Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » По обе стороны закона


По обе стороны закона

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://funkyimg.com/i/XbHN.png
Grace Carano & Melor Datskovskitas
Ресторан "Маленькая Москва", 16 мая, день, +30

Обычная работа федеральных маршалов в поисках беглого преступника приводит их в ресторан, где он предположительно работает. Вот только что получится, если в принципах хозяев ресторана - даже не подавать им руки?

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-05-21 14:35:52)

+2

2

внешний вид
- Значит, мужчина, похожий на нашего беглеца, был замечен в ресторане русского авторитета? Класс. А давайте просто скажем об этом хозяину, и он сам разберется, - начальник не понял моей шутки. Швырнув папку с документами на стол, мужчина поспешно покинул помещение.
Мне оставалось лишь пожать плечами и тщательно изучить все собранные материалы дела. С такими людьми я работаю почти каждый день, в начале нет ничего оригинального: осужден за преднамеренное убийство, схвачен при попытке ограбить какой-то магазин на заправке. Сбежал из-под стражи еще до судебного разбирательства. Был замечен в Калифорнии, чуть позже поступила наводка от информатора о похожем человеке в Сакраменто. Когда находишься в федеральном розыске, практически нереально пересечь границу города (по фотографии будет у каждого полицейского), но у этого парня все получилось, что уже делает его весьма интересным экземпляром.
На данном этапе сложность заключалась в том, что на основании «схожести» мы не могли получить ордер. По крайней мере, не так быстро. А значит, мне предстояло пойти в ресторан открыто, постараться перед этим парнем не засветиться и напрямую интересоваться у сотрудников, насколько они хорошо знают этого человека, и работает ли такой здесь вообще. Радости никакой данная перспектива не доставляла. Но это же все-таки моя работа…, любимая. С этой мыслью я и покинула нашу штаб-квартиру.
Мой служебный Чеви медленно подкатил к парковке, располагающейся недалеко от ресторана. Даже отсюда было видно, что людей в этой «Маленькой Москве» достаточно, а это усложняло задачу. Разумеется, как представитель закона и порядка, я была обязана готовиться к самому худшему варианту развития событий и заранее продумывать пути отступления для гражданского населения. Жаль только, что руководство не придало этой поездке особого значения. Иначе я бы поехала не одна, а в сопровождении вооруженной группы. Ладно, вперед. Я вышла из машины и тут же отстегнула от ремня свой значок. Оружие располагалось сзади, потому видно его не было. Оказавшись внутри, первым делом, я постаралась оценить обстановку, попутно фиксируя в голове лица сотрудников. Обладая оперативной памятью, я сразу могла определить нужного мне мужчину. Но его здесь не было, по крайней мере, пока что.
Выдавая себя, как обычного посетителя, я присела за свободный столик. Там было написано «Зарезервировано», но это не помешало мне убрать табличку и якобы приступить к изучению меню. Не прошло и минуты, как ко мне подошла девушка, с вежливым видом отметив, что здесь зарезервировано. Я тут же оглянулась и, убедившись, что на нас никто не смотрит, аккуратно достала значок и положила его на стол.
- Помощник федерального маршала США, Грейс Карано. Владелец этого заведения на месте? – глянув сперва на значок, затем на меня, девушка как-то неуверенно кивнула. Я бы могла прямо сейчас встать и пройти непосредственно в кабинет директора, но это было бы слишком невежливо, особенно при условии отсутствия ордера. – Прекрасно. Сообщите, что я бы хотела с ним поговорить. Желательно в его кабинете. И…, Анна, - я постаралась дружелюбно улыбнуться (а имя прочитала на бейджике), - о моем присутствии только вашему боссу, договорились? Не переживайте, ничего серьезного. Кстати, кофе, пожалуйста. Сахар, сливки.
Подобная скрытность могла напугать сотрудницу, а испуганные дамы нам ни к чему. Потому я вела себя спокойно, дружелюбно, в конечном счете, причин для волнений пока что и вправду не было. Что ж, спрятав значок обратно в карман, я отдала девушке меню, а сама облокотилась о спинку стула в ожидании своего заказа. Хотя, на деле, продолжала максимально незаметно водить взглядом в поисках нужного парня. Но пока никого.

+4

3

Мэлор Датсковскитас, более известный в определенных кругах как Датчанин, трижды судимый и дважды сидевший «вор в законе» пребывал в задумчивости, чем еще раз доказывал, что ничто человеческое ему не чуждо. Он одним пальцем крутил телефон, и тот описывал бесчисленные круги вокруг своей оси на столе. Будь это описание в женском романе, можно было бы сказать, что он страдал, но это была жизнь, и он просто не мог сосредоточиться. Вот ничего так не портит бизнес мужчин, как мысли о женщинах. Нет, Датских решил, что больше не будет ей звонить, и так уже звонил несколько раз – а толку-то? Все, хватит. Законник пальцем смахнул телефон с бумаг и все-таки занялся их изучением.
– Да они охренели что ли? Совсем берегов не видят.
Он начал активно черкать на листе, одни цифры вычеркивая, а другие вписывая. Он и представления не имел, что происходило сейчас в зале.

Девушка-официантка отошла от столика, который заняла помощник федерального маршала, но не побежала в кабинет к хозяину и даже не понеслась делать кофе. А подошла к мужчине в костюме и тихо прошептала:
– Шухер, здесь мусор. Девушка – легавая, вон за тем столиком, хозяев просит.
Анна прошла Лизину школу и была очень сообразительной девушкой – пересказав разговор, она вопросительно посмотрела на охранника.
– Сейчас шефу доложу, а ты иди работай.
– Она еще кофе просила.
Забудь, она теперь не твоя проблема, иди работай.
Мужчина скрылся в подсобном помещении, а ему на смену появился другой дюжий хлопец, который начал внимательно осматривать зал, периодически задерживаясь взглядом на федеральном сотруднике.

