Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There'll be no forgiveness for all that you've known


There'll be no forgiveness for all that you've known

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Фрэнк и Джульетт
май, 27

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/1748bbf51c903e27024dd10676a6a1f9.png
— Да, я любил, но потом мы только обижали и подавляли друг друга... и причиняли боль.
— Это и есть брак.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-05-19 20:14:06)

+1

2

Привычки становиться глухими и немыми во время еды у итальянцев обычно не было. Где как не за ужином они могли собраться всей семьей и поделиться тем, как прошел их день? Чем занимались в школе, на работе, дома. Или где там проводила время жена, пока его не было? Фрэнк поднял взгляд на Джулс, которая ни о чем, не подозревая,  резала кусок мяса на своей тарелке. Может, лучше и не спрашивать ее… Фрэнк молчал, произнеся лишь пару слов за весь вечер. То, что он не в духе, можно было понять с порога. За столом тоже была тишина, вместо голосов слышно было только то, как вилки и ножи вяло скребутся о керамическую поверхность тарелок. Нет, еда была как обычно очень вкусной, Фрэнк любил бифштексы из телятины запеченные в томатном соусе, просто аппетит у него отсутствовал напрочь. Сын доедать тоже не стал.
- Я наелся. – Спрашивать разрешения Джуниор не стал, встав из-за стола, он убрал за собой тарелку и под строгим взглядом отца отправился в свою комнату, также, не проронив больше ни слова. Фрэнк надеялся, что уроки делать, а не в интернете сидеть… хотя шансов тут было мало, конечно. Узнав вчера о том, что сын завалил контрольные по алгебре и химии, он забрал у него на месяц ключи от машины, которую презентовал буквально неделю назад. И тот теперь строил из себя непонятого и недооцененного страдальца, жертву родительских репрессий, которые ему «жизнь ломают». Залечил однажды Джуниор такую фразу, и Фрэнк теперь то и дело ее припоминал, когда хотел пристыдить сына. С подростком это, впрочем, не просто было – испытывать чувство вины у них не круто было, они в принципе по-человечески себя вести отказывались, да и на людей-то не всегда походили, этот вон тоже серьгу какую-то на ухо нацепил... «Еще бы каблуки носить начал» - прокомментировал Фрэнк, впервые увидев сию «красоту».
Но, несмотря на все закидоны вызванные переходным возрастом сына - к ним он как раз привычен уже был - аппетит у мужчины отсутствовал по иной причине…
- Встречался сегодня с Брэдли Таннером, - прервал свое молчание, дождавшись, когда Джуниор уйдет.  Только поэтому он ничего и не ответил сыну, когда тот, недоев, покинул их общество – хотел поговорить с женой наедине. Отложив нож с вилкой, Альтиери  поднял взгляд на сидевшую напротив него Джулс.
Таннер, как и Фрэнк, занимался грузоперевозками, не имя ни одного грузовика в своем распоряжении он, тем не менее, очень неплохо зарабатывал тем, что находил фуроводам клиентов, и с Фрэнком был знаком не менее двух десятков лет, они до сих пор сотрудничали по многим вопросам. Как-то он их с Джульетт приглашал к себе домой, похвастаться бассейном, и в Уолл-Марте, помнится, не так давно пересекались с ним, тот также вместе с женой приехал в выходные за покупками. – Говорит, видел тебя неделю назад. В баре. – Подчеркнул последнее слово. Сказать, что Фрэнк держал свою жену взаперти дома, было бы не правдой, он вовсе не возражал, чтобы она проводила время с подругами, а не только с детьми; оплачивал ей всякие там спа-салоны и фитнесы, денег у Джулс всегда было достаточно, чтобы спонтанно пройтись по магазинам и накупить новых шмоток, косметики, духов или, что там ей взбредет. Ограничивать свободу в таких вещах он считал неправильным, установил лишь одно единственное не сложное правило – сообщать, где она и с кем. Понятное дело на ночь с мужчинами Фрэнк бы ее без своего сопровождения никогда не отпустил, и когда узнал, что жена его, оказывается, развлекается именно так, а не проводит время у подруги, как говорит ему, махнуть на это рукой, конечно же, не мог. У нее дома дети, младенец новорожденный, муж, в конце концов, а она оттягивается по барам, как какая-то… Подобрать тут приличное слово было трудно. – Что там за мужики с тобой были? – Задал ей вопрос, пристально посмотрев в глаза.

