Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Вот как бывает, когда дети убегают


Вот как бывает, когда дети убегают

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Эдди, Ливия, Шарлотта
Место: парк Уильям Лэнд, недалеко от зоопарка
Погодные условия: удивительно теплая погода, но солнце уже скрыто облаками
О флештайме: в начале апреля, Ливия и Эдди вновь пересеклись, в этот раз - совершенно случайно. И произошло то, что всегда происходит, когда взрослые в пылу ссоры про детей.

0

2

Внешний вид

Табачный магнат Дональд Фрисби давно звал Ливию на свидание, но, как это ни абсурдно звучит, пересечься у них все никак не получалось именно из-за него, а не по причине того, что Ливия, как всегда, выпендривалась. Напряженный график работы мужчины не позволял им увидеться уже не первый месяц, и слышать очередную отмазку в последний момент перед выходом Лив начинало уже напрягать. Она не привыкла, чтобы мужчины вертели ей, как им вздумается, предпочитая выводить на первый план свои желания. Брак с Марчелло, конечно, прилично притупил это стремление, но после того, как оковы супружества были сброшены, молодая вдова вернулась к тем приоритетам, которые с детства были в нее невольно заложены крепко любящими родителями, - а именно к собственному благополучию и нерушимым интересам. А если говорить прямо - к глубокому эгоизму.
Выпускать, однако, из своих сетей такую знатную рыбку, как Дональд Фрисби, не попробовав ее на вкус, Андреоли не желала, а потому когда в очередной раз получила от него приглашение пообедать, отказывать не стала, хоть для вида и изрядно поломалась, придумывая всевозможные дела, назначенные на этот час. Но ради него она, так уж и быть, согласилась их все отменить и приехать в парк, рядом с которым у Фрисби должна была закончиться последняя встреча с бизнес-партнерами. Небольшой ресторанчик у озера в дневное время суток был, скажем так, не самым ожидаемым местом свидания для Ливии, но оригинальность она всегда поощряла, а потому была даже и не против пообедать именно здесь.
Дональд, в общем, всегда казался Ливии довольно привлекательным мужчиной, и если бы не имя, которое то и дело напоминало ей о герое небезызвестного мультфильма, то наверное воспринимала бы она его чуть более серьезно, как и подобало его многомиллионному статусу. Но всякий раз, как он начинал занудничать или хвалиться своими успехами в бизнесе, Ливия постоянно возвращалась мыслями к диснеевской утке и начинала улыбаться, отмечая порой даже некоторое внешнее сходство, что сам Фрисби, воспринимал наверняка как проявление удовольствия от его рассказов. Потом она попыталась настроить сознание на более трезвую ассоциацию его имени хотя бы с миллионером Дональдом Трампом, но и это не помогло.
За тот час, что они провели вместе в ресторане, оставаться наедине со своими мыслями Ливии пришлось слишком часто - Фрисби то и дело отрывали от бесед бесконечными звонками  - и в один прекрасный момент Андреоли это осточертело. Считая, что если не все внимание, то хотя бы большая его часть должна непременно доставаться ей, а не кому-то еще, заскучать она успела слишком быстро для первой встречи, а потому тянуть лямку дальше она не захотела и, не прерывая его очередного телефонного разговора, поднялась из-за стола. Посчитав, что она хочет отлучиться в уборную, Дональд не подумал даже ее остановить, одарив лишь дежурной улыбкой и продолжив обсуждать свои контракты. Ливия же, нацепив солнечные очки на глаза, решительно толкнула входную дверь и очутилась на улице. Переживала она по поводу неудавшегося свидания не слишком, а потому настроение ее если и подпортилось, то лишь слегка. О том же, что Фрисби может обидеться ее безмолвным уходом, она даже и не думала. На чужие чувства ей, как всегда, было наплевать.
Двигаясь вдоль дорожки к выходу из парка, к своему большому удивлению Ливия заприметила невдалеке рыжую копну волос, принадлежавшую хорошо знакомой ей Эддисон Хадсон, о которой она вот совсем недавно вспоминала на вечеринке у Майка, когда беседовала с Пульсоне. Обуреваемая банальным человеческим интересом, а быть может чувством скуки, Лив двинулась навстречу своей бывшей горничной и неудавшейся проститутке, которая гуляла здесь с дочерью.
- Привет, Хадсон, - довольно весело оповестила о своем присутствии, настигнув ее со спины. - Какая неожиданная встреча. Гуляете? - с улыбкой оглядела ее девчушку, имени которой уже не могла припомнить, и тронула за волосы. - Как поживаешь? Как работается у Янга? - в принципе ввиду того, что в ее жизни после зимних стрессов стало все выравниваться, выглядела Ливия вполне дружелюбно и на ссоры настроена не была.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-05-17 10:08:05)

+1

3

Она влипла. Знаете, почему? Янг не отвечал на ее звонки, и в ресторане он тоже не появлялся. Дела у человека, дела, дела… а ей чего делать? Как ей быть теперь?
Как-как. Работать дальше. Внутри все ныло от осознания того, насколько же она жалкая и тупая, если повелась на такой дешевый развод какого-то мудака, и ведь в первый раз. Только вот тогда, у Элли в наследство остался ребенок, а теперь – она отделалась малой кровью, всего лишь потеряла свой шанс на обучение в кулинарном колледже. Ее прошлое, оно было таким… таким неприятным, что возвращаться к тому, что будет ей напоминать о произошедшем когда-то, о мерзком, неправильном выборе, который она когда-то сделала, не было сил. Она снималась в чертовом порно, она позволила снять себя на чертовом порно, и делала все эти мерзкие вещи, которые может увидеть любой желающий, оплатив подписку на сайте соответствующей специфики, и возвращаться туда, в Парадиз, ей попросту не по силам. Это будет слишком унизительным, ведь у Ливии тогда появится полное право издевательски протянуть нечто в духе «я же говорила». Да и вещи, которые происходят в борделе… она просто не может. Это слишком мерзкое место, слишком противное, оно вызывает единственную только реакцию, бесконечное отвращение, и ничего больше. Сонни, Агата, Ливия, Фредерик – их всех надо оставить в прошлом, и больше не пускать в настоящее, они нехорошие, недобрые, и нельзя позволять им вмешиваться в крошечный мирок Эдди. Они ведь – как великаны в стране лилипутов; могут проявлять интерес к тем, что куда меньше их, чье существование едва ли может пересекаться с их собственной жизнью, но в конце концов, раздавят и не заметят, и плевать им будет на тех, кого вчера они использовали как средство от собственной скуки, или, быть может, способ убедить себя в собственном великодушии.
И меньше всего, ей хотелось встречаться с Андреоли лицом к лицу. Это слишком… ну, не особо как-то. Не фонтан. Ливия, как и обычно, выглядит превосходно, она одета с иголочки, и выглядит превосходно; такую не ждешь увидеть в общественном парке. Шарлотта бегает на детской площадке, социализируясь, так сказать, с ровесниками, а Элли сидит на лавочке, в паре десятков метров. Это довольно неудобно, кусты закрывают обзор на большую часть площадки, но так лучше, чем привлекать внимание малолеток своим лицом.
Вздрагивает. Хмуро смотрит на Ливию. Недобро так.
-Добрый день, Ливия. – они ведь – никто друг для друга, можно не слишком беспокоиться о своем поведении. – Шарлотта на детской площадке – девочка как раз отбегает от скамейки, выпив немного заранее купленного сока. – Все хорошо. У меня все в порядке, и с рестораном тоже все неплохо. Все терпимо. – ну, Эддисон ведь не лжет. У ресторана все и самом деле неплохо, судя по тому, как много там людей на веранде и внутри; Эдди иногда там проходит, в надежде столкнуться с Янгом. - А у вас как? - будто бы это имеет значение.

