vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все дороги ведут в Рим


Все дороги ведут в Рим

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

Рим, Италия
год 2013, июль месяц

http://joxi.ru/eAO5KpqIK13wmo.png


днем +28°С, ночью +19°С, температура воды +25°С.

[float=right]  http://sa.uploads.ru/bdFBo.png [/float][float=left]  http://sa.uploads.ru/bdFBo.png [/float]Отпуск в Европе. Эва, по своей аванюристской натуре, услышала о мифическом сокровище, затерянном в руинах древней цивилизации. Исходя из исследовательских побуждений решила его найти. Находясь в отеле в Италии , она знакомится с тем, кто знает о сокровищах и ненавязчиво выспрашивает о них, выдавая себя за кого-то другого. А тут Герти мимо проходила... Вернее, Герти она потащила за собой, под предлогом, что те неделю будут валяться на пляжУ и делать ничего.
Участники: Eva Berger, Gertrude Auer

Отредактировано Gertrude Auer (2015-05-28 14:39:31)

+1

2

Внешний вид

http://sh.uploads.ru/qZMsC.jpg


Она была уверена, что Герти её за это не похвалит. Но гнева этой милой пигалицы в любом случае избежать не удастся, а добавить что-то новое, более ёмкое и содержательное к уже сказанному ранее Ауер вряд ли сможет.
Шёл второй день отпуска в Италии. Очаровательный город, превосходная погода, море развлечений – как культурных, так и не очень. Казалось бы – что ещё нужно? Каждый всегда найдёт, чем дополнить картину идеального отдыха. Герти, например, предпочла бы спокойствие, а не разгульные вечера и громкие ночи. А вот Эва, в свою очередь, интересовалась вещами куда менее прозаичными, чем алкоголь, танцы и мужчины. Этого всего и в Сакраменто навалом. А древних сокровищ и утерянных реликвий в Калифорнии днём с огнём не сыщешь. Единственное, что выпадало на долю жителей солнечного штата – это немного слухов о том, где можно отыскать приключения. И если правильно понять, правильно этими слухами воспользоваться…
Примерно такая схема и привела её в Рим.
Второй чулок был прикреплён к поясу. Коктейльное платье легко скользнуло по коже, идеально садясь по фигуре. Просить застегнуть, к сожалению, некого, да она и сама справится. Рука потянула вверх змейку, и замерла на полпути. Брюнетка с сомнением взглянула на дверь – всё же, она чувствовала себя виноватой в том, что вытащила подругу в другую страну, а сама уже второй день пропадает явно не местных музеях. Возможно, стоит убедить Герти присоединиться к ней? Вряд ли, конечно, той будет приятен окружающий «гламур», все эти великосветсткие сплетни и искусственный смех. Она и сама идёт туда по делу. Идеальным вариантом было бы узнать, кто из хороших знакомых сейчас здесь – всё же, самый сезон отпусков, возможно, кто-то и будет – и обговорить с ними культурную программу для Гертруды. А сама Эва будет присоединяться к ними время от времени… чтобы создать себе алиби.
Эва покачала головой, всё же застегнув платье до конца, и обувая туфли на высокой шпильке. Лучше поговорить с Ауер завтра. Когда она будет знать хотя бы примерный план своих действий, и уже сможет что-то обещать, не боясь в будущем не выполнить обещанное. А пока ей предстоит вечер в компании слащавых лицемеров, и, для лучшего эффекта, неплохо бы прикинуться одной из них. Подхватив с постели небольшой клатч, Эва вышла из номера, не забыв запереть дверь.
Проходить мимо номера подруги было настоящим испытанием для совести. И разум проиграл этой грызущей суке подчистую.
- Герти?
Постучав в дверь, и точно зная, что на стук ей не ответят, Эва решила прибегнуть к куда более действенному методу:
- О Великая Гера, не соизволите ли вы снизойти к поданным своим, и почтить долгожданным присутствием их вакханалию?
Иногда даже такая грубая лесть вполне помогала. В конце-концов, не так уж и сильно Эва провинилась в этот раз. Подруга всегда знала о её неугомонной натуре, так что просто не могла поверить в её «просто спокойно и мирно отдохнём». Да когда такое было в последний раз?..
Видимо, Гертруда считала иначе, так как дверь Эве не открыли, и вообще из номера не слышно было никаких движений.
- Герти, правда, пойдём со мной. Тебе наверняка будет скучно, но не так сильно, как если ты сейчас останешься в номере.
Если  и ждать ответ, то не больше минуты. Стоит дать девушке немного времени, чтобы перестать дуться и оценить перспективы. Не откроет – значит, точно решила послать Эву с её гадючником куда подальше.

+1

3

Это был только второй день в Италии, а Гертруда уже была готова собирать свой чемодан и лететь домой, в родной Сакраменто и больше никогда не высовываться из своего родного города. А все потому, что вчера ее угораздило в полдень заснуть на пляже, не намазавшись кремом от загара. У бедняжки Ауер было такое чувство, что ее спину и плечи окунули в адское варево и держали там минут пять, пока те не покрылись хрустящей корочкой. Как же здорово, что Герда - любительница спать на спине! Иначе бы запеклись не спина и плечи, а мордашка.
Адские муки начались ночью, где-то ближе к рассвету. Она проснулась от адской боли и все, что смогла придумать - это прикладывать холодное мокрое полотенце к спине и ходить с ним, повязанным, как плащ супермена. Каждые пятнадцать минут его растрясти, чтобы охладить, опять повязать и блаженно вздыхать, когда становилось немного легче.
А кто был во всем этом виноват? Конечно же, Эва! Это по ее милости Герти тут оказалась. Это по ее милости она пошла вчера на пляж! Где ее теперь носило знал разве что сам черт, ибо наверняка он сам и составил ей компанию. И вот, вечером она соизволила объявиться на пороге. В тот самый момент, когда Ауер, обессиленная и подавленная лежала на кровати, уткнувшись носом в подушку. Она ясно слышала, как ее звала Эва. Этот голосок она не спутает ни с чем - за столько лет знакомства Герда узнает не то, что ее голос, а ее кашель, зевок и, наверное, даже шаги.
- Я тут, - говорит она в подушку, будучи уверенной, что никто ее не услышит и ее слова полностью поглотить подушка. Никого не хотелось видеть. И еще больше не хотелось, чтобы в таком состоянии видели ее. Но глупо было надеяться, что Эва прям так сразу развернется и уйдет. Эва тоже отлично ее знала и ей были знакомы все хитрости, к каким стоит прибегать, чтобы ее задобрить. Сначала задобрить, а потом добить.
А что Герда? Герда упрямо сопела в подушку, не желая сдвинуться с места. Прикинулась трупиком и ждет, когда же Эва решит, что ее в номере нету и она развлекается где-то на берегу моря. Лежит себе на кровати и удивляется - где это она прокололась, что та знает о том, что она в номере и никуда не ушла?
Крепость пала. Сжалилась Герда над подругой и пошла открывать двери. Шагала тихонечко, на цыпочках, не делая резких и лишних движений. Полотенце осталось лежать на кровати, потому что даже оно уже не спасало от неприятных ощущений. Волосы завязаны в высокий хвост - самая нелюбимая прическа Гертруды. Из одежды - легкая ночная сорочка, которая еле-еле касается обожженной кожи.
Подошла к двери, вдохнула, выдохнула. Может, не стоит все-таки открывать дверь? Стоит, решила она. Хотя бы за тем, чтобы было, кому пожаловаться на свою плохую подругу Эву. Повернула замочек и медленно открыла двери. Сначала не полностью, а только чтобы высунуть замученную мордашку.
- Не ржать и не касаться меня, договорились? - попросила она и только тогда открыла двери нормально, пропуская подругу в комнату. - Я ненавижу Рим. Я ненавижу Италию. Ненавижу солнце.
Хотелось еще сказать, что ненавидит саму Эву, но это было бы совсем неправда.

+1

4

- Надо было принести пончики перемирия, да? – предположила брюнетка, входя в открывшуюся ей дверь. А потом внимательно вгляделась в недовольное лицо подруги, и тут же исправилась: - Торт перемирия. Очень-очень большой торт перемирия.
И можно ещё пиццу перемирия в качестве последнего аргумента. Это не тот случай, когда срабатывают белые флаги. Белый флаг, при желании, можно обернуть вокруг шеи, и хорошенько затянуть. А вот едой, в большинстве случаев, никто разбрасываться не будет. Хотя, стоит признать, что сама Эва, в приступе очень сильной злости, вполне способна надеть торт на голову тому, кто его принёс. Но здесь была не крайняя точка кипения, так что вполне могло сработать.
- Как себя чувствуешь?
Глупый вопрос, конечно, но надо же с чего начинать. Оглянувшись в поисках выключателя, Эва быстро отбросила эту идею, решив, что не стоит лишний раз раздражать Гертруду.
Если бы они были в диснеевском мультике, то чувство вины в виде огромной кувалды свалилось бы ей на голову. А сверху, придавило огромной бетонной плитой.
Впрочем, вина Эва тут только в том, что она пропадала где-то по своим делам, на пляж Ауер попёрлась совершенно добровольно. И даже если бы Бергер осталась с ней – скорее всего, дорогая подруга и её утащила бы к морю У неё просто удивительный дар убеждения. Однако, в таком случае, наверное, всё не закончилось бы столь плачевно.
Брюнетка прикрыла дверь, и села в ближайшее кресло. Разговор будет недолгим, но содержательным.
- Как ты смотришь на то, чтобы вытащить свою задницу из номера?
У неё приглашение +1, так что всё просто идеально. И пусть Эва не говорила тому, кто её пригласил, что она будет с подругой – он вполне сможет это пережить. Главное здесь – усадить Герти в неприметное место, окружить безопасными пустословами, и чтобы те, в чьей власти доставить неприятности, не обращали на девушку внимание. В принципе, ничего сложного.
- Один из крупных итальянских деятелей устраивает сегодня вечеринку. Закрытая, гостей ожидается немного, и те по пригласительным. Будешь моей +1, - Эва улыбалась, ожидая, что ей сейчас скажут: пошлют со своими идеями, и никуда не пойдут, или снова пошлют с глупыми идеями, но пойдут собираться?
- Предупреждаю сразу - это скука. Однако, классическая музыка и холодное шампанское для тебя сейчас будет лучше, чем толпа в клубе и виски с колой.
Ну или ром. Не суть важно.
- И, если всё же согласишься пойти… - Эва отвела взгляд, искренне надеясь, что подруга её не придушит. – Не забудь, пожалуйста, что сегодня вечером меня зовут Виктория.
Здесь ничего не сделаешь. Гертруда прекрасно знала, что из себя представляет Эва. Привыкла уж, наверное…
- И я обещаю всё объяснить, - поспешно добавила брюнетка, пока Ауер не успела что-то сказать. - Если всё получится, - добавила она немного тише. – И за платье тоже не переживай – подберём что-нибудь лёгкое, чтобы не сильно касалось кожи.
Если у подруги с собой не найдётся – у неё точно было что-то подобное.
- Так что, Герти? Ты со мной?
Да, Герти, твой выбор? Ввязаться в очередную авантюру, или остаться в номере?

