Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Свинец, кровь и бриллианты


Свинец, кровь и бриллианты

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Участники: Addison Hudson, Daniel Keeley
Место: Старая ферма неподалёку от Сакраменто
Время: 27 апреля 2015 года
Время суток: Ближе к вечеру
Погодные условия: Погожий весенний денёк
О флештайме: Иногда следует заставлять должников оплачивать счета. Любыми методами. И если в это будут втянуты ни в чём неповинные люди... Что ж, выходит, они просто оказались не в то время и не в том месте. Жизнь вообще штука жестокая.

Отредактировано Daniel Keeley (2015-05-21 23:41:39)

+1

2

Все проходит, и это пройдет. Проблемы с Шарлоттой (всегда есть они – проблемы с самой Шарлоттой, переживающей очередной возрастной кризис весьма остро, в том числе и из-за того, что Эдди не имеет понятия, что же именно с девчонкой происходит, и как ей это исправить), проблемы из-за Шарлотты, проблемы с работой, проблемы из-за работы, проблемы с деньгами… только из-за денег проблем нет: они просто отсутствуют, как факт. Только ты заплатишь за газ и свет, как приходит счет за воду, а потом что-нибудь из больницы, а еще у Чарли рвутся туфельки, и нужно сшить ей костюм на праздник в школу, а для этого нужно купить и ткань, и блестки, и просидеть полночи с машинкой, и постараться еще крылышки сделать – ведь Шарлотта не хочет быть какой-нибудь банальной бабочкой или ангелом, чьи крылья можно купить в любом магазине маскарадных костюмов, она хочет быть чертовой колибри. Ну почему они решили, что праздник обязательно надо посвятить «покорителям воздуха»? Хорошо хоть девочка не захотела быть Амелией… а черт знает, как у той бабы фамилия была. Эдди просто какой-то фильм по телику смотрела про нее, типа первая летчица.
Шарлотта выбегает из машины первой – вон уже у самой двери скачет; она про что-то невнятно верещит, и больше всего Эдди хочется, чтобы она помолчала. Во дворе – дешевая песочница, из тех, кто продаются в Уоллмарте в комплекте с надувным бассейном, четыре плашки, соединенные друг с другом и песок из отдела садоводства, так может туда Чарли отправить? Она может пять минут поиграть во дворе одна… или нет, не может. Воспоминания о происшествии в начале апреля все еще не давали ей отпустить малышку от себя, но из-за ее постоянного присутствия у рыжей потихоньку начали сдавать нервы.
-Не вертись под ногами – в руках у нее – бумажный макет с продуктами, подмышкой рыжая несет рулон пронзительно синего атласа (разумеется, не настоящего; самое дешевое, что походило на него, из всего разнообразия тканей в магазине) и поменьше – тюля. И надо как-то суметь еще ключ найти… удается наконец. Шарлотта с пронзительным воплем пробегает мимо дверей гостиной вглубь дома – в кухонных дверях махнул меховой зад одного из котов, обитающих вроде как в доме, но вроде как и самостоятельно, а вот Эдди застревает; пакет с продуктами опасно кренится. Вторую остановку ей приходится делать напротив дверей гостиной, когда она чуть не роняет рулон, и только тогда она понимает, что что-то не так.
Поворачивает голову влево – там диван и кресло. И в кресле кто-то сидит. И этот кто-то держит пистолет. И пистолет направлен на нее.

+1

3

Основной бизнес семьи Кили находился в Нью-Йорке. Это и строительная компания, директором которой числился уже почти три года Даниэль, и прочите дела, афишировать которые не стремились ни сам Дэнни, ни его отец, покуда был жив. Впрочем, уже в течение нескольких лет они заглядывались и на западное побережье. Не зря Коннор прикупил конный клуб в Сакраменто из-за которого, в частности, и произошёл конфликт с Тиреллами. Клуб этот ещё предстояло вернуть, наглядно показав, что никто безнаказанно не сможет вмешиваться в их жизнь. Да и прощать убийство папаши Даниэль не был намерен. Но для того, чтобы объявлять открытую войну, требовалось всё тщательно рассчитать. И, кроме того, конечно были необходимы деньги. Чем больше вложишь - тем более крупный куш сможешь сорвать. Это же аксиома.
   Дельце, что они провернули в Лос-Анджелесе, было одним из немногих на тот момент, в которых участвовал Кили-младший на побережье Тихого Океана. Отец каким-то образом - об источниках его информации Дэнни не всегда решался спрашивать напрямую - узнал о бриллиантах, которые стоили очень хороших денег. А уж если Коннор говорил, что деньги хорошие, значит для среднестатистического обывателя это было целым состоянием. И, понятное дело, что делиться с кем-либо добычей Даниэль не стремился. Конечно, сделать всё одному попросту невозможно. Но кто сказал, что его подельники должны были остаться живыми после того, как сыграют свою роль? Вот именно, что никто.
   Впрочем, не всегда получается так, как мы предполагаем. И Кили не учёл тот момент, что не один он такой хитрый. Потом он уж сколько раз гадал, отчего всё вышло столь неудачно. То ли один из его приятелей подслушал разговор Дэнни с отцом. Хотя прямо он ничего никогда не говорил - не идиот же. То ли тоже решил кинуть всех. Но, так или иначе, несмотря на то, что сделано всё было в лучшем виде, бриллианты сразу после ограбления уплыли из-под носа.
   Сказать, что Дэнни пытался их отыскать - ничего не сказать. Землю рыл в буквальном смысле слова, использовал все свои связи, чтобы вернуть то, что считал уже своим по праву. Но тот ублюдок вместе к камешками, как в воду канул.
    И вот теперь, спустя столько времени, Кили всё-таки удалось выйти на след. Вовремя, кстати говоря. Очень вовремя, учитывая сложившиеся обстоятельства.
    ...Беседа была обстоятельной, долгой. С использованием подручных средств, типа утюга и молотка. Так Даниэль и узнал о мисс Хадсон, отыскать которую особенного труда не составило.

-Запри за собой входную дверь и проходи. Нам есть о чём поговорить. - Дэнни только теперь передёрнул затвор. Он проделал это на глазах у девушки с единственной целью - она должна знать, что незваный гость не блефует, патрон действительно находится в стволе. - Глупости делать не советую. Девчонка в доме, и выловлю я её в два счёта, можешь не сомневаться.
Он расположился в кресле с таким видом, словно это была его собственная гостиная - откинулся на спинку, положил ногу на ногу, левой ладонью задумчиво поглаживал подлокотник. Голоса Кили не повышал. Он вообще мог произвести впечатление человека, выполняющего самую обыденную, привычную для него работу.
-Давай-давай, пошевеливайся, детка. Моё терпение не безгранично.

Отредактировано Daniel Keeley (2015-05-29 08:53:02)

+1

4

Отступить три шага назад, к дверям. Створка все еще приоткрыта, и она сможет выскользнуть, не издав шума, а хлопок английского замка он примет за ее возню с ключами, за попытку выполнить его приказ беспрекословно. Оббежать дом по террасе (правда, он может увидеть ее из окон, но это не худшее, что может произойти в принципе), зайти в кухню, схватить Шарлотту…
Ружье на втором этаже. Оно даже не заряжено, это чертово ружье, оно просто осталось там после того, как Эдди разбирала чердак; наследство деда или прадеда, едва ли им можно пользоваться хоть в какой-то роли, кроме как в качестве биты. Да даже будь иначе – не умеет рыжая стрелять, не научилась.
Он услышит, он будет быстрее. Даже если предположить, что он не знает, где какая комната, что он не видел заднюю дверь, ведущую из кухни во дворик, что он не сообразит, где искать Шарлотту, то она не успеет добраться до машины. Он пристрелит ее, он снесет ее голову всего одним выстрелом, и потом пристрелит Шарлотту. До ближайшей фермы здесь – пять миль, и рабочих на строительной площадке тоже нет.
Кто он? Что ему надо?

Эдди была уверенна, что единственный вред, который принес ей Дерек – разбитое сердце, опороченная репутация, пузо на девятом месяце и кража. Со всем этим можно смириться, все это можно пережить; но он продолжил приносить вред даже спустя много месяцев, даже спустя много лет.
Зачем он пришел? Что он хочет ей сделать? Обокрасть? Но очевидно же – в этом доме нечего красть; дешевые шмотки, немного мебели, строительные материалы, которые она пока не успела пустить в ход, домашняя утварь – что из этого могло его заинтересовать? Может, машина? Чертова развалюха, которая едва ездит, единственное хорошее (Шарлотта, не в обиду тебе, но слишком долго ты хорошим не была, а была лишь маленькой визгливой проблемой), что осталось ей на память, кроме воспоминаний о том, как любила и была любимой.
Пакет на полу, и яйца растекаются; впрочем, стеклянная бутылка молока тоже не пережила падения. Надо убрать мясо, надо попросить убрать мясо в холодильник, но на кухне Шарлотта, нельзя, чтобы он шел туда. 
Отступает на три шага назад, запирает дверь – не выскальзывает на улицу. Несколько секунд стоит перед ней, и только потом разворачивается, идет в гостиную. Не проходит. Не садится. Стоит в дверях.
В горле пересохло, жаль, что молоко разбилось. Там еще должна быть бутылка апельсинового сока, но лезть в пакет без разрешения ей страшно, а спрашивать разрешение ей кажется глупым.
-К… к… кто вы? З-з-зачем пришли? – ей казалось, что времена, когда в ее жизни была мафия, закончились с ее увольнением из Парадиза.