+1

4

Интересно, Эдди вообще умеет быть веселой? А улыбаться? Ну хотя бы так, из вежливости? Иногда она казалась Ливии настоящей дикаркой, вскормленной какой-нибудь волчицей из джунглей. Да, она допускала, что девушку слишком часто обманывали, использовали и унижали, но это был не повод вешать нос и опускать руки. В жизни Андреоли тоже было мало сладости, но сдаваться она не собиралась ни при каких обстоятельствах. Борьба за жизнь, свободу и собственное благополучие наверное и составляли весь смысл ее существования на этой земле. И лучше при таком раскладе улыбаться - говорят, это раздражает недоброжелателей.
- Чудно, - ответила на вопрос о том, как поживает, заданный наверняка из той самой пресловутой вежливости, которую давно хотелось услышать от зарвавшейся Хадсон. Но получив порцию скупых ответов, уходить Ливия все же не торопилась, а наоборот плавно опустилась на скамейку рядом с рыжей и раскованно облокотилась о ее спинку, закинув ногу на ногу. Прекрасный день, замечательная погода, старые знакомые... Почему бы не разбавить привычную будничную скуку беседой с человеком не своего мира?
- Быстро она у тебя растет, - кивнула в сторону убежавшей на площадку Шарлотты. Девчушку Ливия не видела наверно с полгода точно, а дети в этом возрасте меняются так поспешно, что и Чарли она бы ни за что не узнала, не находись с ней рядом Эдди. - Женихами еще не хвастает?  - с усмешкой глянула на юную маму. Ну а что? Сама Ливия кавалеров умела находить еще с песочницы - стоило только зацепить их какой-нибудь дерзкой выходкой, на вроде отбирания лопаток.
- А чего не на работе?  - глянула на часы - в самом разгаре обеденное время, в которое рестораны собирают с голодных клиентов неплохую выручку, а Эдди почему-то тут прохлаждается. - Что-то ты не производишь впечатление человека, у которого все хорошо, - хмыкнула, задержав на ней чуть более продолжительный взгляд из-под очков, чем раньше. Эдди казалась уставшей и расстроенной, но вывести ее на откровения Андреоли и не рассчитывала - Хадсон всегда была слишком закрытой, что, впрочем, при ее биографии и не удивительно. - С новым боссом нормально отношения складываются? - Даниэля Ливия знала мало, но про вспыльчивость его, тем не менее, была наслышана. Может, он ее обижает? - Если есть какие-то проблемы, ты скажи, я поговорю с Янгом, - серьезно кивнула, пытаясь разгадать ответ по одному только выражению лица Эддисон, ведь вслух рыжая все равно ничего не скажет, верно? И никогда не признается, если ее действительно там обижают. Она ведь и в Ливии, судя по всему, видит если не врага, то недоброжелателя точно. Хотя для Андреоли действительно не составило бы труда поговорить с Даниэлем, если бы у Эдди были проблемы с ним или еще с кем-то из сотрудников ресторана. Совсем уж черствым и безотзывчивым к чужой беде ее сердце не было.

+1

5

Все немного лучше, если у тебя хорошенькая мордашка, вот в чем уверенна Эдди. Так – проще, так легче, когда можно заставить мужчин приносить пользу в награду за столь малоценное, столь желаемое, как красивое, как нежное, изящное, прекрасное, сладкое женское тело. Так – проще, когда можно продать себя за минимальный комфорт. Разумеется, все гораздо лучше, когда ты не только хорошенькая, но и умная, и родилась в замечательной семье, но при иных исходных данных: глупая дурнушка без цента в кармане, и прехорошенькая дурочка с аналогичным финансовым положением, все гораздо лучше будет у второй. Сначала ты торгуешь своим природным капиталом, а с годами уж все как-нибудь само устроиться. Не будешь наглой, не будешь подлой, не будешь вульгарной – и все у тебя будет хорошо; родишь пару детишек какому-нибудь пожилому банкиру, если очень красивая, или какому-нибудь скромному страховому агенту – если просто миленькая.
Со страшной мордой лица нет даже таких возможностей – сомнительных, опасных, но все-таки возможностей. Когда ты глупая, уродливая и без золотой ложки во рту, все, что тебе остается, это отчаянно, отчаянно карабкаться наверх. Например – найти место в ресторане, чистой случайностью. Например – вцепиться из всех сил в эту возможность, и рискнуть тем весьма сомнительным благополучием, что есть сейчас. Например – зайти чуть дальше, принимая его правила игры. Сейчас Элли убеждает себя в том, что делала тогда все исключительно ради ребенка, и никак иначе. Никак иначе. А он ее как какую-то дуру просто кинул! Вот он – урок на будущее; никому не верь, никогда не вер
-Угу. Быстро. Одежды не напасешься. – это вроде как шутка, но с учетом вечного нытья Элли и этого тошнотворно унылого выражения ее лица, звучит она не слишком весело. В конце концов, детская одежда – весомая статья ее бюджета; нельзя, чтобы Чарли чувствовала себя хуже остальных (а остальные чувствовали, что Чарли – их недостойна), надо обеспечить ее всем-всем самым лучшим.
Чем расслабленней сидит Ливия, тем больше сжимается Эдди. Это – опасная женщина, нельзя позволять себе обманываться. Взять только весь этот цирк фриков, ее дружков.

