Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Nontrivial tradition


Nontrivial tradition

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Helen Hamming & Montanellis
Место: 

трасса за пределами Сакраменто

http://i1.smotra.ru/data/img/galleries/86589/139123/sm_img-1135906_980x600.jpg
http://ignitione.ru/files/img/autosport/Ring/nizhegorod/1(2).jpg

Время: 23 мая
О флештайме:

Уже тринадцать лет у Семьи Торелли и группы стритрейсеров Сакраменто существует совместная традиция - каждую весну устраивается автомобильный фестиваль с гоночными соревнованиями. Как нынешний босс Мафии, Гвидо занимается его организацией уже третий год подряд.

Правила турнира:
- Участвовать может любой желающий (при наличии у него водительских прав), на абсолютно любом автомобиле/мотоцикле.
- Перед объявлением первого старта, каждую машину, участвующую в гонках, нумеруют.
- Гонка идёт один на один. Проигравший - выбывает, победитель продвигается вперёд по турнирной сетке. До тех пор, пока не остаётся один - он забирает главный приз: миллион долларов.
- Перед каждым заездом работает тотализатор. Гости могут ставить любые суммы на любого из участников.

+1

2

Мотоциклисты, обстрелявшие мастерскую Лео, не только сорвали рекламную компанию новой автомойки при "Живой стали", вывели Монтанелли-среднего из бизнеса на время следствия и ремонта, и убили несколько человек, но и отсрочили дату традиционного гоночного фестиваля в Сакраменто почти на месяц; в ситуации, когда по городу колесит группка недружелюбно настроенных молодчиков с необсохшим на губах молоком, пушками в руках и на мощных мотобайках, устраивать турнир было попросту опасно - и так было довольно много проблем по правовой сфере из-за его скандальной репутации, нетрудно догадаться, что гонки на таких скоростях могут окончится смертью или больницей, а несколько летальных исходов за предыдущие тринадцать лет тоже случалось. К тому же, многие из гостей турнира сами носили при себе оружие - ну, кто такого обычно посещает такого рода мероприятия, не гонщики ведь Формулы-1; те же самые стритрейсеры, те же самые байкеры, контингент вообще весьма бандитский. Не говоря уже о том, что уличные гонки - сами по себе в принципе вне закона... если стрельба начнётся и здесь - реакция общественности, реакция полиции, могла бы стать слишком сильной, и фестиваль под "несчастливым" тринадцатым числом мог бы стать последним в истории. Гвидо этого не хотел бы. Несмотря на то, что предприятие было довольно затратным - на одном только тотализаторе окупалось оно с лихвой, во-первых; во-вторых - это было неплохой способ отмыть заработанные Семьёй за всю зиму деньги. В третьих, фестиваль давно уже стал стратегически важным событием, собирая под своими знамёнами многих людей с разных концов Америки, и не только её - гости из Токийского клана Якудзы, с которым Торелли вели дела, тоже присутствовали здесь уже который год подряд. Были тут и представители Триады, с которыми отношения снова становились напряжёнными в последнее время, мелькали нашивки "Сынов Анархии" и "Бадидос", "Красные семёрки" прикатили парочку своих автомобилей, ещё какие-то ребята - Монтанелли даже не знал всех. Весь цвет окружающего криминалитета на отдельно взятой загородной трассе - поддерживать порядок было и так непросто. Так что дату отсрочили - до тех пор, пока банда РапидСнейка не была обнаружена и ликвидирована, и фестивалю больше ничего не угрожало.
Отношения самого Гвидо со стритрейсерами тянулись ещё с тех пор, когда он и не задумывался о том, что возглавит Семью однажды - в то время, когда он более насыщенно жил ночной жизнью, он частенько бывал гостем на их съездах, делая ставки на гоночном тотализаторе, иногда вербовал себе помощников из числа гонщиков для своих тёмных делишек, как это было с Алексой или обоими Санчесами; дон Донато всегда неплохо относился к "королям дорог" Сакраменто - и чистильщик не видел причин, по которым он должен был расшатывать отношения между мафией и ими. Тем более, что и его сын был, можно сказать, из их числа, постепенно став главным связным звеном между Семьёй и уличными гонщиками, когда "унаследовал" автомастерскую Кристины Санчес, бывшую сердцем команды (или как их стоило бы назвать в итоге - группировкой, бандой?) стритрейсеров. РапидСнейк, таким образом, становился общим врагом для тех и других...
- Знаю, это далеко от оперы... - усмехнулся Гвидо Хелен. Ещё одна сторона его жизни постепенно раскрывалась перед Хэмминг - о подобном "хобби", как организация автофеста, разговор как это не заходил ранее. Впрочем, Хели могла слышать о нём раньше, если даже и не посещать... место, где полно автомобилей, способных развить большую скорость - не тут ли то самое место, где сбываются страшные сны страховых агентов? - Или благотворительного вечера в мэрии. - но тоже с размахом; хотя и совсем другим, своеобразным. Играла музыка, вокруг было много автомобилей всех мастей, ещё больше - людей, пришедших поглядеть на происходящее. Совершенно разных возрастов и достатков. Впрочем, бутерброд с чёрной икрой даже здесь появился в меню буфета в этом году. Бизнес есть бизнес.
- Как всё проходит? - спросил у Сабрины и Лео, обняв их обоих сразу в знак приветствия. Турнир уже можно считать чуть ли не их семейным подрядом, третий год дети помогают ему с организацией - и каждый раз всё больше и больше; наверное, на следующий год будет справедливо сказать, что это Гвидо им помогает, а не они ему. Впрочем, на это и расчёт - Лео не зря теперь во главе "Living Steel", именем которой, собственно, фестиваль и назван. - В этом году кто-то из вас будет участвовать?.. - в прошлом году Лео чуть было не разбился; в позапрошлом по принципу лотереи Сабрине случилось гонять с Маргаритой... но ведь молодых Монтанелли чёрта с два остановишь, если они захотят чего-то. Вообще, фестиваль, несмотря на все нервы, которые Гвидо тратил в процессе его организации, был хорошей традицией, объединяя раз в году весь Сакраменто - своеобразная демонстрация могущества и власти Семьи. И не только её.
Ну что, всё уже по отработанной схеме - номерки на лобовое стекло, регистрация, тотализатор... Монтанелли приподнимает ткань у входа, чтобы Хелен, Сабрина и Лео прошли в шатёр для организаторов - святая святых фестиваля, чувствуя своего рода дежа вю. Иногда полезно бывает вернуться туда, где был когда-то, чтобы увидеть, как изменился сам... В его жизни прошло три года - а по меркам мероприятия, чистого времени идёт всего третьи сутки.