+1

5

Эва знала, как заставить Герду улыбнуться. И если после пончиков перемирия у Герды только дернулся уголок губ, то просле торта перемирия она уже сдержанно улыбалась подруге, когда та проходила в комнату.
Гертруда аккуратно, как старуха с радикулитом, садится на кровать, чтобы сорочка не давила на обожженную кожу. Оперлась руками о край кровати и сосредоточенно смотрела на Эву. Ловила каждое ее слово, чтобы отвлечься от дикой покалывающей боли в плечах, на том месте, где были бретельки сорочки.
- Отвратно чувствую. Представляешь, приехала я, значит, в Италию, а меня моя подруга бросила! - Сама не поняла, в шутку или всерьез сказала? Обижена была серьезно, но обвинять в неудачном загаре Эву было, мягко говоря, не правильно. Это у Герды ума палата - загорать без крема и заснуть на солнце в полдень. - В общем, я вчера заснула в полдень. На пляже. И... вот. - Герда поворачивается медленно, без лишних движений, спиной к посетительнице и тычет пальцем себе за спину, показывая свой новый красный панцирь. - Всю ночь с полотенцем за спиной бегала по номеру. Как супермен.
Жаловаться Герда не особо любила. Но перед Эвой можно, ведь она знает рыжую, как облупленную.
- Осторожно смотрю, но, наверное, положительно, а что? - Спрашивает Герда и пересаживется на кровати чуть ближе к Эве. Ей стало интересно - что такого должно было случиться, чтобы ее, наконец-таки, под конец второго дня позвали с собой? Любопытно прищурила глазки и наклонила голову набок. Идея посетить какую-то вечеринку какого-то итальяшки была заманчивой, надо сказать. И мордашка Герды точно выдавала ее заинтересованность. Делать вид, что она смертельно обижена и ждать, чтобы ее уговаривали? Ну, можно, но зачем тратить время? Юная Ауер позволила себе с сомнением посмотреть на Эву, чтобы прям так легко не сдаваться.
- Чем тебе не угодили классическая музыка и шампанское? - поинтересовалась Ауер, не отвечая сразу на поставленный вопрос. Нужно было потянуть время и пощекотать терпение подруги. - Знаешь, если там выпивка не обязательна, то звучит очень даже не плохо. Как думаешь, есть шанс, что там будет большой-большой халявный торт перемирия? - причудливо изогнула бровь, уже собираясь вставать. И встала, подошла к своему шкафу, где висели немногочисленные наряды, что она удосужилась привезти в Рим. Открыла его и поняла, что скудненький выбор. Обернулась на Эву, чтобы заценить ее наряд и внешний вид в целом. Эва выглядела безупречно. Впрочем, как обычно, вкус у нее был отменным всегда.
- Хьюстон, у нас проблемы. Мне нечего надеть, - она достает из шкафа платье, которое было просто пляжным и никак не подходило для какого-то крутого вечера-приема с классической музыкой. Бросила платье на кровать, полезла за следующим. И то тоже было как-то не особо в тему, потому отправилось на кровать к первому.
- Эээ, в общем, спаси. Я хочу с тобой пойти, не могу больше торчать в этих четырех стенах, - отступила на шаг к шкафу, показывая свои привезенные вещи Эве. Она хитропопая, она сообразит.

+1

6

- Ты можешь держать в руках бокал в качестве аксессуара, - Эва фыркнула, прекрасно зная отношения подруги к алкоголю. – Торт, возможно, будет, но я бы на это не очень рассчитывала – скорее всего, ограничатся классическими закусками. Но что мешает нам организовать себе торт по пути обратно?
Интересно, работают ли где-нибудь в Италии магазины в четыре или пять часов утра? И возможно ли там достать приличный торт?
- Без проблем! – Эва достала из клатча ключ от номера, и на удивительной для женщины на высоких шпильках скорости помчалась туда. Белый клатч, в тон платью, в свою очередь остался лежать на маленьком журнальном столике в номере Гертруды.
Времени оставалось немного: за какие-то полчаса ей нужно было успеть собрать подругу, и доехать к месту назначения. В принципе, ничего невыполнимого. Тому Крузу в одном из его фильмов повезло куда меньше…
Конечно, можно было съездить в магазин за новым платьем. Но для подруги сейчас примерки будут пыткой - а пока подберёшь то, что нравится, можно перемерить не одно платье. И, к тому же, у них осталось не так много времени - Эва, по своим личным причинам, хотела бы попасть на вечер к началу.
Все платья подверглись беглому, но всё же придирчивому осмотру. Требовалось такое, чтобы не было в обтяжку, так как это будет больно для кожи, но и не оставляло спину открытой, так как вряд ли Герти порадует выставленная напоказ краснота. Сильно прозрачное тоже не стоит, ибо Гертруда вряд ли вообще такое оценит. Спустя несколько минут, она всё же отобрала для подруги три варианта, отвечающие заданным критериям (стоит заметить, что Эва, всё-таки, тоже не брала с собой в Рим сразу весь гардероб), Бергер всё на той же скорости рванула в номер рыжей вредины. Не забыв, однако, запереть дверь своего номера. Во избежание, так сказать.
- Выбирай, - словно ураган локального масштаба, Эва ворвалась в номер подруги, на ходу разложив на кровати три платья, и выжидательно уставившись на оную. Герти, конечно, немного ниже Эвы, ну да и платья, к счастью, не в пол, а комплекция у них не сильно отличается.
- У тебя выбор между тёмно-синим, серым, и голубым. Выбирай, какое нравится, собирайся, и пойдём. А я пока подожду тебя на балконе.
Забрав со столика забытый ранее клатч, Эва выползла на небольшой балкончик. Присесть было некуда, ну да и не важно это. Привычно закурив, девушка облокотилась на перилла, и с наслаждением вдохнула тёплый вечерний воздух. Уже почти стемнело, и только вдалеке, за горизонтом, ещё сияли красноватые всполохи заката. На небе горели звёзды, кожу обдувал лёгкий ветерок – именно то, что нужно после жаркого дня.
По соседству, кстати, находится её, Эвы, балкон. И там даже было плетёное кресло, а на столике рядом с ним стояла большая пепельница из тёмного стекла.
Не заморачиваясь особо на причины такого различия (может, Герти сама утащила кресло в номер – столик-то стоит, точно такой же, причём), Бергер посмотрела на свой балкон, словно желая убедиться, что всё правильно помнит. И тут же застыла.
Она проверяла все окна и двери перед первым своим уходом этим вечером. И она точно помнит, что не оставляла балконную дверь приоткрытой.

