vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нет ничего опаснее доверия и ничего приятнее - надежды


Нет ничего опаснее доверия и ничего приятнее - надежды

Сообщений 41 страница 46 из 46

41

Искреннее удивление на лице Гертруды было невозможно скрыть. Пиццу откусила, а жевать забыла - до такой степени ее сейчас удивил Дэнни. Ты с дуба рухнул? Только эти мысли и были в голове сейчас. И она точно сказала бы это вслух, если бы не приличный кусище еды во рту. Прожевала медленно и тщательно, не сводя с него взгляда, а в голове выбирала слова.
- У нас в семье как-то не очень принято отказываться от приглашений мамы, - словно ребенку поясняет она, кивая в конце предложения головушкой. - Да и согласие это как-то само собой разумеющееся... - Несмело пожимает плечами и опять кусает свою пиццу. С аппетитом у нее вообще все отлично: война войной, а обед по расписанию. - И вообще, чего ты раскомандовался?
Рыжая нахмурила брови и последнюю фразу сказала тихо-тихо, кусая пиццу. А пока Гертруда последовала совету своего гостя - продолжила общаться с мидиями. Правда, что из этого называлось мидиями ей только предстояло узнать. В этом салате ей не понравилось что-то черненькое. А потому, чтобы не есть через силу и полностью наслаждаться процессом, пока жевала кусок пиццы, она принялась выковыривать это самое "что-то черненькое" из салата вилкой. Раз Дэнни отказался разделить с ней трапезничество, то зачем пачкать тарелки? Можно есть прямо из баночек. И там же ковыряться вилкой, выбирая все неаппетитности.
Со всей ответственностью подошла к этому делу, игнорируя то, чем там занимался мужчина за ее спиной. Ясно, что пошел на кухне копошится, а вот с какой целью - не плевать ли? Бриллиантов там не водилось, денег, в общем-то, тоже. Оружие было теперь скорее ближе к Гертруде, чем к Дэнни, так чего зря голову забивать? Тем более, было слышно, как скрипят старые шкафчики и звонко стучит посуда.
Когда Дэнни снова показался на горизонте, а не за спиной, в его руках красовались стаканы. Ну да, самое дорогое, что есть на полках в кухне. Сначала брови заползли вверх от удивления. Тормозит она, когда есть, ничего не поделаешь. Не сразу сообразила, что к чему и что Дэнни не понял тонкого намека, что с выпивкой он в пролете. Но когда до нее это начало доходить, брови по чуть-чуть поползи одна к другой. Получился злой жующий рыжий кролик.
Недовольная она была. Теперь уже не своим поведением, а поведением Дэнни. И даже не находила, что ему сказать. Или не хотела найти и переставать жевать пиццу, которая действительно оказалась божественно вкусной, особенно вприкуску с салатом. На самом деле, пока Дэнни рылся в шкафчике, она психанула. Навалила салат сверху на пиццу и получилось что-то типа пирога. Бабушкин толстый пирог с непонятными продуктами. Но зато вкусно и удобнее, чем ковыряться вилкой.
От сего кулинарного шедевра местного разлива и правда не хотелось отвлекаться, но уж заявление перебраться на кровать...
Простите, тут даже самый не пошлый мозг из всех самых не пошлых смекнул, что дело тут не чисто.
- Серьезно? - Спрашивает она его проглатывает несчастный, не дожеванный до конца кусок. - Ты серьезно думаешь, что это сработает? - Смотрит на стаканы и понимает, что... Да, черт побери, он серьезно! - Так.
Она тянется к принесенному курьером мешку и ищет там салфетки. Ведь раз вилки нашлись, то и салфетки должны быть? И эта догадка оказалась верна. Медленно вытерла губы, затем руки, скомканную салфетку бросила обратно в мешок и медленно поднялась. Молча осмотрелась в поисках сумки, но той по близости не оказалось. Хотя, зачем она? Ключи от машины в кармане, а телефон... Вот и телефон, лежит себе на диване, куда его только недавно сама лично бросила. Потянулась к нему, сунула в карман, посмотрев на время и только теперь удостоилась посмотреть на Дэнни. Но все еще молчала. Обошла его, встала у самой двери, открыла замок, но пока не открывала саму дверь.
- Поехали. Отвезу тебя, куда скажешь. Сразу и к родителям поеду, не так уж много времени осталось.
Спокойным тоном, совсем не веселым, как обычно, произносит она, когда собирает волосы в новый хвостик, ведь тот уже совсем растрепался. Затем нажимает на ручку двери, и на полшага выходит на лестничную площадку. И уже бы вышла окончательно, вот только вспомнила про бутылки.
- И это тоже забери, я ведь вылью. А они наверняка дорогие, - говорит она, кивая на них. - Не забудь ничего.
Хотя, вряд ли он бы забыл о пистолете, с которым так носился по квартире.
Злой кролик - это не шутки. Может и укусить.
А еще на площадке очень удачно появилось семейство соседей, что решили в субботнее утро выйти прогуляться. С ними рядом как-то спокойнее было. Не перестреляет же он и детей соседских?...

