного спокойствия. До этого он находился чуть ли не в состоянии стресса, а сейчас он будто бы понимал, что все в порядке...с теми, кого он любит. Хотя эти два ребенка были по сути ему чужими, но все-таки данное чувство было для него весьма странным, но нельзя было сказать, что неприятным. К счастью, не было плача и истерик, чего итальянец не переносил в детях, на удивление дети оставались спокойными, и лишь только девочка поглядывала на взрослого мужчину с гораздо большим интересом, нежели её братец. Ди Стефано слегка улыбнулся, поймав очередной внимательный взгляд ребенка, после чего наклонился и поправил на девочке панамку, которая слегка съехала на бок из-за того, что она постоянно крутила головой в его сторону. В это время к ним уже подошла Лиана и забрала коляску у банкира. наверное дети конечно же будут чувствовать себя гораздо более спокойными, когда с ними гуляет мама, а не какой-то взрослый и чужой мужик.
- Да, я на это надеюсь. Ты же знаешь, что я обычный карьерист, который готов пойти практически по головам, но тем не менее своей цели я добьюсь, - о работе сейчас хотелось говорить меньше всего, чтобы Саммерс снова не начала вспоминать, а что было тогда, когда они работали вместе, и чего они смогли добиться тоже вместе. Конечно нынешний помощник итальянца тоже был весьма сообразительным и хватким, но все-таки заменить Лиану он не мог. Наверное, Бальтазар слишком тогда привык к тому, что девушка находится практически все время рядом с ним и готова в любой момент сорваться и прибежать чуть ли не по первому зову. И как бездумно он тогда пользовался ее доверием, и как сейчас стыдно было за все то, что он натворил... Но теперь уже ничего не поделаешь и задумываться над тем, что сейчас можно все исправить, достаточно глупо. В первую очередь потому, что живут они как минимум в разных городах. Во-вторых, у Лианы есть дети, наверняка мужик, о котором она почему-то ни разу не вспомнила, и так далее по списку.
- Нет, почему все должны были переключиться? Просто он помогает мне в тех областях, которые требуют моего непосредственного вмешательства и, к сожалению, без помощника я обойтись не смогу. А сейчас вполне возможно, что если меня изберут Президентом, мне придется расширять круг помощников, - пожал плечами Бальтазар, и в этот момент они подошли к кассам парка аттракционов. Оба заплатили за билеты, хотя итальянец порывался и сам, но нет так нет. Он не стал настаивать. - У тебя сейчас есть нечто гораздо более важное, чем работа. Это я могу на работе ночевать практически, потому что дома меня не ждет никто. Разве что Тибальд, - ухмыльнулся банкир, осознавая то, что уже практически к сорока годам у него нет ничего, кроме приличного банковского счета, недвижимости, должности и...кота. Семьи нет (родные не в счет), детей нет. Ничего нет. Остальное все неважно. Печальное осознавание, но он сам выбрал такой путь. Рыжая в это время посадила детей на крутящуюся карусель, сама проверила надежность креплений, и мужчина с женщиной наблюдали за тем, как дети с удовольствием кружат на небольшой высоте. Бальатазр слегка покосился на Ли, которая с такой нежностью говорила о детях и все-таки решился задать весьма неприятный в первую очередь для него самого вопрос. Хотя прекрасно понимал, что это совершенно не его дело и что рыжая может сейчас его преспокойно послать на три веселых буквы. - Почему твой мужчина не приехал с тобой в Сакраменто? Ты сама следишь за детьми, а он должен ведь помогать тебе.

