Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Men's games


Men's games

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Guido Montanelli, Frank Altieri & Michael Rinaldi
21 мая 2015, поле для гольфа

+2

2

Это поле для гольфа давно уже стало одной из точек встреч для членов Мафии, не только Торелли, но и для других Семей Калифорнии - поделив эту сферу влияния, принадлежавшую ранее одним Торелли, между всеми шестью представителями калифорнийской Комиссии ещё в 2013-ом году, Гвидо тем самым узаконил своё место за её столом... чем-то надо было пожертвовать. А гольф - был одним из самых безболезненных вариантов для подарка, если даже не самым, из числа приближённых Донато любителей им заниматься было вроде немного, доходы поле приносило не фантастические, да и скорее было средством для стимуляции доходов, чем точкой для их получения - проведя пару игр, можно было заключить выгодное партнёрство, которое могло бы в будущем перекрыть по своей полезности всё то, что с этого поля можно получить в качестве прямого дохода. А что самое главное - здесь можно было поговорить спокойно, чтобы никто не помешал, и самому не помешать никому при этом, хорошее место для ведения бизнеса; вроде "социального клуба", где всегда можно переговорить - но не ограниченного стенами. Подслушивать вряд ли будет кто-то, в крайнем случае - на то есть гольф-кар, чтобы перемещаться от лунки к лунке.
Так они и живут - сочетая приятное с полезным. Сколько хочешь можно пытаться отделить личное от рабочего, в их мире чаще всего это попросту не срабатывает, и дело не только в том, что говорить своей семье или что не говорить: если ты не можешь наслаждаться блюдом, которое для тебя приготовили, и при этом обсуждать дальнейший расклад своих дел, решая, кого и куда нужно подвинуть, что сделать и кто это должен сделать - скорее всего, ты не впишешься. Их бизнес - не тот вариант, когда можно, отработав 8 часов и обеденный перерыв, поехать домой и лечь спать. Временной график не нормируется - это так же касается и боссов, как и солдат.
- Так Джеки правда едет в Мексику с Агатой, босс? - Рокки вёз с собой набор клюшек - хоть и с трудом разбираясь, какая из них для чего предназначена. Тупой, но дотошный, здоровяк способен быть в курсе происходящего и демонстрировать хотя бы видимость человека с умом и вкусом, Бульдозер в своей "карьере" достиг потолка, что и сам понимает - и теперь пытается худо-бедно расширять свой кругозор... после пятидесяти лет получается у него, конечно, так себе.
- А что? Ты хочешь тоже? - Джеки-бой уже который месяц канючил себе занятие более серьёзное, чем сопровождение босса то там, то сям, и в принципе, был прав - для него роль телохранителя была как раз наименее подходящей. Чтобы тот хоть как-то развеялся, Гвидо отправил его в Мексику вместе с сестрой, для начала, а чем Джейкоб дальше займётся - будет видно, когда вернётся.
- Я? Нет. Просто думаю, кем мы его заменим.
- и Гвидо думает об этом же. Кардини, может, и рвался из Хаммера главы Семьи со всех сил, но всё-таки, его экипаж тоже уже был неплохо сформированной командой... вот это и отсрочило для Джеки смену его деятельности, но и вечно его держать рядом было бы неправильно, раз он не хотел этого. Не в этом даже вопрос, чтобы найти замену - желающие перейти к дону на борт наверняка будут; вот только далеко не все из них являются подходящими - Рокки и Санто вот он мог доверять, не боясь, что они подложат ему бомбу в автомобиль, не зарежут во сне или не пойдут стучать; в ком он ещё может быть так же уверен, чтобы подпустить к себе настолько близко? Историю с Санчес уже проходили, да и таскать её за собой, на этом уровне, было бы неправильно (хотя водитель она действительно хороший); ещё более неправильно - собственного сына посадить за руль, как своего шофёра, чтобы тот первым словил предназначавшуюся отцу пулю, если что-то случится.
- А у тебя есть кто-то на примете? - Монтанелли заинтересованно глянул на Рокки. Может, и впрямь, предложит что-то дельное.
- Неа. - Рокки таких ожиданий не оправдал; да и не удивительно, в принципе, с кем он успевает общаться? С теми же людьми, как и сам Гвидо, да и то, куда менее интенсивно, а в "выходные" свои уж чёрт его знает, чем он там занимается. Вроде к Тому в спортивный клуб ходит, и его нынешний лучший друг Санто там бывает. Может, Санто кого-нибудь посоветует?
- Тогда о чём-нибудь другом подумай... - нужен кто-то более "представительный", крупный, чем Джеки-бой, а то, когда они рядом, незнающий их спутать может, кто кому телохранитель... И кто-то, кто не занят чем-то более важным, но притом из числа солдат, чтобы не бояться говорить при нём в открытую. Посвящённый бездельник крупных размеров. Как Рокки и Санто.
- Салют! - гольф-кар подъехал к Фрэнку и Майклу, и Гвидо выбрался наружу, чтобы поприветствовать обоих. Были темы для обсуждения куда важнее, нежели для кого Кардини своё место освободил; железная дорога, Сан-Диего, та же Мексика... Фестиваль гоночный, который пройдёт послезавтра - хотя это кого-то из южной команды и вряд ли заинтересует, но тот же Кардини там тоже задействован, как и много кто из команды Клементе. - Начинаем отсюда? - перехватил у Рокки карту, сверяясь с местом ещё раз на всякий случай.

Внешний вид
Рокки

+3

3

Известное дело, любовь к хорошим тачкам у мужчин в крови, даже если рулем они управляют весьма и весьма неуверенно - или вообще никогда за него не садились. Возможно, это часть генетического кода, сохранившаяся еще с тех пор, когда мерялись скакунами и колесницами, возможно что-то еще  - но факт очевиден и сомнению не подлежит.  Потому неудивительно, что Майкл Пеллегрино Ринальди уже минут пять торчал на остановке возле своего новоприобретенного автомобиля, вместо того, чтобы выдвигаться на поле для гольфа, куда скоро должен был прийти босс организации. Да еще и убалтывал лучшего друга, Фрэнка, с энтузиазмом заставляя того рассматривать (и обязательно хвалить!)  моторизированное сокровище.
- Нет, ну ты погляди!  Пятьсот десять лошадок!  Aудиосистема Мередиан, 380Bt, блять!  Круиз-контроль чего только не делает, даже водителя не надо, е-мое! Подсветка как только не регулируется… -  капитан южной стороны любовно рассматривал мощный  сверкающий джип, выглядящий так,  словно он едва выскочил с конвейера.  И в самом деле было чем гордиться – последовав совету Фрэнка пересесть на «рэйнджровер», Ринальди остался верен себе  и выбрал едва ли не самую навороченную модель, доступную для обычного покупателя (от выпущенного только в 500 экземплярах флагмана, он, после некоторых колебаний, отказался). Помимо впечатляющей внешности и внушительных технических  характеристик, ему, как истому суеверному итальянцу, понравилось и название. Оно содержало слово «автобиография», cловно машина самим своим присутствием указывала на то,  к каким жизненным высотам пришел ее хозяин.

Новая машина Майка - Range Rover Autobiography Black Edition LWB

http://photos.ecarlist.com/h4/rH/nC/eb/nS/xO/zL/Mf/ax/4N/2Q_640.jpg

- Обошлась мне в сто сорок с лишним штук, прикинь?  А реально в такой комплектации более ста восьмидесяти потянет. Мне ее Билли Анчоуи уступил, по-братски. Речь шла об одном капо из Семьи Сан-Франциско, которому смерть как хотелось пристроить кого-то из своих подопечных к дорожному проекту.  Майкл ему как-то сильно помог по одному делу  - да и вообще у них с Фрэнком и кланом Сэла-Молотка были теплые отношения. – Один его коммерсант, что тачками занимался, просрал инвестиции организации – пришлось все отжимать под корень. Бабки большие – но у Ринальди дела шли неплохо. Капитанство резко увеличило его доходы, изначально  хорошенько погулявший по банковским счетам «Доллз» начал сам приносить приличную прибыль – а ведь были и некоторые дополнительные вещи, вроде того жирного куска пирога, что они с Ренато разъели после случая с байкерами…  Короче, можно было себя побаловать, можно. – Черт, пойдем уже, не будем старика задерживать.
Через какое-то время андербосс и капореджиме уже ехали на гольф-каре по приятному, пахнущему свежеподстриженной травой, фэрвэю*.  В рубашке поло и светлых брюках, Майк держал на коленях  большую сумку с  несколькими клюшками с титановыми головками. Когда они были уже на полпути к месту назначения, у него зазвонил телефон. – Да, Стив, привет. Что? Нет, не буду покупать. Ну и что, на Каймановых островах так на Каймановых островах. А это…  Те пакеты уже полгода как дешевеют, а тут меня кормишь завтраками. Продавай нахер. Как там Синтия? Ну хорошо. Все, пока. Положил трубку, вздохнул, разговор с собственным брокером, хитрозадым парнишкой родом из Висконсина,  знатоком всякого биржевого жульничества, всегда заставлял его ощущать, что, может, занимается он в жизни чем-то не тем. Вот, рискует, под пули подставляется, копы дышат в задницу – а тут какой-то толстый умник с ненормальной любовью к пиджакам странной фирмы «Трипл Фэт Гус» рубит зелень, практически торгуя воздухом.
– Тоже мне, Волк с Уолл-Стрит. – пробормотал он, пряча сотовый в карман.  Покосился на Франческо. – А ты что-то вкладываешь сейчас в бумаги?  Вот, скажу тебе, ребята  - сами цены на акции поднимают или опускают своими шахер-махерами, сами же и продают. Иногда даже  тайно владеют компаниями, которые эту прелесть выпускают на биржу. И все больше евреи, я погляжу  - прямо каждый третий!  Вылез, вытащил клюшку, cо свистом рассек ей воздух. – Смотри, какая классная. Мне Хендерсон из «Хендерсон Спортс Эвиредэй» в счет карточного долга всучил – а еще пару неплохих алюминиевых бит бейсбольных.  Джуниору не нужно одну? Качество хорошее, я, кстати, такой недавно одного уголька пощекотал. Оба колена ему разбил, когда допрашивали. Байкера из шайки РапидСнейка. Дело прошлое. Разговор с подручным был прерван, когда появился Монтанелли  вместе с Рокки – таки позже их пришел. – Salute!  Погодка-то, а? – жизнерадостно сказал Ринальди, обнимая крестного отца Сакраменто и здороваясь с его спутником.- Да, отсюда вроде.   Подбросил клюшку, поймал ее, взвесил, оценивая, насколько хорошо лежит в ладони. – Кстати, что вы о минигольфе думаете? Некоторые считает, хрень полная – а мне кажется, для дома самое то, особенно дети если.  Я был недавно на складе у Хендерсона… Майкл имел все того же торговца разнообразной спортивной утварью - Он мне показал каталоги – там столько разных дорожек и площадок входит в комплект, прямо глаз радуется.  Все разнообразные, с выдумкой. Например, одна – типа одновременно дорожка и аквариум.  Дворец из толстого стекла, наполнен водой, а внутри золотая рыбка плавает. Был бы семейный человек, точно бы в саду поставил.

* Фэрвэй - ("центральная аллея с гладко выстриженной травой") относительно ровная часть поля, трава на которой имеет среднюю длину; занимает большую часть поля для гольфа.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-21 17:50:08)