Внешний вид

+3

3

внешний вид

Хел бывала на гонках, но это были престижные "Формула-1". Не сказать, что она шибко увлекалась этим спортом. Но Эд его любил и в свое время покойный муж решил совместить приятный отпуск с приятными гонками. Наблюдали они с трибуны, конечно. Хоть Эдриан и говорил всю дорогу, что всегда мечтал стать гонщиком. Но смотря на него, Хелен только смеялась. Машину он водил так себе и почти всегда передвигался с водителем. А тут - в гонки захотел. Вот кто мог бы погонять, так это Хэмминг. Но возраст уже не тот, да и нервные клетки тоже не те. Это опасный вид спорта, ведь авто, которое гонится на страшной скорости - способно перевернуться даже от маленького камушка, который попадется под колеса.
Народу было много. Незнакомых лиц - еще больше. Где-то в толпе замаячило лицо Фрэнка, а еще, кажется, Хел видела кого-то из бодигардов Гвидо. Такое чувство, что тут половина Сакраменто собралась. Когда в толпе она выловила лицо своего почти бывшего босса, то хмыкнула на ухо Монтанелли:
- Оказывается, что мой босс тоже заядлый игрок, - она говорила про ставки, кивая в сторону высокого подкачанного мужчины в самом расцвете лет, он делал ставки в тотализаторе.
На вид ему можно было дать не более сорока пяти. А от поддельной челюсти, которую ставили, наверное в какой-то дорогостоящей клинике - слепило. Обыкновенная американская мечта. Для полного счастья не хватало спортивного авто и длинноногой блондинки с тупым выражением лица. Гонять этот мужчина вряд ли бы стал. Интересно, насколько он везучий? Мысль почему-то заела в голове у Хел. И отвлеклась она только когда на горизонте замаячили Сабрина и Лео.
- Тут тоже очень и очень хорошо, - стараясь успокоить Гвидо, Хелен положила ладонь ему на плечо. - К тому же скука благотворительного вечера уже скоро на нас отразиться, - шутя улыбалась она, поймав взгляд Монтанелли.
Последние приготовления сделаны. Повара заказаны, закуски выбраны, музыка утверждена, список гостей десять раз проверялся и каждому меценату была выслана большая корзина со всякого рода "подарками" и пригласительным.
- А ты забрал смокинг из химчистки? - почему-то забеспокоилась Хели.
Когда надо удерживать в голове сотни задач сразу вылетает самое главное - во что будет одет твой мужчина. К тому же он туда шел не просто в роли ее пары и значит выглядеть должен соответственно. От этого вечера могут зависеть и некоторые его деловые моменты.
Гвидо тоже получил свою корзину. Её ему, конечно, не Хелен вручила, а доброжелательный курьер из службы доставки, который был нанят именно на эту важную и почетную миссию.
- Привет ребята, - радужно улыбается Хэмминг при виде старших детей Монтанелли.
Гвидо приобнимает каждого из них за плечи, а Хел наблюдает за тем, как он общается со своими детьми. Ребятам повезло - у них был любящий отец. Да, пускай итальянец и был затянут во что-то незаконное (Хелен понимала это) но он никогда не забывала о том, что у него есть долг перед родными. Может это тоже стало своеобразным связующим звеном между ним и Хели?
Она наблюдала как съезжаются автомобили, пока троица переговаривалась о делах - абсолютно разные машины подъезжали к небольшой стоянке, готовые прицепить номер на свое лобовое стекло. Засмотревшись на снующих менеджеров или кого там еще, Хелен рассеяно кивнула Гвидо и пошла за ним к шатру для организаторов.
- Ну все, могу считать себя вип клиентом, - мягко хохотнула она, присаживаясь в свободное кресло.
В шатре было прохладно - не то, что под палящим солнцем. В углу стоял небольшой переносной кондиционер, который и обдувал присутствующих, позволяя дышать полной грудью, а не жариться в шатре, как в упаковке из-под конфет - или еще чего.
Отсюда было прекрасно видно трассу и гонщиков. Хелен с интересом посматривала в ту сторону, не забывая, все таки, прислушиваться к общему разговору в помещении.