+1

5

В принципе Дэнни предполагал, что мисс Хадсон может попытаться выбежать из дома. Кинуться к машине, постараться вставить ключи в замок зажигания... Обычно люди предсказуемы. Но иной раз встречаются и индивидуумы, которых нельзя просчитать. Эту девушку Кили видел впервые, поэтому и угадать наперёд её действия было довольно проблематично.
Зато он знал точно, на что способен сам.
Не даст он этой малышке даже добежать до машины. Подстрелит - благо Даниэль стрелял неплохо. Снайпером, само собой не был, но и специфика работы этого не требовала. Кое-как попадал в движущуюся цель, и ладно. Впрочем, убивать хозяйку этого гостеприимного дома Дэнни не намеревался. Не для того ждал столько времени. Тут надо быть идиотом, чтобы взять девицу и прикончить.
Так что ребёнок, вбежавший в дом, был весьма кстати. Редко какая мать захочет свалить, оставляя своё чадо в опасности.
Не то, чтобы это особенно успокаивало - когда Даниэль занимался делами, он предпочитал не расслабляться. Но всё-таки небольшая гарантия сговорчивости бывшей подружки Деррека весьма обнадёживала.
-Вот и умница, - Кили поднялся с кресла, поставил пистолет на предохранитель, сунул за ремень джинсов. - Проходи, садись, чувствуй себя, как дома.
Усмехнулся - усмешка не была злой или особенно ироничной - скорее равнодушной. Непринуждённо прошёлся по гостиной, с таким видом, словно эта ферма на самом деле принадлежала Даниэлю.
Покачал головой, заметив, как из пакета на пол вытекает молоко.
-Что ж ты так неаккуратно. Дочка теперь без ужина останется. А ведь хорошие матери заботятся о детях, да?
Он произнёс это почти вкрадчиво, остановился напротив Хадсон - теперь их разделяло расстояние не больше фута. Протянул руку, взял её за подбородок, так, чтобы девушка не могла отвернуться.
Волосы красивые. И глаза хороши... Наверное, горячая штучка. На другую Деррек и не позарился бы... Хотя, это он для пользы дела в основном. А для пользы дела, на что только не пойдёшь.
-И не подвергают детей риску, верно? А ты что делаешь? Решила обменять её безопасность на бриллианты?
Даниэль, забравшись в дом, уже успел осмотреть его. И однозначно пришёл к выводу, что человек, получивший столько денег, сколько, по словам её приятеля, было у этой малышки, так жить не может.
По мнению Кили, это означало только одно - Эддисон оказалась умненькой. Вместо того, чтобы шиковать и привлекать к себе ненужное внимание, она решила залечь на дно.
Не глупо...
Дэнни наклонился, посмотрел, что находится в пакете, стараясь не наступить в лужу, чтобы не испачкать начищенные чёрные ботинки, вытащил бутылку с соком. Открутив крышку, сделал несколько глотков.
-Я предпочитаю свежевыжатый, но когда хочешь пить, и такой сойдёт. Ты давай, не стой на месте, располагайся. Разговор нам предстоит обстоятельный и, наверное, не самый короткий.
Можно сказать, что Дэнни повезло - живи Хадсон в многоквартирном доме в центре города, подобраться к ней было бы посложнее. А здесь - раздолье... Есть возможность хоть до утра возиться, стараясь получить нужную информацию. Криков всё равно никто не услышит.
Он с удовольствием отпил ещё сока. И почти по-дружески протянул бутылку собеседнице.
-Будешь?

Отредактировано Daniel Keeley (2015-05-27 22:29:20)

+1

6

Она тогда только поняла, что беременна, и очень испугалась; Эдди не просто любила Дерека, она боготворила его, полностью растворившись в своей любви к мужчине, поверив в то, что она может быть нужной, желанной, любимой. Ей было нужно это; шрамы отравляли не только жизнь, но и душу, вселяя в рыжую уверенность, что ни один мужчина не посмотрит на нее без отвращения. Но беременность… она ведь просто горничная, а Дерек, по его убеждению, работал в автомастерской. Эддисон не замечала, что она платит за все – за квартиру, за продукты, по счетам… с деньгами у нее тогда было полегче, а с головой похуже, и она просто не обращала на это внимания. Дерек ведь ее любил! Не может врать человек, который так тебя целует! А еще он приносил ей цветы, и всегда говорил о том, что она красивая, и это казалось ей куда важнее, чем какие-то там деньги. Но ребенок… ребенок – это ответственность. И когда Дерек узнал о беременности («… а может… мне стоит… в больнице аборт сделают быстро…»), он принес ей то кольцо. Небольшой синий камушек по центру, и два прозрачных – по бокам. Единственные в ее жизни бриллианты. Не помолвка – но обещание; если у Эддисон были хоть какие-то сомнения, то после колечка их не осталось совсем. А через семь месяцев, Дерек сбежал – разрушив ее репутацию, ее жизнь, ее сердце, и не забыв захватить не только деньги ее нанимателей, но и ее собственные деньги, и то чертово колечко.
Но это – единственные бриллианты, которые приходят ей в голову. Незнакомец двигается по ее гостиной, вальяжно и грациозно (и он похож на Дерека, но дело даже не в чертах лица, и, кажется, средиземноморских корнях, дело в том, что он буквально пахнет уверенностью самца, дело в уверенных движениях пантеры, с которой он движется), и Эдди ни на капельку не легче от того, что он пистолет спрятал. Пистолет есть, а если что – ему и оружие применять не понадобится. Когда он касается пальцами лица (большой приходится как раз на шрам, щека невольно дергается), становится совершенно очевидно: этими самыми пальцами он придушит ее за считанные секунды. Держит до боли крепко, не давая ни шанса вырваться.
У нее в кармане есть телефон. Найти возможность выйти на пять минут, да хоть поссать, и позвонить в полицию.
Когда этот (монстр-чудовище-ночной-кошмар) – отходит, отступает (а глаза у него один в один как у Дерека, а может, это так память шутит), Эдди делает несколько шагов вглубь гостиной. Ноги дрожат. Она любила свой дом, каким бы убогим и нелепым он ни был; это – ее дом, единственное богатство, которым она обладает, и его основным свойством для Эдди была его безопасность. На работе, на улице, даже в машине – она всегда боялась, она всегда была уязвимой, а дома нет. Незнакомец разрушил ее убежище за считанные минуты, всего лишь продемонстрировав ей оружие.
-Я не хочу пить. Я хочу в туалет. – честно говоря, она и в самом деле поняла, что у выражения «обоссаться от страха» есть вполне серьезное обоснование. Эдди помнит, что он спрашивал о чем-то еще, но уже и не помнит – о чем. Бриллианты. Безопасность дочери. То, что он говорит – бессмысленно, само его присутствие здесь – бессмысленно.
-Если вы хотите ограбить меня – кухонный шкаф, вторая полка сверху. Деньги в банке с макаронами, все, что у меня есть. –
Вот тебе, рыжая, и отложенное на черный день. Эдди надеялась, что деньги, которые она заработала съемками в порно, помогут ей в случае очередных неприятностей, и вот они, неприятности. Другое дело, что его ботинки, его одежда – девушка знает цену дорогим вещам. Люди, которые так одеваются, не грабят ради нескольких сот долларов.

