Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » чужие драмы


чужие драмы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/WYfR.gif http://funkyimg.com/i/WYfS.gif
Ханна Ларкин и Джеймс Майерс
Сакраменто, вторая половина марта 2015.

[NIC]James Myers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/WYfS.gif[/AVA]

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-08 21:01:05)

+1

2

http://33.media.tumblr.com/6c044d1d8f60336ae63d291af73dd2e7/tumblr_mqr81zwj9D1qf1aoao7_250.gif

все очаровательные люди
и с п о р ч е н ы,
в этом-то и есть

секрет
их привлекательности.

------------------------------------------------------------------------

вв: мейк, шмотки, черная сумка, босиком.

Сакраменто всегда казался для меня слишком маленьким: слишком узкие улицы, слишком тесные автомобили и люди его наполняли всегда одни и те же. Прожив в столице золотого штата чуть больше двух лет, стараясь при этом ни с кем не контактировать без особой на то нужды, я умудрилась перезнакомиться практически со всем населением псевдомегаполиса. Я никогда не нуждалась в друзьях, но они у меня были, не нуждалась в деньгах, но обстоятельства складывались так, что бедствовать не приходилось, даже в родителях или ванильной подоконной любви, напичканной депрессивными страданиями, я не испытывала острой человеческой необходимости. По последним двум пунктам мне повезло – мать спилась в прошлом сентябре, отец пропал без вести полтора года назад, и теперь каждая из трех дочерей была предоставлена самой себе. Алиса, мой самый родной человек, исчезла в своей привычной манере в неизвестном направлении, а с Эльзой я так и не нашла общего языка. Красивой сказки не вышло. Красивой жизни не вышло. Вообще ничего у меня никогда не выходило, как бы я ни старалась.
У меня осталась квартира в Нью-Йорке, хорошо обставленная, просторная и совершенна одинокая без четы Ларкин-Норман. Так вышло, что я была единственным совершеннолетним человеком, которому она принадлежала и который не находился в федеральном розыске. Продать я ее не могла без дражайших родственников, зато могла сдавать одной милой традиционно-американской семейной паре и жить на эти деньги безбедно целый месяц.
Дорогая одежда, духи из последней коллекции, чувство свободы на кончиках щедро подведенных тушью ресниц, - все это у меня было. Была даже странная соседка, вместе с которой я делила комнату в общежитии. Были тусовки по вечерам, членство в «KG», ухажеры были, и все равно я чувствовала себя покинутой и одинокой. Я не пила в барах, не знакомилась с подозрительными мужчинами, не посещала плебейских заведений, постоянно ставила для себя рамки, придерживаться которых было бы жизненно необходимым.
Я не любила затхлость и серость кампуса, ауру учености, которой был пропитан каждый клочок величественного здания, готовившего специалистов по всевозможным гуманитарным специальностям. И Кире лишний раз не хотелось попадаться на глаза. Мне нравилось на цыпочках проходить в комнату, когда она уже спит, тихо прикрыв за собой дверь, и наблюдать за тем, как спокойно и мерно поднимается ее грудь, скользить взглядом по ее лицу, на котором даже в темноте я различала каждую родинку. Я ненормальная, я знаю.

Чужие драмы всегда банальны, это я тоже знаю. Когда умирает от рака кто-то другой, а не ты – это банально. Или, когда девочка, напившись дешевого джин-тоника поднимается на крышу многоэтажки, твердо уверенная в том, что жизнь без того самого принца, который вовсе и не принц, а водитель пропахшего машинным маслом такси, ей не мила – это тоже банально. И слезы из-за плохой оценки, и желание брызнуть кислоты себе в лицо, если оно не так красиво, как у глянцевой модели, и отсутствие родителей – все это кажется до невозможного пресным и скучным, пока не коснется лично тебя.  Я никогда не думала о голоде в Африке, о войне за океаном и экологическом благополучии планеты, я слишком эгоистична и предпочитаю маленькие банальные драмы на уровне собственного восприятия.
Сегодня мне позвонила Лола и сказала о том, что ее крутой друг устраивает не менее крутую чем он сам вечеринку, где будет море халявной еды, выпивки и неплохая компания. Я не тусовщица, но если буду все время сидеть в комнате, уткнувшись носом в книгу, на меня будут косо смотреть, а лишние сплетни ни к чему, приходится согласиться. Там же предпринимаю вялую попытку позвать Эллердайс, но у Киры бесконечные тренировки, а в расписании совсем нет места для обычного человеческого веселья.
Махнув на свою скучную соседку рукой, я переоделась и поймала такси, которое должно было доставить меня прямиком к дому Хантер.

