vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все дороги ведут в Рим


Все дороги ведут в Рим

Сообщений 21 страница 40 из 41

21

Гертруда хватается за голову и уже готова рвать на себе волосы. Иногда вообще не хочется знать, чем занимается Эва. Просто чтобы потом, на суде, давать поменьше ложных показаний.
Встать под дурехой Эвой и пытаться ее ловить? Так тогда обе повалятся и еще не известно, кто больше в таком случае пострадает.
- Что ты творишь?.. - Тихо спрашивает Герти. Каждый шаг подруги ей точно аукнется седым волосом на ее рыжей головушке. Никакой реакции на вопрос не последовало. Может, ее просто не слышно было, может ее очень нагло только что проигнорировали. Эва, кажется, вообще ни капли не боялась. Не оглядывалась, у нее не тряслись коленки...
Коленки тряслись у бедняжки Ауер. Причем сразу за обеих.
И сердечко колотилось так, что даже в ушах слышно было удары.
- Бестолковая!.. - произносит тихо-тихо она. Кажется, от страха за свою любимую Бергер она вот-вот потеряет дар речи. Прикрывает рот ладошками, чтобы не завизжать прямо сейчас. А Эве было весело, насколько Герда могла ее видеть.
- Что там? - громким шепотом спрашивает Герти, надеясь, что ее перестанут игнорировать. Но Эва только молча исчезла в окне.
О нет, ее схватили!
Паника - вещь очень нехорошая, а Герда панике легко поддается, особенно, когда остается одна. Но ведь если бы Эву схватили, та явно не далась бы так просто и уж звуки ее брыканья и сопротивления она бы услышала, верно? Да и зачем кому-то ловить Эву?..
Ничего мне не рассказывает. Вот же конспираторша!.. Она что, боится, что я проболтаюсь?
Она злилась, что за столько лет дружбы Эва все еще смеет сомневаться в своей рыжей адьютантше. Ведь Герда - рыжий хвостик, который везде таскался за брюнеткой с малых лет, ни разу не дав повода усомниться в своей преданности.
Ее ноздри от злости раздуваются и она еле-еле смогла подавить детский порыв топнуть ногой.
Телефон просвистел, уведомляя о новом сообщении. Гертруда мигом прочитала короткую весточку от Эвы и, пусть даже та сейчас этого не видит, покрутила пальцем у виска, мол, сдурела ты, подруга, на старости лет.

http://joxi.ru/p27gxM8Skqek27.png

Отравитель: Эва Б. Неугомонная
Текст: Нет, справишься как-нибудь без меня. Где встретимся?

Отправив сообщение, она топчется на месте, раздумывая, куда бы податься. Идти внутрь, в отличие от Эвы она не горела желанием. Тот стремный мужик напугал ее до чертиков и второй раз бегать от него в туалет...
В раздумьях, она кинула взгляд на окно. Эва его занавесила, но все же было видно и слышно, что в женском туалете что-то происходит. И этот галдеж уже сложновато причислить к обычному бабскому трепу.
Ах, как было бы все просто, если бы Герти понимала по-макароньи! А то ж ни слова не разобрать, о чем кулдычут эти разодетые куры.
Она довольно-таки быстро пришла к выводу, что надо бы отсюда убираться. И поменьше внимания к себе привлекать, и поменьше внимания привлекать к открытому окну, под которым она посмела расположиться. Вот только опять же, куда податься?
Решение пришло само собой. Из-за угла вышли дядьки-охранники в темных очках и с торчащим черным проводом из уха, типа пружинки. Отлично, значит, ей нужно идти подальше от охранников. Но те парни не дураки. Один из них подбежал к Герде и что-то спросил.
- Я вас не понимаююю!.. - страдальчески вопит Герда.
- У вас что-то случилось? - Переспросил охранник уже на дубовом английском.
- Устала. Ноги болят, вот и прогуляться вышла. Тут так хорошо, - она показывает босоножки, которые держит в руках и тычет пальцем на босые ноги. Топчется на месте, мол, мяяягенько.
Охранник кивнул, тыкнул пальцем в сторону фонтана, где, судя по всему, вечером будут фейерверки. Скрестил руки, мол, не ходить туда. Герда только активно раз десять кивнула головой и проводила охранников взглядом. Иногда хорошо, что ты выглядишь, как невинный ребенок...
И все же, Эву она подождет тут, на улице. Присмотрела себе деревце пониже, окруженное кустиками и пошла прямиком туда. Под деревом ждал сюрприз в виде милейшей скамейки.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-21 00:37:38)

