внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сто раз подумай и один - скажи


Сто раз подумай и один - скажи

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Frederick Klemente & Robin Evans
Место: Ресторан высокой кухни "O'Chalet"
Погодные условия: солнечно
Время: 13 мая 2015 13:00
О флештайме: в числе приглашенных на благотворительный вечер и, по словам мэра Стоуна важный гость, числится Фредерик Клементе, не раз появляющийся в поле зрения фондов. Робин решила встретиться с ним лично.

+2

2

[audio]http://prostopleer.com/tracks/6793302RKqc[/audio]


Vol.1.

К тому моменту, когда машина Фредо остановилась на территории одного неприметного склада, его солдат Мэнни делал то, что умел лучше всего. Пытал. Бил. Снова бил и угрожал. На этом допрос Мануэля заканчивался. Он был в команде Фредо, что-то вроде гестаповца из концлагеря, ну или кгб-шника в СССР. И в этом итальянский психопат был более, чем хорош.
Но, давайте разложим все по полочкам. С того момента, когда мистер-дэнди попросил Элисон Морроу оказать ему маленькую услугу и тем самым искупить свой должок, прошло не много и не мало. Ровно столько, чтобы все шестеренки заработали в точности так, как их учил сам капо. Ищейки бросились по следам составленных фото-роботов тех ублюдков, что смели покуситься на сохранность жизни его дочери. Несколько из них успели покинуть не только территорию штата, но и пресекли благополучно границу с Мексикой. Один же, мягко говоря, полудурок не успел. Как? Этого даже Мэнни и Никколо не могли объяснить. Конечно, все эти сосунки, что больше походили на обезьянок с гранатами делали лишь свою черную работу. Элисон была права, но тогда гордыня капитана не позволила ему признать собственный прокол. Мистер-Нарцисс. Эгоистичный и двуликий Фредерик Клементе.
Но, сейчас. Сейчас Фредо отчетливо понимал, что все ниточки ведут далеко даже не в мафию. Это что-то большее, что-то более весомое, важное и пафосное. Политика - грязная вещь. И в ней за спинами держат не заряженный револьвер, а баночку с кислотой, чтобы вовремя вылить ее в лицо противнику. Словесный выпад и тысячи способов подставить подножку своему оппоненту, а затем отбелить свою персону перед народом.
Он был республиканцем. Вся его черная душонка буквально вопила против политики Барака Обамы. Но, как известно, в моду вошла демократия. Она, как Черная Дыра, поглощала все вокруг и оставляла за собой горький осадок и... пепел.
Фредо не боялся. Не боялся высказаться в пользу войны с Россией или того, что Обама тормозит, мягко говоря, слишком сильно. И у него были свои враги. Не те, что в мафии держат наготове пушки, а те, что улыбаются, целуют и в это же время вонзают нож по самую рукоять в спину. Такие есть у каждого и многие уходят с дистанции лишь потому, что не могут справится. А он. Он решил перешагнуть, переступить через это. Войти в городской капитолий, но через черный вход. Войти и остаться там надолго. Конечно, у него имелся свой собственный Иуда. У каждого он есть.
Но, кем конкретно являлась эта личность. Здесь он не мог ответить точно. Слишком много было врагов. Но, большинство из них не лезли на рожон. Нашелся один, прототип этакого неуловимого Мориарти. И он знал слишком хорошо об Ахиллесовой пяте капитана - Джина...