-Выходной. С новым боссом отношения нормально складываются
. – с новым боссом, и даже не с одним, а с парочкой потенциальных нанимателей, все и в самом деле складывалось неплохо. Без проблем, и то ведь хлеб. Только вот начальник этот – не Янг.
-Не надо никому звонить и ни о чем разговаривать. Я со всем сама справляюсь, Ливия. Работаю, живу, с ребенком гуляю. –
это будет слишком позорно, если Ливия позвонит Янгу и узнает, что Эдди ему даром не сдалась. Щеки пылают от одной только мысли, что такой разговор может состояться, и Ливия будет ухохатываться над тем, какой недотепой оказалась бывшая горничная; да-да, Элли кажется, будто бы ей реально есть до всего этого дело. Она уже не пялится на площадку, а наконец-то переводит свой взгляд на Ливию:
-Все просто прекрасно. –
стоит ей только закончить фразу (весьма неловкую, но Эдди и в самом деле не может придумать, о чем же ей говорить с Ливией; может, лучше найти способ быстро уйти?) как с детской площадки доносится пронзительный, оглушительный крик. Кажется даже на несколько голосов

+1

6

Кроме как махнуть на рыжеволосую рукой, Ливии не оставалось сделать ничего. Не хочет помощи? Да ради бога. Все прекрасно? Ну и отлично. Остается только порадоваться за то, что у Хадсон жизнь наладилась. Только радоваться отчего-то вовсе перехотелось. Вот в кои-то веки собралась с человеком по-хорошему поговорить, без обидных подколов и прочего, а в ответ получила что? Завуалированное сдержанное "отвали"?
Натянутость разговора начинала напрягать, и Ливия, закатив глаза, с недовольным вздохом отвернулась. Своим поведением Хадсон как будто нарочно создавала впечатление, что это итальянка перед ней чем-то провинилась или как-то ее оскорбила. А если отмотать воспоминания назад, то именно у Ливии как раз имелись причины, чтобы злиться на Эдди. В конце концов, это она кинула не только ее заведение, но и ее саму, когда пренебрегла всеми предложениями помощи и сбежала в ресторан к Янгу, что, естественно, не могло не задеть ту, которая вообще редко протягивала кому-либо руку. Что уж говорить о том случае, когда Андреоли лишилась по вине Хадсон своей машины, а потом еще из-за этого усложнила и без того непростые отношения с андербоссом. Нет, Эдди определенно не стоила той вереницы проблем, которые за собой несла. Вот и сейчас со стороны Ливии затронуть ее было снова большой ошибкой, потому что не успела она попрощаться с девушкой, как со стороны площадки раздался чей-то громкий визг, заставивший обернуться. Густая листва деревьев, препятствующая широкому обзору площадки, колыхнулась под порывом ветра и приоткрыла наконец причину паники - большая собака, громко лая, придавливала под собой маленького ребенка, создавая вокруг себя ажиотаж из перепуганных мамаш и других детей.
Реакция Эдди оказалась быстрее, и пока Ливия в ужасе наблюдала за разворачивающейся картиной, Хадсон уже ринулась на площадку. Когда итальянка нагнала ее, приблизившись к месту паники, собака была уже оттащена от непострадавшей маленькой девочки, которой оказалась вовсе не Чарли, как могло показаться из-за выбивающихся прядей таких же рыжих волос.
- Извините ради бога, - обеспокоенно причитала хозяйка собаки, обращаясь к матери, успокаивающей свою испугавшуюся дочь. - Он просто поиграть хотел, вот и кинулся к ней. А так он у меня беззлобный... Он бы никогда ей ничего не сделал!
- Поводок с таких зверюг не снимать надо, - огрызнулась мать и, схватив плачущего ребенка в охапку, унесла его с площадки, после чего под осуждающие взгляды окружающих удалилась и хозяйка собаки, утянув своего питомца вслед за собой.
Паника хоть и стихла, но возмущенная трескотня заскучавших мамаш не прекратилась, и Ливия, не без ужаса наблюдая за всем этим, еще раз пришла к выводу, что наверное с ней все же что-то не то, и женщина из нее получилась странная, потому что представить себя среди тех, кто, сидя на скамейках, охотно обсуждал состав детских смесей и с восторгом делился цветом какашек своего чадо, она ни при каком раскладе не могла. Немного зависнув над этой мыслью, Андреоли обвела взглядом площадку и заметила, что Шарлотта на ней отсутствует.
- Эй, а где твоя? - спросила она у Хадсон, не переставая искать глазами ее дочку, но забеспокоиться по-настоящему пока еще не успела: во-первых, сказывалось, что ребенок был не ее, а во-вторых, разум подсказывал, что в парке с ней случиться ничего страшного не может - оживленные дороги с напряженным трафиком здесь отсутствовали, да и далеко убежать она не могла, ведь они с Хадсон всего пять минут поболтали, не больше.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-05-23 12:28:47)

0

7

Хрень на ее шее похожа на те хреновины, которыми к стене прикрепляют шторы – эти золотые шнуры, дорогие и помпезные, и совершенно дурацкие. Зачем она нацепила это на шею? Эдди предпочитает пялиться на золотые цепочки, изображающие бахрому, чем на лицо итальянки, хотя модный гуро из нее, разумеется, слабенький, она ведь и представить не может, что кто-то в здравом уме может отдать за какую-нибудь блузочку столько, сколько Ливия отдала за свою. Им не о чем разговаривать, не о чем… они не подруги. Не приятельницы. Не родные. Они бы никогда в жизни не столкнулись бы, не работай Эдди у Ливии, и это было бы хорошо. Тогда, Эдди бы не пришлось унижаться перед ней, умоляя о месте в борделе (Ливия сочла ее ни на что не годной, а вот кое-кто из ее клиентов с этим не согласился – только никакой выгоды от этого рыжая не получила; не смогла она себя заставить взять деньги за то, что сделала), тогда, Элли бы не пришлось стоять на трассе, в надежде заработать хоть сколько-то. Она тогда ведь помогла Андреоли. А что в ответ? Только гадостей и наслушалась в свой адрес. И вообще, одни только беды от Ливии, одни неприятности, и единственная польза, которую от нее получила Эддисон – это знакомство с Сонни, закончившееся, впрочем, тоже не самым лучшим из возможных образом. Он мог выкупить землю до того, как она снялась, он мог это сделать, он должен был это сделать, а не заставлять ее сражаться с отвращением к себе и к миру, не заставлять ее выкручиваться на экране в ложной страсти.
Но вместо того, чтобы наконец-то отправить итальянку ко всем чертям, Эдди срывается с места и бежит – бежит на детскую площадку так быстро, как это вообще возможно. Сердце выстукивает в бешено ритме – Шарлотта. Шар-лот-та. Свободная, это значит свободная, но Эдди этого не знала, когда придумывала малышке имя. Одна. А теперь перед глазами лишь – эта шавка, и то-то рыжое, что-то, слишком сильно похожее на кудри ее малышки.
Девочка. Рыжая. Не Шарлотта. Можно выдохнуть, пусть желание пнуть чертову шавку и сильнее всех остальных. Девочка не пострадала, но рыжает отчаянно и громко, и мать пока не нашла способ ее успокоить.
-Если кто-то еще раз увидит вашу собаку возле детской площадки без поводка, я лично позвоню в санитарную службу и потребую его усыпить. – впрочем, Эдди не единственная из раздраженных и испуганных мамаш, и ее можно понять. Она оглядывает площадку за секунду до того, как Ливия подсказывает, что же вокруг – неправильно.
-Шарлотта… Шарлотта! – она складывает руки рупором, но никакого ответа; оглядывается назад, на скамейку, в надежде, что малышке опять захотелось попить – но нет, ее нет.
-Шарлотта! – оббежать площадку еще раз по кругу, одернуть за локоть малыша, устроившего кучу-малу с ровесниками, и убедиться, что девочки там нет… наконец признать.
-Я не знаю. Я ее не вижу. Я видела ее всего минуту назад! –
ложь; девочка потерялась из поля зрения рыжей в ту минуту, как Ливия решила завести разговор. Чертова сука, если бы не она…
-ШАРЛОТТА! – она оглядывается вокруг, бестолково и хаотично, в надежде увидеть паркового смотрителя или полицейского.

