vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Eight shots and not a single bullet


Eight shots and not a single bullet

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Melor Datskovskitas, Michael Rinaldi
Место: Cакраменто, стриптиз-клуб "Доллз"
Погодные условия: 19 мая, поздний вечер. Ветрено.
О флештайме: Два холостяка, в цвете лет и вполне определенного рода занятий,  встречаются, чтобы поболтать о  том, о сем..

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-04 15:38:59)

0

2

– Нет, Юрис, это ты не понял. – Разговор шел на латышском. – Мне глубоко безразличны и твои проблемы, и твои оправдания. – Он хмыкнул. – У всех бывают проблемы, но вот только свои мы решаем, а ты мычишь о них в трубку мне… Ты что, хочешь стать моей проблемой, чтобы решили и тебя… Что, нет, а какого блядь ты мне мозг крутишь? Корабль должен прийти в срок, и все… Слышь ты, фуфел, ты что, попутал, ты перед кем пальцы гнешь? Ты что, забыл, как сидел и за что? Ты скажи спасибо, что с тобой люди разговаривают, ты пятки за это целовать должен. Барыга херов… Да ты не об этом сейчас должен думать… Я тебе сказал: груз должен прийти в срок, и мне похрен, как ты это сделаешь. Хоть сам залазь на корабль и греби. Иначе я тебя самого в банку со шпротами упакую… Вот и правильно… А за каждый день задержки будем взимать с тебя штраф. Въехал? Бывай, не кашляй.
Он протянул телефон водителю, и тот убрал его в бардачок. Все-таки американцы – ребята не глупые. Это же какое в их деле ценное изобретение – одноразовые предоплаченные телефоны, и не надо ничего оформлять на умерших бабушек. Главное – вовремя их скидывать. Век высоких технологий.
Он задумчиво смотрел в окно – машина неторопливо катила по улицам Сакраменто. Датчанин крутил в руках четки. Даже этот разговор смог испортить ему настроение. Пару дней назад они крайне удачно избавились от кое-каких подконтрольных активов на Украине, и пополнение банковских счетов не могло не радовать. А вести там бизнес, в связи с определенной ситуацией, становилось труднее, но теперь это будет проблемой новых хозяев.
Сегодня у Мэлора была назначена еще одна встреча, но она скорее относилась к разряду приятных. Еще тогда, на парковке, они договорились встретиться и перетереть один на один. Но время все никак не удавалось выкроить, а сегодня как раз удалось пересечься. Кроме конкретики по старому разговору об алмазах у него была еще одна тема. И ее он хотел покрутить с человеком, которого знал и которому доверял, по крайней мере, в сравнении с другими итальянцами.
Машина остановилась у клуба, вышедший охранник открыл перед ним дверцу. Задумавшийся Датчанин не сразу очнулся и вышел из машины.
Что нам делать, босс? Мы с тобой?
– Нет, обойдусь как-нибудь. Можете пока развеяться, но аккуратно.
Мэлор приехал не сам не потому что боялся или не доверял Майку – просто понимал, что может нажраться, а повторять фокус, как в начале месяца, ему страсть как не хотелось. Он окинул взглядом заведение и покачал головой.
Вот всегда знал, что ты пафосный, Майкл.
Датских достал сигарету и, не торопясь, ее выкурил. Потом зашел в клуб – внутри он не уступал наружному дизайну, надо было отдать должное: все выглядело очень дорого и пафосно.
Датчанин остановил первую попавшуюся официантку.
– Простите, девушка, как я могу увидеть вашего босса?
Девушка несколько непонимающе посмотрела на него.
– Хорошо.
В Мэле был просто неиссякаемый заряд вежливости.
– Я хочу увидеть мистера Ринальди, уверен, он ждет меня.
А ведь на самом деле черт его знает, кем здесь был Майкл. Он протянул девушке десять долларов.
– Иди, милая, только не очень задерживайся, а я пока подожду.
Обычно он так себя не вел, но качать права в клубе собственного приятеля – это грубо. Датчанин с интересом осматривал интерьер.