Мгновение. Удар с ноги...
В это ввремя мистер-дэнди натягивал кожаные перчатки и наблюдал за процессом. Оставалось лишь вовремя остановить Мэнни, до того, как он начнет добивать своего врага.
Мгновение. Еще удар. Вторая перчатка плотно легла на кожу и абсолютно безразличный взгляд смотрел вперед. И в этой апатичности, если призадуматься, можно прочитать самое страшное, что есть в человеческой душе... черноту. Именно ту, которая убирает стопы и не видит разницы между хорошо и плохо. Что отлично науськивает ярость и освобождает злобу. Полнейшее безразличие, оно появилось во Фреде со смертью матери и первыми попытками узнать правду. Правда? Что семья Торелли и была причастная ко всем бедам Клементе? Что Коррадо нарвался не на тех людей? Или то, что Фредо был вынужден все это время работать в команде, что некогда вышвырнула его и мать на улицу, как плешивых собак. Или правда, что у мальчишки не было иного варианта, как прикусить язык, склонить голову и делать то, что хочет семья Торелли? А он, ведь, никогда не простит этого...
Подняв резко руку верх, Фредо позвал Мэнни:
- Мой друг, отойди. Покури. Мне нужно кое-что спросить.
Не сложился с первой ноты разговор. Он больше напоминал односторонний диалог, в котором рассказчиком был сам итальянец.
- Я повторю, - склонив голову в бок, Клементе монотонно проговорил: - Имя? Что тебе известно? Кто стоит за вами?
[float=right]Can you feel the beat?
Can you feel the beat
of pounding hearts and marching feet?
Can you feel the beat?
©
[/float] Но, рано или поздно они все равно раскалываются, как орехи. Все сдаются. Это вопрос лишь времени и выдержки. Ее у Клементе хватало с лихвой. Он не был так радикален, как его друг Мануэль. Но, ломать кости умел не хуже. Удерживая руку допрашиваемого и надавливая на жилки между пальцами, Фредо резко рванул вперед. Сдержанный и сиплый крик, хруст сломанных костяшек. Отходя обратно в тень, капитан опять повторил:
- Имя. Я хочу знать имя.
Но, потом в какой-то момент, все это уже стало бессмысленно. Он услышал то, что нужно было ему самому. Нет, не имя. Но то, что прошипел беззубый рот давало отличную наводку... Этого было достаточно.
Фредо опять махнул рукой Мэнни, ведь наступало его время. Но, в какой-то момент за его спиной все тот же сиплый, беззубый рот бросил в спину самую непростительную фразу:
- Надо было все-таки добить этих сук.
И тогда планка упала. Выхватывая из кобуры пистолет Мэнни, Фредо снял оружие с предохранителя и делая шаг назад, навстречу к ублюдку выпустил несколько пуль тому в лобовую кость. И все так же безразлично смотря на оседающий труп ответил:
- За моих девочек.
Протягивая пушку Мэнни, Муссолини резко развернулся и уже на ходу добавил:
- Прости, Мэнни. Обещаю, следующего добьешь сам. А сейчас избавься. Хо-о-отя, - облизнув губы и смерив взглядом солдата, он добавил: - Мы отправим подарок одному моему знакомому.

Vol.2.

Потом он натягивал маску любезности и обаяния. Натягивал и закреплял прочно, перед встречей с мисс Эванс. И если до сегодняшнего дня, Фредо не был уверен в своих действиях, то сейчас знал. На все сто. Он должен был, обязан. Ради Джины, покойной матери и убитого отца. Он просто был обязан идти дальше. Переступать и делать новый шаг... но только не назад.
А у него было не так много времени. Но, вполне себе достаточно для того, чтобы войти в мир правительства, как Серый Кардинал. Тихо, бесшумно и не выказывая своей персоны. А для этого ему нужна была Робин. Да, он получил приглашение на благотворительный вечер и выступил, как анонимный спонсор. И это было на руку Муссолини. Ему нужно было пространство и время... достаточно времени, чтобы выбрать самые слабые звенья, чтобы найти всех и отстрелять, как собак. И ведь они погрязли во лжи и алчности. На их местах должны быть иные, те, кому и правда не плевать на город. И хотя последней формулировкой сам Фредо прикрывал свою собственную жажду мести, но она отлично срабатывала.
Машина останавливалась прямиком возле ресторана и выходя из салона авто, капо застегивал пиджак. У него был небольшой запас времени. А впрочем, мужчина всегда должен приходить вовремя. Женщине позволительно же опоздать. Таковы законы матушки-природы.
В то время, как его солдат отрезал по самые гланды язык охладевающего трупа, мистер-дэнди небольшими глотками пил кофе и читал газету, принесенную официантом. Когда Мэнни вывозил мертвеца в багажнике, новоиспеченный "бог" Клементе встречал мисс Эванс. Поднимаясь, он склонил голову и со всем своим кошачьим обаянием проговорил:
- Добрый день, мисс Эванс. Несказанно рад нашему знакомству.
Да, интеллигенты и обаятельные рыцари встречаются и среди таких убийц. Целуя руку Робин, Фредо со всей своей искренней привязанностью к женщинам пригласил ее за столик и подозвал официанта.
... а тем временем труп весьма красочно и так эпично закатывался в бетон...