***

Не будем вдаваться в подробности нашей увеселительной ночной программы, а сразу подведем итоги: я подозрительно трезвая, несмотря на процент промилле в крови и количество выпитого, без копейки денег в кармане, потому что Эрик обещал, что если я отдам последнюю наличку ему на догон, то он меня подкинет до кампуса, но… Эрик валяется на диване, выкрикивая нечленораздельные ремарки о том, что США выиграла у Канады кубок по футболу. Или это случилось в прошлом году? Плевать. Пошел к черту!
- Я тебе это припомню! – Навряд ли парню, находящемуся в состоянии глубочайшей эйфории интересны мои угрозы. Лола укатила час назад продолжать развлечения с очередным кавалером, а я… Я не нашла в особняке никого стоящего на ногах, а спать в этой цитадели разврата, похоти, пьяных тел, таинственно окутанных зловонным запахом перегара мне не хотелось.
Разражено хлопнув калиткой, вылетаю на улицу, оглядываясь по сторонам. Коттедж находится в закрытой зоне, так что прежде, чем я поймаю машину, прежде чем я вообще дойду до проезжей части, мне придется минут двадцать ковылять на двенадцати сантиметровых шпильках по рыхлой тропинке к воротам, а там еще черт знает сколько до трассы. Первые минут десять я стоически преодолевала ухабы и ямыки, возникающие на пути, затем плюнула на правила приличия, снимая туфли и засовывая их во вместительную и почти пустую сумку.
Такой я и оказалась на обочине дороги: растрепанной от шального теплого ветра, босиком, с жутко недовольной миной на лице. Вечерний прикид и яркий макияж создавали мне имидж типичной ночной бабочки, поэтому автомобиль остановился практически сразу, через опущенное стекло на меня посмотрел темноволосый мужчина лет тридцати.
- Я не шлюха и денег у меня нет, но ты подвезешь меня к Калифорнийскому университету в Сакраменто, - вот так всегда. Наверное, можно было бы добавить, что за эту услугу я развлеку его шутками в пути, или пополню завтра его электронный кошелек, или хотя бы спасибо скажу… Но ждать таких благородных поступков от меня бессмысленно. Исторически сложилось, что я привыкла считать, будто все в этом мире мне должны. И если я прошу парня подкинуть меня за красивые глаза, он обязан это сделать!
Не дожидаясь утвердительного ответа, обхожу его «Пикап» и протягиваю руку, чтобы нажать на дверную ручку, по щелчку которой попаду в салон, аккурат на пассажирское сиденье. Давай, мужик, решительнее, я тебя не съем.