+1

42

Конечно, в жизни Даниэля случались обломы - не бывает так, что всё постоянно идёт гладко, и полоса везения никогда не кончается. Но в каждом из подобных случаев он мог разобраться и отыскать причины проблемы. Тогда как сегодня... Он же искренне старался, чтобы всё было, как надо. Не угрожал, ничего не требовал, не пытался напугать.
А ведь верно подмечено. С помощью доброго слова и пистолета получаешь гораздо больше, чем с помощью только доброго слова. Снимаю шляпу, мистер Капоне. Уж который раз убеждался - точнее не скажешь.
Как ни старайся, не ценят люди доброго отношения. В кои-то веки захотелось обойтись с кем-то по-хорошему, почувствовать взаимность, забыть на время о крови и грязи, в которых без всякого преувеличения постоянно приходилось возиться, чтобы выжить в этом непростом мире - и на тебе, фигурально выражаясь, мордой о стол. Получите и распишитесь, что называется.
Когда Дэнни думал исключительно о своих желаниях, получалось куда проще - начнёт какая-нибудь красотка артачиться, приложишь её пару раз от души, чтобы место своё не забывала, и всё в порядке. Вот тогда начинают понимать цену душевных порывов...
Он залпом выпил содержимое своего бокала. Поставил его на стол. Мгновение-другое продолжал смотреть на Гертруду, стараясь всё-таки угадать направление её мыслей. Но снова натыкался на глухую стену. Вот не мог осознать мотивы её поведения - и всё тут. Ведь только что Герда отвечала на его поцелуй, не пыталась ни вырваться, ни оттолкнуть его. И в чём тогда дело?
Может, просто боялась?
Тоже, к слову, возможный вариант.
-Как скажешь.
Наклонился, нашёл возле дивана ботинки и носки, неторопливо обулся. Весьма тщательно завязал шнурки. Подняв голову, заметил, что девушка вновь собирает волосы в хвост. Бок болел после перевязки. Да и к тому же, кажется, зашнуровывая ботинки, Даниэль повернулся немного неловко и в очередной раз рану потревожил. Впрочем, это было лишь досадной мелочью, что сама по себе, без помощи Гертруды, разумеется, не смогла бы испортить так приятно начавшееся утро.
Поднявшись с дивана, Кили начал распихивать по карманам свои вещи - телефон, зажигалку, сигареты и оставшиеся деньги. Водительские права оказались под одной из сотенных купюр. Затем принялся собирать монеты, однако, взяв три или четыре из горки рассыпанной мелочи, которую вытряхнул ночью из карманов перед тем, как снять джинсы, плюнул на это дело и вновь плеснул себе в бокал игристого.
Проделывал всё это Дэнни с одной единственной целью - чтобы выиграть немного времени и не натворить глупостей, о которых сам потом пожалеет. Ему требовалось успокоиться и определить, как вести себя дальше. Но хоть убейте, в голову не приходило ничего путного.
Откинув в строну подушку - против воли вышло это немного импульсивно, она едва не упала на пол с дивана - Даниэль взял пистолет. Привычно оттянул затвор, убеждаясь, что патрон находится в стволе, проверил предохранитель и сунул оружие за ремень брюк, прикрыв рукоять футболкой.
-Выльешь, так выльешь. Твой дом - твои правила.
Сделал ещё несколько глотков из бокала, задумчиво остановившись возле низкого столика. Покрутив в руках опустевший стакан, услышал голоса соседей, которых нелёгкая вынесла к лифту именно сейчас.
Да что б вы удавились, твари.
И куда, скажите на милость, девалось его хорошее настроение? Как ветром сдуло.
-Вроде ничего не забыл, - заставил себя улыбнуться. Поставил фужер возле коробочки из-под салата и вроде бы спокойно направился к выходу.
-Доброго вам утра, - даже приветливо кивнул соседским детишкам. А в следующий момент, схватив Герду за плечо, дёрнул её на себя, заставляя шагнуть обратно в квартиру. С силой захлопнул дверь, правда, возиться с замком и запирать не стал. Просто положил на дверь левую руку, чтобы предотвратить попытки распахнуть её снова, и остановился так, чтобы Гертруда оказалась между ним и стеной.
-Куда так спешить? Не поверю, что у тебя нет возможности уделить мне полчаса, - хотел произнести это с угрозой, но, как ни странно, не получилось. Наверное, впервые в жизни. Ни злости, ни иронии в голосе. Прерывистый шёпот поглощённого страстью человека. - Или, если хочешь, я могу подождать в машине, пока ты будешь обедать. Потом поедем ко мне...
Ему было совершенно без разницы, что могут подумать стоявшие на лестничной площадке люди. Дышать снова становилось трудно, а сердце... оно билось так отчаянно, как будто и впрямь хотело вырваться на волю.