Стук в дверь оторвал Мэлора от бумаг. В кабинет шагнул Сергей Озолиньш.
– Датчанин, там мусор в зале, тебя хочет видеть.
– Что? – Датских удивленно посмотрел на начальника охраны.
– Говорит, что она помощник федерального маршала, и ей нужно поговорить с хозяином.
– Стой, подожди, федеральные маршалы – это же их ВОХРа, с какого они сами-то куда-то ходят? И на кой ляд им я, чай я давно не в розыске. Совсем оборзели.
Мэлор достал из пачки сигарету и закурил, потом несколько раз кликнул мышкой, подключаясь к системе видеонаблюдения.
– Десятый столик. – Меланхолично уточнил охранник.
Датчанин несколько минут курил, наблюдая за девушкой через камеру.
– Девушка. – Он усмехнулся. – Меня бы такие охраняли – я бы из зоны не вылазил.
Датчанин затушил сигарету и несколько раз крутанулся в кресле, размышляя. В роскошном кабинете на полную мощность работали и кондиционер, и вытяжка, ибо Датчанин постоянно курил.
– Ну давай, зови ее сюда. Это ведь наш святой долг – помогать американским силам правопорядка, может так и в актив запишут, и пайку подкинут. Но узнаю, кто вертухаев на дом вызвал – убью собственными руками.

К столику Грейс подошел тот же мужчина в костюме.
– Маршал Карбино, вас ждут, идемте.

Когда федеральный агент вошла в кабинет, Датчанин поднялся ей на встречу. Он даже успел бросить перед этим взгляд на себя в зеркало: черная шелковая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами, черные брюки, пиджак так и остался на вешалке, дорогие часы на левой руке, на правой – массивный браслет из платины.
– Прошу вас, проходите. Чай, кофе? Что-то крепче не предлагаю, понимаю, что вы на службе.
Его взгляд скользнул по ней. Да, вот в России в милиции девушек было как кот наплакал, а жаль, так хоть посмотреть приятно. Она чем-то напомнила ему следачку из прокуратуры, которая вела его дело. Тогда миленькой девочке просто не хватило опыта и характера. Ей его раскрутить не удалось, свидетели начали отказываться от показаний. В общем, дело к суду подразвалилось, но государство все равно отмерило ему срок от своих щедрот полной ложкой.
– Я Мэлор Датсковскитас, совладелец этого заведения. И я вас слушаю.

+3

4

Не слишком дружелюбное место, - думала я, вертя на столе свой телефон в ожидании кофе или приглашения пройти в кабинет хозяина заведения. Обычно представителей органов правопорядка принимали куда радушнее, обслуживали быстрее, а порой даже и делали скидки! Чем мне всегда нравился значок, так это тем, что в этой стране его уважали. Но сейчас мне пришлось немного подождать. Впрочем, глупо было ожидать от ресторана, владельцем которого является какой-то местный авторитет, чего-то другого. Сейчас, наверное, суетятся, пытаясь понять, где прокололись и что здесь делает маршал. Конечно же, деятельность хозяина с не выговариваемым для меня не была для правоохранительных структур секретом. Все и всегда обо всех знают, это факт. Другое дело доказать или пытаться это сделать. Пока друг другу не мешаем – все отлично. Даже сейчас меня не интересовало ничего, кроме парня, чья фотография все еще мирно лежала во внутреннем кармане пиджака.
- Оу, как у вас все оперативно, - с улыбкой протянула я, как только к столику пожаловал какой-то мужчина. Жаль, что кофе не принес, я бы не отказалась.
Пропустив мимо ушей неправильно названную фамилию, я тут же встала и двинулась следом, попутно напоследок окидывая взглядом помещение. А вдруг упустила? Но если этот парень такой неузнаваемый теперь, как его распознал информатор? Все же не став навязчиво искать знакомые черты, я свернула за угол. Вскоре мы оба оказались в кабинете. Встретил меня солидного вида мужчина: рубашка, брюки, дорогие часы, которые я успела подметить. Выглядел он уверено, серьезно и совсем не напоминал наивных парней, верящих в то, что им и море по колено, причем всегда и в любой ситуации. От того появилась надежда на продуктивную беседу.
- От кофе бы не отказалась, спасибо, - грех не воспользоваться своим положением.
Учитывая, что пришла я по чужую душу, пришлось побороть в себе это навязчивое чувство любопытства, призывающее осмотреть чуть ли не каждый угол в этом кабинете. Вместе с этим пришла и некоторая серьезность. Еще минуту назад, сидя за столиком, я улыбалась и бросалась сарказмом, но сейчас врятли напоминала человека, которому ведомо чувство юмора. Я дошла до конечной цели, настало время показать всю серьезность ситуации, а так же серьезность наших намерений. В конечном счете, речь шла не о карманнике, а о грабителе и убийце.
Вот это сложности, - тут же пролетело в голове, как только мужчина ресторана представился. Мне называли его фамилию, но я была так отвлечена, что даже не прислушалась. Для коренной американки это были те еще дебри, пришлось несколько раз мысленно повторить ее, как скороговорку, чтобы в итоге все же правильно обратиться.   
- Очень приятно. Помощник федерального маршала США, Грейс Карано, - быстро отчеканила я, протягиваю мистеру Датсковскитасу руку для рукопожатия. И никаких мужских замашек! Вполне обыденное явление в наше время.  – Извините за неожиданный визит, и я сразу перейду к делу, если Вы не возражаете. Мистер Датсковскитас, Вы узнаете этого человека? – с этими словами я достала из кармана небольшую фотографию мужчины, которому с виду было лет 27-30. В том, что мне помогут, уверенности не было. Я хорошо знакома с американской преступностью, а вот правила и понятия иностранцев, пока, увы, мне неведомы. – Я попрошу Вас внимательно изучить эту фотографию. Речь идет о федеральном расследовании. 
Я пока что решила не говорить о том, что согласно нашей информации, он работает в этом ресторане. Да что там, я не сказала, по сути, ничего. Жив ли этот мужчина, разыскивается ли, является преступником, свидетелем или же жертвой. Посмотрим насколько мистер Мэлор Датсковскитас готов сотрудничать, хотя о том, что у нас есть какие-то наводки, и без того должно быть понятно.