+3

4

А время безбожно тикает, заглатывая мгновения настоящего в свои цепкие лапы, выплевывая лишь отрывки воспоминаний, которыми приходится довольствоваться. Мне бы хотелось помнить каждую деталь своей жизни, запоминать каждую мелочь, каждую эмоцию, каждую дрожь в голосе и оттенок чувств, который был связан с тем или иным моментом. Мне бы многое хотелось бы перепробовать, добраться до пиков невероятных вершин и опуститься в самую низшую точку и вместе с этим укрыться под штилем семейности, наслаждаясь такими банальными ценностями и нянчить детей. Женщины - такие разные и непостоянные. Удивляюсь, как отец справляется со всеми нами?
- Как думаешь, отец завел себе отдельное кладбище, как Генрих 8-й? - ухмыляюсь, косясь на брата, мысленно применяя это амплуа на главу семейства. Что ж, это был бы неплохой потомок личности, по которой слагали такие ужасающие истории. Невольно вспоминаю Маргариту, переключаюсь на Хелен. У меня не было права осуждать отца и критиковать его выбор. В конце концов, ему действительно необходим кто-то рядом, кто будет с ним разделять тяжкое душевное бремя и поддержит тогда, когда мы этого сделать не сможем. А Хелен не вызывала у меня отторжения и не производила впечатление "аксессуара" для парадных выходов с ни сантиметром извилин в черепной коробке, наоборот, она была приятна в общении и обладала цепким умом. Тем более абы кого отец к себе не подпустит и он не в том возрасте, чтобы появляться на мероприятиях с временным телом.
- Если во мне проснется желание проехать по трассе как в старые времена, то я разбомблю именно твой кар, - подергиваю бровью, больше ставя Лео перед фактом, чем спрашивая разрешения. Делаю это больше из желания его поддеть, зная его трепетное отношение к машинам. Ему надо было родиться во вселенной трансформеров, а лучше быть именно одним из них. Может это, кстати, и будет его личным раем, хотя с его грешками ему светит жизнь какого-нибудь болта или гаечного ключа, не больше.
Выбираюсь из машины, щурясь от яркого света и обдавшей лицо жары. Ностальгия врывается верной подругой синхронно со взглядом, скользящим по открывшемуся виду. Я помню свой последний заезд и сливаюсь в понимании любви брата к этому ядреному безумию скорости с привкусом адреналина, пьянящему хлеще алкоголя, вызывающему зависимость больше, чем от самых крепких наркотиков.  Я делаю глубокий вдох накаленного воздуха и невольно губы растекаются в улыбке, а сердце ненавязчиво отбивает бит по ребрам.
- Готовься. Я точно хочу сделать заезд! - моя улыбка становится шире, когда я поворачиваюсь и с горящими глазами смотрю на брата, подобно маленькому ребенку, попавшему в Диснейленд. И если мне не удастся упросить его прокатиться именно на этой "горке", то мне придется воспользоваться нечестным и воровским методом. Энтузиазм бьет тревогу в моей голове, рисуя план идеального преступления, пока родной голос не окликает нас.
- Papà! - ныряю в объятия отца, который пунктуально прибыл раньше назначенного времени в обществе своей светлой спутницы. Гонки стали семейной традицией, которая из года в год значит для меня больше, чем для кого ни было. Скорость имеет свой символизм для меня в купе с риском до летального исхода идет и стремление к жизни, движению. Из года в год мы собираемся здесь, мы живем, мы дышим и мы стремимся к новым целям. Мы - семья и мы нерушимая сила и ничто не способно нас раздробить.
- Здравствуй, Хэл! Можно же мне тебя так называть? - мое настроение доходит до разумных пределов эйфории и я уверенно протягиваю руку Хелен, максимально дружелюбно и тепло сжимаю ее ладонь в своей в качестве приветствия.
- Все просто magnificamente, - не скромничаю в улыбке и одобрительно киваю, переводя взгляд на отца. А как могло быть иначе? Это событие означало многое для нас и подготовить его было просто необходимо, как с моральной, так и экономической стороны. Это являлось негласным знаком для людей, возвещающем о ликовании клана Торелли и его нерушимой влиятельности. Поэтому мы не могли подвести даже самих себя.
Мы заходим в шатер организаторов и прохлада приятно окутывает, смягчая мой ребяческий пыл.
- Хм, я хочу выступить, - слегка откашливаюсь, косясь на брата, и умалчиваю о том, каким видом транспорта хочу воспользоваться. Знаю, что тут же последует череда вопросов почему не приехала на своей машине, а решила воспользоваться так по детски "игрушкой" чужой. Ну, подумаешь, просто мне свою жалко закапывать прямо здесь и она мне нравится, а Лео не составит труда достать новую и я же не прошу воспользоваться его любимым мустангом.
- Выступают только на авто или позволены байки, или же другой транспорт? - интересуюсь для прощупывания почвы, пока мой мозг предлагает различные лазейки и способы поучаствовать в заезде.