+1

43

Как так получилось, что человек, который только что приветливо поздоровался с соседскими детишками, опять прижал ее к стенке? В самом буквальном смысле, какой только может быть.
А ведь Герда уже успела обрадоваться, что все идет, как по маслу. Носом чуяла, что близится хороший конец короткой истории о большом котенке, но вот котенок, как оказалось, желал еще одну сцену. Судя по всему - постельную.
Вжалась в стенку, как будто надеялась, что сможет пройти сквозь нее, как супергероиня новоиспеченная. Зажмурила глазки, отвернулась, плюнув на свою больную шею.
Сердце бешено колотилось то ли от страха, то ли от того, что Дэнни стоял рядом. А может обе причины сразу? Вот-вот выпрыгнет из груди и останется бедному гостю бездыханная тушка. Вдохнула поглубже, собирая всю волю, всю смелость и куда-то пропавшие силы в кулак. Герда была злой и испуганной одновременно. Посмотрела на Дэнни исподлобья, свела брови и пыхтит. Дышит громко-громко, так, что слышно, как она сопит. Ноздри раздуваются и это выглядит со стороны, наверное, забавно. Можно считать это все за угрозу? Как-никак, за спиной где-то у него висит пистолет.
- Я уделила бы тебе полчаса, когда повезла домой, - недовольно говорит она, не в силах пошевелиться. Но теперь... Нет, теперь точно не рискнет сесть с ним в одну машину. - Нет у меня желания уделять тебе эти полчаса. Ясно?
Гертруда уже жалела, что произнесла это вслух. Боялась ведь до чертиков. Коленки подкашивались, как у первоклашки, что первый раз вызвали к доске. Уступать она не собиралась, ведь девичья честь на кону! Пусть звучит это, возможно, слишком старомодно, но дня нее это был не пустой звук.
Как там в фильмах делают в подобных ситуациях? Наступают на ногу и "втикают" со всех ног. Вот только это трюк проходит только в комедиях. Тут прошел бы разве только неслабый такой толчок в раненный бок, но даже в таком случае, бежать было некуда. Дверь одна и видимые пути к ней перекрыты. И этот вариант не нравился самой Гертруде. Не сможет рыжая перечеркнуть все свои труды по спасению пострадавшего и самолично опять разворошить рану!
- Сейчас ты поедешь к себе, - уперто поправляет его Гертруда. - Странная у тебя благодарность к тому, кто помог тебе ночью. Я что-то не так сделала? Нужно было вызвать скорую? Или я зря потратила на тебя последние деньги? Хотя, глупый вопрос. Зря. Получила, что получила.
Приблизила мордашку к Дэнни и недовольно щурится. У нее было две стадии паники: одна - это болтать без умолку, а вторая - выпадать из реальности и молчать, ничего не делая. От второй обычно было меньше вреда, но первая случалась, как на зло, чаще. И стадия болтливости практически всегда переходила в рёв. Большая девочка, но слезы были наготове всегда. И вот оно: первою хлюпанье носом перед ревом. Тянется ручонками к носу, вытирает его, а уже и из глаз ручьи начинают литься. Плакала по-настоящему, от того, что и правда не знала, что теперь делать. Не пыталась давить на жалость. Выглядеть сейчас жалкой хотелось как раз-таки в последнюю очередь.
- Я ведь хотела, как лучше, - невнятно произносит она, закрыв ладонями лицо. Плечики вздрагивают в такт похлюпываний. - Ну почему все всегда получается плохо?
Опускает голову и чувствует, как макушкой утыкается в грудь Дэнни. Ее сейчас надо обнять, как делали это ее родные, когда она плакала. Не тащить в постель, понимаете, а банально обнять. Но разве она попросит этого у малознакомого человека?
Нет, конечно. Она попросит его уйти.
- Уйдии, - жалко и тихонько пищит она, мокрыми от слез ладошками отпихивая от себя Дэнни. На майке явно были видны мокрые следы, а с ее носа капали не утертые слезы.