+2

5

Вот, конечно, меньше всего на свете ему хотелось сейчас разговаривать с их местным легавым, но отказаться тоже было совсем не рационально. Где гарантия, что завтра сюда не явится толпа в синих куртках и не выбьет все двери? Если думать логически, то, если она одна и хочет поговорить, значит, предъявить легавым ему пока нечего, а значит, хорошо было бы узнать, в чем в вообще суть вопроса. И к кому он вообще, этот вопрос. Датчанин привык к особому вниманию полиции в Америке, особенно после того случая в Бостоне: ну, избил он, конечно, того парня из дорожной полиции, и что теперь, казнить его что ли? Все равно доказать ничего не смогли: у него ведь было алиби, а машина – в угоне. А уж после того, как один из копов съездил ему по морде, дело совсем закрылось. Парень-то все равно выжил – вот незачем хвататься за кобуру, когда с тобой нормально разговаривают. Хорошо, что Мэл тогда дернул и видеорегистратор, на который все писалось. А с тем копом вообще забавно вышло: тот решил блеснуть знанием русского и спросил его, где он был в это время. Мэл ему по-русски и ответил, что с его женой. Тот разнервничался, дал ему по лицу, а у них тут вообще цивилизация – нельзя задержанных бить. Особенно когда у тебя «тысячедолларовый» адвокат. Смех да и только.
Он внимательно смотрел на вошедшую девушку: то ли она выглядела младше своих лет, то ли действительно была слишком молода, чтобы пытаться крутить такого, как он. А может, его теперь совсем не уважают.
– Хорошо, кофе так кофе.
«Черт, а она и правда симпатичная. Интересно, а заигрывания с федеральным маршалом являются федеральным преступлением?»
– Очень приятно, помощник федерального маршала Грейс Карано.
Мэлор снова улыбнулся и даже сделал это приветливо.
– Так что привело вас в мой ресторан?
Мельком взглянув на протянутую для рукопожатия руку, он снова улыбнулся и потер палец правой руки с татуировкой «Не подам руки менту». Свою руку он так и не протянул. Что же, это еще раз подтверждало его подозрения о том, что эта девушка мало того что пришла не по его душу, так еще и явно не представляла, с кем имеет дело. Ну что делать, остается только попридуриваться некоторое время, чтобы узнать, что ей нужно.
Ну давайте к делу.
Мэлор нажал кнопку селектора.
– Два кофе принесите, пожалуйста.
Он снова посмотрел на нее, находя взглядом холодных серых глаз ее глаза. Потом взял фотографию и посмотрел на нее – он узнал этого человека. Его он знал под именем Вацлав Марчин, он работал официантом – так себе работал этот поляк на самом деле, да и работал от силы месяца полтора. Но на лице Датчанина не дрогнул ни один мускул.
– Какая отвратительная рожа.
Жаль, что цитата из известного фильма пропадет втуне: откуда американке ее понять?
– И что же сделал этот супостат?
Датчанин положил фотографию перед собой на стол, так и не ответив ни да, ни нет. В этот момент в дверь постучали, и вошла девушка с подносом, на котором были две чашки кофе, причем в чашке, которую поставили перед девушкой, был именно тот кофе, который она заказывала внизу. Мэлор сделал глоток.
– Вы не против, если я закурю? И вы тоже можете, если хотите.
Он достал из пачки сигарету.
– Так в чем провинился этот мужчина, и что привело вас с его фотографией именно ко мне?
Вот теперь он прекрасно понял, что его пытаются взять на понт. У Грейс явно не было никаких официальных бумаг, иначе бы она уже их предъявила, да и не пыталась бы темнить.
– Если мне не изменяет память, вы занимаетесь охраной и перевозкой заключенных – точнее ваше ведомство – а также программой защиты свидетелей. Но я что-то не понимаю, как я отношусь к вашей деятельности. Я что, должен ему алименты и скрываюсь?
Губы растянула циничная, холодная усмешка.