+1

7

Может, Эва не хотела, чтобы Гертруда за ней увязалась на самом-то деле? Просто позвала на скучнейший вечер, от которого та наверняка откажется, чтобы совесть была чиста? Хорошая мысля приходит опосля. Теперь, после данного согласия думать об этом было поздно. И все же, от неприятного чувства, что Герда навязалась, Эва ее избавила быстро.
Такой энтузиазм от подруги исходил редко, но метко. Быстро выбежала из комнаты, причем вообще ни капельки не паникуя, а с таким видом, будто у нее там где-то в шкафу точно было платье, приготовленное для таких случаев.
А сама Герда времени тоже зря не теряла. Посмотрела на себя в зеркало и удивилась, как ее подруга узнала? Из-за мокрого полотенца рыжая была похожа на барашка. Длинные волосы от влаги свернулись в овечьи завитки и сильно спутались на затылке. Не долго думая, Герда шмыгнула в ванную и закрылась там. Закрывать дверь в номер было, как ей показалось, лишним, ведь у Эвы ключика-то не было. Да и не видела она, чтобы тут по гостинице кто-то сильно швендался.
В общем, холодный душ был принят минуты за две, ведь на намыливание тушки время тратить не пришлось - больно было даже от того, что капли воды били по коже, а само мытье рыжей копны волос занимает не так уж много времени. Другое дело - как это сушить? Смотрит в зеркало, вытирает волосы, чтобы сушка прошла быстрее и, как ей показалось, услышала какой-то стук. Выглянула из-за двери и даже рот открыла, чтобы сказать что-то Эве - ведь кто, если не она шумит где-то на горизонте? А на горизонте никого не было.
Юная Ауер только полотенце, в которое была сейчас завернута, посильнее на себя натянула. Все же, списала шум на "показалось" и продолжила вытирать волосы, пока настоящая Эва, а не ее призрак, вошла в комнату.
Да не с пустыми руками, а с гостинцами!
- Вот это да, - произносит она, выползая из душа. - У тебя же чемодан был не больше моего. Откуда столько?
Потянулась ручками к платьям, чтобы потрогать ткань. Нежненько, красивенько.
- Ты знала, что я сгорю и мне понадобится подобное? - хихикнула Герда, уже подметив голубое платьице. Оставила его лежать на кровати, пока выбирала в шкафу остальные вещицы женского гардероба. На уход Эвы на балкон только кинула неразборчивое "ага". Навела марафет довольно-таки быстро, ибо волосы в Италии сохнут сами по себе неплохо, а если им еще помочь феном...
- Эва? - спрашивает Герда, отодвигая легкую занавеску, что висела у двери на балкон. - А как туда краситься-то? Смотри, что получилось, - наконец-то распуталась в занавески и смогла предстать перед Эвой почти во всей красе. Но стоило ей поднять глаза, как узрела она, что Эва где-то летает. Смотрит на свой балкончик, задумавшись, хмурится.
- Что такое? Эй, Эва, - Герти тыкнула в подругу пальчиком, обращая на себя внимание. - Что ты там курила, что тебя так... - говорит и осматривается в поисках пачки сигарет. Кажется, Эва не из тех, кто ищет легкие пути к удовольствию. Встала рядом, и тоже смотрит примерно туда же, куда подруга. - Так что там?

Отредактировано Gertrude Auer (2015-05-30 00:55:53)

+1

8

Она так сильно задумалась, что не заметила ни истлевшей сигареты, ни даже появления на блакончике подруги. Та была ещё не одета, но волосы на голове были почти уложены в причёску.
- Всё в порядке, Гера.
Ну же, посмотри на меня! Внимательнее! Ты этот тон знаешь уже не первый год, и почти всегда он сулил нам обеим шикарные неприятности.

- Кажется, я не до конца захлопнула дверь на балкон, вот она и открылась сквозняком, - как можно увереннее произнесла девушка, улыбаясь подруге – вдруг этот самый сквозняк слышит их разговор?
Да три ха-ха два раза. Когда такое было вообще? Может и было когда-то, но сейчас уж точно не та ситуация.
- Пойдём быстрее, не хочу опаздывать.
Клатч – в правую руку, левой рукой подталкивать Герти к выходу, не оглядываться, и, самое главное – чтобы это не выглядело поспешным бегством. Они просто собираются на вечеринку в очень быстром темпе. Остаётся надеяться, что «сквозняк» не слышал, как Ауер называла её настоящим именем. Впрочем, рано паниковать – она даже не знает, кем может быть этот ветреный и совершенно точно нежданный гость.
Зайдя в помещение, девушка бросила многострадальный клатч на столик. Паниковать нельзя, у неё сегодня ещё дела. Отступать уже поздно.
- Одевайся, - сказала Бергер подруге, плотно закрывая дверь на балкон, проверяя замок, и резким движением задёргивая занавески. – Как соберёшься, я вызову такси.
Плавно опустившись в кресло, Эва думала о том, кто мог оказаться её неожиданным визитёром. И, самое главное – что ему могло понадобиться в её номере? Если проникновение в номер связано с тем делом, в которое она ввязалась, значит, кто-то что-то хотел найти именно среди её вещей. Документы у девушки с собой, а то, что ей нужно, Бергер ещё не получила. Собственно, именно за этим она и идёт сегодня на вечеринку.
Если всё так серьёзно… В голове Эвы мелькнула мысль оставить Гертруду дома, но тут же была отброшена – мало ли, куда решит зайти «сквозняк» на обратном пути, и что конкретно придёт ему в голову. Так что Ауер в любом случае будет безопасней находиться рядом с подругой. Чокнутой на всю голову подругой – уточнила бы рыжая, если бы её, конечно же, спрашивали.
- Ты готова? – девушка выплыла из своих мыслей, оглядевшись по сторонам. – Я вызываю такси.
Пока оно приедет, Герти как раз завершит последние штрихи, и можно будет отправиться покорять Рим.
Номер где-то был записан в справочнике… Отлично.
Уже через минуту ей обещали в скором времени прибыть на место. На секунду задержавшись взглядом на двери, Эва вновь посмотрела на подругу, и спросила:
- Если я сейчас выйду, и подожду тебя на улице, ты обещаешь мне, что доберёшься без происшествий?..
Стоп. Нет. Нельзя сейчас разделяться. Обещать Гертруда может, что угодно, но в данный момент «происшествия» могут зависеть и от посторонних факторов.
- Забудь. Заканчивай собираться, такси скоро будет.

0

9

Может все и правда было в порядке, но только не с самой Эвой. Мордашка у нее была не то, чтобы как лимон проглотила, но тоже не особо радостная. И сквозняк, открывший дверь ее балкона тут был не при чем. И все же, раз уж та так противилась расспросам, то так и быть, подождет и попозже удовлетворит свое любопытство.
- Ну смотри, а то у тебя такое лицо было, как будто ты дома что-то важное забыла, - говорит Гертруда и разворачивается, чтобы уйти с балкончика. Хотела было рыжая сказать, что Эва будто призрака увидела, но прикусила язык прежде, чем слова вырвались наружу. Глупое какое-то предположение, подруга бы явно не обрадовалась такому. Она вообще порой склонна с параноидальным идеям, знаете ли.
- Да я не могу быстро собраться, если нужно одеть что-то не джинсовое, ты же знаешь, - мелкими и быстрыми шажочками Гертруда подбегает к столику возле кровати, где лежал бархатный мешочек с немногочисленными скромными украшениями. Мама настояла, чтобы та их взяла на случай, если придется показываться на людях. Достала оттуда серебряные сережки-капельки из какого-то не шибко дорогого камушка. Зато смотрится довольно-таки неплохо, особенно в ушах Гертруды, прикрытые копной волос. И куда это Эва так торопилась? Не на свидание же - иначе зачем с собой тащить подругу? Бросила взгляд на ту, осторожный такой, втихую. Эва выглядела не растерянной, но немного не в себе.
- Не готова я, хватит меня торопить! - произносит она и из рук падает тоненький серебряный браслет, который Герда уже минуты две пытается застегнуть одной рукой. И просить Эву то ли стыдно, то ли неуместно. Подняла цепочку, плюнула на это дело и вернула цепочку обратно в мешочек. На шею тоже вешать ничего не стала - лишние прикосновения металла к обожженной шее будут только лишний раз нервировать и бесить малышку Ауер.
Оставалась самая малость - причесаться окончательно и найти туфли на каблуке повыше, чтобы не сильно уступать в росте Эве.
- Да чего ты так нервничаешь, я не понимаю. Девушкам свойственно опаздывать на все мероприятия. Что в Америке, что в Италии - женщина остается женщиной и никто не ждет, что она придет вовремя. Вдохну глубже...
На самом-то деле Герда сама не любила опаздывать, но нужно было как-то заболтать подругу, чтобы та поменьше себя накручивала.
- Ничего не обещаю, но постараюсь, - произносит Герда и в конце фразы послышался какой-то грохот за окном. Она поворачивает голову на шум и чувствует, как на шее, где появились складки на коже, начинает покалывать. Герда морщится, но особо значения шуму не придает - наверняка какие-то туристы из восточной Европы.
- Сейчас, я только найду те высоченные босоножки... - Садится на корточки, чтобы заглянуть в шкафчик для обуви. Видит там босоножки, но те каким-то образом оказались слишком далеко. Наверное, не стоило ей по полу ползать в чужом платье, но что еще оставалось делать? - Там ведь не нужно будет танцевать, да? Потому что танцы я в них не выдержу, - держит в руках босоножки за тонкие лямки и смотрит на них с подозрением. Затем садится на кровать, задрав платье так, чтобы не наделать на нем складок и медленно обувается. Зачем? А затем, чтобы немного позлить Эву и при этом не ошибиться в этих тонких ремешках-лямках.
- Ну, я готова. Там причешусь, - берет расческу в сумку - кладчи не для нее, даже на такие крутые вечера, туда ведь нифига не поместится. Сумка небольшая, но все же туда хоть поместится расческа, блеск для губ, паспорт, кошелек, крохотный зонтик, маникюрный наборчик... В общем, все, как у людей - только первое необходимое. 