+1

44

А может, это вовсе и не мама звонила? Кстати, вполне логичное предположение. Дэнни ведь понятия не имеет, встречается ли она с кем-то, влюблена ли в кого-то, какие планы строит на дальнейшую жизнь. Наверное, именно потому, что ей звонил приятель, Гертруда так и заспешила.
Эта мысль пробудила в душе яростный всплеск безудержного бешенства. Было просто невыносимо представить, что, быть может, спустя пару часов эта девушка будет лежать в постели с кем-то другим.
В подобном состоянии самое оно грохнуть кого-нибудь. Бить кулаком по челюсти, не обращая внимания на боль в окровавленных пальцах и выбивая противнику зубы. В голове даже моментально появилась схема дальнейших действий - проследить за Гертрудой, посмотреть, с кем она пересечётся, и как следует уделать ублюдка. Впрочем, почти сразу стало ясно и то, что воплотить это в жизнь сегодня явно не получится. И причина даже не в ране, которая по настоящему-то и не успела даже слегка зажить и могла начать кровоточить в любой момент, а в банальном отсутствии машины. Такси ведь пока поймаешь!
Ну, да. Поэтому она и не захотела, чтобы я ждал на улице, когда она будет обедать с родителями. Вот кретин я...
-Жалеешь, что помогла мне? Только потому, что я тебя хочу?
Глупо всё получалось. Даниэль никогда не упрашивал женщин лечь с ним в постель. Не собирался делать этого и сейчас. Как и не собирался применять силу. Не потому что боялся - уж ему ли бояться нарушать закон? - но отчего-то не хотелось, чтобы Герда вспоминала его с ненавистью. И дело здесь заключалось вовсе не в благодарности, хотя ему действительно было за что благодарить эту девушку. Кили все эти абстрактные понятия волновали мало. Просто Дэнни было необходимо, чтобы она улыбалась, думая о нём.
-Пожалуй, я тоже хотел, как лучше.
Надо было уже заканчивать эту комедию. Раз уж решил не настаивать дальше и не тащить Гертруду против её воли к кровати, следовало развернуться и уйти. Но Даниэль почему-то никак не мог сойти с места. Провёл ладонью по рыжим прядям, положил руку ей на плечо, осторожно погладил по спине. При этом всё-таки не выдержал - чуть подался вперёд, оказываясь к девушке практически вплотную, наклонил голову, опьяняясь запахом волос и обжигая своим дыханием. Покрепче прижал к себе. Здесь не имелось ни малейшего расчёта, ни даже надежды изменить ситуацию. Выходило как-то само собой, практически без участия рассудка.
-Слушай, не плачь. Я сейчас уйду, честно. Просто имей в виду, что если у тебя кто-то есть, я эту тварь найду. И живьём закопаю.
Зачем он это сказал, Дэнни не ответил бы. Не смог промолчать - и всё. Случаются такие моменты, когда эмоции попросту зашкаливают, и с трудом получается контролировать свои действия. А уж слова выбирать становится практически невозможным.
Он уже намеревался отойти - ведь это же так просто, всего-то отступить назад, приоткрыть дверь и выйти к лифту - но перехватив взгляд мокрых карих глаз, задержался ещё на несколько мгновений. Поймал губами её губы, отчаянно и крепко целуя перед тем, как отпустить девушку и покинуть квартиру.
Даниэль остановился лишь потому, что ему стало ясно - иначе он не уйдёт, забудет и о собственных обещаниях, и о стремлении ни к чему не принуждать Герду, попросту схватит её в охапку и бросит на диван, поскольку тот находился ближе.
Постоял, немного приходя в себя, бездумно окинул взглядом комнату, собираясь с духом для того, чтобы молча скрыться за дверью. Заметив открытую бутылку игристого, взял её со столика, выпил прямо из горлышка и поспешно, чтобы не передумать, пошёл к выходу.
Правда, молча убраться всё-таки не получилось. Уже оказавшись на лестничной площадке, обернулся.
-До встречи, Герда. Я... - Впрочем, нужные слова не нашлись. Дэнни махнул рукой и быстрым шагом направился к лестнице. Ждать лифт не стал.