+3

6

С каждой секундой мне здесь «нравится» все больше и больше, - подумала я, одаривая хозяина заведения яркой улыбкой, как только тот весьма тактично отказался принять рукопожатие. Разумеется, чистейшей воды сарказм. Но ничего, я не из обидчивых. По большому счету, мне вообще все равно. Да и сталкиваться с русскими авторитетами (или какой он там национальности) еще не приходилось. Надо бы изучить этот вопрос получше, на будущее. Мало ли еще с кем судьба столкнет, хотя их не любовь к представителям закона уже видна. Или это только мистер Мэлор Датсковскитас такой? Да уж, в штатах с таким не каждый день столкнешься. Трудно быть копом в России, наверное, - тут же подумала я, и еле сдержала себя от того, чтобы не усмехнуться.
Но мы перешли к делу, яркая улыбка пропала, вместо нее появились сосредоточенность и внимательность. Я не только ответов ждала, но и наблюдала за реакцией Мэлора. К сожалению, ничем он себя не выдал, но и это не беда. В конечном счете, не он цель моего визита, а его сотрудник. Глубоко вздохнув, я позволила себе присесть без разрешения. Весьма кстати. Как раз в этот момент в кабинет вошла девушка с подносом, и поставила передо мной чашку долгожданного кофе. Кивнув в знак благодарности, я без всяких промедлений, дабы продемонстрировать непринужденность и мирный настрой, сделала несколько глотков, а после протянула что-то типа своего одобрения. Кофе вкусный. Хотя на него сейчас всем плевать.
- Это же Ваш кабинет, - отметила я, когда мистер Мэлор Датсковскитас решил закурить.
До и после я постаралась проигнорировать все вопросы. Вопросы мне положено задавать, а раскрывать суть расследования, разумеется, в мои планы не входило. Так что я лишь слабо улыбнулась собеседнику и пожала плечами. Конечно, я без ордера и прочих официальных документов, но это не лишало меня права задавать вопросы и предпринимать все необходимые меры для получения ответов. Мы сейчас говорили о человеке, совершившем серьезное федеральное преступление,  и уже только это давало мне все необходимые полномочия. Хотелось просто как-то мирно и тихо... Хотя я всегда так хочу, а получается через одно место.
- Вы неплохо осведомлены, мистер Датсковскитас, но это лишь ничтожная часть, - уклончиво протянула я, когда мужчина, к удивлению, вспомнил о некоторых полномочиях федеральных маршалов.
На деле, их было намного больше, но и эти знания похвальны, не каждый американец похвастается подобным. Но я не собиралась сейчас отвлекаться на наши полномочия, и уж точно не намеревалась отвечать на заданные вопросы. Не из принципа, в этом попросту не было смысла. Как уже было сказано, моей целью был совершенно другой человек. Авторитет Мэлора Датсковскитаса я не оспаривала, и не посягала на него. Мужчине просто не посчастливилось взять на работу разыскиваемого преступника и, тем самым, привлечь к «Маленькой Москве» внимание федеральных маршалов.
- Как я уже сказала, речь идет о федеральном расследовании, детали которого я не имею права разглашать, - хороша ложь, все я могу, просто не буду, ибо не вижу причин. Но кое-что я сказать была уже в состоянии, есть факты, скрывать которые совсем не обязательно. – Нам нужен этот человек. Только он. Согласно нашим данным, в последний раз его видели здесь. Если Вы не можете помочь, могу ли я тогда осмотреться? Если наши данные неверны, я просто извинюсь и уйду.
Мои слова можно было перефразировать примерно так: мне не нужны Вы и ваша компания, мне нужен только этот преступник, укажите на него и я уйду. Однако, вспоминая нежелание даже пожимать руку, врятли я могла рассчитывать на какую-либо помощь. Вот и придется действовать самой. Тихо, без поддержки. Если Датсковскитас согласится, конечно. Иначе придется общаться не с одним маршалом, а с десятком. Притом с официальными документами в руках.

+2

7

Принципы и традиции – вообще великая вещь, и их надо соблюдать. Это делает нашу жизнь стабильней. И нарушать их из-за пусть даже симпатичного федерального маршала он не собирался. Девушка не показала виду, когда он не подал ей руку – это скорее шло ей в плюс.
– Мой. – Несколько рассеяно ответил Мэлор и задумчиво закурил, выпустив несколько колечек дыма к потолку. С виду он казался абсолютно расслабленным. – Да, вы еще занимаетесь тем, что предоставляете охрану федеральной власти и охрану и транспортировку имущества, конфискованного по решению суда.
Датских стряхнул пепел с сигареты.
Вот только не надо думать, что если я из России, я дикий. Присущий американцам принцип национального шовинизма как-то настораживает. А ведь когда мы ехали сюда, нам обещали страну, где царит равенство и дух свободы. А как же великая американская мечта?
Причем было абсолютно непонятно, серьезно ли это его задевает, или он просто издевается над федеральным агентом.
– Или вы считаете, что я не в курсе насчет своих прав?
Он затушил сигарету в пепельнице.
– Пейте кофе, маршал, не пожалеете: у нас прекрасный бариста.
Он замолчал, не сводя задумчивого взгляда с девушки. В руках он крутил дорогою зажигалку, потом, отложив ее в сторону, сделал несколько глотков кофе.
Ну что вы постоянно твердите о федеральном расследовании, вы еще «Патриотическим актом» на меня надавите. Мне почему-то кажется, что вы оказываете на меня давление.
Лицо вора озарила открытая и обаятельная улыбка, словно он всем своим видом показывает, как хочет помочь, но совсем ничего не понимает в происходящем.
Все мы кого-то ищем, и в большинстве своем людей.
На самом деле Мэлор решал серьезную дилемму: сливать пшека или прикрыть. С одной стороны это как-то не комильфо, да и непонятно, что тот натворил, а с другой – тот ему не сват и не брат, долю не засылал, под ним не работал. Фраер, в общем, а такого можно и слить. Да и если бы тот пришел и проявил уважение, сказал, мол, так и так, Датчанин, легавые на хвосте, помоги. Так нет же, втихую, как мышь, себя повел, загасился тут и еще в блудняк какой-то мутный, похоже, втянул. Сучонок. Можно было его, конечно, и самому на ноль помножить – ну как вариант, и вариант очень даже хороший, который на самом деле устраивал бы наверное всех, кроме самого Вацлава, или как там его звали на самом деле. Ох и будет у него к Лизе пара вопросов о том, кого они нанимают на работу – говорил же лучше проверять, а нет, всем все фиолетово. А зачем он у себя администратора держит, спрашивается? Совсем Лиза разболталась, воли много хапнула, похоже. Но вся проблема была в том, что Датчанину не очень хотелось марать руки чужой лишней кровью.
– Ну что значит «видели здесь»? Здесь много кого видели, например, здесь видели мэра, помощника мэра, пару судей, людей из администрации губернатора – их-то вы не ищете, надеюсь?
Законник усмехнулся.
– И что это значит: «в последний раз», вы что, хотите сказать, что он исчез в нашем ресторане?
Он положил подбородок на скрещенные переплетенные пальцы.
– Конечно можете… Ведь у вас есть ордер?
Мэлор давал понять: или вы говорите начистоту, или уматывайте за бумажками. Только когда вы вернетесь, вы здесь уже никого не найдете и, скорее всего, никогда не найдете. Правда и сейчас в ресторане искать было нечего – стволы были только легальные, у охраны: какой же дурак потащит что-то левое в главный свой бизнес?
– Или вы считаете, что мне пора вызывать своих адвокатов?
«И они вас живьем съедят».