+3

5

Хоть болиды Формулы-1 и выглядят максимально открытыми, причудливыми по сравнению с обычными "гражданскими" автомобилями, и, как следствие, небезопасными - на самом деле устроены они таким образом, что разбиться в них насмерть, даже на таких скоростях, какие они способны развивать, задача не из простых. Может быть, раньше, десятилетия назад, это и было не так; но - прогресс-то не стоит на месте. Впрочем, учитывая, сколько денег вкладывается в каждый гоночный болид - неудивительно, что их развитие, и развитие трасс, по которым они гоняют, несётся семимильными шагами. Автомобили не для профессиональных гонщиков-пилотов, а обычных автолюбителей, не предназначены для настолько высоких скоростей, потому могут легко убить и покалечить своих водителей, если те зазеваются; особенно учитывая, что подавляющая часть тюнинга проводится далеко не в официальных сервисных центрах - и всё это дело тоже полулегальное, соответственно. Каждый сам несёт ответственность за то, что сотворил со своей машиной - и за свою жизнь, которую этому агрегату доверил. Деньги в этом крутятся немалые; риск тоже велик - ну а их сочетание это уже старая, как сам мир, формула. Природу азарта, как природу любви, окончательно разгадать ещё никому не удалось... не говоря уже о любви к азарту.
- Он тоже тут? Не удивительно... - самодовольно улыбнулся Гвидо, накрывая ладонь Хелен своей, и слегка изменяя курс, становясь вполоборота к пункту приёма ставок, загораживая спутницу от взора её босса - ни к чему им видеться друг с другом. У Хел уже есть кое-кто влиятельный... и чьё влияние ей более приятно, чем положение начальника в её фирме (хотелось бы надеяться на это, по крайней мере). Она под руку с хозяином этого мероприятия - это знатно утрёт Питеру Броснану нос в любом случае... - ...весь город сегодня здесь. - и Гвидо, не склонному к желанию всеобщего внимания, это всё же льстит. Мероприятие как будто позволяет взглянуть на всё то, что он вообще успел добиться за прошедшее время своего руководства, подвести черту, взглянув на гитоги, эдакая точка отсчёта. За время от двенадцатого фестиваля до тринадцатого он успел стать отцом, отправить Дольфо в школу; потерять Маргариту - но обрести Хелен...
- Пожалуй... - согласился, кивнув. Благотворительный вечер уж точно не будет таким динамичным и пёстрым, как это мероприятие; тем лучше, что не Формула-1, с её вышколенностью, и правилами, давно знакомые всем и ставшие едва ли не стереотипами, и так ведь понятно, что будет в конце - знаменитые на весь мир победители будут обливать шампанским всех вокруг; их имена никого не удивят - их и так давно все знают... Здесь же сложно что-то предсказать. Но одновременно и происходящее становится чем-то более уютным и семейным, что ли. Без раскрутки. - Да, два дня назад ещё. Не переживай, я знаю, как себя нужно вести на вечерах такого рода. - улыбнулся, мягко проведя пальцами по щеке Хел, коротко касаясь её губ своими. Благотворительность - и для него самого пиар неплохой, и для Семьи, надо ведь как-то подтверждать репутацию уважаемого человека, а не просто бандита - всё-таки многое держится именно на этом; даже Донато, которых после окончания их "эры" в Семье Торелли все так горазды охаивать, в этом направлении сделали многое: итальянскую мафию уважали, а не просто боялись, видя в ней не только силу, но и что-то другое, что стоит за этой силой - руку, на которую можно опереться друзьям. И Гвидо считал эту политику правильной. Насилием можно зайти далеко, но достичь всех целей только им одним - невозможно; не говоря уже о том, что удержать то, что уже достигнуто.
- Отлично! Пусть всё будет так и дальше... - кивает дочери и сыну. После того обстрела "Живой стали", удачно проведённое мероприятие будет как раз тем самым, что им так необходимо, чтобы вернуть мастерскую в дело, вернув - отчасти, хотя бы, - доверие клиентов. Интересно, Хелен слышала что-нибудь о том происшествии на автомойке? Дело ведь было довольно громким... несмотря на то, что они об этом не разговаривали. Впрочем, у Хэмминг сейчас и без того есть, на что обратить своё внимание; в разборки Монтанелли - всех троих - ей лезть никакого смысла нету...
- Вот как?.. - Гвидо слегка оторопел от такого заявления. Кажется, пару лет назад Сабрина была так шокирована заездом, что могло бы показаться, что за руль она не сядет уже и вовсе... впрочем, дочь стала на два года старше, она уже не та шебутная девчонка, какой была так недавно (с чего бы отец тогда вообще подарил бы ей спорткар на двадцатилетие, собственно). Что ж... ладно. Конечно, он будет переживать, но кого это вообще волнует? Даже после того, как Лео в том году перевернулся... - Как и раньше, любое транспортное средство позволено. - чем быстрее Сабрина вылетит из турнирной сетки, тем меньше отцу придётся волноваться; в том же случае, если дочь настроилась пойти за миллионом - кажется, он может и не дожить до того, как она его получит. Ему кажется, или она собралась на байке участвовать? Как Маргарита два года назад?.. Которую сама же чуть по трассе и не размазала, кстати? Не хватало только, чтоб дочь стала похоже на мать Дольфо и Торри... Гвидо перевёл взгляд на Лео, словно ища у сына поддержки. Затем на Хел. Может, хоть "вип-клиент" его дочь сумеет образумить? - Можешь считать себя организатором - вот, помогай. - пододвинул к Хэмминг раскрытый ноутбук с запущенной программкой, написанной под турнир специально - создающей турнирную сетку из вбитых в неё номеров...