+4

4

Страсть к машинам и в самом еле была у мужчин в крови, эти наполированные красотки заставляли их сердца биться сильнее и разговоры о них велись куда чаще, чем о женщинах или сексе, и эмоции при этом испытывались не поддельные. Согнав Майка с водительского кресла, Фрэнк сам  сел за руль его нового роскошного автомобиля,  чтобы изнутри салона оценить все то, о чем, не замолкая, рассказывал стоявший рядом друг.
- Пятьсот десять? Ого! – отметил неслабые показатели мощности двигателя. У его Кадиллака было поменьше лошадок – четыреста двадцать, хотя и эта цифра, в общем-то, значительной была, позволяла порезвиться на трассе, развивая очень приличную для такой махины скорость. – А на дороге он как? Сколько максимум выжимал? – Электроники и у Фрэнка в машине было навалом. Купив в прошлом году обновленный Эскалейд, он неделю разбирался во всех функциях, даже мануал изучил, когда не смог найти включение спортивного режима. Большей частью всего этого функционала он, конечно, не пользовался, но когда покупал машину, хотел, чтобы там было все, и в свое время Майку точно также с восторгом нахваливал свою новую игрушку, считая Эскалейд лучшим в своем классе. – Нихера себе, - глянул на Ринальди, когда тот озвучил сумму, по которой ему достался этот монстр. То, что за сотню ценник перевалит, это Фрэнк знал, но не предполагал, что настолько сильно. Было сразу видно, комплектация здесь особая, тюнинг от Autobiography делал автомобиль еще более изысканным, выделяющимся не только на фоне потока, но и среди аналогичных Рейндж Роверов. Что и говорить, Майки всегда любил быть исключительным. – Эскалейд со встроенным холодильником и функцией массажа водительского кресла дешевле процентов на сорок, - хмыкнув, привел для сравнения цену его «любимца». Хотя в той комплектации, что была у Фрэнка эти дополнения отсутствовали, не дождался он Платинум версии и ограничился Премиумом, в нем, впрочем, также наворотов хватало – модель категории «лакшери» даже в самом дешевом варианте не могла не впечатлять количеством разнообразных функций.
- Отжали этот Рейнджик? Повезло тебе, - как раз ведь слюни пускал на эту красотку, - крутая тачка. Но Кадиллак все равно круче, - смеясь, подытожил, когда вылезал из-за руля. Новый Рейндж Ровер не мог не нравиться, но все знали, что андербосс был фанатом именно Кадиллака, считая его истинным автомобилем «правильных пацанов», поэтому и признать не мог, что тот был хуже какой либо другой машины аналогичного класса.
Они и в самом деле задержались, рассматривая покупку Майка, а ведь Монтанелли был уже на поле – его массивный бронированный Хаммер стоял на клубной парковке. Согласившись с тем, что им пора идти, Альтиери забрал из багажника своей машины сумку с клюшками и поторопился за Ринальди. Как и лучший друг, Фрэнк сегодня одел ставшую классикой для гольфа рубашку-поло и бежевого цвета брюки, на голове у него была синяя в тон рубашке бейсболка с эмблемой «Сакраменто Кингс», местной баскетбольной команды.
- У тебя еще и на инвестиции деньги остались? – пошутил, имея в виду его недавнее весьма недешевое приобретение – Рейндж Ровер тот самый. – У меня сейчас итак практически все деньги в обороте, - и в обозримом будущем инвестиции в свои же собственные мероприятия у них не уменьшатся: русским нужно будет оплачивать эту гребаную икру, меха и алмазы, если дело до них дойдет, также потребуют вливаний, концерн их строительный – вот в чьи бумаги предстоит вкладываться. Да и помимо этого расходов хватало, с их многочисленными бизнес-планами и просто планами на вроде Сафари (тоже развлечение не из дешевых) Фрэнк не хотел раскидываться деньгами, вкладывая их в акции чужих компаний, с которыми неизвестно, что произойдет и доживут ли они до выплаты дивидендов. – И что, много на этом поднимаешь? – поинтересовался, тем не менее. – Недвижимость надежнее, колебания в цене если есть, то они цикличны и доход не раз в год, а по договору аренды, - поделился своим мнением, сравнивая выплаты по дивидендам и арендные платежи. – Ну-ка, дай гляну, - убрав одну из рук с руля, потянулся за клюшкой, которой размахивал Ринальди. – А у него еще такие есть? Ха, Джуниор от подарков никогда не откажется. - И ухмыльнулся в ответ на ремарку друга о том, как мутузил битой ниггера. По делом им было. – Кстати, что там с байками? – Кажется, это уже на уровне рефлекса было – брать свое со всего, что зарабатывалось их парнями на улицах, от мотоцикла Фрэнк бы тоже не отказался, пускай и не был их любителем. Развлечения ради покататься можно было, а потом продать кому-нибудь или же сыну вон отдать… Впрочем, насчет последнего Альтиери уверен не был.
- Привет! – обнял сперва дона, затем Рокки. – С нами играешь? – спросил у Бульдозера, державшего сумку с клюшками. Умел он играть или нет, Фрэнк понятия не имел, но не исключал что телохранитель Гвидо здесь лишь в качестве «оруженосца».
Вооружившись также клюшкой, Альтиери подкидывая в руке мячик, подошел вместе с остальными к стартовой площадке, откуда следовало производить первый удар в сторону обозначенной флажком лунки.
- Забава для бедных, - усмехнувшись, прокомментировал упомянутый Майклом минигольф. Был он, как известно гораздо доступнее большого гольфа и напоминал чем-то парк развлечений. – Во двор? – удивился этому предложению. – Не, у нас там клумбы с цветами, мне Джулс не даст поле для гольфа разбить. Да и одна дорожка – это не интересно, она быстро надоест. Я бы лучше на членскую карту в гольф-клуб раскошелился, дорожка наверняка не дешевле стоить будет. Я первым бью? – Не услышав от друзей слов возражения, Фрэнк поставил мяч на специальную подставку и, сделав широкий замах клюшкой, нанес хлесткий удар. Играл андербосс далеко не в первый раз и поэтому клюшкой мимо мяча не промазал, удар получился не самым плохим.
- Как там гонки предстоящие? Лео опять собирается участвовать? – спросил у Гвидо, уступая тому место для удара. В прошлом году сын босса, помнится, не самый свой удачный заезд совершил и едва не убился, попав в аварию. – А ты на своем монстре не хочешь? – в шутку предложил капитану южной стороны поучаствовать в заезде и следом пояснил для Гвидо, - он себе тачку новую купил, Рейндж Ровер тюнингованный. – Теперь и Монтанелли предстояло послушать о всех тех прелестях, которыми был укомплектован новый четырехколесный друг капо. – Крутой совсем стал, как капитаном заделался, - беззлобно подколол Майка. С тех пор как Ринальди официально возглавил южную команду, авторитет его существенно вырос. Конечно, он и раньше шикануть любил, просто сейчас возможностей для этого больше было, и Рейндж Ровер – одно из следствий... охота на львов и рыбалка на акул – второе и третье следствия соответственно. – Слушай, мы в отпуск ненадолго смотаться планируем, хотели поговорить с тобой об этом. – Решив не тянуть кота за хвост, начал с сафари.

+2

5

Больше, чем вопрос с байками, Гвидо интересовал вопрос о том, что там с их владельцами; трофеи парни и сами переделят, Лео наверняка тоже своего не упустит, хотя большинство тех мотоциклов так или иначе через него и пройдёт; а вот РапидСнейк со своими сообщниками, обстрелявшие автомастерскую его сына, были для готовящегося фестиваля, даже и без колёс, потенциальной опасностью - им ведь не только расстрелять кого-то ничего не стоило, но и взрывчатку кинуть, наверняка. Или бутылку с бензином - чтобы такого рода добро достать, ни ума много не требуется, ни денег. Пару дней назад эта опасность была ликвидирована, препятствий для проведения турнира больше не было, потому подготовка продолжилась с того самого места, на котором была заморожена, полным ходом и в ускоренном темпе. Помощников, слава богу, тут было достаточно - несмотря на то, что баклажанов так и не нашли, слухи о их смерти на улицах распространились быстро, а с репутацией, которую они себе создали, вряд ли хоть кто-то готов был их поддерживать или хотел бы оплакивать.
- Ага. - отозвался на вопрос Фрэнка Бульдозер, с видом опытного такого знатока в гольфе разглядывая изъятую из сумки клюшку; Гвидо только усмехнулся - много не наиграет, конечно, но и мешать не будет сильно, а когда его очередь будет - есть шанс переговорить всем троим, чтобы никому не надо было отвлекаться ни на поле, ни на мяч.
- Вычурная забава для бедных... - согласился Гвидо с Фрэнком. И слишком сложная - не в плане освоения, а в плане конструкции, слишком уж много ненужных деталей, которые направлены на то, чтобы привлекать (или отвлекать, кому как) внимание, хотя основная задача тут одна - ударить по мячу, попасть в лунку... Блеска много - толку мало, и Майкл, кажется, повёлся на этот блеск. Вся прелесть большого поля как раз в том, что тут золотых рыбок никаких не плавает. А хрустальный аквариум рядом с клюшкой или битой - вообще соседство так себе. В их бизнесе - особенно. - Наставь на пол в гостиной или во дворе на землю картонных стаканчиков - вот тебе и минигольф. - пожал плечами. Какую хочешь дорожку можно так составить построить, быстро, дёшево и с фантазией... если уж делать нечего. А по сути, минигольф - как кукольный домик, только для взрослых; принцип тот же. - А золотая рыбка или цветы - сами по себе лучше. - да и детям полезнее, нежели отцовская игрушка в половину двора... С учётом того, сколько раз это поле слышало итальянский акцент в голосах тех, кто играл на нём, клубная карта может ещё и дешевле выйдет; что Майк, что Фрэнк, что Гвидо - свои парни тут, имена их работают иногда даже когда они не замечают этого сами.
- Здорово! - оценил удар Фрэнка, провожая мяч взглядом, прислонив ладонь ко лбу наподобие козырька. Когда тот перестал быть различимым глазу, дав ему некоторое время прокатиться и остановиться, чтобы сотрудник корта его отметил ярким флажком, вытащил следующий мяч, устанавливая его на ти.
- Он мне не говорил, но я уверен, что своего не упустит. - зря, что ли, помогает с их организацией уже несколько лет подряд?.. Гвидо, конечно, не особенно одобряет подобные увлечения своих детей, носить фамилию Монтанелли - это теперь уже само по себе риск; но с другой стороны - Лео и Сабрина себе сделали определённый авторитет на этих делах, теперь они и в мастерской хозяйничают, а это дело серьёзное. Все начинали с низов. И дети уже слишком взрослые, чтобы над каждым их шагом трястись... Размахнувшись хорошенько, Монтанелли ударил по мячу, отправив его вслед за снарядом Фрэнка. - Ба! Поздравляю! Хотя, лучше бы ты и вправду семью себе завёл... - беззлобно подколол Майкла, провожая его к лунке. Майкл после своего назначения окрутел настолько, что уже не знает, куда и потратить - а подобный образ жизни, когда есть, во что вложить, но при этом нету ничего важного, серьёзного, он развращает - начинаются Рейндж Роверы, тюнинг, минигольф, да даже и сам "Доллз" с его крутизной и напыщенностью - уже нечто чуть ли не фрейдистское. Те же самые взрослые игрушки... а все забавы рано или поздно надоедают. Ну, покатается Майкл на своей новой машине, перехвастается всем знакомым; а наследника Рейдж этот всё равно ему не родит, дом не уберёт и обеда не приготовит. Даже восторга от того же хвастовства не разделит - потому что, каким бы внедорожник умным ни был, один чёрт - неживой. - В смысле, отпуск - отпуск, или...? - или вроде тех выходных, которые они на яхте Агаты плавали, к примеру? Вроде как "мы" из уст Фрэнка прозвучало не как "мы с Джулс", а как "я и Майкл", а это может быть по той же железной дороге, например, или русская икра вдруг потребовала присутствия где-то... да бог знает, где, может даже на берегу того самого водоёма, куда её рыбы мечут - и с той, и с другой темой Майку и Фрэнку виднее, где находиться. И можно ли начать сезон отпусков... Тарантино тоже скоро будет в отъезде, хотя, с отдыхом это и не будет так хорошо связано; а Гвидо, как в прошлом году, останется в городе один за всех - хотя всё в порядке, если намекнут, на что стоит внимание обратить. - И куда собрались?

+2

6

- Я сегодня на ней второй раз в жизни еду, так что пока особо не выжимал. Поживем – увидим. – признался Майкл Ринальди, осматривая украшенный дорогими породами дерева салон. Особенно его радовали широкие ряды сидений, было в них что-то вольное и могучее. Покрутился вокруг кнопок.
– Кстати, тут есть массаж, смотри. И в самом деле что-то зажужжало и черная кожа начала разминать спину Альтиери. – Насчет машины  - действительно повезло. – хмыкнул Ринальди.  Повезло, потому что идет по жизни с улыбкой. И потому что ведет себя честно, не жадничает, около него людям и сыто, и пьяно. Тот же Ренато захотел, вернувшись в Сакраменто, работать именно с ним, с Ливией отношения начали улучшаться заметно, опять же Пульса он ввел в тему с дорогой. Всем известно, что капитан южной стороны не ест один, около него всегда можно заработать. И повеселиться тоже, кислых рож в его окружении не ценят. А ведь семейные поездки на Тахо или опера – не то, чем можно реально привлечь  более молодых и нахрапистых «славных парней», тех, у кого в жилах еще кипит кровь и жажда к успеху.  Те же Фьерделиси и окружение (при всем уважении) чересчур обуржуазились, отошли от улиц, сосредоточились на своих сватах-братьях-невестках,  перестали дышать воздухом баров, клубов, игорных домов. И утратили связь с основной массой своих людей. – У меня осталась пара пакетов акций всего,  недорогих, которые собираюсь продать. В основном все реализовал, когда в Доллз инвестировал. Не представляю, что тогда будет делать мой брокер. Финансовым плюсом для Ринальди было то, что он содержал только себя и не имел необходимости, как лучший друг, расходовать средства еще и на жену и детей. Потому и откладывать, при всем своем высоком уровне жизни, мог немало. – Про недвижимость согласен. Но тоже смотря где. Если я буду вкладываться во что-то подобное, то точно не в Америке. Насчет клюшек,  мне он их много дал, дома валяются, хочешь бери. И биты Джуниору передам тогда. Кстати о Фрэнки-младшем… И о байках… Гвидо пока не подошел, они могли спокойно говорить наедине. Достал конверт, сунул Альтиери. – Вот, держи.  Мы еще не все продали, что раздобыли там, но денежки уже идут. И, кстати, я два мотика отжал, один для тебя. Хотел наследнику твоему подарить – ну да ты ведь отнимешь небось и загонишь какому-нибудь «Ангелу Ада». - хохотнул Майк.  Вскоре появился Монтанелли, началась игра и беседу о налетчиках и добытом у них добре прервали.
Ринальди понаблюдал за тем,  как Фрэнк нанес удар,  одобрительно покивал головой. – Да некоторые у нас  и без капитанства круче крутого, ты видел на каком автомобиле Дэнни Росси по Сан-Диего рассекает? Я думаю, его местные за заезжую звезду Голливуда принимают. Затем, когда мяч установили на ти, повертел в руках свою клюшку, перехватил ее покрепче, прицелился – и плавным  и одновременно быстрым движением тюкнул титановым наконечником. Мяч покатился по зеленой траве и остановился относительно недалеко от лунки. Получилось неплохо.  Затем гангстер удивленно поглядел на Гвидо.  – Вычурная? Соглашусь скорее с Фрэнком, просто забава для бедных. В отелях и торговых центрах семьи постоянно играют. А десять дорожек для ландшафтного минигольфа стоят, кстати, тысячу долларов в среднем, это вполне приемлимо. Посмотрел, как служащий украшает флажком то место, где упал белый шарик. - Дома обычно ставят их либо те, у кого большие дети, кто любит эту затею… Или к кому часто приходят гости и вот, после пива, играют…   Фраза о пиве заставила подумать о том, что неплохо попозже хлебнуть чего холодненького  - день был чересчур жаркий, вот Альтиери правильно макушку бейсболкой прикрыл. А если еще и долго махать увесистыми кусками металла и передвигаться по немаленькому полю… -  Так семья ведь не собачка, так  уж просто ее не заведешь…   Да и вряд ли на семье я бы далеко уехал, после того, как мою машину расфигачили черные. – пошутил капореджиме,  щурясь от лучей бьющего в глаза солнца.  - А насчет картонных стаканчиков… Так ведь и шампанское можно налить в какую-нибудь кружку, вкус не изменится, нет? А наливаем в хрустальные фужеры. С точки зрения итальянца, атмосфера, эстетика игры ничуть не меньше значила, чем сама ее суть. А эстетика ничто без сопровождающих элементов, как те же многочисленные спортивные матчи в США без чирлидерш с пуфиками и разных там кричалок. – А машина хорошая. Не Феррари, конечно, но хорошая.  Про одну из самых дорогих марок  Майки бой вспомнил не случайно, ведь аскетизм Монтанелли всегда казался ему наносным. Купить дочке-соплюшке, в жизни ничего не заработавшей, автомобиль ценой в триста штук зелени или вручить молодому сыну (без широких плеч родителя бывшего бы разве что заурядным соучастником) за просто так бизнес Алексы – это было нормально, а вот когда человек, всю жизнь пропахавший на Торелли и собственным потом и кровью добывавший деньги, открывал клуб или к сорока трем годам садился на хороший джип… Это, видимо, было уже беспредельно круто. С точки зрения Ринальди, куда более оправданной были позиции того же Фрэнка, отправлявшего отпрыска зарабатывать баксы на стройку или в бар и считавшего Мустанг слишком роскошным для начинающего водителя. Впрочем,  доны, увы, нередко так поступают. Сами едят много, а вот куски на чужих тарелках их беспокоят. Вспомним того же Дядю Джимми, как бы его Майк не ценил. У капо юга до сих пор маячила перед глазами его плоть от плоти, лощеная адвокатша, открыто катавшаяся по Сакраменто на «Бугатти» ценой более миллиона.  – Нет, в конкретный отпуск. Мы хотим на сафари съездить,в Африку. Поохотиться, порыбачить.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-22 12:41:17)