+2

3

- Ты, блять, что-то попутал, мудак? Ты ко мне приходишь в долбаный клуб и говоришь, что у тебя нет денег? Я тебе дал четкий срок! – в светлом итальянском костюме и шелковом галстуке темно-красных тонов, Ринальди ходил по своему просторному кабинету, и половицы дорогого дерева поскрипывали под его туфлями крокодильей кожи. Неподалеку, около огромной плазмы, по экрану которой увлеченно бегали хоккеисты, едва дыша, стоял низенький человек с большой проплешиной на круглой голове. Его прижимал  к стене дюжий, с акульей улыбкой, Беппо Горлеоне,  с недавнего времени - управляющий клубом. Весь сплетенный из смеси мускулов и жира, c трясущимся вторым подбородком и бицепсами толщиной с добрый свиной окорок, он выглядел весьма грозно.   – И сказал прийти в «502»  еще  неделю назад, а ты где был? Малорослый собеседник, бегая глазами, забормотал что-то мало внятное. – Богом клянусь, Майк, я был у матери…  Ты меня пять лет знаешь. Сам же пришел!  Тут Ринальди не выдержал, размахнулся  и нанес по лицу должника очередной удар, такой, что изо рта несчастливца вылетело несколько еще не удаленных энергичным воспитанием зубов. – Ты мне тут дурочку не гони! Бабки на ту сделку получил? Получил.  Поставить материалы на стройку офиса тебе дали? Дали.  Где мои деньги, игроман хуев? Почти прорычав эти слова,  капитан схватил злосчастного подрядчика за шиворот и начал колотить его головой об стену. Время от времени он давал  себе передохнуть,   и тогда в дело вступал  Беппо, начинавший мутузить  обряженного в Хуго Босс пухлячка по животу.  Наконец тот рухнул на колени, умоляюще глядя на Ринальди. – Майки, прости, я подвел…   Мюриэл говорила, что мне надо лечиться… Он  всхлипнул и по висящим, как у бульдога, щекам, потекли слезы. – Но… дай мне десять дней, я все соберу! У меня есть новый «Лексус»…  И квартира в Сан-Хосе, ты знаешь…  Не убивай меня, ты же видел моих деток… Минуту подумав,  капореджиме  кивнул головой
- Ну ладно, я проявлю католическое милосердие. Ради твоих детей, они не виноваты, что у них отец такой распиздяй. Никк? До того сидевший молча к кресле Никки Спинелли покивал седой головой. – Аюшки, шкип.  Никк Четвертак напоминал внешностью доброго дедушку – правда, в спортивном костюме и с тяжеленной золотой цепью на шее. – Поедешь с ним, тачку заберешь сразу в качестве штрафа. Потом оценишь его активы и прочее.  На отдачу долга у тебя,  Генри, десять дней. Но за каждый день – десять процентов пени…   Не вернешь в срок – берем твой бизнес весь. Тут лопухнувшийся бизнесмен поднял вверх руки. – Майк, у меня не будет столько…  И я не успею… Тут мафиози подтолкнул его к двери. – Ну так Никки тебе и поможет. Что-то сами примем бартером… по своей цене. Мы же не хотим, чтобы ты переплачивал? Даст Бог, за несколько дней справитесь. Когда Николас уже конвоировал поклонника  рулетки и карт к выходу, Майкл проворчал, уже другим тоном. – И запишись в Анонимные Гэмблеры, слышь? Я тебе телефончик скину.
Через пару минут одна из служащих удаляла со стены  кабинета оставленное волосами Генри жирное пятно,  а Майкл Пеллегрино Ринальди, в сопровождении  верзилы Беппо, шел по коридору, попутно подстебывая его. - Все-таки работа в легальном заведении успокаивает, а Бепподзила? В прежние времена ты бы ему голову оторвал сходу. Так где мой друг, в Романуме? Горлеоне улыбнулся простодушной детской улыбкой и ответил неожиданно комичным  фальцетом. – Да, босс. У вас на кулаке, кстати... Капитан южной стороны посмотрел на свою руку – там и правда остались размазанные капельки крови. – Ой, бля. Взял с проезжающей мимо тележки уборщицы несколько влажных салфеток, и, на ходу обтирая руку, вышел в зал. В итоге почистился, но синяки, оставленные твердой челюстью дебитора, остались.
- Мэл! Какие люди! -  гангстер, широко улыбаясь, приобнял законника. – Наконец-то ты в моих владениях. Ну как тебе тут? Обвел руками зал. Романум, как известно, был обставлен в античном стиле, этакая эклектичная смесь Эллады и Рима.  Кругом были расставлены статуи богов и героев,  предающихся безудержным утехам с красавицами.  Сиял черный мрамор, бил подкрашенной водой фонтан, всюду были рассыпаны ветки оливы,  халдеи бегали от столика к столику, нося бутылки с шампанским и коньяком - это был ВИП-зал и публика здесь собиралась соответствующая, тусовщики порой приезжали на выходные  со всей Калифорнии, в том числе из Лос-Анджелеса и Сан-Франциско. У шестов вертелись две девушки – одна вездесущая Кирсти с пятым размером груди, розовыми губками и золотыми волосами. Вторая – стриптизерша-фокусница Аманда, звезда сегодняшнего вечера. С огненно-рыжими кудрями, крутыми бедрами и холодными зелеными глазами, она жонглировала горящим факелом, в перерыве стягивая с себя алую одежду. Смятые купюры совали ей в результате в трусики постоянно,  вызывая у обычно столь популярной Кирсти время от времени ревнивые косые взгляды. В общем, все было как всегда на уровне – и при этом вечер был совершенно индивидуальным, вот того же файер-шоу до этого не было.  Особенность элитного помещения, заполнявшегося не всегда, в общем-то зале программа была попроще и побанальнее… -  Пошли, для нас уже готовят все. И действительно обнаженная хостесс провела их в императорский лаундж – глубокую ложу, оборудованную удобными бархатными диванами,  персональным метродотелем, богатым минибаром (если не было желания ждать официанта), богато обшитыми шторами. Фактически  в одну секунду это углубление в стене превращалось в комнатку. – Ну как ты? Все пучком, надеюсь? Обживаешься в Сакраменто? Ринальди придвинул к старому знакомцу кубинские сигары.  -  Давай что ли, для разгончика? Ты чего бы выпил?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-20 12:13:24)

