Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Of niggers and triggers


Of niggers and triggers

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Michael Rinaldi, Sonny Pulsone, Renato Barriano, Alberto Rinaldi
Место:  лагерь байкеров недалеко от Ситрус-Хайтс, графство Сакраменто
Погодные условия: 3 часа ночи, 19 мая 2015 года
О флештайме: Заслуженное воздаяние наконец постигает байкерскую шайку РапидСнейка, напавшую на автозаправку Лео Монтанелли...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-21 14:20:31)

0

2

Кавалькада из нескольких машин  неслась по почти пустой в этот ночной час дороге, по ровной трассе недалеко от Ситрус-Хайтс.  Вдалеке еще местами виднелись огни богоспасаемого городишки – но преимущественно они уже почти все погасли. Спали жилые дома, спали кафе, спали магазины, спали восемьдесят тысяч населения – и не предполагали,  что не столь далеко от их жилищ скоро разыграется кровавая драма.
Впереди процессии, в уже надоевшем основательно «Лендкрузере»,  сидел сам Майк Ринальди, держа на коленях подаренный некогда русским бандитом «калашников», от которого, правда, он сегодня, за ненадобностью, отвинтил подствольный гранатомет. За рулем  джипа поместился хозяин машины, Поли Дамиани, обвешанный оружием как пират из "Острова сокровищ", с вызывающе торчащей из зубов сигаретой. В предвкушении грядущего побоища крепкие пальцы Одноухого взволнованно тискали обтянутую кожей баранку.  На задних сидениях внедорожника  устроились Ренато «Барракуда» Барриано и Сантино «Сонни» Пульсоне.  Чуть позади катил «гранд чероки», в его салоне были Большой Джон Мора, старый солдат южной команды, и три соучастника -   Ал Ринальди,  Марко Лимбони и Питер «Белка»  Квирелл.  Альберто Ринальди был племянником Майка, недавно вышедшим из тюрьмы и теперь активно привлекаемым им к делам. Марко с Белкой были же просто молодыми уличными волками, подобранными Большим Джоном и помогавшими ему во время возникающих время от времени в строительной отрасли недопониманий.  В нескольких прежних стычках и разборках они показали себя молодцами – и теперь Мора хотелось их опробовать в серьезном деле. Наконец, в конце своеобразной колонны двигался неприметный «форд» - там сидел мойщик. Ему предстояло избавляться от трупов, которые неминуемо появятся.
- Давненько я не стрелял из автомата… - ухмыльнувшись, Майки-бой похлопал рукой по  лежащему на обтянутых синим трикотажем коленях прикладу. Он сегодня был в потертом спортивном костюме – не хотел, чтобы что-то стесняло его движения.  Когда машина свернула на проселочную дорогу,  Ринальди задумался – предстоящую вылазку надо было спланировать.  Его люди долго выслеживали этих паразитов, затем  сидели у них на хвосте. Какое-то время достать их не было возможности – черножопые останавливались в людных местах. Однако теперь  мафиози наконец выпал джекпот – головорезы решили, по обыкновению мотоциклистов, разбить палаточный лагерь в уединенной пустоши.  Заодно пересидеть поднявшую в связи с их деятельностью активность полицейских графства Сакраменто.  Вместе с тем, несмотря на все свое желание поскорее избавиться от налетчиков, капореджиме не стал торопиться, он понаблюдал еще. И вот теперь выждал самый лучший момент – уже пару дней здоровые парни, которым осточертело безделье и одиночество, беспробудно пьянствовали, то и дело посылая в близлежащий Ситрус-Хайтс гонцов за бухлом и шлюхами.  Наркотики же у них были свои, в немалом количестве. Именно потому Ринальди решил, что достаточно будет восьмерых  бойцов, хотя  угольков и насчитывалось двенадцать. Чего привлекать лишнее внимание – а фактор неожиданности играет большую роль. Хотя расслабляться не следует. – Здесь остановимся.  Дальше ехать на тачках и шуметь моторами было рискованно.  Вышел наружу, глотнул холодного воздуха,  поглядел на безлунное небо. Вскоре готовые к бою люди собрались вокруг него. Немного помолчал, потом вытащил некое подобие карты на листе бумаги, раскрыл его перед соратниками. – Слушайте сюда. Видите план их лагеря? Вот с этой стороны  тесный лесок, не продраться особо. С той они нагромоздили свои мотики, как металлолом, долго будут возиться. Да и озерцо там. Потому утечь могут с той и с этой стороны. Указал ногтем несколько мест на схеме.
-  Потому предлагаю зайти двумя группами. С севера– я, Пульс,  Поли,  Марко.  С юга  Ренато, Джон, Ал и Питер.  Сразу как зайдем – валим. Неважно, кто спит, кто срет, кто на бабе лежит. Валим все, что шевелится. Затем поморщился. – Но байки стараемся не повредить, они нам пригодятся.  Судя по сведениям, там были и мощные «харлеи», и спортивные «бмв», и другие дорогие колеса  - хороший приз, грех его попортить, особенно если тебе до сих пор должны компенсацию за покореженный «мерс».  -  Если какая тварь потянется к автомату или будет его в руках держать – мочите первоочередно… Это, конечно, было адресовано не бывалым Барракуде, Поли, Джону или Пульсу, а преимущественно более молодым соучастникам. Тут взгляд Майка упал на обряженного в живописные хаки Питера Сквирелла, у пояса которого болталось несколько гранат. – А это еще зачем, что за коммандос? Мы тут не войнушку играем! – прошипел итальянец,  саркастически смотря на грозные боеприпасы. – Гляди, если без моего разрешения кинешь такую хреновину…  Большой Джон вмешался, успокаивающе прогудев своим басом. – Они не будут, Майки, я за них ручаюсь, парни надежные. Пожевав губами, капо еще раз осмотрел с головы до пят «надежных парней», потом махнул рукой. – Ну добро.  Теперь вот что – важно зайти туда одновременно, секунда в секунду.  Пьяные – не пьяные, под кайфом или нет – но их там много и  при оружии.  А вы сами знаете, как бывает – достаточно мгновений, чтобы всех перещелкали… Потому… Мужчина помахал своим мобильным телефоном – Мы остановимся возле деревянного заборчика одного, недалеко от входа в кемпинг. Вы, ребят… Обращался он теперь к Рену и Джону, старшим во второй ударной команде. – У оврага, наполненного песком, он на том же примерном расстоянии. Тогда скидывайте мне смску, что готовы – и мы врываемся. Откатил кроссовком пивную бутылку. – Ну что скажете, есть вопросы?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-19 14:13:50)