+2

12

Ли вздрогнула, когда Бальтазар спросил про мужчину. Видимо, он считает, что у нее кто-то есть... И ведь это вполне логично. Только вот что на это ответить? Придумать историю о том, что ее в Нью-Йорке ждет жених, сын друга отца, который с детства положил глаз на милую рыжую девчушку? Хотя, по сути, так есть. Милый Мартин, друг детства. Они вместе ходили в одну школу, постоянно на приемах строили рожицы друг другу в разных концах зала, а сейчас он помогает ей с двойняшками, когда нужно. Мужчина явно надеяться на что-то со стороны Саммерс, только вот та не спешит с этим. Уж слишком еще в ней живут чувства к ди Стефано.
-Он... У него работа, которая не позволяет пока отлучатся больше, чем на день, - Лиана чуть улыбнулась и вновь посмотрела на детей. Карусель медленно остановилась, и женщина поспешила снять малышню с седушек, пока они не попадали от непоседства.
-Вам понравилось? - она взяла двойняшек за ручки и вышла с ними к Балти. Малышня радостно закивала головой, от чего Саммерс улыбнулась, - тогда пошлите на батут.
Она также улыбнулась Балти, и они все вместе прошли к следующему аттракциону. Так они и провели последующие четыре часа, пока Лили с Марком веселились, смеялись и просили еще. Наверное, они с Балти еще раза два ходили к кассам за билетами. Для своих малышей ей было ничего не жалко. Пусть лучше смеются, чем плачут.
Ближе к обеду Лили начала зевать и просится на ручки. Лиана понимала, что сейчас и Марк будет просится на руки, чтобы поспать, поэтому ей пришлось обратиться за помощью к Бальтазару.
-Ты бы не мог понести Лили? У них время дневного сна, а я и забыла  с этой прогулкой. Обычно, мы уже в это время дома, и он засыпают на мне. Но сейчас я не унесу их обоих... - она виновато улыбнулась и передала мужчине ребенка на руки. Самое удивительное, что девочка даже не возмутилась, лишь обняла ди Стефано за шею и моментально уснула. Марк же храбро топал рядом с мамой, противясь позывам, чтобы не зевнуть. Ведь он взрослый мальчик! Какой ему уже дневной сон?
-Марк, может, ты тоже пойдешь ко мне на ручки? - тихо спросила Ли, покосившись на сына. Тот помотал активно головой и продолжил идти рядом. Правда, на подходе к светофору он сдался и протянул к маме руки. Саммерс только улыбнулась и ловко подхватила сына на руки. Тот как-то странно посмотрел на Балти с Лили в руках и тоже обнял маму за шею.
-Эй, не души меня, - она доброжелательно погладила ребенка по спине и уже тоже посмотрела на мужчину, - проводишь нас до отеля? Правда, надо такси поймать...

+2

13

Конечно Бальтазар не хотел задавать неприятные вопросы в первую очередь для него самого, но что поделать, если получилось так, что Лиана до их пор была ему небезразлична, что бы он ни пытался там себе доказать. Обычно те, с кем итальянец расставался без сожаления, благополучно забывались, как забываются неприятные или незначимые моменты или люди в жизни. А здесь несмотря ни на что все равно Бальтазар часто вспоминал о Саммерс, жалея о том, что не смог когда-то разглядеть в ней того человека, которого он и вправду любил по-настоящему. Однако сейчас уже ничего не поделаешь и приходится признать те факты, которые уже подобны своеобразной аксиомы. У Лианы есть мужик, она почему-то все еще не замужем, но, вероятно, совсем скоро это произойдет, и у нее есть двое детей от этого мужика. Нормальная, обычная и...чрезвычайно скучная жизнь. Впору было зевнуть, только вот у ди Стефано настолько омерзительное настроение, что не хотелось ничего делать. Конечно всем своим видом он старался показывать, что ему все равно, но судя по всему получалось плохо, да и Лиана не была обделена женской интуицией и явно все прекрасно видела и понимала.
- Надо же, занятой какой, - ухмыльнулся мужчина, силясь молчать, чтобы что-нибудь не съязвить в своей манере. Если мужчина такой работающий, то у Лианы большая вероятность наступить снова на те же грабли. С одной стороны хотелось женщину уберечь от этого, а с другой...вполне возможно, что этот мужик любит ее чуть больше, чем любил Бальтразар. ДА и что греха таить, любит до сих пор, но почему-то с поистине ослиным упрямством гонит от себя эти мысли. Впору гнать только потому, что сейчас он уже не был с Лианой, они давно расстались и сейчас ничего уже не изменить. Совсем скоро она вернется обратно, и больше они уж точно никогда не увидятся. Это только сегодня судьба подбросила ему внезапно такой своеобразный шанс, но вот зачем? Этот знак разгадать Бальтазар был не в силах. - Ну наверное и вправду нет времени на любимую женщину, - он все-таки не удержался но не высказал то, что хотел, иначе был риск поссориться с Лианой уже теперь практически навсегда. Ведь рыжая прекрасно знала характер своего бывшего босса и любовника, поэтому все же рисковать не стоило.