+1

8

Шарлотта. Точно. Вот, как зовут девчонку. Сделав на сей раз в голове пометку на этот счет, Ливия продолжила оглядываться вокруг, только совершая это менее хаотично и беспокойно, чем Эддисон.
- Только без паники, - железным тоном опередила возможную реакцию Хадсон, когда стало очевидно, что ребенка поблизости нет. - Сейчас найдется. Далеко она убежать не могла.
Успокаивать кого бы то ни было всегда казалось Ливии одной из самых сложных задач. Утешитель из нее обычно выходил никудышный; слова поддержки, шедшие на ум, как правило, не отличались разнообразием и казались самой Ливии жутко фальшивыми, и потому в такие минуты она предпочитала обходиться тяжелым молчанием и напряженным взглядом. - Ты с ней часто тут гуляешь? Где она обычно любит бегать? - попыталась направить девушку на логическое мышление и отвлечь от бессмысленной паники и метаний в разные стороны.
Вообще, учитывая, что до недавнего времени (как дела обстояли сейчас, Лив не знала), Эддисон запросто оставляла свое маленькое чадо одного в доме, не особо заботясь о том, как бы с ним чего не случилось, столь бурная реакция нерадивой мамаши в данной ситуации несколько удивляла Андреоли. Неужели Эддисон взрослеет, и в ней наконец просыпается чувство ответственности? Остается надеяться, что скоро еще и перестанет терять ребенка из вида, отвлекаясь на разговоры. Последний, впрочем, был не таким уж и занимательным. По крайней мере, сама Ливия особой заинтересованности в собеседнице не заметила. Поэтому и подумать не могла, что Эдди придет в голову обвинять в случившейся оплошности ее. В свою очередь и Андреоли не торопилась упрекать в невнимательности Хадсон, по крайней мере, вслух и до тех пор, пока ее девчонка не найдется. Сама же Лив, несомненно, считала, что вина лежит на беспечных плечах Эддисон, и вполне допускала, что в этой странной семейке наверняка случается и много чего похуже. Взять хотя бы съемки порно в соседней спальне от комнаты Чарли... Куда уж больше удивляться?
- Давай так, - выдвинула конструктивное предложение, как следует действовать, - ты идешь в ту сторону, а я поищу там, - она махнула рукой, указав противоположные от площадки направления, продолжая сохранять хладнокровность и трезвость ума. - Через десять минут встретимся здесь же.
Так они и разошлись, а уже через минуту Ливия, утопая светлыми каблуками в еще мокрой от росы траве и выкрикивая имя Чарли, чертыхала себя за то, что вообще затронула сегодня Эдди. Прошла бы молча мимо, сделав вид, что не заметила, и ничего бы этого не произошло. Теперь еще только не хватало, чтобы с девчонкой что-то действительно случилось! Несмотря на внешнее спокойствие, от одной этой мысли внутри Ливия начинала заводиться и нервничать.
- Ну что? - после бесцельного блуждания по парку спросила у Эдди, с которой столкнулась за очередным деревом. Судя по тому, что девочки рядом с ней не было, поиски рыжей тоже успехом не увенчались. - Надо пойти в пункт охраны, - чуть не назвала это "бюро находок". Куда вообще обращаются в случае потери детей, тем более в таком крупном парке, Ливия понятия не имела, но поставить охрану в известность посчитала уже необходимым, раз вдвоем они справиться с поисками не могли. А может, она просто торопилась свалить эту тяготу на чьи-то чужие плечи...

Отредактировано Livia Andreoli (2015-05-24 23:42:57)

+1

9

-В первый раз. Мы здесь в первый раз.
Когда Ливия начинает говорить ей что-то, Эддисон не сразу вообще вспоминает об ее существовании; в голове лишь тяжелым вертится одна мысль: где ее малышка? Где ее драгоценный, бесценный ребенок, где существо, которое она, мать, обязана защищать даже ценой собственной жизни? Где ее доченька? Это огромный парк; девочка здесь в первый раз, она ничего не знает. И ладно, если малышка просто испугалась нападения собаки на свою ровесницу. Но если она ушла сама – это полбеды, с этим можно справиться; ее могли увести, воспользовавшись лихорадочной суматохой молодых мамаш в ту минуту, когда псина привлекла всеобщее внимание. Думать о последствиях второго варианта, Эддисон хочется меньше всего в жизни.
И если Ливия только посмеет ее упрекнуть в чем-то, то едва ли останется целой; уж Эдди-то ей повыцарапывает ее наглые глазенки. Рыжая не забывает – мелких обид, мелкого пренебрежения; и хотя едва ли ей удастся хоть как-то отметиться в жизни своих врагов, сделать им хоть немножечко хуже, слишком уж разного полета птицы, она не забывает. Не забывает, как ее уволили (не просто отказали в повышении, а уволили, вышвырнули, с издевательским напутствием), как ей пришлось оставить ребенка дома одного, как потом Ливия кривила морду свою, когда об этом узнала…  а ведь из-за нее все и получилось. Выбор-то невелик был: или ты идешь на трассу ночью, оставив ребенка дома, или лишаешься и ребенка, и дома, или просто заканчиваешь со всем. Сука, чертова сука! Это она во всем виновата, она и только она…