+1

3

- Вкусно, правда? В этот раз даже лучше получилось.
Свои кулинарные способности она оттачивала всю жизнь, начав, тем не менее, с вступления в законный брак. Вспомнить только, как не умела картошку по-человечески пожарить, что говорить о нежной телятине, где крайне важно поймать момент, дабы мясо вышло таким, как надо? Первые годы молодому мужу приходилось испытывать на себе эксперименты жены, ну или готовить время от времени самому, что, к слову, не сильно его расстраивало; в этом плане он оставался терпелив, за что ему большое спасибо. Ожидания оправдались сполна: Джульетт самой себе ставила высокую оценку.
Ужин протекал легко и непринужденно. За исключением дочери, вся семья в сборе, и такие незначительные мелочи радовали хозяйку даже спустя двадцать лет. Она не замечала угрюмого взгляда в свой адрес, успела позабыть о плохом настроении супруга, и задумчиво рассматривала радио-няню, иногда касаясь ее пальцами левой руки. Марк уже давно сладко спал, не обремененный всякими мыслями и проблемами. Через несколько часов проснется, поест и снова заснет.
- Надеюсь, молчание говорит о том, что тебе понравилось и ты благодарен мне за сегодняшний ужин, - на тон выше произнесла итальянка, провожая сына взглядом. Иногда ее эти выходки сильно обижали, Джули не понимала, чем заслужила подобное отношение от сына, для которого делала все, что могла. Пусть только взглянет на семьи, где родителям до одного места свои дети. У Джуниора есть все и даже больше, о чем еще мечтать? Тот же Франческо во время сильных ссор любит напоминать ей о том, что все в их семье идеально. Как показывает практика - не тому члену семьи он приводит эти доводы.
- Мм, - пожала плечами женщина, делая глоток вина. Кто бы что не говорил, ей нравилось слушать собственного супруга, включая рабочие моменты, пересказ неудачных дней, возмущение. Нередко поддерживая его, Джульетт в такие моменты видела подобие идиллии. Когда-то они и вовсе вели себя друг с другом, как старые друзья, а не только любовники, но эта грань с годами становится все заметнее. В любом случае, ничего интересного не ожидала услышать о Таннере. Она знает, что они коллеги, плюс знакома с женой Брэдли. Чего-чего, а связи между собой и Таннером никак не ожидала. Пережевав остатки пищи медленнее, брюнетка подняла глаза, наконец-то прямо взглянув на мужчину. Надо же, действительно мрачный вид, даже более, чем по возвращению домой.
- Даже так? - Безусловно, ничего умнее на поставленный вопрос в голову не пришло. На что протестовать, если упомянут бар? К тому же, Фрэнк явно старался надавить, подчеркивая слова, делая многозначительные паузы. Теперь стало понятно его равнодушие на очередной эгоистичный поступок сына. Выжидал, планировал.
- Друзья. - Отложив нож с вилкой, Альтиери вновь отпила вина, отмахнув распущенные волосы за плечи. - Помнишь Стивена, которому ты разбил лицо и вышвырнул на улицу? Встретились в баре, - аналогично выделила последнее слово, вспоминая тот чудесный вечер, перешедший в утро. Страшно признать, но Джульетт не веселилась так очень давно. Что там, предпоследний раз и не вспомнит уже. И сейчас, поглядывая на мужа, ее одолевали сомнения: рассказать, с чего все началось или нет? Он же прекрасно помнит, что она собиралась заехать к подруге, значит есть, от чего отталкиваться.
- Отличный был день! Не представляешь, как удачно я прошлась по магазинам тогда, - с улыбкой протянула итальянка, склонив голову набок. - А потом прямиком к Берн, но нам стало скучно, и мы решили потанцевать. Так и встретили... Мужиков. - Сопроводив последнее слово ухмылкой, с нескрываемым удовольствием доела мясо в тарелке, после откинувшись на спинку стула. Она не припомнит, чтобы давала серьезные поводы в чем-то себя подозревать. И до сих пор не понимала, отчего должна пугаться представителей противоположного пола и обходить их десятой дорогой. Поэтому, сохраняя внешне и внутреннее максимальное спокойствие, выглядела так, будто сожалеть ей не о чем. Так и было, если не считать количество выпитой текилы и отсутствие дома ночью.