+1

3

Я не хочу быть отцом. Вот так просто - вбиваешь себе в голову заполняешь своё сознание лишь этой установкой и после совершенно прекрасно себя чувствуешь после последнего инцидента с Эвери. Раньше когда они были вместе Эвери ему нравилась до безумия он был искренне влюблен в эту солнечную и прекрасную девушку восхищался ею и благодарил мироздание в том что она с ним что она нашла в нем что-то такое чего не могли увидеть другие. И главное найдя это "что-то" она умело раскрывала в Джеймсе лишь самые лучшие черты его характера веру в то что он сможет стать лучше и быть ровней для Эвери Грейсон. Вот тогда если бы ничего с ними не случилось возможно Джей уже не был так уверен в том что не хочет иметь детей. А почему бы и нет? Эвери была идеальной для него так может и о детях они тогда могли бы подумать?
Однако случилось то что случилось и сейчас он вновь вернулся к самому началу - озлобленному негативному и совершенно неконтролируемому. Майерс сказал много нехорошего девушке в их последнюю встречу ему даже стыдно было за это. Но стыд успешно заливался алкоголем и связями с подозрительными женщинами. А что? ему это нравилось именно в этой грязи ему было удобно жить. Сам все прекрасно осознает с каждым разом пытаясь найти что-то более некрасивое или страшное и поступить именно так. Я просто это заслужил. Такое великолепное оправдание для любых его действий для любого его слова или просто мысли. Хочется напиться так, что бы на следующий день не вспомнить что происходило накануне? Без проблем! Градус выше, рюмок больше и компанию подходящую. Хочется подраться и выплеснуть весь свой негатив и злость? И тут нет проблем - найди того, кто такой же как ты, просто подойди и оскорби, возможно даже не за дело, и вот - уже свежая кровь на твоем лице. Жизнь так чертовски проста, когда не вдумываешься в мироздание, не пытаешься найти ответы на какие-то вопросы, просто живи и разрушай себя. Джеймс Майерс мастерски умел разрушать себя, у него никогда не было особых талантов или умений, ну кроме этого. А потому и возможно прекрасное будущее в конечном итоге было задушено на корню и вот сейчас, бывший преподаватель в университете Сан-Диего, теперь простой бармен в ночном клубе. Очень подходящая для него работа, очень подходящее для него место.
Этим вечером он ехал от одного своего приятеля, настроение было паршивым - как бы там ни было, а история с Эвери и её ребенком никак не давала ему покоя. Порой Джей был на все сто процентов уверен, что это все его не касается - да, пусть он был причастен к этому, это совершенно ничего не значило, он не хотел этого ребенка, ему не нужна была та жизнь, о которой мечтала Эвери. В конце концов между ними все в прошлом и точка. Каждый день, после того случая он вбивал в своё сознание эти просты мысли - порой даже верил в них, в то, что он причастен и это не его забота. Но порой, и это случалось в самые неподходящие и даже "одинокие" моменты, Джей был уверен - он самая последняя мразь на всей планете, он в конце концов упал так низко, как всегда хотел, но упав уже не был уверен в том, что именно к этому он стремился. Навязчивые мысли не давали покоя, собственная самоненависть выедало нутро, не давая ему спокойно дышать. Черт возьми! Какого черта она вообще пришла, рассказала ему обо всем?! Наивная, глупая Эвери!
Машину он вел несколько нервно, зачем-то то и дело поглядывая в зеркало заднего вида. Причин для этого не было, но мужской взгляд раз за разом возвращался к небольшому зеркалу над его головой. Этим вечером он ехал к Полу, что бы "оттянуться", но вернувшаяся не вовремя девушка приятеля сломала им эти планы. пришлось возвращаться в город, ехать через небольшую лесную полосу в совершенной темноте, боясь ненароком сбить очередное глупое лесное животное, решившее, что ночью то машин нет. Эти животные как Эви - глупые и наивные, лишь того и ждут, что бы их сбили и растоптали.
Джеймс не сразу, но замечает впереди небольшую фигурку, проезжая мимо замечает светловолосую девушку и сам не понимая зачем, резко тормозит и сдает назад, останавливаясь возле неожиданно от куда взявшейся девушки. Опускает окно, наблюдая за подошедшей, что начинает говорить. Короткая усмешка, почти незаметная. А точно не шлюха то? Но в слух он этого конечно не произносит, позволяя ей усесться на пассажирское место возле себя, после чего так ничего и не произнеся, трогается с места. Вновь смотрит в зеркало заднего вида, на этот раз, что бы убедиться - никого больше на обочине не осталось.
- Ну а если денег нет и ты не шлюха, то что мне будет за моё доброе дело? - он усмехается уже громче, поворачивая голову и рассматривая девушку на соседнем сиденье. Симпатичная. Совсем ещё молодая. И наверняка глупая, раз ходить в такое время в таких местах, - На доброго самаритянина я как-то не похож, так что за время поездки будь добра придумать - чем заплатишь за мою помощь.
Порой он был даже слишком наглым, даже хамоватым. Вот и сейчас, надеясь избавиться от неприятных мыслей об Эвери и ребенке, он не нашел ничего лучшего, как начать весьма щекотливое общение с неожиданно взявшейся на обочине девушкой.