+1

7

-В туалет... - Дэнни повторил это задумчиво, словно бы взвешивая слова собеседницы. Знал он эти фокусы, не первый день жил на свете. В туалете она отыщет какое-нибудь забористое средство для чистки унитаза, а потом попытается плеснуть его в лицо незваному гостю. Или постарается выбраться в окошко, что выглядит совершенно бессмысленным, однако люди в критических ситуациях способны ещё и не на такие глупости. Или, например, схватится за мобильный, чтобы отослать смс, потому как разговор Даниэль смог бы наверняка услышать и через закрытую дверь.
Кстати, телефон.
-В туалет ты, конечно, можешь идти, только для начала позови малышку в гостиную. А потом я тебя провожу до нужного места. И постою рядышком. А то вдруг... - Кили отпил ещё сока, мимоходом подумав о том, что если он опустошит всю бутылку, ему непременно потребуется сбегать по тому же адресу, что и мисс Хадсон. Впрочем - не проблема. Ну, примотает хозяйку дома и её девчонку скотчем к стульям. Делается за несколько минут. И не надо мучиться, узлы завязывать. А распутаться без посторонней помощи попросту нереально. - Вдруг тебе там помощь какая потребуется?
После слов о её сбережениях Кили лишь с досадой поморщился. Играла девица неплохо, тут уж ей в таланте не откажешь. Дэнни уже мог бы начать сомневаться, не напутал ли он чего, если бы её приятель клятвенно не уверял, что камешки должны быть здесь. Ну, или не прямо здесь, может быть, Эдди нашла какой-нибудь тайник. И осталось лишь выяснить, где этот тайник находится.
Одним словом, Даниэль даже не допускал мысли о том, что он может убраться с этой фермы с пустыми руками. Столько времени пытаться выйти на след словно бы растворившихся в воздухе бриллиантов, наконец, когда уже почти пропала надежда что-то узнать, ухватиться за конец ниточки, благодаря которой можно распутать весь клубок - и отступить?
Да чёрта с два.
Руки испачкать Кили никогда не боялся - боялся бы, не стал бы ещё в ранней юности связываться с бандой малолетних преступников, что держала в страхе весь их квартал. И, кстати говоря, далеко не все парни, что входили в эту банду, с лёгкостью хватались за ножи, а потом, когда стали немного постарше, за стволы. Могли от души врезать кулаком, напугать до полусмерти, выгрести из кармана прохожего последнюю мелочь, но вот  иметь дело с оружием не решались. Не из-за трусости - трусов там не было. Просто убивать они не были готовы.
Дэнни никогда не мог этого понять. Если уж жизнь поставила тебя в такие условия, что ты должен, как можешь, распихивать ближних, чтобы получить место под солнцем, с какой стати с кем-то церемониться? Его-то никто не жалел, никто не думал, чем маленький Кили будет сегодня ужинать.
Время прошло. И вопрос об ужине уже не стоял столь остро. Ставки во много раз повысились. Но, по крупному-то счёту, ничего не изменилось. Даниэль готов был рисковать, чтобы выиграть. И по-прежнему смотрел на окружающий мир.
-Знаешь, не смешно. И свои деньги, и банку с макаронами можешь засунуть куда подальше. Я говорю о тех камешках, что спёр Дерек. - теперь голос Дэнни звучал почти проникновенно, едва ли не с ноткой участия. - Когда я бил его молотком по пальцам, он, как заклинание, повторял твоё имя. А в такие моменты люди обычно не врут.
Он развёл руками, выдержал небольшую паузу.
-Так что, зовёшь свою дочку, и мы идём? Хотя постой-ка. Встань для начала лицом к стене, раздвинь ноги, - хохотнул, вдумавшись в смысл собственных слов. - На ширину плеч, шире пока не надо. Ну, и руки положи на стену. Сделай это быстро, не заставляй меня просить дважды. А то я начну психовать.
Хадсон его боялась - он видел это по её взгляду. А Даниэлю нравилось, когда его боятся. Ощущение власти - как и ощущение безнаказанности - одно из самых приятных. На него подсаживаешься быстрее, чем на героин.

+1

8

Больше всего, происходящее сейчас напоминает игру в мозаику… когда у тебя нет половины деталей. У нее нет ни информации, ни ума, для того, чтобы эту информацию дособирать по кусочкам… да и какой тут ум, когда она испугана до чертиков и едва соображает, что же ей делать.  А он совсем не помогает, он не дает ей ни единого кусочка информации для того, чтобы картина стала хотя бы немного яснее, и только пугает ее, сводит с ума страхом…
Подбородок дрожит. Нет-нет-нет, Шарлотте здесь делать нечего, Шарлотта лучше пусть на кухне с кошкой поиграет… она слишком мала, чтобы полноценно понять происходящее здесь, но если он ей вот-вот выпустит ей кишки, то лучше девочке этого не видеть.
Набрать СМС. Ливии, Сонни… Фредо. Она может написать СМС кому-то из них, может взмолиться о помощи (в голове все кратко – «Заложник ферма спасите», каждый из них сможет сделать конкретные выводы о происходящем здесь), но он быстро отрезвляет ее от столь наивных фантазий. Шарлотта, Шарлотта будет у него, и это последнее, чего хочет Эдди. Нет-нет-нет, она не может так рисковать…. Мочевой пузырь сводит, но лучше уж она потерпит. Если бы речь шла лишь о ней…
Дерек. Она вздрагивает, когда слышит это имя, поднимает на него глаза – в первый раз делает это сама, без его пальцев на подбородке. Дерек. Она ненавидела его – вот уже четыре года. Она любила его – и ненавидела за это себя. Что еще натворил этот подонок, почему за его грехи вновь и вновь платит Эдди… а теперь еще и их ребенок?
Ему ломали пальцы. Ему было больно. Она содрогается, представив себе эту сцену (Эдди нравилось целовать его пальцы – сильные, длинные, впрочем, она обожала Дерека всего целиком), но картина наконец-то начинает проясняться. Эдди была уверена, что стала единственной жертвой своего возлюбленного, укравшего у нее не только деньги, но и ключи от домов ее работодателей, навсегда покончив с профессиональной репутацией (а богачам-то этим чего? Все их деньги на счетах, они не потеряли последнее), но, видимо, сбежал из Лос-Анджелеса Дерек не только из-за страха перед перспективой скорого отцовства.
-Д… Дерек... – как давно она не произносила это имя, хотя оно никогда не выходило из головы? Слишком долго Эддисон не встречала ни единого намека на то, что Дерек – не ее болезненная фантазия, не считая, разумеется, Шарлотты, и вот перед ней человек, который знал его… может не с той же стороны, что рыжая, но все же знал. Он перед ней – словно худшая половина того, кого она любила так сильно; реальный Дерек без масок, без игры, без прикрас.
-Я ничего не знаю. Он ограбил меня и сбежал. Он мне только ребенка оставил, и машину, и это все. Будь у меня деньги и бы так не жила. – ну же, оглянись по сторонам! На нее саму посмотри! На ее лицо!
Стена холодит лоб и помогает справиться с дрожанием, но недостаточно; стоит ему только прикоснуться, и он сам все почувствует. Ноги на ширине плеч. Ладони на стене.
-Пусть она играет. Она никому не позвонит, ей три года. Я уже никуда не хочу, только не трогайте ее.

+1

9

Всё складывалось, как нельзя лучше. В том смысле, что Эдди не была похожа на женщину, которая может доставить много хлопот. Уж Даниэль умел отличать, действительно ли жертва готова безоговорочно выполнять его требования, или только ждёт подходящего момента, чтобы выкинуть какой-нибудь фортель. Конечно, Кили тоже мог ошибаться - все мы иной раз совершаем ошибки. Но сейчас ему казалось, что дельце должно выгореть. Какой бы хорошей актрисой ни была Хадсон, складывалось впечатление, что она понимала, с кем связалась.
Или она всё-таки не играет? Да нет, Дерек не врал.
Дерек, может, и не врал. Но вдруг - можно же допустить чисто умозрительную возможность? - эта малышка тоже говорит правду?
И что тогда получается?
Дэнни подошёл к хозяйке фермы сзади. Поставил недопитую бутылку на пол. Постоял секунду-другую. Что ни говорите, каждому понравится, когда его слушаются беспрекословно. Затем, чуть наклонившись, провёл ладонями по её бёдрам. Делал это спокойно, быстро, и, в общем, профессионально. Так действуют исключительно опытные копы и не менее опытные преступники - одним словом, те, кто всю свою жизнь имеет дело с оружием.
Телефон обнаружил почти сразу. Хмыкнул, вытащил из кармана Эддисон, взвесил на ладони. Затем мобильник перекочевал в карман его джинсов, а Кили продолжил досмотр - правда, теперь уже чуть медленнее, словно боялся что-то пропустить.
-А фигурка у тебя ничего. Не дурак твой приятель.
И только сказав это, Даниэль неожиданно взглянул на ситуацию под другим углом. Если бывшая подружка Дерека не косила под дурочку, то она могла не знать, что камешки у неё, верно? Действительно, надо быть полным кретином, чтобы отдать ей всю добычу и отпустить с миром, в прямом смысле подарив возможность сбежать с бриллиантами куда подальше. Стал бы так рисковать человек, сам только что кинувший своих подельников? Вряд ли. Ведь каждый из нас в большинстве случаев оценивает окружающих по себе.
-Он оставил тебе машину? - похлопал девушку по талии, провёл ладонью по животу, пощупал грудь. Всякое случается, бывает, и в бюстгальтерах прячут что-нибудь интересное. И пусть его новая знакомая мало напоминала особу, что может носить под одеждой предметы, которые есть шанс использовать в качестве оружия, но... лучше быть уверенным на сто процентов, правда?
К тому же - перед собой-то Дэнни всегда был честным, не видя смысла врать и придумывать несуществующие объяснения собственным поступкам - трогать Хадсон доставляло ему удовольствие. Не то, что бы Кили любил смешивать дела и развлечения - он прекрасно знал, что подобное до добра редко доводит - но порой ему не хватало выдержки идти наперекор собственным инстинктам.
-А какие ещё его вещи у тебя остались, а? Давай, вспоминай.
В конце концов, нужно проверить все версии.
Схватив Эдди за плечо, Даниэль развернул её к себе лицом - резко, грубо и совершенно не церемонясь. Теперь он стоял к девушке почти вплотную.
-Как ты считаешь, что будет лучше - ты позовёшь девчонку, или я сам за ней схожу и притащу сюда?
Сумеет её дочка позвонить кому-нибудь или не сумеет - вопрос десятый. Неприятности она доставить может - выбежит из дома через заднюю дверь, случайно напорется на проезжаюших мимо соседей, нажмёт наугад любую кнопку телефона - вдруг в доме валяются ещё мобильники? - и включит громкую связь, предоставляя возможность каким-нибудь друзьям семьи прослушивать происходящее... Да вариантов может быть множество. А попасться из-за такой ерунды Кили уж точно не светило. У него были совсем иные планы - собрать как можно больше наличности и, наконец, рассчитаться за гибель Коннора. С лихвой заплатить за неё. Так, чтобы никому мало не показалось.