+2

4

- Снова Стивен? - при упоминании этого имени Фрэнк крепко сжал кулаки. Он пытался демонстрировать самообладание, отвечать спокойным тоном, но напряженное выражение лица, плотно сжатые губы и тяжелое дыхание слышное на другом конце стола, выдавали с головой его эмоциональное состояние - в кровь ударила мощная доза адреналина. Вряд ли упоминание еще какого имени, вызвало бы в итальянце такую же реакцию. Как ему не помнить Стивена? Он очень хорошо его помнил. Застукал этого типа у них дома, с букетом цветов, которые тот приволок для его жены. Надо было его сильнее избить, - пронеслась в голове мысль. Чтобы забыл не только дорогу в этот дом, но и встреч с Джулс - даже случайных! - боялся так, словно это событие могло стать последним в его жизни. В принципе это не далеко от истины было, и обладай Стивен чуть большей рассудительностью, нашел бы предлог покинуть бар вместо того, чтобы развлекаться там с чужой женой. Джульетт ведь не просто "чужая" жена была, она была женой человека, которого можно считать одним из самых опасных людей города. Он об этом не в курсе? Надо бы продемонстрировать. - И ты всю ночь провела с ним?
И вот что он должен был думать? Начни уверять его, что они только посидели в баре и выпили, Джулс уже вряд ли могла добиться того, что муж ей поверит. Пришла-то домой она только на следующий день - черт ее знает, где и с кем она ночевала. Мужчин Фрэнк знал достаточно хорошо, и понимал, раз Стивен с таким упорством за ней таскался, Джульетт вызывала у него отнюдь не платонического рода чувства. Могла ли супруга ответить ему взаимностью? Относительно женщин Фрэнк также был в курсе, под градусом они могли отдаться первому встречному, вызови он у них малейшую симпатию, и даже недавние роды преградой не станут, варианты секса, как известно различными бывали. Все эти мысли прямо таки выжигали изнутри, а жена своей реакцией только дровишек подкидывала.
- О, ну, конечно же, отличный! Почему не представляю? Очень даже представляю, видел детализацию по счету. - Жена себя в тот день решила вообще ни в чем не ограничивать, и началось это с шоппинга, затем был бар, танцы и Стивен распрекрасный. Прямо-таки идеальный вечер, и все оплачивает придурок-муж, сидящий в это время дома с детьми. Деньги тут, впрочем, вопросом были вторичным, в первую очередь Фрэнка волновало именно общество, в котором его жена их тратила, а так же то отношение, которое сейчас демонстрировала. Виноватой она себя не считала, и оправдываться, как видно, не собиралась. С легкостью рассказала о том, с кем именно была и сейчас возможно более детально поведает о том, что же еще отличного произошло за вечер.
- С этим Стивеном вы близки, как погляжу. – Школьный друг, ага. – Я не пойму, у него своей семьи нет? Чего он к тебе вечно липнет? – Скажет сейчас, что голубой? Или продолжит гнуть свою линию, утверждая, что имеет право встречаться с теми, с кем ей хочется? По мнению Фрэнка права у нее этого не было с тех самых пор, как она вышла за него замуж. Замужние женщины должны проводить время только с одним мужчиной. Ей бы понравилось, окажись она в аналогичной ситуации?
- Может мне тоже пойти сейчас в какой-нибудь бар, провести там отлично ночь в компании подруг, а? Наверное, так и сделаю, - кивнул головой и поднялся из-за стола, оставив свой ужин практически не тронутым. Сейчас только в кабинет зайдет, возьмет из сейфа револьвер. Ни в какой бар ехать у него желания не было, а вот в гости к Стивену зайти – этого очень хотелось. Знал он о нем достаточно, жена его фамилии и места работы не скрывала, и Фрэнк еще в прошлый раз справки о нем навел, нужно было просто поднять информацию.

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-23 22:00:21)

+1

5

Воспоминания о дне, когда друг детства пострадал от рук разъяренного супруга, отдавали чистой несправедливостью. Она понимала причину ревности, а избиения - нет. К тому же, сомнительный какой-то комплимент получается... Разве привела бы женщина в дом мужчину для измены? Дом, в котором живут дети, куда захаживает все еще муж? Впрочем, изменой это тоже не назовешь: они расстались на тот момент. Глядя, как итальянец краснеет от накатившей злости, брюнетка отчего-то испытывала удовлетворение, кроме которого присутствовало прежнее спокойствие. Еще никогда ее не обижали знаки внимания к своей персоне, если речь шла о супруге. Из всех людей, окружающих ее, он был самым отчужденным и невнимательным.
- Я провела пол ночи в баре, а после с Берн, - ровно ответила Джули, посчитав, что данная информация не выходит за рамки дозволенного и никоим образом не дискредитирует. Знал бы он, как она устала, как хочется куда-нибудь уехать, отдохнуть от быта, детей, бесконечных обязанностей... Хоть бы раз спросил, чего ей хочется в ту или иную минуту, возможно, это бы помогло лишний раз укрепить их отношения. Но - увы! - ничего неожиданно-приятного не происходило, всего лишь привычные два состояния: равнодушие и претензии.
- И? Тебя шокировала детализация? - Ей показалось это смешным. Настолько, что Джульетт рассмеялась, не сумев удержаться. Она всю жизнь тратит деньги с умом, не является шопоголиком, и не коллекционирует автомобили с бриллиантами. Родной супруг даже на букеты цветов не тратится, так в чем проблема? - Успешно обновила гардероб, не только собственный. Купила тебе пару качественных рубашек, не заметил? Я повесила их в шкафу, на самом видном месте. - Намеренно она масла в огонь не подливала - оно само. И рубашки действительно купила - дорогие, отменного пошива. Хотя, те несколько пар обуви, множество платьев, юбок, кофт и сумок - не сравнится с парочкой мужских рубашек, безусловно. Кроме этого, обновки для Марка, как и полагает красивому стильному мужчине. Мысли о Марке пробудили желание подняться наверх и пощупать этого пончика, но разговор между четой Альтиери откладывать небезопасно, чего стоит один взгляд Франческо?
- Были близки, когда-то, - поправила итальянка, продолжая с интересом поглядывать на мужа. В баре она не потратила ни копейки - за все уплатили мужчины, но об этом напомнить уже поздно - момент упущен. Ну или нет... - Он не липнет ко мне, - насмешливо протянула Джульетт, покачав головой. Что за ерунда? - Стивен не женат, но какое это имеет отношение к нашему разговору? Мы встретились случайно, так бывает. Надо было выгнать его из бара? Или бежать, сломя голову? - С чего бы? Они дружили тесно много лет, прежде чем она выскочила беременная замуж. Вот тогда-то дружба и перестала быть такой, как раньше. Отчасти, потому что произошли значительные изменения в ее судьбе, отчасти, потому что видела, что Фрэнк не потерпит наблюдать подобную дружбу. Бывало, она встречала случайно Стивена, - город маленький! - они болтали, делились событиями, но больше никогда не смогли сблизиться до прошлого уровня.
- У тебя нет подруг, - хмыкнула итальянка, тоже вставая из-за стола, не сводя глаз с мужчины. - Почему не ешь? Проблемы с аппетитом? - А ужин тут причем? Можно подумать, он не голоден вовсе. Хотя, дело, конечно, в другом. - Перестань горячиться, Фрэнк, не вижу проблему. - Отправив свою тарелку в мойку, она развернулась, опираясь на локти. - Я уже извинилась за.. Позднее возвращение. - Или раннее. - Ведь это далеко не моем стиле, а в твоем, - ухмыльнулась итальянка, снова склонив голову с наглой улыбкой. Ему всегда море по колено. Возвращение утром? Запросто! Пьяным, почти никаким, просящим принести аспирин и желающим, чтобы по головке погладили, как маленького мальчика. Ей уже так надоели эти выходки, что собственное чувство вины временно отсутствовало. - А хочешь померить рубашку?