[NIC]James Myers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/WYfS.gif[/AVA]

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-08 21:00:38)

+1

4

Все тело покрывается мелкими мурашками, когда ветер, решив, что он этой ночью самый главный проказник, проворно забирается за шиворот и щекочет кожу на спине и шее. Замерзла и есть хочу, но еще больше мечтаю о том, чтобы моя светловолосая голова коснулась мягкой подушки, и сон окутал своими объятиями. Я не боюсь ходить ночами по пленённому темнотой городу, не волнуюсь, когда сажусь в машины к харизматичным незнакомцам, самодовольно пожирающих мое стройное тело кофейными глазами, я слишком себя ненавижу, чтобы оценивать свою жизнь хотя бы в грош и переживать о том, что кому-то есть интерес меня убивать, грабить, насиловать и бросать бездыханную изувеченную в яме на обочине. Это удел сладких нимфеток, в каждом жесте и слове которых читается неприкрытый откровенный флирт. Они, подобно мотылькам – живут ярко и недолго, а все потому, что постоянно желают больше, сколько бы ни было в руках у «мотыльков», им всегда мало. Я же не флиртовала, не выглядела жеманной и просто хотела устало сесть на пассажирское сиденье, прикрыть глаза и подремать. А он, не добрый самаритянин, может слушать радио, может даже подпевать ему, ерзая задницей на сиденье, пить и курить, кричать на меня матом – плевать, лишь бы его автомобиль ехал в сторону центральной части Сакраменто.
Дверная ручка приветливо щелкает, и я немедля усаживаюсь около мужчины, поворачиваясь к нему, без стыда и смущения разглядываю волевое лицо. Если он все-таки маньяк и это мои последние дни_часы (было бы неплохо!), то я хочу его запомнить. Красивый, от него веет уверенностью, гордостью, жестоким сарказмом и спиртным. Смольные волосы чуть спутались на макушке, пухлые губы исказила усмешка. Я такая жалкая и смешная?
- Над чем усмехаешься? – Оборачиваюсь, кидая свою сумку на заднее сиденье и ставлю правую ступню на приборную панель – саднит босая нога, может быть, я встала на осколок. – Аптечка есть?
Надо же, спрашивает, что ему будет за потраченные литры бензина и время, проведенное к компании красивой девушки. Это я должна спросить, что мне за это будет, разве нет?
Удивленно вскидываю брови, чуть поворачивая к себе зеркало заднего вида и убирая с лица спутанные волосы.
- Ничего не будет. Серьезно. Денег у меня нет, я же сказала. Зато тебе очень повезло, прокатишься с ветерком в моей компании, окно спущу? – Духота невыносимая, или это я после вечеринки еще не остудилась, в любом случае, не хочу превратиться в кильку в жестяной банке.
Ох, сколько же пафоса в этих мужчинах! Закатываю глаза, ничего не отвечая своему спасителю. Чем я могу заплатить?
– Хочешь, расскажу несмешной анекдот? Колобок повесился, ха-ха. Этого хватит? – Куртка летит следом за сумкой за спину, и я, взяв аптечку и развалившись в машине, как у себя дома на диване, принимаюсь обрабатывать ватой небольшую ранку на ноге, получившейся из-за щепки, загнанной под кожу, которую я подцепила, дефилируя по тропинке от особняка до трассы.
- И чего такой красотун ночью ездит в гордом одиночестве и не очень трезвом состоянии? Жена дома не потеряла? – Украдкой бросаю взгляд своих лазурных на его сильные руки, которыми он непринуждённо касается руля. Никакого кольца нет. Даже заглядываю в бардачок – и там нет кольца. На студента не похож, неужто и правда холост? – Девушка, мама, дети и кошки? Или ты, как и я, нахрен никому не нужен? И да, учти, если ты в лучших традициях женских романов решил меня изнасиловать, то я тебе член скорее откушу, чем дам такую возможность, если убить – только спасибо скажу, - иронизирую, лучшая защита, как известно, нападение, а коли с чувством юмора у меня с детства беда, попробую показаться озлобленной и странной мадам с суицидальными наклонностями. Признаться, на насильника он не сильно похож, скорее уж на доброго самаритянина, который зачем-то хочет казаться хуже, чем есть на самом деле.