+3

6

С момента, когда Хелен узнала ту самую новость, перевернувшую ее жизнь с ног на голову, прошло не больше полу месяца. Подумать только - в каком бешеном ритме она живет. А сейчас еще приходится работать в два раза больше - закрывая остатки дел в страховом агентстве и заканчивая приготовления к благотворительному вечеру фонда. Иногда ей казалось, что голова просто идет кругом от всех дел, навалившихся одновременно. Но Хел чудесно понимала, что проведенный на высшем уровне вечер станет ее счастливой путевкой в прошлую жизнь. И не то что бы ей особенно хотелось туда вернуться - в высший свет города. Просто было такое чувство, что именно в этом деле она сможет себя реализовать. Ведь заниматься тем, что нравится - это не просто приятно, но и полезно для своего психического состояния.
Продажа страховок была делом не очень напряжным, но и там требовались ум, смекалка и работоспособность. Да и, честно сказать, Хелен уже порядком устала от того, что надо бегать по городу, работать не нормированный рабочий день и выслушивать слезливые оды о том, как сильно кому-то нужно, что бы ему выплатили страховку, когда причин ее выплачивать попросту нет. Не обделенная чувством сопереживания, Хелен, всегда ощущала себя последней сволочью, когда была вынуждена отказывать, казалось бы, хорошим людям.
- Да, от его улыбки вон розы вянут, - Хел была настроена не очень доброжелательно к своему боссу.
Последнее, чего ей хотелось, так это встретиться с ним нос к носу. Так что она была благодарна Гвидо, который закрыл ее от вездесущих, пронырливых и вечно бегающих, глаз Питера. Этот мужчина на самом деле вызывал в ней чувство отвращения и липкой мерзости - после общения с ним хотелось пойти принять душ. А злопамятный демон внутри пожелал Броснану проиграть как можно больше денег на всех заездах.
- Я не сомневаюсь, что знаешь, просто я ведь переживаю, - шепнула она в губы Гвидо, улыбаясь и коротко отвечая поцелуем на поцелуй.
Где-то в мечтах она видела как разорившийся сынок какого-то папочки (возможно кого-то из совета директоров компании) плачется в жилетку своей жене, мол, мы разорены. Коварная все таки женщина, Хелен. Удивившись все таки своим мыслям, она одернула себя.
Была бы жива ее матушка - давно бы отвесила пару оплеух за такие гадкие и ужасные мысли. Но злость иногда берет верх. Так что Хел была рада уйти в шатер, подальше от чужих взглядов, в прохладу и тень.
Хэмминг прекрасно относилась к чадам Гвидо. Старшие дети приняли ее, казалось, очень хорошо. Конечно они не считали ее пока что своей в доску, но и не проявляли агрессии, за что Хели была безмерно благодарна и отвечала тем же. Пожимая Сабрине руку она улыбалась.
- Если ты так хочешь, дорогая, - улыбается Хэмминг, Сабрине и немного дольше сжимает мягкую ладонь девушки. Жизнерадостная, милая, но при этом упертая - она чем-то напоминала ей собственную дочь. Жалко, что Эм не смогла прийти сегодня с ними. Вот кому бы точно понравилась затея. С другой стороны - хорошо, что у Эммы были свои дела - еще не дай бог решила бы погоняться за миллионом.
Масштаб гонок просто поражал - она и не представляла, что в их городе проводится нечто подобное. Сколько желающих получить главный приз собралось на этой загородной трассе. Или тех, кто готов ставить кровно заработанные, что бы увеличить свою ставку в несколько раз и сорвать неплохой куш. Были тут и просто праздные зеваки, гулявшие по окрестностям, купившие билеты на трибуны или просто приехавшие как группа поддержки со своими "фаворитами".
Расслабившись и почти уговорив себя скинуть ненавистные туфли, Хели услышала обрывок фразы о том, что Сабрина собирается участвовать в заезде. Не смотря на то, что девушка была ей не дочерью - у нее сердце ушло в пятки.
- Гвидо рассказывал, что ты чуть было не разбилась... - мягко начала она обращая на себя внимание всех троих, - не будет ли это... - она секунду помолчала, подбирая слово, - ...опрометчиво?
Хел посмотрела в глаза девушке не упрекая ее, а скорее спрашивая - ведь кто она такая, что бы иметь право на упреки чужому ребенку. Потом Хел перевела взгляд на Монтанелли. Тот, казалось, даже побледнел. Еще этого не хватало. Откачивать Гвидо сегодня не входило в планы Хелен.
Надеясь на праздный отдых Хелен с презрением взглянула на ноутбук. Ну вот. Работа вне работы, вне второй работы. Но отказать Гвидо она не могла, поэтому мягко улыбнулась и сначала посмотрела что это вообще за программа, пролистав страницу вниз. А потом стала в рандомном порядке вбивать числа. Он сам может разобраться со своими детьми. А если не может - то и Хелен тут не поможет. Она им вообще посторонний человек. И к мнению пассии своего отца явно прислушиваться будут в последнюю очередь.