- Конечно, я готов ее понести, ведь ребенок сейчас практически уснет на ходу, - улыбнулся Бальтазар, когда наклонился, чтобы взять девочку, которая тут же протянула к нему свои маленькие ручки. Странное ощущение усилилось в тот момент, когда "отец" прижал к себе своего ребенка, даже не подозревая об этом. Но отпускать ее почему-то очень не хотелось. Только вот сын Лианы поначалу более чем серьезно смотрел на то, как этот чужой мужик держит его сестру, но, видимо, понял, что тот ей не причинит вреда, и после уже сам попросился на руки к матери. - Да, я вызову такси и провожу вас. Машину от кофейни заберу потом, - одной рукой банкир вытащил мобильный телефон, быстро нажимая на кнопку приложения вызова такси. Он не понимал немного Саммерс, ведь все-таки и ей, наверное, неприятно снова было всколыхнуть прошлое и по-хорошему от Бальтазара нужно как можно скорее избавиться, а не постоянно просить быть рядом. Но итальянец ведь совершенно не против и сам не хотел расставаться, хоть и понимал, что этот момент все-таки наступит.

+2

14

-Ты прав... Нету, - Лиана пожимает плечами. Когда этого мужчины нет, что еще можно сказать? Что Бальтазар не прав, что этот "мнимый" мужчина на самом деле любит ее, и ее бывший босс ничего не понимает? Только вот он забыл, что Ли всегда остра на язык. И рождение детей не изменило это, - у всех моих мужчин на меня нет времени.
Саммерс погладила Лили по голове,когда та заснула на руках у ди Стефано и нежно поцеловала ее в лобик. Ее малыши - самые чудесные. Она не за что бы не променяла их на карьеру, на Бальтазара... Спасибо маме, что отговорила от аборта. Иначе... Ли уже не представляла своей жизни без ангелочков своих.
-Спасибо, - машина приехала буквально через пару минут. Водитель помог загрузить коляску в багажник, а Лиана с Балти сели аккуратно с детьми назад, - гостиница Westin Sacramento, - Лиана назвала адрес, и машина тронулась в сторону места назначения.  Так как Марк и Лили заснули, ехали почти в полном молчание. Только легкая и тихая музыка играла в салоне. В голове у Саммерс крутилось куча мыслей. Первая из которых - "Лиана, ты идиотка!". Внутренний голос кричал о том, что она делает себе слишком больно, находясь рядом с ним, что его пора давно прогнать, отправить на работу. Но нет же! Женщина слишком сильно хотела его увидеть, что готова причинять себе боль, лишь бы он еще побыл рядом с ней хоть не много. "Мазохистка"
К отелю они доехали довольно быстро. Ли даже не успела достать кошелек, как Балти расплатился. Она же слова не произнесла. Ну захотелось ему заплатить, мешать не будет. Тем более, что с Марком на руках это сделать не удобно.
Швейцар открыл перед ними двери, когда они вышли из машины. Балти и Лиана быстро миновали холл и поднялись на лифте на последний этаж. Саммерс приложила ключ-карту к двери, и дверь сама открылась. Женщина прошла внутрь и уложила Марка на кровать. Бальтазар следовал за ней, и она забрала у него Лили, уложив ее также на кровать рядом с братом. Рыжая нежно поцеловала двойняшек в лобик и укрыла покрывалом, подоткнув по краям одеяло, чтобы малыши не свалились, если будут сильно ворочаться.
-Пошли, - она прошептала одними губами, глазами указав на соседнюю комнату - гостиную. Лиана прошла туда, мельком еще раз глянув на детей, и посмотрела на ди Стефано, - спасибо тебе, правда, - рыжая неуверенно прикусила губу. Она не знала, что делать дальше. И что говорить? Попросить уйти? Предложить чай? Да что ей сказать ему? Мысли метались, глаза немного бегали, но все таки пришлось что-то, да сказать.
-А тебе ничего не будет, что ты не пошел на работу? - "Саммерс, ты просто чертов гений в вопросах!" - извини, я просто не знаю, что еще сказать...
Она отошла от мужчины к окну, выглянув в него. Солнышко во всю светило, но почему-то Ли морозило. Его присутствие то и дело заставляло вернуться в прошлое, вспомнить все то, что было между ними. Сердце нещадно щемило, а в горле стоял комок. Хотелось плакать, но Ли не могла показать свою слабость перед Балти. Только не сейчас.