0

6

- Про бар ты мне ничего не говорила. – Оно и не удивительно, с такими планами на ночь ссоры им избежать навряд ли бы удалось. Ведь вопреки мнению Джульетт, что муж ей практически не интересовался, Фрэнк едва ли мог с равнодушием относиться к тому, где, чем и с кем его жена занималась, и тем более никогда не оставил бы без внимания ее отсутствие ночью. В первую очередь он беспокоился за нее (и за нее, и за детей тоже), и считал, случись что, он должен знать, где их искать. – Сказала, что проведешь ночь у Берни, а вместо этого развлекалась со Стивом… Замечательно. – Пускай он и не застукал ни разу жену с этим типом целующимися, обнимающимися или, похлеще того, трахающимися, представлять ее в обществе другого мужчины было, по меньшей мере, неприятно.
- Когда это вы были близки? – Услышав это, избавиться от Стивена захотелось еще больше. Фрэнк ведь не из тех был, кто отходят в сторону, уступая свое место другим - он из тех, кто на куски рвут, защищая свое. – И что ты под этим подразумеваешь? – Предупреждающим тоном уточнил. Скажи Джульетт о той близости, о которой ему подумалось, беспокоиться ей предстояло бы уже не только о здоровье Стива, но и о своем собственном думать. Учитывая, что девственности ее лишил будущий муж, места для кого-либо еще в такого рода отношениях у нее быть не могло. – Если уж так хотелось развлечься, надо было в бар идти со мной. Или моя компания тебя не устраивает больше? Зачем все эти побеги из дома с отговорками как будто тебе шестнадцать лет? – Он вроде не часто отказывал ей в том, чтобы вместе куда-то сходить. Сам предлагал редко – это да, но инициативу проявлять не запрещал.
«Подруг» Фрэнк найти при желании мог без проблем, однако хвастаться этим нужным не посчитал, у него вообще и не это сейчас в приоритете стояло, поэтому самоуверенный выпад жены пропустил мимо ушей.
- Не голоден. – Испытывая стресс, Альтиери никогда не мог есть, ему в себя еду приходилось силой запихивать, зато вот алкоголь… в такие моменты он шел просто замечательно.
Вообще не удивительно, что с его родом деятельности Фрэнк часто проводил время в барах и прочих увеселительных заведениях. Во-первых, все тот же стресс пытался снять, которого в его жизни было навалом. Во-вторых, дела у них было принято за столом обсуждать, под градус договариваться было несравненно легче. И Джулс разумеется не преминула воспользоваться возможностью выехать за счет упоминания грехов мужа – перевела стрелки, что называется.
Недовольно засопев, он остановился и обернулся.
- Дело не в том, что ты вернулась поздно, - попытался еще раз донести суть его претензий. Она ведь так и не поняла ничего из того что он ей втирал. – Дело в том, что ты меня обманула. Откуда мне знать, что ты и сейчас не продолжаешь мне врать? Может вторая половина вечера тоже не у Берни была, м? – Сунув руки в карманы штанов, он вопросительно смотрел на Джульетт, ища ответ в ее глазах. – И, знаешь, мне не очень приятно слушать о том, как ты хорошо проводишь время в компании других мужчин. Ни от тебя, ни тем более от друзей своих. – Она знала, как ревностно относился Фрэнк к своей репутации и к репутации своей семьи. Брэдли очень рисковал зубами, рассказывая о том, что видел Джульетт в обществе каких-то мужиков, и если бы, хоть намек сделал на ее ветреность или блудливость, то лишился бы их независимо оттого соответствовали его слова правде или нет.
Переход к рубашкам был несколько неожиданным и выглядел, как попытка сменить тему. А ведь они со Стивеном еще не закончили… Хмыкнув, Фрэнк покачал головой. И откуда у нее это нежелание общаться в последнее время? Прежде, накупив шмоток, она обязательно устраивала дефиле перед ним, а теперь как в скорлупу залезла. Даже о новых рубашках он узнавал между делом спустя неделю, хотя могла бы в тот же день обратить внимание, не надеясь на то, что муж заметит в гардеробной самостоятельно. – Ну, уж покажи, чего накупила.