+1

10

- Танцы - дело добровольное, - ухмыльнулась Эва.
Добровольно-принудительное, - подумала она, к счастью, не сказав этого вслух.
Надеюсь загадочное «там» - это всё же в такси, - Эва покачала головой, постаравшись не представлять в красках, как её любимая подруга достаёт расчёску на входе, прося охранника подождать, пока она приведёт себя в порядок… Понятно, конечно, что весьма бредовое предположение, но Эва сейчас была немного нервной. Или много нервной.
Ну не объяснять же Гертруде правду. Её и саму мало волновало бы время - это не тот случай, когда опоздание на полчаса кого-нибудь оскорбит, но ей нужно поймать своего потенциального информатора отдельно от кучки молодых нимфеток с дурацким смехом, которые со стопроцентной вероятностью будут его окружать даже не к середине ночи, а уже часа через два. А информация, которую Бергер хотела получить, была не для ушей подобного рода девиц. И, возможно, ей удастся добыть не только информацию. Как ляжет карта. И да поможет ей Фортуна.
Когда девушки выходили из номера, шатенка специально посмотрела, и даже проверила, заперла ли Гертруда замок. Чтобы, если и эта дверь будет открыта, не было шансов списать на обычную забывчивость. Этот «сквозняк» был весьма не к месту, и, к сожалению, он был неизвестной величиной. То есть, Эва понятия не имела, кем он был послан, и для чего. И был ли вообще послан – вполне возможно, этот человек действует самостоятельно.
Неужели всё из-за каких-то слухов? Девушка ведь даже не уверена в том, что не охотится за пустышкой. Дело в том, что её авантюрная натура не смогла пропустить мимо ушей несколько слухов, услышанных ею в Германии, во время визита к бабушке с дедушкой. И она – о! кто бы сомневался! – решила их проверить. Всего-навсего. Да, она представилась не своим именем, но это совершенно точно не повод проникать в чужой номер без предварительного согласия владельца.
- Герти, не забудь, пожалуйста, - настойчиво повторила девушка, когда они шли по коридору отеля. – Виктория. На этот вечер и для всех людей, что там будут, меня зовут Виктория.
Только бы не забыла по рассеянности своей…
- Если хочешь, можешь тоже придумать себе псевдоним, - Бергер весело ухмыльнулась, и всё же не предложила подруге назваться Меридой. Просто из чувства самосохранения. Ну и, конечно, было немного жаль Гертруду – та терпеть не могла высокие каблуки.
И не спрашивай, к чему эти шпионские игры.
Такси уже ждало внизу, и единственное, что сейчас могло бы порадовать Эву, так это дорога без пробок. И молчаливый таксист.
Как ни странно, но девушкам повезло по обоим пунктам – дорога была недолгой, и таксист, по большей части, молчал.
Здание, где, согласно приглашению, и должна состояться вечеринка, Бергер увидела ещё издалека – в сумеречном Риме сияние огней, освещавших вход, ярко выделялось на остальном фоне. Расплатившись с таксистом, и подождав, пока подруга выползет из яркой машинки на свет, к людям, Эва, ослепительно улыбнувшись сначала Гертруде, а потом и охраннику, бесстрастно смотревшему куда-то сквозь них, отправилась вперёд.
На предъявленное девушками приглашение суровый охранник только безразлично кивнул, и уставился обратно, в уже облюбованную им точку.
Превосходно.
Можно начинать шоу.

0

11

- Ой, постараюсь, моя милая Тори, - Герда довольно посмотрела на свою подругу, очень надеясь, что новое временное прозвище ей не понравится. Закрыла дверь на ключ, сунула его в потаенный кармашек в сумке. И медленно, но уверенно шла к лифту. - Я, пожалуй, сегодня останусь Гертрудой. Запомнить два позывных в моем нынешнем плачевном состоянии будет слишком.
Каблук туфли зацепился за порог лифта, но не успел сильно втиснуться в расщелину. Ненавижу каблуки. Но лучше их терпеть, чем задирать постоянно голову, чтобы посмотреть на Эву. И, если так уж подумать, то из обуви у нее с собой еще были пляжные шлепанцы и туфли-лодочки на случай дождя по возвращению в Сакраменто. Удивительно, что туфли Гертруде сейчас казались самой большой ее проблемой, ведь о горящей спине она пока что благополучно забыла. Платье Эвы спины почти не касалось и цены ему за это не было. Двери лифта закрылись, Герти соизволила сама нажать на кнопку первого этажа.
- А в честь чего или кого вечер намечается-то? - Тихонечко и осторожно поинтересовалась рыжая у напряженной подруги.
Герти не сразу заметила такси, что ждало их у входа в отель. Что в Италии было лучше, чем в их родной Америке - такси не были все поголовно окрашены в кричащий желтый цвет. Беленькая машинка скромно припарковалась и не портила картинку городского пейзажа.
Доехали они тихо, почти не разговаривая. Да и зачем, если дорога заняла совсем не много времени и в салоне играла тихая и приятная музыка времен молодости их с Эвой родителей. Вот только одна мелочь не давала Гертруда покоя. Когда она села на заднее сиденье машины, она старалась держать спину прямо, не облокачиваясь из-за спины. А потому пришлось почти подобрать под сиденье ноги в высоченных туфлях. Так вот, одна упрямая туфля постоянно цеплялась за что-то рядом с сиденьем, а вот за что - Герда никак не могла понять, пока не психанула и не сняла туфлю. Подняла ее, чтобы рассмотреть подошву - а там наклейка между каблуком и той частью, что касается земли. Такие наклейки клеят в магазинах на маленькие вещи, вместе со штрих кодом и магнитным чипом против воришек. Но только на этой не было никакого штрих кода и Герда точно не оставляла никаких липучек на свое обуви. Отклеила, не побрезговав, посмотрела еще раз, прикидывая, где могла ее подцепить? Но так ровно "подцепить" было как-то странно. Пожала плечами, посмотрела на таксиста, смотрит ли он на девушек. Не смотрел, был увлечен только дорогой. Потому Гертруда, немного подумав, приклеила несчастную наклейку под сиденье такси.
- Нифига ж себе! Нас сюда точно пустят? Обалдеть, как круто!..
Гертруда оглядывается по сторонам, воображая себя какой-нибудь Золушкой, что первый раз получила возможность понаблюдать за балом хоть одним глазочком. Яркий свет, много-много людей, женщины в сверкающих платьях и мужчины, которые не брезгуют косметикой. В платье Эвы Герти выглядела круто, по ее скромному мнению. Но на фон всех этих разукрашенных европейских павлинов, она терялась вовсе и правда выглядела Золушкой из сказки. Только платье было не от феи. Пока Герда ловила ворон, Эва протащила их через охранника.
- Может, я все же потанцую. В уголочке, - словно зачарованная, она рассматривала все: стены, картины, полы, даже посуду. Еды было навалом, в каждом углу и все валилось с подносов. - Как ты достала сюда приглашение? И зачем? - Наконец нашла силы, чтобы перевести взгляд на свою "Тори-крестную". Но не долго задержалась на ней взглядом, сразу сфокусировалась на мужичке, что стоял полубоком прямо за Эвой. - О, смотри, - кивает в сторону мужичка, Эве за спину, еле вспомнив, что пальцами тыкать неприлично. - Этот мужичок из нашего отеля. Под тобой, кстати, живет. Курил сегодня утром на балконе, а я травилась его дымом.
Мужик был непримечательный, но здесь, среди остальных примечательных личностей, слишком выделялся в кожаной куртке.
- Не думала, что в Риме есть кто-то, кто может так одеться. Он решил поджариться в этой куртке? - спросила Герда и продолжила крутить головой по сторонам.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-05-31 20:51:47)

+1

12

Эва даже не скривилась на сокращение «Тори». Пусть сокращает, как хочет, только не называет её настоящим именем.
Вечеринка действительно была шикарная – блеск и яркость окружающих людей поражали воображение. Многие женщины были одеты в вечерние и коктейльные платья разной степени открытости и расцветок, но, кажется, шатенка видела несколько кричаще раскрашенных дамочек в костюмах павлинов. Впрочем, это могли быть и не павлины, но количество перьев на их одежде наводило именно на эти мысли.
- Кто, покажи ещё раз? – тихо переспросила девушка, незаметно посмотрев туда, куда ей указывала подруга. Герти могла и не уточнять больше – тот мужчина действительно выделялся в своей больше байкерской, чем вечерней одежде. В принципе, не было ничего необычного в том, что их сосед оказался в том же месте, но странность его наряда вкупе с соседством… Если его пропустили – а на вечеринке, всё-таки, дресс-код – значит, он важный гость. Важный для кого – вот в чём вопрос.
- Действительно, - недовольно протянула Эва, хмуро смотря куда-то в сторону, не желая таким образом показывать человеку, что его обсуждают. Кажется, Бергер тоже видела его пару раз в отеле. Он следит за ней? Или же просто совпадение? И мог ли он оказаться тем самым «сквозняком»? Если подумать – то мог. Мог выскользнуть из её номера, пока Гертруда собиралась, и домчаться на вечеринку. А если он на мотоцикле – что отлично соответствовало бы прикиду – то фора у него была минут в двадцать, как минимум.
- Возможно, ему просто не хватило перьев, - Эва фыркнула, намекая на недавно прошедших мимо них дамочек. – Герти, мне нужно отойти.
Девушка активно смотрела по сторонам, выискивая в толпе нужного ей человека. Наконец, найдя, Бергер победно улыбнулась. Он пока не был окружён нимфетками, и спокойно разговаривал с другим мужчиной своего возраста.
- Где тебя потом искать? – Эва перевела взгляд на подругу, уже предвкушая предстоящий разговор.
Договорившись с Ауер, шатенка коротко кивнула, и отправилась к своей цели. Пробираться пришлось сквозь разномастную толпу – на этот раз перьев Эва не увидела, зато не смогла не заметить женщину, одетую с ног до головы в блёстки. Включая кожу и волосы, между прочим. И Бергер изо всех сил гнала от себя мысли о том, как эта дамочка будет потом с себя эти блёстки отдирать.
- Guten Abend, Herr Kaufman! – с самой своей лучшей улыбкой юная авантюристка поприветствовала человека, ради которого вообще пришла на этот приём.
Грегор Кауфман был довольно представительным мужчиной, лет сорока пяти на вид. Ранее он был владельцем нескольких исторических музеев в Берлине, Мюнхене и Кёльне. Сейчас музеями в Германии заведует его младший брат, Томас Кауфман, а сам Грегор уже лет десять как переехал в Италию. Но своему увлечению он не изменил – здесь у Кауфмана-старшего во владении тоже находятся несколько музеев.
В Германии Эва познакомилась с его братом, Томасом. Представилась Викторией, не называя фамилии – ей не очень хотелось, чтобы её потом могли найти по имени. Знакомство было случайным – в историческом архиве Бергер хотела уточнить кое-какую информацию, прочитанную в интернете (который, как известно, не всегда может служить надёжным источником), а мистер Кауфман-младший, как поняла Эва, искал информацию для выставки в одном из своих музеев. Продолжилось знакомство чашкой кофе в ближайшей кофейне, за которой Эва поведала, что её больше интересует история древних цивилизаций, чем романо-германских стран. На что Томас сказал, что ей стоит пообщаться с его братом – археологом по образованию, и явным фанатиком древней истории – и просто отдал ей приглашение на вечеринку в Риме, попросив её извиниться перед братом за то, что не смог приехать. У младшего Кауфмана, как было сказано ранее, вскоре открывается новая выставка, и он просто не мог уехать в другую страну. На интересном разговоре и чашке кофе их знакомство и завершилось. Прощаясь, Томас Кауфман пообещал позвонить брату, и предупредить, что вместо него приедет его знакомая – точно такая же фанатка истории древнего мира. И заметил, что ей, Виктории, будет очень интересно пообщаться с Грегором, так как он вскоре открывает новый музей, и несколькими экспонатами в нём будут недавно найденные им самим артефакты. Несколько предложений, будто бы случайно обронённых Томасом в разговоре, навели Эву на мысль, что старший Кауфман собирает новую экспедицию.
Это, собственно, и привело её в Италию. Не столько открытие нового исторического музея и роскошный приём, посвящённый этому, сколько авантюра, и поиски артефактов. Предыдущие полтора дня девушка разыскивала старшего Кауфмана – ей хотелось познакомиться с ним до начала приёма. Как оказалось, Томас действительно позвонил своему брату, и предупредил о её визите (к счастью, приглашение не было именным, и было рассчитано на две персоны). Мужчина действительно оказался интересным собеседником, и многое мог поведать о древней истории в общем, и о своих раскопках в частности.
- Добрый вечер, Виктория, - уже по-английски ответил ей мужчина, отвлекаясь от своего собеседника.
Сейчас, учитывая проникновение в её номер, намёк на некую слежку за ними, Эва уже думала – а действительно ли случайно Кауфман-младший отправил её сюда? А если нет – какую цель он мог преследовать? В конце концов, девушка приехала сюда из любви к приключениям, а не сокровищами. Во что она ввязалась, чёрт подери?..