+2

4

Мэлор с интересом оглядывался по сторонам. Взмахом руки отказался от бокала: в России было не принято, придя в гости, начинать пить, не дождавшись хозяина. Пафос и роскошь сквозили в каждом сантиметре интерьера. Черный мрамор, статуи, фонтан, просто как будто стриптиз открыли прямо в музее. Мэлор одобрительно кивнул головой. Нет, Датчанин не был помешан на роскоши и при особой нужде всегда мог обойтись малым, но зачем, если есть возможность этого избежать? Он заработал деньги не самым легким трудом, хотя большинство жителей земли с ним бы не согласились, и теперь мог тратить их по своему усмотрению и, в частности, жить как ему хочется. Взгляд скользнул по танцовщицам. Светловолосая у него интереса не вызвала, а вот рыженькая, которая танцевала с огнем… Серые глаза Датчанина скользнули по ее крутым бедрам, губы тронула усмешка. А почему бы и нет. Секса у него было почти две недели. А тут такой цветник.
– Рад тебя видеть, Майк, – законник в ответ приобнял капо семьи Торелли и слегка похлопал по спине. – У тебя все как всегда – стильно, красиво и дорого. Но, должен признать, у тебя есть вкус – этого не отнимешь.
Он усмехнулся старому знакомцу. Большинство знало, что они давно знакомы и работали и до приезда Мэла в Сакраменто, но вот только существовало две версии их знакомства: одна – официальная, а другая – настоящая, о которой оба предпочитали молчать. Мэл – вообще потому что не любил разговаривать о делах, а у Ринальди тоже находились свои причины.
– Знаешь, могу тебе сказать одно, – Мэлор снова скользнул взглядом по рыженькой стриптизерше, – я понимаю, почему ты не женишься. Зачем держать дома цветок в горшке, когда владеешь оранжереей?
Он пошел, увлекаемый Майклом, кивком головы оценил убранство ложи, заменяющей отдельный кабинет.
– А мне еще пытались сказать, что это у Ливии самое красивое заведение в городе.
На самом деле Мэлу было крайне сложно судить о том, что лучше: в клубе Майка он был всего-то минут пятнадцать, а у Ливии он был в таком состоянии, когда ему с одинаковым успехом курятник мог показаться мавзолеем, а мавзолей – курятником. Но у Ринальди все действительно было дорого и красиво.
Да нормально все. Город как город. Поменьше, конечно, чем я привык, а с другой стороны – все друг друга знают. А так все нормально. В ресторане кушают, магазины продают, ломбарды скупают, товары ездят.
Он не стал добавлять, что девочки трахаются, наркоманы ширяются, а пистолеты стреляют.
– Да и вообще, что тут обживаться? Сакраменто, чай, не Сан-Квентин, да и там люди живут, тьфу-тьфу-тьфу, – Датчанин сплюнул и постучал по столу. – Вон, даже с Лазарем расширяться надумали: хотим гостиницу купить, и предложение хорошее есть.
Датчанин с удовольствием угостился сигарой, достал из кармана пиджака гильотину для сигар – он все-таки ее сменил – эта была свежей, без зазубрин и бурых пятен. После дня рождения у него образовалось аж четыре штуки. Особенно его порадовали ножницы для сигар: табачные изделия-то они резали плохо, а вот попробовать их на чем-то другом было бы интересно.
– Да все что угодно – кроме водки: после дня рождения смотреть на нее уже не могу. Давай коньяк.
Он сделал несколько затяжек, наслаждаясь вкусом сигары. К делам Мэлор особо переходить не спешил. Он вообще был сторонником растянутых переговоров с длинными прелюдиями: видимо, сказывалось воспитание – а может быть, привычки, заложенные «обществом». Бывало, люди иногда минут по двадцать здоровались на стрелке, перед тем, как начать друг в друга шмалять. Может, это и было одной из причин, по которой он настороженно относился к андербоссу итальянцев, Фрэнку: тот явно пренебрегал для священным для любого русского ритуалом «а поговорить?»
– Как, кстати, икра расходится? – Мэл, конечно, не присутствовал при передаче, но, конечно же, знал, что Ал забрал товар. – Майк, скажи мне, а нахрена вам все-таки столько севрюжьей? Кто же ее жрет-то?

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-05-28 23:30:12)

+3

5

- Да, тут все, как я хотел, все сделано по моему вкусу.  Мое детище, так сказать.– сказал Ринальди, с гордостью оглядывая интерьер. Собственный ночной клуб был его мечтой еще с долговолосой молодости, когда он стоял в очередях на фейс-контроле в какой-нибудь кабак, тогда считавшийся в Сакраменто модным. Именно потому каждый штрих, каждую черточку продумывал тут вместе с дизайнерами, иногда вгоняя их в отчаяние своей требовательностью.  Зато теперь ему реально было приятно находиться в этом месте, это была не просто штаб-квартира, не просто существовавший для «прикрытия» легальный бизнес, но в какой-то степени квинтэссенция, живое воплощение его успешности.
- Мне кажется, женитьба, когда ведешь серьезные дела, только мешает. – и в этом Ринальди был солидарен с русскими ворами прошлого, которые не заводили семей.  Пока нет семьи, ты можешь рисковать  по-крупному, ведь отвечаешь только за свою шкуру. А когда попадешь в тюрьму – сможешь перенести приговор с достоинством и соблюсти Омерту. Сколько изначально олдскульных гангстеров срывались в федеральную программу и становились крысами при мыслях о женах и детях, которых никогда не увидят и которые будут обречены жить на подачки дона – и это если повезет.  Капитан южной стороны не хотел даже думать о таком, хотел в  грозный час, если он когда-нибудь наступит, остаться твердым как сталь. - Да Сакраменто вообще цветник, не находишь? Много красивых девушек. Интересно, не присмотрел ли себе уже кого-нибудь Датских. Тогда, два года назад, когда они в Нью Йорке провернули дело, о котором особо не распространялись, на него  особы прекрасного пола заглядывались.  Хотя к чему думать о посторонних женщинах, когда в Доллз у него целый арсенал красавиц, умелых и готовых на все? Все они к услугам Датчанина, если он захочет.
- Люди везде живут.  Умный человек везде в дамки выйдет, нет? Даже в Африке черножопой. – ухмыльнулся Ринальди, глядя как танец Аманды становится все более откровенным.  Покрывавшие ее стройное тело куски алого шелка один за другим слетели на пол, обнажая соблазнительные формы, молодую грудь. Факелы же двигались все быстрее, постепенно став мелькать по воздуху так стремительно, что, казалось, перед глазами вставало одно большое кольцо из языков племени. – Я, кстати, в июне на десять дней туда улетаю, львов пострелять. Ты в тех краях не был?  При упоминании о Ливии развел руками. – Мне кажется, ее заведение – это как бы хорошо прожаренный кусок стейка. Надежно и сердито. А мое – как фуа-гра.  Для тех, кто чего поинтереснее хочет. Не просто потрахаться качественно, но сначала повеселиться. – конечно, Майкл был предвзят и понимал, что на стороне Парадиза созданная годами репутация – но, по его мнению, там не было тех шоу, затей и атмосферы безумного куража, которую он пытался создать у себя.
Но девочки там красивые и заводные, тебе понравились?  Мы иногда махаемся ими с ней. Зажег сигару, засунул в рот,  выпустил пару колечек ароматного дыма. Глубокомысленно добавил. - Хотя… всякая стриптизерша, может, и шлюха, но далеко не каждая шлюха – стриптизерша. Экзотические танцовщицы и сами нередко себя ставили себя куда выше даже самых дорогих проституток – как же, служительницы искусства, мать их так. А с другой стороны, так уж они не правы? Ведь и их старшие сестры, актрисы, весьма нередко (особенно в прошлом, когда не было еще Голливуда с его бешеными гонорарами) жили тем, что были дорогими содержанками. Мельпомена – Мельпоменой, а Венера – Венерой.
- Расширяться всегда полезно. Сакраменто – город больших возможностей. Не смотри, что размерами не самый большой, интересы к нему сходятся огромные. Со всего штата Калифорнии по сути, столицей которого он является, многие дела, которые делаются в Лос Анджелесе и Фриско, в итоге решаются именно здесь. – А что за гостиница? Многое менять думаете?
Мысль про коньяк понравилась Ринальди, он было заглянул в минибар, вытащил бутылку «хеннесси», поглядел на нее – потом сунул обратно. – На хуй,  потом достанем. А я тебя, в честь приезда, настоящим коньяком угощу сейчас. Хлопнул пробегающую мимо хостесс по голой попке, - Детка, позови  Беппо.  Через пару секунд туша управляющего клубом уже замаячила возле ложи, он наклонил свою гориллоподобную голову. – Слушаю, босс.   Майкл пошевелил унизанными дорогими перстнями пальцами. – Будь другом, сходи в мой кабинет, принеси из минибара такую оранжевую круглую бутылочку.  Соучастник кивнул своей монструозной башкой и ушел, вскоре вернувшись с искомым. Капо посылал туда самого директора не из простой прихоти – по их негласным правилам, заходить в сию святую святых простые служащие могли только в редких случаях и с разрешения начальства. Ведь тут часто происходили сходки и обсуждались всякие сомнительные дела.
- Я его сам еще не пробовал. А скоро никто из нас не попробует – такого винограда нет с 1870 года. А количество бутылок ограничено. –  капитан южной стороны погладил замысловатого вида сосуд. Коньяк Харди Перфекшн был если не самым дорогим из раздела самых дорогих (хотя и стоил около двенадцати тысяч долларов), то  самым старым во всяком случае, стосорокалетней выдержки. Он остался у мафиози в качестве трофея с прошлогодней безумной ночи в Вегасе, когда он, ни отходя от стола в казино, выиграл в покер более ста тысяч баксов – а потом спустил все на рулетки и шлюх, а на остатки потратил на мудрое приобретение сей мечты коллекционера. По возвращению домой,  понадобились различные инвестиции – и  тогда еще не имевший команды гангстер едва себе голову не отгрыз от злости. В итоге засунул бутылку в бар и забыл. Вспомнил, когда открывал Доллз и перенес сюда.  Начал разливать коньяк по снифтерам, при вопросе о икре улыбнулся. – Да, все расходится пока, рестораны, магазины деликатесов и прочее. Часть ушла уже в Сан-Франциско. Этим занимался по большому счету Ал, его шефу оставалось только время от времени требовать отчета и денег. Когда была упомянута севрюжья, пожал плечами. – Уйдет в места попроще, у нас тут не все такие уж знатоки, черная и есть черная. Но отчасти Мэл был прав, Ринальди бы предпочел не брать севрюжью, а сосредоточиться на более элитных сортах.  – Да и что и как закупать я тут решаю вместе с компаньонами. Прямо имя Фрэнка называть не стал, критиковать решения лучшего друга и андербосса не комильфо – да и тут не было глобальной ошибки, просто другая бизнес-позиция.  Поднял вверх бокал.
– За тебя, брат! За то, чтобы  в Сакраменто тебе жилось приятно и прибыльно!  Мафиозо и сам полагал, что любые переговоры разумнее предварять просто болтовней и расслабоном – хотя хотел обсудить бы и меха, и алмазы, и другие вопросы. Но к чему гнать лошадей? А пока можно попробовать ощутить присущий этому сорту «вкус шоколада, дуба и кофе». Ну, если сомелье не врут.