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-05-28 00:52:21)

+3

8

- И это тоже, - кивнула я на слова о полномочиях, хотя до того и в мыслях не было как-то намекнуть мужчине на его «дикость». Тема настолько несущественная, а так же продолжительная (ведь и это далеко не все!), что я снова ее опускаю. Оживляюсь лишь, когда Мэлор заговаривает об «американской мечте». -  Только в фильмах …
Вот уж не собиралась поддаваться философским рассуждениям, меня интересовал совершенно другой вопрос, к которому мы не спешили переходить. Начинало напрягать. Я была готова терпеть долгие и продолжительные беседы, но сейчас все происходящее казалось мне пустой тратой времени. Куда эффективнее было встать и пройтись по ресторану самостоятельно. Но тогда я вполне могла обвинить владельца заведения в препятствии правосудию, если бы обнаружила нашего парня. Вариантов развития событий много, но какой из них выберет Мэлор Датсковскитас?
Ну вот, поехали, - с улыбкой был встречен перечень лиц, которые якобы когда-либо посещали этот ресторан. Элемент запугивания был ухвачен. Вопрос лишь в том, поверила ли? Нет, разумеется. А даже если бы и поверила, то врятли это могло поубавить мою решимость: не просто так я повторяю слово «федеральный» при каждом удобном случае. Федеральное ведомство подчиняется федеральным властям, где ужинают местные - врятли меня заинтересует. Пусть это будет лакомым кусочком для журналистов. Но ничего, это я тоже «проглотила» достаточно терпимо и безболезненно, хотя вена в виске уже невольно начинает вздуваться сильнее. Датсковскитаса спасала лишь его репутация и прекрасные манеры. Если бы передо мной стоял какой-нибудь уличный бандит, слов бы было гораздо меньше.
- Это не обыск, мистер Датсковскитас, но если Вы хотите сделать все по правилам… Конечно, вызывайте, - и снова на моих губах улыбка. Почему люди думают, что при помощи адвокатов могут решить все проблемы? Даже фильмы уже перестают врать на эту тему. -  Только гарантирую, ничего, кроме лишнего внимания к своему ресторану Вы не добьетесь. На основе одних лишь подозрений сюда может приехать целая группа федеральных маршалов, но мы всегда начинаем мирно и тихо, ведь уважаем наших честных бизнесменов и искреннее верим в их готовность всегда следовать букве закона, - сама себе поражаюсь, вот это речь придумала.
Хотя скептично относиться стоило лишь к словам о «честности» и «законности». В остальном же, мужчине стоило прислушаться. Прекрасно, Мэлор сталкивался с нашей системой такой, какой она должна быть и какой представляется официально. Но сталкивался ли он с… тем, какой она может быть на самом деле? В штатах значок означает нечто большее, нежели целую кипу никому не нужных формальностей. И я прекрасно осознавала все преимущества этой блестящей пятиугольной звезды, осознавала и даже пользовалась ими. Уж не знаю, как там в России. И обычно ведь хочется обойтись без всего этого. Однако, учитывая степень преступления, похоже, у меня не оставалось выбора. Я ведь была хорошей, была вежливой. Уже неплохое достижение.
- Я могу подождать друзей... с бумажками, - и, понятное дело, буду следить до прибытия группы за тем, чтобы из заведения этого и муха не вылетела. – Было
Я хотела закончить, но какой-то шум позади не позволил этого сделать. Я обернулась, но дверь была закрыта, так что я, со спокойной душой и совестью вновь посмотрела на Мэлора. В этот момент дверь кто-то открыл, я снова решила обернуться, но не успела, ибо почувствовала очень знакомое, но до ужаса неприятное, ощущение прикосновения дула к своему затылку.
- Здравствуйте, маршал, - послышался чей-то нервный мужской голос, и мне оставалось лишь приподнять руки, закрывая при этом глаза… Второй раз за эту неделю, да надо мной издеваются. Откуда у него вообще эта пушка? - раздраженно подумала я, но это не значит, что я бесстрашно отреагировала на случившееся. Мыслей много, это скорее защитная реакция.
- Мистер Лорри, очень приятно, - медленно повернув голову и посмотрев на мужчину, протянула я, после чего глянула на  Датсковскитаса. Группа маршалов – это фигня по сравнению с трупом одного из них. Адвокаты, поддержка, теперь врятли все это имело большое значение.