Но прежде, чем искать виновных, надо найти ребенка. Эдди мечется из стороны в сторону, уверенная, что Ливия куда-то смылась под благородным предлогом (надо вернуться к скамейке, на скамейке осталась ее сумка, и кошелек там же, и в кошельке кроме денег – фотографии), но никак не может понять, что же ей делать, кроме как бегать туда-сюда в попытках выследить девочку. Обратиться к служителям парка, им нужна будет фотография, значит, надо к скамейке, но они ведь вызовут полицию, а полиция обвинит ее в недосмотре за ребенком, они не поверят, что ее отвлекла эта стерва… а вдруг Ливия специально это сделала? В голове проносятся мысли, по сотне в каждое мгновение, и Эдди никак не может сосредоточиться, чувствует только, как сердце стучит все громче и громче.
В глазах слезы.
-Сама разберусь.
- и, сама не понимая, зачем, рассеянно: - мою сумку украли.
Сумки на скамейке нет; кажется, ей нашелся новый хозяин, пока рыжей не было. Она оглядывается по сторонам, зачем-то даже к мусорке ближайшей направляется, в надежде, что вор мог вытащить все деньги и телефон, но оставил ненужные ему бабские штучки. Все вышло из-под контроля. Ничего удивительного, что она бросается к первому же служителю, показавшемуся из-за ближайших кустов на одной из боковых дорожек.
-Сэр… мистер… простите… девочка… я не могу найти дочку…

+1

10

Несмотря на то, что Хадсон изо всех сил всегда старалась показать, какая она самостоятельная и сильная, как она умеет выкарабкиваться из всего сама, пренебрегая любой помощью, сейчас Ливия видела в ней маленькую растерянную девочку, которая и сама нуждалась в маминой заботе и внимании. Становиться таковой для Эдди, однако, Андреоли не собиралась - раздражала ее эта манера распускать сопли в самый неподходящий момент, когда надо действовать, а не разводить руками и хныкать. В довершении ко всему выяснилось, что у нее еще и сумку украли. Как только можно быть такой рассеянной? По-хорошему дать бы ей затрещину, чтобы она прекратила панику, пришла  в чувства, взяла себя в руки и перестала бесцельно бегать из стороны в сторону.
Дернув ее за руку, Ливия указала в сторону выворачивающего на их дорожку охранника, и Эдди, не медля, бросилась к нему. Пухлощекий, уже не молодой мужчина в форме лениво переваливался с ноги на ногу, двигаясь по присыпанной гравием дорожке, и даже, кажется, не сразу понял, чего от него хотят, а может, просто всерьез подобные громкие заявления не воспринял.
- Давно потеряли? - спросил он, нехотя оглядываясь по сторонам, и получив отрицательный ответ, даже ухмыльнулся. - Так ведь далеко убежать не могла. Спряталась наверно где-то, играется. Не переживайте. У нас тут такие случаи не редкость.
- Сможете дать объявление по внутреннему радио, что потерялся ребенок? - обратилась к нему Лив, торопливо вытащив из сумки кошелек, из которого извлекла пару зеленых купюр и, свернув их, сунула мужчине в нагрудный карман форменной рубашки. - Пожалуйста. Так девочка найдется быстрее, - приправила свои слова дежурной улыбкой.
- Ну... можно, да, - охранник сначала несколько стушевался, но когда понял, что их никто особо не видит, стал куда услужливее и расторопнее. - Пойдемте за мной.
Через минут пять они оказались в небольшом здании, недалеко от центрального входа в парк, где располагался дежурный пункт охраны.
- Вот, - покопавшись в ящике стола, он протянул Эдди чистый лист бумаги и ручку. - Напишите имя девочки, примерный рост, цвет волос... во что была одета...
Пока охранник выпытывал у Хадсон все остальные подробности и пытался разобраться, как включается система оповещений, Ливия вышла обратно на воздух и зажгла сигарету. Носиться с дурехой Эддисон было ее последним желанием, но и бросить ее в такой ситуации что-то мешало. В то, что девочку кто-то похитил, ей верилось слабо. Скорее всего, правда, испугалась случая с собакой и где-то спряталась, однако в их дикое время случиться могло действительно все, что угодно... Но сами мысли о возможном педофиле или еще каком уроде казались ей настолько противны, что она постаралась отбросить их куда подальше.
Отправив истлевшую сигарету в мусорник и заприметив соседний лоток с кофе, итальянка двинулась к нему - придется же чем-то занимать томительные минуты ожидания результатов поиска, в котором она лично помочь больше уже ничем не могла. Взяв себе стаканчик латте, для Эдди, нервы которой были на пределе, Андреоли решила заказать что покрепче и кофе с коньяком попросила заменить на чистый коньяк. Когда она переступила порог охранной будки, по парку как раз разносилось объявление о потерявшемся ребенке. Честно отрабатывая свои деньги, охранник повторил его три раза.
- На, держи. Взбодрись, - протянула она Хадсон пластиковый стаканчик с коньяком. - Сейчас найдется, не переживай.
- Я передал сигнал по рации всем охранникам, ее уже ищут, - поддакнул мужчина и приободряюще похлопал Эдди по плечу.
Напряженное молчание давило на атмосферу, и дабы разрядить последнюю, Ливия решила отвести тему немного в сторону:
- Много ценного в сумке было? - поди, не только деньги, но и документы, телефон, ключи, прочие важные мелочи... дамские сумочки, как известно, хранили много чего полезного. Можно было бы предложить написать заявление в полицию, но Ливия в нее и сама не верила, и Эдди советовать не собиралась. Процент раскрытия подобных мелких краж все равно ровнялся почти нулю.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-05-30 15:37:20)