Отредактировано Frederick Klemente (2015-05-26 02:22:51)

+3

3

Имя Фредерик Клементе  ей не говорило ровным счетом ни о чем, когда она первый раз встретилась с ним не лично и даже не на бумаге. На экране компьютера оно тоже не значилось. Первый раз Робин познакомилась с ним при личной беседе с мэром Стоуном.
“Хороший человек” – он отзывался о нем так, используя и другие похвальные эпитеты, несомненно, призванные выставить некоего Фредерико Клементе в лучшем свете. Возможно, с кем-то более наивным этот номер и прошел бы. Возможно, он проходил с бывшим помощником мэра, а, возможно, он так же пребывал в спасительном незнании. Потому что незнание, несомненно, называется спасительным, когда имя столь видного и важного человека не попадает в официальные документы и, по сути, нигде не значится.
Предполагалось, что часть денег для приема будет выделена непосредственно самим мистером Стоуном, другая часть будет вложена инвесторами, которые заинтересованы во всех его благих начинаниях. Нужно очень изволочиться, чтобы иметь доходы, значительно превышающие установленную в правительстве норму, а судя по той информации, которой располагала Робин ее начальник имел достаточно материальных средств и даже слишком.
Как этого можно было добиться? Как правило, пути всегда были одинаковы. Выгодными вложениями, собственной долей в бизнесе или бизнесом. Это то, что еще с натяжкой можно было назвать в рамках закона (хотя собственный бизнес для чиновника всегда был делом сомнительным и компрометирующим). Ну а затем шло уже все остальное, далеко переступающее разрешенную черту. Экономические махинации, продажа и сдача в аренду городского имущества, которое не может находиться в частных руках, строительство в пределах города. Такие вопросы неизменно решались с помощью определенной суммы денег за определенную услугу. Лично Робин никогда не приходилось принимать в подобных делах участия, как и наблюдать за ними со стороны. Многое на местах, по ее мнению, делалось тайно и скрывалось от остальных. Но это только тогда, когда можно было ограничиться собственными силами. Стоило городской власти столкнуться с непроницаемой федеральной стеной, как тут же нужно было проявлять изобретательность и договариваться с вышестоящими чиновниками. Размер суммы увеличивался от значимости того, с кем предстояло договориться.  Во всяких остросюжетных фильмах со схожей тематикой обязательно была фраза: “Назовите свою цену”.  Они были не в фильме, и все должно было решаться куда проще.
Тайные спонсоры вечера держались в секрете от всех остальных. Их личности не значились в документах и у любого обычного человека, скорее всего, даже не возник бы вопрос, кто владеет теми финансами, так невзначай вложенными в пустое, по своей сути, мероприятие.  Однако, каждый из этих спонсоров являлся в свою очередь инвестором и эти деньги они рассматривали как выгодное вложение. Об этой выгоде как раз и предстояло узнать.
Робин понимала, что ступает на зыбкую почву, но пока ей не в чем было себя упрекнуть. Нужно было двигаться дальше. По возможности, осторожно. А самое главное – не терять бдительности и критического мышления.
“Хороший человек” Фредерико Клементе сам назвал место и время, в котором им обоим было бы удобно увидеться. Не было ничего необычного в том, что встреча будет проходить в ресторане, а не в его офисе. Время располагало к этому. 
Возле ресторана Робин была в 12:56. Опаздывать на деловые встречи в ее привычку не входило, а в отсутствии лишнего времени у столь важного человека девушка не сомневалась. Но он сам, судя по всему, приехал в назначенное место с изрядным запасом времени.
Сложно было формировать в голове образ человека, о котором ничего не знаешь, но, почему-то, завидев в зале мужчины в костюме, сидящим в одиночестве за столиком и перелистывающим страницы газеты, Робин точно определила в нем того, кто ей был нужен. Интуиция это или банальная логика – он был один и выглядел в достаточной степени значительно, чтобы выделяться на фоне остальных. Хотя ресторан был не из простых. Она уже успела увидеть несколько дам в открытых коктейльных платьях и сопровождающих их мужчин в костюмах. В своей темной узкой юбке с высокой талией и минимальным разрезом сзади, рубашке без рукавов, застегнутой едва ли не на все пуговицы, девушка чувствовала себя на деловой встрече и никак иначе.
- Добрый день, мистер Клементе, - рука непроизвольно потянулась сама для рукопожатия, однако он обхватил ее и поднес к губам. Сухой поцелуй на коже был едва ощутим, но Робин пришлось сохранить спокойствие, воспринимая этот подчеркнуто-вежливый жест без излишнего удивления. – Я тоже рада нашей встрече.
- Двойной капучино без сахара, -  оповестила девушка официанта, когда он подошел к столику.
- Не сочтите за бестактность, но я хотела бы прояснить  сразу - кто настаивал на личной встрече? Вы или мистер Стоун? - это была возможность прощупать атмосферу, а заодно выяснить для себя столь важный вопрос. Да, Робин лично договаривалась о встрече с сидящим напротив человеком, но делала она отнюдь не по своей инициативе. Он был одним из тайных спонсоров и что нужно было сейчас ей, так это выяснить чего от нее, собственно, требуется. Вести беседу, задавая вопросы или больше слушать и обещать всю полученную информацию передать непосредственно мэру. – Не буду говорить, что от этого будет зависеть ход нашего разговора, но, осмелюсь предположить, вы понимаете, почему мне это необходимо узнать, мистер Клементе, - Робин сдержанно улыбнулась , выказывая расположение в той мере, в которой оно может быть к тому, кого она видит впервые.