Он шёл по тротуару, то и дело отхлёбывая из бутылки - там вина-то осталось всего ничего - и вытягивая руку с поднятым большим пальцем навстречу проезжающим машинам. Тут повезло, такси отыскалось относительно быстро. Даниэль устроился на переднем сидении, проигнорировав и ремень безопасности, и боль в раненом боку.
-Пересечение Райс Элли и Пятой улицы. Там ещё неподалёку автобусная остановка.
Ладно, чёрт с ним. Пусть она даже сегодня встречается с кем-то. Пусть этот урод радуется жизни последний раз. Она же не знала, что встретится со мной, верно? Значит, просто надо всё повернуть по-своему. Заберу машину, приеду домой и подумаю, как именно это сделать...

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-07 23:28:21)

+1

45

Ушел.
Совсем ушел, сам.
Гертруда пришла в себя, только когда тот пропал из виду, спускаясь на лестнице. Шмыгая носом, босиком, она тихонько на цыпочках вышла из квартиры и высунула голову на лестницу. Дэнни уже не было видно - только слышно.
Вернулась обратно в квартиру и закрылась там на ключ. Как-то неуютно себя теперь чувствовала. Даже запах другой. И это сейчас она не имела в виду аромат от пиццы, которая теперь не казалась такой уж аппетитной. Разозлилась, утерла нос и принялась делать то, что меньше всего любит и больше всего отвлекает ее от мыслей - уборкой. В первую очередь, спальное место Дэнни нужно было убрать. Выкинуть бы этот чертов диван вообще! Но как только подумала, сколько будет стоить новый - сразу передумала.
Больше всего от уборки страдал рыжий котенок. Ему пришлось познакомиться с пылесосом и носиться от него по квартире, как от одержимого Дьяволом.
Когда с уборкой было покончено - а это случилось быстро - Герда накормила котенка и, сидя рядом ним и его миской на полу, позвонила маме.
- Мам, можешь попросить папу или Нила за мной заехать сейчас? Не могу дождаться ужина, а машина что-то не заводится, - честно соврала Герти в трубку. Энергия маман передавалась даже через мобильную связь. Девушке все еще хотелось реветь и глаза были на мокром месте, но стоило услышать, как мама по-армейски раздает указания семейству, как настроение хоть немного, но улучшилось. Уже через пару минут Нил был выслан к дому Гертруды. Вернее, он сам вызвался и на то было две причины, как оказалось позднее. Во-первых, маман его заставила помогать отцу ремонтировать крышу, а Нил к домашним делам всегда относился с особой нелюбовью. А во-вторых, ему очень хотелось показаться перед местным народом на своем новом авто, что он купил в Сан-Франциско. Искренне смеясь над тем, что было слышно в трубке, Герда нажала отбой и пошла в душ. Второй раз за день, но точно не помешает. Заплаканную мордашку и измятую одежду точно братцу лучше не видеть.
После душка Гертруда выглядела отлично. Свежо, с отличным настроением, выкинув из головы произошедшее утром. Даже пицца опять стала выглядеть аппетитной, даже не смотря на то, что происхождение ее напрямую связанно с Дэнни.