+2

9

– А вот я всегда знал, что ваши фильмы врут.
Циничная усмешка раздвинула уголки губ Датсковскитаса. Его постепенно начинал утомлять этот разговор: маршал явно переоценивала и свое влияние, и умение, а также и силу и значимость своего ведомства. Ладно было бы ФБР или D.E.A., а тут ВОХРа простая будет ему указывать, что он должен, а что нет. Но Датчанин прекрасно держал себя в руках.
–  О, знаете, я так люблю делать все по правилам. И не надо так морщить ваш прекрасный носик, мой милый маршал. Это, может, ваши обычные клиенты ничего не могут, а вот мои адвокаты и мои связи съедят и ваше начальство, и вас с потрохами. Точнее они выедят вашему начальству мозг, а оно съест вас.
Датчанин начинал злиться из-за упрямства этой красивой в сущности девчонки, которая как-то наивно верила в закон и порядок. Верила в то, что ее пятиконечная звезда что-то решает. В этой, как и в любой другой, стране все решало положение в обществе и деньги. Нет, она правда верила, что ее значок откроет перед ней все двери, и это было смешно – это если бы она была ФБР-овцем, он бы забеспокоился, а так смех один.
– На основе одних подозрений сюда может приехать бригада аниматоров, и то вряд ли. Вы разнесете мне ресторан, ничего и никого не найдете, допустим? Значит, ваше ведомство оплатит весь ваш ущерб – тот, который вы нанесете, я сделаю себе черный пиар, а ваше ведомство повесит все на вас. Вы что, забыли как это уже было в Нью-Йорке?
Мэлор с несколько надменным видом раскурил новую сигарету.
– Конечно можете.
Он затянулся сигаретой.
– Знаете, у меня плохая память на лица. Вот если бы вы мне сказали, в чем он виновен, я, может быть, и провел ассоциативную цепочку, а тут, хоть убей, не помню.
Вор усмехнулся.
– Надеюсь, не помнить лиц в вашей стране – не преступление?
Он наклонился к селектору и нажал на кнопку.
– Наша гостья уже уходит. Позовите Сергея, чтобы он ее проводил.
Тонкий или уже толстый намек, что красотку вышвырнут отсюда и будут иметь на это полное право.
Но в его замечательные планы, как это обычно бывает, вмешался случай. Датчанин откинулся в кресле, куря сигарету и задумчиво прикрыв глаза, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Дверь открылась, и он не сразу обратил на это внимание, но по шагам понял, что это не Хоккеист. Открыл глаза и выпрямился в кресле.
[b]– А ведь жизнь парнягу не пожалела – прямо совсем не похож на фото.[/b]
Вор внимательно посмотрел на фотографию, потом на мужчину, который приставил пистолет к голове маршала, и снова на фото. А потом звонко и искренне рассмеялся.
Лорри, ты Лорри. Да не смеши меня, ты же пшек, если это не так, я съем, ну или сниму ее трусики зубами. Я вас за версту узнаю.
– Мы сократили фамилию. Когда приехали в Америку. – Недовольно буркнул мужчина.
В этот момент открылась дверь, и в комнату скользнул Сергей Озолиньш – оценив обстановку, он рванул пистолет из кобуры и направил на того, кто еще сегодня числился у них официантом.
– Я убью ее, богом клянусь, дайте мне уйти.
– А давай – а что, это будет даже забавно: ты убьешь маршала, мой охранник шлепнет тебя. И все будут довольны. Стреляй, дурак.
Он посмотрел на Хоккеиста.
– Как только спустит курок, всади ему пару пуль в живот.
На шее у поляка дрогнула жилка, выдавая то, что он понимал русский.
А потом всю приветливость словно смыло волной. Лицо вора стало надменным и холодным.
– Ты тупое животное. Ты пролез сюда, как крыса, и затихарился, как мышь.
Мэлор очень медленно поднялся и обошел стол, а потом пошел на парня.
– Ты, крысеныш, решил втянуть меня в блудняк. А что, давай, мочи ее, а потом меня.
Лорри начал отходить в угол, продолжая держать Грейс на прицеле.
Шаг, еще шаг, и он закрыл собой линию огня.
«Только не дергайся, девочка».
– Это мой дом, и я буду решать, кому тут жить, а кому сдохнуть.