+1

4

[audio]http://prostopleer.com/tracks/8371630OkCu[/audio]


Земной шар - своеобразная шахматная доска, на которой есть свои короли, пешки и ферзи...
И если проанализировать ход истории разных стран и народов, то ясно, как день божий. США, Россия. Хотя и тот же Китай, что в последнее время, стремительно набирал обороты. А есть и свои, скажем так, отходы. Страны второго сорта, где средняя продолжительность жизни составляет не более 40 лет. Страны живущие в хронической войне с Аль-Каидой и пр. примеры из жизни тех или иных государств. Одни - в голове пищевой цепи, другие живут "по законам Джунглей". А впрочем, как раз-таки этот постулат касается всех. Сильнейшие жрут более слабых, дабы иметь возможность и дальше существовать.
Фредо тоже "жрал". Хоть и вежливо. "Ничего, если я вас ... уничтожу? Ах, вы не против. Какая прелесть." Примерно, с такими приторно-вязкими нотками мистер-дэнди и делал свое дело.
Жажда покончить с 20-летней семейной трагедией, буквально, ослепляла. Когда-то пани Возняк, дом-работница семейства Клементе сказала: "Есть мужчины разрушители, а есть строители. Одни отличные воины и политики, другие - отцы и мужья." И она была по-своему права. А у него, к сожалению, не всегда хватало времени, чтобы проанализировать смысл этих слов.

Фредо обладал излишней амбициозностью. Она сочилась из капо. Уверенность, обаяние и умение вставлять нужное слово именно туда, где ему и место. Вот его оружие. Да, он редко закатывал людей в бетон, Муссолини предпочитал убирать с дороги аккуратно, красиво  и без лишних пятен крови. Времена "хоррора" и эпичных разборок давно прошли, оставив за собой целый шлейф, точнее даже, серпантин из денег пропитанных насквозь багровой лимфой. А он потом "загребал их лопатой" и просто пускал в обиход. Благотворительные акции были не редкостью в спонтанном проявлении мистером-дэнди этакого доблестного рыцарства. А впрочем, ведь когда-то сам Фредо занимался обычным грязным рэкетом и отдавал деньги бедным. Времена изменились, вместо грабежа пришли махинации и обычное отмывание денег с помощью той же коллекторской конторы. Акции вложенные в строительство железно-дорожной системы и сделки.