+2

3

...чуть более двадцати лет назад, на военной базе, только и было разговоров, что о войне; их, морских пехотинцев, ежедневно готовили к тому, что их отправят куда-нибудь воевать, ежедневно готовили к схватке. Если в тюрьме начальство старается сделать всё, чтобы заключённый был занят чем-то, лишь бы только вёл себя смирно до конца своего срока, воспитательные, обучающие и реабилитационные программы, вакансии тюремного труда, библиотека, спортзал - в корпусе морской пехоты, напротив, твою жизнь превращают в рутину, выматывают тренировками, стрельбами, подготовкой, и скукой на оставшееся свободное время, стараясь сделать всё, чтобы боец, когда его направят воевать, воспринял это, как избавление, как ману небесную, возможность выплеснуть всю ту энергию и злобу, что ты копил; на совсем уж худой конец - как развлечение... а это тупит. Солдаты - из всех слоёв населения самые главные потребители, они ничего не производят, но каждого надо одеть, обуть, накормить три раза в день, и далее по списку; а долгое безделье - разлагает, как известно... Обещанию не суждено было сбыться, Сантино так и не увидел настоящей войны, но халявить научился в достаточной степени. В итоге, воевать товарищи по оружию поехали без него, а он так и остался на гражданке - всё ещё ожидая того момента, когда его позовут в бой.
Случаи вроде сегодняшнего - для него были тем самым исполнением старого обещания; когда ему давали автомат и боевое задание, и он мог выплеснуть свою внутреннюю злобу, свою энергию на врага, кем бы он там ни являлся... Пульс чувствовал своего рода кураж от происходящего. Как с разгоном той демонстрации, или в тот момент, когда он пристрелил Цезаря, уже почти год назад, или во время их с Агатой поездкой в Детройт - в кои-то веки тяга к разрушению приводила к хорошим - для них - результатам. Помогала достичь нужных целей. Тоже своего рода гармония...
Они не носили военной униформы, не общались по уставу и не обращались друг ко другу по званиям, вооружались не согласно списку боевой аммуниции, а кто как может, но всё же - это было самая что ни наесть натуральная боевая операция. Касалось это не страны и демократии, но цель от этого была не менее общей и настоящей. Всё было по-настоящему. И сдохнуть тоже можно было вполне себе по-настоящему, речь идёт о жизни и смерти, и это ещё сильнее щекотало нервы, заставляя плотоядно улыбаться, словно ощущая запах крови в воздухе, как плотоядный пёс войны. Сонни согласно кивал указаниям Майкла, попыхивая дотлевшей до половины сигаретой; чувствуя себя так, как чувствовал бы в преддверия настоящего боя, наверное, если бы оказался там когда-нибудь. Пальцы уверенно, почти нежно, и почти привычно, поглаживали наствольную накладку автомата M4. Беретта в наплечной кобуре и Глок за поясом увеличивали потенциально полезную ёмкость заряженных патронов, но они вряд ли даже понадобятся, если всё пойдёт гладко.
- Смотрите, куда стреляете - и лучше мочите в упор; они окажутся под перекрёстным огнём, но пострадать от собственных шальных пуль и мы можем. Или осколков, тем более. - поднял взгляд на "Белку". - Какое разрешение, какой "ручаюсь", лучше оставьте их в машине от греха. Каждый взрыв Мойщику работы добавит часа на три... - посоветовал Пульс, пожав плечами - если бы всё было так просто, можно было бы попросту закидать этих байкеров гранатами и добить оставшихся, но тут, вот именно, они должны действовать, как хреновы команндос, быстро, чётко, оставляя минимум следов, чтобы эти рэперы исчезли с лица их города так же внезапно, как и появились там. А не по всему лесу разлетелись, в виде каши из кишок, дерьма и ошмётков мотоброни. - Извини, что вмешиваюсь, Майк... - стоит, наверное, раций прикупить для своего клуба - вот о чём Сонни сейчас подумал, всё-таки смс-ка в таком положении, как и вообще мобильная связь, вещь не настолько надёжная, а как хотя бы с простеньким уоки-токи справиться - разберутся даже такие чмыри, как те, кого они сегодня идут валить; возможно, у них они даже и есть, впрочем - если они много перемещаются, в дороге это им может пригодиться. - ...просто хочу быть уверенным, что мы друг от друга не пострадаем больше, чем от них. - организации, честно сказать, у них ненамного и больше, нежели у байкеров; ну, кто из присутствующих вообще имел военный опыт?.. Хочется надеяться, что большую часть своего оружейного потенциала нигеры исчерпали ещё тогда на мойке; их кочевой образ жизни банально не позволит им восполнять запасы патронов, чтобы выжить в Сакраменто больше времени - им понадобились бы плотные связи... А как результат - они и не выживут. Уже не выжили.
Пульс притушил сигарету об землю и аккуратно отпустил её, позволив затеряться среди прочего мусора, притаившись рядом с Майком и взглядываясь в темноту, позволяя глазам окончательно привыкнуть. Не сколько даже важно войти одновременно, сколько сделать всё быстро; чтобы к тому моменту, как они вообще поняли, что происходит - как минимум, половина из них уже были нейтрализованы; а если простым языком - мертвы. То время, которое потребовалось, чтобы их выследить, должно дать им такие шансы...

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-05-22 14:02:05)

+2

4

Автомобили неслись по лабиринту утопающих в ночи улиц, словно стая черных ворон. Ренато отметил про себя, что это сравнение наиболее подходит для их кортежа, если учесть, какая смертоносная «начинка» затаилась внутри «Ланд Крузера» и «Чероки». Весь отрезок пути, он молчал, сохраняя серьезность на лице даже тогда, когда Майк пытался шутить, стараясь разрядить гнетущую атмосферу, которая повисла в салоне автомобиля вместе с дымом от сигарет. Лишь только время скоротечно таяло вместе с километрами, оставленными позади.
За окном сменялись пейзажи, проносясь мимо, словно железнодорожный состав, за которым Ренато наблюдал без особого интереса. Рядом, прислонившись к ноге, стоял старенький самозарядный Парабеллум, оставшийся еще от Марчелло. Эта винтовка придавала уверенности и сил уже тем, что когда-то ее сжимали руки важного и родного для Ренато человека. Его пальцы расслабленно скользили по потертому прикладу, оставляя тепло руки на металлической поверхности. Эти незамысловатые действия отвлекали от давящего чувства, которые преследовали его с начала этих «гонок по вертикали».
Но, несмотря на это, Ренато с удовольствием погружался в жутковатый, но очень интересный мир, двери в который с лакейской услужливостью распахнул для него криминал. Мир – новых возможностей. На самом деле, все, что творилось вокруг Ренато, было уже давно прочитанной книгой – братки, разборки, стрелки, кровь. Но, ведь не зря в народе говорят, что, новое, это хорошо забытое старое. Забывать свою прежнюю жизнь в Сакраменто – пришлось долго; память, злобная сука, то и дело ловила его в свои сети и возвращала назад, назойливо шелестя страницами. Лишь спустя долгие годы, прошлое перестало напоминать о себе, лишь изредка навещая его в цветных снах. Жизнь встала в привычную для большинства людей колею – размеренную и относительно спокойную. На Сицилии у него появился небольшой бизнес, который давал скромный доход и который не требовал каких-либо особых усилий и энергозатрат. Буйность криминала в Сакраменто существенно отличалась от «ленивого» настроя итальянской мафии на Сицилии. Здесь, она больше походила на воронку, которая затягивает и уносит за собой в Зазеркалье, как Алису в Страну Чудес. Ему, как и Майку – также давно не приходилось держать в руках оружие. Пистолет – не в счет. Он был всего лишь гарантом безопасности и зачастую просто пылился в бардачке машины. Однако все чаще в городе назревали такие конфликты, в которых пистолет едва ли твой друг и помощник.
Меж тем, автомобиль резко затормозил, заставляя по инерции податься вперед и уткнуться лбом в спинку переднего кресла.
- Твою то мать, - чертыхаясь, Ренато вылез из машины с силой хлопнув дверцей. Но его враждебный настрой в адрес Домиани быстро иссяк, когда все приехавшие столпились вокруг Майка, который достал план-карту атакуемой местности.
- Ты уверен, что нас там не ждут? Ведь если что… все там ляжем, – Барриано снизил свой голос до еле слышного шепота. Внезапность – прекрасная тактика, да и профессиональному чутью Майка, Ренато доверял безоговорочно, но как показала жизнь, неприятные сюрпризы поджидают именно там, где, казалось бы, их не должно быть вовсе. Раньше, Барракуда – привыкший лбом прошибать заборы едва ли задумывался о риске, но со временем, он научился чувствовать приближение опасности и беды. Эти ощущения, как правило, приходили к нему внезапно, он, словно зверь, чующий надвигающийся лесной пожар – становился напряженным и нервным. Иногда, предчувствия не сбывались, но Ренато знал, что беда была где-то рядом, просто по капризу судьбы она прошла стороной, выбрав себе другую жертву. Именно в эту секунду, шестое чувство, спящее до этого глубоким сном – проснулось, и начало слабо скрестись где-то в области сердца. Ренато тряхнул головой стараясь отвлечься и не поддаваться на явную провокацию внезапно сработавшей интуиции. – Ладно, посмотрим, что за кино получится.
Он вскинул самозарядный карабин, щелкнув вставленным в него – магазином, передернул затвор и отвел крючок предохранителя. Оптический прицел ночного видения аккуратно встал на самодельные крепления – Ренато прищурил один глаз и навел прицел в сторону пролеска, регулируя резкость видения. Смущало только одно – карабин давно не чистился; не случилось бы так, что он сработает вхолостую в самый неподходящий момент.
- Я тебя понял, - Ренато опустил винтовку и хлопнул Майка по плечу, когда тот закончил свой инструктаж - Предельная осторожность. Атака только по команде. Пленных не брать. Байки беречь. Своих тоже. Не волнуйся, все будет в порядке, - сказал он уверенным и твердым тоном, но эта уверенность пошатнулась, как только его взгляд наткнулся на Питера Сквирелла, пояс которого был увешан гранатами, как новогодняя елка – шарами – Я надеюсь, - добавил он уже про себя. Если этого кретина заденут, то на воздух взлетит не только он, но и Ренато с Алом. На месте Майка, он бы оставил Пита здесь – тащить его за собой было слишком рискованно. Барракуде не нравился его наигранно-веселый настрой. Подобные операции не терпят наивной восторженности и беспечности, особенно сейчас, когда вокруг так явно пахнет кровью.
Ренато отошел в сторону от скопившейся рядом с Майком группы и принялся мусолить зубами спичинку, поглаживая ладонью потертый приклад винтовки. Нужную ему информацию – он уже получил, остальные инструкции только собьют настрой и заполируют свои, собственные планы, варианты и просчеты. Сейчас его взгляд был прикован к тому месту, куда через минуту отправится их маленькая группа – не факт, что до условного места целыми и невредимыми доберутся все.