+1

10

Она готова поклясться, что его руки перемещаются по ее телу несколько медленней, чем это необходимо на самом деле… впрочем, как бы профессионально и равнодушно он не действовал в этот момент, Эдди все равно была бы уверенна, что все идет не так, что все идет по-настоящему плохо. Он сам переходит границы, особенно этим своим отвратительным, сальным замечанием, которое заставляет ее вздрогнуть. Дерек выбрал ее не потому, что она ему понравилась или что-то такое (теперь она не дура, теперь она знает, что не может вызывать подобных эмоций – ни любовь, ни симпатию, только похоть, и то, когда нет лучшего варианта), он знал, что через нее сможет подобраться к не самым простым людям… жаль только, что слишком все затянул. Больше года, она чувствовала себя абсолютно, совершенно счастливой, и лучше бы этого периода в ее жизни не было. Слишком уж тяжело прощаться с иллюзиями и надеждами.
Дерек бросил ее. Дерек предал ее. И если предположить – на долю секунды, не более того – что он позаботился о ней и об их общей дочери, которую так никогда и не увидел, оставив им что-то, это могло разрушить ту плотную защиту, что она возвела за эти годы. Что если он оставлял ей намек? Как-то передал информацию об этих самых камнях, а она не сумела понять, не сумела увидеть, слишком глупой оказалась? Нет-нет-нет. Он ее предал, и никак иначе. Предал, бросил, уничтожил всю ее жизнь.
Эдди не хочет камней, она не хочет увидеть Дерека, не хочет узнать правду. Все, чего она жаждет в эту минуту – остаться одной. Почувствовать себя в безопасности… хотя едва ли это возможно, если в ее дом может войти любой незнакомец.
-М… машину. Кое-что из одежды. – точнее то, что было в стирке; она до сих пор спит в его футболке, обманываясь знакомым запахом, которого, конечно, на самом деле уже нет. – Книги. Я выкинула книги, я не стала их забирать. Ребенка. И это все. Я не забирала его барахло из Лос-Анджелеса, мне не до того было. – она вспоминает про фарфоровую куклу в спальне Чарли. Ее купил Дерек, что правда, то правда, но наверное… наверное, будет лучше, если потом она сама обыщет все те вещи в доме, что его застали. Если, разумеется, останется в живых. Это не только кукла, не только машина – большая часть мебели, утварь, и вообще, почти все, что есть в этом доме; у нее не было средств, обновить нехитрый скарб.
Он меняется – мгновенно, слишком быстро; вопрос задавал спокойно, все еще контролируя руками ее тело, а через секунду – она уже стукается затылком о стену, до звездочек в глазах, и не понимает, чем вызвала гнев. Шарлотта здесь ни при чем, нельзя ее трогать… с другой стороны, он не похож на человека, который совершит непотребное на глазах у трехлетней девочки. Она не про убийство – для убийства он достаточно злобен, это очевидно, она про нечто иного рода. Злобен, но не безумен.
-Шарлотта! Шарлотта, доченька – странное слово, но Эдди слишком напряжена: - иди сюда! – откуда-то из глубины дома доносится топот. Шарлотта прибегает – и не одна; перед ней, мешая обзору – кот. Девочка обхватила его обеими руками поперек весьма впечатляющего пуза, и несет теперь вниз головой. Кот слишком длинный для нее, его хвост то и дело бьет по лицу, но животное, кажется, или мазохист, или просто абсолютно индифферентно к происходящему вокруг него. По крайней мере, Чарли кот еще не растерзал и даже вырывается скорее для проформы.
-Чарли, отпусти кота и садись смотреть мультики. Только не шуми
. – она не подходит к ребенку, и почти не смотрит на нее, словно стыдясь малодушного, трусливого решения. Нечего девочке здесь делать, во дворе ей было бы безопасней, или в ее комнате… Эдди включает телевизор, но руки слишком трясутся, и на нужный канал переключить удается лишь с третьей попытки.

+1

11

Забавный кот. Дэнни даже усмехнулся, глядя на то, как девчонка вбежала с ним в гостиную.
Уже некоторое время - почти год, чуть меньше - при виде котов у него в памяти постоянно всплывал тот момент, когда его самого обозвали котёнком. Пора бы уже забыть, вычеркнуть всё из памяти. Да вот не получалось... Более того, чем дальше, тем менее злыми - более романтичными - становились эти вспоминания. Они больше не обжигали сознание, не вызывали бешенство. Скорее, грели.
Не сейчас...
Ну, да. Не сейчас. О своих личных делах он подумает потом, когда камешки будут у него. Когда дело будет сделано.
-Молодец. Хвалю. - Эти слова уже относились к матери Шарлотты, что всё-таки устроилась перед телевизором.
Итак. Что мы имеем?
Кили прошёлся по гостиной. Звуки, которые издавал телевизор, раздражали. Сам Даниэль вообще не помнил, когда включал его - хватало ноутбука. Но сейчас, разумеется, ничего не сказал - пусть лучше ребёнок пялится в экран, чем начнёт ныть и пускать сопли от скуки. Вот этого Дэнни не выдержит. Точно взорвётся.
Книги... Дура, зачем было выкидывать книги? В толстых томах очень удобно делать тайники. Только глупый да ленивый до этого не додумается.
Остановился у окна, выглянул на улицу. Не потому, что хотел убедиться, что у дома всё чисто - ну, какого дебила занесёт в эту глушь? -  а просто бездумно осматривая окрестности. Требовалось решить, как поступить дальше. Хотя... чего тут решать-то? Так, чуть-чуть протрезветь после близости покорного тела, осмыслить слова, сказанные Хадсон.
Проверять барахло смысла не не было. В любом случае. Если бы Дерек закопал добычу среди маек и трусов, то его бывшая подружка её уже сотню раз могла обнаружить. И если не говорит об этом, стало быть, не хочет.
Но мы пришли к выводу, что у нас, как в суде, действует презумпция невиновности.
Тут впору было бы улыбнуться. Но вот только пока что у Кили не имелось ни малейшего мотива для веселья. Чем дальше, чем более запутанным всё выглядело. Ну, конечно, Даниэль не предполагал с самого начала, будто ему сразу вынесут камешки на подносе, стоит только перешагнуть порог этого дома. В подобных обстоятельствах каждому будет ясно, что попотеть придётся.
Так, хорошо... Она забрала шмотки и тачку. В шмотках ничего не спрячешь. В тачке? Глупо... Пусть даже это развалюха, которую никто и угонять не захочет. Но на ней можно въехать в фонарный столб и растерять всё, что заныкано внутри. Можно пропить. Можно отдать за долги...
Однако ничего не попишешь. Действовать следует постепенно. Коль уж Эддисон заговорила о машине, надо последнюю проверить. Время терпит. Плюс-минус час ничего не даст.
А уж если я там не отыщу то, что мне нужно, тогда перейдём к методам более радикальным. Раз разговоры о молотке не сильно впечатлили, может, начать отрезать по пальцу? Сначала у мамаши, потому у дочурки...
-Тачка - та самая, на которой ты приехала?
Он резко повернулся к хозяйке фермы. От задумчивости не осталось и следа. Дэнни сунул руки в карманы брюк, снова приблизился к женщине. Правда, остановился примерно на расстоянии шага. Снова вплотную подходить не стал. Чуть помедлив - пристальный взгляд беззастенчиво изучал Эдди - правую руку из кармана вытащил. Протянул ладонью вверх, нетерпеливо щёлкнул пальцами.
-Ключи.
Но уже в следующий момент, не дожидаясь ответа, ласково погладил собеседницу по щеке.
-Если ты будешь благоразумной, я обещаю тебе бонус. - Всё-таки улыбнулся. Так можно улыбаться, даря девушке цветы - почти мечтательно, почти нежно. - Вы обе увидите завтрашнее утро. Останетесь живыми. И даже, возможно, относительно здоровыми. А кот у вас очаровательный, честное слово.