+1

7

Внутри, против воли, слабо трепетало беспокойство, вызванное реакцией супруга, чья натура отличалась вспыльчивостью и суровостью, тем самым суля большие неприятности. Можно сколько угодно ссориться, спорить, но если речь шла о другом мужчине, тут необходим щит, как средство защиты и укрытия. Когда-то её радовали и восхищали приступы ревности, но спустя годы это скорее игра вничью, нежели знак внимания. Итальянец - прирожденный воин, ему никогда не лень отстаивать свою территорию и предъявлять права. В юности следовал зову сердца, сейчас - протоколу. 
- Незачем делать поспешные выводы.
Сам спросил - сам ответил. Надоело повторять, что в баре присутствовал не только Стивен, а еще его друзья и толпа незнакомцев в качестве тех же клиентов. Видимо, мужчине нравилось думать, что жена веселилась с другим, а ночь окончилась изменой. Разубеждать - не то настроение.
- До знакомства с тобой. - Если и пришло время рассказать историю дружбы, лучше начинать с правды и достоверных фактов. - Мы познакомились в первом классе, доучились вместе до выпускного, тесно дружили. Именно это и подразумеваю. - Наверное, он ожидал услышать интимные подробности, но увы, ей нечего предложить. Разве забыл, что стал первым? Хотя, мужчины мало помнят подобные вещи.
- Мне надоели рестораны, опера и тихие ужины, подобно сегодняшнему. Ты даже ничего не съел, что здесь может быть приятного? - А ведь она очень старалась угодить. Готовила, вложив хорошее настроение и любовь. - Мне понравилось в баре, было весело и непринужденно. Прости, не сказала, что планы поменялись. - Нагнав мужчину, в темпе поднялась на второй этаж, не став сильно заострять внимание на подробностях его обид. К тому же, не могла найти более-менее нормальных слов для оправдания. Что тут скажешь? Устала от привычных будней? От мужа? От брака? В конце-концов, всем парам рано или поздно необходима разрядка и время, проведенное врознь. Любой психолог скажет, что это нормально и пугаться не стоит. А она, между прочим, никогда не ходила к психологам, предпочитая полагаться только на себя.
- Потрогай, египетский хлопок. - Развернувшись, осторожно прижала углы вешалки к груди итальянца, свободной рукой погладив мягкую ткань и выпятив нижнюю губу. Глубокий, благородный синий цвет подчеркивал дороговизну и качество. - Можешь мерить. Есть еще парочка белых, одна бледно-голубая.. - Послышался треск вешалок, которых в шкафу насчитывалось немерено. Как удобно, когда у каждого есть собственный гардеробный шкаф. - Значит, думаешь, что у нас со Стивеном что-то было? - Вопрос прозвучал одновременно неожиданно и ни капли. Тема была, хозяин дома требовал объяснений, но все равно не мог спросить прямо. Поэтому, она решила опередить и облегчить задачу. Да и по правде, крайне любопытно узнать, как именно он себе это представляет. А еще, промелькнула мысль, что даже о барам ходить опасно: где-то рядом может оказаться человек, так или иначе, связанный с мужем. Слишком много развелось в Сакраменто его людей.
- Не волнуйся, никто не узнает, что я хожу по барам. Ведь это так недостойно для взрослого человека, как я, верно? - Она прекрасно знала, что такое репутация, тем более - семьи Альтиери. Но он был человеком строжайших правил, и иногда ситуация выходила за рамки. - К ней подойдет галстук, мм, помнишь, Силь подарила? - И где-то в душе, глубоко-глубоко, ее забавлял их диалог. Нет ничего смешнее, чем рассерженный муж, меряющий рубашки. И пока ему приходилось автоматически брать в руки вешалки с обновками, она сохраняла железное спокойствие, приправленное легкой усмешкой.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-05-29 20:17:26)