+1

11

Он не понимает. Ему плевать на то, что маленькая беззащитная девочка, совсем еще кроха, исчезла где-то в безразмерном лесу (парк сейчас кажется Эддисон именно таким, парк сейчас кажется Эддисон безразмерным, бескрайним, страшным, и слишком большим для ее крошки), и некому ее защитить; ему просто плевать. Она теряется, глядя на эту рожу, – вполне приятное, дружелюбное лицо всего мгновение назад, теперь было в ее представлении настолько уродливым, насколько это в принципе возможно – но что ей остается делать? Если бы не Ливия, которая сует деньги в нагрудный карман мерзавца, то, скорее всего, она вновь принялась бы за поиски самостоятельно, и, разумеется, не справилась бы – слезы закрывают ее глаза, и пусть она старается пока их не демонстрировать, мир для нее нынче существует лишь за туманной дымкой.
Слишком слабая. Слишком уязвимая. Слишком бесполезная. Ее девочка в опасности, а она ни на что не способна.
Пока они идут через парк – Элли то и дело спотыкается, оглядываясь по сторонам, пытаясь найти хоть что-то, способное подсказать, где же находится ее малышка. Пусть она спрячется, пусть она не нуждается в спасении прямо в эту секунду, пусть она просто испуганна, но не находится в смертельной опасности…
Карандаш прыгает в пальцах в немой истерике. Ее руки дрожат настолько сильно, что невозможно представить, как служащий парка будет разбираться в ее почеркушках, к тому же еще и безграмотных.
«Шарлотта Хадсон, три года, рост три фунта два дюма, рыжие волосы, голубые глаза, надета в розовае платье…»
Ей ничего больше не остается, как сидеть и ждать. Каждая минута ожидания – это страшно, это очень-очень больно, и Эдди чувствует себя бесконечно виновной. Ей нужно будет купить малышке… что-нибудь. Любую куклу, которую она только попросит, любое мороженое… плевать на деньги, она должна позаботиться о ребенке.
Ливия вновь оказывается рядом. Эдди была уверенна, что итальянка ушла, оставив ее одну, но та не просто опускается рядом, но и даже ставит рядом какой-то стаканчик. Эдди его берет, втягивает носом слишком резкий аромат, и ставит обратно.
-Если приедет полиция… - на самом деле, она хотела произнести «когда», но думать о самом худшем ей хочется меньше всего – то лучше мне не быть пьяной. Они могут решить, что она пропала по моей вине.
Шарлотта ведь пропала по ее вине, и никак иначе. Она всего лишь метнулась на крик о помощи, решив, что под псиной ее дочь, но ошиблась, а девочка пропала. И сумка пропала.  И все это из-за нее. А что, если малышку заберут социальные службы, за недосмотр со стороны матери?
-Деньги. Телефон. Ключи.
– документы она оставила в машине, но машина-то тоже теперь недоступна, как и квартира. – Я не знаю, что буду делать, если Шарлотту не найдут. – все сразу станет бессмысленным. Девочка, это единственное, ради чего Эдди еще сражается, а лишившись ее, она лишиться и жизни.

Ливия должна страдать, потому что она Ливия)))

+1

12

- Не мели чепухи, - Ливия скривилась и, едва сдерживая раздражение, нетерпеливо отвернулась. С каких это пор с выпитых ста грамм человека записывали в ряды пьяниц? И вообще откуда в Хадсон вдруг дальновидность проснулась? Прям отберут у нее ребенка за то, что коньячку пригубила, ну конечно! Ливия, вон, подшофе за рулем не боялась ездить, то и дело возвращаясь из своего заведения навеселе и тем самым рискуя правами, а девчонка, снимающаяся в порно, строит тут из себя мисс праведность. Ох уж эти высокоморальные непьющие люди... Рядом с ними всегда чувствуешь себя каким-то грешником.
- Она пропала не по твоей вине. Успокойся, - утешительных ноток в голосе Ливии было мало: она скорее одергивала девушку, чтобы та перестала киснуть и настраивать себя на самое худшее. - Дети постоянно норовят куда-то убежать, залезть, спрятаться... Ты просто отвлеклась. С каждым могло случиться... В следующий раз далеко отпускать от себя не будешь, - все-таки вырвался упрек, который вертелся на языке. Учить Эдди, какой матерью следует быть, Ливия не собиралась, прекрасно понимая, что у нее просто нет на это права, да и, в конце концов, своим примером она похвастаться в этой области не могла. Опыта воспитания детей (ни горького, ни счастливого) ей испытать не довелось, а потому, как бы поступала со своим ребенком она, Ливия могла только лишь предполагать. Но это не мешало ей считать, что мать бы из нее вышла просто отличная. Как и жена. Если бы муж в свое время не попался бракованный.
Не прошло и полчаса, как их слабо клеящийся разговор прервал скрип открывающейся входной двери, и в проеме показалась фигура другого охранника, на чьих руках сидела рыженькая девчушка с заплаканными глазами.
- Мама! - крикнула она, едва увидев Эдди, и, высвободившись из объятий мужчины, с отчаянием бросилась к матери.
Скрыть вздох облегчения Ливия даже не пыталась. Не известно, правда, что ее радовало больше: то, что малышка нашлась целой и невредимой, или то, что итальянке больше не придется играть роль утешителя, которая, скажем прямо, давалась ей с большим трудом.
- Нашли ее возле зоопарка, - с довольной улыбкой пояснил доставивший ребенка охранник. - Все с ней в порядке. Просто немного перепугалась, когда сообразила, что мамы рядом нет.
- Вот и славно, - кивнула Ливия с легкой, но искренней улыбкой, и перевела взгляд на две рыжие головы. - Давайте я вас до дома подброшу, - предложила, раз уж Эдди осталась без сумочки и всех тех нужных вещиц, которые она в себе скрывала. - С меня ведь причитается, - за тот случай, когда Хадсон не оставила ее одну горевать по угнанному кабриолету на дороге в нигерском районе, а (не очень-то любезно, впрочем, но все же), отвезла домой.
- Эй, Чарли, - она присела рядом с девочкой, оказавшись, так сказать, на равных, и с азартом заглянула ей в глаза, - хочешь прокатиться в красивой машинке, м?.. А с мороженым? - Ливия готова была и не только это ей сейчас купить, лишь бы стресс у девочки прошел, и она перестала так назойливо плакать. Так ведь детей ее возраста обычно утихомиривают? - Какое ты любишь? Шоколадное?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-04 01:33:36)

+1

13

Только что, Эдди была почти рада компании Ливии, решившей не сбегать и не бросать рыжую в беде (а вдруг что-то все-таки пойдет не так, вдруг случится самое плохое, что только можно себе вообразить?), а сейчас ее почти ненавидит. История с закладной на дом, с этой чертовой аферой, которая, впрочем, не получила дальнейшего хода в органах, хотя и стоило бы, научила ее ждать любой подлости от социальной службы. Как и всегда, Эдди видела в произошедшем не просто стечение обстоятельств, когда жадная до денег работница социальной службы решила воспользоваться служебным положением и обобрать очередную дуреху, владевшую кое-чем ценным, а преступление против себя лично. То, что на ее месте могла оказаться любая бестолковая владелица не слишком полезной, но обширной земли, ее не волнует. Нет-нет-нет, один раз социальные службы ее уже подставили, да так, что ей пришлось в порно сниматься в результате, второй раз с ней такого не случиться, она не даст им ни единого повода испытывать хоть какой-то интерес к Шарлотте, и не даст им возможности ее забрать.
Хотя, сейчас кто ее спрашивать-то будет. Мать, называется. Все мамаши сидели вокруг детской площадки, пока молодежь развлекалась доступными ей способами, а пропала только Шарлотта. Значит – дело или в самой Эддисон… или в Ливии. В конце концов, первый и пока единственный в своей жизни раз малышка пропала именно в ту минуту, когда к ним присоединилась итальянка. Это наводит на размышления, особенно не самую умную молодую женщину.
-От этого мне не станет легче, если с ней что-то произойдет. Это уже ничего не исправит.
– приходится вытереть слезы, как бы не хотелось рыжей скрыть то, что у нее внутри происходит. И не так уж далеко малышка от нее была! В конце концов, Эдди всегда не слишком близко подходит к детским площадкам, ей не хочется торчать со всеми этими мамашками.
Полчаса длятся целую вечность. Минута за минутой, и все хуже. Эдди уже не верит в то, что все закончится хоть сколько-то хорошо, когда…
-Чарли! – вот теперь можно реветь вполне серьезно. Эдди бросается к ней и подхватывает на руки, и ревут они уже в два голоса. Девочка у нее на руках, но в какую-то минуту, Чарли не захотела это терпеть и решила вернуть свою самостоятельность – как раз для того, чтобы пообщаться с Ливией. Правда, ногу Эдди все равно не отпускает. Впрочем, всхлипы и слезы не мешают ей не только отчаянно закивать на предложение мороженого, но и сообщить, что всему иному она предпочитает ванильное с орехами и кокосом.
-П… пойдемте к машине. Ливия, дай, пожалуйста, свой телефон, мне нужно будет вызвать эвакуатор.
– а заодно, найти мастера, который не только вскроет машину, но и сделает ей дубликат ключей.