Раздался стук в дверь и Герда с котенком на руках бросилась открывать их. Вот только затормозила прямо перед тем, как открыть замок. Посмотрела в глазок и только тогда открыла. Мелькнула в голове мысля, что это мог быть Дэнни.
Но нет, за дверью стоял Нил и тут же обнял свою младшенькую сестренку, чуть не придушив котенка, что был у нее в руках.
Встреча была трогательной, будто они не виделись не полгода, а лет -дцать. Герда не стала распивать с ним чаи у себя в квартирке. Хотелось отсюда сбежать и как можно скорее. И на как можно дольше.
И, не долго раздумывая, Гертруда вручает братцу котенка и идет собирать вещи на дня этак три-четыре, чтобы погостить в родительском доме. Пиццу отправила в холодильник, надеясь, что та дождется ее, салаты туда же. Набрала вещей целую сумку и, довольная, вручила вручила ее Нилу. Он воспитан, как истинный джентльмен и не может отказать ей в том, чтобы поднести вещи. Сама же взяла мешок, наполненный мусором, чтобы даже духу Дэнни в квартире не оставалось и закрыла квартиру на замок. На два замка - чего не делала уже очень давно.

- А второй котенок где? - спрашивает мама, как только видит Герду на пороге дома. Дом у родителей был в частном секторе, довольно-таки большой. Раньше он таковым не казался, четверо детей его заполняли сполна.
- Он оказался не домашним, сбежал, - врет она очередной раз, чувствуя угрызения совести. Но не рассказывать же родной маме, что ее дочка - последняя добродушная дурочка?
Впереди ее ждали почти три дня беззаботной жизни на всем готовеньком. Как будто ей было не двадцать пять лет, а пятнадцать или даже меньше. Даже Нил выглядел ребенком в эти дни: капризничал, когда мама заставляла его работать и радостно орал, когда забивал гол отцу в ворота. Кота было решено оставить тут, в родительском доме. Уж очень отец прикипел к рыжему. Уже на второй день пребывания Герды дома, они всем семейством мастерили ему кошачий дом. Маман обшивала его паралоном и самыми модными тканями в этом сезоне. Семейство Ауеров пофейспальмило, но ничего маме не сказали - себе дороже. А третий день и вовсе пролетел быстро. Нил этой ночью должен было улетать из Сан-Франциско, а потому накануне вечером отвез Герду домой, чтобы отцу не пришлось выгонять чистую, только сегодня помытую машину из гаража. Все свои вещи Герда оставила дома, решив, что через пару дней еще туда вернется, чтобы родителям не было так тоскливо.
И, раз не было нужды Нилу относить вещи до самой квартиры, она настояла на том, чтобы они разошлись у входа в подъезд. Трогательная сцена прощания с братом: обнимашки, поцелуй в щеку и в макушку. Герда зашла в подъезд, а Нил еще стоял. Они договорились, что Герда напишет ему смску, что зашла в квартиру и тогда он отъедет. И Герда послушно отправила коротенькое "Я тебя люблю!" ему на телефон перед тем, как пойти в душ и отправиться лечь спать.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-08 01:19:36)