+3

7

Я помню каждый год и каждый заезд, это отпечатывается в памяти и воспроизводится подобно старому немому кинофильму. Помню последний заезд с Маргаритой и сколько всего пришлось пережить в тот момент. Я жалею лишь об одном, что меня не было в прошлом году и я не смогла поддержать брата и все из-за стажировки, которую я по сей день не перестаю проклинать.
- Только попробуй хотя бы тронуть своими безалаберными ручонками дверцу моей машины, заставлю драить каждый метр мастерской, - Лео серьезно бурчит в мой адрес, ревностно убирая ключи от машины подальше, в карман джинс. С таким отношением он долго в браке не проживет, особенно, глядя на то, как он жадно чахнет над своим "богатством". Невольно ухмыляюсь, глядя на это недовольное лицо.
- Брось, я же не собираюсь ее на запчасти разбирать, - невольно развожу руками. Если я разобрала его домашний компьютер и пару ноутбуков, это еще не значит, что я полезу под капот его тачек. Увольте, до такого я не собираюсь углубляться в механизмы. Перевожу взгляд на отца и мой неугомонный детский энтузиазм сдувается подобно воздушному шарику, предоставляя пространство для здравого смысла и обдуманности. Отцу хватает головной боли из-за Лео, хоть кто-то должен оставаться при мозгах и соображающих извилинах.
- Хм, да пара царапин, ничего страшного, - равнодушно машу рукой. Действительно, мне доводилось влипать в более "травмоопасные" ситуации, так что эта было еще более или менее щадящей, хоть я и не горжусь таким исходом. Этим я еще раз подтвердила типичный стиль поступков детей: "пока сам не расшибешь лоб - не успокоишься". Мне нравилась скорость, нравилось управляться с таким громоздким видом транспортного средства и чувствовать как оно отзывается на мои движения рулем. Это приносило необычайное удовольствие, даже не принося заветной победы. Но у всего подобного есть своя цена. Цена риска. И слишком высокий ценник - единственное, что оставляет меня по эту сторону черты, в то время как Лео ее давно уже переступил и жил в свое удовольствие, закрыв для себя излишнее волнения по поводу того, что подумают другие и как отреагируют, как будут вести себя родные и близкие.
Нервно откашливаюсь, смотря то на Хелен, то на отца.
- Да, пожалуй, оставлю эту привилегию Лео, а я, думаю, найду себе занятие, - неловко улыбаюсь, одергивая футболку, ощущая себя сейчас маленьким ребенком, ляпнувшим не подумав сущую глупость. Ненавижу такие ситуации. В детстве мне приходилось отдуваться за брата перед мамой, когда брат что-нибудь разобьет, испортит, нарочно где-то нашкодит и сваливает все на меня. И, конечно, же кому мама верила? Этим щенячьим глазкам и пальцу в мой адрес. Как вспомню, аж бесит.
- А кто-нибудь из крупных лиц будет участвовать? - заглядываю на экран ноутбука с интересом глядя на список участников. Мне интересно, появится кто-нибудь крупнокалиберный на трассе или будут все те же старые лица, которые смогут похвастаться лишь новыми глушителями, подвеской и обновленным цветом авто.

+3

8

"Возвращение" Хелен в "прошлую жизнь"... Гвидо был бы рад видеть кого-то рядом с собой и только рядом с собой, но, учитывая большинство его предыдущих опытов, неважно, чему он был бы рад - подобный расклад был попросту не в его характере, женщины, не добившиеся сами совершенно ничего, его попросту не привлекали; и не похоже, что он был бы счастлив с такой. Да и на статус дона бизнесвумен будет влиять, пожалуй, лучше, чем страховой агент - учитывая ту сферу, на которой Хел собиралась завязывать свой бизнес, не только для статуса, но и для его деятельности будет больше пользы - если андербосс Фрэнк на опере и показал к высшему свету немногим больше кроме отвращения, Монтанелли всегда видел в этом обществе определённую перспективу. Они с Хелен могли бы многого добиться вместе, помогая друг другу... Будет ли это выражаться взносами, заботой о детях, или просто переживанием о смокинге... или вещами, которым лучше появиться или исчезнуть в нужный момент. Как это вообще происходит иногда в семействе Монтанелли - ещё раз о том, почему так важно, что его дети хорошо приняли Хелен. И старшие, и младшие... И несмотря на то, что вопрос о браке останется наверняка ещё долго открытым (да и слава Богу), Гвидо хотел бы, чтобы Хэмминг воспринимали как часть его семьи, а их отношения - как что-то, у чего может быть будущее, а не как одноразовый роман с любовницей, коих (и романов, и любовниц) у людей его круга, да и у самого Монтанелли в прежние времена, уже после разъезда с матерью Лео и Рины, было предостаточно. Это было что-то выше этого. Больше, чем секс... или их отношения оставалось бы далеко за пределами видимости Лео, Рины, Дольфо и Виттории - двух последних особенно. Но он вот мог позволить себе поцеловать Хел на их глазах, не видя в этом чего-то предосудительного - их отец, кем бы ни был, живой человек, способный - всё ещё способный - что-то чувствовать.
- Не то, что прям "чуть бы", но... - Гвидо покосился на Лео - вот кто точно попал под определение "попасть в аварию" в прошлом году; та пара царапин, что Сабрина получила в позапрошлом - скорее остались рубцами на сердце, чем на коже, его дочь испугалась - это он хорошо помнил... и помнил, что сам боялся за них обеих тогда. Случай решил так, что его любимая женщина и его дочь, которые, ко всему прочему, тогда неважно ладили между собой, соревноваться будут друг с другом - а Марго, в своём стиле, уселась на свой мотоцикл, так что Рина, за рулём сидевшая не настолько твёрдо, как сейчас, с большей вероятностью могла бы её поколечить, нежели убиться сама. Естественно, Гвидо волновался - волновался вдвойне. И чувствовал себя тогда виноватым одновременно - и перед дочерью, что волнуется за Марго; и перед Марго - что переживает за Сабрину. Поганое чувство, которое Монтанелли очень рад был бы никогда не переживать снова. Испуг за Лео, когда его машина перевернулась, было чувством не менее сильным - но, как бы там ни было... банальным. Это такие вещи, к которым стоит быть готовым в их мире.
Гвидо не думал отговаривать дочь - это не значило, конечно, что он целиком и полностью одобряет её тягу (как и её брата, впрочем) к подобным вещам, но... его дети уже взрослые - он дал Лео автомастерскую в распоряжение, Сабрине помогал со связями по мере возможности, нельзя и поддерживать, и не поддерживать их выбор одновременно. Не хотелось бы, чтобы казалось, что Рина отказалась от участия только потому, что её отец - он струсил. И уж тем струсил в пользу Лео... И не хотелось бы, чтобы всё выглядело так, словно он отправляет детей на верную гибель и выбирает теперь, кто из них важнее.
- Нет, если ты хочешь - то почему нет... поучаствуй. - на чём она поедет, кстати - на Феррари? Не зря ведь он подарил ей спортивную машину на день рождения, опять же... Не для того, чтобы его дочь чувствовала себя неловко - уж точно. - Я не собираюсь тебя останавливать или что-то. - сердце своё тоже останавливать не собирается - как-нибудь уж обойдёмся без того, чтобы ему потребовалась бригада медиков... его организм сильнее, чем может показаться. И в этом есть и немалая заслуга Хелен, конечно.
- Насколько крупных?..
- Гвидо, кстати, и не был в курсе этого - списка зарегистрировавшихся он не видел, но даже и увидев, мог не все имена распознать. Кто-то из их японских гостей мог бы оказаться весьма "крупным", но - у себя в Токио, не здесь; впрочем, хорошие знакомства никогда не мешают. Монтанелли нагнулся к ноутбуку вместе с Хелен и Сабриной. - А Крис и Алекса будут участвовать в этом году, кстати?.. - конечно, будут... Истории с людьми, которые восстают из своих могил, уже по определению своему являются мутными. Алексе удалось разыграть свою смерть, даже Гвидо провести, вот уж кого было бы трудно обмануть подобным трюком, и прошлогодний турнир был посвящён как раз её памяти - а теперь она снова разъезжает по городу, как ни в чём ни бывало, вместе с Кристиной, как в старые добрые времена... Только вернутся ли они теперь, старые добрые? Санчес - мать-одиночка; Ричардс... чтобы забыть такую историю, может понадобиться ещё больше времени, чем уже прошло.