0

22

Ответная смс пришла почти сразу, и Бергер довольно кивнула самой себе – нечего здесь делать Герти. Не хотелось бы, конечно, оставлять подругу одну, но она была уверена, что где-нибудь в парке их искать не будут. По крайней мере, пока. Зато могут начать искать на втором этаже, и вот здесь лучше одна женщина на каблуках, чем две.
Часы на смартфоне сообщали, что до назначенного времени осталось минут двадцать - двадцать пять. Надо же. Она и не думала, что так много времени могло пройти со всей этой беготнёй и поисками дополнительных путей отступления и вступления…
Где-нибудь в парке. Вернусь, как только смогу. Скорее всего – тем же путём.
Телефон поставлен на беззвучный, упакован в клатч, клатч уместился на кресле, а Бергер решила, что умопомрачительное мини, конечно, неплохо выглядит, но лучше бы вернуть платью его первоначальную длину.
Совсем не испачкалось, что не может не радовать. Волосы были приведены в порядок, макияжу, с помощью пудреницы и помады, возвращён надлежащий вид. Босоножки снова были обуты.
Кажется, у неё ещё осталось минут двадцать…
Эва, всё же, решила оглядеться повнимательней. Комната не выглядела хоть сколько-нибудь жилой. Пустой камин, которым ни разу не пользовались, два мягких кресла рядом. Ничего на каминной полке, ничего над каминной полкой, ничего больше в помещении, кроме чисто вымытого пола, свежих обоев и двери из тёмного дерева. А, и изящная люстра на потолке, из чего-то, напоминающего хрусталь. Что может быть здесь?.. Посиделки у камина?.. Так он пуст. «Кресла переговоров»? Тут столика нет, чтобы можно было поставить поднос с чаем или кофе. В этой комнате нельзя даже заподозрить тайный ход – ни в камине, ни рядом с камином нет ничего похожего на ручку или рычаг.
А вот… В порядке бреда – просто попробовать?
Полтора метра к камину, минуя кресла. Ни грана сажи или пыли – идеально чистый и совсем новый. Может, вообще декоративный.
Как там было в том фильме… Руку в камин, и поискать где-нибудь вверху, ближе к дымоходной трубе…
…Она не ожидала найти там ручку. И что эта ручка повернётся. И что часть стены справа просто и бесшумно отъедет в сторону.
Механизм либо новый, либо им часто пользуются, и потому смазывают…
Чёрт подери, Бергер! Ты наткнулась на тайный ход в музее!
Это было странно. Напоминало какой-нибудь детектив. Или триллер. Хотя, наверное, детективный боевик – тайна есть, расследование есть, погоня тоже. А саспенса нет… Наверное.
Быстро оглянувшись по сторонам, Эва схватила с кресла оставленный там клатч, и ещё быстрее юркнула в плохо освещённый коридор, что скрывался за стеной. В конце концов, у неё есть ещё минут двадцать. И она вполне может потратить их на исследование потайного коридора, а не сидение в кресле.