Коньяк Hardy Perfection

https://www.cognac-expert.com/342-thickbox_default/hardy-perfection-flamme-fire-cognac.jpg

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-05-29 22:42:56)

+2

6

–  Это заметно – что ты вкладывал сюда душу.
Мэлор еще раз погрел душу Ринальди комплиментом. Хотя и правда все было стильно и красиво.
– Может и мешают. Мне не особо есть с чем сравнивать, я женат никогда не был.
Мэлор на секунду помрачнел. Именно тот, кто он есть, сгубило мать его сына. Мэлор уже очень давно именно так о ней и думал: не гражданская жена, не любовница – просто мать его сына. Он всегда боялся, что Леша ему этого не простит, но, слава богу, обошлось.
– Да, цветник. Калифорния – это рай в этом плане, не то что Бостон, где все местные напоминают рыбу. Хорошо хоть что кровь разбавили приезжими. А то и посмотреть было бы некуда. А ведь еще говорят, что солнце вредит красоте.
Он усмехнулся.
– Знаешь, люди везде существуют или выживают, по-настоящему живут лишь тысячи из миллионов. – Он хлопнул Ринальди по плечу. – Вот мы с тобой живем, а разве они живут? – Он кивнул на танцующих девушек и снующих официантов. – Мир делится на тех, кто служит, и тех, кому служат, и это горькая правда, и очень неприятная. – Мэлор по-католически перекрестился. – Да простит мои слова Господь всемилостивый и всемогущий.
Он снова залюбовался рыженькой танцовщицей и заметил, что и сам владелец клуба смотрит на нее.
– Красотка, не поспоришь. Как хоть зовут-то эту фею огня?
Он покачал головой – хороша все-таки чертовка.
– Честно, бывал только один раз – в ЮАР на чемпионате мира по футболу. По правде говоря, не понравилось. Но ценю то, как ты хочешь рискнуть – сувенир, что ли, привези.
Датчанин пожал плечами: ему и правда там не понравилось. В молодости, на заре девяностых, люди его круга предпочитали ездить в более экзотические места: на Кубу, Карибы, Доминикану.
– Ну согласен, а вот твое заведение еще не пробовал, сам понимаешь. Но такой красоты, как эта девчонка, у нее я не видел.
«А может я просто был слишком пьян».
– А разве я спорю? Поэтому мы и здесь. Я хотел сначала в Сан-Франциско осесть, и договоренность была, но потом подумал, зачем друзей теснить. А здесь наших не много, а к вам мы со всем уважением.
Он затянулся сигарой с видимым удовольствием.
– Да один из наших, хочет уйти на пенсию. А отель хоть и небольшой, но милый и старый. Перестраивать нужно не особо, но обновить все надо будет конкретно. А то поизносился он.
Он не стал уточнять, о чем речь, хотя и знал, что Шляпа работать с итальянцами не будет. Человеку было за восемьдесят и он знал еще самого Лански.
Он курил сигару, наслаждаясь ее вкусом, пока Майкл раздавал указания. Когда принесли коньяк, Мэл несколько удивленно приподнял брови.
– Вот удивил так удивил. Где такой достал… – он взмахнул рукой. – Хотя не требую раскрытия таких мест. Сам понимаю, какая это редкость.
Датских сделал себе зарубку в памяти: когда Майкл будет у него в гостях, достать что-то из личных запасов.
Ну раз расходится, значит, все хорошо. Это доказательство качества. Вам тут виднее, что покупать.
Он сделал глоток коньяка и покатал его по небу, наслаждаясь вкусом и даже чуть прикрыв глаза от удовольствия.
– Кстати, насчет мехов – ты бы послал человечка, чтобы посмотрел, что у нас на складе есть и что нужно.
Вор замолчал, куря сигару и наслаждаясь коньяком. Потом поставил пустой бокал на столик.
– Я говорил с людьми насчет камушков. У них есть уже в штатах двести пятьдесят карат алмазов и сто двадцать – бриллиантов. Готовы поставить в течение двух недель. Предоплаты не надо, аванса тоже, расчет на месте после проверки вашим спецом.
Датчанин достал из кармана записную книжку, потом странно разложил ее так, чтобы под страничкой был именно стол, и написал несколько цифр. Вырвал и положил перед Ринальди.