0

13

- Ээй, куда это ты собралась? - Спрашивает Герда Эву и тянется к ее локотку. Как доченька за маму цепляется. И, наверное, что-то похожее сейчас Герти к ней и чувствовала, ведь среди всех этих людей знакомо было только одно ее лицо. Ну, лицо того мужика считать не будем, он за знакомого не пойдет. - Ты оставишь меня одну? Здесь? - Герти осмотрелась еще раз и в поле ее зрения попал огромный стол с чем-то невиданным. Мигом настроение рыжей переменилось, навострила она уши в сторону того дальнего столика и смело отпустила мамочку.
- Хорошо. Я буду вооон там, - кивает в сторону предполагаемых вкусностей и глаз с них не сводит. Герда не смотрела, куда там пошла Эва. Раз Эва не сказала и не предупредила, значит, знать не нужно и забивать себе этим голову тоже. Тут ведь не нужно платить отдельно за все вкусности, что ей удастся найти? Если бы еще понимала, что тут написано... Сверху висели какие-то экраны со стрелочками и надписями. Причем все до единой - на гребанном итальянском языке. Единственное, что ей удалось разобрать - табличку туалета.
Но все было не так уж плохо. Для поглощения вкусностей язык знать не обязательно. Добравшись до стола, набрала себе в тарелку каких-то то ли креветок, то ли макаронин - черт пойми, что у этих итальянцев прячется под таким щедрым слоем красной пасты - и пошла подальше от этих ослепительных людей. Буквально ослепительных. По пути к дальнему пустому диванчику Герде в глаза попал лучик, отраженный от платья одной яркой особы. Сколько на ней килограммов страз? Кажется, даже к ресницам приклеила и теперь еле-еле поднимает веки, чтобы хлопать ими и взлетать строить глазки вот тому разряженному мужчине в ярко-синем костюме. Затеряться в толпе Герде было проще простого. И не отсвечивать - тоже, ведь весь свет себе забирали окружающие люди. Уселась на диванчик, поставила тарелку на низкий кофейный столик и принялась расправлять платье, чтобы на нем не осталась тысяча мелких складок после того, как она поднимет пятую точку. И пока разглаживала платье, не заметила, как к ней подсел тот самый дядька в кожаной куртке. Тот тоже не отсвечивал, потому заметить его было сложно. И не заметить тоже. Дернулась бедная Ауер от испуга, схватилась за сердце, но потом узнала лицо ее соседа по гостинице и успокоилась. Улыбнулась его приветливо и пожала плечами, как бы извиняясь. Рядом с ними висела колонка, потому говорить что-то было глупо - собеседник все равно ничего не услышит из-за громкой музыки. Гертруда потянулась к своей тарелке с неизведанными вкусностями и посмотрела по сторонам, как это едят окружающие ее люди. У всех в руках по палочке, напоминающей зубочистку. Зубочистки эти в избытке имелись на кофейном столике маленькой Герти. Взяла одну, нацепила на нее макаронину и уже была готова сунуть ее в рот, как кто-то положил ей руку на сгоревшее плечо. Конечно, им не видно покрасневшей кожи, но больно было Гертруде от этого не меньше. А мужик и не заметил, только нагнулся к ее уху и что-то там ей сказал. На лягушином. То есть, на макароньем языке, они ж не французы.
- Простите, я вас не понимаю, вы говорите на английском? - спросила она, наклонившись с мужику и выдернув из его мертвой хватки свое бедное несчастное плечико.
- Я спросил, где двой друг, - вымолвил тот на ломанном анлийском и улыбнулся желтыми зубами. На это Герти только нос поморщила, но ничего не ответила, ибо не поняла, че он от нее хочет. - Вы пришли сюда вместе, где она? - Попытался пояснить тот, явно сильно раздраженный. А чего тот бесится? Сам виноват, что не умеет изъясняться по-человечьи!
- Ааа!.. - протянула Герда, поняв, что тот имеет в виду Эву. То есть, Викторию. - Так оставила меня, ушла куда-то. А ты к ней подкатить, что ли, хочешь? - Спрашивает Герда, начав строить из себя дурочку. То, что тут что-то не так, ежу уже было понятно. - Она у меня очень симпатичная, не находите? Сударыня выглядит на отлично и наверняка подцепила себе кого-то из местных, - Герда говорит много, и специально подбирает слова, которые, по ее мнению, иностранцы поймут не с ходу. И явно это мужик не понимал, что Герда ему отвечает. И злился, это было очень видно по скривившейся желтой улыбке, больше похожей теперь на оскал.
- Ваша встреча здесь? - Опять спрашивает мужик, коверкая английскую речь и заставляя Гертруду вновь поморщиться.
- Это уж как повезет, - неоднозначно протягивает она и кивает на свою тарелку со вкусностями. - Можно я поем?
Мужик подумал немного и кивнул. Может, вспоминал как будет "да" по-английски?
Герда же напряглась. И напрягла извилины, раздумывая, что стоит делать дальше. Может сбежать в туалет и написать смску Эве, что мужику этому что-то от нее нужно? Медленно жует макаронину, прикидывая, как бы получше от него свинтить. И уже, казалось бы, придумала фразу и придумала, что сделает вид, что подавилась-отравилась.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-02 13:51:21)