***

Проход был немного узким. Два человека плечом к плечу там не поместились бы, зато полтора – вполне. Но так как Эва была одна, ей и этого более чем хватало. Освещение было, но немного – небольшие лампочки, вделанные в потолок, создавали иллюзию, будто свет берётся из ниоткуда. И в остальном тоже ничего общего с классическим представлением о старых потайных ходах – ни пыли, ни паутины, ни сквозняка, гуляющего по  коридору, ни завываний, леденящих душу.
Просто узкий, хреново освещённый коридор.
Судя по тому, как петлял ход, коридорчик старался охватить все кабинеты на втором этаже. Частенько попадались небольшие возвышения – для чего они нужны Эва поняла практически сразу. И даже убедилась в этом на практике – поднявшись на один из постаментов, она внимательно смотрела на стену, уже точно понимая, что ожидает увидеть. И увидела.
Небольшое углубление, маленький рычаг. Нажмёшь на него – и на одной из картин в помещении пропадают глаза. Зато ты можешь смотреть вместо нарисованного человека. И увидишь куда больше. А уж поймёшь…
Значит, коридор был создан для слежения за всеми кабинетами на этаже. Но как это могло получиться? Ведь зданию не менее десяти лет. Хотя, ремонт совсем свежий… Возможно, здесь недавно проводилась реконструкция. До того, как его выкупил мистер Кауфман... Или после?..
Есть, конечно, вариант, что всё было по-другому, и этот коридор был построен вместе со зданием. Но абсолютно чистый камин, совсем свежий и не скрипучий механизм…
Наверное, она могла бы поискать старые чертежи здания в каком-нибудь городском архиве, вот только зачем? Что ей это даст? Если ход построен при реконструкции здания, то это значит, что либо Кауфман следит за своими сотрудниками (но тогда почему тайный ход не в его кабинете?), либо за Кауфманом и его сотрудниками следит кто-то ещё. Ответа на то, кто следит, если вообще следит, конечно, чертежи ей не дадут.
За ней и самой-то следят, между прочим, не хватало ещё с чужой слежкой разбираться. Плохо то, что это могут быть одни и те же люди.
Коридор закончился тупиком. На боковой стене находился рычаг, и Эва, нисколько не сомневаясь, опустила его вниз.
Открылась противоположная стена в том же кабинете, откуда она вышла – и тут же закрылась за ней, едва она шагнула на обитый деревом пол. Открытый проход – самый первый - тоже оказался закрыт. Автоматически, значит рычагов не было больше никаких. Ещё один аргумент в пользу теории, что ход был построен недавно. Хотя мало ли… Древние механизмы тоже поражают своей продуманностью – так почему бы и этому не оказаться старым?..
Вопросов много – ответов ноль.
Что ж, этот вечер приносит немало открытий. И, судя по всему, сюрпризы ещё не закончились. Часы показывали, что время для встречи уже пришло, а значит, можно было выдвигаться к пункту назначения.

