Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Семья - это тихая пристань, где тебя любят и ждут.


Семья - это тихая пристань, где тебя любят и ждут.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sh.uploads.ru/e6P51.png
Emilia and Olivia
холодная осень в Нью-Йорке, один ноябрьский вечер, 2006 год
Честно говоря, мое терпение лопнуло. Я не могу больше выносить истерик мачехи. Как отец и Шон не понимают что она реально ненормальная и ей давно пора в больницу? Нет, ну серьезно, разве вы считаете что из-за того что я просто приперлась домой среди их приема в доме, потому что видите ли, я позорю святейшее лицо "династии" Кили, запретить мне прогулки на две недели, а затем среди ссоры со мной по этому поводу, разбить мне сотовый? Надоело. Надоели эти психи. Я устала. И потому, я знаю к кому пойду, только не знаю, нужна ли я им.

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-05-10 16:06:41)

+1

2

R.E.M - Losing My Religion

- Молодец Джудит, правда молодец! Только причем тут мой телефон, если уж злишься на меня, - захлебываюсь и задыхаюсь, чувствуя как сердце бешено стучит.
Нет, это не сцена из фильма ужасов где героиня пытается подручными кухонными средствами убить монстра что ее преследует, потому что будь моя воля, я не то чтобы убила эту ирландку, я бы ее придушила голыми руками. И это абсолютно нормальное явление из повседневной жизни в театре этой ирландской семьи.
Моя неврастеничка мачеха подходит ко мне и залепляет мне звонкую пощечину. Хорошо что я уже не такая маленькая. Раньше за мои "грехи" и "провинения" меня запирали в чулане, что находиться здесь неподалеку от меня. Впрочем иногда ко мне эту меру применяют и сейчас, только вот в прошлый раз я проломала дверь и отец запретил ей это делать. Иногда он пытался за меня вступить, но делал это он так редко, что эффекта никакого не было.
Ничего не отвечаю в ответ, лишь поднимаюсь с холодного кафельного пола кухни и бегу к себе в комнату. Спотыкаюсь и больно ударяюсь коленкой и слышу снизу чертов смех мачехи:
- Так тебе и надо, идиотка. Тебя Бог наказал за такое поведение. Ты вообще ничего не понимаешь, не понимаешь что тебя мой муж держит из обычной жалости. Кто знает, где же тебя нагуляла твоя чокнутая мать, как же можно быть такой бестолочью,
- мачеха заглядывает на лестницу, а я со злости ударяю кулаком в лестницу, и слышу ее чокнутый смех себе в спину.
Я никогда не осмелилась ее ударить, как это делал мой отец. Впрочем и он в последнее время все реже. Мне лишь всегда оставалось отвечать словами. Я единственная что вообще пытается ей сопротивлятся. Мне правда не понятно, почему же отец до сих пор держит ее здесь? Он и так ей изменяет, и об этом, кажись, знают все кроме нее самой, но почему же он так не разведеться? Неужели это правда что я бестолочь которую приютили по жалости сюда, он же ведь мой родной отец, неужели ему хоть немного не жалко меня?
Я ненавижу их всех.
Ты - козел отпущения, - лишь вертится в голове, когда я поднимаюсь с лестницы и ковыляю до своей спальне. Тихо прикрываю дверь, но уже однако легче. Мое пространство, куда однако иногда пробиралось это чудовище. Помниться, в прошлом году, она выбросила мою коллекцию дисков рокеров из шестидесятых, только потому что по химии за четверть у меня была не пятерка а четверка. При том что Шон учиться хуже меня, и ему ничего за это не было, а отец насколько я знаю и не закончил среднюю школу. Полный пиздец, но я являлась живой мишенью этой женщины с самого детства и мне не оставалось ничего кроме как терпеть. Но знайте, если когда нибудь, Джудит Кили, найдут с простреляной башкой или же ножом в сердце, то можете сразу взять меня под расследование.