+2

5

В какие только авантюри Альберто в последнее время не влезал. И все это благодаря Майку. Даже предприимчивый дедушка Винченце Ринальди поберег бы силы своего внука. Но племянник не жаловался. Наоборот, ему все не хватало "острых ощущений", когда приходилось ходить по самому краю, ощущая одновременно и страх, и адреналин, буквально стучавший в его висках в моменты, остро необходимые для продолжения борьбы за право выжить. Например, с теми же байкерами. Он до сих пор помнит, как с вытекающей раной, держа ствол крепко в своих руках, пытался прицелиться в метких черномазых, которых оказалось пруд пруди в тот вечер. А после того случая они долго мычали пойманного беднягу, который не до конца понимал, что с ним пытаются сделать, но державший придичную дистанцию. Не проронил лишнего слова про своих приятелей, зато расплатился с жизнью и сейчас покоится под толстым слоем сырой земли. Жизнь - такая штука. Здесь не нужно быть героем, стоит думать о собственной шкуре. Предательство, неискренность и вранье - вот три основных кита на чем держится поганный мир. Только Ал не собирался прогибаться под него. Один раз обжегшись, благодаря другу получив печальный опыт, сейчас итальянец хотел бороться за справедливость и искренние чувства.
В ночное время суток в голове обычно крутятся, как надоедливая пластинка, разные мысли. Особенно за авто, где царила тишина. Ринальди-старший не произнес ни слова. Видимо, был чем-то увлечен, раз не потрудился высказаться по поводу их далекой поездки.
- На их месте я бы не светил своими жииными пятыми точками. Они авторитета особо никакого не имеют, кроме таких же, как они, тупорылых тварей. Групп байкеров в Сакраменто не так уж много. Зато люди достойные, не то что эти. Без мозгов и тормозов.   
Стаж приличный у Ала был, ведь не зря он с далекого детства так тащился от мопедов, разбирал их игрушечными и снова собирал, глядел на каждую деталь, словно пластмассовый материал представлял собой ценность. Как то, помнится, Майк подарил ему на пятнадцатилетие красивый такой мотоцикл, настоящий причем. С того самого момента от той железяки Ринальди-младшего нельзя было оторвать. До сих пор он мечтает купить собственный гараж, где разместит собственную коллекцию "разношерстных" байков.
- Слушай, я тут хотел бы прикупить себе авто. Все таки не всегда же мне со шлемом на голове разезжаться по городу? Я вот думаю, как только у нас появится свободная минута, захватить тебя в салон новеньких машин. Вкус хороший, да и я тебе доверяю. Каку не предложишь. 
Раскошелиться нужно по-любому, тем более, когда ты - совладелец бойцовского клуба. Стоило соответствовать статусу. Кстати, о новом достижении... Через несколько минут он встретится с Ренато и Сонни. Парни они что надо. С ними не то что на сходку с неграми, но остальные опасные дела можно, не боясь, идти. С ними он даже успел пообщаться в притирку. Что редко бывает, иногда в коллектив входишь долго, а здесь хватило несколько недель.
Как упомяналось ранее, через некоторое время несколько машин остановилось на пустынной дороге и из авто вышли мужчины. Майк вытащил карту, развернул её и начал рассказывать тактику, носившую название - "со спины". В такие дела Ал и раньше влезал, когда нужно было кого-то ограбить. И все до единного оказались точными. Так что, опытный Ал пожал плечами и закивал головой.
- Все понятно. Только вот... Возможен такой случай, что в этой спешке, давке, мы можем попасть друг в друга. Эти пацаны вертливые чересчур да меткие. Как бы они не заподозрили чего на начале нашего пути.
Сомневался итальянец, предполагая, что ситуацию стоит покрутить с обоих сторон. В двух случаях, "что, если бы то произошло" и "что, если бы не...". Уберечь себя можно, да только вряд ли его кто-нибудь из присутсвующих поддержит. Времени размышлять крайне мало.