+1

46

Ждать пришлось довольно долго - часа два, не меньше.
Для начала Даниэль зашёл в подъезд и, легко отыскав нужную квартиру, долго нажимал на кнопку звонка. Однако Герды не было дома. В этом он практически не сомневался. Конечно, оставался шанс, что девушка попросту не хочет ему открывать. Но, между тем, Кили наверняка услышал бы хоть какие-то посторонние звуки, находись она в квартире. В конце концов, чтобы понять, кто стоит на лестничной площадке, нужно, так или иначе, приблизиться к двери и заглянуть в глазок.
На практике Дэнни попадались случаи - и не очень редко - когда люди не желали впускать его в своё жилище. Некоторые из этих людей тоже имели не самые простые отношения с законом и обращаться к легавым опасались. И потому, бывало, старались изобразить, что Кили весьма неудачно подгадал время для визита и не застал хозяев. Так что он более-менее научился отличать - пустая квартира находится перед ним, или её обитатели только и ждут того момента, когда Даниэль развернётся и уйдёт ни с чем. Ведь передвигаться совершенно беззвучно мало кто умеет.
И вот сегодня он пришёл к выводу, что Гертруда действительно где-то гуляет. Возможно, ещё не вернулась с работы, возможно занимается своим дипломом.
Или болтается где-то с приятелем, который звонил ей в субботу...
Три дня прошло. А ничего, по крупному счёту, не изменилось. Разве что бок начал потихоньку подживать. Рана, конечно, давала о себе знать - каждое резкое или даже просто чересчур поспешное движение отдавалось болью. Но всё-таки крови на повязках практически уже не было, что Кили считал в общем-то неплохим знаком. Впрочем, это было единственным свидетельством улучшения его состояния. На душе у Дэнни оставалось всё так же беспокойно. Ему хотелось снова увидеть эту девушку, как-то объясниться, заставить себя выслушать. Хотя, на самом-то деле, он и понятия не имел, что именно должен сказать, прекрасно понимая, что заранее готовиться попросту бессмысленно - подобные разговоры никогда не идут по тому сценарию, который ты старательно намечаешь в своём воображении. В любом случае придётся импровизировать.
А вот цветы он купил - большой букет. Тёмно-красные розы, какая-то зелёная трава, названия которой Даниэль и не знал никогда, белая полупрозрачная бумага, оттеняющая это буйство красок.
   Некоторое время он всё-таки стоял возле двери, прислушиваясь. Затем, решив подождать девушку на улице, вновь спустился на лифте на первый этаж, вышел из подъезда и уселся в машину, бросив розы рядом с собой на переднее пассажирское сидение.
Включив зажигание, выставил на кондиционере температуру около семидесяти градусов и, откинувшись на спинку, принялся настраивать приёмник, желая отыскать музыку поприятнее.
Поприятнее ничего не находилось. Последующие два часа Дэнни прыгал с одной радиостанции на другую, психовал, дискутировал с ведущими, вспоминая и их родителей, то, что именно Кили с удовольствием с последними проделал бы. Причём в выражениях - благо, что его никто не слышал - не стеснялся совершенно.
   Чего он ждал от этой встречи? Хороший вопрос. Проблема состояла лишь в том, что Даниэль и сам терялся в догадках. Не мог даже приблизительно представить, какой будет реакция на его появление. Надеялся на собственное обаяние и способность к импровизации. Понятно ему было только одно - раз прошедшие дни он думал только о Гертруде, стало быть, попытаться просто обязан.
   ...Подъехавшую машину он заметил почти сразу. Проследил за тем, как открывается дверца, как Герда выходит на улицу, и уже потянулся к замку зажигания, чтобы повернуть ключ, взять букет и перехватить её у входа в подъезд, как увидел мужчину, который покинул место водителя.
Предупреждал ведь.
Дэнни всё-таки взял ключи, вышел из машины и уже сделал несколько шагов по направлению к парочке, как вдруг до него дошло, что спутник Гертруды заходить в дом не собирается. Иначе какой смысл было лапать её на улице и целовать в макушку?
И почему некоторые люди любят играть с огнём?