+1

14

- Я наберу Джека, - возразила на глупую просьбу Эдди вызвать эвакуатор, - он поможет разобраться с твоей машиной.
Джека Хадсон должна была помнить по тому ужину, который состоялся у нее дома, когда этот мужчина внушительных размеров, с кучей татуировок на руках, исполнял обязанности водителя Андреоли и ненароком был приглашен составить им с Эдди компанию за столом. Когда же в собственность хозяйки поступила новая машина, надобность в его услугах отпала, и Джек со спокойной душой мог вернуться к тому, чем занимался большую часть своей жизни, проведенной на свободе - а именно вышибать надравшихся клиентов из "Парадиза" и силовым способом утихомиривать другие конфликты, возникающие в ее заведении. Учитывая, что знакомых домушников и прочих ловких гопников у Джека было хоть отбавляй, открыть машину Хадсон и изготовить для нее новые ключи, труда для головореза составить было не должно. Переговорив с ним на этот счет по телефону, она вернула внимание Эдди:
- Большая сумма в кошельке была? - поинтересовалась для того, чтобы сделать вывод, стоит ли искать того карманника, который своровал со скамейки ее сумку, или надрываться было не из-за чего. В принципе Джека она могла попросить заняться и этой проблемой. В парке наверняка найдутся камеры наблюдения, которые могли зафиксировать грабителя и, Джек со своими ребятами вполне мог бы попробовать его отыскать.
Купленное мороженое действительно обладало магическим эффектом на ребенка, и Шарлотта заметно притихла, когда получила желаемое: перестала хныкать и даже, кажется, вообще забыла о том, что только что произошло. Удивительно, как с возрастом человеческие запросы имеют обыкновение стремительно ползти вверх. Расстройство Эдди, вот, одним мороженым уже не утолишь - кажется, ее до сих пор всю трясло.
- Садитесь назад, - открыла она для них салон и отодвинула переднее кресло, чтобы легче было пробраться на заднее сидение. Поскольку большого семейства у Ливии не было, машина у нее была рассчитана в первую очередь на себя любимую, представляла из себя спортивную модель купе и, естественно, никакого детского кресла не имела. - Пристегни ее хорошо и садись рядом. - Хотела еще добавить: "следи, чтобы она не испачкала мороженым салон", но решила, что предупреждать об этом бесполезно - мамаша из Хадсон, как можно было заметить, получалась не очень внимательная, а пятна на кожаной обивке, в конце концов, не смертельны.
Заведя мотор и включив негромкую музыку, она еще пару минут с ухмылкой наблюдала в зеркало заднего вида за тем, с каким любопытством Чарли реагирует на засветившуюся приборную панель с кучей кнопочек и рычажков, и поймала себя на мысли, что сейчас ее собственному ребенку могло бы быть уже десять - примерно столько лет прошло с ее выкидыша. Она даже не успела узнать, был это мальчик или девочка - слишком маленький был срок, но уже тогда пережить мысль, что внутри тебя кто-то умер, далось ей непросто. Возвращаться к этим воспоминаниям Ливия не любила и резко отгоняла их всякий раз, как только они появлялись в ее голове. Она учила себя ни о чем не жалеть и не пытаться повернуть время вспять, гадая, что бы было, поступи она иначе в той или иной ситуации. Ведь постараться родить от Марчелло она могла и позже, но тогда не посчитала это правильным. А заниматься самоедством сейчас было уже поздно, поэтому и периодически накрывавшую сентиментальность предпочитала оставлять в стороне. Иногда, правда, чувства слушать приказы разума отказывались.
- Знаешь, тебе очень повезло, что у тебя есть Шарлотта, - внезапно сказала вкрадчивым тоном, выворачивая на шоссе, ведущее к ферме Эдди. Возможно, девчонка, оставшаяся одна в юном возрасте, с ребенком на руках и без достаточных средств к существованию, еще не до конца понимает своего счастья, но то, что дети - это лучшие подарки судьбы, для Ливии было бесспорным, пускай она никогда и не говорила этого вслух. Когда-то о ребенке мечтала и она, и это желание казалось ей настолько естественным, что модели жизни, в которой у нее не будет детей и семьи в целом, в голове девушки даже не возникало. Но сейчас обстоятельства ее судьбы складывались таким образом, что реализация подобных желаний откладывалась на неопределенный срок... а возможно, что и навсегда. И от осознания этого становилось больно.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-07 19:06:15)