+2

6

- Да, пожалуй, убери на хрен. В машине оставишь. – решил Майк, кивая головой на «гранд чероки» Большого Джона. Белка Сквирелл послушно, но с явным сожалением, отстегнул гранаты с пояса, оставшись только при двух кольтах и автомате. Поглядел на Сонни, которому, в силу его статуса, вроде как и мог возражать, хотя не согласен был именно с коллективным решением, одобренным руководством. -  А я видел раньше в фильмах, гангстеры просто забрасывали таких херов коктейлями Молотова и все дела.  Издалека. Почему их не взорвать попросту всех? На этот вопрос капитан южной стороны даже не стал отвечать, пусть Сонни объясняет, если хочет. Вместо этого кивнул  Питеру на Барриано. – Давай, давай, не рассуждай тут.  Иди вот с дядей Ренато. Потом ухмыльнулся, поглядев на Барракуду, тоже понизил голос. -  До конца в чем-то уверенным в этом мире никто не может быть никогда. Но интеллектуальный уровень этих гамадрилов из предварительного общения  уже ясен, очень навряд ли. К тому же эти три дня они вполне себе искренне набухивались и накуривались в зюзю. Не с бродвейской же труппой имеем дело. Мафиози постепенно начинало наполнять нетерпение, адреналин cтал делать свое. Он покрутил «калашом», уже думаю о том, как выпустит первую очередь. – Если чего не так – не геройствуйте, отступайте с ответным огнем. Потому следите, чтобы выходы из кемпинга никто не перегородил вам, со спины не зашел. И сильно не разделяетесь. Наверное все…  Затем обратил внимание на племянника, согласно покивал головой его словам. – Байкеры байкерам рознь. Вот «Сыны Анархии» эти – пусть вид у них диковатый, но есть свои принципы, с ними можно иметь дела, порядочность. А это отморозки больные, без меры. Если их будем терпеть, они такого шухера наведут…  Капо решил пооткровенничать, знаком потребовал у Поли Дамиани сигарету, закурил. – Дело ведь не в том, парни, что они на мойку наехали, не это опасно – скоро мы их как вошь раздавим. Опасно, что валят всех без разбору, лезут всюду, нарушают баланс. И нас всех под монастырь подводят, так и до присылки специальной комиссии ФБР сюда недалеко,   а нам, блядский в рот, это надо?   Большой Джон солидно что-то бурчал, соглашаясь со словами босса – чужеродный элемент должен быть удален, быстро и хирургически. Сегодня эти черножопые  трех продавщиц в магазине пристрелили и на мойке кровавую баню устроили, а завтра какого-нибудь постового или детектива спьяну замочат. И тогда все, пиздец, тушите свет. На мгновение, впрочем, итальянец оторвался от рассуждений  о будущих мертвецах, улыбнувшись замечанию племянника о машине. – Давно пора. А о какой тачке думаешь? Тут от  бюджета зависит. Майк не знал, как было сейчас у Ала с деньгами.  В конвертах он ведь после вечеринки получил крупную сумму, но не запредельную таки. Русская икра уже пришла и была Алом получена, но ее еще надо было распространить. – Есть дружественные автосалоны – и  у меня, и организации,  где хорошую скидку сварганят. Тот же Беллини. – Или, можно, по левым каналам. В два раза дешевле обойдется. Как сделали с БМВ для Вивиан и Пульса – угнали машины, а потом перекрасили и купили у коррумпированных офицеров автомобильного департамента полный комплект документов. – По мне так, если с бабками не очень, идеальный вариант. Затем вернулся к  неграм. – Мы – как волки, санитары леса. Мы видим, где дичь можно забить, где оставить на вырост, а где не трогать. А вот теперь в наш лес забежала бешеная собака, которая грызет всех подряд, и детенышей, и кормящих самок. А что делают волки, когда бешеная собака начинает лезть к их куску? Сначала Майки-бой думал сравнить Торелли с пастухами, а с волками –  гуталинов. Но потом, поразмыслив, пришел к выводу, что такое сравнение для говнюков слишком лестно. И его маленькая речь перед боем пришлась по вкусу. Серыми хищниками всяким себя ощущать нравится,  еще один  порожденный поп-культурой мощный образ.  Пит и Марко приободрились и  приняли важные позы, кажется, вот-вот хвосты с клыками отрастут. А Поли Дамиани,  продув ствол одного из своих пистолетов, одобрительно хмыкнул – Все так, правильно шкип задвинул. Уделаем сук поганых. Капо, тем временем, завершал свои инструкции - Насчет верткости, Ал -  это на мотиках они ловки, а не под таблами и виски.  И про меткость не знаю, пока что мы их видели только в деле против баб безоружных. В любом случае будьте организованы и готовы к всякому. Все, к делу, волки! C Богом! И группы начали расходиться, каждая в свою сторону. Ринальди- старший проводил взглядом Рена и своего младшего родича. Он не даром поставил их вместе, им работать вместе, будь узнают друг друга в час испытания. 
Минут десять капитан вместе с Сонни, Поли и молодым, чем-то похожим на ДиКаприо, Марко, шагали про тропе, обросшей чахлыми деревьями.  Наконец  Майкл прервал молчание, посмотрел на Сантино. – Приходилось участвовать в таких… крупных разборках раньше? Про наличие боевого опыта у Пульсоне он-то знал, интересовался именно подобными случаями, когда сталкивались вооруженные команды. Но вот они уже поровнялись с древним подгнившим забором. Раньше за ним было что-то вроде деткой площадки или поляны для барбекю, а вот теперь убийцы на мотоциклах устроили свой кемпинг. – Все, ждем смски от Ренато. Потом – заходим.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-24 16:02:25)

+2

7

...не факт, что обратно живыми доберутся все; их врагов всё-таки больше, да и пушки у них вовсе не игрушечные, по грёбаной теории вероятности, не взирая на теорию совпадений, на пулю одинаково может рассчитывать любой из них, и Марк, и Джон, и Майкл, и сам Пульс - пуля слепая дура, пуле будет всё равно. Да и нигерам тоже, едва ли даже кто-то из макаронников вообще поймёт, убил ли самого РапидСнейка или просто кого-то из его шестёрок, на них не написано, кто есть кто, к сожалению; а гуталины вообще между собой похожи... особенно эти, и особенно - в темноте; в этом у них тоже есть некоторое тактическое преимущество, если вдуматься.
- А про лесной пожар ты в фильмах не видел?..
- насмешливо спросил Пульсоне у Питера. Нет, конечно, не самая плохая идея, кинуть пару молотовых и расстрелять выживших - если не учитывать, что огонь следов перестрелки не скроет, тел не уничтожит (следов ДНК уж точно), да ещё и превратит бандитские разборки в настоящую чрезвычайную ситуацию - а в их местах торфа, вроде бы, нету, сезонные возгорания места никогда не имели, и понять, что привело к чему - это вопрос времени... слишком много шума получится, в общем. Может, какая-то известность - было бы и неплохо; но не в том случае, если они разворотят лесную зону попутно. Отличный повод для той же комиссии из органов, начала давления на всех подряд, в итоге они будут выставлены в таком же свете, как эти мотоциклисты - отморозками, которым наплевать, сколько они свернут на своём пути... Органы благодарными быть не умеют.
Не говоря уже о том, что пожар, если вдруг разрастётся слишком быстро, и их самих может убить - вряд ли, конечно, но кто его знает... и мотоциклы, что будут их трофеями, тоже ни с огнём, ни с гранатами не подружатся, взрывная волна такая пойдёт - аж в городе слышно будет. 
А может, вообще не стоило так много оружия сюда и устраивать нападение с массивной перестрелкой?.. Пробраться внтурь, надев глушители на стволы, и тихонько, в стиле коммандо, перебить всех, пока половина из них вообще спит, а вторая - обдолбана чем-нибудь; может, даже и патронов так много не пригодилось бы, можно было бы и ножами обойтись... Если не сработало бы - глушители всё равно не навредили бы, убивать оснащённое им оружие не перестаёт... Расчёт Майкла, видимо, был на панику, которая должна подняться среди этой дерьмово организованной дюжины в момент нападения - такая же паника, какая случилась на мойке среди гостей, если повезёт - эти придурки ещё и друг друга постреляют немного в процессе...
- Да хера с два они меткие... - заметил Пульс. Если бы они действительно стрелять умели - на мойке погибло бы куда больше людей, а эти... да бандиты и есть, одним словом, лишь бы стрелять - а вот куда, уже не так и важно, палец на курке, а рука гуляет... этим и опасны, впрочем. В десятку, может, и не попадут, зато всё "молоко" распотрошат под ноль, ещё и пару соседних мишеней зацепят. От дурака без цели иногда вреда даже больше, чем от умного с поставленной задачей. - Явно оружия в руках и не держали толком. - кто им вообще его продал, интересно бы узнать...
- А в бродвейских труппах, думаю, не меньше курят и пьют... тоже вполне искренне. - предположил между делом, хотя и не особенно рассчитывая на продолжение диалога, так, шутка юмора, чтобы боевой дух поднять, каждый это по-своему делает. Майкл и Ал вон покупку машины обсуждали, несмотря на то, что через пару минут это делать может и уже незачем будет (тьфу-тьфу-тьфу), а мечтать и на войне никто не мешает... по возвращению из окопов мечты становятся планами. Или не из окопов... идеи о стрелковом клубе Пульсу ещё в стенах тюрьмы вот приходили.
- Тебе про нашу с Агатой поездку в Детройт никто не рассказывал?..
- отозвался Пульсоне на вопрос Майкла. Приходилось участвовать в разборках и покрупнее, надо сказать; даже и после тюрьмы, а не только до - Нью-Йорк жестокий и тесный город... Да и о Детройте можно так же сказать, в принципе. Не говоря о том, что они там с Татой оказались в положении скорее этих байкеров - обороняясь от атаки; чудом выжив, Пульс вот пулю словил при этом... И если здесь человек было двенадцать - то там он и считать не брался, сколько их было (с обеих сторон - другая местная банда была на их стороне, но это мало чем помогло); и гранаты, кстати, пошли в ход, очень даже пригодившись. Разборка была по-настоящему массовой, почти военной, разве что униформы солдатской никто не носил... - Или когда в Нью-Йорке порт делили в девяностых. Со славянами, в основном, они в то время туда пёрли, как бешеные... - развал Союза, гражданские войны на Балканах и не только там (у кого-то из эмигрантов-беженцев ведь и реальный боевой опыт был; убить человеку, побывавшему на войне, уж точно не стоит ничего), в Америку хлынул поток эмигрантов, русская и другие мафии сумели создать серьёзную конкуренцию Коза Ностре и не только ей... - А тебе?.. - в ожидании сигнала к атаке, они, прямо как солдаты на войне, вдруг решили разговориться, поделившись друг другу своим опытом. Ну, вдруг шанса поговорить уже и впрямь больше не будет?

