Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Правила съема


Правила съема

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Magdalena Rey Molina & Renato Barriano
Место: Обычная квартира в обычной высотке (дальше видно будет)
Погодные условия: Близится вечер. Погода на зависть врагам - безветренная и ясная. 25 мая 2015 года
О флештайме: Ренато решил обзавестись собственной берлогой. Осталось только выгодно снять... апартаменты.

http://s017.radikal.ru/i413/1505/1d/5347f17691f3.png

Отредактировано Renato Barriano (2015-06-04 22:27:51)

+1

2

вв

http://sg.uploads.ru/cTHwD.jpg

- А  больше я ничего не должна? -  По пустому коридору на предпоследнем этаже радиокомпании разнесся немного низкий хрипловатый голос, после чего повисла короткая пауза. – Ладно, ты уже просишь, - Никки, зажав трубку между ухом и плечом, бедром толкнула дверь и закрыла ее на замок, - это немного приятнее.
-Издевайся, - женский голос на том конце провода звучал подозрительно смиренно, - но тебе же не трудно, правда?
Магда сжала ключи в кулаке и, взяв телефон в ладонь, прошла мимо лифтов, завернула за угол и не спеша спустилась по лестнице.
- Мне – нет, но сказать заранее ты могла? У меня могли быть свои планы…
- Я знаю, что ты очень-очень устала после работы, но обещаю, что это недолго. Максимум полчаса… -
«Ну я не эти планы имела ввиду»
- Точно? – Рэй положила ключи от кабинета перед вахтером и, поймав свое отражение в зеркальной панели, поправила волосы, мысленно начав отсчет.
Один, два, три…
- Ну максимум час.
- Джесс! Шесть… Выходящие сотрудники не без интереса посмотрели  в сторону Магдалены, вынудив последнюю отвернуться лицом к стене и понизить тон, - если ты мне сейчас скажешь, что я … что мне придется сколько-то там еще и прождать – я тебе точно убью.
- Да нет, вроде, - Джессика явно приободрилась, получив негласное пока согласие родственницы, - мы договорились на начало восьмого.
- Начало, милая, понятие растяжимое, - Никки резко развернулась, изобразила на лице  милейшее выражение, когда мимо прошли боссы, и помахала рукой выходящему из здания звукорежиссеру, опустившись на стулья у входа и едва не выворачивая себе на колени содержимое своей сумочки в поисках ключей от машины.
- Но не так как тебе ты хотелось, - нараспев протянула Джессика, - ну же, не упрямься, мы с Шарлоттой будем тебе очень благодарны.
- Ага, и угостите сахарной косточкой из «ХеппиПетс», - отложив ключи в сторону, Никки запихнула все обратно, с тяжким вздохом поинтересовавшись, - напомни мне, почему я тебе помогаю?
- Потому что мы с тобой – лучшие подруги, а еще потому что я сестра второй жены твоего брата.
- Слабовато. – Нацепив на нос очки, девушка прошла на выход.
- А еще потому что ты меня любишь, и мы с Шарли приглашаем тебя в пятницу после эфира на пиццу. – Отчего-то Рэй была готова поспорить на десятку, что на лице Джессики сейчас блистает улыбка во все тридцать два.
- Ладно, уговорила, ради пиццы я готова показать твою лагучу, поиграв в крутого риэлтора, только ключи где?
- У вахтера, солнышко, - прощебетала Джесс, - я позвоню тебе чуть позже, - и отключилась.
- Еще минута и кто-то помчался бы показывать свою хибару сам, - приняd конверт из рук сотрудника, Магда обреченно поинтересовалась, - автограф где рисовать?

Вообще Шарлотта – это даже не человек, она бульдог, но Джессика ее настолько любит, что воспринимает как члена своей семьи и от других требует того же. Шарли, конечно же, существо премилое, весом под тридцать килограмм, с ярко-розовым ошейником оттенка а-ля «вырви глаз» со стразами Сваровски и именным жетоном. Но характер у живности не сахар, что каким-то чудесным образом отражается на частоте визитов к ветеринару, не то от того что жрет псина назло хозяйке что попало, не то  потому что туфли с пряжками вкуснее корма. Иначе расшаркивались бы обе красавицы сами перед своим квартиросъемщиком.
- Чистота, порядок, красота! – Оставив обувь на коврике у входа, Рэй прошлась по квартире и уселась с ногами на диван. – Домработницы творят чудеса, а я,  кажется, пришла рано.
Часы на DVD показывали 18.15. Усталость навалилась незаметно, а пухлая подушка так и мнила, чертовка, к себе.