***

Осторожно выглянув в основной коридор, Эва огляделась по сторонам. Тишина. Шагов не слышно – ни удаляющихся, ни приближающихся – и потому Эва свободно выскользнула в коридор, прикрывая за собой дверь. Пол, на её счастье, был устелен ковром – дорогим, бордово-красным, с тёмно-серым кантом по краям – и потому её шаги, скрадываемые мягким ворсом, были почти не слышны. Всё же, шпильки – не самая практичная обувь для шпионско-исследовательской деятельности.
Все двери были сделаны из тёмного дерева, и отличало их друг от друга только наличие или отсутствие золотистой таблички с именем владельца кабинета. Таких было всего три: на данный момент кабинетами в этом здании обладали директор, его зам, и кто-то ещё, до чьей двери ей было идти лень.
Кабинет директора оказался дальним от главной лестницы. За дверью было тихо, но это не означало совсем ничего – не может же он сам с собой разговаривать.
Негромкий стук в дверь в тишине коридора прозвучал почти набатом.
- Мистер Кауфман? – негромким голосом спросила шатенка, осторожно приоткрывая дверь, и заглядывая внутрь.
Мужчина уже ждал её в кабинете – стоял у окна, и смотрел на ночной город, явно потерявшись в своих мыслях.
- Я ждал Вас, Виктория.
Он ещё некоторое время посмотрел в окно, а потом резко развернулся, уставившись на вошедшую девушку.
Эве было неуютно под этим взглядом. Будто бы она должна чувствовать себя провинившийся школьницей. Но в этом-то и дело – Бергер не была школьницей, и уж точно она ни в чём не провинилась, и потому подобный взгляд вызвал в ней раздражение.
- Вы обещали рассказать мне о находках.
Она вошла в кабинет, осторожно прикрывая дверь, но пройти дальше, и уж тем более сесть не решалась.
- И, насколько я помню, мы собирались обсудить будущую экспедицию…
- А не будет никакой экспедиции, дорогая Виктория, - внезапно и довольно громко воскликнул Грегор, всё так же оставаясь стоять у окна.
- Почему же?..
Это новость её ошарашила. Она проделала сюда путь из Германии, а этот конкретный музей за какой-то час уже изучила, как родной. Даже изнутри. Она пролезла сюда по узкому карнизу – просто чтобы встретиться с Кауфманом и поговорить об экспедиции. А её вдруг – раз! – и не будет?.. Бред.
- Вы же шутите, да?.. – поинтересовалась Бергер, недоумённо улыбаясь.
- Увы, Виктория. Маршрут, по которому должна была пройти экспедиция, оказался неверным – на самом деле, там сплошное болото, и никаких напоминаний о древних цивилизациях.
Эти слова могли бы её расстроить, если бы мужчина, всё ещё продолжая стоять у окна, ну указывал ей глазами на небольшой столик, где стояла статуэтку в виде льва.
Изогнув в удивлении бровь, Эва так же посмотрела на статуэтку, и кивнула, словно переспрашивая – правильно ли она поняла?
- Вы уверены, мистер Кауфман? – спросила девушка, осторожно и как можно тише подходя к столику. – Возможно, расчёты оказались неверными? Мы можем просчитать всё ещё раз…
- Я уверен, - Грегор кивнул, облегчённо вздыхая, и показывая этим самым, что его правильно поняли.
- Когда же Вы успели это выяснить?
Девушка поняла, в чём дело. Она может передвигаться по кабинету, и её не увидят, пока она не подходит ближе к окну. Столик стоял в выгодной позиции, и к нему можно было подойти без опаски. Зато за Кауфманом, по всей видимости, следили через окно. А ещё, судя по всему – они прослушивали кабинет, и именно поэтому Грегор говорил ей все эти вещи.
- Не так давно ко мне подошёл мой зам, - мужчина усмехнулся, кажется, говоря чистую правду. Что ж, видимо, ему не повезло с заместителем… А если он являлся ещё и его другом – ему не повезло вдвойне. – Я долго не мог поверить, но он привёл убедительный доказательства.
Что ж, видимо ему ещё и угрожали. Что от него требовали? Чтобы не лез в экспедицию? Чтобы отдал карту?.. Или чтобы отослал куда подальше надоедливую девчонку?
Эва как можно аккуратнее подняла со столика статуэтку. Повертев её в руках, она заметила углубление с обратной стороны подставки.
Мини-тайник… Оригинально, хотя и не очень надёжно.
- Мне так жаль, - Эва была искренна – она действительно жалела о том, что такая ситуация имеет место быть. Она была бы рада отправиться в трёхдневную экспедицию с известным археологом за сокровищами древних цивилизаций. Под сокровищами имеются ввиду артефакты, реликвии… Всё, что могло остаться и сохраниться. Это и есть ценность для археологов. А для искательниц приключений – экспедиция, и возможность помочь профессиональным исследователям. Видимо, кто-то был сильно против.
Вытащив из тайника свёрнутый в трубочку кусок бумаги, Эва снова посмотрела на мужчину, спрашивая взглядом, правильно ли она поняла, что ей стоит забрать это с собой?
- И мне, юная леди, и мне, - мужчина снова кивнул, отвечая таким образом на её вопрос.
Статуэтка аккуратнейшим образом возвращена на столик – чтобы нельзя было услышать стук, бумага аккуратно упакована в клатч, клатч закрыт. Сама Эва осторожно отошла обратно к двери. Пора валить – те, кто слушают сейчас их разговор, не станут долго ждать.
- Всего доброго, мистер Кауфман, - Эва кивнула, прощаясь со своим собеседником, и собираясь выходить из кабинета. – Я уверена, что у Вас появится повод для другой экспедиции. Ещё масштабнее, чем эта.
- Всё возможно, синьорина, всё возможно, - слабо улыбнулся Грегор, таким образом прощаясь со своей гостьей, и снова отвернулся к окну.