+2

7

- Неплохо, - открыв конверт, Фрэнк пальцем провел по купюрам, прикидывая, какая сумма там была. Проклятые байкеры этого давно заслуживали, хоть белые, хоть черные, ни тех, ни других Фрэнк за людей не считал, отводя им место где-то между отмороженными латиносами и точно такими же русскими, которых также за дикарей считал. Буквально на днях новости гремели о побоище в техасском городке Уэйко, которое устроили эти небритые варвары, собравшись с целью передела сфер влияний. В итоге этой встречи было девять трупов и около двух десятков раненных, может, и разборки в Сакраменто к этой же цепочке событий приплетут, без жертв ведь и здесь не обошлось, насколько Фрэнк был в курсе из рассказов Майкла. – А что за мотики там? Я бы и сам погонял, знаешь, молодость вспомнил. – Не в том смысле, что в молодости Фрэнк был любителем мотоциклов, а в том, что молодости свойственно увлекаться чем-то сумасшедшим. – Поехали на выходных за город на трассу, опробуем их. Джуниора тоже возьму, ему наверняка понравится. – Фрэнки-младшему всегда нравилось общество дяди Майка, тот для него чуть ли не эталоном крутости был, можно представить в каком он будет восторге от такого уикэнда, особенно если разрешить ему взять с собой кого-нибудь из друзей.
Хорошо, что Майкл помянул Дэнни после того, как андербосс сделал удар, а не до. Этот родственничек всегда умел выделиться, и даже находясь за несколько сот миль отсюда, давал поводы вспоминать о себе. – Дэнни любит понтануться, - кивая головой, согласился со словами друга. – Говорил, у кого-то лоха местного ее купил. – Во что, впрочем, Фрэнки верил не особо. Во-первых, лохи на таких крутых тачках не гоняли, во-вторых, столь крупная покупка одним из солдат наводила на мысль о том, что боссам не досылают. И если это подтвердится, Даниеля будут ждать серьезные неприятности, несмотря на то, что они был родственником андербосса организации, в первую очередь у Ринальди, как у капитана будут к нему вопросы.
- После пива там не много наиграешь, - посмеялся, продолжая все ту же тему ландшафтного минигольфа. Майки, небось, заказал себе пару дорожек, раз так рьяно выступал в его защиту, ну а Фрэнк, как и Гвидо всерьез это развлечение воспринимать не мог, считая дешевой пародией на нормальный гольф. – Моему Джуниору лучшим дворовым развлечение была палатка, а сейчас ему нахер ничего не надо, только спит да за компьютером сидит. – Младший бы только рад был свалить от предков и жить самостоятельно, чтобы те не доставали своими правилами. И ландшафтный минигольф на него наверняка бы впечатления не произвел, ну, или быстро бы надоел. Отчасти и поэтому им с Джулс захотелось еще одного ребенка. Повзрослев, дети отдалялись, а с Марком они вновь могли пережить самые лучшие моменты, и работу над ошибками сделают в процессе воспитания. Все что не получилось взрастить во Фрэнки-младшем, они постараются взрастить в Марке. Гвидо, воспитывая Дольфо, наверняка тоже пытался упущенное наверстать, ведь Лео, как известно, воспитывался по большей части матерью, их дон должен был понять все это. – Пруд – вот это тема, у меня сосед такой себе сделал во дворе, грот из камней, и там золотые рыбки с черепашками плавают. А площадки и зарытые в землю стаканчики – нахуй.
Альтиери непроизвольно прокашлялся, когда Майк с явным намеком на боссову дочку, вспомнил о Феррари. Разговоров тот подарок породил много, хотя, конечно, сравнивая с Джимми Фортуно, Монтанелли еще скромность и сдержанность в выборе машины демонстрировал. - А у тебя с Хелен все насколько серьезно, кстати? – перевел тему с семьи Майка на семью Гвидо. Второй неудачный брак кряду и босс оставался все тем же романтиком и убежденным семьянином. Небось, и женщинам продолжал верить после предательства Маргариты. Впрочем, Хемминг женщина порядочная, так, по крайней мере, казалось Фрэнку, иначе бы навряд ли предложил ей стать крестной.
- Ага, Майки предложил львов пострелять, а я сдуру согласился, - шутя, добавил к словам друга, который чуть ранее поведал о поездке на сафари. Еще одно развлечение для богатых… В последнее время все они начинали жить на широкую ногу, и удивительного в этом мало, добрались ведь таки до верхушки власти и бабла гребли соответственно. Кстати, едва не забыл о деньгах… Выбрав подходящий момент для того, чтобы подмазаться, Альтиери достал из кармана брюк тот самый конверт, который ранее ему вручил Ринальди и отсчитав половину, убрал их обратно в штаны. Остальное содержимое конверта вручил дону. – Твоя доля с байков. Идем дальше? – Перекинув клюшку из одной руки в другую, спросил после того как Рокки закончил с ударом.

+1

8

Привлекать к делу молодых и перспективных людей из низов - задача как раз таких людей, как Альтиери, и далее по пищевой цепочки их организации, Ринальди - капитан, он и является тем самым переходным звеном от солдат к Администрации, которую представляли они с Фрэнком... вот уже полгода как - вдвоём, Гвидо так и не решился продвинуть кого-то до консильери, хотя это и не означало, что дон об этом вопросе не думал вовсе. Но и, так тем более, раз советника в Семье до сих пор не было - босс должен был брать на себя некоторые его функции, встречаясь с людьми на высшем уровне, ища источники дохода, важные не для одной из команд, а для всей организации в целом, заводя знакомства, который полезны всем - когда-то Монтанелли был абсолютно своим в подпольном мире Сакраменто, но сейчас - был уже фигурой слишком крупной, босс, выходящий на улицы - это опасно, и связано скорее с необходимостью, чем с желанием. И в этом плане, конечно, иногда было действительно немного одиноко наверху; с другой стороны - это одиночество существенно скрашивалось обществом маленьких сына и дочки, давая возможность побыть с ними подольше. Но без консильери, советника, кого-то, кому он мог доверять, как себе самому, обращаясь за советом, боссу действительно туго - Патологоанатом теперь и на собственном горбу эту тяжесть прочувствовал. Даже при том, что Маргарита, как истинная падчерица дона Антонио, "обуржуазилась" сильнее и раньше, чем это сделал вдовец, её помощь была ценной, и Гвидо успел от неё научиться кое-чему полезному за то время, что они были вместе. А Виттория растёт быстро - оставляя всё меньше пространства своему отцу для выхода и в свет, и на улицы... Из положения нужно выходить как-то. Высовываться, как в плане физическом, так и в плане финансовом, для Гвидо идея не самая лучшая; Росси - он вот, хоть и человек определённого положения, но всё-таки - не слишком большой. И вряд ли станет кем-то или чем-то большим, если не возьмётся за ум.
- Chi va piano, va sano e va lontano... - если кто-то вообще что-то понял из того, что Гвидо произнёс, не слишком громко, когда разговор зашёл о Дэнни. Кто не торопится - тот успеет. Росси - торопится... и пожалуй, парень олицетворяет собой худшие из опасений самого Гвидо касательно своего собственного сына - хуже всего, если он увидит однажды Лео таким же, как Дэнни: избалованным, недалёким, использующим родство с боссами не иначе, как трамплин для прожигания жизни. Понты редко кого до добра доводят. И это не только родственника Джульетт касается... - Мы все трое знаем, что за человек Дэнни - при всём уважении, Фрэнк. Он раздолбай. Тебе, Майк, завидовать ему уж точно не стоит... - и мериться достоинствами тоже. А вот прижать - это может оказаться очень даже целесообразно, если тот почувствует себя слишком уж вольготно в Сан-Диего. Историю о Питере Гвидо не мог не слышать, причём в разных исполнениях.
- А я и не говорю, что это должно быть легко. - в том-то и дело, что это куда труднее, чем купить себе новый автомобиль или расположить площадку для мини-гольфа у себя во дворе, это что-то такое, что нельзя выразить просто в денежной стоимости, пространстве, времени или понтах... Что-то по-настоящему важное. И для шуток не особенно подобающее. Но и не то, что собачка, в один прекрасный момент это всё Ринальди на голову тоже не упадёт - это, кажется, вон одному Фредо так повезло. - Я бы так не сказал. - хитро улыбнулся потомок "виноградных донов" на ремарку о бокалы. Вино - напиток непростой, оно впитывает в себя воздух той плантации, где произрастал виноград, дерево той бочки, где хранилось, или омывает стекло той бутылки... это не та же самая водка, которая одинаково хороша и в солдатской кружке или фляжке, и картонном стакане, и в стекле. - Да и шампанское - оно не надоедает. - усмехнулся. Не занимает половину двора, не требует такого тщательного ухода, как за этой дорожкой, а дома у Майка всё-таки не торговый центр, где всегда есть кто-то, кто сотрёт пыль, заменит клюшку или золотой рыбке поменяет воду.
- Дети сегодня... хорошо, что Дольфо не такой.
- по-стариковски вторил Гвидо Фрэнку. Впрочем, детство Джуниора не было столь же тревожным и проблемным, как у Дольфо - один только переезд в незнакомую раньше страну, чего это стоит? Не говоря уже о той чехарде, в его жизни появился отец, исчезла мать... появилась младшая сестрёнка, требующая заботы. У Адольфо попросту шанса не было на то, чтобы "нахер ничего не надо было". Ну и общество сына Агаты тоже сказывается, конечно - у него есть не только о ком заботиться, но и за кем тянуться тоже.
- Да брось ты. Феррари, по сравнению с твоим монстром, просто игрушка.
- хотя и явно уж не Майку подсчитывать, что там его дети заработали и чем заслужили такой щедрости с его стороны, впахивали Монтанелли-средние прилично, и если переходу в руки Лео мастерской Гвидо как-то и поспособствовал, то уж точно не отец был тем, кто его однажды за баранку посадил. Не говоря уже о том, что носить его фамилию - как и фамилию Фрэнка - их отпрыскам уже непросто; но что Майк-то в этом вообще понимает?.. Его фамилию носит Ал - а тот не его сын. 
- Джулс, наверно, понравится. - одобрительно кивнул Гвидо на слова Альтиери о пруде. Вот уж точно, что идеей было хорошей, и в эстетическом плане, и в плане пользы, и ответственности... Больше даже, чем крутое средство передвижения. Кажется, после всего пережитого, Торелли вдруг потянуло к природе. Пруды, черепашки, рыбки... Сафари, львы... - Это подруга твоей жены, ты общаешься с ней. Вот так серьёзно. - Монтанелли пожал плечами - не знал, как ещё можно выразить... Если бы Хелен была бы женщиной из разряда тех, кого в их обществе принято называть comare, или даже той, кто и до этого звания не дотянула, Фрэнк не общался бы с ней на равных в опере или ещё где-то, возможно, вообще не знал бы её имени - или знал бы его по рассказам Гвидо, не более того. Вот настолько всё серьёзно. Куда это приведёт дальше - ответить затруднительно и ему самому, пожалуй...
- В Африку?.. - переспросил Монтанелли, как будто не расслышав. Оказывается, мини-гольф - ещё даже не эпогей всех интересных задумок Ринальди и Альтиери; самое интересное они поберегли на потом... как по Гвидо, слишком уж светятся эти двое в последнее время, соря деньгами, и как бы такое вот "сафари" не обернулось тем, что они сами по клеткам разбегутся, как львы - помнится, как-то раз в марте 2013 кое-кто из верхушки Семьи и приближённых к ним людей тоже ничего так "отдохнули" не по средствам. Джини вот до сих пор на Сицилии отдыхает, Романо - на нарах, остальным - отдых уже вообще не нужен. Хотелось бы думать, Фрэнк и Майк всё ещё знают, что делают, а не движутся ослеплённые собственным финансовым состоянием... - Вы как до этого додумались-то вообще? - засмеялся, глядя на обоих. И это после этого он "забурел"?.. Майк ведь, кажется, как раз пострелял некоторое время назад кое-каких выходцев из Африки. Вошёл во вкус?.. Впрочем, обидеть Гвидо никого не планировал. - Что ж, наши "львы" тоже были не такими уж бесполезными, в конце концов... - задумчиво заключил Гвидо, взглянув на сумму, которую отстегнули Фрэнк и Майк - технически, это сейчас сделал один Альтиери, но благодарить за исчезновение нигеров нужно было не его. Они оба всегда были вместе, Ринальди и Альтиери. И это... может быть решением.
- Поехали. - Майку пришлось выдержать несколько словесных оплеух от дона, и сейчас ему может показаться, что Гвидо решил добавить ещё одну. Но вещи не всегда являются такими, как выглядят. - Майки, без обид - пусть до следующей лунки тебя отвезёт Рокки. Нам с Фрэнком нужно переговорить кое о чём лично... - Гвидо на этот раз сам уселся за руль гольф-кара, провожая вглядом тронувшихся с места Бульдозера и Ринальди, ожидая, когда Фрэнк подсядет к нему.
- Что скажешь насчёт того, чтобы Майкл вернулся из вашего сафари уже в качестве члена Администрации? - времени на разговор немного, поэтому Монтанелли решил обойтись без прелюдий - Фрэнк последний из людей, кто мог бы потребовать рекомендацию Ринальди. В действительности, Майкла он знал куда лучше, чем сам Гвидо.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-05-24 11:50:09)