+1

7

-  Кстати, у вас там симпатичная девушка администратором, при бане и ресторане... Лиз, кажется? - вспомнил  гангстер, закидывая ногу за ногу. На диване cидеть было весьма удобно. - Тоже из России? По акценту ему показалось, что она иностранка. Затем досужая болтовня как-то резко у них перешла к более философским темам - и в то время как Мэлор выразил весьма пессимистические взгляды на природу человека, итальянец был сегодня готов великодушно дать хомо сапиенс и некую надежду.
- Каждый из них может взять свою судьбу в свои руки.  Хочешь быть успешным – будь им. - пожал плечами Ринальди, тоже обращая взор на бегающих по залу официантов и вращающих бедрами голых красоток. Впрочем, для многих из них работа в   дорогом и фешенебельном заведении и без того была скачком по карьерной лестнице – и для стремящихся выйти в категорию выше куртизанок и танцовщиц, и для желающих заработать на учебу и поглазеть на бухающих городских знаменитостей студентов.  – Это Аманда. Понравилась? Она молния прямо. Не просто поблядушка, а настоящая цирковая артистка -  фокусница,  акробатка и… шпагоглательница. Тут гангстер с усмешкой посмотрел на вора в законе. – Если зарекомендует себя, разрешу тут вести собственное шоу… Хочешь потом провести с кем-нибудь остаток ночи? Выбирай, тут же раздолье… Широким жестом показал на разнокалиберных представительниц прекрасного  пола,  как на подбор, заводных, фигуристых и молодых.
Когда заговорили об Африке, пожал плечами.  – Ты ведь не охотишься? Это отдых очень на любителя – знаешь, далеко не каждый поймет в чем кайф, когда ты тащишься по душной саванне на вонючем грузовичке, в окружении вороватых ниггеров, чтобы потом всадить пулю в гривастую кошку-переростка или преувеличенную версию быка. Вытащил изо рта сигару, зажал между сияющих массивными кольцами пальцами.  Слегка прищурился. - Но дело в том, что я как раз такой любитель.   Стряхнул случайно оказавшийся на рукаве дорогого пиджака пепел,  улыбнулся. – Я вот даже подумывал съездить в ваши края, на медведя сходить. Мне один парень… Какой-то хлопец, что был на подхвате у Ивана - … Рассказывал, что раньше на них иногда в России прямо с кинжалом и копьем… Вернее, этой, рогатиной, охотились.  Это правда или брехня, не знаешь? Затем глубокомысленно завершил. – Впрочем, в старину люди вообще покрепче были – и телесно, и внутренне. Стержня было больше. И понятие чести было более развито, как по Майку, и не плакались по каждому поводу - впрочем, если продолжать, можно превратиться в ворчливого старикашку, зудящего, что прежде "и трава была зеленее".
- Если какая помощь нужна будет с обустройством отеля  - говори сразу мне. Я же строительством занимаюсь, знаю кучу и дизайнеров интерьера классных, и разных ремонтников,  и мебельщиков,и хер только кого еще не знаю. Чего тебе переплачивать-то зря. Цена-качество, вот что главное
Как положено, сначала вдохнул запах коньяка, затем сделал небольшой глоток. Покатал напиток во рту. Аромат в самом деле был необычным, таким, наверное, было на вкус само Время. Затем отхлебнул из снифтера, уже не сдерживаясь. Он знал, что искусство красиво пить требует различных прелюдий, должной торжественности и медленности – хотя сам обычно на это безбожно забивал после первого стакана. Если не первой порции, как сейчас. – В том году в Нью Йорке купил.  До сих пор открыть не сподобился. Моргнул проходящему мимо метродотелю на стоящую рядом с ними бутылку – и тот, без слов все поняв, ушел в направлении кухни. Вносить коррективы и дополнения в заказ. –  Для незаурядных людей – незаурядные и напитки. «Хеннеси» пусть там в зале пьют. Вскоре служители уже принесли закуску под коньяк – тут был и швейцарский шоколады, и тонкие французские сыри, и паштеты – фуа-гра и из оленины, и еще горячий багет. - Как, кстати, дела у твоего друга, Кирилла? Надо бы ему это место показать. А по качеству икры - я тебя давно знаю, другого и не ожидал. Когда халдеи удалились, капитан южной стороны  первый подал пример собеседнику, намазав тонкий ломоть хлеба паштетом и жестом предложим тому присоединиться к трапезе. - Да, на этой неделе приедет мой человек посмотреть склад. Со специалистом по мехам. Ибо ни один мафиози в качестве драгоценной пушнины не разбирается – а вот Филипп Корнер, в прошлом Фима Соловейчик, отлично. Агент фирмы-прокладки, обслуживающей весьма серьезных дизайнеров-одежды, был и сам заинтересован, что попавшие к мафии меха, которые потом пойдут в виде шмоток в модельные дома и элитные бутики, были хорошими. – Но нас прежде всего интересуют соболь, песец, норка, чернобурка и рысь.  Услышав о драгоценных камнях, взял бумажку, споро просмотрел цифры. Задумался – пока сделать вывод было трудно. – Надо бы мне глянуть на товар. Cам понимаешь, бриллианты не только по карату оцениваются, но не в меньшей степени  и по цвету, форме, качеству огранки, чистоте… Крупный бриллиант, который весь в пузырях, например, может весьма сильно упасть в цене. И расценки здесь ощутимо колеблются. На открытом рынке (а они говорили о черном, где должно было  быть  дешевле) стоимость бриллианта в один карат высшего качества, например, составляет не менее 20 000 долларов. Такого же размера бриллиант, но со средними параметрами качества оценивается уже в три раза дешевле, а  низкопробный камень, в тот же в один карат, стоит всего 1000-1500 долларов. Впрочем, известная фирма De Beers  одно время продавала используемые в ювелирном деле камешки и по 950$ за карат... Так что пока ему трудно было дать ответ Мэлу, без дополнительных сведений. Быстро сделал пометки на бумаге, вернул Датчанину. – Тут  и так, и так может быть. Увидеть бы образец. Почесал подбородок. – Там алмазы будут в чистом виде продавать, а не гранить в бриллианты предварительно?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-11 12:25:46)