+2

9

Разглядывая таблицу с кучей незнакомых имен Хел рандомно разбрасывала пары. Несколько имен она, конечно же, узнала, но это ей все равно ничего не говорило. Хотят люди участвовать в гонках - почему нет? Она бы и сама сделала пару заездов - машину Хэмминг водит очень неплохо, правда предпочитает больше осторожничать. Но не сегодня. И вообще не в этот год, даже не в этой жизни, наверное. Хелен считала себя слишком старой для этого. Или просто слишком. Закончив проставлять номера, она повернула монитор к любопытным Гвидо и Сабрине.
- Вот, - улыбнулась она и откинулась на спинку стула, - какова вероятность, что выигравшим окажется тот, на кого кто-то из нас решит поставить? - риторически спросила она больше саму себя, нежели кого-то из присутствующих в шатре.
Гвидо выглядел растерянным и немного подавленным, это огорчало американку и она уже сама не хотела, что бы Сабрина участвовала в гонках. Но, кажется, Монтанелли решил переступить через чувство, которое никогда не оставит родителей - переживание за свое чадо. Наблюдая за всей ситуацией она не знала, что сказать, да и не вполне отдавала себе отчет в том, стоит ли вообще что-то говорить.
Упираясь локтем о столешницу, Хел положила на открытую ладонь - подбородок. Она разглядывала то Сабрину, то Гвидо. То снова Сабрину. Пытаясь понять, насколько одинаковы дети? Вот взять хотя бы ее дочь - если бы Хелен попыталась той что-то запретить, то Эмма специально бы стала гнуть пальцы и делать так, как хочет сама, при этом причитая, то мать ей уже не мать, и, собственно, она может гулять лесом (правда в более мягкой и завуалированной форме). Но суть останется прежней. Что нельзя сказать о Брайене - ее сыне, который понимал все то время - насколько матери было одиноко, тяжело и как она выбивалась из сил, что бы дать им все лучшее, даже после того, когда они потеряли все.
Она слишком долго шла к тому, что могла иметь уже сейчас. Наверное, был путь и покороче. Например, остаться в Нью-Йорке и найти себе мужа из знакомых. Скажем, кого-то из разведенных или таких же вдовцов. Но какова вероятность того, что в этом случае она стала бы сто процентов птицей, запертой в клетке?
Да и сам Нью-Йорк стал ее душить после смерти Эда и после того, как с ней поступили, казалось бы, лучшие друзья. После этого жестокого города она перестала верить в настоящую дружбу, а может быть перестала верить и в любовь в привычном понимании - светлую, бескорыстную, всепонимающую и всеобъемлющую.
- А во сколько начнется первый заезд? - из любопытства поинтересовалась Хелен.
Участников было очень много, и кататься им предстояло долго. А день и так близится к вечеру. Победителя будут выбирать в кромешной тьме, рассеянной яркими прожекторами, которые были тут выставлены всюду. Пока Сабрина отвлеклась на турнирную таблицу, Хел поймала своей ладонью ладонь Гвидо и легко сжала ее пальцами. Их глаза встретились. Она всем своим видом просила его не нервничать и не переживать - еще этого не хватало - скорую вызывать.
- И вообще, мужчина, - она обратилась к Монтанелли, - у вас тут есть что-нибудь перекусить? Потому что я с утра ничего не ела с этой работой и подготовкой к благотворительному вечеру.
Последнее и в самом деле занимало у Хели много сил. За короткий срок она была вынуждена сделать очень многое. Найти достойных поваров, официантов, разобраться с меню, списками гостей, пригласительными, подарками и подобрать музыку для вечера. Никогда не знаешь, что понравится одному, а второму покажется самой настоящей чушью.
- Сабрин, ты не хочешь перекусить? - она обернулась к дочери Гвидо и мило ей улыбнулась.
Гонщики готовились к заездам. Кто-то делал последние проверки, подтягивал болты на колесах и просто полировал свою машину, а кто-то расслабленно общался с друзьями и знакомыми, будучи абсолютно уверенным, что именно ему повезет выиграть главный куш.   
       