0

14

- Прекрасно выглядите, - вряд ли её волновало, был ли этот комплимент дежурным, или же он действительно хотел выразить своё мнение о внешних данных Эвы.
- Благодарю, - оставалось надеяться, что благожелательная улыбка не была слишком приторной и наигранной.
- Я вас оставлю, - сообщил тот, другой мужчина, коротко кивнул, и скрылся в толпе.
Ей же лучше. Достаточно уже разного рода подозрительных знакомств.
- Как Вам приём? – было видно, что Грегор наслаждается яркостью и богатством организованного вечера.
- Превосходно, - а что, разве не так? Действительно замечательная вечеринка. Только Эва пришла сюда не развлекаться, а потому антураж для её разведывательной миссии в виде столь сияющего окружения был еq весьма безразличен. Хорошо ещё, что не раздражал. – Всё просто идеально – шикарно, и со вкусом.
- Мне льстит Ваша оценка, юная леди, - рассмеявшись, кивнул Грегор. – Но я хотел бы верить, что не только ради самого приёма Вы пришли сюда.
Оставалось надеяться, что он намекал не на себя. Впрочем, пусть намекает на что угодно. Даже любопытство и авантюризм не удержат её здесь, если она решит, что пора линять.
- Естественно, - девушка ослепительно улыбнулась. Естественно, не только ради приёма. Ради нужной ей информации она прикатила в Рим – так почему бы не сходить ради этого ещё и на приём? Естественно, ему хочется верить, что она могла бы прийти сюда по какой-либо ещё причине. Ради него, например. Ну так пусть верит, если доктор не запрещает.
- Я с удовольствием поговорю с Вами, милая девушка, и мы обязательно обсудим предстоящую экспедицию и мои находки, но, если Вы не против, чуть позже.
О, она определённо была против. Эва хотела поговорить с Кауфманом, наметить план действий, и смыться к Герти – развлекаться самой, и развлекать подругу за компанию. В конце концов, она притащила Ауер в Рим, и ей хотелось, чтобы поездка той понравилась. А не как вчера, например…
- Приём только начался, и мои гости не поймут, если я сразу же оставлю их.
Она-то понимала всё прекрасно. Но это нарушало её планы, и потому совершенно ей не нравилось.
- Я понимаю, конечно, - Бергер кивнула. – В таком случае?.. – начала она, надеясь, что он продолжит предложение, и предложит свой вариант. Который, в идеале, будет её устраивать.
- Предлагаю встретиться через час в моём кабинете. На втором этаже по главной лестнице – обязательно найдёте.
Грегор подхватил бокал шампанского с подноса мимо проходящего официанта, и снова улыбнулся своей собеседнице.
- Развлекайтесь, сеньорина. Вечер только начался.
- Хорошая идея, мистер Кауфман, - на этот раз Эва не стала употреблять немецкий вариант уважительного обращение, сказав более привычным ей языком. – Приятного вечера.
- И вам того же! – громко сказал мужчина уже почти скрывшей в толпе Бергер.
Девушка, решив, что шампанское ей тоже не помешает, подхватила один из бокалов с подноса уже другого официанта, что также пробегал мимо, и устремилась туда, где её должна была ждать Гертруда.
В принципе, это не проблема – занять час свободного времени. Можно познакомиться с новыми людьми, например… Ну или планомерно уничтожать запасы шампанского. Герти в это время может делать то же самое, только с запасами еды. Впрочем, этим лучше заняться уже после разговора с Кауфманом. А сейчас – пара бокалов, и лучше поболтать с кем-нибудь. Можно даже потанцевать, если станет совсем скучно.
Бергер уже подходила к тому месту, где они должны были встретиться с Гертрудой. Шампанское в бокале постепенно исчезало, люди вокруг веселились, и она уже почти была готова присоединиться к ним. Но немного позже - сначала дело, а потом можно и развлекаться.
Ауер она уже видела – та что-то увлечённо жевала. А вот неподалёку от неё находился тот самый подозрительный мужик, о котором они разговаривали ранее. Эва резко шагнула в сторону, спрятавшись за высокую даму в пышном наряде и широкополой шляпе. Одним глотком допила оставшееся шампанское, поставила пустой бокал на поднос очередного мимопроходящего официанта, и постаралась сделать вид будто она просто стоит, и не пытается прятаться.
Из клатча был выужен телефон, и через полминуты Гертруде Ауер уже шло сообщение с содержанием:
Что-то происходит, или мне показалось?

0

15

Партнер Гертруды по восседанию на диване уже начинал нервничать. Периодически дергал коленкой, как будто у него с нервами не все в порядке, постоянно смотрел то по сторонам, то на часы. Пару раз говорил что-то на своем макароньем языке, но что именно - Герда могла только догадываться. Судя по интонации, он кого-то проклинал. И что-то ей подсказывало, что адресаты сего проклятия - две подруги американки.
Не нравилось Герти все происходящее. Мутный сосед, Эва сбежала, назвавшись чужим именем...
Гертруда объедает остренький соус с макаронины и задумчиво мычит. Все равно ее никто не услышит. В помещении стоял такой грохот, что и выстрела тут наверняка никто не заметит. Только бы не накаркать с этим выстрелом, черт побери!
Эвы не было слишком долго. Показалось это Герде или нет - она не могла знать, ведь, в отличие от этого мужика она не смотрела постоянно на часы. Надоело сидеть без дела, решила пойти Ва банк.
Тянет в рот сразу три макаронины, выпучивает глаза и закатывает сцену. Актрисой юная Ауер никогда не хотела быть, но талантом, видимо, не совсем была обделена. Давится, делает вид, что вдохнуть не может, хватается за горло, машет руками перед собой и этим подозрительным типом.
То ли играла она и правда хорошо, то ли этот дядька просто офигел, но сбежать ей удалось. Остались он нее лишь воспоминания, теплое место на диване и тарелка объеденных вкусностей и остростей.
Бежала Гетруда, прикрыв рот, словно и правда отравилась, прямо по указателям к туалету. Не удосужилась ни одному человеку бросить тихонько хотя бы простое "sorry". Да и люди сами расступались, когда видели девушку, прикрывающую рот, с выпученными зеньками. Тошниловка - она и в Италии тошниловка, никто не хотел оказаться между Гертрудой, ее обедом и уборной.
Вбежав в просторную уборную, которая и на уборную-то не была похожа, она вбежала в кабинку и закрылась там. Отдышалась, выпрямила, наконец, ноги. Чертовы каблуки! И почему она не пошла в пляжных шлепанцах? На этом мероприятии никому все равно до нее нет дела. Достала свой сотовый, чтобы написать смску Эве и поделиться с ней своими подозрениями. Разблокировала экран, а там уже висит короткое послание от подруги.
"Или нам обеим показалось" набирает она в ответ, но не успевает отправить сообщение, как кто-то подходит к ее кабинке. Кабинки тут - это полноценная ванная комната для обычной квартиры. Тут не то, что ванная влезет - сюда и джакузи поместится! И двери тут обычные, а не как в супермаркетах, где видно ноги всех, проходящих мимо. А жаль. Сейчас явно было видно, что кто-то стоит рядом с дверью и заслоняет свет.
Гертруда прижимает свой телефон поближе к сердцу, которое сейчас бешено колотится, а перед глазами ее пробегает вся жизнь. Неужели этот мужик пришел за ней даже сюда?
Искать нормер телефона Эвы или не париться и сразу звонить в 911? А может лучше сразу написать прощальную весточку родителям?
Вжалась в стенку, обклеенную дорогущими обоями и дрожит, как осиновый листик на тонких шпильках. Кажется, она даже начала пищать, и тут, в уборной с тихой музыкой, это вполне могли услышать.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-05 21:41:14)

0

16

Девушка в пышном наряде и шляпе была просто отличными прикрытием – её не волновала начинающая шпионка позади неё, и она самозабвенно болтала со своей собеседницей. А ещё – её перья светло-серого цвета отлично скрывали Эву в её белом платье, не позволяя людям на диванчике заметить девушку.
Обзор был отличный, однако наблюдение ничего не показало – телефон Герти в руки не брала, сообщение не получала. Медленно, почти меланхолично, с чувством, с толком, с расстановкой дегустировала местную кухню. На секунду Эва отвлеклась от наблюдения, чтобы поправить ремешок на босоножке. Когда посмотрела обратно – её подруга уже бежала в сторону уборной. Был это такой маневр, или той действительно стало нехорошо, однако Бергер уже придумывала, как бы последовать за ней. Передвигаться придётся перебежками. Если по левой стороне, то можно прятаться за людей, чуть добежать до стены, рядом с которой колонна… А вот как дальше? С дивана открывается слишком хороший обзор на путь, которым убежала Ауер… Можно ли попасть туда через другой коридор? А если да, то как можно незаметно в этот коридор попасть?..
Последовав своему плану, девушка не отправилась тем же путём, что и её подруга, и пошла прямо, вместо того, чтобы свернуть направо возле колонны. Так она могла быть уверена, что тот человек её не заметит.
Как показал метод исследования – пройти в нужный коридор можно было через кухню. Официанты и повара на кухне либо действительно не заметили появление посторонней, либо просто сделали вид. Так или иначе, она свободно пересекла кухню, выходя в дальнем коридорчике, где гостей, по идее, быть вообще не должно. Поворот налево окончился тупиком, и Бергер пришлось возвращаться обратно, стараясь не сильно цокать каблуками. Наконец, нужная дверь нашлась, и Эва, оглядевшись по сторонам (на всякий пожарный), вошла внутрь. Кабинки были довольно большими, и двери, что несколько удивило, были нормальные. Так что попробовать подсмотреть, в какой кабинке могла запереться подруга (и есть ли она вообще здесь) не было никакого шанса.
Радовало то, что почти все двери были открыты, и только две были заперты. Одна из них, как показал метод дёрганья за ручку, просто была захлопнута, а значит, кроме неё, и второго человека в закрытой кабинке, здесь больше никого не было.
- Герти? – осторожно спросила Бергер, услышав полузадушенный всхлип из-за двери. Кто бы там ни был – это точно – женщина, а не подозрительный преследователь в кожаной куртке. - Ты, скорее всего, там, а потому – вылезай оттуда, и рассказывай, что за хрень здесь происходит, - сказала она уже громче.
Нужно было кое-что сделать… Она быстро прошла к главной двери, и просто заперла её. Потерпят разряженные в пух и прах дамочки. У них тут вопрос если не жизни и смерти, то сохранности их собственных нежно любимых шкурок – точно.
Дверь – закрыта. Герти – скоро выползет. Присев на каменную столешницу, девушка задумалась.
- Выходи, Ауер, - хмуро позвала Эва, уже точно уверенная, что подруга именно в той кабинке.
Надо бы подумать. Как следует подумать. Вот только хреново думается в женской уборной, да ещё и будучи преследуемой (или, всё же, нет?) подозрительным типом в кожаной куртке. И в сложившейся ситуации её смущает совершенно точно не кожаная куртка.
Зачем за ней следить? Если только кто-то решил, что у неё есть карта будущих раскопок.
Но как кто-то мог узнать, что она вообще собралась в них участвовать? Кто мог знать, что она, ведомая красивой легендой, решится на путешествие в Италию, и захочет пойти в экспедицию за неведомым сокровищем с незнакомыми людьми?.. И даже тот факт, что Эва назвалась не своим именем, может значить что угодно. Например то, что Виктория – было её вторым именем, и она предпочитала, чтобы её звали именно так. Или же Виктория - её нежно любимый литературный псевдоним. Ни то, ни другое, конечно же, правдой не было, но сейчас это неважно.
Вообще-то, она хотела сначала взглянуть на карту, и решить, сможет ли она пройти по этому маршруту сама. А перед этим - поговорить с сами Кауфманом, чтобы решить, нужна ли ей эта экспедиция в принципе. Но Кауфман предложил обсудить всё только через час, и это, конечно, могло бы быть подозрительным, если не было бы так логично. Нельзя также забывать о том, что кто-то залез в её номер, и о странном соседстве с этим мужчиной в кожаной куртке. Исходя из всего перечисленного… вряд ли именно Кауфман решил создать ей проблемы.
По крайней мере, не Кауфман-старший... Наверное.