+1

8

К рубашкам Фрэнк интереса проявлял не много. В отличие от лучшего друга, не пропускавшего ни одной модной распродажи, Альтиери и в нормальном расположении духа к одежде относился равнодушно, доверяя свой гардероб жене, а сейчас, когда мысли назойливо продолжали роиться вокруг веселенькой ночки Джульетт, и подавно не мог думать ни о каком египетском хлопке. Казалось, она в край обнаглела, открыто демонстрируя то, насколько ей параллельно мнение мужа, наверняка и с рубашками будет похожая реакция, если вдруг заявит, что ему не по душе синий цвет или еще что-то. Зато, мол, ей понравилось!
- Дело не в барах, - взяв в руки рубашку, которую ему сунула Джулс, повторил еще раз едва ли, не по слогам. Необходимость говорить об одном и том же начинала раздражать, а терпением Фрэнк не отличался. Она его слушает вообще? Хотелось встряхнуть ее хорошенько, чтобы начала воспринимать не только себя, но и своего мужа, который пока что сам с собой похоже разговаривал. – Я тебе еще раз говорю, дело в том, что ты меня обманываешь. – Сбегает она как подросток, а не по барам ходит, как подросток, вот что он имел в виду. – И в том, что проводишь время с другими мужчинами. Ты волнуйся о том, что я узнаю, а не кто-то другой. – Джульетт сама понимает, сколько у ее мужа знакомых, и если в спа-салоне пересечься с ними вероятности будет не много, то в баре более чем реально. А еще при желании он мог бы кому-нибудь из своих людей дать задание присматривать за ней, и ему бы докладывали о каждом ее шаге. Возникни у Фрэнка подозрения в том, что жена реально ему изменяет, он это сделает, вне всякого сомнения, гангстер уже сейчас об этом задумывался, пока автоматическими движениями надевал на себя очередную рубашку.
Застегнув последнюю пуговицу на манжете, он опустил руки и позволил Джульетт посмотреть на себя в обновке. Думал ли он, что у нее со Стивеном что-то было? Да весь вечер у него это из головы не выходило. То, что этот тип не переспал с Джулс в школе, не говорило о том, что он не хотел наверстать упущенное сейчас или же что уже не наверстал в тот вечер или какой-либо другой, о котором он в курсе не был...
- Если я узнаю, что у вас что-то было, я прикончу его, клянусь, - произнес, крепко взяв жену за подбородок и заставив спиной удариться о стенку гардеробной. – Я не угрожаю, ты сама знаешь, насколько я способен на такое, - и не только понаслышке знает, приходилось воочию видеть, как хладнокровно он расправлялся с неугодными ему людьми. Пристрелить Стивена ему будет не сложнее, во многом даже легче, Фрэнк это как долг свой расценит, и, кстати, не факт что жене не перепадет следом, ее уже сейчас придушить хотелось этим самым галстуком, который Силь подарила, просто за то, что та ухмылялась, находя что-то забавное в их разговоре. – Ты поняла меня? – надавил сильнее, заставляя если уж не ответить, то хотя бы глазами моргнуть, дескать, вывод сделала и все уяснила.
На ее месте он бы хорошенько задумался, а стоит ли проводить время с другими мужчинами? Разбитая физиономия – вовсе не предел, что ждало Стива и ему подобных, кто хотя бы притронуться посмеет к его жене.

+1

9

- О каком обмане идет речь?
Что-то она не припомнит, чтобы они обменивались мельчайшими подробностями, отдыхая где-либо врознь. Сказала, что поедет к Берн? Да. То, что планы немного поменялись - не ложь, а обстоятельства. К тому же, она не скрывала ничего, просто не посчитала нужным рассказывать о внезапной встрече, примерно представляя реакцию. Те, кто говорят, что надо всегда оставаться честными и выкладывать все карты на стол, не прожили в браке двадцать лет. Особенно, если учитывать отдельные характерные качества, при которых противопоказано лезть на рожон. Кто же знал, что в баре окажется знакомый человек в качестве свидетеля? Та ночь должна была остаться в памяти, следовательно - в прошлом, о которой знать супругу необязательно. Глядя на его рассерженное лицо, она в сотый раз убедилась в том, что смысла в деталях нет никакого. В конце-концов, ничего сверхъестественного не произошло, тем более - измены. В итоге: разбирательства на пустом месте.
- Мне не о чем волноваться, так как ничего предосудительного не произошло. - И пора сделать акцент именно на этом аргументе, ведь даже тогда, в период расставания, когда у нее было полное право делать все, что душе заблагорассудится, итальянец все равно пришел и навел порядок, исходя из собственных соображений; и кроме как присутствие незнакомца, причин на это не было никаких.
- Выглядит классно. Не нравится, что ли? - Поправив ткань на плечах, брюнетка старалась особо не всматриваться в лицо мужа, предполагая, что с него достаточно. В данный момент ей было неведомо его непонимание и возмущение. И не потому, что не знала, какой он ревнивец, а потому, что плевать. Меньше всего ей хочется сейчас выяснять отношения. Итальянка и так посвятила себя их браку, а также поискам извечных компромиссов, желанию сохранить семью, и не в силах подавить в себе чувства к мужчине, который вроде как должен надоесть. Хотя, с рождением сына, постоянная необходимость в супруге ушла на второй план. Вот он есть, а вот его нет, уехал. Ну и ладно. Нечто подобное она ощущала в течение первого триместра беременности: равнодушие, отчуждение. Разница с тем периодом - отсутствие холода. Тогда даже говорить с ним не могла, сбегая при любой удобной возможности. Сейчас ситуация более, чем благоприятная, но ей снова по барабану, чем он там занимается и где отдыхает.
- Знаю. Конечно, знаю, - коротко выдохнула итальянка, стукнувшись спиной о стенку. Этот жест в одно мгновение прогнал хорошее настроение, пробудив напряжение и злость. Он многие вопросы решал насилием, уж об этом она знала с самого начала. - Руку убери. - И он еще смеет ей что-то предъявлять? Тот, кто по всем статьям виновен в их проблемах. Прикончит он Стивена... И смех и грех. Чего же, в самом деле, не взять пистолет и не пойти валить всех неугодных? - Убери, говорю, - прошипела женщина, дернув резко головой в сторону, дабы крепко сжатые пальцы сползли в сторону. Сделав шаг вправо, все еще ощущала давление на подбородке. Кто-то конкретно перегнул палку.
- Не нужны тебе рубашки? Хорошо. - Захватив ладонями вешалки с верхней одеждой, рывком сдернула, откинув за спину. - Действительно, на кой черт они тебе сдались? И гребаные галстуки тоже. - Резкими движениями она опустошила добрую половину шкафа, оставив позади горку из вещей. Убрав растрепавшиеся пряди волос за уши, посмотрела на мужчину, только сейчас ощутив участившиеся дыхание. - Так тебе больше нравится? Постой.. - Ухватившись руками за края рубашки, рывком потянула в разные стороны. Послышался звук рвущихся пуговиц и самой ткани, после чего на груди образовалась внушительная неровная дыра.
- Да, я поняла тебя, - нарочито серьезным тоном, кивая в знак подтверждения, и направившись на выход из комнаты. Будет он еще ей приказывать, что делать, а что нет. Видимо, ужин тоже надо отправить в мусорный бак, пусть жует макароны каждый день по три раза.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-06-06 23:05:36)