номер в отеле

http://assets.westinsacramento.com/XLGallery/md/Westin_Sacramento_Junior_Suite.jpg

Отредактировано Liana Summers (2015-09-09 23:28:04)

+2

15

Наверное нужно заканчивать со всем этим мазохизмом, который доставляет столько боли, которая теребит тебя изнутри так, что и представить более сильную физическую боль попросту невозможно. Наконец-то такси доехало до них, и Бальтазару пришлось приложить достаточно усилий, чтобы аккуратно сесть в него и не разбудив при этом Лили. Почему-то он подумал о том, что дал бы этой девочке несколько другое имя, но кого волнует то, что он думает? Это дети в первую очередь, рожденные Лианой, и только матери решать, каким имена будут у ее отпрысков. Ну и отцу, наверное, тоже. Банкир вздохнул, и этот вздох получился очень и очень тяжелым. Он молчал, молчала и Лиана. Не то, чтобы ди Стефано был таким уж болтуном, но почему-то сейчас он никак не мог найти, что же сказать. Говорить о работе глупо, о каких- взаимоотношениях между ними и другими людьми - да зачем вообще все это нужно? Почему сейчас он чувствует себя таким идиотом, который двух слов связать не может? Мужчина почувствовал, как у него замерзают руки, но смел пошевелиться, чтобы растереть ладони друг о друга и заставить кровь чуть более быстро циркулировать, дабы согреться. Он боялся разбудить девочку, а дети спят очень чутко. Наверное. Снова это дурацкое слово, и снова сплошные непонимания, недопонимания и тяжесть.
Ехали они относительно недолго, а Бальтазар все это время посматривал то на Марка, мирно спящего на руках у матери, Лили, по подолу платьица которой были вышиты мелкие желтые цветочки, напоминающие лилии. Итальянец всегда любил эти цветы, даже несмотря на их резкий порой запах, у которых у многих людей начинала болеть голова. Что странно, этот аромат сейчас он ощутил слишком тщательно. Это оттенки в парфюме Лианы? да нет, не похоже. Значит галлюцинации обоняния, когда ты вспоминаешь то, что тебе нравится. И вот машина остановилась у дверей отеля, Лиана вышла первой, а Бальтазар тем временем тихо сказал водителю о том, что расплатится сам. Одной рукой поддерживая девочку, второй он извлек из кармана бумажник, достал оттуда кpедитку и протянул таксисту. Мужчина быстро чиркнул картой по терминалу, оплата прошла моментально, итальянец же поблагодарил его и выбрался из машины вслед за Лианой. Точно также молча они прошли в отель, ди Стефано же все время следовал за Саммерс молчаливой тенью, точно также не произнося ни слова. Он вошел в номер, огляделся, а потом Лиана забрала у него девочку, укладывая детей в кровать и укрывая их одеялом. За все это время ни один, ни другой ребенок не проснулись. Не особо любящий детей Бальтазар сейчас смотрел на них и слегка улыбался. Но ему довелось полюбоваться ни них недолго, поскольку Лиана позвала его за собой в другую комнату.
Сейчас скажет, что хватит сладкого, а то живот заболит. И все-таки мне нужно будет ее покинуть. Неужели мы больше никогда не увидимся? И нужно ли это мне и ей? Я остался бы здесь еще на какое-то время, но я прекрасно вижу то, что ей больно и тяжело находиться рядом со мной. Точно такие же чувства испытываю и я. Нужно переступить через себя и суметь сказать "прощай".
- Да что мне будет? - как-то невесело ухмыльнулся итальянец в тот момент, когда Лиана выдернула его из размышлений. - Сегодня у меня никаких совещаний не назначено, а если бы я был так сильно нужен, то я думаю, секретарь мне уже десять раз позвонила. Думаю, что справятся и без меня. А мне... - он слегка помялся и как-то виновато посмотрел на рыжую, - уже нужно идти, да? Или может быть нужно еще в чем-то помочь? Ты скажи, я все сделаю.
И с каких пор я таким услужливым стал?