  *Час спустя*

- Ты там спишь что ли? – Нетерпение подруги ощущалось даже на расстоянии, - Никки, он уже приходил? Что сказал? Квартира понравилась?
-  Кто приходил? Куда приходил? - Сонно пробормотав, Рэй кое-как разлепила веки, подскочила на диване, замотав головой из стороны в сторону, один в один копируя тон подруги, - Джесс ты совсем рехнулась уже так рано звонить!?
-  Мужчина!
- Какой мужчина? – Девушка взъерошила волосы, битых полминуты соображая, что происходит, - у тебя кто-то появился, а я не знаю?
- Не у меня появился, а к тебе сейчас придет! Никки, сосредоточься, я понимаю, что ты черти сколько на ногах, но сейчас придет мужчина, который наверняка захочет арендовать мою квартиру, и ты обещала мне помочь его уговорить.
Черт! Мысленно шлепнув себя по лбу, Магда поднялась  и потянулась, - а я все помню. Не было никого. Еще. И вообще, Джесс, не мешай мне пить кофе…
- Какой?
- Твой.
- У меня там нет кофе.
- Ну то есть чай
- И чая нет.
- Слушай, не отвлекай меня от работы, уйдет твой мужчина – перезвоню, все, пока! – Зашвырнув телефон в ближайшее кресло, Рэй удалилась на кухню. - Скупедяйка, ни чая, ни кофе - все пожалела! – Бормоча себе под нос, она хлопала дверцами шкафчиков, пока грелась вода в чайнике, - а нет, смотри-ка, растворимый. Еще и обманула – все у нее тут есть. Конечно, не бразильский, но тоже неплохо.

Кружка приятно грела ладонь, и даже запах  у напитка был вполне сносный, а дисплей высветил 19.18.
- Жду еще пятнадцать минут, допиваю кофе и ухожу. Да, Джонни? -  Под светом лампы в террариуме вокруг коряги обвился питон, молодой, еще не слишком длинный, но по всем предпосылкам обещающий стать  именно таким. – Надеюсь, что да, потому что мышей ловить я все равно не умею. А даже если бы….- Пространные размышления прервал тук в дверь.
И года не прошло!
- Открыто! – Никки  поставила кружку с кофе на стол и пошла навстречу вечернему гостю.
Полчаса. Если это будет дольше, пиццы будет две!

Отредактировано Magdalena Rey Molina (2015-06-02 23:18:16)