+1

10

Будучи натурой ревнивой, Фрэнк заводился с пол-оборота, стоило его жене хотя бы малейший повод дать – так было, когда они только познакомились и начали встречаться, так продолжалось и по сей день, спустя двадцать лет совместной жизни. Ссор в их семье вообще хватало, и даже дети уже не реагировали, привыкнув к тому, что родители время от времени на повышенных тонах разговаривали, круша при этом то, что попадалось им под руку. Сегодня под руку попалось содержимое шкафа, та его часть, которая принадлежала Фрэнку, и особенно досталось синей рубашке из египетского хлопка, которую еще буквально две минуты назад так нахваливала жена.
Хотелось треснуть ей хорошенько – в такие моменты Джульетт становилась просто не выносимой – однако рука в последний момент как обычно задержалась. Он понимал, что ударив Джулс, похоронить, может не только их отношения, но и ее саму, а это он бы никогда себе не простил, сколько бы жизней на его счету не было. Несмотря ни на что Джулс и дети были самым дорогим, что у него было. И все эти требования, которые он ей предъявлял, угрозы, были как раз от нежелания ее потерять. Сжав кулак, Альтиери со злости ударил по гипсокартонной перегородке между спальней и гардеробной, стоило супруге ступить за порог, и почти насквозь пробил одну из плит обшивки, обсыпав свои ботинки штукатуркой.
Все еще красный от ярости он зашел в ванную комнату и, включив холодную воду, подставил голову под бьющую из крана струю. Немного успокоиться это помогло, и через несколько минут он спустился на первый этаж в гостиную, куда ранее умчалась взбешенная супруга. Хотелось верить, что и она успела хотя бы немного остыть.
- Оставь, - остановил ее, планируя закончить ужин и забрал тарелку с остывшим мясом прямо из рук, прежде чем та вывалила все в мусорку. Сев за стол, он, как ни в чем не бывало, принялся уплетать телятину, так и, оставшись в разодранной рубашке, кстати, всем своим видом показывая, что и это его вовсе не напрягает. Извиняться Фрэнк не собирался, полагая, что ему как раз не за что было, он может и сам не разговаривал бы с ней, соревнуясь с тем, кто дольше протянет, но предстоящий отъезд на сафари вынуждал решить этот вопрос, прежде чем они расстанутся на десять дней. Он просто не сможет нормально отдыхать, если не будет знать, что происходит дома.
-  Мои люди будут присматривать за тобой, пока я буду в отъезде, - ровным тоном произнес, подняв взгляд на женщину. Отменить свою поездку он тоже думал, но прикинув следом, что контролировать ее круглосуточно у него все равно не выйдет, от мысли отказался. Секретов из этой слежки Фрэнк решил не делать по той причине, что целью его было не подловить жену на измене, а исключить ее в будущем. Развода Джульетт может и не боится, а вот чьей-то смерти по своей вине избежать наверняка захочет. Он ведь предупредил, что сделает со Стивеном, если узнает, что она опять с ним время проводит? То же самое касалось и остальных мужчин, разумеется. Будучи частью общества, где разводы категорично осуждались, он и не собирался отпускать ее от себя. Тем более к другому мужчине. Одна только мысль об этом била по его самолюбию. – Это и для твоего блага, Джулс, - добавил, понимая, что от этой новости в восторг супруга не придет. – Они о твоей безопасности позаботятся тоже. И мне гарантии будут, я ведь переживаю за тебя. – Холод в голосе был вызван их ссорой, а вовсе не отсутствием искренности с его стороны. В отличие от жены Фрэнку плевать не было, чем занималась его жена. Никогда не было, даже когда они расставались, он старался оставаться в курсе того, чем жила Джульетт.
С невозмутимым видом он продолжал есть телятину, макая ее в томатный соус, ни вкуса при этом не чувствуя, ни удовольствия не получая, расправляясь с едой на «автопилоте».
- А этот Стивен, - вновь вернулся к нему, - чем он тебе так нравится? – Говорил с напускным спокойствием в голосе, как будто они и не мужем с женой были, а друзьями, готовыми поговорить о тайном и сокровенном. Сама ведь заявила, что с ним ей было очень весело. – В нем есть что-то, чего нет во мне? Ну, вы ж не школу с ним наверняка вспоминаете, когда встречаетесь, верно? – хитро ухмыльнулся, пытаясь вывести на чистую воду.