+2

16

I can't hold on to me
Wonder what's wrong with me

Вот что за невероятная судьба встретить именно его. Почему он? Почему не кто-то другой из ее знакомых, друзья? Почему именно Бальтазар? И почему он поддался одной ее просьбе помочь ей с детьми? Какого черта?
Одни вопросы, которые только и делали, что терзали ее и ни одного ответа. Саммерс чувствовала из-за этого некую безысходность. 
Лиана отвернулась от окна, обняв себя руками. Без детей вся смелость ее пропала. Теперь она не может спокойно смотреть на него, не думать о том, что было. Она не произвольно дернулась, когда ди Стефано сказал, что ему стоит уйти. "А стоит ли? Сможешь ли ты, Лиа, снов заживить свои раны,которые вскрылись только от одного его взгляда? Ну же, Ли, признайся ему... Признайся, что не можешь без него. Скажи, что скучаешь, попроси прощения, обними... Ну же, глупая ты женщина!"
-Наверное, да... Спасибо тебе.
"Что ты творишь, идиотка? Ты совсем не бережешь ни свои, ни его нервы и чувства! Лиана, мать твою!..."
-Постой, - рыжая поддается внезапному порыву, когда Балти вот-вот должен был открыть дверь. Постой? И что дальше? Саммерс смотрела ему в глаза, медленно приближаясь, слегка приподнимаясь на носочках, и, как завороженная, целуя его в губы. Легко, ни к чему не принуждая. Но это надо было сейчас ей. Сделать себе больнее, но почувствовать такой родной вкус, вспомнить, какого это, целовать его.
Секунда, и она отодвигается от него, продолжая смотреть в глаза.
-Прости, Бальтазар... - Ли закусила губу. Внутри бушевал ураган чувств, сердце требовало продолжение, а она наоборот делает шаг назад, вновь обнимая себя за локти, скрещивая руки. Будто защищала себя, - я не должна была... у меня же там... - кто? кто у тебя там, Лиана? никого. Только родители и материнский кот. Больше в Нью-Йорке у нее никого нет, - спасибо за сегодня...
Саммерс делает еще шаг назад, отворачиваясь. Что еще ей сказать? Как не сорваться? Ей так хочется объясниться перед ним. Рассказать, как она испугалась, когда узнала про беременность, как вынашивала Лили и Марка, думая о том, как детям объяснить,почему у них нет папы... Ей хочется поделится тем, что это его дети! Что Марк - вылетая его копия. Ревнивый, сильный, с характером... "Господи Всевышний, дай мне сил..."

Отредактировано Liana Summers (2015-10-03 22:15:29)

+1

17

Конечно находиться в одной комнате здесь было довольно тяжело. Наверное, даже обоим. Хотя Бальтазар не знал о том, что чувствовал Лиана, зато его собственные чувства не давали ему покоя, потому что внутренне он метался от своеобразной безысходности. Сейчас она скажет ему о том, что нужно уйти, он закроет за собой дверь и все. Все закончится, так и не начавшись. лишь старые душевные раны станут снова кровоточить сильнее, а он, в попытке забыться, будет снова и снова искать ту или тех, кто сможет его заставить забыть. Хотя бы на несколько мгновений. зачем людям даны чувства? Чтобы из-за них они вот так страдали? Или же чувства даны вовсе не Всевышним, а самим дьяволом? Итальянец тяжело вздохнул, глядя на Лиану, которая отвернулась от него к окну. Он ждал ее ответа. Или же не ждал, но знал, что она попросит его уйти. Только для чего вся эта не нужная никому игра? Ему очень тяжело и вроде даже больно, ей тоже нелегко. Но ведь она сказала о том, что у нее есть мужчина, так чего переживать, вспоминая прошлые отношения? У нее есть дети, родители, которые за нее и внуков порвут кого угодно, так зачем мучиться?
- Не за что. Я не мог иначе, - да-да, конечно, он никогда не смог бы сделать иначе, и совсем не обязательно это было произносить вслух. Ну вот, собственно, ему сказали уйти. остаться здесь чуть дольше, значит снова и снова устраивать пытку для себя самого. Поэтому все-таки стоит закрыть эти двери раз и навсегда. Но тогда для чего судьба снова столкнула их нос к носу? Ведь не просто так. Фаталистом Бальтазар не был, но сейчас ему казалось, что они должны сказать друг другу нечто очень важное, но у него не находились правильные слова, а ведь сколько он себя помнил, то никогда не молчал даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. - У тебя замечательные дети, в особенности девочка. Мне кажется, что она вылитая ты, - почему-то произнес он, направляясь к двери номера, протянув руку, чтобы повернуть ручку. Черт побери, да почему же он так медлит? Всего несколько шагов, лифт, холл и парковка. Нет никаких проблем и препятствий к тому, чтобы уйти. Видимых препятствий.
- Постой!
Итальянец медленно развернулся, когда его окликнули, смотря на то, как девушка приближается к нему и после целует. У него внезапно закружилась голова, когда он ответил на поцелуй. Зачем это все? Что она делает снова? Почему она специально это творит, чтобы у него опять сорвало крышу и чтобы он никуда не ушел? Или же это прощальный поцелуй, которого не было тогда? Эта мысль быстренько отрезвила банкира и он непонимающе уставился на Лиану. Она извиняется за поцелуй, значит и вправду это был обычный порыв. Ди Стефано сглотнул ком, подступивший к горлу. Наверное сейчас он выглядел полным идиотом, когда стоял вот так, как вкопанный, не зная, что ему делать дальше. Саммерс мялась и чуть ли не переминалась с ноги на ногу, и только сейчас Бальтазар понял, что и ей очень нелегко. Но почему все так?
- Ты от меня что-то скрываешь. То, что я не должен знать, - внезапно высказался банкир и оперся спиной о дверь. - Я не буду принуждать тебя рассказать мне эту тайну, но у тебя всегда очень плохо получалось врать мне. Потому что на лице все написано. Тебя что-то гложет и не дает покоя. Я могу помочь тебе в чем-то или я не должен лезть в душу, я просто не понимаю. Если это наша последняя встреча, скажи мне. Не надо мучиться всю оставшуюся жизнь.