+2

8

Ренато коротко кивнул Майку и торопливо направился по отработанному на плане – маршруту. Весь вечер он был немногословен, а после того, как группы рассредоточились, и вовсе замкнулся в себе. Его глаза судорожно вглядывались в темноту, которая повисла вокруг черным саванном; она запутывала и сбивала со следа, и фактически вся группа шла наугад. Ренато на секунду остановился и замер, вскинув голову к небу, где в звездной прорве струился млечный путь. Секунда на то, чтобы перевести дух и снова двинуться в темноту, беря след, словно натасканная ищейка.
- У тебя «боевое крещение» или уже приходилось в блудняк влетать? – спросил он у Ала, ломая тянущееся за ним молчание. Это нельзя было назвать попыткой наладить дружеский контакт со своим новым компаньоном, все задушевные беседы и дальнейшее знакомство, он решил отложить до более подходящего случая. У них еще будет время надраться до зеленых чертей в компании девиц легкого поведения, сейчас, все сопутствующие разговоры возникли лишь для одной цели, прощупать степень его подготовки в таких случаях. Ведь в подобных передрягах если не все, то многое - будет зависеть от того, кто будет прикрывать твою спину. На Пита он не возлагал больших надежд в этой карательной экспедиции. По мнению Ренато, этот парень уже был не жилец хотя бы потому, что за весь вечер он только и делал, что порол косяки. И, если перед Барриано встанет нелегкий выбор - кем пожертвовать в случае, если суровый бог войны востребует положенное ему воздаяние, то он без колебаний возложит именно его тушку на жертвенный алтарь.
Однако на дальнейший расклад подобного толка у Ренато попросту не было времени. Перед глазами назойливо повис план-карта, который Майк показывал всей группе пять минут назад. Барриано просчитывал все варианты подхода к лагерю и возможные пути отступления на случай, если придется рвать когти. Последний вариант был слабо проработан, да и вообще, не вписывался в общий план действий, во многом потому, что отступать Ренато не привык, а привычка, как известно – вторая натура. Словно под гипнозом, он пробирался через бурелом, виртуозно вальсируя меж нависших ветвей деревьев, ловко упрочиваясь от их хлестких ударов по лицу. Обувь на мягкой подошве позволяла двигаться практически бесшумно, а черная толстовка с капюшоном и темные джинсы – делали его неразличимым в темноте. Винтовка была в полной боевой готовности – одно нажатие на курок, и у противника не останется никаких шансов на выживание, а снайперский прицел – с точностью до миллиметра обеспечит прямое попадание в цель. Наверное, поэтому, на душе у него стало вдруг спокойно; уверенность в себе – заставляет любого человека действовать напролом не оставляя места для колебаний и сомнений.
Осторожно, шаг за шагом, он и его группа сокращала расстояние до лагеря. Сквозь лапы деревьев уже показался чуть заметный костерок, который освещал тусклым светом ровные ряды припаркованных байков и кучу хлама. Ренато сбавил шаг и чуть присел, выбрав наиболее удобную точку для обзора. На открытой полянке все было так тихо, что эта тишина начала настораживать и наводить на смутные мысли. Он сделал знак рукой, для того, чтобы группа остановилась и приготовилась к нападению. Ремень от винтовки обернулся вокруг вспотевшей ладони, затвор предохранителя тихо щелкнул вместе с задвижкой, которая переключала винтовку на скорострельный выпуск патронов. Ренато вскинул карабин на плечо и, прищурив один глаза, начал скользить оптикой по байкерскому лагерю. Питер, чтоб его черти драли, не к месту протяжно затянул какую-то песенку в стиле кантри.
- Да заткнись ты! – огрызнулся Ренато, бросив на него мимолетный взгляд через плечо, а затем снова вскинул винтовку – Вроде все чисто! – тихо прошептал он Алу, дернув его за рукав, - Пора отзваниваться Майку. Заходить будем слева. Эти кретины пожитки там свои сгребли, хороший сектор для обстрела и укрытие от встречного огня. Дальше расходимся в окружение. Будем отстреливать их с разных сторон. Главное, друг друга не задеть. Открыто на рожон не лезьте и берегите себя.
Набранное сообщение содержало в себе всего три слова: «Мы на месте», осталось только замереть в ожидании ответного сигнала.