+2

9

- Один «харлей», один «бмв» спортивный. Поехали, без вопросов. С документами и прочим на них я уже разобрался кстати. – все через того же офицера автомобильного департамента, благослови его Святой Франциск. Один полезный человечек на нужном месте порой может сделать больше, чем целая армия. «Харлей», кстати, самому Майку приглянулся, он с молодости не прочь был погонять – а кто сказал, что на пятом десятке не наступает вторая молодость?
- Если Дэнни послушать, все у него лохи…  - неодобрительно пробормотал Ринальди, услышав озвученную Фрэнком версию Росси, насчет приобретения им машины. И в душе капореджиме ничуть не сомневался, что и они с Альтиери были таковыми в глазах сан-диегского сидельца. За руку он еще Даниеля не ловил, но сильно подозревал, что дела он ведет нечисто. Спору нет, Росси был способным парнем, любому в жопу без мыла залезет, деньги умеет зарабатывать отлично, но… У него не было того, что было у Майка с Гвидо и Фрэнческо, при всех  различиях их характеров. Неких принципов, умения сдерживать свои желания, уважать других, а не только себя. – Я и не завидую, Гвидо. А вот задумываться, задумывался. Давно пора неожиданно нагрянуть в Сан-Диего и проверить, как у него что там. Такая удаленность вообще развращает подчиненных, чувствуешь сам себе хозяином – вот тот же Дэнни быстро оброс такими же отпетыми соучастниками и начал считать себя вправе бодаться с капо соседней Семьи. Вот хорошо бы ему и напомнить о наличии руководства.
– Пруд, конечно, красиво, да… Я люблю смотреть на воду.  Отогнал клюшкой от себя нескольких крупных, назойливо жужжащих, мух. – Семья – это не так просто. Мне уже сорок три года, Гвидо, к этому времени уже складывается некий уклад жизни. Это в двадцать лет парень часто,  как кусок пластилина – и любая красивая девушка вызывает у него восторг. Фрэнк и Гвидо (да и не только) не раз намекали, мол, пора бы тебе жениться. А что значит «пора» или «не пора»? Человек женится (в идеале) в тот момент, когда понимает, что без второй половинки его существование кажется ему неполным. Они ведь не быки и не лошади, ищущие пару только для появления потомства? К тому же со временем каждый холостяк все более привыкает к свободе и становится все избирательнее. – А с годами понимаешь, что и людей-то, которых хотел бы пустить в свою жизнь, надо выбирать тщательно. А не то что – разделить ее.  Рассеянно посмотрел в ту сторону, куда улетел мяч – можно сказать, с каждым прожитым годом он точно так же удалялся от возможности создания семьи. Иногда от этого было обидно, иногда же возникало чувство облегчения. – Нет, я думаю, конечно, нередко… О том, что хорошо было бы иметь детей, сына, которого бы научил всему… А с другой стороны, понимаю, что семья  - не только наша сила, но еще и наша слабость. Я вот рискую куда меньшим, чем семейные люди. Своей шкурой и не более того. А о ней я как-нибудь позабочусь… В какой-то степени слова Монтанелли растравили в душе Майка все те переживания, которые давно жили в ней,  дремали, как дремлет в холодной пучине вод какой-нибудь кошмарный кракен или левиафан. Но вскоре он их прогнал и вернулся к другим темам. – Ну, что практичнее, чем Феррари, это, Гвидо, точно.  На бездорожье мне приходится бывать чаще, чем на гоночных трассах. А у прежней тачки от каждого выезда в лес или в поле случался приступ ревматизма. При каких обстоятельств (довольно-таки разнообразных, но в целом однотипных) им с Фрэнком случается ездить по лесам-полям дону, думается, прекрасно известно, уточнять не надо. Пусть здесь их и слышит только небо  - да еще и верный Рокки. – Кстати, это именно вот этот тип меня подбил купить «рэйнджик», а теперь прикидывается, что не при чем. Рассмеялся, хлопнув Альтиери по плечу. Слова лучшего друга имели для него вес – да и с кем еще, по большому счету, посоветуешься в этом мире? Как, наверное, и у Гвидо – у того, ведь, по сути, тоже нет жены, а детям скорее помогаешь, чем  ждешь от них помощи. Разве Агата... Ах да, ведь есть еще Хелен, как раз андербосс упомянул…  Ринальди был рад, с одной стороны, что Монтанелли нашел себе женщину, с которой  ему хорошо – когда человек счастлив в личной жизни, он обычно относится к окружающим добрее и реже срываются в муть дурных чувств. А с другой… С другой, кроме тех сомнений, которые терзали его на вечеринке в честь Ала, думал капо и о другом. Он, как истый итальянец, был в чем-то суеверен  - и ему казалось, что у  главы Торелли были какие-то кармические проблемы в любовной сфере. К прекрасному полу, по мнению Майка, он относился благородно, по-рыцарски, романтично – но, тем не менее, почему-то ему паталогически не везло. Та же Марго…. Хорошо было бы увидеть эту Хелен, составить свое представление. Он, Ринальди, сам был  в чем-то хитрым лисом – и других лисов и лисиц умел  распознавать хорошо. На мякине не проведешь…
- Интересно, а вот мы с Хелен еще незнакомы, а нам предстоит вместе ребенка крестить. – заметил Майкл Пеллегрино, затем переходя к всплывшей теме сафари. Приподнял клюшку, изображая ружье, картинно прицелился, прищурив глаз. – Мне кажется, нам, городским жителям, надо быть ближе к природе – а Африка, по сути, такая природа, что природистее не бывает. Вот поглядим, как у нас там Фрэнк выживет без вайфая и мраморных стейков на завтрак! Бросив добродушную шпильку в адрес приятеля, продолжил уже более серьезным тоном. – А вообще вот мне лично всегда хотелось посмотреть этот материк. Слоны, дикие племена, пальмы. Когда меня было восемь, дядя Винценцо подарил мне книгу, Майн Рида, «Охотники на бриллианты».... С тех пор и хотелось. Вспомнил еще об одном, о чем стоило упомянуть, Обратился к Гвидо.- C нами, кстати, еще один друг детства хотел поехать, Адам Готье, в школе вместе учились. Но у него накрылось что-то. Ты же его знаешь, вроде на Тахо вместе были? Пообещал. – Тебе, разумеется, c Хелен, cувениры привезем. Шкуру льва или вот там из рога черного носорога всякие штуки делают. Занесем, так сказать, долю с сафари.
Когда Монтанелли неожиданно для него сказал, что желает что-то обсудить наедине с Альтиери, отправив Майки-боя в гольф-кар к Бульдозеру, в груди кольнула обида. Если желаешь демонстрировать дистанцию, зачем он, Ринальди, здесь? Кумекали бы вдвоем с Франческо, всех бы детей обсудили досконально. И что есть такое, о чем он не может знать? Ну естественно, как тянуть на себе проекты крупнейшие или вот убивать во славу Семьи, каждый день рискуя на пожизенное залететь, пока кто-то в оперу ходит – это пожалуйства. А чуть что – извиняй, Майкл, сходи проветрись
Неожиданно в изворотливом уме Ринальди зашевелилсь подозрения. Херня какая-то, не может быть, при его  объемах работы и положении, того, во что он не посвящен. А значит… это касается напрямую его. Уж не завалить ли  решили по какой-то причине? Фрэнк бы на такое не пошел....  И вообще маловероятно, кто валит несущую золотые яйца курицу, но... В  «их деле» такое бывает, в одну минуту обнимаешь и лобызаешь человека, а в другую – его мозги уже на рукаве твоего пиджака. И сам Майкл такое делал, и видел такое много раз... Осторожно покосился на каменную харю донова телохранителя – и некстати вспомнил про то, что сегодня не захватил с собой пистолет. Конечно, если что-то произойдет - то не тут, среди кучи служащих. Но все равно неприятная мысль.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-25 10:53:49)

+2

10

- Хэй, полегче, он мой родственник все же… какой-никакой, - одернул увлекшихся Гвидо и Майка, которые прямо в присутствии Фрэнка поносили кузена его жены. Недостатков у Дэнни хватало, Фрэнк это и сам знал. Но уважение-то к семье андербосса проявлять надо? Вряд ли можно назвать раздолбаем человека, который сам заработал себе на тачку за двести тысяч, а не от папы ее получил. Ни про Лео, ни про Сабрину они себе подобного говорить не позволяли, хотя те как раз под определение «раздолбаев», на взгляд Фрэнка подходили куда больше. Папа их сам к понтам приучал, даря Феррари на дни рождения.
- В пять лет, - или сколько там было Дольфо? – мой тоже таким не был, - ответил боссу, продолжая тему детей. – У них примерно к четырнадцати в голове переклинивает, вот тогда держись. – Переходный возраст, чтоб его. Если твой ребенок не зациклился ни на чем к четырнадцати годам, значит, зациклится к шестнадцати, и то, что предметом всех его интересов станет учеба, вероятность очень мала, успеваемость как раз в этом возрасте у 90% подростков снижается. Как говорил школьный психолог – гормоны мешают учиться.
- Жить только для себя – тоже неправильно, - будучи и сам «женатым с детьми» поддержал в этой дискуссии Гвидо. Майки был частым свидетелем разборок в семье лучшего друга, но ведь и хорошие стороны семейной жизни ему видеть приходилось. Жена и дети – это уют в доме, они наполняют жизнь смыслом, и что бы между ним и Джулс не происходило, Фрэнк никогда не жалел о том, что женился на ней. И, признаться, с трудом уже представлял, что когда-то может остаться один, его это пугало также как Майка пугал брак с кем-то. Каждому свое. Лучше в этом вопросе придерживаться именно такой позиции, и не пытаться спором обратить визави в свою «веру». Уж лучше наглядной демонстрацией того самого «семейного счастья»… А в этом как раз они с Монтанелли преуспевали не сильно.
- Надо собраться вместе и познакомить вас, - отозвался на замечание друга о том, что с будущей кумой он до сих пор не знаком. – Что скажешь? – глянул уже на Гвидо, о чьей женщине шла речь и, усмехнувшись, добавил, прежде чем тот успел ответить, – только не на оперу, ради бога. – В остальном Фрэнк был согласен на все что угодно.
Как они додумались до сафари, Альтиери уже и сам не помнил, но идея эта была Майка, в этом их боссу сомневаться, пожалуй, не приходилось. Ринальди горазд был на разного рода авантюры.
- Кстати львятина говорят вкусная, - ухмыльнулся, когда Майк попытался его подколоть. – На крайний случай обезьяну тебе зажарю на ужин, ты же любишь мои стейки. – Или же змею прикола ради… Съесть на спор нечто подобное было вполне в их духе. Для Фрэнка вся эта поездка была сродни приключения. Вроде бы и не скучно жил, вся его жизнь, по сути – сценарий для кинофильма, однако же, хотелось все равно экзотики, почувствовать себя Индианой Джонсом, ну, или Бэаром Гриллзом на худой конец.
Предложение «переговорить кое о чем лично» оказалось и для Фрэнка неожиданностью, но отказывать Гвидо он, разумеется, не стал. Вообще-то и у него промелькнула мысль о том, что Монтанелли задумал что-то против Майка и поэтому произнесенные в гольф-каре слова вызвали еще большее удивление.
- Хочешь продвинуть его в консильери? – Реакция такая у Альтиери была не от того, что друга он считал недостойным этого почетного звания, а оттого что дружеских и доверительных отношений между ним и боссом прежде не замечал. Консильери ведь зачастую куда ближе к дону, чем тот же андербосс. Проглядел что-то в развитии их отношений? Вряд ли. Только что свидетелем того, как Гвидо учил Майка жить, являлся, а то в ответ скалился.
– А почему не Док, скажем? – Этот вопрос давно интересовал, но задать его повода не возникало раньше. Сольферини на этом месте казался логичнее, хотя, тот мог и сам отказаться – не всем роль консильери приходится по душе. – Майк – мой лучший друг, советник и правая рука. Что ты от меня рассчитываешь услышать? – Вопросительно глянул на Монтанелли. Будь Фрэнк доном, он бы не раздумывая, поставил Ринальди андербоссом или консильери, причин для этого у него было бы предостаточно. А много ли причин у Гвидо, раз он спрашивает совета? Очевидно, что меньше. – Он бы справился, - утвердительно кивнул головой. – А зачем тебе консильери? – Многие Семьи обходились без него. И Торелли полгода справлялись как-то. Хотел отметить успехи Майка? – Кого на его место шкипером думаешь поставить? – Фрэнк бы, не раздумывая, сделал капитаном южной команды Мэнни, да и Майк не стал бы возражать, тот достаточно плотно был ввязан в их дела, но так как Гвидо был доном, решение принимать ему.