0

8

– Лиза. – Мэл произнес это имя на русском, медленно, чтобы было понятно. – Елизавета, как императрица. Да, она из России.
Мэлор усмехнулся.
– А что, понравилась? Она девчонка умненькая и хваткая.
Мэл снова усмехнулся двусмысленности своих же слов.
– Нельзя дать всем все: всех много, а всего мало. И я лично своим делиться с толпой не собираюсь.
Еще один глоток коньяка. Мэлор снова обвел глазами зал. Может, его слова и прозвучали цинично, но зато были правдой: толпе только дай возможность залезть тебе на шею, и все, тогда ты труп.
– А как такая не понравится, огненная девчонка. А она только шпаги заглатывает или еще что-то? – Ухмылка тронула уголки губ Датчанина. – А почему нет? Я всегда за – провести с кем-то остаток ночи, благо, я еще не слишком стар и уходить из этого спорта в ближайшие годы не собираюсь.
Законник стряхнул пепел с сигары.
– Почему не охотник, охотиться мне приходилось, в этом есть свой кайф. Тут дело в другом: я просто боюсь, что перестреляю вороватых ниггеров раньше, чем мы доберемся до кошки-переростка.
Русский откинулся на спинку дивана.
А может, меня после траханной Колумбии не тянет на экзотику. – Он пожал плечами. – А что, если надо будет, организуем и медведя, и кабана, и волков пострелять – повесишь шкуры потом на стену перед камином. И главное, никакой жары плюс пятьдесят и вороватых негров.
Он склонил голову набок, слушая итальянца.
– Да, есть такая охота. Но тут надо и силу, и выдержку иметь.
Поставил на стол пустой бокал.
– Вот тут я согласен: цена-качество – это главное, не стоит гоняться за дешевизной, но и переплачивать смысла не вижу. – Он кивнул. – Спасибо, учту.
Датчанин смотрел, как вновь наполняются бокалы.
Повезло, ну у меня тоже найдется, чем удивить, когда будешь в гостях.
Он снова согласно кивнул, словно признавая то, что они с Ринальди как раз люди незаурядные, хотя по сути так и было. Они многого добились, и многих на этом пути пришлось подвинуть.
– Всегда считал  Хеннеси попсовым и слишком переоценённым. – Он выпустил несколько колечек дыма к потолку. – Кирилл весь в работе, трудится аки пчела. Все у него времени ни на что не хватает.
«А когда не трудится как пчела, пьет как верблюд».
– Тогда я предупрежу людей, встретят там его, все покажут, расскажут. Вот только рысь не обещаю: сам понимаешь, животное краснокнижное, мало их у нас осталось.
Мэла совсем не грела мысль стать причиной исчезновения популяции этого вида кошачьих – у каждого свои бзики и свои принципы.
– С камушками я и сам голову ломаю, как это все провернуть. А что образец, сам же знаешь: камень камню рознь. Так-то они люди надежные, работали мы с ними, все без накладок прошло. Но, сам понимаешь: доверяй, но проверяй.
Он задумчиво крутил в руках бокал, рассматривая янтарную жидкость на свет.
– Наверное, стоит сделать так: пусть они летят сюда с грузом, а здесь будем оценивать. Иначе никак. А у них и алмазы, и бриллианты есть.
Он снова взял листок и написал на нем цифру «десять».
И чтобы сразу договориться, на берегу. Это с вас наш процент, если сделка состоится.
Датчанин на автомате бросил взгляд на часы – на его кисти сегодня был как раз подарок Ринальди на день рождения.
– Тут есть еще одна тема, которую я перетереть хотел. Мы такое уже в Бостоне делали. Как насчет того, чтобы помочь жаждущим людям приобщится к американской мечте на вашей благословенной земле?

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-06-09 18:55:04)