Она пришла вовремя. Такие женщины, как мисс Эванс видны издалека. От них веет за милю уверенностью и теми женскими нотками, которые так интригуют нас - мужчин. Это невозможно объяснить логикой, это на уровне психологии с примесью генетического кода.
Оценивающие взгляды, обмен любезностями, как проявление воспитанности и наличия этикета в индивидууме. Обычные и немногословные жесты и манеры. Людям присуща своеобразная игра даже во время таких встреч. Мы оцениваем друг друга, словно, возможную покупку. Увы, но это так.
Она подходила весьма разумно. А это ценится, больше, чем фамильярные улыбки и фразы из разряда:
"- Как ваши дела?
- Ничего, спасибо, что спросили. Я только, что закатал одного плохого человека в бетон."

И она имела веские причины задавать ему эти вопросы. Когда ты, к примеру, покупаешь авто - ты обязан его проверить перед дальнейшим использованием. Умение заводить нужный разговор вовремя и правильно, это тоже дар. Одно Фредо решил для себя любимого и непревзойденного, что эта беседа началась именно так, как захотела женщина. А впрочем, он всегда им позволял это делать. Она могла встать и уйти, если что-то пойдет не так. И это тоже ее право. Пока же, сам итальянский дэнди просто подхватил нить на нужной ноте. Он не был скован или сжат. Ему всегда присуща уверенность в себе, даже когда попахивает гарью. И это тоже своеобразный дар.
Отдавая слегка вальяжно газету официанту, Клементе посмотрел ей в глаза. К слову, он всегда смотрит собеседнику в глаза.
- Скажем, это было обоюдным решением, - сложив губы уточкой, Фредо улыбнулся весьма сдержанно: - Мистер Стоун вас очень разрекламировал и согласился со мной, что лучше всего будет, если мы с вами обсудим некоторые детали...
Оглядев собеседницу беглым взглядом, "аферист" добавил:
- ... тет-а-тет.
Пожалуй, эта встреча была ему больше необходима, нежели само мероприятие и его организация руками мисс Эванс. Он уходил в тень для многих, включая и мафию. Нет, конечно, заслуженные денежки капали и дальше в шляпы итальянской семьи, здесь Фредерик был постоянен всегда. Но, были и те нюансы о которых он пока не говорил даже дону. Пожалуй, это было связано и с покушением на свою дочь. Хотя, в большей мере, виной всему была старая гнойная рана, которую когда-то нанесла ему вся эта семейка Торелли убийством отца. Гвидо не был в том причастен, но как обычно, осадок остается всегда, даже если ты и попытаешься его вырвать с корнями, он остается.
Вертя в пальцах кофейную ложку, мистер-дэнди продолжил:
- Мой долг, как отца, так и мужчины - защищать и опекать то подрастающее поколение, которое в будущем сменит нас с вами. Это будущее, которое все мы обязаны развивать. И по этой причине, я целиком поддержал мистера Стоуна. Я думаю, не стоит добавлять ничего больше, ведь долг американского человека развивать и дальше нашу страну, и я готов выделить достаточную сумму, как подтверждение своей участи. Но, позвольте спросить теперь вас.
Отложив аккуратно ложку на блюдце, Фредерик переводил разговор в нужное ему русло:
- Меня интересует анонимность моей персоны в этом деле. Меня не волнуют почести, пафос и реклама. Достаточно и того, что все средства действительно пойдут в благое дело. Можете считать это актом доброй воли, коим оно по сути и является. Но, мне бы не хотелось, чтобы мое имя фигурировало в общих списках. Это совершенно не нужно...