0

15

Джека Эдди помнила; еще по работе в Парадизе – тогда она старалась просто как можно меньше попадаться ему на глаза, отлично понимая, что она может тоже в какой-то момент попасть под раздачу, да и потом тоже. Он всегда казался неповоротливым и не слишком сообразительным (хотя, Эддисон ли об этом судить, с ее-то интеллектуальным уровнем?),но Ливия, судя по всему, ему действительно доверяет, а, значит, можно не бояться подставы.
-Я ее оставила на парковке зоопарка. Почти у самого въезда на нее. –
это она на всякий случай, не испытывая никакого желания самостоятельно общаться с ее помощником. Пусть уж Андреоли ему сама все передаст.
-Нет. Долларов двадцать. Я с собой много денег не вожу.
– на самом деле, Эдди точно знает, что наличными там было двадцать два доллара шестьдесят пять центов, но озвучить столь дотошно кажется ей глупым. Интересно, Ливия все еще такая же мерзкая начальница? А если бы им дали шанс вернуться в прошлое – изменила бы она свое решение, зная, что последует в ином случае? В конце концов, порно с ее участием вроде как пользовалось определенным успехом, да и Фредерик…
Щеки краснеют, а сама Элли торопливо устраивает Чарли на заднем сиденье. Чарли не забывает этому сопротивляться, правда, слишком сосредоточенная на мороженом, чтобы оказать по-настоящему массивную атаку, и постепенно оказывается скованной ремнями крест-накрест. Впрочем, магическое влияние мороженого слабеет, когда Шарлотта видит огоньки на панели, и даже пытается до них дотянуться.
Сидеть позади – это круто, круче, чем можно себе вообразить; будто у тебя есть собственный водитель! Эдди даже не догадывается о том, какие печальные мысли тяготеют над Ливией сейчас, а если бы догадалась – то не поняла бы их смысла. Ливия богачка, в ее жизни все отлично, и реши она завести ребенка – в чем проблема просто взять и залететь? Мужика у нее нет? Так с ее внешностью легко кого-нибудь на ночь снять, или сходить в банк спермы, или как это там называется… а еще она удочерить кого-нибудь может. В Китае, говорят, сироток выдают на развес, какая-то голливудская бабень себе целую цветную коллекцию собрала.
-Это сложный вопрос. Без нее, все было бы значительно проще. Но я все равно очень её люблю

А потом раздается оглушительный скрежет и толчек, из-за которого Эдди отлетает от Шарлотты. Какого черта?

+1

16

Проблема не в том, что она не может снять мужика на ночь и залететь или накопить денег на ЭКО, проблема в том, что она не хочет, чтобы ребенок стал ее уязвимым местом, не хочет, чтобы он варился во всем том дерьме, что окружает ее ежедневно, не хочет, в конце концов, чтобы он стал рычагом давления на нее, чтобы кто-то использовал его в целях сделать ей больно. Она видела, как нелегко приходится Сабрине, которой среди прочих бед довелось пережить в том числе и собственное похищение, и Аарону, за которого не раз вгрызалась Агата... Всякий подобный раз очередное происшествие с ними заставляло Ливию тормозить в своих желаниях родить. К тому же, она не хотела оставлять свой бизнес, который, как известно, требует пристального внимания, а бордель, с его табачным смрадом, похотью и реками алкоголя - все-таки не то место, куда можно наведываться, будучи беременной. Выпускать же заведение из своих рук, даже и на время, она просто-напросто боялась, так как знала, что для многих он являлся тем самым лакомым кусочком, на который моментально набросятся, ослабь она немного хватку. Ведь если не выходит что-то заполучить, люди нередко начинают просто гадить. А позволить кому-то разрушить то, что упорно строилось не один год, она просто не могла.
Ливия слабо улыбнулась, когда Хадсон призналась, что несмотря ни на что, любит свою дочь. В принципе сегодня это и так можно было заметить. Как маму, Эдди можно было наградить множеством нелицеприятных эпитетов, но назвать равнодушной - вряд ли. Она как раз хотела выразить какую-то похвалу, но не успела - неожиданный удар несшейся справа машины застиг их, прямо когда они выезжали на перекресток. На зеленый свет, между прочим! Кто был за рулем въехавшей в них тачки, обдолбанный ли придурок или несчастный, у которого отказали тормоза, узнают они уже вряд ли - ударив их по заднему бамперу и заставив волной со скрежетом проскользить в сторону, он на той же бешеной скорости умчался дальше.
- Твою мать! - Только не это! Машина ведь совсем новая!
Отойдя от первых секунд стресса, Лив обернулась на своих пассажиров.
- Все живы? - спросила резко, явно разозленная всем произошедшим. Удар был в принципе не таким уж сильным, чтобы кто-то из них пострадал, а вот задний бампер теперь наверняка всмятку. - Слушай, с тобой всегда так весело? - огрызнулась, посмотрев на Хадсон. Что ни встреча с ней, то обязательно должна случиться какая-нибудь неприятность. - Я думала, на сегодня лимит приключений уже исчерпан... - она раздраженно выдохнула и решительно вылезла из машины, чтобы оценить повреждения. На улице их авария уже успела создать мини-пробку, и другие автомобили теперь назойливо сигналили друг другу, пытаясь разъехаться. Осмотрев помятый бампер, она недовольно покачала головой. Дело было даже не в деньгах, которые ей придется угрохать в ремонт (хотя и их она выбрасывать сейчас не планировала), но еще больше ее волновало то, что ей опять на какое-то время придется пересесть на колеса к тому же Джеку.
- Вы в порядке? - спросила еще раз, возвращаясь в салон и раздраженно пристегиваясь. Быстрее бы уже закинуть их домой и избавиться от этой воистину роковой череды неприятностей, которая по пятам следует за Рыжей!

офф: прости за задержку)

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-21 17:17:14)

+1

17

Эддисон и не подозревает, что большинством окружающих людей руководят довольно сложные – по крайней мере, куда сложнее, чем у нее самой – мотивы. Она уверенна, что если ты богат, то больше нечего и желать от жизни; у тебя уже есть все, о чем можно только мечтать, ведь любое твое желание – выполнимо. Скажи ей кто-то, что не все в этом мире можно получить за деньги (вот ересь-то!), она бы и не поверила; все остальные оправдания, когда эти самые финансы имеются, и не надо беспокоиться об оплате страховке, покупке продуктов, налогах, детском садике, лекарствах, одежде, и тому подобных вещах, это просто дурацкие, бессмысленные, бесполезные оправдания, глупые отмазки, и не более того. Вот у нее – настоящие проблемы и беды, а у всех остальных жалкие отмазки и ерунда, выеденного яйца не стоящая.
-Еб*ть-копать!
Она взвизгивает, но ее вопль перекрывает крик Шарлотты; авария оказывается не столь большой, как показалось рыжей в первый момент, когда весь мир внезапно словно попытался обрушиться на нее, но малышке и этого достаточно для того, чтобы испугаться до чертиков. Без привычного детского кресла, она едва не выпала из ловушки ремней, коими пристегнула ее мать, и теперь вцепилась в маму, даже не думая прерывать вопль.
-А я-то тут причем?!? Я что ли за рулем была, или по сторонам смотреть мешала?
– она мгновенно ощетинивается, вылезая из машины вслед за Ливией, словно та уже выставляет ей счет. Хотя, кто знает, вдруг итальянка и на такое способна.
-Я в порядке, Шарлотта испугалась. – остатки мороженного украшают платьишко малышки, но хотя бы не кожаный салон. Приходится попытаться отчистить ее от сладости вручную.
-С нас тоже на сегодня хватит, пожалуй. Она и без того разнервничалась.

офф: прости за крошку :) думаю, можно завершать, а дальше приедешь бриллиантами любоваться

Отредактировано Addison Hudson (2015-06-21 20:39:36)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Вот как бывает, когда дети убегают