+1

5

woodkid - i love you
Джеймс умеет рассматривать девушек так, что тем становится не по себе. А ему нравится, потому что он чувствует себя сильным, уверенным человеком, которому все дозволено, который может сделать всё, вот с этими милыми хрупкими девушками. Он был таким не всегда, но большую часть своей жизни имел неприятную привычку смущать милых и очаровательных, будто бы отрываясь на них, выставляя себя ещё большим скотом, чем был на самом деле. Несомненно был - вот он, самое большое доказательство того, что он конченный человек, не достойный ни прощения, ни успокоения. Бродит по миру, ищет что-то, а не найдя продолжает раз за разом уничтожать себя. Алкоголь, сигареты, случайный секс, драки и почти неуправляемое желание уничтожить себя, сжечь на корню и тогда, наверно, и придет успокоение.
Вот и сейчас он почти пожирает её глазами, не спешит снять с ручника и направить свою, уже успевшую повидать жизнь, машину в сторону Сакраменто. Этот город уже не внушал ему доверия, как было ещё с месяц назад, этот город так же предал его, позволив вновь встретиться с Эвери. но к черту Эвери, не время вновь и вновь думать о ней, потому что девушка этого не достойна. Или потому что он уже давно перестал быть достоин мыслей о ней?
Но сейчас перед ним не Эвери, что бы в который раз за вечер вспоминать её. Перед ним совсем молодая блондинка, которая почти так же как и он смотрит на неё - без стыда и смущения, с какой-то долей сарказма и оценивания. И это даже не вызывает ни раздражения, ни недоумения. Эта девушка перед ним, будто бы точно такая же как и он сам. Рыбак рыбака видит из далека? Кажется и он увидел "родственную" душу, но от этого лишь хочется громче смеяться и жалеть их обоих, потерянных в огромном мире, потерявших хоть какую-то надежду. Она такая же? Или он пьян чуть больше, чем необходимо и это все лишь кажется мужчине?
- Над жизнью, - почти сразу отвечает Джеймс, на её вопрос. А правда, от чего он усмехается? Сам не знает точного ответа, просто смешно и обидно одновременно, потому и усмешка и этот тон, других объяснений нет, да и нужны ли они ей? Девушка закидывает ногу и Джеймс провожает этот её жест взглядом, но ничего не говорит, на это - пусть хоть на крышу сядет, ему то что? - Нет. - нет у него аптечки, да и огнетушителя нет, и знаков аварийной остановки, ни черта у него нет, даже запаски, в этом потрепанном бочке от мусора. Старый пикап уже давно ждали на кладбище автомобилей, но Джеймс не спешил отправлять туда старого друга, с которым в отношениях вот уже более десяти лет, - Где-то сзади есть бутылка водки, если нужно, ну и поройся в бардачке, вдруг чего найдешь смахивающее на "аптечку", - пожимает плечами и наконец снимает с ручника, довольно плавно трогаясь с места, аккуратно набирает скорость, слушая что же говорит ему строптивая блондинка. Слушать её было даже интересно, явный юношеский максимализм, который всегда так забавляет взрослых.
- Как я понимаю, мне повезло довести тебя до дома? Открывай, - мельком смотрит на девушку, та кажется ему совсем ребенком и если честно, то Джею не понятно, как она вообще оказалась на обочине, да ещё и босиком. И ей явно повезло, что ей подобрал он, а не какой-нибудь маньяк любитель. - Отстойный анекдот, тебе говорили? - хохотнул уже скорее над блондинкой, чем над рассказанным ею не смешным "анекдотом".
Скорость тем временем неуклонно увеличивается, в открытое окно задувает ветер и слова девушки уже не кажутся таким четкими, но тем не менее Джей прислушивается к ней, хотя и не думает услышать там что-то интересное. Скорость на повороте чуть больше необходимого и пикап заносит на встречную, но он пьян и от того это вызывает лишь короткий скачек адреналина в крови. А дорога все равно пустынная, никто больше не едет, лишь они вдвоем.
- А что, я похож на женатика? - он вновь смеется, почти по-паскудски, вновь обращая внимание на девушку сидящую от него справа, - Ага а ещё две собаки и теща на кухне, - хотя её вопрос его задел, вновь напоминая о том, о чем помнить совсем не хочется. Чертова Эвери, какого хрена я вообще связался с ней?! Сразу же было понятно, что мы не ровня. И он молчит, явно не желая продолжать разговор, а вот её взгляд явно ждет от него чего-то. ответов на её не смешные вопросы, видимо.
Насиловать её он точно не хотел, хотя она была и ничего, но казалась совсем ребенком. хотя какая к черту разница с кем трахаться, когда припрет? Но сейчас он об этом совсем не думал, да и убивать её не хотелось, скорее он сам бы был рад, напорись на какого-нибудь маньяка или просто пришибленного с пушкой. Раз. И всё, миру станет чуточку, но легче, да и родные его наконец вздохнут, поплачут немного, но успокоятся очень быстро. Такой вот он сын, которого не стоит даже оплакивать. Джеймс был уверен за это на все сто двадцать, а потому и помыслить не мог, что кто-то о нём ещё волнуется. Не заслужил.
- Я похож на насильника? - не удерживается и всё же задает этот вопрос спустя несколько минут, вновь поворачиваясь и рассматривая не самые честные голубые глаза. Она его поля ягода, такие самые желанные на один раз, а потом становятся совсем неинтересными, - Совсем не привлекаю? - вновь усмешка, он вновь смог отбросить надоедливые мысли о ребенке и его матери, и что самое обидное, он его не хотел и все ещё не хочет, а все мысли лишь об этом.
Они проскакивают на красный - он слишком отвлекается, но зато дорога оказалась почти незаметной и машина уже въезжает в черту города, хотя вокруг пока лишь небольшие домики и пару забегаловок, все ещё готовых обслужить ночных путников. Такое унылое зрелище все таки, а девушка справа куда интересней, а потому мужчина то и дело оборачивается на неё, будто бы проверяя - все ли ещё сидит здесь или уже испарилась, как неожиданное пьяное видение? Но ведение сидит все ещё здесь, с явными намерениями добраться так глубоко под кожу, как только возможно.