+2

11

Гвидо одарил Фрэнка тяжёлым взглядом, конечно, но про Дэнни попридержал молча; хотя, и родственником-то он был не его, а его жены, на самом деле - начнём с этого... именно, что даже и родственник "какой-никакой", и если бы не это, не родственная связь с женой андербосса - вряд ли Росси бы заработал что-то "сам", а так и бегал бы на побегушках у кого-то, как тот же Пинта Мэтт, к примеру. Ругань устраивать на эту тему, впрочем, было бессмысленно, свою роль Дэнни играл, в Сан-Диего его борзота была вполне к месту, что будет дальше - посмотрим; если бы он был родственником его или его жены (или детей), Гвидо бы это больше заботило, но Росси - головная боль Фрэнка. Закончит парень вряд ли хорошо, особенно если Фрэнка рядом и не окажется в нужный момент...
- Ты мне на свой возраст жалуешься? - Монтанелли усмехнулся. Рокки, то ли ненамеренно, то ли специально, тянул с ударом, поэтому можно было пообщаться ещё немного. В сорок три и Гвидо был уже не положении разведённого, хоть и не по документам, хотя, в его жизни уже были подрастающие Лео и Рина (что ещё можно обратить к словам о тщательности выбора, конечно, но всё же); Гвидо было уже пятьдесят, и со своей верхушки он мог бы поделиться тем, что ему оттуда, со своей колокольни, было видно. Не потому, что так по-стариковски побрюзжать хотелось, а затем, чтобы у остальных, и у Майка, в том числе, была возможность собственный курс выстроить...участь и на чужих ошибках тоже. Плохого Ринальди он не желал, даже если слова его и звучали жёстко. - Стукнет пятьдесят, пластилин начнёт превращаться в дерьмо... И весь уклад жизни вслед за ним. - это Гвидо и на себе уже узнал... Человек так устроен, что часто сам не понимает, чего хочет, не видит, как для него лучше, и выбор, при всей своей тщательности, оказывается тщетным... поскольку является нулевым. В итоге, ты становишься старым и мудрым, вот только весь накопленный жизненный опыт сливается в трубу. Пятьдесят - конечно, не старость ещё, но это уже сродни тому последнему шансу - который Гвидо и получил, и использовал, и потерял одновременно. - Подумай о том, ради кого тогда ты рискуешь этой шкурой. Но не прямо сейчас, конечно... - вторил Фрэнку. Вот ради них двоих? Да едва ли. И уж точно крутой автомобиль не стоит собственной жизни. На том свете им пользоваться всё равно вряд ли дадут. - Дольфо в пять лет путался, на каком языке ему нужно говорить. - неудивительно, Америка была для него тогда чужой страной. Сейчас ему уже семь, за эти два года жизни пережил больше, чем многие взрослые успевают за десяток, и загвоздка в том, что Гвидо вообще не представляет, куда его младшего сына "переклинит", когда он подберётся к переходному возрасту с таким багажом - если за старшим потянется, так это ещё полбеды. Дольфо - не такой идеальный ребёнок, каким отец его хочет видеть. - А Лео в четырнадцать... ну, назвать его к компьютеру приклеенным я точно не мог. - хотя сейчас, может, и впору пожалеть об этом - его гиперактивный ребёнок давно уже перерос отца на полголовы и стремительно становится не намного менее гиперактивным взрослым... Сабрина - порой кажется, что у неё переходный возраст вообще затянулся до сих пор, хотя указывает это на всё то, чего отец ей не додал в своё время.
- Определённо стоит... Кстати, Хелен помогает с организацией благотворительного вечера в мэрии - можно было бы увидеться там. Я у неё попросил четыре билета, Фрэнк мог бы взять Джульетт, Майк пригласить кого-нибудь... Только ведь для вас двоих это будет той же оперой - но без пения. - да и сам Гвидо не то, чтобы развлекаться туда направлялся; речь на этот раз действительно шла скорее о расширении кругозора и круга знакомых. Но ему, во всяком случае, скучно не будет, чего он не мог бы с уверенностью сказать о друзьях.
- Одноклассник ваш? Да, конечно, знаю. А что у него не складывается, не в курсе?
- Адам - авантюрист по жизни, и не факт, что одно путешествие не променял на другое, но, может быть, всё было и серьёзнее. Надо сказать, знакомых у него в криминальном мире уже было слишком много, чтобы позволить кому-то его "прессовать". - Я бы попробовал и львиного мяса, кстати. Но, похоже, для этого придётся отправиться туда самому... - усмехнулся. Придётся ограничиться шкурой, и, надо сказать, подарком она будет шикарным и ценным - Гвидо с благодарностью отвёл бы под неё особое место у себя в доме. Вот только шуток про львиный прайд не надо, кто тут кому лев и кто кому добычу носит...
Гвидо молча кивнул на вопрос, взяв за правило поменьше разбрасываться громкими словами, даже когда говорит не на людях; те же жучки могут быть не только на ком угодно, но и где угодно - даже в гольф-каре или клюшке. Как именно преподать информацию - не столь важно, главное, чтобы она была понята; в суде же как раз на формулировки внимание будут обращать особенное.
- Док слишком привязан к госпиталю. Ему придётся либо перестраиваться очень существенно, либо мне налаживать ещё более тесные связи там, это рискованно. К тому же, его команда - ты и сам знаешь... Может опять получиться, как с Куином.
- Ренато - как-то явно больше хотел в команду Майка попасть, чем вернуться, по итогам - все по-настоящему толковые ребята после Романо и Куина остались либо в тюрьме, либо мертвы, либо перешли в команду Фрэнка ранее; Лив среди тех, кто остался - вообще единственное светлое пятно. Но если Гвидо её оставит за Дока - давление будет и сверху, и снизу, и не только на неё, но и на него самого. Давления Андреоли, скорее всего, не выдержит, а конструкция получится ещё более шаткой. - Правду. - иначе и смысл спрашивать?.. Так уж повелось, что Монтанелли всегда был человеком не особо компанейским, из-за своего рода деятельности, и полностью дружеские и доверительные отношения - это было проблемой. Ещё большей, с тех пор, как не стало Маргариты... А Майк - он был, пожалуй, наиболее гибким из всех: он мог бы быть советником Гвидо, и мог бы быть советником Фрэнка, если Гвидо по каким-то причинам окажется не у дел, ничего не потеряв при этом. - Затем, что без него рано или поздно могу не справиться я. - приглядывая и за "чёрной", и за "легальной" стороной их жизни - делать это непросто, да и ума у Монтанелли не хватит потянуть столько занятий сразу... - Об этом рано говорить, пока не услышим согласия Майка. Но этот вопрос вы и сами могли бы решить, нет? - Мэнни? Этот выбор бы устроил всех троих. Настолько, пожалуй, что даже альтернатив не находится. Всё очевидно.

+1

12

- Благотворительный? В мэрии? - неподдельно удивился. Обычно политики и всякие там шишки не любили светиться в обществе гангстеров. Водить дела водили, но вот на публике с такими как они ручкаться не рисковали. Для имиджа это было не очень хорошо. Гвидо, конечно, не был столь же популярен как Джон Готти, но в пределах Сакраменто о нем знали – кристальной репутацией мистер Монтанелли не обладал. Если вдруг после этой благотворительной акции в газеты попадет снимок мэра обнимающегося с местным крестным отцом, следующие выборы господин Стоун выиграет вряд ли – найдутся среди читателей газеты и те кто узнают мрачное лицо мафиози. – А-а, - протянул, вспомнив, - Хелен ведь про икру как раз для этого вечера спрашивала. Стол там должен быть шикарный, думаю, будет интереснее, чем в опере. – Переглянулся с Майком, чтобы узнать его мнение. – Нет, на самом деле время хорошо провели, - это он о Годунове снова вспомнил, - но с переводом было бы еще лучше. – Именно отсутствие английской речи или же субтитров андребосс счел причиной того, что действие на сцене его не захватило. – А когда этот вечер? – в первых числах июня у них было запланировано сафари, но если не совпадет, то можно было и сходить. Джульетт любила такие мероприятия, ну и благотворительность не самая плохая причина потратить деньги. Не привычная, но благородная. 
Чем хорош был гольф, здесь не нужно было никуда не спешить. Выигрывал вовсе не тот, кто по времени быстрее прошел все лунки, а тот, кто нанес меньшее количество ударов. И поэтому гольф-кар Фрэнк вел также неторопливо, даже притормозил в одном месте возле пригорки, чтобы им с Гвидо можно было поговорить с глазу на глаз.
- Капо как по мне еще меньше сочетается с работой в госпитале, - пожал в ответ плечами. Капитан должен быть приближен к улицам, чтобы лучше контролировать их, а вот консильери от этой необходимости избавлен. Хотя, Доку, конечно, виднее. Фрэнк до сих пор слабо себе представлял, чем именно Сольферини занимался в госпитале. Пожалуй, эта его отдаленность в немалой степени также была причиной того, почему толковые парни покидали западную команду. Некогда сильная, она значительно утратила влияние, когда Куинтон перестал ее возглавлять. Нужно было там что-то менять, может и капитана, рыба-то, как известно, гниет с головы.
Впрочем, обсуждать проблемы западников сейчас было не к месту и, отложив разговор на эту тему, андербосс продолжил ту, которая касалась консильери.
- Так давай сейчас у него поинтересуемся, зачем возвращения ждать? – Фрэнк глянул туда, где Майк и Рокки уже поджидали их. Наверняка Ринальди будет интересоваться, о чем дон с андербоссом секретничали, и Гвидо должен был понимать, если сам не скажет Майку сейчас, то это сделает за него Фрэнк, пускай и не на поле для гольфа. – Или ты еще обдумать хочешь? – Черт его знает, может опрос мнений проводит или проверка какая, Монтанелли тот еще лис.
Показавшееся сперва неожиданным и странным, теперь решение Гвидо воспринималось как имеющее под собой смысл. Наверное, надо было просто переварить эту информацию, что Фрэнк и сделал, пока глотал прохладную воду из бутылки, когда они ненадолго остановились, чтобы успеть закончить разговор. Присутствие Ринальди в администрации определенно пойдет на пользу всей организации, а еще он станет хорошим связующим звеном между доном и андербоссом, у которых время от времени случались терки. И к остальным проектам Семьи свою энергию подключит, к тем, что не касались южной команды. Словом сумеет привнести свой вклад во многое, и для Фрэнка уж точно ничего плохо в таком раскладе, когда его лучший друг разделяет место в администрации, не было.
- Мэнни. Других вариантов у меня нет. - Это было ясно и Монтанелли. Хорошо, что никого другого в капитаны самой сильной ныне команды он не метил, а то ведь мог попытаться таким ходом ослабить влияние неразлучной парочки Ринальди и Альтиери.
Мало кто другой кроме Фьоре виделся Фрэнку капитаном юга. Большой Джон был слишком горяч, Маленькому не хватало лидерских качеств, Ники – старый, Поли – молодой. А вот Мэнни в самый раз, с ним Фрэнк также был дружен с самого детства, а Майку он еще и родственником теперь приходился – был женат на его сестре.
- Продолжаем? – слезая с гольф-кара обратился к поджидавшим их капо и солдату, и, подхватив клюшку, направился к мячу. Приметился, несильно замахнулся и нанес выверенный удар, отправив мяч в направлении флажка с лункой. Несколько раз, отскочив от изумрудного газона, мячик остановился в полутора метрах от цели. Кивнув головой, более или менее удовлетворенный результатом, андербосс перекинул клюшку из одной руки в другую и пошел передавать «ход» дальше, заодно выяснить, рассказал ли о своих планах Майку Гвидо.