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-05 23:52:59)

+1

12

...на что он рассчитывал, предлагая Агате руку и сердце? Ещё и таким способом... действительно полагал, что она зарядит по кольцу из гранатомёта, который он специально на этот случай приготовил; или что он сам это сможет сделать, получив отказ? Фактически, ответ Таты не был отказом, хотя и согласием не был. Снаряд гранатомёта так и остался не использованным, как, впрочем, и кольцо не было надето на палец; Тарантино не отказывалась от него - но в том, что надо узаконить их отношения, явно не была уверенна, попросив немного времени... не отказ, не согласие. И Сонни пытался себя убедить в том, что всё в порядке, и он не переживает - но, нет, на самом деле, он действительно был подавлен из-за произошедшего. А кто бы ни был, впрочем? Спустя сутки после предложения...
Непросто было не воспринимать не сделанные дела в стрелковом клубе предлогом для того, чтобы свалить из их общего дома. Знаете, в таком положении вообще непросто не отталкиваться постоянно от того ответа, что он получил - не обида, но призрак обиды, настойчивый зов логики и здравого смысла, который так хочется послать на этот раз подальше, и просто жить. Нету никакой проблемы, и нечего их придумывать -  все сложности из-за этого, в основном: оттого, что часто люди слишком много думают, вместо того, чтобы просто чувствовать. Ну, хотя, чаще обратная ситуация возникает, конечно - чувства мешают разуму. Может, он сам недостаточно хорошо подумал насчёт хода, который сделал; что он хотел его сделать - это Сонни точно хорошо помнил.
А отвлечься от всех сложностей помогают лучше всего, пожалуй, как раз вещи довольно простые - к Пульсоне вот вернулась привычка гасить собственный стресс стрельбой по мишеням. Когда ты - владелец стрелкового клуба, это делать как раз-таки несложно. И пожалуй, стрелять пулями на стрельбище всё-таки полезнее, чем стрелять сигареты; несмотря на то, что оружие, наверное, убило всё-таки больше людей, чем курение. Так что, может, несколько обойм помогут прийти в норму?
Интересно, как всё-таки жилось Эдди и её дочери, с перспективой слушать стрельбу неподалёку от собственного дома (и как Шарлотте объяснили, почему их ферма превратилась в военизированный объект, куда их самих перестали пускать)... Пульс ведь предлагал ей переехать, по-честному - перебраться в менее ветхое и более пригодное для жизни ребёнка, да и самой себя, жильё, вместо того, чтобы спускать деньги на ремонт того, что... всё равно развалится рано или поздно. Да ещё и с таким опасным и нелицеприятным "соседством". Но это был её выбор, и Сонни, пусть даже и Эдди с её ребёнком желая только добра, повлиять на него так и не смог - хотя вот, видит бог, если он там есть, старался сделать так, чтобы было лучше ей.
С другой стороны - соседство это было только для Эдди, возможно, неудобным; Пульса это как раз устраивало - вроде и территория стрельбища, получалось, у кого-то на виду находится, и зайти можно всегда поздороваться, а у них с Эдди повода для плохих отношений попросту не было - особенно после всего того, что они пережили когда-то, и на Аляске, и на студии, чего уж там. Да и поучиться у неё, на самом деле, было чему (и не только на ошибках) - несмотря на то, что она была моложе его намного, Хадсон была матерью - и не как Агата, у которой был уже довольно большой сын; Чарли, кажется, и четырёх лет не было ещё; а Сонни своих детей собственных всё-таки тоже хотел бы увидеть когда-нибудь - общаясь с Шарлоттой, он приобретал полезный опыт. Как и с сыном Агаты тоже.
Машина Пульсоне съехала на территорию перед домом уже по привычной траектории, под определённым углом, так, чтобы запарковаться рядом с машиной Хадсон - там уж скоро вторая колея появится от её колёс. А ведь когда он приезжал сюда впервые - всё было совершенно по-другому... даже дом с тех пор стараниями Эдди внешне слегка изменился за эти полгода. Впрочем, так и остался развалиной, с электричеством и водой только. Пульс вышел из машины, прихватив с собой коробку с магазинным пирогом и коробкой чая, чтобы не появляться у Хадсонов с пустыми руками. Эдди сейчас дома. Это понятно по тому, что её машина - снаружи. Да и как он въезжал во двор - тоже должно было быть слышно и видно, поэтому Сонни обычно даже в дверь не стучал - в этом доме ведь даже звонок не нужен; но на этот раз входная дверь, как ни странно, была закрыта и не поддавалась, когда он её потянул... Что-то было в этом странное. Обычно Хадсон не запирала дверь, когда находилась внутри (если вообще запирала - тут и красть-то особо нечего, да и некому)...
- Эдди! - позвал Пульсоне, постучав кулаком по двери. - Ты дома? - может, впрочем, они с дочерью гулять пошли - пешком? А запирать дверь - это просто появилась такая хорошая привычка. Что ему тогда делать, уйти? А пирог этот - не под дверь же подкладывать... Сонни замолчав, прислушавшись: было слышно, что телевизор в доме работал. Затем сошёл с крыльца, чтобы заглянуть в одно из окон. Пистолет начал сильнее давить под рубашкой, просясь, чтобы его переместили в ладонь... Пульс чувствовал, что-то было не так.

Внешний вид

+2

13

Он наконец-то отходит от нее, и Эдди опускается во второе кресло – под углом к экрану телевизора, и спиной к двери в зал, почти напротив того места, где он сидел, когда Эддисон только зашла. Так она может видеть Чарли и контролировать его перемещения, хотя толку от этого, разумеется, совсем немного. Ноги ее совершенно не слушаются, она чувствует себя слишком слабой, слишком беспомощной… хотя, она ведь именно такая и есть, она в эту минуту уязвима как никогда раньше. Этот человек пришел к ней домой, этот человек делает все, чтобы она чувствовала: он имеет над ней полную, стопроцентную власть, этот человек угрожает ей и ее ребенку. Естественно, что Эдди ничего не может сделать с ним, только не понимает – за что ей это? Она никому никогда ничего плохого не делала, она старалась… старалась исправить свою жизнь, старалась ради ребенка и ради самой себя…
И раз за разом, жизнь ставит ей подножки. Нет, ну в самом деле, довольно сложно не стать фаталисткой, когда как бы вы ни старались выплыть, все равно остаетесь по уши в дерьме, и ничего нормально сделать не можете. Маньяки вон разные мешают, требуют чего-то, не могут оставить ее в покое…
-Ключи в двери. Я закрывала дверь и оставила ключи в ней

Его бонус не особо вдохновляет; она коротко кивает головой, отрывисто, нервно. Все и так понятно, ей надо просто ждать и молить Господа, чтобы он был к ним….
Стук к дверь. Раз, потом второй – настойчивей. Шарлотта подскакивает, бежит ко входу (как и все маленькие дети, она любит гостей, ведь обычно гости приносят ей подарки), но Эдди перехватывает ее быстрее, чем можно было предположить, учитывая ее трусливость и растерянность. Умная девочка; прижимает малышку к себе, закрывает ротик рукой.
-Это… - она говорит шепотом; глаза Эдди расширились от ужаса. Больше всего на свете, она боялась, что ее «гость» сейчас вытащит свой чертовый пистолет. Он уже получил информацию, которую жаждал, и теперь… - мой знакомый, я не думала, что он приедет, я не ждала, что он приедет, я не знала… - она всхлипывает от страха и прижимает к себе Чарли еще сильнее. Ее дитя, ее малышка…