+2

9

- Про Детройт?  Что-то краем уха… У вас там стычка была из-за какого-то склада? Расскажешь подробнее? - несколько рассеянно сказал Майк, засовывая в рот новую сигарету и чиркая зажигалкой. Посмотрел на золотой браслет «Ролекса»,  вроде по идее группа Ренато уже должна была подойти к своему месту назначения и маякнуть.  Зажигалка что-то не работала – и коренастый Марко Лимбони услужливо поднес Майклу свою.  – Мне больше рассказывали, как Агата в казино Роза из автомата стреляла. И про налет на заведение Хонга. Интересно, куда делся этот желтый сукин сын? Помяни мое слово, китайцы всегда возвращаются… Поли Дамиани перетаптывался с ноги на ногу, в нетерпении почесывая лысый череп и поигрывая желваками. Ему не терпелось уже вступить в схватку – или, наоборот, хотелось поскорее покончить с этим?  Хрен знает, что творится в этой бритой голове, по которой столько раз били ботинками и бейсбольными битами.  А Сантино и Майкл продолжали, тем временем, обсуждать минувшие дни, и битвы в которых рубились они. Герои вестернов могут быть сколько угодно молчаливыми – но вообще в такие минуты, быть может, лучше говорить, чтобы не слишком концентрироваться на мыслях о возможной скорой и мучительной смерти.  – Разных столкновений было немало. Когда строительный рынок делили, всякие разборки случались.  В основном не в городе, а в округе Сакраменто, во всех этих Фолсомах, Гальтах, Элк Гроувах. После смерти Фьерделиси появилось много умников, посчитавших, что теперь, если  в самом главном городе Торелли и хозяйничают, то в графстве могут и подвинуться. Их приходилось отстреливать или же делать внушения битами и свинчатками. –  С Энцо  Монтанелли война опять же…  В этот момент пришло сообщение от Ренато  - и Майк, затушив сигару, быстро кинул ему ответную смску. С одной короткой фразой  - «Я захожу».
- Вперед!  - приглушенно скомандовал Ринальди, подобно бравым офицерам в одном из фильмов про Первую Мировую Войну, которые он любил смотреть. В животе был легкий неприятный холодок, возникающий перед боем, независимо от того,  в скольких стычках ты участвовал – который скоро заменится той бешеной бурей эмоций, которую порождает самая схватка.
Миновав забор, они спускались вниз по прогнившим деревянным ступенькам, все ближе к цели. Если Ренато предстояло действовать из-за деревьев,  то их отряд выйдет в самое сердце противника. Еще поворот, несколько больших глотков воздуха – и перед ними раскинулась поляна.  Огромная поляна – и поляна загаженная настолько, что даже само слово «природа» здесь казалась неуместной.  Не улучшали вида даже дорогие байки, блестящие хромированным металлом. Ряд палаток покрывал  этот пятачок со всех сторон, кругом валялись осколки от пивных бутылок, использованные презервативы, обертки от бургеров, кучи всякого мусора. Резко отдавало фекалиями и мочой – явно к гигиене  гуталины относились пренебрежительно. Как и к безопасности – посредине  всего этого полыхал громадный костер. Около него сгрудилась группка негров, с уже ошалевшими от наркотиков глазами и потягивали что-то горячительное из банок.  Мускулистые, в коже,  многие с ирокезами, они вовсю наслаждались жизнью, явно чувствуя себя ее хозяевами. Пьяные вопли и ругань раздавались же из всех концов лагеря.
В тот момент, когда Майк появился из-за угла и вскинул автомат, один из  любителей отдыха в лесу,  широкоплечий бугай с козлиной бородкой и таким же могавком, как и у других, поднял глаза – и поначалу застыл в немом изумлении. – Вы кто, мужики? –  даже успел сказать он, и дюжая рука было шевельнулась в сторону пояса, где висел пистолет. Капо южной стороны нажал на курок, автомат, дав сильную отдачу, изрыгнул очередь, прошившую вопрошающего насквозь.  – Твоя смерть. – ответил Ринальди уже трупу, глядя как уголек, с  чередой дыр на пижонской косухе, падает лицом прямо в пламя костра.  – Давай, ребята!
Вскоре по лесу и  кемпингу разнесся грохот выстрелов,  смешивающийся с криками боли  - и призывами. – Наших бьют! К оружию, парни!  Потасовка началась.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-28 11:56:08)

+1

10

Когда оружие становится частью тебя самого, а нос начинает улавливать запах предстоящего боя, у каждого есть свой способ сжиться с ситуацией... Пит вот, пытаясь успокоить нервы, начал насвистывать песенку, строя из себя ковбоя, они с Майком вот разговорились, кто-то мог бы и помолиться, богам войны или христианскому богу. В бытность свою морпехом Сонни один из однополчан подсадил на верования древних воинов, викингов, рассказав про Вальгаллу и про то, что туда попадают только те, кто сложил голову в бою, про женщин-валькирий, и тому подобные вещи - было дело, Пульс даже раздумывал над тем, не сменить ли религию (по молодости много дурных мыслей допускаешь в голову), но слава богу, с подобными вещами, да как и вообще, с религией, он окончательно завязал в своё время. Впрочем, у всего был резон, викинги плавали на кораблях и воевали на земле - таким образом, они и были самыми первыми морскими пехотинцами в истории. Храбрые воины, не боящиеся смерти и не сдающиеся врагам - как самураи, что ли, только... ну, проще как-то, без их заморочек насчёт чести, верности и прочего. Вроде как и без расистских заморочек даже - нигде вроде не было сказано, что достойный пировать с Одином за одним столом воин должен быть обязательно скандинавом; получается, даже если ты черномазый, но достойно сражался в бою за свои черномазые войска и убеждения - тоже можешь попасть туда?
Ну, вряд ли это касается тех ребят, с которыми они шли воевать сегодня, пожалуй.
- После... - согласно покивал Пульсоне. Долгая история, стычка там была не одна, их чуть не убили там - и Сонни до сих пор мечтает отдать должок обратно в один прекрасный день, только для этого надо найти время для такой поездки; да и правильное настроение, что ли - не хватало только чтобы его там ещё раз подранили, а потом ещё у Семьи возникли проблемы из-за его выходок. - Какого Хонга?.. - Сонни был плохо в курсе насчёт участия Агаты в перестрелке у капо в заведении - понял только, что её там слегка зацепило шальной пулей, да и то, случайно; на тот момент они были в затяжной ссоре - да Майк и помнил, наверное, как Пульс это "отмечал", прикладываясь к бутылке. Про Хонга и вовсе не слышал - это было слишком давно, тогда он ещё сидел...
- Племянником Гвидо? Слышал, тебе досталось тогда...
- но, опять же, только слышал; на тот момент он свой последний год досиживал, стараясь особо не светиться. Но беседа тут же смолкла, как экран телефона Майкла моргнул, сообщив о пришедшем сообщении. Вся группа тут же напряглась, подобравшись и следя за Ринальди, уже ожидая его команды к действию.
- Вперёд!
Сонни быстро показал пальцами Поли - на левый фланг, Марко - в направлении позади их команды, и двинулся вслед за Майклом, прикрывая его справа; глаза туда же, куда дуло автомата - вот когда пригождается то, чему его учили в корпусе морской пехоты - и тому, как следует захватывать позиции противника, там учили в первую очередь; и чтобы не быть раскрытыми первыми, потеряв преимущество во внезапности, смотреть надо в оба. Тогда как Ринальди смотрел вперёд, Сонни наблюдал за тем, что было справа, Поли - слева, Марко следил, чтобы никто не подобрался (или не наблюдал за ними) с тыла. Хотя, было даже не очень похоже, что их из-за этих мусорных куч увидят; с другой стороны, на их пути столько всего валялось, что нужно было постоянно смотреть под ноги, чтобы не загреметь или не зашелестеть чем-нибудь.
Первая кровь на капитане... И сигнал для всех остальных; выстрелы тут же зазвучали с разных сторон, Сонни тут же прошил аккуратной очередью ещё одного из противников, и тут же, подойдя ближе на шаг, сделал одиночный выстрел - контрольный; парень даже не удосужился снять свою мотоброню, но сейчас его лень могла бы сослужить ему хорошую службу, задержав смертельную пулю. А в воздухе запахло палёным - упавший в костёр подстреленный Майклом уголёк превращался теперь в самую настоящую головешку...
- Справа! - увидев вспышку оружейного огня со стороны палатки, Пульс молниеносно отреагировал, пустив ответную очередь - следующий выстрел противника был скорее уже импульсивным, уйдя куда-то вверх, против потолок палатки, затем пистолет скрылся из виду, а из входа вытянулись чьи-то босые ноги враскоряку; дёрнувшись, замерли - похоже, Сантино поразил цель... Перебежав поближе, он приподнял покрывало и заглянул внутрь: обитатель распластался на полу, в его груди было несколько блестящих в темноте отверстий, из которых сочилась кажущаяся ещё чернее, чем сама ночь, кровь, пачкающая обшивку. Больше никого в этой палатке обнаружено не было: - Чисто! - по-солдатски отрапортовал Сантино, вглядываясь в темноту. Скольких они уже убили? Кажется, ещё не всех; но если кто-то решит рвануть к мотоциклам, пытаясь спастись бегством, Ренато и Ал это увидят со своих позиций. Впрочем, одну бегущую полуголую фигуру Пульсоне уже увидел в отблеске костра, нажав на курок и заставив её скрыться из глаз где-то в куче мусора. Ещё одна цель поражена, но всё ещё не факт, что окончательно...