+1

17

В грудную клетку Гертруде кто-то сунул воробья вместо сердца. Энергичного такого воробушка, который метался сейчас, как стрелка осциллогрофа. Она уже узнала голос Эвы и вполне можно было бы успокоиться, но это было выше ее сил.
Были порывы подойти к двери кабинки и открыть ее, вот только ноги отказывались шевелиться. Да что там ноги? Даже руку протянуть она была не в состоянии, чтобы просто отворить замок.
Как рыба открыла рот, чтобы сказать Эве, что она и правда тут, но голос от страха куда-то сбежал.
Трусливая натура юной Ауер дает о себе знать в самый неподходящий момент, это уже закон.
Гертруда подождала, когда возможность двигаться вернется и медленно, на ватных ногах подошла к дверце. Худенькие пальчики так сильно сжимали телефон, что когда пришлось поворачивать замок, ей просто не хватило рук.
- Сей-час, - заикаясь произносит Герти, пытаясь расцепить дрожащие вспотевшие ручонки от телефона. Высунула свой нос из кабинки и увидела свою подругу. Но не торопилась вся выползать из своей норы. Осмотрелась, чтобы убедиться, что никого больше нету. - Ты закрылась? - Удивляется Гертруда и немного успокаивается. Подходит к закадычной подруге поближе, садится с ней рядом, попа к попе и молчит. Ссутулилась, матлошит ножками и сопит тихонечко.
- Мужик этот спрашивал, где ты. Мне даже почти не пришлось строить из себя дурочку, чтобы сделать вид, что я его не понимаю. Он точно местный. Хотя... - Наклоняет голову на бок, задумавшись. - Он точно не американец и не англичанин. Говорил на своем макароно-легушачьем, - кистью руки показывает, как он говорил. - Я сказала ему, что не знаю, а он уселся рядом, прям вжался в меня.
Гертруду передернуло от ощущения, будто этот мужик все еще за спиной сидит. Скривила рожицу свою брезгливо, будто этот мужик в кожаной куртке не просто сидел, но и лапал ее. Но это уже больная фантазия разыгралась. Эта же самая фантазия подкинула еще одну идейку.  А что, если он так близко сел, чтобы к спине приставить пистолет? Никто ведь не увидел бы...
- Эва, ты ничего не хочешь мне рассказать?
Перед тем, как назвать подругу по имени, Гертруда еще раз осмотрелась, нету ли кого-то на горизонте. Хотя откуда ему было взяться? Не из унитаза же вылезти?
На глаза попалось окно. Огромное, с шикарными занавесками. Гертруда даже могла зуб дать, что ткань, из которой они сшиты, стоит не малых денег. Соскочила рыжая со столешницы и подошла к окошку. Потрогала ручку, повернула ее...
- О, открылось, - говорит Гертруда, повернувшись к Эве с улыбкой в тридцать два зуба. Вернулась к окну, открыла его. Видеть, что было за окном до этого не представлялось возможным. Окно было мутным, как и принято в туалетах. А вот стоило его открыть... И взору предоставились кустики. Низэнько-низэнько, оказывается, они сейчас были. Не первый этаж, конечно, а этак полторашный.
- Эвонька, родная, может, свинтим отсюда по-тихому? Ты ведь встретилась с тем, с кем хотела?
Герде вот вообще не хотелось выходить опять в зал к этому мужику. Он ведь наверняка ждет их где-то недалеко от туалета. А что, если он видел, как сюда заходила Эва? А что делать с гостиницей? Там-то они все равно встретятся! Бежать отсюда нужно скорее.
- Эва... А этот мужик, он и в гостинице может нас достать, да? Может, сменить ее?

0

18

- Я могла бы многое рассказать тебе, Герти, - задумчиво протянула Эва.
Она продолжала всё так же сидеть на тумбочке. С одной стороны рядом валялся неаккуратно брошенный клатч. С другой стороны сидела Герти, и одно это радовало – по крайней мере, не придётся беспокоиться за то, что с ней что-то может случиться.
- Но информация, которую я могла бы поведать, ничего тебе не даст. Она и мне-то ничего особо не даёт, и я сама не могу понять, во что, и, главное, из-за чего мы вляпались.
Девушка запрокинула голову, всё тем же задумчивым взглядом изучая потолок. Написано там ничего не было, решение проблемы тоже не проступало яркими буквами на белом фоне… Хотелось закурить, но дымовые датчики вряд ли позволили бы сделать это незаметно.
- Ты предлагаешь мне прыгнуть в окно? – с лёгкой усмешкой на лице Бергер наблюдала за действиями подруги.
Было не высоко, и можно было бы спокойно уйти через окно даже с учётом высоких каблуков. И, конечно же, она могла бы вот так запросто сбежать с вечера, сменить отель, а то и вовсе уехать с Гертрудой куда-нибудь в Неаполь или Палермо, и провести оставшиеся дни отпуска спокойно потягивая коктейль через трубочку…
Слежки за ними не последует, ибо в отеле не могли сказать чужому человеку её настоящего имени, а настоящего преследователи, скорее всего, не знают.
Она могла бы, о да. Но она не станет.
- Я поговорила, с кем хотела, но не получила того, что мне нужно, - сейчас стоит сказать правду. Да и что тут скрывать? – Он назначил мне встречу через час, и…
И что сказать? «Я не знаю, что делать»? Ну нет, так не пойдёт. Она знает. И если не знает сейчас – значит, узнает позже. К тому же… Не стоит разочаровывать подругу. Это не игра в монополию, где ты ничего не теряешь, кроме фишек и воображаемой собственности. Это серьёзнее – к сожалению, пока не ясно, насколько.
Самым главным вопросом для Эвы в данный момент было одно: как обезопасить Гертруду от предполагаемой опасности. Неясно пока, от какой, но над планом пора было раздумывать уже вчера.
И выходов из ситуации было два. Первый: вернуться на приём, отправив Герти в отель с наказом собрать все их вещи и ждать её… Или уйти вместе с подругой, и тогда уже вмести собрать вещи, и вместе же свинтить куда подальше.
Но тогда получается, что она зря проделывала весь этот путь, и неразгаданным останутся целых две загадки, главная из которых – что тут вообще происходит? А быть не в курсе того, что происходит вокруг её персоны, Эва не любила. Она могла бы проявить всего лишь лёгкое любопытство, если бы дело касалось кого-нибудь постороннего (Герти, понятно дело, считалась «своей»). Но когда дело касается её лично и её близких – стоило бы разобраться с проблемой сразу. Чтобы не аукнулось потом.
В кабинет к Кауфману идти не хотелось – Бергер просто не знала, чего ждать от старшего Кауфмана, а также не исключала его из списка преследователей. А даже если бы она и решилась отправиться наверх – лестница на второй этаж только главная, и она в том зале, где сейчас собрались гости.
- Я бы предложила тебе поехать в отель, - негромко, но чётко заговорила Эва, явно что-то для себя решив. – Но отпускать тебя одну, я считаю, не стоит.
Девушка поняла, что сейчас совсем не отказалась бы от кофе. Покрепче, желательно.
- Мне нужно через час быть на втором этаже…
Возможно, уже меньше – но десять минут вряд ли сделают погоду.
- А потому, я предлагаю тебе остаться со мной.
Герти уже замешана, и совершенно неизвестно, что может их ждать по прибытию в отель. Вряд ли, конечно, кто-то стал бы устраивать на них засаду, но стоит перестраховаться.
- Нам нужно на второй этаж.
Бергер встала, выпрямилась, и подошла поближе к окну. Невысоко.
- И попадём мы туда каким-нибудь другим путём.
Должна же тут быть пожарная лестница, в конце-то концов?..
- Ты идёшь первой, - Эва кивнула подруге на окно, отходя к двери. Стоит её открыть, чтобы не привлекать лишнего внимания запертой дверью.
Замок был быстро повёрнут, клатч схвачен в руки, к окну девушка практически подлетела. Сначала задёрнула за собой штору – открытая штора и распахнутое окно тоже привлекли бы внимание.
Подняв повыше коктейльное платье, и сделав из него что-то, больше напоминающее не особо длинную тунику, Эва забралась на подоконник, и попыталась как можно аккуратнее перелезть на другую сторону.
- Могло быть и хуже, - оптимистично предположила шатенка, уже стоя на улице, и возвращая платью его изначальную длину.
Из клатча были немедленно вытащены сигареты и зажигалка, и спустя несколько секунд в воздухе повеяло запахом табачного дыма.
- Прости, Герти – нервы, - пояснила она, медленно двигаясь по периметру здания.
К счастью, та сторона, где они вылезли, была боковой, и сейчас Эва шла на задний двор.
Двор оказался пустынным – небольшой парк с симпатичным фонтаном в центре, освещённый фонарями. Судя по коробкам, в конце вечера тут собирались пускай фейерверки, но сейчас в парке было пустынно. А в конце виднелась пожарная лестница. Возможно ей даже удастся открыть окно…
- Я полезу, - уверенно сообщила Бергер.
Окурок был отброшен на асфальт и немедленно затоптан – в конце концов, неподалёку стояли взрывчатые вещества.
Платье снова стало коротким, клатч девушка предпочла держать в руках.
Залезть было нетрудно. Добраться до второго этажа – тоже. А вот окно, что было рядом с летсницей…
Встав на каменный бордюр - достаточно уверенно для девушки на шпильках - Эва усиленно пыталась понять, как бы ей открыть окно…
Выход был один – доползти до соседнего окна, которое было открыто. Придётся лезть – не ползти же обратно?
- Подождёшь, пока я открою это окно? – спросила она у подруги.
Та, по идее, должна была её услышать.