Ненависть сжигает во мне все. Мне часто сняться кошмары. В школе для всех я золотая девочка, Эмилия Кили, с вечной улыбкой, устроенной социальной жизнью и хорошими отметками а на самом деле...У меня царит шум, но не только внутри, но и снаружи. В этом доме невозможно остаться нормальной, даже при всем желании. Мне всего 16, и такое ощущение что я словно выжатая губка. Ни сил, ни любви, ни жалости. В моей душе царит полнейшая апатия и лишь отстранение от любого мира. Меня никто не понимает. Я никому не нужна.
Семья в которой я обитаю, и биологически являюсь ее частью, является одной из самых успешных и типичным примером успеха эмигрантов в Нью-Йорке. Свой собственный, не такой большой бизнес, на самом деле являющийся прикрытием для незаконых делишек - в прошлом году я нашла в комоде у отца пистолет, плюс еще какие-то вырезки из газет. Правда не знаю зачем их хранить у себя в кабинете. Объяснений мне не нужно было. Я и так знаю моего отца, и пусть он мне ничего особенного не делал, более того, он мне даже все позволял, я все равно не любила его. Потому что невозможно любить кого либо насильно.
Вот такая вот грустная история о мерзкой разбалованной девочке что никому не нужна. Моя мать умерла когда рожала меня, но только ее семья являлась полным исключением. У бабушки и дедушки я бывала очень редко, может несколько раз в году, пусть мы и живем в одном городе. А все потому что мой отец запрещал мне видеться с ними. Я не знала причину этому, но потом моя кузина рассказала мне, ведь бабушка с самого начала хотела взять меня под свое воспитание, как напоминание о несчастно погибшей дочери. Отец же наотрез наотказался и с этого все и началось.
Когда вы видите кого-то не очень часто, отношения не такие близкие как могут быть. Но мне снился их домик, что находился в Маленькой Италии, и где было всегда так много людей. Где прежде всего была Оливия, с которой мы таки, несмотря на все запреты, неплохо общаемся. У меня нет лучших подруг, но если надо выделить близкую особу, то это безусловно Оли. Честно говоря, я удивляюсь что мы вообще родственницы. Мы вообще не похожи. Она веселая итальяночка-болтушка, что так любит литературу (впрочем, это у нас действительно общее) и всегда зажигает атмосферу своим появлением, а что я? Отец всегда заставлял меня представлятся ирландкой, но честно говоря мне всегда хотелось больше считать себя итальянкой. А вот насчет представления насчет своей личности, честно говоря, наверное я действительно являлась тварью, какой меня считала мачеха. Я сама не уверена, но вряд ли меня можно назвать положительной героиней...
Всякий раз когда я приходила к ним, в доме Донатти устраивался небольшой праздник. И в моем сердце что-то оживало. Никогда не любила эти сюсюканья, точнее просто забыла о них, но... Даже несмотря на всю свою строгость, бабушка меня очень тепло принимала, ровно как и дедушка, что вообще был самым добрейшим человеком что я знала. Но видела я в их поведении со мной некую осторожность, словно они бояться ко мне привязаться. Могу их понять. Последний раз, я там была пару месяцев назад и честно говоря, жутко скучала. Да, конечно мы созванивались по телефону, но это все было не то...
Наверное это нормально думать о хороших вещах когда тебе плохо. Потому что сейчас, чуть ли не рыдая у себя в комнате, я сразу вспомнила о них. И в голове проскользнула мысль. Может пойти к бабушке? Уж там мне будет спокойнее.
Я знала что Джудит меня так просто не отпустит, но попробовать стоило, наш дом достаточно большой чтобы из него убежать. У меня даже есть личный черный ход, и о нем знаю только я.
Ранец, несколько вещичек, включая ноутбук и все готово. Я вытащила куртку и шапку из шкафа, напялила на себя. Стоять было больно, но терпимо.
Оставалось лишь надеятся что никто не заметит моей пропажи. И надеятся на то что Донатти не разозлятся на мой приход без приглашения. Но телефона у меня не было а звонить с домашнего - опасно. Так что оставалось надеятся на фортуну...

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-05-10 18:29:18)

+1

3

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Семья - это тихая пристань, где тебя любят и ждут.