+2

11

Получив очередное сообщение, Ренато отключил мобильник и отправил его во внутренний левый карман, ближе к сердцу. Какая-никакая, а защита. В каком-то фильме ему приходилось видеть, как такая случайность спасла главному герою жизнь. Выпущенная пуля, застряла между поврежденными микросхемами – так и не достигнув задуманной цели. Тому, что происходило в реальности Барриано, мог бы позавидовать самый искушенный режиссер: автоматные очереди, истошные крики, люди, которые падали, как подкошенные при попытке к бегству. Хотя, людьми их назвать было сложно, он приравнивал их к трусам, ведь только такой порок всплывает в голове, когда вспоминается их нападение на заправку – исподтишка. Настоящие мужчины так дела не решают.
Осторожно, чуть дыша, Ренато двинулся к сваленным в кучу – пожиткам. Спешка нужна только при ловле блох, а сейчас, любое неосторожное или неверное действие может повлечь за собой смерть. Не важно, чью – будь то Ал или Пит, их потерю жизни, он воспринял бы, как свою, собственную. Беглый огонь, просвистевший где-то над ухом – заставил нырнуть за выбранное «убежище». В «буреломе» из сумок, ящиков и прочего хлама – местность для обстрела была видна, как на ладони. Ренато прицелился и открыл беглый огонь по ближайшей палатке. Сколько противников полегло в эту повисшую мертвой петлей секунду – было трудно оценить, но одно из отверстий в плотной, походной материи незамедлительно окрасилось в бурый цвет. Даже одна загубленная жизнь неприятеля это уже спасенная жизнь кого-то из их группировки. Пусть маленькая, но победа. Ренато снова спустил курок, направляя короткий дождь из патронов в сторону палатки. Контрольная атака, на тот случай, если кому-то удалось уцелеть.
Увлеченный выбором следующей цели, он и не заметил, как за его спиной образовалась «гора мышц», обтянутая в латекс с банданой на голове. Слишком поздно он услышал за спиной чей-то звериный рев. Следующая минута показалась мучительно долгой, особенно тогда, когда резиновая дубинка сдавила его шею, перекрывая доступ кислорода в легкие. Бешеный поток крови устремился к лицу, окрашивая его в лихорадочно-багряный цвет, в висках раздался отчаянный перестук, а в глазах зарябило, словно в испорченном телевизоре. Казалось, что сердце ломает ребра неистовыми толчками, перекачивая загустевшую кровь. Поцелуй смерти – отпечатался неприятным холодком на лбу, от которого по спине пробежали мурашки.
- Ал! Пит! – хриплый голос вырывался из-под стиснутых зубов, не желая расставаться даже с молекулой драгоценного кислорода, но за спиной слышалось только до боли знакомое рычание, в то время, как дубинка все плотнее сжимала шею. Ренато из последних сил цеплялся руками за «удавку», но пальцы соскальзывали, оставляя в упругой резине обломки ногтей. Философская мудрость гласит, что свеча, прежде чем потухнуть начинает светить ярче, выдавливая из себя высокие языки пламени. Наверное, в этот момент Ренато можно было сравнить именно с той пресловутой свечой, которая выдирает из себя тайные залежи силы – той, которая способна рвать на части, сокрушать, сметать и раздавливать. Мощной и неконтролируемой, как океанское цунами – накатывающая вслед за спокойными, прибрежными волнами.
Поняв, что дубинка не тот противник, на которого стоит тратить свой последний запасной резерв, Ренато завел руки за голову, обхватив смертельной хваткой выбритый затылок неприятеля. Последний выдох сквозь зубы, и последний рывок – заставляющий противника перевалиться через его плечо замысловатым кульбитом и с тяжестью рухнуть на землю, совершая переворот через голову. «Удавка» - соскользнула с шеи, давая возможность сделать тяжелый, болезненный вдох, от которого легкие пронзило острыми спазмами боли.
- Сука, - прохрипел Барриано осипшим голосом, глядя на своего мучителя сверху вниз. В его остервенелых, озлобленных глазах плясали все девять кругов Ада вместе с чертями и Сатаной. Байкер лишь открыл рот от изумления, впиваясь своими рыбьими зрачками в «дьявольскую» гримасу, которая исказила лицо гангстера. Это было последнее, что он видел в своей жизни. Дальше последовал удар ноги, который вбил переносицу байкера глубоко между глаз. А затем еще удар, и еще, до тех пор, пока его голова не треснула, как переспевший арбуз, обнажив содержимое черепной коробки. Ренато глухо выматерился вытирая трясущимися руками измученное, побледневшее лицо. Нахлынувший адреналин плясал в венах, сцепляя кровеносные клетки в огненный хоровод, заставляющий жилы на висках проступить пульсирующими полосами. Схватив упавший карабин, Ренато что есть дури двинул прикладом пробегающему мимо парню, испещренному пестрыми татуировками. Он упал, словно споткнувшись, а точный выстрел в область левого подреберья заставил его конечности скривиться в предсмертной агонии и выпрямиться вновь. Еще один мощный удар прикладом по голове. Для чего это было сделано – Ренато не мог ответить, наверное, это была цепная реакция, та самая бесконтрольная ярость и жестокость, тот самый мистер Хайд – почувствовавший вкус крови, как своего «хозяина», так и чужую.
- Алягер ком алягер, как говорят французы, – процедил он сквозь зубы, брезгливо плюнув в лицо убитого парня.

+2

12

- Хонг – у китаез был такой заправила. Тебе никто не рассказывал, как мы с Триадами бодались? Я тебе скажу, я много видел ребят стойких – но таких храбрых, как Агата, людей, еще поискать надо...
Долгое время рассусоливать, впрочем, Майки уже не мог, ибо начался штурм байкерского лагеря, которого он так долго ждал. Перешагнув через костер,  где уголек, так сказать, превращался в голевешку, поманил своих людей за собой. Они методично передвигались по периметру кемпинга, отстреливая как тех, кто пытался сопротивляться, так и еще не успевших продрать глаза бестолочей.
- Молодец, Сонни! -  крикнул Ринальди, увидев как ловко Пульс обнаружил источник вражеского огня – и оперативно его ликвидировал. Тот был настоящим солдатом, Майкл был рад, что когда-то решил начать привлекать Сантино к своим делам. Хотя, по сути, он еще и не солдат – но это дело наживное. Именно сейчас,  покрытый капельками пота под дешевым спортивным костюмом, с автоматом в руках, капитан понял, что сам предложит Пульсоне – если тот хорошо отработает и по дороге. Возраст уже солидный, пора и подняться мужику.
Поли Дамиани подбежал к очередной палатке, откинул полог, пистолеты громыхнули у него в руках – и он, с сияющей улыбкой, повернулся к шефу. – Еще один, Майк! Lucky Strike!* Где-то неподалеку раздался грохот выстрелов и улюлюканье Марко Лимбони  - явно тот тоже принес жертву Мрачному Жнецу. Неожиданно откуда-то из-за шатров выскочил очередной негр, в косухе, но при этом без штанов и исподнего, и бросился к своему мотоциклу. Он успел только схватиться за руль железного коня, когда Майкл, выпустив очередь, перебил ему позвоночник.
Палатка за палаткой, квадрат за квадратом – и они, очистив этот участок, продвинулись к середине лагеря. Ринальди успел только заметить огромный серый баннер с изображением черепов и воющих волков, торчащий посредине на палке – как что-то обожгло его руку, оторвав кусок материи и слой кожи. Только царапнуло – но миллиметром дальше, и конечность бы повисла тряпкой. – Блять! Резко развернулся, со злостью сжал цевье – и выпалил от груди, увидев, как, за одним из тентов, кто-то оседает на землю. Оказывается, группка чернокожих умудрилась организоваться  и, как какие-то снайперы, шмаляли из укрытия. Правда, недостаточно метко – как и думал итальянец, полный наркотиков и бухла вечер сказался на их боевых способностях.  – Огонь на них! Однако, прежде чем раскрашенное в аляповатые цвета полотнище превратилось в дырявые лохмотья, а люди за ними – в трупы, налетчики успели еще дать пару выстрелов  - и Марко Лимбони, захрипев, повалился навзничь.  Майкл мельком глянул на него – тому уже было нечем помочь, грудная клетка пробита в нескольких местах. Но печалиться будут в другое время – сейчас эмоциям нет места, нужно думать не о мертвых, а о живых. О тех живых, которые должны остаться живыми – и тех, которые должны стать мертвыми. Подойдя к бьющемуся в агонии гуталину, Ринальди спросил. – Где РапидСнейк?  Выпученные, как у рака, глаза умирающего покосились куда-то в сторону. – Вон, у своей палатки… Поглядев в том направлении,  Майк увидел Рена, который ногами превращал череп какого-то качка в смесь каши с яйцом в смятку. Вот, значит, как. Это только в фильмах предводители погибают после пафосных диалогов и как-то особенно красиво – а здесь рэпер и вожак банды,  человек с яйцами из железа и мозгами из дерьма, бросивший вызов самим Торелли, был попросту затоптан. Затоптан, не успев понять, что происходит и принять на себя руководство своими молодцами. Однако происходящее еще раз подтверждало мнение Ринальди, что Барракуда – настоящий воин, неудержимый в своей гневе и сильный как медведь.
- Салют!  - капитан помахал прикладом, приветствуя Рена, Большого Джона и Ала,  стоящих перед ним с дымящимся оружием. – Где Питер, кстати? Почему-то так нелепо обвешавшегося гранатами молодого соучастника нигде не было видно. – Так, минута внимания. Осматриваем палатки тут, если кто еще затихарился – кончаем. Потом,  Пульс и Ал,  оприходуйте мотоциклы, сколько и какие, затем жмуриков обыщите, что у них есть. Соберите оружие в одну кучу. Джон, Поли – палатки на той стороне лагеря. А мы с Реном здесь пороемся. Интересно,  нет ли чего интересного в обиталище РапидСнейка?