+2

10

Уже несколько лет я профессионально занимаюсь гонками, чувствую себя в «седле» отлично, но каждый год со мной случается какая-то неведомая хрень. Да, я знаю, что воспитывался отнюдь не святым человеком: меня похищали, мне портили гоночную машину, а не так давно мастерскую, борозды правления которой еще не окрепли в моих руках, обстреляла какая-то группа отморозков на первой же презентации. Нет, я не жалуюсь, но иногда мне хочется побыть простым американским парнем с простыми проблемами, не выходящими за рамки того, как бросить мяч в корзину на соревнованиях по баскетболу и как не вылететь из университета за неуспеваемость. Но я никогда не был и не буду обычным парнем, и больше чем уверен, что скучная жизнь «типичного американца» надоела бы мне уже через двадцать четыре часа. В этот раз я бы настроен решительно – если не победить, то хотя бы не перевернуться в горящей тачке и не попасть с трассы прямиком в больницу, как было в прошлый год. Я все еще немного зол на Лолу за тот инцидент, и за то, что она, неопытная малявка, на полном серьезе решила, что может меня обогнать. Ох уж эта Хантер… Оглядываюсь в ее поисках, но девушки не видно, вот и хорошо, не буду отвлекаться на ее соблазнительную задницу во время заезда, тем более что пришел в компании очаровательной Марлен, которая пошла искать нам пиво.
Тринадцатый заезд, символично, вам не кажется? Даже само число намекает на то, что все как надо пройти не может. Вот в аэропортах, например, нет выхода на посадку под номером тринадцать. Четная сторона заканчивается номером четырнадцать, который идет после двенадцати, а нечетная – одиннадцатым. Благо, я не суеверен, и чихать хотел на черных кошек и прочую лабуду.
А еще помимо главного – заезда и непосредственного участия в гонках – мне бы хотелось встретиться с гостями из Токио и обсудить некоторые деловые вопросы.
Отец подходит и обнимает нас с сестрой со спины. А как все проходит? По началу всегда не плохо, но я не знаю, чего ждать от заезда с ироничной цифрой тринадцать.
Последнее время папа часто появляется в обществе привлекательной блондинки, Хелен Хэмминг, я не вдавался в подробности их отношений и не приставал с расспросами, но выглядела эта женщина мило, дружелюбно и меньше всего походила на спутницу моего отца. То ли дело Марго, вот она была настоящей ядовитой змеей, а Хэмминг ассоциировалась больше с воздушным белым одуванчик, выросшим внезапно среди раскаленного жарой асфальта.
- Я думаю, наш отец еще даст нам фору, рано ему на кладбище, да, пап? – Но, наверное, выкупить участок земли для всей семьи еще при жизни – в его духе. По правде говоря, Гвидо из тех людей, которых близко лучше не знать, иначе волосы на всем теле встают дыбом и начинают шевелиться. Вот и я относительно некоторых вещей до поры до времени предпочитал оставаться в неведении. Каким бы ни был мой отец – он, прежде всего, мой отец, замечательный и мудрый.
- Это мы еще посмотрим, кто кого разбомбит, - подмигиваю младшей сестре. Она та еще штучка, проворная и ловкая, но не лучше меня. Еще не хватало продуть этой мелкоте. Тогда на четырнадцатом заезде я даже показываться не буду. – Спорим, я тебя сделаю, - и даже протягиваю руку на глазах Гвидо и Хэмминг, которые стали невольными свидетелями нашей дружеской перепалки.
В шатре я бывал и раньше несколько раз, потому спокойно шагнул внутрь: несколько кресел и диванов, кондиционер, столик с напитками, - да, мысль о том, чтобы стать простым американцем, окончательно выветрилась из головы. Лучше я буду всю жизнь ходить по лезвию ножа, но моя семья будет смотреть самое шумное зрелище Сакраменто из этого божественного места.
- А какой транспорт тебе нужен? Неужели ковер-самолет? – Прищуриваюсь и смеюсь над сестрой, представляя, как Сабрина проиграет мне этот заезд. – Или, может, на лошадях посоревнуемся? – А что, я неплохо держусь в седле, есть шанс не вывалиться из него в первые тридцать метров лошадиного пробега. – Брось, это глупая затея, убьешься еще нафиг, я буду по тебе скучать. Оставь заезд для профессионалов, - ага, это я так тактично и совсем не палевно намекаю на себя.
- Что вы там обсуждаете? – Заглядываю Рине, которая увлеченно скользит глазами по монитору ноутбука, через плечо, - кажется, уже скоро, - попутно отвечаю на вопрос Хели, поглядывая на часы в углу экрана.
Я уже зарегистрировался, успел поболтать кое с кем из приятелей-гонщиков, только вот до сих пор не знаю, с кем буду ехать, это меня немного напрягает, но не настолько сильно, чтобы выбить из колеи.
- Вы уже сделали ставки на мой миллион? Потому что если нет, то вам решительно ничего не достанется от моего выигрыша. Ладно, пока вы тут набиваете животы, я пойду проверю авто, чтобы не было, как в тот раз, - и, кинув многозначительный взгляд на Гвидо, выхожу из шатра, в котором стало слишком тесно моей вольной натуре.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Nontrivial tradition