+2

10

Пожалуй, открывать рот сейчас было лишним, несмотря на мой весьма строптивый характер. Мистер Датсковскитас говорил  уверенно, но врятли осознавал всю серьезность ситуации. Потому я просто молчала, смотря на мужчину непроницаемым взглядом. Ему, конечно же, лучше знать, что и как будет. Я же всего лишь часть этой системы, отвечающая за основную работу. А, нет, что-то не сходится…, - саркастичная мысль, которая никак не повлияла на сосредоточенное выражение лица. Я ничуть не принижала возможностей Мэлора и его людей, потому было даже немного обидно то, как недооценивал он возможности правоохранительных органов. Тем более федеральных. Видимо, сталкиваться часто не приходилось, при таких-то обстоятельствах серьезных. Но ничего. Если стану реагировать на каждое подобное заявление - башка лопнет. Тем более в данной ситуации мне нужен был совсем не Мэлор Датсковскитас. Есть смысл выслушать молча и не бросаться в полемику.
Наконец-то все сказано. Мне не остается ничего, кроме как пожать плечами. Обидно, что сотрудничество не состоялось. Буду ждать ордера, а пока посижу тут…, в качестве посетителя. Жаль вот только, что планы были нарушены. И мои, и мистера Датсковскитаса, судя по всему. Дуло пистолета у виска. Достаточно близко, чтобы отреагировать, но преступник, словно прочитав мои мысли, отходит назад, продолжая целиться. Толи не понимая последствий, толи чисто ради веселья, люди здесь ведут весьма интересную и непринужденную беседу, а мне-то что? На меня направлено дуло вполне себе смертельного оружия, между прочим! Я об этом думаю, мысленно перебирая в голове различные варианты исправления ситуации. Но Лорри стоял слишком далеко, что лишало меня какого-либо шанса проявить свои боевые навыки. Очень кстати в ситуацию вмешался Мэлор. Его решимость, кажется, немного подкосила нападавшего, который явно не ожидал подобного развития событий. Этим я выиграла несколько секунд драгоценного времени. Лорри поддался давлению и явно не спешил стрелять.
Затем и вовсе произошло немыслимое. Ух ты, плохие парни меня еще никогда не защищали, - невольно пронеслась такая мысль в голове, хоть я и понимала, что дело тут не благородстве и доблести. Дело в авторитете и желании контролировать ситуацию (в этом плане, наши стремления совпадали, только возможностей у меня сейчас поменьше было). Главный объект внимания, как-никак. И вроде я была не против, что дуло пистолета теперь было направлено в сторону хозяина этого интересного заведения, но, в то же время, я – страж порядка (как это часто забавно называют). По долгу службы должна защищать всех, даже больших солидных мужчин, которые и сами порубают в капусту кого угодно. В этом плане, конечно, Лорри не повезло. Только как до него донести, что лучше уж пойти со мной, нежели остаться здесь? И все же наш нарушитель потерял прежнюю уверенность, не говоря о том, что выглядел он весьма плачевно: нервишки явно пошаливали. А значит, если попытаюсь вмешаться, он может выстрелить. Не в меня уже, но такого развития событий все равно хотелось бы избежать.
Нападавший все еще смотрел на Мэлора, потому у меня, стоящей за спиной, появилась возможность для маневра. Лорри забыл об одной очень важной вещи: оружии, которое мирно и тихо было прикреплено к моему поясу сзади и скрывалось курткой. Я могла попасть в мужчину, не задев при этом Датсковскитаса, но у меня не было времени. Осознав безвыходность положения, Лорри внезапно усмехнулся, его рука дрогнула. Сейчас прогремит выстрел. Этого стоило ожидать, ведь мужчина разыскивался за убийство. Ему не впервой принимать судьбоносные решения.
- Лорри! – выкрикнула я, резко вынимая оружие и наставляя его на парня прежде, чем тот успевает нажать на курок. Мне пришлось выйти из-за спины Мэлора. Даже жаль. – Моя пуля, так или иначе, попадет в твою тупую голову. Подумай, что делаешь и надо ли тебе это. Никаких условий, дружище, – тут же заявила я, стоило только мужчине открыть рот. Нет у меня желания договариваться с тем, кто пару секунд назад приставил дуло к моей голове. – Сдавайся или я разнесу тебе башку. А может и они. Это уж как решат. Не глупи.
Дула наших пистолетов смотрели друг на друга. Попутно я делала короткие и слабо заметные в такой накаленной обстановке шаги в сторону. Неважно, права я или нет, неважно, как на это отреагирует Датсковскитас или его человек, главное, чтобы Лорри поверил в то, что сейчас окружен исключительно людьми, реально способными пристрелить его. Жизнь ему дороже свободы. На этом и сыграем.

+2

11

Хождение по кругу еще более занудно, чем бег по нему: если второе хотя бы выматывает, то первое лишь утомляет и вызывает зевоту. Соревнование в непроницаемости лиц тоже не могло сильно позабавить Мэлора Датсковскитаса ввиду его преимущества, обусловленного опытом, сроками и образом жизни, а, да, еще и прибалтийской кровью, которая превалировала в его венах. Правда, стоит отметить, что девушка-маршал тоже держалась неплохо.
Но вот только обретению хоть какого-то подобия взаимопонимания это все равно не способствовало, и их диалог сам собой сошел на нет, чем оба были внутренне не довольны. Но что поделать, если у них явные системные противоречия. Он никак не может переступить через свои принципы, по которым живет четверть века, федеральный маршал – явно млеет от собственной звезды и слова «федеральный».
Нет, на самом деле Датских встречал легавых, которых уважал, и с которыми разговаривал. Нет, не покупал, а разговаривал и уважал. Возможно, и она могла бы попасть в эту категорию, но, к сожалению, она не шла навстречу. А о каких разговорах может идти речь, когда люди не готовы к компромиссам? Но с другой стороны, каждый имеет свои взгляды на жизнь – и на смерть, кстати, тоже.
А потом начался цирк, которого он совсем не ждал – он вообще не понимал, на кой такой ляд парень, шут его теперь знает, как его по-настоящему зовут, вообще приперся к нему в кабинет: нет чтобы развернуться и поступить согласно заветам великого американского писателя О`Генри – «бежать до канадской границы». Ан нет, дебилоид решил поиграть в боевики, вот только в большинстве фильмов для негодяев это все плохо заканчивалось.
Все стало сложно за одну секунду, слишком сложно, и было понятно, что эту сложность стало легко решить лишь при помощи стрельбы.
Интересно, почему он встал и закрыл собой девушку маршала? Нет, спроси законника об этом, у него нашлось бы очень много причин, начиная от авторитета и заканчивая тем, что на полу в кабинете лежал персидский ковер шестнадцатого века – правда, привезенный из Ирака – а что, американцы там неплохо прибарахлились – и ему не хотелось бы, чтобы его испачкали кровью. Но на самом деле причина была проще: маршал просто понравилась ему, и неважно внешностью своей или упертостью. Да и не суть это важно теперь, когда он ввязался в этот блудняк по самое не могу.
– На меня смотри, братишка. На меня.
Он специально привлекал внимание пшека, Датчанин специально давил, не давая переключится на остальных и начать стрельбу, сам-то он был безоружен.
– Слушай меня.
Он загнал парнишку к стене.
Слушай сюда, вариантов у тебя немного: или ты отдаешь мне пистолет и сдаешься, и тогда я обещаю тебе даже найти адвоката, а маршал забудет, что ты тыкал в нее стволом.
Законник махнул рукой, словно прося, чтобы маршал не перечила.
– Или ты открываешь пальбу, но если я выживу, а тебя не приговорят к смертной казни, я обещаю, что весь твой долгий срок, каждую ночь, тебя будет любить самый большой и потный латинос, который только найдется в твоей тюрьме.
Мэл видел, как палец дрогнул на спусковом крючке, но не подал виду.
– Ну решай, отдай мне ствол.
Лорри дрогнул.
– Давай не будем играть в игру «Умри героем».
И в тот момент, когда парень начал протягивать пистолет Мэлу, вмешалась маршал. Поляк дернул пистолет на нее, и Датчанин начал действовать.
– Никто сегодня не умрет.
Он ушел с линии огня, скрутившись тазом влево, левая рука легла на пистолет, блокируя ствольную коробку, выворачивая пистолет в сторону большого пальца. Вторая рука легла на кисть, выкручивая ее. Он увел ствол в сторону, от девушки, а потом вверх. Хруст пальца и крик. Пистолет оказался в руках Датчанина, и тот даже не стал разрывать дистанцию, а просто наотмашь ударил поляка стволом по голове. Тот рухнул, как подкошенный. Русский выдохнул, потом вытащил платок, тщательно протер пистолет от своих отпечатков и медленно положил на стол.
– А вот теперь я лично выпью.
Он, конечно, мог бы сказать, что Грейс теперь его должница, но вот только смысл. Поэтому он промолчал.