*Lucky Strike - американская марка сигарет, буквально: "Удачный удар"

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-13 15:43:32)

+1

13

Эхо выстрелов отдавалось где-то далеко в лесу, окружающее пространство становилось просто игрой теней и движением пятен - мир открытого боя, незнакомый простым обывателям, мир, в котором неподготовленный человек, даже не будучи трусом, способен попросту запутаться, заблудившись в суматохе, потеряв ориентацию - и как следствие, стать поглощённым этим миром навсегда, поймав пулю. Тот мир, частью которого Сонни когда-то почти мечтал стать, записавшись в многочисленные ряды вооружённых сил вместе с другими юными новобранцами, но который настиг его через несколько лет после, когда он проливал свою и чужую кровь не за Америку, а за Семью Мелаграно в Нью-Йорке. Мир, воспринимаемый как определённое состояние организма - вроде алкогольного опьянения, но инстинкты при этом не притупляются, наоборот, обостряясь до своего предела... Это не то, с чем можно родиться - Пульс прошёл через многое, чтобы воспринимать вооружённый бой таким образом. Пожалуй, стоило быть благодарным своим инструкторам и однополчанам в армии - даже пятнадцатилетний перерыв, когда он огнестрельное оружие разве что издалека видел, не стёр из памяти то, как с ним нужно обращаться.
То чувство, когда он впервые после отсидки взял пистолет, приняв его из рук "Дока" Сольферини - наверное, это можно сравнить с обретением части тела, или органа, который ты потерял когда-то. С чудом. Возможность использовать оружие снова - было почти как возвращение к полноценной жизни; несмотря на то, что это означало, что он будет уносить чужие жизни. Но, в пылу сражения, об этом не думаешь. Нету имён, нету судеб. Есть только ты, твои союзники, и твои противники - живая сила.
И количество их противников сокращалось на глазах, где-то в голове Сонни счётчик отчитывал количество поверженных врагов, каждый раз, когда он замечал, как очередной из байкеров касается земли. Сам он убил троих, Майк - двоих, судя по залихватским возгласам - по одному взяли Лимбони и Пол; краем глаза Пульс заметил, как Ренато, расстрелявший до этого палатку, застрелил ещё одного, а затем добил ударом приклада, притом одно тело в кожанке уже лежало у его ног - это ещё двое; итого - десять. Осталось двое. То, что они сумели реорганизоваться вдвоём - заслуга уже невеликая... Сонни резко оглянулся на Майкла, услышав ругань, но, увидев, что тот жив и остался на ногах, присел, укрываясь за одной из палаток - больше чтобы с фоном слиться, нежели чтобы действительно укрыться - и, повинуясь команде Майкла, из этого положения и дал очередь по укрытию последних членов банды, одновременно с остальными... вот только автомат Марко захлебнулся на полуслове, решив открыть огонь на открытом месте, тот попросту подставился, став лёгкой мишенью.
Автомат щёлкнул, оповестив о том, что в обойме больше нет патронов; Сонни разогнулся, опустил оружие разогревшимся дулом вниз, оглядываясь - собираясь уже подать голос, начав перекличку, нарушив резко опустившуюся на поле боя тишину, после схватки казавшуюся даже тяжёлой, но Ринальди сделал это за него, поприветствовав стянувшихся к центру поляны Джона, Ренато и Ала. Выдохнув, Пульсоне направился к ним, переместив автоматическую винтовку за спину, но вытащив пистолет - безмолвие может быть обманчивым. Может, не все ещё отправились на тот свет; или даже за это время их стало больше, чем двенадцать?..
- Питер! - громко крикнул, поняв, что Сквирелл к команде не присоединился. Ответа не последовало; но, живым или мёртвым, надо и его теперь найти прежде, чем забирать с поля боя трофеи... и что делать с телом Лимбони, кстати? "Мойщик" позаботиться и о нём тоже - или же стоит его вывезти отсюда, сбросив где-нибудь, дав шанс на нормальные похороны?.. - Бельчонок!.. - повторил попытку доораться, прежде, чем начать оглядывать палатки. Может, живой ещё, но в тяжёлом состоянии, и ответить голосом не может? Пусть хоть в воздух пальнёт тогда. Сонни вытащил сигарету и чиркнул зажигалкой, закуривая - всё закончилось за десять минут, но опять ему не помешала бы сигарета, чтобы быстрее прийти в себя. Затем - взял в свободную руку фонарик, несмотря даже на то, что глаза уже привыкли в темноте.
- Чисто! - отрапортовал, сунувшись в первую палатку; и, найдя грязный рюкзак с чьими-то пожитками, выбросил его в входной проём палатки наружу; так же поступил и со всем остальным, что нашёл там - мобильник, лежавший рядом с ковриком для сна и спальником, разряженный пистолет, мотоциклетный шлём, ботинки... Обстреливая автомойку, они использовали довольно серьёзный арсенал - найти бы вот эти пушки; при правильном подходе, их можно даже толкнуть ещё кому-нибудь - или себе разобрать, в награду. Эхо донесло отголосок выстрела - кажется, это Джон добил кого-то из выживших. Покинув опустошённую палатку, Сонни вырвал несколько креплений, позволив ей осесть на землю безвольной тряпкой - отметив, что тут уже побывал; пошёл дальше, заглядывая в следующую, которую обстрелял Рен - внутри тело, и все личные вещи - мокрые и липкие от крови. Прощупав пульс, Сантино поступил с ними точно так же, как и с предыдущими, и позволил и этой палатке "сдуться", осев покойника, вроде погребального савана...

+1

14

[в архив]: нет игры больше месяца

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Of niggers and triggers