***

Бергер вышла из кабинета, собираясь вернуться тем же образом, что и пришла. Пожарная лестница – это не страшно. Страшно будет, если её поймают эти странные люди, что следят за ней, и что вынудили мистера Кауфмана отменить экспедицию.
О бумаге, что отдал ей археолог и владелец музея, Эва сейчас старалась не думать.
Самое главное – уйти отсюда, а после – собрать шмотки, и сменить гостиницу.
Окна Кауфмана выходят совсем на другую сторону – противоположную от пожарной лестницы. Значит, она может со спокойной совестью вылезти через окно в  том помещении, не боясь быть пойманной.
Обратный путь прошёл куда быстрее – девушка уже знала, как ей уходить. Быстро прошла до нужного почти пустого кабинета с тайным ходом, закрыла за собой дверь, тут же проверяя, свободен ли путь под окнами.
Вылезая по пожарной лестнице, Эва постаралась как можно плотнее захлопнуть за собой окно – на всякий случай.
Приземлилась удачно – прыгать было не выше, чем с первого этажа – и огляделась по сторонам. Где-то здесь должна была быть её подруга.
Я уже свободна. Где ты?

Отредактировано Eva Berger (2015-06-22 02:01:11)

+1

23

До конца вечера, наверное, принесенное Эвой платье не доживет.
Искушение подойти к фонтану с фейерверками Герти еле-еле подавила - еще раз связываться со этими стремными охранниками не хотелось. Прежде, чем устроить свою пятую точно на лавочке, она обошла дерево. Просто за тем, чтобы осмотреться и понять, откуда ее можно заметить, если она тут обустроится на время. Эва очередной раз, сама того не подозревая, настроила Гертруду на свою волну, где повсюду мерещатся заговоры и шпионские игры. И вроде она понимает, что все это глупости и скорее всего проблемы они себе придумывают сами. Даже тому мужику, что подсел к ней во время поглощения пищи, точно можно найти логичное объяснение без всяких теорий заговора. Ходит босиком вокруг дерева, некоторые ветки которого достают почти до земли и неплохо так скрывают ее от окружающего мира. А там, где не закрывают ее новое логово ветки, приходят по помощь старательно подстриженные кусты.
Идеально.
Уселась на свою скамейку, поставила рядом босоножки и сумку поставила за спину, чтобы было мягче облокотиться о спинку лавочки. В тени жаркая погода Рима казалась не такой уж и противной, а о сгоревшей спите Герда и вовсе на время забыла. Вот она, целительная сила Эвы - забить голову несчастной подруги всякой хренью, чтобы та отвлеклась от болячек. Закрыла глаза, запрокинула голову и улыбается. Может ведь просидеть тут столько, сколько нужно, чтобы дождаться тут Эву, но Боги решили иначе и послали ей незваного гостя в убежище.
Итальянский после этого вечера она точно возненавидит, потому что этот чертов макароний язык очередной раз вывел ее из состояния умиротворенного.
Открыла глаза, а на нее сверху мужик смотрит и вталкивает ей что-то.
- О, простите, я ни слова не поняла. Тут нельзя отдыхать?
Миленько улыбается, садится ровно, хлопает ресницами. Поворачивается к нему, чтобы рассмотреть его, стоящего за спиной и соображает, что выглядит он не как охранник. И уж тем более не выглядит, как гость. На нем похожий прикид, как у того мужика в кожаной куртке, но рожа страшнее, кирпича просит или хотя бы босоножкой между глаз. На мгновенье растерялась рыжая, начала извиняться на мудреном английском и собирать свои вещички. Мол, я-то думала, что тут можно отдохнуть от суеты, нафуфыренные леди и джентельмены на этом вечере так удручают!