+1

19

Гертруда сняла свои ненавистные туфли. Наконец-то, вот оно - блаженство, высшее наслаждение! Босиком залезает на подоконник, который было довольно-таки высоко и пришлось постараться на него вскарабкаться, не порвав платье Эвы.
- Когда я вернусь домой, - она укорачивает свою сумку, что совершенно не подходила наряду, чтобы та не болталась сильно и висела на спине поплотнее. Зубами придерживает ползунок, чтобы поудобнее затянуть. - Расскажу родителям, что занималась тут альпинизмом. И прыжками. Без парашюта.
Она смотрит вниз и теперь, когда нужно прыгать, ей кажется, что расстояние стало раза в два выше. Страх, с этим ничего не поделаешь. Герда бросает туфли вниз. Уж с ними точно ничего не случится, а вот с сумкой могло - там была любимая пудреница, подаренная братцем. Будет очень печально, если она раскрошится только из-за того, что ей захотелось побросаться сумкой.
Спустила сначала ножки, поматлошила ими в воздухе и, вдохнув поглубже, спрыгнула.
Она задрала ногу, обернулась, чтобы посмотреть на ступни. А те были чистыми, что можно было смело обувать туфли вновь. Газон был плотным, ухоженным и совсем сухим. Но Герти не торопилась. Пока никто не видит - можно и босиком пощеголять.
Наверное, ей стоило, как и Эве, подвернуть платье. Но как это сделать - это дело другое. Ее платье отличалось тканью. Воздушной, почти невесомой и очень-очень гладкой. Вряд ли бы получилось его вот так свернуть.
- Тебе пора бы бросать это дело, - она театрально зажимает нос пальцами и свободной рукой разгоняет дым возле Эвы. Нет, она давно смирилась с этой ее привычкой, но все еще не теряла надежду, что достанет ее своими замечаниями.
Она уже решила, что у них есть целый час, чтобы прогуляться тут, на заднем дворище (иначе эти просторы никак нельзя назвать). Уже подцепила с травы свои босоножки и уже собиралась пройти на резную скамейку, что приметила под каким-то чудным деревом со свисающими ветками. Чем плохое место, чтобы ждать и прятаться?
Но вот Эва так не думала.
- Не полезешь, - уверенно говорит Герда, вставая в позу Наполеона. Босоножки, которые она держала за ремешки, касались ее платья с богу. Она вытягивает пальцы, чтобы не пачкали ее платье (вернее, платье Эвы, за свое она бы так не переживала).
- Э... Тори, перестань заниматься ерундой!
Герда не переходит на крик, чтобы никто их не услышал, но голос становится строже, а мордочка рыжей - серьезной.
- У нас целый час времени, ты еще успеешь полезть, куда тебе надо. Может, мы посмотрим тут запасной выход? Мероприятие серьезное, они должны держать его открытым на случай пожара. Это ведь Европа, у них тут все продумано!
У Герды немного запоздало начинается паника. Во-первых, ей вообще не хотелось оставаться тут одной, а лезть туда она банально трусила. Во-вторых, страшно было за Эву. Высота хоть и небольшая, но не много нужно человеку, чтобы вывернуть себе что-нибудь. А тогда уж точно проблем не оберешься.
Паника - это хрень, которая будоражит фантазию. И прямо сейчас перед глазами Герды уже стояла скорая, которая осматривает ее любимую бестолковую подругу, а какой-то врач пытается Герде что-то сказать на своем макароньем языке.
Гертруда тянется рукой к руке Эвы-Виктории, чтобы утащить ее подальше.
- Нет, дорогая моя, я не хочу слушать кулдыканья этого врача, - говорит она скорее самой себе, чем подруге, ведь той точно будет непонятна эта фразочка. Эва, конечно, хорошо ее знает и часто понимает с полуслова, но вот видеть придуманные картинки пока не научилась. - Прошу тебя, давай хотя бы просто осмотримся, может есть что-то получше этого.
Герда тыкает пальцем в окно. Это получается очень неуклюже, учитывая, что на этой самой руке еще болтаются босоножки. Черт бы их побрал. Ей весь придется таскаться с ними в руках? Хотя, таскаться с ними на ногах хотелось куда меньше.
- Виктория, я отлично помню, что когда ела, видела два указателя на выходы. И они показывали в разные стороны. Слазь оттуда и поаккуратнее, пока никто не увидел. Войти через дверь - это одно, а вот через окно - это уже нарушение закона!
Да, в этом дуэте Гертруда была той, кто думает о правильности происходящего, а Эва - мозгом по части воплощения идей в жизнь. Герти быстро оглядывается, нету ли кого-то на горизонте и быстро возвращается к подруге. Боялась, что как только она перестанет за ней следить, та сорвется нафиг с этой чертовой лестницы.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-13 16:50:04)

0

20

Значит, подождёт, - решила Бергер, критическим взглядом осматривая довольно узкий, но ровный бордюр, по которому ей предстояло пройти до следующего окна.
Спасибо людям, проектировавшим это здание.
Если бы стены у здания были совсем гладкими, всё было бы очень, очень плохо. А так – всё просто прекрасно.
Проведя пальцем по стене, девушка удовлетворённо хмыкнула. Следов, на её счастье, не оставалось. Платье, конечно, можно было бы и новое купить, но сейчас ей совершенно не хотелось объяснять Кауфману, где её носило тот час, что они не виделись.
А ещё девушку невообразимо радовало, что подоконник был широкий, и для маневра оставалось место.
Осторожно присев, Эва расстегнула ремешки босоножек, так же осторожно встала, и, придерживаясь одной рукой за стену, сняла орудия пыток с собственных ног. Так ей идти по узкому бордюру будет куда проще. Как ни странно, за всё время, проведённое на каблуках, она даже не успела устать. Вот что значит – привычка.
Вдохнув поглубже, и кивнув самой себе, девушка осторожно пошла вдоль бордюра, придерживаясь руками за стену. Идти, к счастью, не далеко: метра два, два с половиной - максимум. Что удивительно, законность этой выходки шатенку совершенно не волновала. Во-первых – полиции они нафиг не нужны. Скорее уж, наоборот – нужны совсем не полиции. А во-вторых – в приглашении нигде не указано, что гости обязательно должны входить через парадный вход. И, в конце концов, когда какой-то умник лез в её номер через балкон, законность совершаемых им действий волновала этого человека ещё меньше, чем сейчас Эву.
Конечно, можно было бы поискать запасной выход, как предлагала Ауер. Но какой в этом толк? Они могли бы с тем же успехом и выйти через запасной выход. Нет, это совершенно точно не имело смысла – девушка не могла ручаться за то, что их сейчас не ищет по первому этажу преследователь. И уж точно ни одна из них не могла быть уверена в том, что преследователь только один. 
Весьма забавно, но страшно совсем не было. Она осторожно ступала по своей дорожке, шаг за шагом, придерживаясь руками за стену (в одной из которых, кстати, девушка держала босоножки). Оставалось только радоваться тому, что она не боится высоты, а ещё своей физической подготовке. Хотя, если бы она действительно боялась, подобная идея уж точно не пришла бы ей в голову. И вот уже через два (или два с половиной) метра Эва стояла на широком подоконнике нужного ей окна, и тихо радовалась той поездке в Альпы год назад, благодаря которой второй этаж для неё и высотой-то особо не считается. Облегчённо вздохнув, Бергер осторожно заглянула в открытое окно…
… и подавила желание расхохотаться – сбежав из туалета первого этажа, она через пожарною лестницу попала в туалет второго этажа.
Штора была немного одёрнута, и потому ей становилась видна часть помещения. Судя по тишине, уже некоторое время доносящейся из уборной, и ещё ни разу не хлопнувшей двери кабинки, здесь тоже никого не было.
Девушка толкнула окно, открывая его пошире, и осторожно ступила на белый подоконник. Уже усевшись на белый камень, она ступила босыми ногами на холодную плитку, не спеша обувать свои каблуки. Ходить в них не трудно, а вот шум, который они могу издавать при ходьбе, может оказаться сильно палевным, и испортить ей все планы.
Стараясь издавать как можно меньше шума, Эва выглянула из-за шторки. Все кабинки были открыты, и это неимоверно радовала – судя по обстановке помещения, туалет был явно мужским.
Дверь, к счастью, была открыта, и длинный, тускло освещённый коридор был совершенно пуст.
Всё так же осторожно она прикрыла за собой дверь, двигаясь влево, к нужному ей помещению. Дверь туда тоже была не заперта, но явно это только потому, что помещение было почти пустое – пара кресел и камин. Однако пыли здесь не было, и отделка помещения была в превосходном состоянии. Вполне возможно, в будущем его будут использовать как кабинет – атмосфера вполне подходящая, да и днём на этой стороне должно быть светло.
Свет включать Эва не стала – вдруг кто-то увидит, и придёт проверить – а потому просто прикрыла за собой дверь, и включила фонарик на телефоне. Окно открывалось просто, и через несколько секунды девушка уже смотрела вниз, выискивая взглядом подругу.
Полезешь?
Она решила не кричать, и просто написать сообщение.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все дороги ведут в Рим