[NIC]James Myers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/WYfS.gif[/AVA]

Отредактировано Johan Eklund (2015-07-08 21:01:01)

+1

6

да, все мысли полны кровоточащих ран -
каждый сам, как умеет проходит свой
м е р и д и а н.
•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •
http://38.media.tumblr.com/7d3f5daa43659019dcec2ebe226bfa3a/tumblr_n8axpsxgnw1ttv14wo7_250.gif

Я чувствую на себе его взгляд: сильный, волевой и слишком заинтересованный. С одной стороны, мне неловко получать столь пристальное внимание от мужчины, с другой – я очень польщена. Такие взгляды культивируют во мне женственность. Я никогда не считала себя красивой, или очаровательной, скорее милой и хорошенькой при удачном освещении, а если я хотела жить и дальше в богатстве и роскоши, то мне следовало бы научиться принимать внимание от мужчин. Джеймс стал неплохой тренировкой. Я не покраснела, не отвела смущенно голубые глаза, я продолжала с ним играть, отвечая таким же пристальным вызовом в темные очи.
Он спокойно крутил руль, плавно продвигая пикап по трассе вперед и о чем-то думал. Майерс не походил на маньяка, насильника и человека, способного на растление тела прекрасной девы, скорее, просто уставший работяга, который поздно возвращался домой после работы или скучных посиделок в футбольном баре.
Я любила слушать истории, мне казалось, что, узнавая о судьбах разных людей, я будто бы сама становилась чуть опытнее и мудрее, будто бы мне открывалась истина. Но только слушать, делиться своим я не намеревалась ни с кем. Да и если бы мне вдруг захотелось рассказать о себе, я не знаю, какая легенда или реальная история легла бы в основу моего повествования. О таких, как я, ничего не пишут, им не посвящают стихов, их просто вот так, как сейчас, подбирают на обочине, а потом выкидывают, как сломанную игрушку или сношенные ботинки. Слишком замкнутая, слишком молчаливая, слишком циничная – вряд ли кому-то нужна такая подруга или собеседница.
И машина у него без аптечки. Поворачиваюсь и достаю с заднего сиденья бутылку плескающимся на дне алкоголем, а в бардачке нахожу какие-то салфетки, которые воняют дешевыми женскими духами, и, прикоснувшись одной к кончику носа, незамедлительно морщу его, невербально высказывая то, что у их бывшей обладательницы дурной вкус.
- Аптечки нет, зато есть водка, - скептическое замечание, когда сорокоградусная жидкость впитывается в белую бумагу, и я подношу ее к ступне, протирая саднящий палец. Если бы я знала, что мне придется идти по ухабам и буграм на шпильках, то предпочла бы им балетки, но этого я не знала, ровно, как и того, что Хантер в очередной раз меня кинет.
- Все верно понимаешь, - киваю в ответ, выбрасывая салфетку в окно, и обнимая бутылку с водкой. Весьма ироничное зрелище. – Но я бы не назвала общежитие своим домом, подумываю снимать квартиру, но пока меня там кое-что, - а точнее, кое-кто, - держит. – Я говорила о Кире, темноволосой красивой девушке, поселившейся в моей комнате. Миниатюрная копия дорогой фарфоровой куклы: у нее чистая молочная кожа, густые волнистые каштановые волосы чуть ниже плеч, ореховые глаза, веснушки вокруг вздернутого носа и потрясающая спортивная фигура. Она мне нравится, определенно нравится, потому пока что я не спешила покидать стены университета.
- У меня вообще дерьмово с чувством юмора, - если Джейсон думал, что это меня обидит или заденет, то глубоко ошибался. Смеяться я умею только над другими, над собой – никогда. И умение стоить из себя клоунессу никогда не лидировало в списке многочисленный талантов.