+1

3

Солнце таяло на розовеющем небе, как кусок сливочного масла, прячась в вате облаков, лениво дрейфующих где-то в недосягаемой высоте. Еще один прожитый день навсегда прощался с жителями надменного города, и медленно уходил, оставляя после себя целый ворох событий: встреч и расставаний, потерь и праздников, скорби и радости. Для кого-то он так и остался - невзрачным, как серая лента дорог, как та, по которой в эту минуту мчал черный «Ланд Крузер» спешно огибая центральные пробки, образовавшиеся в сердце города.  Ренато торопился; он и сам не знал, почему именно сегодня он решил соответствовать народному изречению, где говориться, что точность – вежливость королей. Встреча, на которую он так спешил – не была судьбоносной или срочной, но, тем не менее, педаль газа, словно по чьему-то негласному приказу – была выжата до упора. Стрелка спидометра дергалась в конвульсиях на отметке сто километров в час, внося хаос в степенное движение проплывающих мимо машин. Каждый лихой маневр, сопровождался сигнальными гудками клаксонов «подрезанных» автомобилей; то, что полиция не села на хвост, можно было приравнять к неимоверной удаче, но на видео-регистраторах городской автомагистрали – джип все же успел попасть в кадр. Что же, счета за превышение скорости – дело, в общем-то, обычное хоть и неприятное, но чего не сделаешь ради того, чтобы наконец-то обзавестись собственной крышей над головой. Выполнением этого ответственного задания, занимался помощник Ренато, по его мнению у того и голос был более приветлив, и внешний вид – не вызывал подозрений. Наверное, поэтому, он почти целый час бегал вокруг Барриано, пытаясь вылепить из гангстера  (чья одежда, прическа и глаза оставляли очень мало места для фантазий по поводу его рода занятий) если не Брэд Питта, то его отдаленную копию. Буйные вихри черных волос, были аккуратно подстрижены и уложены, щетина на лице так же потерпела «реконструкцию», а новая одежда и обувь соответствовали последним тенденциям моды. Незнакомый человек, которого Ренато увидел в отражении зеркала, мало чем напоминал угрюмого бандюгана, и даже сам Барриано с трудом узнавал в этом помолодевшем лет на десять мужчине – себя. Завершающим штрихом преображения, стала отполированная до блеска машина, которая лихо припарковалась возле высотного дома, расположенного в одном из спальных районов Сакраменто.
Высотка мало чем отличалась от своих городских собратьев и не поражала воображение архитектурными изысками. Сотни квартир, просторный холл на первом этаже с уютными диванчиками для посетителей, лифт с зеркальной панелью и приятной музыкой, скрашивающей перемещение по этажам; вот и весь нехитрый набор, за исключением спортзала, который размещался на цокольном этаже здания. Теперь не придется тратить драгоценное время на поездку в джим-клуб, который хоть и успел запасть в душу, но находился у черта на рогах.
Вот и дверь, возможно, его новой квартиры. Ренато слегка замялся, а затем уверенно постучал.
- Открыто!
Послышался мелодичный женский голос. Что же Ренато, чувствуй себя дома, но не забывай, что ты в гостях – напомнил он сам себе, распахивая дверь. Его никто не встретил, как это обычно полагалось в таких ситуациях, поэтому миссию гида  - Ренато возложил на собственные плечи. Квартира была похожа на апартаменты принцессы: шелковые обои, розовые занавесочки и рюши. Отдельное место в своем воображении он отвел мебели – винтажные кресла в прихожей из светлого дерева с позолоченными вензелями и красной обивкой. Не забыть бы прибить своего помощника по возвращении в клуб – еще одно мысленное напоминание к и без того громоздкому списку планов на сегодня. Ренато резко остановился и обернулся, почувствовав на себе чей-то взгляд. В дверном проеме стояла девушка, потирая заспанное личико, глядя на него с какой-то детской непосредственностью. Ренато замер на мгновение, глядя в ее большие, как омуты глаза; казалось, он что-то отчаянно пытается вспомнить. Не может быть. Чем дольше он смотрел на нее, тем отчетливее понимал, что видит ее не впервые.
- Ники!? – Ренато сделал шаг ей навстречу, но тут же в нерешительности отступил. Воспоминания вернули его на два года назад. Рим. Тогда, по какой-то невероятной случайности он попал на показ мод. Гламурные тряпки никогда не будоражили его воображение, а вот состоятельные бизнесмены, которые сопровождали в этот вечер своих жен и любовниц – были очень полезны для налаженного на Сицилии бизнеса. Ренато сидел в первом ряду со своим компаньоном, пытаясь наметить будущую «жертву», с которой предстояло стрясти нужную сумму. Глупо говорить, что в тот вечер все пошло наперекосяк, особенно после того, как по подиуму проплыла красивая девушка, облеченная во французские кружева. Ренато она запомнилась своим игривым настроем: улыбкой, которой она одаривала присутствующих, выразительный шаловливый взгляд - выгодно выделяли ее среди остальных девушек, которые демонстрировали наряды с каменным выражением лица. Естественно, что в тот вечер Ренато забыл и о бизнесе, и потенциальных спонсорах – все планы выветрились вместе с ее появлением на фуршете после дефиле. Остаток того вечера он помнит смутно, слишком много было выпито, сказано и сделано, зато в памяти остались последующие две недели, которые они провели вместе. А потом она уехала в Ниццу или еще бог весть куда, покорять новые вершины модельного бизнеса. Но мир оказался тесен, и сегодня, судьба снова свела их вместе.

Отредактировано Renato Barriano (2015-05-27 18:56:42)

+1

4

Независимо от того, как начался день, сложно сказать, чем все закончится. Одной минуты может оказаться недостаточно для принятия важного решения, но иногда одна секунда способна многое изменить.

Рэй слышала, как пришедший уже совсем по-хозяйски распахнул дверь и вошел внутрь. О человеке можно многое сказать по его походке. Одни ходят тихо, крадучись, едва ли не на цыпочках прокладывая себе дорогу вперед. Других отличает грузная поступь тяжелых шагов – слонячья походка людей, изможденных жизнью и уставших от ее бешеной гонки. Ну а третьи выделяются своей уверенностью – она чувствуется в шагах, ощущается в присутствии. Она словно невесомая аура, плавно распространяющая в пространстве и оседающая на коже. Она говорит лучше всяких слов, молниеносно проникая в поры, заставляя теряться в догадках – кто стоит там в нескольких метрах позади?