+1

9

- Да, привлекательная такая. И чувствуется, что не дура. И что же она хватает?–   Ринальди отставил стакан, окинул ленивым взглядом зал. На Аманде уже оставались одни трусики из багровых кружев и она вращалась вокруг шеста, держа в руке высоко поднятый пылающий факел, которым, время от времени, чертила в воздухе узоры. Зеленые глаза были прищурены, рыжие волосы разметались по хрупким плечам,  соски на небольшой  аккуратной груди затвердели. Явно танец, обилие огня,  азарт возбуждали и саму девушку – неожиданно она поглядела прямо на Мэлора, который явно выгодно отличался от преимущественно сидевших вокруг нее богатых папиков,  улыбнулась. - Ну, твою шпагу явно с удовольствием заглотит.  Засмеялся, предложил законнику еще сигару. – Счастливец – и в авторитете, и при деньгах, и женщины любят. Меланхолично повертел кубинское творение в руке. –  А в Россию бы надо, да. Там еще я не бывал, хотя одному из наших, Куинтону, приходилось… Нынче он в гостях у правительства. Затем перешли к бизнесу. – Не будет рыси, так не будет. Ее и реализовывать сложно, при краснокнижном статусе.  Хотя в меховых салонах как-то и продолжает попадаться – как и поддельная, из какого-нибудь камышового кота, так и настоящая. – Тогда пришлю ребят, да. Допил остатки драгоценного коньяка, потом вновь наполнил снифтеры. Отломил кусок горького шоколада. – Да, камушки вещь тонкая. Пусть приезжают,  будем смотреть с нашими ювелирами. И смотреть надо будет тщательно, ведь речь идет о крупных суммах. Уже сейчас итальянцам придется заплатить сильно за миллион, по предварительным расчетам – и надо быть уверенным, что товар стоящий и они смогут его продать с прибылью. В этом деле ведь он не один, пусть и курирует эту тему – инвестировать будет и Фрэнк, и, видимо, Гвидо. Потому – двойная ответственность, ибо не только  cвои бабки на кону, но и чужие тоже. Опять поглядел на вновь перекочевавшую в его руку бумажку, кивнул головой.  – Не возражаю. Процент был справедливый, без Датчанина с Лазарем они бы не вышли на эту шатию-братию. – Как в Бостоне? Интересно.  Майкл внимательно посмотрел на Мэла. - Это ты про рабочую силу?  Можешь рассказать подробнее, в деталях?
Чем позднее становилось, тем веселее становилась атмосфера в зале - и разнузданнее гости. Обнаженные хостесс и официантки (не говоря уж о танцовщицах) садились им на колени, бесстыдно забирались руками под рубашки и в брюки, терлись своими стройными телами, выпрашивая чаевые.  Служители одной за другой носили бутылки дорогого вина,  разноцветные коктейли в бокалах,  выстраивали перед порядком набравшимися кутилами целые ряды из водочных рюмок.  Прямо мимо ниши, где восседали вор в законе  и мафиозный капо, протащили  блюдо с хитрым салатом из рябчиков и раков, затейливо украшенным черной икрой. – Может, из вашей партии кстати. – ухмыльнувшись, сказал Майк.  Везде происходила какая-то движуха.  Аманда продолжала свое шоу, но Кирсти уже удалилась с одним из посетителей в приват-кабинет – и на ее месте оказалась фигуристая брюнетка Лаура. Около фонтана шла игра – там плавали надувные уточки, в которых группка желающих стреляла из индейских плевательных трубок острыми иглами. При метком попадании птица лопалась  - и вода в фонтане покрывалась разноцветными пятнами краски. Стоящийся здесь же администратор выдавал призы. На небольшой сцене уже суетился диджей, время от времени выкрикивая какие-то заводные речовки. В восточном конце зала слышался молодецкий гогот – там были столики, помеченные стикером «Территория сюрпризов», означавшие, что гости готовы к разным неожиданным приключениям, порожденным фантазией владельцев клуба. Сейчас  как раз такое приключение и происходило - посетители лихорадочно передавали друг другу громадную львиную голову. В какой-то момент одному не повезло, голова утробно зарычала - и вот ему уже несли наказание, кубок бургундского, который надо было выпить немедленно и залпом...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-11 13:42:10)

0

10

А это смотря с кем. У кого член, а с кем-то за нож или за ствол. Она девушка свободная и своевольная. Так что при случае могу только познакомить, а дальше уж ты сам.
На самом деле Мэл знал Лизу как облупленную и к ее характеру и к ее жизни приложил свою руку – точнее, разрушил и слепил фактически заново, как им было нужно в тот момент. Но теперь она была свободна и, если она захочет спать с Ринальди, это ее дело, а, если нет, ее право.
Мэлор поймал взгляд рыженькой Аманды и улыбнулся в ответ. Потом приложил пальцы к губам и отправил рыжей воздушный поцелуи, потом показал на себя.
– Хороша чертовка.
Датчанин отправил в рот кусочек сыра, а потом снова сделал глоток коньяка.
– Ну, женщины и выпивка сильно скрашивают мою жизнь. Дай бог и она сегодня скрасит несколько часов из нее.
Датчанин улыбнулся и взял сигару. Потом понюхал ее.
Советую побывать в России, поверь, Майк, моя родина даже близко не такая страшная, как вам тут в Америке кажется.
Неторопливо раскурил сигару, угостился паштетом из оленины, снял пиджак и небрежно бросил на диван рядом с собой.
– И что, много дали?
Не то чтобы он уж очень сочувствовал – сам сидел, и ничего, нормальные и авторитетные люди везде устроятся: и в зоне и Антарктиде. А с другой стороны проявлять участие к коллеге-сидельцу отложено уже где-то на подкорке.
– Прости, но я за базар отвечаю и пустых обещаний не привык давать. Да и принципы у меня есть определенные.
Мэл пожал плечами.
– Я не уничтожаю ради денег виды, только людей.
Датчанин, не торопясь, раскурил очередную сигару.
– Присылай.
Он помолчал, задумавшись о делах их незаконных и скорбных.
– Вот только деньги за камни вы все равно приготовьте. Сам понимаешь, никто не будет торчать здесь с таким грузом неделями. Мне и так придется обеспечивать их безопасность. А мне не очень хочется их тут развлекать. Люди там не самые коммуникабельные.
Законник внимательно посмотрел на Ринальди, словно стараясь понять, понял ли он его намеки.
– Да, ты прав. Рабочая сила. Множество людей мечтает попасть в Америку, но, сам знаешь, вы ужесточили правила въезда в страну. И тут даже дело не в русских – сейчас большой спрос на эмиграцию из Украины, хотя там всегда находились желающие уехать. А еще есть сербы, поляки, мои земляки из Прибалтики. А в Европе у нас хорошие связи.
Датчанин на несколько секунд отвлекся на происходящее в зале и усмехнулся. Разгул набирал обороты.
– Смысл такой. Мы организуем сеть агентств по трудоустройству в США. Набираем людей, они платят деньги за наши услуги. Те, кто не может оплатить всю сумму, платят часть, а остальные деньги обязуются отработать и выплатить с доходов здесь. Причем можно возить не только девочек в бордели, но и обычных людей – на них прибыль даже больше и работа спокойней. В Бостоне и Нью-Йорке мы организовывали клиринговые агентства, например.
Вор допил коньяк и снова воздал должное закускам, поданным на стол.
– У нас есть корабли, есть связи на таможне. У вас есть связи и то, куда их можно устроить. А дальше можно действовать либо честно – привозим, и пусть работают, а можно по-китайскому, когда люди должны и должны. Тут смотреть надо, первый честнее, второй прибыльнее.
Он выжидающе смотрел на собеседника.