По крупному счёту, этот вопрос Кили должен был бы адресовать самому себе - если бы мог сейчас рассуждать хотя бы относительно здраво. Хотя сам-то он был уверен, что соображает вполне неплохо. В каком-то отношении он, можно сказать, не ошибался - мысли стали чёткими и последовательными. Всё посторонние звуки отошли на второй план, окружающий мир казался почти безмолвным и кристально-чистым. Да и не видел Дэнни теперь никого, кроме своей потенциальной жертвы. Объявись здесь тачка с мигалками снаружи и копами внутри, он, вероятно, и не обратил бы на эту тачку ни малейшего внимания.
Даниэль не думал о последствиях и не сумел бы точно сформулировать, какую конкретно цель преследует. Впрочем, он отлично знал, что ему необходимо выпустить пар. Более того, если он этого не сделает, ему самому настанет конец - случаются такие моменты, когда кажется, что если ты не пойдёшь на поводу у собственных эмоций, они попросту разорвут тебя изнутри в самом буквальном смысле.
А ещё он неплохо знал, как именно должен действовать, чтобы размазать этого типа по асфальту.
Честно говоря, в подобных обстоятельствах не так уж и мало.
-Привет.
Он услышал звук смс, отметил про себя, что приятель Герды смотрит на экран телефона. Дождался, когда тот поднимет на Дэнни взгляд. И ударил только после того, как их глаза встретились - ногой, в область колена, с разворотом, что за счёт инерции увеличивал силу удара. Надеялся порвать связки, чтобы оставить ублюдка хромым на всю жизнь. Впрочем, тут уж как получится - главное сбить с ног, а всё остальное приложится. А в следующий момент, когда не ожидавший нападения противник покачнулся, врезал кулаком в челюсть.
Телефон полетел на асфальт - он лежал футах в пяти от упавшего на спину парня. И Дэнни не поленился, сделал пару шагов, поднял мобильник - у того лишь треснуло стекло, но аппарат даже не выключился. Прочитал сообщение.
-О, как весело. Она тебя любит...
Он вновь обернулся к своей жертве с единственным желанием - добить к чёртовой матери. И успел лишь удивиться тому, как быстро этот сукин сын сумел подняться. А вот удар его заблокировать не успел.
Судя по всему, дружок Герды что-то сказал - кажется, сплёвывая кровь, обозвал Дэнни обкуренным идиотом. Правда, приложил его кулаком в солнечное сплетение чуть раньше.
Кили точно не удержался бы на ногах, если бы не налетел на чей-то шевроле, припаркованный у самого дома. Надсадно завыла сигнализация.
Боль была острой, но, как ни странно вполне терпимой. Правда, вздохнуть получилось лишь со второй попытки - но получилось же. Выходит, всё хорошо
-Да пошёл ты, мать твою.
Он не делал попыток прикончить Дэнни, терял драгоценные мгновения. Поэтому Кили успел схватить парня за воротник сорочки, рвануть на себя и резко откинув голову назад, с размаху ударить лбом по переносице.
На соседней стороне улицы кричала какая-то женщина, повторяя, что нужно вызвать полицию.
Всё. Надо сваливать.
Но вместо того, чтобы сразу прыгнуть за руль и завести мотор, Даниэль вытащил пачку "Camel", достал сигарету, прикурил. Приятель Гертруды в это время вновь приземлился на асфальт, схватившись за разбитое лицо.
Дотронулся до левого бока, чувствуя, что на рубашке выступает липкое пятно. Поморщился с досадой. Затянулся, стряхнул пепел и только после этого направился к своему автомобилю.
-Герде привет передавай.

Остаток вечера он провёл в баре - разве что заехал домой для того, чтобы сменить повязку. Ближе к ночи подцепил какую-то девицу, память не сохранила ни её лица, ни имени. О том, что девица была в принципе свидетельствовало лишь несколько фактов - кто-то довёз его до дома, кто-то с утра сварил кофе и поставил остывать на столике возле кровати. А из бумажника исчезло полторы сотни долларов.
И ещё его кто-то всё время пытался остановить, когда Дэнни вспоминал текст прочитанного на чужом телефоне сообщения и хотел нокаутировать стену.
Чем его это сообщение так зацепило, сказать сложно. Наши чувства далеко не всегда имеют логичное объяснение.

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-08 12:50:33)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нет ничего опаснее доверия и ничего приятнее - надежды