Лежащий в кресле мобильник снова настойчиво завибрировал, переключая внимание блондинки на себя – на дисплее высветилось фото Джессики в обнимку с француженкой Шарли*.
- Не сейчас! – На выдохе, шумно и тяжело она процедила слова сквозь зубы себе под нос, абсолютно уверенная, что ушей ее вечернего посетителя они не коснутся. Никки накрыла телефон  пухлой подушкой с золотыми кисточками по углам и ускорила шаг. Странное предчувствие понесло ее к двери – легкий мандраж, нетерпение и … восторг? Обычно Магдалена испытывала нечто подобное перед грандиозным эфиром, на который приглашена какая-то знаменитость, ей, Николь, лично очень симпатичная. В такие минуты в голове роились сотни  вопросов, которые она планировала обрушить на свою «жертву» - планы на будущее, перспективы развития карьеры, релизы, клипы, съемки, концерты. Но сейчас не было ни громкой звезды, ни эфира, ни интервью. Была только пустая квартиры, она и он. Рэй  стряхнула с себя остатки сна, смахнув со щек частички осыпавшейся туши и привычным жестом взлохматила волосы на макушке, отчего прическа приобрела какой-то растрепанный небрежный вид.
Чем ближе к двери, тем ощутимей становилось состояние – теперь нетерпение перемежалось со страхом. А вдруг не выйдет, вдруг не получится? Трещать без умолку в микрофон и, разливаясь соловьем, обрисовывать достоинства обычно квартиры перед настоящим живым человеком не одно и то же. Это было в новинку и немного боязно – в первый раз всегда так, страшно, но потом привыкаешь: делать, когда совсем не хочется; идти вперед, когда единственное желание -  упасть и не двигаться; улыбаться, даже если совсем невесело…

Взгляд застыл на мужской спине, чей хозяин в тот момент был занят осмотром прихожей. На короткий миг возникшее дежавю исчезло так же быстро, как и появилось.
- Бред какой-то! – Магда рассеянно улыбнулась, сама не понимая какого черта ей вспомнился темноволосый итальянец из давнего, но незабытого прошлого. Обычный летний роман,  без претензий на любовь и перспектив на продолжение, где каждый получил то, что хотел.  Эмоции – страсть, очарование – перегоревшие тогда быстрее чем возникли. Николь хотела красивой сказки, пусть иллюзорной, но все-таки...  А Джессика хочет решить свои проблемы. Мысли о подруге вернули Рэй в «сегодня».
Мужчина, несомненно, искал себе подходящее жилье, но представить его, большого и сильного, в этом розовом «великолепии» получалось с трудом. Даже мысленно это выглядело как звонкая оплеуха его мужественности, если бы не одно но – Никки уже хотела сказать, что всю мебель можно заменить той, что сейчас пылится в гараже у Ника, когда пришедший, словно ощутив на себе ее пытливый взгляд, обернулся.

Она снова провалилась в Рим, как и тогда с первых секунд зрительного контакта по коже поползли мурашки. Тонкая рука неосознанно влетела вверх, но в поисках опоры ладонь нашла лишь угол стены. Улыбка на лице стала механической, пока сознание что есть силы вопило:
«Не может быть!!!!»
Сердце ухнуло в груди, пропустило удар и грохнулось в пятки. Как на испорченном лифте Никки отнесло опять под палящие лучи летнего зноя, где много лет назад было хорошо и спокойно.
Думала ли Магда, что снова когда-нибудь встретит своего страстного любовника? Нет.
Допускала ли такую мысль? Возможно. Но не сегодня, никак не в этот вечер. Не сейчас!

- Ники!? – Она смотрит на него ошарашено, округлившимися от изумления глазами, жадно ловя каждый шаг, каждый жест и отступает на шаг назад, словно приглашая Ренато идти за собой. Ведь он для этого пришел – смотреть.

Внезапно ощутила себя слабой, маленькой нашкодившей девочкой, которую поймали на месте преступления. У нее был секрет, приятный и личный.  А теперь он общий, воплощенный в мужскую фигуру,  стоит и смотрит на нее, так же изумленно и недоверчиво.
С тихим смешком выдыхает, всплескивая руками в жесте «да,  это я», стараясь спрятать всколыхнувшиеся воспоминания под искусственной улыбкой -  к такому сюрпризу Рэй была не готова.