+2

11

-  Ножам да пистолетам в женских руках не место… - Майк вспомнил тот январский эпизод на стройке, когда Гвидо заставил Ливию пристрелить пойманного маньяка. Гадкое  все-таки было зрелище, ненатуральное, противоречащее и божеским законам, и всем понятиям. Женщина – жена и мать, ее дело созидать, а не уничтожать. Отвратительно будет, если гребаный феминизм и в их консервативной среде восторжествует.  Хмыкнул.– Эх, будто без баб и выпивки твоя жизнь играла бы одними оттенками серого. Это уж скорее к нам, людям полностью бессемейным относится – где не работа, там тусовка.  А у тебя вот сын есть, наследник. Коньячная струя медленно наполнила бокал, затем Ринальди поднес его к губам. -  Вообще-то да, но мечтать не вредно. Если я даже в Сицилию никак съездить не собрался, где мои предки похоронены, какая там Россия? Работы так много, что особо не поездишь. А Майк, по меркам других гангстеров,  тот еще путешественник – и во Франции был, и в Италии,  и в Мексике с Колумбией, и в Египте, теперь в Камерун собирается. Большинство же из Торелли (как и вообще американцев с их изоляционизмом) были домоседами, ограничиваясь отдыхом где-нибудь во Флориде, с ее пляжами и акулами.  А изрядное количество парней на улицах и вовсе носа дальше Калифорнии не казали, оттягиваясь во время барбекю около озеро Тахо или поездок в Лос Анджелес или Сан-Франциско. – Куинтон-то? Пожизненное.  Особо жалеть его Майклу не приходилось –  он никогда особо не любил бывшего капитана запада, прежде всего, за отсутствие сдерживающих принципов, характерных для гангстеров старой закалки. Гвидо вот губу морщит, когда речь заходит даже о высокодоходной и постепенно вошедшей в практику большинства Семей торговле наркотиками – а Гуидони промышлял человеческими органами, что казалось Ринальди куда более омерзительным, не менее опасным – и уж точно противоречащим заветам Коза Ностра. Хотя у всех свои ограничители, Мэл вот рысей пожалел. – Ждешь, пока люди тоже в Красную Книгу попадут? – усмехнулся  капитан южной стороны,  затем продолжил разговор об алмазах. – Подготовить деньги можно будет, когда будет понятна примерная стоимость камней.  Сам понимаешь, нет смысла готовить десять долларов, когда дело будет идти о пятидесяти или наоборот.  Разумеется, подразумевал он тут на самом деле миллионы баксов, но суть не менялась – говорили они о крупных суммах и вытаскивать их из дела, из оборота, не зная размера сделки – которая могла отличаться разительно – не хотелось. – Но когда у нас будет хотя бы ясность примерная,  тянуть с бабками не будем.  Да и большие дела ведь в две секунды не делаются....  Когда им собираются столько зелени отвалить, почему бы пришельцам немного не подождать, если что, и не проявить чуток коммуникабельности? Им продать надо было ровно столько же  - сколько мафии купить. – А охрану и развлечения, чтобы не скучали, мы можем помочь организовать. Заодно и лично пообщаться с этими господами, может еще найдутся какие-то интересы взаимные. – Что они за люди вообще, чем дышат, Мэл?
Про рабочую силу выслушал внимательно,  покуривая сигару  и с интересом глядя на Мэлора. – Что, у вас и столько желающих в наши бордели поехать найдется? Неужто кризис так ударил и по секс-индустрии? Жестоко, жестоко. Пошутив же,  мобстер глубоко задумался. – А вот те, что сразу могут все сумму оплатить, получается, на свободные хлеба двинут. В смысле  - они смогут куда угодно пойти работать, хоть старушек в переходах грабить. И какая нам будет от этого выгода? Нам – это в смысле итальянцам. При таком раскладе русские заработают на перевозке нелегальных мигрантов, но если они при этом не дойдут до контролируемых мафией мест трудоустройства.  А, наоборот, могут породить ненужную конкуренцию в разных сферах и прочие беспорядки. – Что касается,  тех, которые должны будут отрабатывать… А что, идея   неплохая. Клиринговые агентства – это тема.  Стройки опять же – тут всегда идет гонка за дешевые руки,  я вот стройками много занимаюсь…   Поглядел на  продолжавшую танцевать, но теперь покинувшую шест, и теперь  приближавшуюся к их ложе Аманду. - Я за первый вариант, брат. Он не только... эм...  честнее, но и надежнее.  Использование рабского труда  нынче вещь больше стремная, чем дурь, под таковую хер чего только не подводят. Стукнет какой-то, что обманули, закабалили, насчитали долги– и, считай, шьешь робу себе уже…  Да и у меня свои принципы тоже есть, да… Даже если бы не было их – контролировать такие массы людей проще, когда они сами заинтересованы на тебя работать, знают, что получили на что подписывались и что без тебя  здесь загнутся. Выгоднее приковывать к себе общими интересами, а не цепями. – Собственно, если браться за это дело, то надо иметь четкий план. Как у вас, при коммуняках.  Заранее знать, сколько нужно трудяг в каждой партии, какой специальности, кто  и куда кто отправится по приезду…. Как в накладной, когда получаешь товар…  И, разумеется,  важно понимать, о каких суммах идет речь.  Для Торелли важно будет, как поделят  прибыль – а Майка в душе весьма интересовали и его личные выгоды. Ведь если дело  двинется «наверх» - то именно с его подачи, да и в строительные темы,  которые были здоровенным куском пирога, без них с Альтиери залезть будет нелегко. – А про связи ты прав, нам надо будет здорово постараться и их задействовать – причем не только в Сакраменто. Если затевать такое дело,  что будет невредно выйти и на Лос-Анджелес,  и на Сан-Франциско, и Сан-Хосе…   Рабочие руки всем нужны… И здесь мне вам надо будет устроить одну встречу…   Покатал сигару во рту, выжидательно глянул на Датчанина, ожидая его ответов.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-22 17:56:33)

+1

12

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Eight shots and not a single bullet