Брюнет дает по газам, и порыв ветра откидывает мои волосы с лица за спину. -  Понятия не имею, как выглядят женатики, - мне хочется взять и размазать ему по лицу эту скверную, пугающую до мороза по позвоночнику улыбку. Допустим, я тоже считаю, что хорошее дело браком не назовешь, но не смеюсь так горько и отрешенно, словно при упоминании слова «жена» или «женат» тебе в открытую рану заливают литр чистого спирта.
Сама я человек исключительно полноценный и самостоятельный, мне не нужна вторая половинка, но это не значит, что я без уважения отношусь к тем, кто считает иначе и создает семейные союзы. И я не нахожу ничего смешного в своем вопросе.
- Про собак и тещу мог не говорить, - мне с ним легко, я расслабленно откинулась на спинку сиденья и позволила себе забыть о том, что мчусь на скорости под двести в час в автомобиле незнакомого мужчины, что передо мной пролетают ночные пейзажи пустого холодного города, что я одинока и никому не нужна, также, как и он. Поэтому мне  л е г к о.
- Как выглядят насильники, я тоже не знаю, - пожимаю плечами, когда в салон эхом стучит отголосок моего ответа. – Но дерзану предположить, что немного похож. – Какие-то ассоциации этот хмурый тип должен вызывать, в конце-то концов. – Совсем, я лесбиянка, - первый раз сказала такие слова, и то, они подразумевались шуткой. Знаете, этот вариант отлично работает тогда, когда надо отшить кого-нибудь вроде Джеймса. Потому что «лесбиянка» имеет магическое свойство не только ясно давать понять объекту противоположного пола, что у него нет шансов, но еще и вызывает какое-то неуловимое, ощутимое только на уровне сексуального притяжения отвращение. Как раз то, что надо в данном случае. Более того, мои слова только от части были шуткой, если брать в расчет то, что я данный момент жизни меня волнует в том самом смысле только один человек, и этот человек сейчас безмятежно спит в нашей с ней комнате. Скорее захотелось домой, снова посмотреть на то, как вздрагивают во мне ее ресницы, и как она по-детски улыбается, когда ее щека касается подушки, а темные волосы хаотично сползают на лицо.
- Эй, смотри куда едешь, - красный, и снова красный, а я ударяю его в плечо маленькой ладонью. – Хватит на меня смотреть, я не исчезну и не выпрыгну из машины на ходу, - игриво подмигиваю мужчине, когда мы проезжаем один из районов на отшибе Сакраменто. Я так и не смогла полюбить этот город. Много ферм, гнилые провисшие землянки на обочинах, а в центре – жалкий клочок, обвешанный неоновым огнями, там казино, и пара клубов, и рестораны, работающие двадцать четыре часа в сутки, и все равно мне тесно здесь, мне трудно дышать полной грудью в столице Калифорнии, и душа рвется в Нью-Йорк.
- Вот здесь, - указываю рукой на поворот, за которым через двадцать метров центральные ворота, приглашающие в Калифорнийский университет. Они всегда открыты, а за ними – студенческий городок, и даже отсюда видны редкие желтые окна. Наше с Кирой окно выходит тоже на эту сторону, и оно черное. Глупо было бы думать, что Эллердайс ждет меня и не ложиться спать. Как только первые солнечные лучи лизнут небосвод, она поднимается, примет душ и умчится вершить свои великие дела, а я лениво перевернусь в кровати, заставляя будильник замолчать до обеда и пропущу все пары.
- Пока.
Хлопает дверь, я мотыльком выпархиваю на улицу, и стремительно беззвучно ухожу, чувствуя, как асфальт щекочет босые ноги. И никаких тебе спасибо и приглашений к обмену номерами телефонов.

- конец -

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » чужие драмы