- Еще с утра меня называли именно так, - еще шаг назад, и рука уже более плавно приглашает пройти в гостиную, - но ты можешь звать меня Магдалена. – Профессионализм заставляет голос звучать ровно, но слова то сбиваются в кучу, то оставляют между собой длинные паузы – нервы. – Если тебе так больше нравится.
И снова пауза, тягучая и тяжелая.
- Ну... приступим?
_____
*- французский бульдог

Отредактировано Magdalena Rey Molina (2015-06-03 13:04:58)

+1

5

В его глазах лишь безмятежное спокойствие, холодное, как скандинавский ветер, струящийся где-то по горным хребтам и сгоняющий снежную пыль с отвесных склонов. А еще говорят, что глаза зеркало души. Наивные люди! То, что творилось на душе у гангстера, если таковая имелась, было сложно описать словами. Если бы это была картина художника, то он нарисовал бы ее красными тонами. Маки – огненные всполохи, с драматично-черными ресницами-пестиками и желтыми вкраплениями на их кончике. Кровавый закат угасающего солнца где-то у самой кромки розовеющего океана. Костер, горящий посреди холодной зимы, к которому хочется подойти и согреть озябшие от мороза руки.
Его губы тронула тень улыбки, когда он заметил, что ей стало неловко от столь неожиданной встречи. Женщины… Он неплохо научился предсказывать их чувства и эмоции, умело читая язык жестов и мимику. Сейчас он мог сказать лишь одно – она его не забыла, а возможно и вспоминала время от времени сидя поздним вечером у барной стойки и потягивая экзотический коктейль или утром – в спешке выпивая чашку обжигающего кофе перед выходом. Вспоминал ли он ее? Безусловно. Рисовал ее в мыслях теми самыми огненными маками, умирающим закатом и воскресающим костром, но прошло время, и все цветные картинки выцвели, как ситец на солнце. Глядя на нее сейчас, он не испытывал ничего, кроме удивления; даже воспоминания о ней – были блеклыми, как роза, засушенная между книжными страницами.
- Мне никогда не нравилось это имя. Если ты не забыла, - он подошел к ней в плотную и заправил за ухо выбившуюся прядь оттенка цветочного меда – Выглядишь потрясающе. Твоя квартира? – Ренато с интересом разглядывал внутреннее убранство комнат, выстраивая в голове образ той, которую так и не успел узнать за две недели, пролетевшие скоротечно и незаметно под знойным небом Италии. Тогда Ренато не задумывался над сроками, не задавался вопросами, не допускал ненужных и обязывающих мыслей, не строил планов на ее счет. Боги, он даже не знал ее фамилии... ничего о ней, равно, как и она о нем. Все, что было нужным и важным для него в тот момент – ее присутствие. Она, как ночной мотылек, летела на свет его пламени, а может, он на ее. Хотя какая к черту разница, главное, что сгорели оба, оставив после себя лишь пепел.
Неторопливыми шагами, он следовал за ней, фокусируя свое внимание на безделушках, украшающих кофейный столик, атласных подушках, с шелковыми кистями свисающих с краев, цветных вырезках, из модных журналов, вставленных в причудливые рамки. Лишь время от времени, он снова и снова скользил взглядом по стройной фигуре и длинным ногам своей спутницы, которая легкой походкой шла впереди него, исполняя обязанности гида.
- Тебя не пугает такое соседство? – Ренато щелкнул пальцем по стеклу террариума, в котором, свернувшись калачиком, дремал питон, греясь под теплом, излучающим электрической лампой, - Мне нравится эта квартира, - сказал он неожиданно даже для себя. Возможно, такая скоропалительность еще аукнется ему, но думать о последствиях сейчас хотелось меньше всего. Что-то подтолкнуло сказать его эти слова, и Ренато впервые в жизни не стал сопротивляться внутреннему голосу, – Где договор? - с этими словами он рухнул на кукольный диванчик, взял чашку кофе с журнального столика и сделал большой глоток.
- Холодный, - констатировал он, морщась и отставляя кружку в сторону – Итак, я бы хотел ознакомиться с условиями контракта, а потом, можем сходить куда-нибудь, если ты не против. Отметим мое новоселье, – поймав ее за руку, Ренато с присущим ему нахальством притянул девушку к дивану, заставляя упасть к себе на колени. Нескромный поступок нес в себе скорее дружеские нотки, нежели что-то интимное. Может, они не стали близкими за те две недели, но и чужими друг для друга их уже сложно было назвать.
- Куда бы ты хотела сходить? Ночной клуб, ресторан, паб? – спросил он с хрипотцой, обнимая ее за талию. Возможно, что она сейчас мило откажется, краснея от смущения или вовсе зазвездит ему по хлебалу, какая к чертям разница, особенно сейчас, когда его руки вновь ощутили под собой тот сводящий с ума атлас гладкой кожи и дразнящий запах ее тела – напоминающий зелье из колдовского котла. Такое же, как в тот самый вечер.

Отредактировано Renato Barriano (2015-06-10 18:33:34)

+1

6

[в архив]: игры нет больше месяца

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Правила съема