0

18

Скрываю? Господи, скрываю! Скрываю, что в соседней комнате спят ТВОИ дети, что сын вылетая ТВОЯ копия, что мне не хватает ТВОИХ рук и объятия. Мне не хватает ТЕБЯ. Я трусиха, я идиотка, я сто раз пожалела, что сбежала. Что ты хочешь услышать?
Мысли вертелись, губы искусаны, нервозность дает свое. Глаза Лианы начинают бегать по всей комнате, ища, за что бы зацепить взгляд. Но это пустая трата времени, все равно ее взгляд возвращался к Балти.
Это не просто нервировало, это уже начинало бесить. От своей безысходности и того, что Саммерс не может ничего сказать против. Ди Стефано прав, она действительно мучила их обоих, мучила себя на протяжении трех лет. Нервы сдали. Слезы покатились из ее глаз. Он слишком рядом, чтобы отрицать очевидное. Ли прямо сейчас все ему расскажет. Это перевернет их жизнь, уже не сохранить то спокойствие, что было. Но эмоции не дают и шанса остановится и подумать об этом. Ее всю трясло, глаза все время бегали между Бальтазаром и комнатой, где спали дети.
-Я... я... -  она сглотнула ком в горле, крепче обнимая себя за плечи. Как же тяжело сказать то, что скрывала и пыталась жить, - каждое слово Саммерс буквально выдавливала из себя, - когда я ушла из компании, я не врала, Бальтазар, я действительно устала от той неопределенности, что была между нами, - Ли отвернулась от мужчины, чтобы было проще говорить. Хоть немного, - ты был весь в работе, а мне... а мне с каждым месяцем было тяжело. Между нами был секс, какие-то заявления друг на друга, ревность... Но ни разу, Балти, - голос Ли сорвался, и она стала говорить тише, - ни разу в твоих словах ко мне не было произнесено "люблю". Мелочь, подумаешь ты. Мелочь, соглашусь я. Но мне оно нужно было. Это слово. Чтобы понять, что делать дальше. Мне уже было за тридцать. Мама с папой все ждали внуков и зятя, подруги давно уже подшучивали, что я останусь старой девой... Нет, мне было все равно на их слова, но знаешь, когда их говорят ни раз, и ни два, начинаешь задумываться, а что со мной не так? Почему у меня до сих пор нет отношений? И я делаю шаг, признаюсь тебе в любви. Да, может, это была моя ошибка говорить именно после той пьянки, но... - Ли вздохнула, - ты ничего не ответил и не вспоминал это. Знаешь, как было больно? Я старалась не напрягать тебя собой и своими чувствами. С первых наших отношений. Но это было последней каплей... А уж когда узнала, что беременна... - черт! проболталась таки. сказала. Связать два + два не составит труда Балти сложить и понять, что о беременности она узнала до того, как положила заявление на стол. Она с испугом посмотрела на мужчину и быстро подскочила к двери, открывая ее, - уходи! Господи, пожалуйста, Бальтазар, уходи! Ты больше меня не увидишь, я тебя уверяю, я больше не вернусь. Все закончилось, умоляю, уходи, - Лиана уперлась в его плечи, истерично пытаясь выгнать его за дверь. Силы оставляли ее, но она не оставляла попыток выгнать его. Ей не хотелось выяснять отношения, не хотелось оправдываться перед ним.