+1

13

Мир делится не только на политиков и мафиози, и на благотворительном вечер в мэрии города будет много людей, помимо представителей Семьи Торелли или друзей и подчинённых мэра, да и от прессы, насколько Гвидо было известно, мероприятие будет закрытым - впрочем, журналисты всегда найдут способ пролезть, куда им будет надо, а помимо печатных изданий с именем существуют и другие каналы, по которым мэр и босс мафиозной организации могут засветиться на одной фотографии. Осторожность никогда не помешает... хотя по мэру это определённо ударит сильнее; Монтанелли было не так уж и важно, выиграет Стоун следующие выборы или нет - на брудершафт он с ним не пил, в оперу или баню в его компании тоже не ходил; а когда начнутся выборы - будет в любом случае суматоха... в которой они могут продвинуть и кого-то из тех, с кем дружили более тесно, ближе к месту мэра, а может, даже и занять это место получится - не стоит загадывать на эту тему; но всё же, их присутствие на этом вечере будет на пользу, как ни крути. Тем более, что и спонсировали этот вечер они, выходит, уже не только деньгами.
- Когда это она у тебя спрашивала?.. - на момент посещения оперы, насколько он помнил, Хелен организацией вечера ещё не занималась, а когда они с Фрэнком успели ещё раз пересечься, Монтанелли тоже пока не понимал... Хэмминг являлась деловой женщиной, с хваткой, Гвидо это давно уже знал, обернуть бы только это на пользу, а не во вред, чтобы не получилось бы деятельности за его спиной. Сегодня переговорит насчёт икры с Фрэнком, завтра и к самим её поставщикам пойдёт напрямую, того и гляди...
- Шестого июня. А вы когда собираетесь улететь, кстати? - чтобы сопоставить графики, и не получилось бы в итоге так, что пригласительные пропали даром. Если уж сафари запланировано в то время, когда будет проходить вечер, Гвидо всегда может попросить кого-нибудь ещё... может, даже Лео и Сабрину позвал бы, если бы у них не было сейчас столько дел из-за подготовки к гоночному турниру. Или того же Дока. Фредо, скорее всего, и сам уже давно в курсе происходящего...
- Не скажи, организовался он неплохо. - Гвидо пожал плечами. Доктор попросту свою политику выстроил немного по-другому, отдалившись от улиц немного, хотя, с другой стороны - больница с улицами связана довольно тесно уже потому, что это место общественное (особенно приёмное её отделение) и взаимодействовать с командой Винсу было довольно легко. Со смертью Витариелло было тяжелее, конечно, но он нашёл себе другого посредника; и хотя на улицах лично он появлялся реже остальных капо - глаз и ушей на своей территории у него было достаточно. А все толковые ребята перешли на юг как раз-таки, наоборот, в то время, когда Куин был капитаном - во время самого образования южной команды. Толковые по меркам Фрэнка, в смысле - да и на восточной стороне, помнится, у него было больше друзей.
- Да нет, полгода ведь уже обдумываю... - Гвидо едко усмехнулся. Куда ещё? Пусть теперь сам Майк хорошо подумает, стреляя львов в Африке, не обременённый ежедневной рутиной; тем более, что Фрэнк будет рядом с ним, и они в любой момент могут обсудить эту тему между собой - да оно будет и правильно. Даже отдыхая, смогут оставаться при деле. А вот уже по возвращению пусть дадут окончательный ответ, торопить Монтанелли тоже никого не собирался. - Спрошу у него сейчас. Если поинтересуешься ты - может подумать, я его совсем уж не уважаю. - ну и авторитет его может пострадать, соответственно - о таких вещах лучше говорить от лица дона, нежели сообщая через кого-то третьего; Фрэнк, конечно, как никто другой заслуживает того, чтобы сообщить другу такие новости, но именно поэтому Гвидо и должен сделать это сам, иначе возникнет вопрос о том, кто кому вообще будет советником?.. Ослаблять влияние "неразлучной парочки" ни к чему, но и слишком усиливать его - тоже может стать чревато. Подтвердив "кандидатуру", Монтанелли снова лишь кивнул. Об этом они тоже смогут поговорить, будучи в отпуске, вынеся своё решение - но всё зависело от того, что Майки скажет. - Как раз сейчас и твоя очередь...
А у Гвидо за это время будет подумать о других вариантах развития событий; назначение Майкла консильери - это приоритет, но если он откажется, придётся решать вопрос по-другому, и боссу потребуется не менее чёткий план действий на этот случай... и разработать его не помешает, даже если он и не пригодится на деле. В идеальном варианте - даже не один; Док и сам может отказаться, не желая покидать насиженное место, и это будет уже два промаха. Может, стоит вообще выбрать консильери из числа солдат, а не капитанов? Если даже и не соучастников, если есть кто по-настоящему толковый; наделить человека статусом - дело недолгое; время уйдёт на другое - на подготовку, и его потребуется немало: только на то, чтобы познакомить с нужными людьми - это уже уйдёт пара недель...
- Ты многое делаешь для организации, Майки.
- начал Гвидо, словно невзначай, наблюдая за тем, как Фрэнк готовится к удару. Укрепляя свою собственную команду - Ринальди не забывает о всей остальной Семье, что очень и очень немаловажно, у Фредо, Роза и Винса как раз на это обычно внимания уже не хватает - потому и ценны они на своих местах, просто занимаясь своими делами и засылая наверх. Возможно, это качество даже делает Майкла лучшим капо, чем Фрэнк был когда-то - так и тем более, они должны стоять на одном уровне сейчас. - Знаком со многими людьми, в Нью-Йорке, в Калифорнии... в политике. - ...на Сицилии. Даже возвращение Ренато домой - это благодаря его стараниям. - И мне кажется, своё место ты уже перерос. Что скажешь насчёт повышения после того, как вернёшься из отпуска? - на слух прозвучало, как беседа двоих топ-менеджеров какой-нибудь фирмы - таких разговоров это поле переслушало наверняка немало... Для Майка, как и тогда, в стенах "Доллз", это означало совсем другое.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-05-28 12:08:46)

+1

14

- Да, отлично, тебя понял!  Откроем бутылочку. Тогда пришлем наших юристов и все такое, для… хе-хе…  переговоров и заключения контракта. Давай-давай!
Если пару минут назад Ринальди был поглощен размышлениями о том, что же там Гвидо с Фрэнком обсуждают наедине – и в итоге таки пришел к выводу, что вряд ли они планируют против него что-то дурное – то затем его полностью отвлек разговор по сотовом, который он закончил аккурат к моменту возвращения руководства Семьи. Сияющими глазами он посмотрел на обоих,  довольно улыбнулся. – Синьоры, у меня для вас приятная новость. Минуту назад мне звонил Д.К. Сайлас….   Величественный и седовласый президент  строительного концерна «CA TransCargo & Construction Corp .», созданного специально для  проекта со скоростной железной дорогой и реального контролируемого мафией Сакраменто, Сан-Франциско и Лос-Анджелеса. Бывший полковник, видный благотворитель и бизнесмен, он был идеальным подставным лицом.  Почему все называли этого солидного господина исключительно по фамилии и инициалам было загадкой. -  А четыре минуты назад  Ронни Уэбстер… Короче, по итогам заседания конкурсной комиссии и вскрытия конвертов наше предложение признано  наилучшим.  Эти станции теперь наши!  Осталось подписать договор, получать аванс – и начинать работать. Конечно, еще окончательно утрясти насчет раздела пирога с Сальвиатти и Сэлом-Молотком  - но там уже были предварительные договоренности, так что все в порядке. По сути остались только формальности.
- Вы там про благотворительный вечер говорили? Я знаю, хотел бы даже спонсорскую помощь ему оказать. – ухмыльнулся Майки – бой, понимая, что наверное удивит этим известием. – Я ведь какое-то время помогаю уже детским домам некоторым и фондам такого рода…  Покрутил клюшкой для гольфа, пока не нужной. – Но вот сможем ли мы туда попасть, не уверен, мы же покупать билеты с  1 до 10 июня собирались вроде. Пока не оплачивали  - ибо выкладывать деньги,  не получив разрешения Гвидо на поездку, глупо. – Разве что перенести…
Гастрономические темы заставили Майкла оживиться еще больше. - Мясо льва, говорите? Оно странное,  рассказывают, приятель пробовал.  Причем не в Камеруне, а у нас, во Флориде. Там в «Taco Fusion» одно время стали подавать блюда с львиным фаршем – но в итоге  долбаные защитники природы начали вопить в сети и  пришлось перестать. Но тако с мясом крокодила, змей, газелей до сих пор готовят там. Задумался. - Привезти бы Гвидо, как знатному кулинару, каких-нибудь вкусных редкостей оттуда. Но только вот что? С тем же фруктами, cмутно вспоминалось Ринальди, далеко не всегда через границу пускают.
Однако все эти раздумья в одно мгновение были сметены в сторону тем, что Гвидо сказал в дальнейшем. – Что-что? – переспросил Майки,  словно повторно вникая в смысл сказанных слов, его пальцы разжались, роняя клюшку на свежеподстриженную траву. Он механически нагнулся, подобрал упавшее,  проследил за тем, как, после мощного удара Фрэнка вдаль улетел мяч. А затем его охватил ураган эмоций, настолько бурных и разноречивых, что в них трудно было разобраться самому. Бурной радости, что Гвидо заметил его заслуги, его способности и его работу, ценил их, сам выделил его как лучшего капитана своим предложением.  Тем более, он был моложе других коллег в должности – но на такое в их бизнесе смотрели мало, они же не армия. Особенно на уровне капо. Cтыда, что он только что думал о Монтанелли плохо, чуть ли не подозревая  его в замысле на свое хладнокровное убийство. И полного непонимания – что же с этим делать дальше.  – Для меня это огромная честь, Гвидо.  Ты знаешь, я для тебя и Семьи делаю все, что в моих силах – и в будущем,  даст Бог, сделаю еще больше…   Тут Майк не лукавил,  ему действительно было приятно такое слышать.  И повышения он всегда хотел, хотел стать членом Администрации. Решать большие вопросы,  помогать формировать политику организации. Не имея жены и детей и зарабатывая куда больше чем было нужно одному человеку,  для Ринальди весьма важны были не только доходы, но и карьера, карьера в той теневой империи, в том древнем обществе, которому он беззаветно отдал себя с ранней молодости. И на которое  продолжал сохранять  и определенные романтические взгляды. Должность консильери… Однако в этом и была соль.  Желая пройти по большому пути, нельзя было жертвовать глобальным ради сиюминутного.  Именно потому сейчас Майкл думал, включая весь потенциал своего изворотливого мозга. – Ты уверен, что хотел бы меня видеть на этом месте? Тот же Винс старше – и на команде, и по стажу.  Это он сказал, чтобы потянуть время, сам же дорисовывал в голове последние штрихи своей позиции. Должность консильери, в той форме, в которой она существовала во многих мафиозных кланах, могла при плохом раскладе поставить крест на его будущем.  Он верно работал на Фрэнка и Гвидо – но, что греха таить, хотел бы когда-нибудь, пусть через много лет, забраться на самую вершину горы, именуемую «Коза Ностра». Но влияние в их организации строится на силе, авторитете, тех деньгах, которые ты можешь дать своим подручным. А у консильери, советника, обычно нет «своих людей»,  он представитель дона во многих случаях,  третье лицо в организации, но….  If you are so clever, show me your money – and if you are so strong, show me you guns*.  Если он вовремя не передвинется на позицию андербосса (что бывало частенько), у него есть шанс по гроб жизни застрять в роли эдакого Тома Хагена из «Крестного Отца», советника при сменяющихся боссах, поднося им чемоданчик.  И не имея реальных гарантий своей жизни и безопасности - ибо безоружный не может защититься. А сильный капо – силен всегда. Тот же Джон Готти, унаследовавший Кастеланно,  был только капитаном -   а консильери Галло играл тут довольно жалкую роль… - Но для меня главное  - приносить пользу организации. И, прости за  нескромность, я боюсь, что мой уход от руководства южной командой может сейчас нанести вред.  Наши крупнейшие проекты во многом строятся и на моих связях и начинаниях. Русские воры  - мой контакт и хотели бы работать со мной,  в железнодорожной теме  - Уэбстер, с Ренато Барриано мы только начинаем  восстанавливать бойцовский клуб, я сделал инвестиции…  И терять контроль и власть над всеми этими проектами Ринальди совершенно не хотелось. -  Все это – и железка, и клуб, и русская контрабанда – еще в самом начале и мне хотелось бы довести это до конца самому.  Хотелось бы довести до того момента, когда это принесет Семье реальные деньги, а не бросать на полдороги. До логического завершения, так сказать. Он не сказал Гвидо, но тот сам должен был понять, что есть здесь и денежный аспект. Консильери поднимал на порядок выше капо  - но среднего капо.  При всем уважении, в других командах не было видно таких жирных кусков, как потенциально многомиллионная дорога или потоки драгоценных товаров из России. Сделать всю черную подготовительную работу – а потом дать кому-то третьему пожинать лавры Майклу совсем не хотелось. – Да и я, по своей натуре, человек действия,  а не исключительно переговорщик или посредник…  Иными словами, Майкл любил быть организатором, любил видеть потоки денежных средств, идущих через свои руки, любил командовать людьми  и решать вопросы жизни и смерти. Роль дипломата в белых перчатках (пусть он и умел налаживать связи очень хорошо), далекого от контроля над улицей, казалась ему скучной. Был, конечно, и еще один аспект - в южной команде были его родственники и друзья, такие как Ал и Ренато, которых при уходе пришлось бы выпустить из-под своего крыла.