0

11

Испытывала ли она злость? Ни капли. Все-таки, какое прекрасное чувство - равнодушие. Возможно, частичное, но от этого не менее значимое. Он рассчитывал на поток агрессии, крик, обвинения, а итальянка, слыша за собой глухой удар в хрупкую стену, думала о весьма удобной ситуации. Готовить не надо, рубашки покупать тоже, чем не заслуженный отдых? Завтра придет детский врач к Марко, предстоит плановый осмотр, а еще необходимо посмотреть варианты стран для отпуска. Супруг собирался на сафари с лучшим другом, а Берн накануне настаивала на совместной поездке этим летом. Хорошо, что она не спросила напрямую, отчего итальянка с семьей не летит отдыхать, иначе наступила бы неловкая пауза. Кому это надо, кроме нее?
Ничего не ответив на предсказуемое предложение (точнее, факт), брюнетка, методично заправляла посудомоечную машину, убирая лишнее с кухонной стойки, и спиной ощущая взгляд на себе. Что еще он мог предложить, узнав о встрече со школьным другом? Лучший выход, в его понимании - слежка. Удивительно, что предупредил, потому что сокрытие таких подробностей, тоже в его стиле. Можно подумать, он успеет вернуться из Африки. Для начала, пусть связь там попробует нормальную уловить. Услышав о волнении в свой адрес, Джули была готова расхохотаться и закатить глаза. До сорока лет как-то дожила без телохранителей, да и раньше ему в голову такая идея и близко не приходила, а теперь мол переживает и обеспечивает безопасность. Сложно сформировать приличный и адекватный ответ на данное заявление.
- Еще повара найми и домработницу на постоянной основе, - пожала плечами, не оборачиваясь. - Тебе это по карману, не скупись на такие ценные приобретения. - Спасибо, что сиделку жене еще не надумал нанять. А то, мало ли, будет идти, споткнется, упадет, сломает бедренный сустав.
Ей осточертело все это, по правде говоря. Все эти скандалы бесконечные, постоянные недомолвки, наплевательское отношение друг к другу. Да, она все-таки сумела обрасти непробиваемой броней, сквозь которую итальянец больше не сумеет пробиться. Раньше это у него неплохо удавалось, даже без особых усилий и героических проявлений, а теперь шансы ничтожны малы. Наверное, поезд давно ушел и больше не вернется.
Развернувшись, женщина опустила на кухонный стол сложенное полотенце и посмотрела на мужчину, без интереса поедавшего телятину. Разговор вновь коснулся Стивена, как и предполагалось. Надо же, как легко спустя двадцать лет предугадывать даже отдельные фразы.
- Веришь, мне невероятно скучно обсуждать, что есть в нем, чего нет в тебе. Он - другой человек. Как по натуре, так и по взглядам на жизнь. - Пускаться во всякие нюансы? Делать ей нечего. Толика уважения присутствовала даже сейчас: описывать мужчину другому мужчине - ниже достоинства.
А на десерт - очередной укол от Фрэнка, которым, судя по выражению лица, он был крайне доволен. Джульетт растянула уголки губ, подхватывая радио-няню и на мгновение прислушиваясь к звукам, исходящим из рации. Тихо, спокойно, только легкое сопение. Главное, чтобы его не будили голоса из кухни. Но это вряд ли, ведь никто голоса не повышал, тарелки не бил, а итальянские страсти происходили только в итальянских фильмах.
- Как угадал? Да, мы вспоминаем, как укуривались в хлам, а еще различные интимные подробности, - заговорщицки прошептала Джули, выпрямив домашнее платье. Она просто говорит то, что он хочет услышать - чем не супружеский компромисс? Думала сказать про оргии, планы на будущее и многое другое, но решила сильно не травмировать. - Кинь тарелку в машину, нажми на вон ту кнопку, а я пойду погуляю со своим сыном. - Их район отлично подходит для прогулок, в том числе вечерних. Никакого криминала, воришек, скандалистов.. Ну, за исключением гангстера и его семьи. Но соседям необязательно знать все.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There'll be no forgiveness for all that you've known