+2

14

-Ключи от машины, твою мать...
Дэнни успел сказать только это. Он намеревался прибавить ещё пару слов касательно того, что может сделать и с матерью, и с её дочкой в случае, если ему каждое своё распоряжение придётся повторять дважды, но не успел, услышав сначала стук, а потом и мужской голос за дверью.
Кили сразу сообразил, что о его присутствии этот тип не знал - в противном случае точно не стал бы ломиться в дом, обнаруживая своё присутствие. Да и действительно, откуда ему узнать? Телефон у Хадсон он изъял вполне оперативно, а ясновидящих в Сакраменто и окрестностях, судя по всему, не так уж и много.
Новый любовник пожаловал? Наверное. Кого ж ещё в эту дыру понесёт...
Была идея попросту затаиться и не открывать. Но идею эту Даниэль почти сразу отбросил. Чёрт его знает, насколько впечатлительная натура у очередного гостя весьма популярной сегодня Эддисон - может, он так переругается за свою подружку, что вызовет копов? Ведь машина стоит перед домом. А из гостиной, возможно, доносятся звуки работающего телевизора. Есть шанс подумать, что с хозяйкой фермы - да и с её отпрыском в придачу - случилось что-то не самое хорошее.
А в такие моменты наши граждане обычно хватаются за мобильный и звонят доблестным защитникам правопорядка.
И уж легавые тут точно оказались бы без надобности. У Дэнни имелись вполне определённые планы на ближайшие несколько лет. И проводить их за решёткой ему точно не светило.
-Мне же не нужно говорить, чтобы ты молчала, правда? Выкинешь какой-нибудь фортель, и... - понизив голос почти до шёпота, он провёл себе по горлу большим пальцем правой руки. Затем наклонился, взял с пола недопитую бутылку апельсинового сока, прикинул, сколько та весит. И сделав несколько глотков, потуже закрутил крышку.
-Усади свою соплячку перед ящиком, и не дай ей Бог начать орать в неподходящий момент.
Достать сразу ствол и пальнуть через дверь?
Мысль, на самом деле, была стоящей. Только вот Кили не знал, на самом ли деле знакомый Эдди прикатил в одиночестве. А что, если его кто-то дожидается в машине? Тогда из подобной затеи ничего хорошего точно не получится.
Некоторое время - складывалось такое впечатление, что бежит оно слишком уж стремительно, и решение следует принимать безотлагательно - Кили стоял посреди комнаты, пытаясь понять, как лучше действовать дальше.
Если его гостеприимная хозяйка в своём уме, на рожон она лезть не станет - ведь в таком случае подвергнет риску Шарлотту. Её новый посетитель - любовник он, или нет, не суть уже - понятия не имеет, что тут происходит, будем исходить из этого. И значит, мужика надо по-тихому выпроводить. Или не по-тихому, как уж получится.
-Одним словом, ты меня поняла, - вновь обернувшись к женщине, Кили шагнул к дверям, повернул ключ в замке. - Доброго вам вечера, чем могу помочь?
Дэнни обратился к незнакомцу, который, судя по всему, уже намеревался заглянуть в окно дома. И, надо сказать, обратился со всем радушием, на какое только был способен. По его понятиям среднестатистический законопослушный обыватель именно так и должен приветствовать заглянувшего к нему соседа. В левой руке он так и держал бутылку с соком - за горлышко. Ну, а правой в любой момент готов был вытащить из-за ремня пистолет.
-Эдди, милая, ты разлила молоко, вытри, будь добра! - это Кили бросил через плечо, едва обернувшись вглубь дома. Оставлять гостя без внимания явно не входило в его планы.

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-07 17:14:45)

+2

15

По счастью, Сонни и сам был из числа тех людей, которые копов вызывают в самую последнюю очередь - и не только даже по "этическим" понятиям, полицейские, пока доедут, пока соберутся, может быть и слишком поздно для решения проблемы, которую можно будет решить сейчас и своими силами; а защитить кого-то можно способом, проверенным веками - силой оружия. О том, чтобы набрать 911 Пульс задумался только в том плане, что, может, с Эдди что-то не так - обморок, отравление, может, газ она не выключила или ещё что-то - он о медиках думал, не о копах. Многие из тех проблем, что способны решить полицейские, он может сделать и сам... выбить дверь Пульс и сам вполне в состоянии, и никаких ордеров ни к кому просить не пойдёт, если посчитает, что это было необходимо. Вот и сейчас, пытаясь что-то разглядеть в доме, он об этом задумывался - стоит ли что-то предпринять? Размышления были прерваны щелчком замка, и Сонни уже расслабился было, решив, что Эдди просто закрылась, улыбнувшись ей навстречу - но улыбка сразу же покинуло лицо, как упёрлось в того, кто появился на пороге дома вместо рыжей девчонки.
- А ты кто такой? - и почему ведёт себя так по-хозяйски, нацепив эту маску гостеприимства на своё лицо? Маску, которая его лицу совершенно не шла - как говорится, моряк моряка видит издалека; Сонни был преступником - и способность видеть людей своего "класса" уже была даже не чем-то на уровне умозаключений, оно буквально въелось под кожу, впиталось в кровь и работало на уровне нервных импульсов - как один хищник всегда увидит другого, так и один гангстер всегда увидит в толпе иного гангстера... или же распознает полицейского, даже будь тот в штатском. А вёл себя мужчина так, словно уже долгое время жил в этом доме, хотя, если бы это было так, или если бы он хотя бы появлялся тут иногда, простодушная Хадсон, пожалуй, упомянула бы о нём хоть раз (ну или это сделала бы за неё общительная Шарлотта). Поэтому это его "Эдди, милая" прозвучало особенно фальшиво.
А единственный мужчина, который был здесь, и которого она упоминала...
- ...Дерек? - нечистый на руку, в доме бывал, всё вроде сходится; только делать-то что теперь - в морду ему дать, что ли, за то, что вообще оставил Эдди одну; или подождать, пока это он ему отвесит - за землю, которую он выкупил задёшево. Ну, или что вообще к матери его ребёнка шастает, хотя никакого интимного подтекста тут нету, если не считать чаепитие интимом... Таким образом, вроде и доброжелательности демонстрировать к нему у Пульса не было причин, и ожидать чего-то подобного с его стороны, пожалуй, тоже, поэтому Сонни так и торчал, тупо глядя на него, думая о том, что с пирогом в руках - он вооружён явно так себе.
Да и где Эдди, собственно? Почему она-то не выходит наружу - чтобы сгладить этот момент неловкости, хотя бы. Или Чарли - вот кому слово "неловкость" неведомо, она должна была уже давно вылететь наружу, посмотреть, кто пришёл, поздороваться с ним... подозрительно как-то всё это. Дерек, конечно, может и был далеко не милашка, но не держал же Эдди и Чарли взаперти? Или как раз-таки держал?..
А может, дверь была закрыта потому, что Сонни отвлёк их от чего-то - как раз-таки интимного? Хотя, нет, не похоже, что у Дерека был секс в последние минут пятнадцать, он одет достаточно аккуратно, собран, создаётся впечатление, что вообще он собрался куда-то, а не живёт здесь - в смысле, одежда-то на нём совершенно даже и не домашняя. И для этого места - фермы, или того, что осталось от фермы - не подходящая совершенно. Скорее уж для города...
- Я Сонни, владелец стрелкового клуба, вон того.
- указал свободной рукой в сторону стрельбища, которое раскинулось на месте бывшей фермы Хадсонов, а сам попытался заглянуть за пояс "Дереку" - если у него ещё и пистолет при себе, будет заметно, что ремень оттопырен - намётанному глазу так уж точно. Почему-то казалось, что ствол и у него при себе - и не из тех, скорее всего, что носят для самозащиты... - Просто по-соседски зашёл, чаю вон попить с Эдди и её дочерью. - слегка приподнял коробку с пирогом, показывая парню. Вроде как тоже включил вежливость, приняв его игру - пряча своё подозрение за ней; ему надо было увидеть Эдди, чтобы понять, какая часть из его подозрений - правдива; если этот человек и впрямь окажется отцом Чарли - начать тыкать друг в друга пушками решением будет совершенно неуместным. - Или я невовремя? Эдди! - тогда Эдди может и сама сказать об этом, её он знает, а этого парня в первый раз видит, вообще в первый раз - за всё время, которое рядом с домом Эддисон соседствует то ферма, то стройка, то стрелковый клуб; таким образом, он тут недавно, а она уже по его приказу молоко вытирает?..
- Держи; его ведь на всех хватит. - Сонни вложил в руки Даниэля (ну, раз уж он теперь тут хозяин) пирог и коробку с чаем, собираясь подняться на крыльцо и войти в дом - но напряжённый, готовый увернуться от атаки, с помощью огнестрельного оружия, или ножа, или просто кулака. А Дерек - он разве вообще не черномазый был?..