+2

12

Я неотрывно смотрела в глаза нашему герою, кажется, даже не особо слушала, о чем здесь говорят. Его взгляд, сколько я видела таких. Еще немного, и это грозило закончиться плохо. Откуда я знала? Ну, так-то опыт большой, ни один Лорри такой, безжалостный преступник, на моем пути. Однако резкое действие – и он тоже был на мушке. Стрелять перехотел, переключаясь с Мэлора на меня, но ситуация явно накалилась. Сейчас главным было не позволить Лорри выйти, иначе у меня будет меньше шансов контролировать его. Потенциальные заложники в лице посетителей ресторана, которые даже и не догадывались о том, что происходит, - так же не радовали. В какой-то момент я даже начала думать, что проще выстрелить. А почему бы нет? Его рука дрожит, а вот моя вполне уверенно держит оружие. Однако, к счастью, или, к сожалению, Мэлор сам рассудил, что лучше для его заведения. Я мигом убрала оружие дулом кверху, чтобы не выстрелить, если меня случайно заденут, и сделала шаг назад. В этот момент хозяин заведения брал весь риск на себя, и мне не было смысла вмешиваться.
Все закончилось так же быстро, как и началось. Лорри пытался шевелиться, но выглядел не шибко опасным. Тем не менее, я не медлила. Быстро спрятав оружие обратно в кобуру, достала наручники и ловким отработанным движением заковала преступника. Тот пытался сопротивляться, сопел что-то вроде «нужно было пристрелить вас обоих» или «не трогай меня», с кучей нелицеприятных выражений в мою сторону, разумеется, но… бессмысленно. Я человек привыкший.
- А Вы отчаянный человек, мистер Датсковскитас, - замыкая наручники, протянула я, после чего достала мобильный телефон.
Но в этот момент почему-то замерла. Не то, чтобы мне было жалко портить репутацию этого заведения наплывом федеральных агентов, но, в то же время, этого ведь можно было легко избежать. Как избежать и трату времени хозяина на различную бумажную волокиту в виде показаний и прочих формальностей. Никакой стрельбы не было. Посетители спокойно кушают снаружи, ничего не знают… У Лорри кровь с башки течет, но это ведь вполне могла сделать я, когда наткнулась на него на улице, около ресторана…. И кто сказал, что мы не умеем решать вопросы тихо и мирно? Ответная благодарность. Быстро и спокойно. Пораздумав несколько секунд, я все же спрятала телефон обратно во внутренний карман куртки и подошла к столу, на котором лежало оружие.
- Должна сказать, в вашем заведении… очень вкусный кофе, - беря платком оружие, просто отметила я, словно ничего только что и не произошло. По крайней мере, это уж точно не требует какого-либо постороннего вмешательства. – Где тут запасной выход? – ярко улыбнувшись, явно уже в знак прощания, я протянула мужчине руку, но тут же убрала ее, вспомнив о некоторых особенностях русского приветствия.
Затем, спрятав оружие в кармане, я подошла к Лорри и подняла его. Благо, силы постепенно к мужчине возвращались. По крайней мере,  он был способен помочь мне довести его до машины. Как только преступник оказался на ногах, я якобы случайно пошатнулась, и тот слегка ударился головой о дверной косяк.
- Ой, прости…. Я такая неуклюжая, - совсем не искренне протянула я. Он целился в меня! Помимо пожизненного заключения, должна же я ему хоть как-то отплатить. А голова и так побитая. Хуже не будет.

+1

13

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » По обе стороны закона