Физиономия мужика явно выдавала его растерянность. То ли он немного понимал Герду и пытался вникнуть в смысл сказанных ею слов, то ли не понимал ни черта и тупо растерялся. Но ей-то и тот, и другой вариант вполне подходили, ведь целью было его заболтать, собрать вещички и... босиком броситься убегать.
Она любит бегать по утрам. Зарядка - это как почистить зубы, потому сбежать от пусть даже тренированного мужика было задачей вполне себе реальной. Но сейчас она больше думала не о том, насколько реально убежать, а то том, что надо тупо удирать, а потом уже разбираться с другими вопросами.
Ей было весело и страшно. Страшно весело, перепрыгивая через камни, которыми декорирован дворик и еще клумбы. Как здорово, что платье особо не нужно задирать! И как здорово, что двор тут так ухожен, что она до сих пор не наткнулась босыми ногами ни на что острое или просто твердое. Но газон имеет свойство переходить в асфальт и вот тогда глаза Герды явно полезли на лоб, не представляя, что делать дальше. Обуваться - идея гиблая, долгая и вообще бестолковая, ведь на каблуках она разве только уползет. Бежать дальше и сбивать ноги в кровь не хотелось вообще, но пришлось. Хотя бы до входной двери, где столпилась кучка зевак. Вот туда она и направилась, не оглядываясь на мужика. Бросилась в самую кучку зевак, чтобы потеряться в ней и пробраться до охранников. Один из них даже изменился в лице, когда увидел запыхавшуюся растрепанную рыжую. Узнал - это сразу понятно. И офигел, пропуская ее вперед без всяких слов. Герда только на секунду задержалась, чтобы забацать перед ним неуклюжее подобие реверанса и выбрала накатанную дорожку... в туалет. На этот раз там перед зеркалом вертелись расфуфыренные дамы, которые толком и сообразить не успели, кто и что тут пронеслось мимо них и закрылось впопыхах в кабинке. Той самой, в которой закрылась первый раз. Дышит громко-громко, но вряд ли эти дамы услышат это из-за музыки. И выпустила босоножки из рук. Те громко упали на пол, но поднимать их никто не торопился. Вот теперь Гертруда поняла, зачем тут такие огромные туалетные кабинки-комнаты. Раковина такая, что и ноги можно помыть, и умыться. Тут даже мыло разных видов есть и салфетки. Черт, эти богачи вообще ни о чем не заморачиваются. Наверняка, даже никогда не задумывались над тем, что нужно покупать туалетную бумагу!
Умылась, вытерлась, обулась. Даже щеки перестали быть красными, как панцирь у рака.
Пропиликал телефон, извещая о новом сообщении от любимой Эвы.

http://joxi.ru/p27gxM8Skqek27.png

Получатель Эва Б. Неугомонная
Текст: Ты не поверишь. В том же самом туалете. И выйти через окно в этот раз - не вариант.

Прислушалась к хихиканью беззаботных дам за дверью. Нет, явно никакой мужик в туалет не пробрался, а то бы визгу от этих свиноматок в перьях было бы на все поместье. Напевая песенку, которая сейчас играла в туалете, Герти спокойно принялась поправлять макияж. А чем еще было заняться, пока Эва придет к ней на помощь? Одна она от сюда не высунется просто потому, что боится до чертиков.