* Английская переговорка "Если ты такой умный, покажи свои денежки". Майк сделал свое дополнение - "Если ты такой сильный, покажи свои пушки"

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-28 15:46:28)

+2

15

- Кто бы сомневался, - хохотнул Фрэнк, услышав радостное известие о том, что конкурс выиграла именно их заявка. Они столько всего сделали - бабла чемодан на взятки вкинули - эти гребаные станции обязаны были стать их! Уэбстер и его дружки из администрации не хотели задолжать гангстерам – а Фрэнк бы в случае провала обязательно потребовал возвращения затраченных им денег - и исполнили свою часть обязательств, надеясь потом и от самого проекта себе кусок откусить. – Надо отметить это событие, парни, - положив руки на плечи друзьям, предложил устроить небольшой праздник, и поочередно глянул на того и на другого, которые владели подходящими для сего мероприятия заведениями. Надо ведь было и Уэбстера поощрить, он немалое сделал, и Д.К Сайласу налить, ну и дальнейшую совместную работу обсудить. Чем Фрэнку нравился их образ жизни – они могли дела вести и отдыхать одновременно. Большинство сделок ими заключалось в моменты между тостами как раз.
- Или в другой раз встретиться можем, после нашего возвращения, - предложил, когда вернулись к разговору о Хелен. - Пожарим львятинку на гриле. Надеюсь, защитники природы на лужайку к нам не нагрянут. - В отличие от друга Фрэнк не хотел переносить сафари, который они полгода планировали, из-за какого-то благотворительного вечера. Желание помогать детишкам похвально, конечно, но ведь далеко не эта благородная цель преследовалась мэром в первую очередь. Не на проблемы детей он внимание хотел обратить, а на себя - попиариться перед выборами. Иначе бы эти деньги не на белужью икру и омаров пустили, а реально детям отдали. Столы можно было и поскромнее оформить, как Фрэнк считал. И Майку присутствовать там вовсе не обязательно было, чтобы помочь детям. Достаточно перечислить n-ую сумму как обычно делал и с чистой совестью ехать в Камерун. Там в Африке детишкам, кстати, тоже несладко жилось. Сможет и им помочь, раз уж грехи свои решил искупать именно этим образом. – Хел заходила к нам не так давно, рассказывала, что организацией благотворительного вечера занимается, - пояснил, откуда был в курсе. – И про икру разговор зашел.
Фрэнк отправил к мячу Рокки, а сам тем временем присоединился к разговору на более важную для всех них тему - консильери. Гвидо все-таки сделал предложение Майку, однако же, тот, похоже, решил отказаться, чем несколько удивил Альтиери.
- Кто тебе мешает и дальше всем этим заниматься? – кинув клюшку в сумку, поинтересовался у капитана. – Твоих инвестиций тебя никто лишать не будет. Если ты вложился в бойцовский клуб, с какой стати долю с него потеряешь? – с улиц барыги всякие станут засылать не ему, это верно, но ведь эти доходы вряд ли сравнимы с тем, что Ринальди поднимал за счет своих собственных бизнес проектов, таких как «Доллз» или же их с Фрэнком совместных, он как был совладельцем CA Trans Cargo так им и останется, независимо от того, кем будет, солдатом, капитаном или консильери. - Железнодорожная тема тем более не одной лишь южной команды касается. – Как и строительство жилых комплексов на окраине города. В этих проектах и другие кланы интересы имели тоже. – И русские хотят более широкого сотрудничества, насколько ты помнишь. Если ты станешь частью администрации, это может дать хороший толчок нашим взаимоотношениям с Иванами. – Сейчас влияние Майкла распространялось далеко не на все сферы, которые контролировали Торелли. Та же сфера развлечений, издавна являвшаяся основной статьей доходов Коза Ностры, никогда югом не контролировалась. Азартные игры – север, проститутки – запад. Таким образом, сотрудничество с русскими через Майкла-консильери будет куда продуктивнее, чем через Майкла-капитана, и тот в свою очередь сможет получать долю с точек других команд. 
- Тебе сорок три. Ты до сих пор в войнушку не наигрался? – усмехнувшись, обратился к «человеку действия». На взгляд Фрэнка тому давно пора было завязывать участвовать в разборках типа той, которая была накануне с байкерами. Как «переговорщик» он для организации гораздо полезнее, а головорезов у них итак навалом. Кулаками махать, да на курок жать много ума не надо. – Была бы у него семья, он бы охотнее согласился, - подметил уже в сторону Гвидо. Когда у тебя жена и дети, желания лезть под пули становится куда меньше. Начинаешь думать не только о себе, но и о своих близких, и Фрэнк своим статусом вовсю пользовался; он был тем, кто занимался стратегией, расположившись позади основной группы войск, а не тем, кто с шашкой наголо несся на врага впереди отряда. Последнее осталось в прошлом. И Майку он считал, тоже пора было расти.

Отредактировано Frank Altieri (2015-05-30 20:05:12)

+2

16

Этим звонком и хорошей новостью Ринальди ещё раз подтвердил правильность решения Гвидо (а теперь уже, можно сказать, и их с Фрэнком совместного решения) - у Майка всегда всё было под контролем, он уже обладал достаточными связями для того, чтобы быть в курсе всего того, что происходило, первым; особенно что касалось приоритетных для организации проектов - а надо сказать, именно железная дорога, а не крышевание владельцев недвижимости на улицах, было проектом приоритетным. Да и запустился он с его подачи во многом - фактически, Майкл ведь уже играл для Семьи роль консильери, хоть и был на позиции капо, по многим вопросам что Фрэнк, что и Гвидо, обращались к нему... что, в общем-то, уже было неправильно; нельзя брать на себя по-настоящему всё - и силовые вопросы, вроде того, с неграми, и организацию переговоров с большими людьми из мира неприкосновенных, это попросту выдержать тяжело (почему даже и Монтанелли хотел кого-то продвинуть - он боялся, что такой нагрузки не выдержит), да и бессмысленно - это не даёт возможности развиваться другим... От чего-то будет рационально отказаться; а оружие отложить проще, чем оборвать все свои связи, даже в их деле.
- Как насчёт моего ресторанчика? - Уэбстер, вроде бы, не любил светиться в ресторанах класса люкс, а в "Маленькой Сицилии" вопросов не задают; да и вообще, его ресторану давно пора оправдывать - Гвидо открыл его совсем не потому, что ему нравилось кого-то обслуживать, а потому, что это было бы удобным местом, где всегда можно присесть - как "502", только побольше размахом, где члены Семьи могли бы найти друг друга, вроде убежища. Можно было бы и Хелен представить Ронни и Д.К., кстати, на том же самом вечере, и Майку тоже - раз Ринальди хотел вложиться, может, и первые двое захотят? Но на вопросе о благотворительном вечере и их междусобойном фуршете Гвидо решил не зацикливать внимание - похоже было, что это с вопросом о грядущем сафаои связано напрямую, так что пусть Майк и Фрэнк разберутся сами, а он никуда вроде не собирался, подстроится.
Тема насчёт продвижения Ринальди тоже была связана с их отпуском, но её коснуться стоило бы сейчас немного глубже, раз уж они вообще заговорили; хотя и не хотелось бы форсировать какое-то решение Майка при этом, конечно - ничего хорошего не будет, если консильери он станет как из-под палки... Хотя если согласится, не подумав, в итоге может быть ненамного лучше.
- Я бы не говорил, если бы не был уверен. - сильно потянуть время он Майку не дал, сейчас - они задерживали очередь, а вот за время отпуска времени принять решение будет уже достаточно, несмотря на уверенность, от него Гвидо сиюминутного ответа не требовал. Мысль о том, что без консильери он может не справиться, не означала, что он готов слететь с путей прямо в следующий момент... Доктор же и впрямь на своём месте полезнее; и из-за госпиталя, и из-за того, что в западной команде снова может получиться разлад, тогда как южная была вполне организована - вот чей уход точно нанесёт вред.
- Вот именно, и связи твои тоже никуда не денутся. - напротив даже, на таком уровне они скорее укрепятся, здесь и речи не идёт о том, чтобы что-то на полдороги бросить (или передать кому-то уж тем более); Гвидо слегка пожал плечами. Похоже, Майкл воспринимал должность консильери так, словно его запрут в кабинете без возможности из него вылезать, вкладываться во что-нибудь, и вообще даже видеться с остальными членами Семьи, переправив в общество политиков да бизнесменов высшего класса. Хотя Монтанелли ему не баллотироваться на пост сенатора сейчас предлагал... - И поддержка людей у тебя всегда будет. Даже больше, чем одной команды - всей организации. - пусть и связи, вроде как, ослабеют немного, но Ринальди всё равно получит поддержку солдат Семьи - теперь уже всей; даже вовсе необязательно через Фрэнка или Гвидо, если он правильно себя поставит - любой солдат или капитан будет только рад выполнить его просьбу. И уж на своих ребят он точно смог бы рассчитывать - особенно, если в дальнейшем их поведёт за собой Мэнни.
Гвидо переглянулся с Фрэнком, усмехнувшись его замечанию - именно так, пожалуй, если бы у него было чем рисковать помимо "собственной шкуры", он бы задумался сейчас о том, кто его может ждать дома с таких вот "разборок", даже капитаны стараются как-то себя ограничивать от подобного - не подставляться лишний раз; да и не только капитаны, пожалуй, силовые вопросы часто решали не солдаты, а их шестёрки. С другой стороны, Майки - из всех троих единственный, кто не имел семьи, поэтому мир видел несколько под другим углом - и в этом тоже была определённая ценность его, как советника. Ну, и наконец, с третьей - может, оказавшись в месте поспокойнее и потеплее, он и впрямь задумался бы о том (или правильнее сказать - о той?), кто будет его поддерживать в дальнейшем, чтобы это место не потерять, или вскарабкаться на вершину однажды? Кто знает.
- И это ещё одна причина, по которой я прошу именно тебя. - никому не нужен консильери, который будет только сидеть на заднице и набирать жир; ценность Маргариты была в том, что она была деятельной - только вот деятельность эта почему-то уходила за пределы Семьи; с Майком такого точно не случится. А организация денежных потоков - это тоже деятельность. Схожая с тем, что на улицах происходит, только сами потоки - внушительнее. И ответственность соответствующая, конечно. - Я не тороплю с решением, поезжайте на сафари, поешьте львиного мяса, отдохните; дашь окончательный ответ, когда вернётесь. - Гвидо вытащил клюшку, собираясь сделать свой удар.

+1

17

- Отметить в «Маленькой Сицилии» хорошая мысль, мне давно хотелось попробовать ее кухню. – сказал Ринальди, не выпить пару стаканчиков в честь такой удачи было просто грешно. Другое дело, что, если приглашать на встречу Уэбстера или Сайласа, делать это надо с минимальной публичностью, еще не хватало, чтобы журналисты сфотографировали президента выигравшей тендер компании и  одного из руководителей вручившего ей контракт органа за дружеским пиршеством и в компании мафиозных заправил впридачу. Что до благотворительное вечера – вполне можно и не идти туда, достаточно просто сделать взнос, список жертвователей мэр все равно будет проглядывать – и с его помощницей они связь наладят. Откладывать сафари, которое столь долго планировали, неправильно. Уже все куплено для путешествия -  а отдыхать ведь тоже надо?
- C клуба я буду иметь как капитан, Фрэнки. А так я просто одолжил деньги Ренато на раскрутку. Но не суть. -  и ради того, чтобы стричь свою законную долю с нелегальных боев в будущем, и чтобы заполучить бизнес для Ала, и чтобы наладить отношения  с Барракудой, сразу привлечь его в ряды своих сторонников. И если сейчас уйти, в этом не будет никакого смысла, музыку будет заказывать новый капитан, который запустит загребущие руки в дела клуба. – И, скажем так, я хотел бы продолжать руководить тем делом, которое начал, а не быть просто «инвестором». И продолжать работать напрямую с людьми вроде Ала и Ренато,  с которыми у меня давние связи и  масса нереализованных планов на будущее, курировать их.  Чтобы между ними не вставало промежуточное звено в лице очередного капореджиме, которое захочет своей доли и непонятно как будет вмешиваться в их бизнеc. Тот же Барракуда рассчитывал вести дела именно с Ринальди, а не с каким-то неизвестным знаменателем, по той причине и переходил в южную команду. Да и Альтиери ведь предпочел оставить при себе Мэнни и Марти –а ему предлагают остаться вообще без подчиненных? – Да, как и сказал, я все-таки скорее бизнесмен и менеджер, а не советник.  До того, что там творится в других командах, Ринальди дела не было, у него было свое хозяйство и за него он отвечал. Вернее, было – но в качестве консильери он и не смог бы в них активно вмешиваться, иное дело Фрэнк, могущий как андербосс управлять всеми командами.  Потому слова Монтанелли о том, что его связи никуда не исчезнут и он сможет рассчитывать на поддержку всей организации заставили уголок губ мафиозо скептически приподняться, хотя он ничего и не ответил. Так называемое единство Семьи было больше мифом, к сожалению, и солдаты, прежде всего, шли за теми, кто работали с ними каждый день и давали им зарабатывать, капитанами. А фракции внутри организации то и дело грызлись между собой -  сильно «поддержка организации» помогла Дино Кесаретто, Марчелло и даже Фьерделиси, утратившему власть над  находящими где-то там внизу десятками стволов?  А ведь он был боссом, священной и всемогущей фигурой, а не консильери, который в какой-то степени вообще как говно в проруби. У себя на юге Майк был хозяином, он мог заносить вверх положенные суммы и получать  необходимые одобрения на крупные вещи -  но в принципе вести дела так, как считал нужным. Там он мог приказывать и  его любое пожелание бы выполнили – а в качестве лишенного своих людей консильери пришлось бы только просить. А кому нужно такое жалкое положение?  Озвучивать всего этого Ринальди, конечно, не стал, лишь мило улыбнулся фразе лучшего друга об «играх в войнушку». – Ну что ж,  хорошо, что у вас, семейных, есть я, бессемейный, который может себе позволить сделать то, что нужно сделать. Не вмешивая в это вас и не ставя под риск ваши семьи.
Взял клюшку, коротко замахнулся, ударил – и мяч, весело подпрыгивая по траве, подкатился совсем близко к лунке. Останется еще разок тюкнуть – и все. А два забива  - это весьма прилично. – Хорошо, Гвидо, спасибо, я обдумаю. Вежливо наклонил голову. В душе-то, конечно, не предполагал, что его мнение изменится – хотя он и честно вновь взвесит все плюсы и минусы. – Кстати о русских, мужики. Вчера встречался с Мэлором, в своем заведении.  То-се, коньячок, говорили о поставках мехов и алмазов в том числе. Но есть у них и новая идея, весьма масштабная. Вытер со лба пот, печь стало не по-детски.  – Поставка рабочей силы из их краев, по расчетам наших гостей не меньше чем десятки миллионов долларов доходов может приносить. Возможно, в этой ситуации было полезно им повстречаться с тобой,  Гвидо? Затем поморщился. – И вообще понять надо, хотим ли мы лезть в это дело. Лично у капо был ряд сомнений.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-31 15:28:46)