+2

16

Эддисон рассматривала несколько вариантов решения проблемы. Если бы незнакомец остался бы с Шарлоттой, угрожая ее безопасностью, то Эддисон бы попыталась отвадить незваного гостя (того, который второй, первого она ничем отвадить не смогла бы, даже не будь у него пистолета), и одновременно, подать ему знак. Она представляет, как говорит ему что-то вроде того, что нехорошо себя чувствует, что не может с ним разговаривать – а в перерыве между репликами, просто шевелит губами: «помоги», «полиция», «девять один один». Сони бы не дурак, он смог бы правильно расшифровать знаки, и, наверное, позвонил бы все-таки в полицию: когда двух человек взяли в заложники, не обойтись без какого-нибудь суперкрутого спецназа, вроде тех, которые показывают в фильмах. Второй вариант был проще: затаиться и сделать вид, что никого нет дома. Хотя… телевизор. О третьем ей не хотелось думать. Труп Сони под ее входной дверью – не то, о чем хотелось бы думать рыжей. Она не готова к столкновению с чем-то подобным.
-Тише, Шарлотта, тише, ты должна сидеть тихо, как мышка, или мамочке будет очень плохо… - с ребенком на руках, Эдди едва слышно проходит насквозь гостиную и опускает малышку ровно на то самое место, откуда та сорвалась, услышав гостя. Пока еще не убирает руку со рта, но показывает жестом – «тихо, молчи». Шарлотта послушная, умная девочка, но теперь она сидит уже не интересуясь мультяшными героями, а испуганно вцепившись в диванную подушку.
Несчастное дитя.
Скорее всего, Сони уйдет, и тогда жизнь и будущее Эддисон будут зависеть лишь от нее одной. Столь же тихо, как она относила малышку на исходную точку, рыжая продвигается к двери, вслушиваясь в голоса. Звучит беседа вполне дружелюбна, но Сони настойчив.
А затем ее бьет током. Ей ясно дали понять, что она должна держать рот на замке (и, можете мне поверить, Эддисон отлично поняла это указание, и отступать от него не собирается), а теперь он сам же говорит ей – и промолчать в такой ситуации было бы как-то странно…
Она выбирает третий вариант, и неразборчиво согласно мычит из глубины дома. Ну же, Сони, не удовлетворись этим, почувствуй, что все плохо, пойми, что такой лощенный красавчик в дорогом костюме никогда не появился бы на скромной ферме и не стал бы ухаживать за дурнушкой, несостоявшейся порно-звездой.
Ну же, Сони, пожалуйста…
В конце концов, гангстер в последнее время бывал у них не так уж редко, и Шарлотта успела к нему привязаться со всей искренностью трехлетки, да и он, кажется, к ней тоже.
Она – в дверях гостиной. Он к ней спиной. Может, если разговор с Пульсоне отвлечет его в достаточной степени…
Вазочка, вот. Она берет эту нелепую штуку, стоящую на комоде у самого входа в гостиную, в левую руку и делает осторожный шаг к незнакомцу. Еще пара таких же – и она опустит ему дешевое фарфоровое уродство на затылок.

+2

17

Дерек? Ну, что ж, я не против. Это ты даже неплохо придумал.
-Рад знакомству, Сонни. Хорошо, что у Эддисон и Шарлотты появились такие заботливые соседи за время моего отсутствия.
Стрелковый клуб. Прекрасно звучит, в том смысле, что там, конечно, должна быть звукоизоляция, но всё равно вряд ли кого-то в этих местах удивишь звуком выстрелов. И даже если неподалёку нарисуется ещё какой-нибудь сосед - чёрт, а я надеялся, что в этой дыре посторонних днём с огнём не отыщешь! - он, возможно, и внимания не обратит, если Даниэль пару раз нажмёт на спусковой крючок.
Сонни ему не нравился. Нет, может, в иных обстоятельствах Кили и не отказался бы пропустить с ним по кружке пива, но в данный момент было бы куда лучше, заявись сюда какой-нибудь увалень-фермер. Такому Дэнни без проблем сумел бы навешать лапши на уши и выпроводить на все четыре стороны. Или грохнуть прямо в гостиной. Второй вариант, по крупному счёту, предпочтительнее - живых свидетелей лучше не оставлять, такая гуманность обычно выходит себе дороже. Живой свидетель может начать давать показания, и вот тогда отмыться будет действительно сложно.
А жмурики никому вреда не сделают.
Конечно, тогда пришлось бы мочить всех, кто находился в доме, но это как раз Кили и не пугало. Останавливало его совсем другое - вдруг кто-то знает, что Сонни направился сюда? Тут уж не угадаешь,  сболтнуть о том, что пошёл проведать соседей - точнее говоря, трахнуть соседку - тот мог кому угодно. И что тогда получается?
Ну, во-первых, машина Даниэля находилась примерно в миле отсюда. Может, чуть ближе, но всё равно это погоды не делает. Он специально бросил тачку на шоссе, чтобы здесь, у дома Хадсон, его присутствие никто не заметил. В конце концов, Кили намеревался всего лишь потолковать с хозяйкой, забрать камешки и со спокойной душой вернуться в Сакраменто.
Так что до внедорожника предстояло ещё добраться.
Во-вторых, если Сонни задержится дольше обычного, сюда может нагрянуть кто-нибудь из его дружков. А учитывая, что незваный гость явно мужик серьёзный, приятели, наверное, окажутся соответствующие.
Если бы Дэнни точно знал, где находятся бриллианты, он бы наплевал на все это. Но пока что он лишь предположил, что стоит перетряхнуть барахло, оставшееся от Дерека, и в первую очередь обследовать машину. А на это требуется время.
Чёрт тебя принёс, всё же так хорошо начиналось... Думал, до утра смогу здесь сидеть, и ни одна сволочь не помешает.
По всему получалось так, что Сонни желательно выпроводить по-хорошему.
Женщина пробормотала что-то не совсем членораздельное, кажется, соглашаясь убрать разбитую бутылку из-под молока и вытереть лужу, но её видимая покорность Даниэля не особенно обманывала. Кто ей помешает сейчас схватить ребёнка и попытаться выбежать через заднюю дверь? Разве только понимание того, что далеко убежать не получится.
Если она ещё не разучилась соображать, что к чему.
Поэтому оставлять надолго Эдди без присмотра явно не стоило.
-Знаешь, приятель, ты действительно не совсем вовремя. Я только что откинулся и сразу приехал сюда... Думаю, ты меня понимаешь?
Он даже подмигнул собеседнику, стараясь выглядеть, как можно естественнее. Если что-то и настораживает людей, так это излишнее напряжение.
Импровизировать приходилось на ходу. И уже не рассчитывая, что Сонни уберётся, Дэнни шагнул в сторону, давая тому возможность пройти в дом. Поворачиваться спиной к этому типу он не собирался точно, особенно учитывая то, что не смог не взять протянутый пирог и прилагающуюся к нему коробку с заваркой, а значит, освободил доброму соседу из стрелкового клуба руки.
-Но раз уж ты пришёл, давай быстренько познакомимся, попьём чайку, хотя я, признаюсь, предпочитаю кофе, поболтаем...
Отходя, он инстинктивно бросил взгляд в дом. Заметил совсем рядом, в каком-то шаге от него, Хадсон с фарфоровой вазочкой в руках.
Совсем от страха свихнулась, что ли?
Угрозы в её действиях не заметил в принципе. Понимая, что женщины могут весьма осложнить жизнь и доставить кучу проблем, Дэнни не считал их в большинстве случаев за противников, которые представляют реальную опасность.
-Милая, у нас гости. Я попросил тебя убрать это долбанное молоко. Излагаю ясно или стоит повторить ещё раз?

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-09 11:21:42)

+2

18

Главный недостаток спецназа, да и всей полицейской работы, в принципе - так это медлительность; пока копы, прибыв на место, запросили бы своё подкрепление, пока окружили бы дом, устроив свой карнавал сине-красных огоньков, пока выясняли бы, что захватчику нужно - одновременно пытаясь выяснить его личность, да и вообще, решить, его жизнь при подобном раскладе приоритетна, или живьём его можно не брать - прошло бы достаточно времени, и Сонни, сам будучи матёрым уголовником, понимал, что захватчику проще было бы расправиться с жертвой уже на первой стадии, не дожидаясь ни подкрепления, ни спецназа уж тем более... так что вызывать кого-то уж точно не стал бы в любом случае - скорее рискнул бы сам; он тоже с пушкой умел обращаться неплохо, и отчитываться за каждую выпущенную из своего пистолета пулю перед кем-то тоже не был обязан. Да и потом - с одним мужиком, который его и поменьше был, вроде как, он, экс-морпех, бывший зэк, вполне мог бы справиться и без поддержки людей со значками, звонков по тревожным номерам и прочих соплей... Плохо только то, что это будет происходить на глазах у Чарли - но если она увидит, как её родной дом окружат копы, а результат, в конечном итоге, будет тем же самым - застрелят они обидчика - будет ничуть не лучше. Маски-шоу с полицией - вообще только вершина айсберга, Эдди и Шарлотту ещё потом следствием будут несколько дней, если не недель или вообще месяцев, промывать мозги - допрашивать, про этого вызнавать... а вряд ли Эддисон горела желанием общаться с полицией. Она не из тех, что хорошо ладит с госслужащими... это их с Сонни делает схожими.
- Вот как? И где сидел? - спросил Сантино, заинтересованно взглянув на Даниэля. Пульсоне сам провёл в "казённом доме" пятнадцать лет своей жизни, и каких только личностей не встречал там; и в то, что Дерек этот тоже сидел - поверить вполне мог бы, как и в то, что отец Шарлотты вообще всё это время в тюрьме провёл, но тут возникали сомнения по другому поводу - как-то не очень похоже было, что он "только что" откинулся: выдавал его костюм, выпускают-то тебя в том же, в чём приняли, а на то, что его одежда пылилась где-то всё это время, похоже не было; не было похоже и на то, что он этот костюм только что купил - он был новым, конечно, но и не настолько новым, не с иголочки. Ну, и вообще... не "пахло" от него тюрьмой, так сказать, несмотря даже на неплохую актёрскую игру. - Конечно, ещё как понимаю... - усмехнулся; чаю попить и в тюрьме можно худо-бедно, а вот с женщинами там, конечно, напряжёнка - себя самого он отлично помнил, когда только вышел... только вот пойти ему было не к кому тогда в этом плане. Дереку вроде как с этим больше повезло; но в том, что этот парень был Дереком, у Пульса сомнений появлялось всё больше и больше. Вернее сказать, не сомнений, а наоборот, уверенности в этом почти не оставалось.
- Я не отниму много времени. - оглянувшись, пообещал Сантино, растянув губы в улыбке. Дерек был чернокожим (вроде как Эдди упоминала это?). Теперь он уже точно это припоминал, а глядя на Шарлотту, хотя она и не в папу пошла явно, тоже было видно, если приглядеться, что она - мулатка; а парень, который его встретил, был самым что ни на есть белым... И, кажется, в его голосе слышался родной для Пульса нью-йоркский акцент, но сейчас не до того было, чтобы вслушиваться. Если это не Дерек - так что это хрен? Уж точно не очередной госслужащий; мордой не вышел, да и ведёт себя слишком уж по-хозяйски, не говоря уже о том, что Эдди "милой" он называть не будет...
Войдя в дом, Сонни обратил внимание на то самое молоко, вернее, в ту лужу, что была на полу - явно не только молоко пролилось; но вот что было странно - что и разлито было посреди гостиной, а не у холодильника, или где-нибудь на кухне, где обычно продуктами и пользуются. Дело, конечно, хозяйское, может, игрища у этой парочки такие сексуальные, что один разгуливает по дому в костюме и при галстуке, а другая - еду разбрасывает, в личную жизнь Пульс точно не хотел никому влезть, но всё же... странно. Странность и будет оправданием, если он вдруг сейчас сделает что-то, чего не должен.
Даниэлю поворачиваться спиной было и не обязательно даже - в отличие от Эдди, сжавшую вазу своими тонкими ручками, словно оружие, Сонни и прямо в морду мог бы дать; так что, заметив, как мнётся Хадсон, и воспользовавшись, что и гость на неё отвлёкся, Пульсоне махнул рукой, чтобы коробка с пирогом, которую он вручил ему, полетела ему прямо в лицо, а затем - уже он сам вписался бы в пирог лицом, но уже на полу, когда Сонни дал подножку. И поспешил оседлать его, вывернув правую руку за спину, пока не начал сопротивляться или пушку не достал...
- Привет, Эдди. - наконец, поздоровался, а левую руку потянув к пиджаку Даниэля - чтобы проверить наличие запоясной или наплечной кобуры, или просто ствола, без кобуры. - Что у тебя происходит? И это кто такой?.. - жить становится всё интереснее... Ну, зато сейчас вот Сонни уж точно получил хороший шанс отвлечься от своих проблем и выплеснуть агрессию с досадой вкупе...