+1

24

Когда телефон оповестил свою владелицу о полученном сообщении, та медленно прогуливалась по парку, ожидая подругу, и вспоминая номер такси.
Ну нет, я не полезу обратно по пожарной лестнице, - первая мысль, пришедшая ей в голову после прочтения смс.
Чёрный ход, по идее, должен оказаться с боковой стороны здания – той, мимо которой они ещё не проходили.
Так собственно и оказалось. Эва пряталась за стеной, осторожно выглядывая из-за угла, и наблюдая за приоткрытой дверью. У выхода стояли люди, о чём-то разговаривая на итальянском. Со своего места девушка не могла точно расслышать, и улавливала только некоторые фразы. Они разговаривали уже минут пять, и это действовало на нервы.
Эва психанула, и решила, что сможет пройти незамеченной преследователями через главный зал. По крайней мере, попробовать.
Обогнув здание, шатенка прошла через главный вход. Охранник с каменным лицом даже на неё не посмотрел – видимо, запомнил ещё в первый раз.
А вот теперь надо быть осторожнее. Беглый осмотр зала показал, что никаких подозрительных мужиков в кожаных куртках на горизонте не наблюдается. И, решившись, Эва двинулась через толпу.
- Signorina, la danza!
Какой-то мужчина в ослепительном (точнее - ослепляющем) костюме ухватил её за талию, и закружил в танце. Это было бы весело, если бы события вечера не были настолько напрягающими. Зато чьё-то безудержное веселье сыграло ей на руку – она смогла без проблем протанцевать со смеющимся человеком до нужного ей места. А там – по уже знакомому маршруту, через кухню, вновь оставшись проигнорированной её работниками.
В этот раз в уборной были какие-то разряженные в пух и прах женщины, поправляющие макияж перед огромным зеркалом, и весело переговаривающиеся между собой.
Эва заняла одну из кабинок, заперев дверь. Можно было начать перестукиваться азбукой Морзе, но Бергер не была уверена, что подруга её знает. Да и не факт, что та была в соседней кабинке.
Я в одной из кабинок. Пора отсюда уходить.
И чёрный ход им как раз пригодится - это самый незаметный путь наружу. А работники кухни – она была в этом уверена – снова сделают покер-фэйс.
Прикрыв глаза, девушка напряжённо прислушивалась к звукам - с какой стороны раздастся сигнал смс.