Отредактировано Liana Summers (2015-10-06 21:25:15)

0

19

Бальтазар чувствовал, что чем больше Лиана смотрит на него, тем почему-то сильнее у него начинает раскалываться голова. От нервов, напряжения от этой встречи, которая неизвестно кому из них была нужна или же не нужна вовсе. Она отводила взгляд, он же смотрел все пристальнее, будто бы молчаливо пытался понять, что же она все-таки от него скрывает. Итальянец не знал, хотел ли и вправду услышать то, что просил от Лианы или же нет. Он слегка сглотнул, переступил с ноги на ногу и потер висок. Странно, в последнее время он и думать забыл о том, что бывает такая сильная головная боль от нервного перенапряжения. Собственно, а что ему нервничать? Это ведь не он должен что-то рассказать, открыть какую-то тайну, которая может и не понравиться с самого начала, но вот только деваться уже будет некуда. Получай то, что хотел. И тут Лиана начал говорить. Бальтазар слушал внимательно каждое ее слово, пропуская речь через себя и осознавая то, что она во всем права. Вот только ему не хватает гордости признаться в этом вслух.
Как я могу говорить о любви, когда и сам не знаю, что чувствую по отношению к тебе, Лиана. После нашего расставания я стремился зализать свои раны, находясь в объятиях других. Благо, что только не пил, потому что осознаю, что таким образом проблемы не решишь и боль не уменьшишь. Наверное, тогда я понял, что действительно любил тебя. А вот люблю ли сейчас? Как же все-таки сложно бывает искать ответы где-то глубоко внутри себя и, что самое страшное, не находить их...
Он не разу не прервал ее, давая выговориться, хотя видел, что слова даются с трудом. Словно прокурор принуждал ее рассказать правду. Только вот кому она нужна? В первую очередь таким образом Саммерс могла облегчить свою ношу, но вот будет ли это так? Бальтазару так казалось, но разве он мог решать за другого человека? Однако что поделать, если его ослиное упрямство сильно настолько, что если он поставил себе цель, то обязательно ее добьется всеми правдами и неправдами. Сейчас его целью была информация. И эту информацию Лиана открывала перед ним, вливала в его уши небольшие её дозы, и от этого становилось не по себе еще больше. Ди Стефано слегка поморщился от головной боли, но взгляда от женщины не отводил.
- Я старалась не напрягать тебя собой и своими чувствами. С первых наших отношений. Но это было последней каплей... А уж когда узнала, что беременна...
Бум. Сердце пропустило удар и, казалось, что замерло. Бум. Зрачки итальянца расширились, до него медленно, но верно доходило то, что те малыши, которые спят в соседней комнате - его собственные дети. О существовании которых он не знал ровным счетом ничего. Он помнил внимательный взгляд мальчика и думал над тем, где он его мог видеть. Оказалось, что таким взглядом всегда смотрел он сам. Но почему же она ему ничего не сказала? Побоялась? Ну да, зачем богатенькому мальчику обуза в виде беременной подружки, когда он еще не нагулялся и вообще, судя по всему, не собирается создавать семью. Мог бы принудить сделать аборт, и одной проблемой меньше. Чтобы избежать этого, Лиана предпочла сбежать.
- Лиана, я... - но тут его начали в прямом смысле этого слова буквально выталкивать за дверь, чтобы больше не слышать тех вопросов, что мог обрушить на нее Бальтазар. Он же не двигался, будто бы прирос к полу и не собираясь никуда уходить. Такого просто не может быть! Он не мог стать отцом вот так внезапно. Но, черт побери, все же сходится. Мужчина медленно повернул голову, в дверях стояла малышка, которая хлопала глазами и молча смотрела на то, как ее мать пытается выставить за дверь этого незнакомца, на руках которого она недавно уснула. - Лили, - хрипло выговорил банкир, и попытки выгнать его мгновенно прекратились.

0

20

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » my immortal