+2

19

Дерек. Дерек тоже был смуглым, черноволосым; его неевропейское происхождение ни для кого не было секретом, а для Эддисон попросту не имело значения. Как и многие выходцы Черного Континента, за долгие годы перемешавшиеся в «американском котле», он был полукровкой, смесью всех возможных рас и народов, несущим в себе наиболее устойчивые их черты. В Шарлотте это тоже проглядывало – метиска, дитя того, кто по настроению называл себя квартероном, самбо или кабокло (два последних слова для Эдди ничего не значили, да и Майн Рида она не читала, так что его происхождение было для нее всего лишь частью романтического ореола, благо что и с родителями «возлюбленный» ее знакомить не спешил), и… господи, Сонни, ну е будь же идиотом, сложи два и два. В конце концов, мужчина, которого Пульсоне принял за Дерека, не отличается белизной кожи и всем таким, но он европеец же!
Нет. Как ни в чем не бывало, два мудака решают отобедать. Если Пульсоне застрелят в доме, то Эдди явно придется думать не о том, как отмыть от крови полы, объяснить все происходящее Шарлотте и куда деть труп, все, что ей останется – ждать, пока и ее саму застрелят, и ребенка. Двое мужчин говорят так спокойно и дружелюбно, что у рыжей не возникает никаких сомнений: Сонни даже не догадывается о том, что происходящее ненормально.
Еще один шаг к нему, Эдди уже готова занести руки…
Он разворачивается к рыжей и смотрит как на сумасшедшую.
-Д… да. Я сейчас все вытру. – она даже делает шаг назад, в абсолютной растерянности. У нее был шанс – да, кажется, сплыл; Сонни ни о чем не догадывается, а значит…
Первым летит пирог. Эдди взвизгивает, отскакивает назад, роняет вазу; теперь на полу не только несчастное блюдо и молоко, но и осколки стекла. Даниэль прав, страх всегда парализует ее, лишает способности соображать хоть сколько-то стыдно, и сейчас она несколько секунд тупо таращится на внезапно начавшуюся игру в ковбои. Пирог жаль.
-У н… него пистолет есть. Я н… н… не знаю. Я пришла, а он сидит, и у него пистолет, и он стал с… с… спрашивать про б… бриллианты.
– рассказ выходит спутанный, смутный, то и дело перемежающийся на ее всхлипы. Вроде как опасность уже миновала, в ее жизнь вновь вмешался посторонний человек, который разрулил проблему (а если бы не вмешался – что бы тогда с ней стало?), но почему-то рыжей от этого совсем не проще.
-Я понятия не имею, о чем он говорил.
- она мнется, не рискуя приближаться к мужчинам, но подумывает, не пнуть ли этого ублюдка в лицо.

+2

20

Где сидел?
Признаться, Даниэль отвлёкся на этот вопрос. Несмотря на криминальное прошлое - да и настоящее - за решёткой Кили не провёл ни одного дня, повезло, что называется. И теперь надо было среагировать оперативно и выдать что-нибудь относительно правдоподобное. Тем более, что посетитель уточнил с таким видом, словно неплохо разбирался в предмете разговора.
-Да ты знаешь, я...
Больше ничего произнести не успел. Чёртов пирог, который Сонни вручил ему, впечатался Дэнни в физиономию, мешая вовремя выхватить пистолет, что находился на спине, заткнутый за ремень. А следом за этим он почувствовал, что падает.
В сознании промелькнула мысль, что всё, может быть, не так уж и плохо - просто к Хадсон пришёл любовник, заметил конкурента и решил выяснить отношения сразу, не тратя зря времени. Впрочем, надеяться на подобный расклад не стоило. Это дошло до Даниэля сразу, стоило ему только почувствовать, как мужик навалился на него сверху, заламывая руку.
-Какого хрена, мать твою?
Дёргаться в данном случае не стоило - Кили прекрасно понимал, что при желании этот сукин сын может сломать ему запястье. Достать ствол теперь было практически невозможно. Как и связно соображать - особенно в первый момент после того, как Дэнни оказался на полу.
Переход был слишком уж резким. Ещё минут пять назад он ощущал, что полностью владеет ситуацией и не сомневался - справиться с хозяйкой фермы и её девчонкой труда не составит. Не отыскал бы камешки в машине, начал бы долгую беседу с Эдди, используя подручные средства, что можно отыскать в любом доме. Например, утюг, бельевую верёвку или самые обычные иголки. Не может же у женщины в хозяйстве не быть иголок, верно? А ведь с их помощью - особенно, если раскалить на огне - рассказывать свои секреты начинают и самые необщительные люди.
А вот теперь Даниэль лежал возле лужи растекающегося из пакета молока, весьма смутно осознавая, что делать дальше.
Главное, чтобы это не был коп.
Вопреки всякой логике - ведь вокруг всё было действительно тихо, сам мог, когда выходил на улицу, в этом убедиться - Кили внутренне приготовился к тому, что в дом сейчас ворвётся группа захвата, завоют сирены, вынырнут из неоткуда красно-синие мигалки. Смешно было бы сесть из-за такого пустяка, после того, как ему столько сходило с рук. Хотя смеяться сейчас не хотелось определённо.
Боли практически не было - а вот ярость, смешиваясь с растерянностью и непониманием, захлёстывала разум.
-Заткнись, сука...
Он всё-таки попытался столкнуть с себя Сонни, стоило Эддисон заговорить о бриллиантах. Однако безуспешно. Да и поздно было уже кипишевать.
-Погоди, мы же можем договориться...
Сейчас самым главным было узнать, кем на самом деле является заботливый сосед из стрелкового клуба. В зависимости от этого Дэнни и будет решать, как вести себя дальше. В конце концов, пообещать-то можно, что угодно, хоть большую часть камешков. Ведь обещания - это только слова.
-Отпусти меня, и я всё объясню.
Документов при себе у Кили никаких не было - он даже права на всякий случай оставил в машине. Ствол, само собой, нигде не зарегистрирован. Можно было бы постараться заболтать его и как-нибудь свалить. Но - не вариант. Когда Эдди повторит своему приятелю их разговор, тот сразу сообразит, что к чему. И прикарманит добычу, которая по праву принадлежала Даниэлю.
Вот дерьмо! Нет, ну, надо ж было так вляпаться...

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-10 22:42:44)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Свинец, кровь и бриллианты