+2

5

- Мне крайне приятно, что мистер Стоун столь высокого мнения обо мне, - с вежливой улыбкой ответила Робин. Принимать эти слова за чистые воды комплимент было сложно, вряд ли они были даже комплиментом в той мере, в которой могли бы быть, скажи он их иначе. Тем не менее, нужно было найти правильные слова. Это могло быть правдой, а могло и не быть. У нее не было никакой возможности проверить, но не было и поводов сомневаться хотя бы в этом. Обмен такими репликами, как правило, никуда не вел. Куда важнее было нечто другое. 
Даже забавно, как, подчас, искренние слова могут звучать так же искренне, но быть фальшивыми по своей сути. Но такое бывает. Насколько часто? Да постоянно, если такие разговоры заходят об обществе, политике, личной выгоде и общественном благе. И именно таким словам нужно было доверять в самом крайнем случае, когда ситуация была безвыходной. Однако, если подумать, даже и тогда не стоило отдавать себя на волю случая и чужим признаниям.
Если бы у Робин спросили, что бы она выбрала – верить или не верить – она бы выбрала последнее. Порой верить было так же опрометчиво, как и надеяться.
Итак, говорил ли мистер Клементе правду? Нет и еще раз нет. Но на правду и на раскрытие собственных секретов Робин рассчитывать не приходилось. Всё шло так, как и должно было идти. По крайней мере, пока для нее не стало сюрпризом ничего из того, что озвучил мужчина. Он говорил так, как нужно говорить и вел себя так, как нужно.
И, все же, в нём что-то было. То, что скрывалось за ширмой его, несомненно, проникновенных слов, более чем объясняющих его желание оказать помощь. Ответить он так на публике никто бы и не заметил подвоха. Он умел держать себя, умел выставлять себя в нужном для него свете и это умение не укрылось от Робин. Она была зрителем искушенным и особо чувствительным к подобным вещам. Хочешь сложить наиболее полный образ о человеке – смотри на него и слушай внимательно. Некоторые, как правило, предпочитали быть слушателями, но тогда от них с легкостью могла укрыться мимика оппонента. Улыбка, взгляд и поза человека способны были сказать о многом, главное только было уметь это увидеть.
Для соответствующих признаний нужен и соответствующий антураж. Никакой вычурности, что-нибудь простое. Что-то, что приблизило бы к людям, о которых беспокоятся и за чье благо переживают. Страждущим не нужны теплые слова, им нужны деньги. Деньги открывали возможности. Возможности стать, быть, иметь.
Робин не напряглась от ожидания вопроса, более того, и виду не подала, что ей, на самом деле, интересно узнать, о чем же ее хочет спросить этот человек.
- Разумеется, - серьезно произнесла девушка, не отводя взгляда. А смотрел мистер Клементе очень проницательно и в какой-то степени даже въедливо. Дело привычки, - закралось подозрение в голове. Такой взгляд всегда выдавал личностей властных, предпочитающих все держать под своим контролем. И сейчас ему не хотелось полагаться на ту, кого он первый раз увидел. Он еще не знал её в той степени, которая необходима для спокойствия, а потому и вглядывался пристально, определяя фальшь или ложь. Все эти мысли пронесли за секунду в голове и не делая долгой паузы, способной вызвать подозрение, Робин добавила: - Вам будет гарантирована полня анонимность в данном вопросе. Ни ваше имя, ни размер вклада не будет доступен никому, кроме вас, как заинтересованного лица и самого мэра Стоуна.
И меня, - но об этом девушка только подумала.
- В свою очередь, мне хотелось бы узнать – вы собираетесь посетить прием? – этот вопрос тоже стоило решить, хотя бы потому, что от этого очень много зависело. Судя по тому, что знала сама девушка, такие люди, как правило, предпочитали либо вовсе не являться, либо оставаться в стороне весь вечер, наблюдая за происходящим. И если “хороший человек” Фредерик Клементе хотел быть на приеме, то это давало некоторые наводки ей на то, для чего ему вообще все это нужно. Ну, разумеется, помимо самой благотворительности и желания развивать свою страну.
- Совсем недавно я разговаривала с представителем фонда. Он упомянул о щедром анонимном вознаграждении, сияя от счастья и преисполненный радостью, - невзначай упомянула девушка с расслабленной улыбкой, поднося кружку к губам. Нужно было разрядить атмосферу, и, пожалуй, самое главное добавить в свою бочку серьезности ложку благодарности. Пусть даже такой. – Как давно вы занимаетесь благотворительностью?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сто раз подумай и один - скажи