+2

18

Фрэнк готов был передать бразды правления южной командой именно Мэнни вовсе не случайно. Из того же расчета он и Майклу в свое время ее передал – чтобы не потерять над ней контроль. Несмотря на то, что Альтиери был андербоссом, реально его влияние по-прежнему распространялось только на юг, на остальные команды он сможет полагаться тогда, когда их возглавят его ставленники. Мэнни он доверял ничуть не меньше чем Майклу и в свою очередь не сомневался, что Фьоре будет честно с ними делиться. Будучи капитаном, Фрэнк подключал их ко всем своим делам, и Майкл, сменив его у руля команды, также не ел в одиночку. Причин, по которым Мэнни подомнет все под себя, выкинув из бизнеса своего лучшего друга и брата жены, Альтиери не видел. Они всегда делились друг с другом не зависимо от их места в структуре клана. Сейчас, исходя из расстановки внутри организации, кому-то могло показаться, что Фьоре не засылает ни капитану, ни андербоссу, однако в действительности со всего к чему прикладывал руку этот гангстер, имели свои доходы и оба его друга – не было такого дела, которым Мэнни занимался в одиночку, его место, поэтому и сложно было определить в структуре. Не станут ведь они с Майклом отбирать у друга причитавшуюся ему треть доходов с тех же грузоперевозок просто на основании того, что получили более высокие звания? Им было с кого стричь капусту помимо лучшего друга, с которым до этого на протяжении тридцати лет делили все поровну. Ни со строительства, ни с грузоперевозок у Фрэнка никогда и в мыслях не было отобрать у Мэнни по праву причитавшееся ему. Замутит что-то новое? До сих пор в одиночку и не мутил ничего, всегда делясь деньгами и идеями с друзьями. Им с Майком грех было жаловаться, что ничего с него не имеют.
Выслушав еще раз Ринальди, Фрэнк коротко переглянулся с Гвидо, и разве что плечами пожал. Не силой ведь его заставлять? Мнение у Альтиери было несколько иным, и Ала с Ренато он при всем к ним уважении за костяк южной команды не считал, не на этих людях нужно было приоритеты выстраивать, хотя желание Майкла продвигать именно их, в целом понимал. Продолжать этот разговор дальше Фрэнк смысла не видел, по крайней мере, здесь и сейчас, потом наедине с Ринальди они к нему вернутся и тогда возможно более откровенно поговорят. Наверняка у Майкла были и другие, более убедительные причины для отказа, нежели те, которые он озвучил. С тем, что консильери куда более зависим от дона и андербосса, нежели капо, Альтиери был согласен, реальной власти над людьми у него меньше. Со своей стороны Фрэнк, конечно, всегда готов был оказать помощь другу, обеспечивать его стволами и людьми, но и характер Майкла он знал, тот не хотел полностью зависеть от кого-либо, пускай даже от лучшего друга. Хотя бы иллюзорная, но все же независимость ему была нужна. Почему иллюзорная? Да потому что, в конечном счете, они все друг от друга зависили.
Гвидо предложил подумать, Майк согласился, на этом разговор можно было сворачивать и переходить к другой теме, коей вновь стали русские.
- Нелегалов что ли хотят возить? – уточнил, что имелось в виду под рабочей силой. Промысел не новый, особенно для приграничных с Мексикой областей, но зарабатывали на нем преимущественно латиносы и триады. О том, что из восточной Европы также много желающих сбежать, Фрэнк, впрочем, тоже знал и на самом деле не удивился желанию русских зарабатывать на этом. – Вместе с икрой и мехами перевозить их планируют? Надо будет с Моретти разговаривать, - порт то не их был, а Семьей из Сан-Франциско контролировался, и если икру с мехами еще можно было по левым накладным растаможить, то с людьми все будет труднее. Мимо Сэла себе дороже такой «груз» пускать. – А ты сам, что думаешь насчет этого дела? Что-то в нем не так? – заметив сомнение, спросил у Майка; тот из всех них пока что больше информации по теме имел. Свести их с Молотком и просто получать свои комиссионные из расчета, что дальше эти нелегалы их касаться не будут, Фрэнк, в общем-то, не возражал. Пока что дельце это пыльным не казалось. Одной тысячей эмигрантов больше, одной меньше – кого это волнует?

+2

19

Нельзя сказать, что Гвидо совершенно не был обеспокоен ростом влияния троицы Фрэнка-Майка-Мэнни и их последователей - то, что они однажды захотят претендовать на то, чтобы самим стать Администрацией, это только самый очевидный из рисков, с претензией Монтанелли быть лоялистом - его точно так же лояльно могут и подвинуть однажды, втроём у них это вполне может получиться. Но, пока их влияние сосредотачивалось на южной команде, куда и переходили те, кто хотел иметь с ними дело, всё было ещё неплохо. Реальная опасность такого поворота вещей возникнет как раз в тот момент, когда другие команды возглавят (или приблизятся ко власти в ней) их ребята - те, которые бы доверяли больше им, нежели Монтанелли... В этом случае уже Гвидо почувствует себя неуверенно даже в большей степени, чем Майк себя воображал в роли консильери. Да и недаром тех же телохранителей он себе подобрал из команд Дока и Фредерика, а не из команды Майка - не то, чтобы он не доверял Ринальди и Альтиери (иначе и в мыслях не завёл бы разговор о статусе консильери), но некоторая страховка, некий крeдит доверия был бы не лишним. Тот крeдит, отсутствие которого дона Антонио когда-то погубило... Не то, чтобы Гвидо был против того, чтобы лидеры остальных команд доверяли бы Фрэнку и Майклу - это попросту не должно выглядеть таким образом, словно они будут их ставленниками. Доверять капитанам должен каждый из них, а не кто-то один - тогда и ощущения того, что нарушена целостность Семьи, не будет. Для Монтанелли на его позиции главное - это балансировать, сохранять соотношение сил в Семье, не позволяя кому-то быть голодным или, наоборот, переедать. И надо сказать, что у Донато как раз это получалось неплохо, несмотря на его молодость и демократичность - их организация переживала хоть и странное, но неплохое время. Время, когда ссор между своими почти не возникало, а Торелли уважали остальные группировки в городе - зная, что у них всегда есть шанс на честное сотрудничество.
О других группировках, кстати... нельзя не отметить, что Мэлор и Лазарев набирают всё больший вес в городе, хотя и оказались тут сравнительно недавно; игнорировать это не стоит, то, что они пытаются с ними сотрудничать - тоже правильно, помогая русским освоиться здесь - они могут получить сильного союзника, с хорошими связями вне Сакраменто, за пределами Штатов и за территориями их "малой родины" - ещё одно хорошее наследие Донато, так что Семья оказалась после него крепка связями с внешним миром, были знакомые в Японии, на Сицилии, даже и в той же России - и организация, расположенная не в портовом, вроде бы, городе, с контрабандистами имела неплохие отношения... некогда. Отношения эти держались во многом на Куинтоне, теперь, когда тот вышел из игры, кое-что уже потерялось. Помимо "грязного" бизнеса с органами и рабами... А сейчас возникала возможность вернуть эти позиции, и пуская даже отчасти - за эту возможность ухватиться стоило, пожалуй.
- Пожалуй. Они готовы говорить об этом? - Монтанелли задумался. Трафик нелегалов - это рискованно и опасно, но раньше ведь как-то работало; и сейчас, когда большинство судебных процессов уже давно завершено, вряд ли кто-то будет сильно ожидать, что Торелли вернутся к этому бизнесу (уж тем более - совместно с кем-нибудь). - Моретти стоит поставить в известность, да. - если это поспособствует укреплению отношений с Сэлом - будет двойная победа, лишним благосклонность Сан-Франциско сейчас точно не будет, в их намеченных делах с дорогой. Так что, назначить русским встречу? И тоже в "Маленькой Сицилии", быть может - чтобы получилось без лишних глаз, вполне можно устроить сходку и после закрытия, чтобы им с посетителям друг друга не тревожить. В "Маленькой Москве" Кирил и Мэлор его парней уже принимали - выходит, теперь его очередь.
Вот только если русские и были готовы к обсуждению прямо сейчас, Монтанелли не мог бы сходу сказать того же самого - идея масштабная, да, и требует внимания к деталям, разговором с одним лишь Сан-Франциско тут не обойдётся, топорности ситуация не терпит. С десятком миллионов можно и лет получить пару-тройку десятков...
- Прежде, чем назначить встречу, нужно переговорить и с Гуидони. Он может помочь поднять свои старые связи, которые будут нам полезны. - заключил Гвидо и многозначительно посмотрел на Фрэнка и Майкла. Тема Куина не поднималась в разговорах уже довольно долгое время, про то, что происходило в его команде, начали (даже уже и заканчивали) забывать, а между тем, бывший капо западной стороны был всё ещё полезен... лишний раз стоило бы сказать себе самому спасибо за сдержанность и за то, что не убил его, хотя и мечтал видеть мёртвым.
- Кто-нибудь навестит его. - но это не значило, что дон простил его за то, что тот сделал; общаться с Куинтоном лично у него всё ещё не было никакого желания - неприязнь свою он вполне мог замаскировать заботой о безопасности (боссу Семьи появляться в списках посетителей тюрьмы и впрямь не стоит), так что видеть Куина лично у Гвидо необходимости не было. - Переговори с Моретти, Фрэнк. Если его мнение будет положительным, назначим встречу. - встречи, встречи, встречи... Криминальная жизнь строится больше на словах, чем на оружии.

+2

20

-Что не так? Ну, по сути, это работорговля. Людей будут сюда заманивать – а потом заставлять их отрабатывать выдуманные долги, принуждая становиться шлюхами, бойцами без правил, чернорабочими и так далее. – разговор о консильери, на радость, закончился,  и можно было перейти к основному делу. Капитан южной стороны знал, что  Мэлор хотел бы, чтобы он пролоббировал этот проект – но считал своим долгом говорить по совести, то, что думает, указав на все плюсы и минусы затеи русских. Причем минусы Ринальди хотел отметить в первую очередь, плюсы и так понятны – при мысли о десятках миллионах долларов у кого угодно  слюнки потекут. Да только вот Майкл Пеллегрино деньги выше разума и собственных принципов никогда не ставил. – И заниматься этой грязной работой – отправлять лоханувшихся бедолаг на стройки, в бордели,  порностудии, арены – предстоит именно нам, русским достаточно перевезти их сюда – и все, ответственность с их плеч сходит. И кто после этого рискует? Одним резким движением клюшки отправил мяч в лунку и вернулся к товарищам. Они были на поле уже пару часов и весьма хотелось пить, опять пожалел, что не захватил с собой хотя бы минеральной воды или холодного лимонада. Да и во рту у него пересохло, после всех этих бесед о его будущем в Семье. – А вы знаете, cколько конвенций на эту тему существует? И какие сроки дают за так называемый «траффикинг»? За этим следят не хуже наркотиков.  И людей, замечу, в отличии от порошка, в сортир не спустишь – один настучит и пиши пропало. Если Монтанелли был против давно уже прижившего среди криминальных семей  американской и сицилийской Коза Ностра промысла по торговле дурью (мол, аморален и рискован), то этот с обоих точек зрения был еще более под вопросом. Куда проще распространять определенные вещества,  которые легко уничтожаются, чем контролировать людские потоки,  непокорных сажать на цепи или уничтожать. А с точки зрения морального аспекта - вот лично Майклу, например, не хотелось каких-нибудь приехавших с целью стать актрисами дурочек насильно заставлять ложиться под грязных негров или старых янки. Он боялся, что в итоге может шагнуть в бездну, из которой потом уже не вылезет. Лучше уж тогда популяцию торчков уменьшать. – Если это будет в том виде, в каком я обрисовал... Я бы вот лично не хотел бы в это соваться. А Альтиери и Монтанелли – как знают.  Чтобы его совесть в этом отношении была чиста, а жопа прикрыта, он позаботится, у него достаточно геморра в жизни и без рабов. Дурновато пахло от этой темы, ох дурновато, пусть и завлекательно одновременно. – Без Моретти никак не решить, да. Ну так мы все равно же с ним будем встречаться по поводу дороги сейчас, заодно Фрэнк может и об этой теме упомянуть. А  у Майка были и личные вопросы, которые хотелось обсудить с Молотком,  те же намерения Барракуды проворачивать в порту кое-какие контрабандные операции. – Разумеется, они заинтересованы обговорить это на самом высоком уровне. – а это уже был ответ Гвидо на вопрос, готовы ли русские с ним встречаться и обсуждать новый бизнес. При упоминании о Гуидони ухмыльнулся – вот уже у кого не было никаких ограничений, никаких задерживающих импульсов. Пошел бы на любое злодейство ради денег, он ведь и органами торговал? - Встретиться с ним – легче сказать, чем сделать. Он же под строжайшим надзором. Интересно, как он переносит заточение? Одно время Ринальди сильно подозревал, что Куинтон может расколоться, при таком сроке соблазн федеральной программы защиты свидетелей порой бывал слишком велик. Однако этого не произошло – а что происходило, Майк не знал, он не разу не навещал сидельца.  Дружен с ним не был, как-никак.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-01 12:12:56)

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Men's games