+1

25

Чип спешил на помощь к верному другу Дейлу. В роли Чипа - Эва, в роли Дейла, соответственно, Герда. Да, она чувствовала себя трусливым грызуном, у которого во время особо острого прилива страха зуб на зуб не попадал. Держит рыжая телефон в руке и постоянно на него поглядывает - не пришло ли новое сообщение. Все боялась пропустить уведомление. А стоило сообщению прийти - та аж подпрыгнула на месте от пронзительного свиста телефона.
- Черт-черт-черт, - говорит она тихо, но вслух. Первым делом выключила звук, а уж потом полезла читать сообщение о том, что помощь прибыла. Нет, писать еще одно сообщение - жаба задушит. Чертов роуминг в Европе стоил столько, что дешевле, наверное, было звонить на Луну.
Герти еще разочек взглянула на себя в зеркале, чтобы убедиться, что выглядит более ли менее презентабельно. Ну, или по крайней мере не совсем напоминает своим видом человека без определенного места жительства. Увиденное в зеркале ее не до конца удовлетворяло, но сгинуть с этого мероприятия поскорее хотелось.
Выходит из кабинки, пошатываясь. Герда - актриса фиговая. Совсем фиговая. Но изобразить из себя недомогающую. Дамы, что прихорашивались сейчас, глядя в зеркало, заметили ее и обернулись. Испуганно, одна прям охнула. Герда на подкосившихся ножках ковыляет к длинному умывальнику и столешнице.
- Не ешьте тут макароны, сударыни, ох, не ешьте! - Говорит она на английском, не задумываясь над тем, что дамы ее поймут. Насколько она успела понять, тут с английским было у всех туговато. Главной целью было говорить громко, чтобы Эва услышала ее из своей кабинки. - Эти гребанные макароны испортят вам вечер, сударыни. И вашему кавалеру, когда тот полезет к вам целоваться.
Герти путалась, кого она изображает - отравленную или пьяную? Хотя, какая разница? Прикрыла ладошкой рот так, словно готовится блевануть. Вот если языки - дело сложное и не всем понятное, то жесты, особенно такие, понятны всем. Сударыни быстро смекнули, что сейчас им придется лицезреть содержимое желудка рыжей, если ты не соберут свои клатчи и не уберутся восвояси. Собрали - убрались. Герда постояла еще с секунду, склонившись над раковиной и зажимая рот ладошкой. Вот хоть бы одна чертова Кикимора разодетая решилась ей помочь! Вот она, европейская культура во всей красе - никакой помощи ближнему.
Убрала ладошку ото рта, посмотрела на себя в зеркало.
Неужели я так плохо выгляжу?..
Пошла в двери, высунула нос, дабы посмотреть, свинтили ли те дамы.
- Я сегодня не перестаю удивляться себе и своим талантам. Ты видела, как они скривились? Как будто никто из этих разодетых сударынь никогда не отравлялся. Хоть бы одна предложила помощь.
Еще раз высунула нос за дверь и убедившись, что никто к ним не идет, закрыла дверь.
- И хоть бы одна обратилась к кому-то из персонала, чтобы сказать, что мне тут плохо. Помру - никто и не заметит!
Подошла к окну, но на этот раз точно не собиралась лезть через него наружу, в лапы тем стремным мужикам.
Нахмурила брови и думает, как бы выбраться.
- Как ты сюда пришла? Сможем выйти и добраться до такси так же?.. Эээ... Тори, ты же не... - она помотала пальцами в воздухе, как бы изображая человечка, что карабкался по лестнице. - Нужно вызвать такси. А там придумаешь, что делать дальше. Кажется, - она стукнула себя по лбу. - Я свой золотой запас идей на сегодня исчерпала.

+1

26

- Не переживай. Я пришла через главный вход, - Эва вышла из кабинки. В огромном зеркале, висящем на стене, отражалась немного уставшая, но ещё не побеждённая она. Особо потрёпанной Бергер не выглядела, разве что причёска, зато уставшей – вполне.
- И думаю, что мне удалось пройти незамеченной чисто случайно, - девушка подошла поближе к зеркалу, поправляя локоны. Немного манипуляций с волосами и расчёской… Вроде неплохо.
- Обратно идти через главный вход я бы не рискнула, - шатенка закончила наводить порядок на голове, и вновь, как часом ранее, уселась на тумбочку, следя за передвижениями подруги. – Но не переживай – у меня есть план.
И ещё парочка запасных. Но это неважно. Главное, чтобы их не поймали на пути к кухне. А оттуда до чёрного входа рукой подать.
- Я это здание за один вечер изучила лучше, чем собственную школу в Сан-Франциско за первую неделю…
Девушка подавила желание провести рукой по лицу – не стоит портить внешний вид, с размазанной косметикой она быстрее запомнится кому-нибудь из окружающих.
- Нам надо в отель.
И под этой фразой подразумевалось всё: и то, что им нужно быстрее собрать шмотки, и свинтить оттуда, и то, что ей есть, что рассказать, но здесь она не рискнёт. И то, что они, возможно, валят из Рима. Правда, пока неясно, куда – или они останутся в Италии, и просто сменят гостиницу и город, или уедут из Италии обратно домой. Это зависит от двух факторов – от информации, которую дал ей Грегор, и от согласия Гертруды продолжать всё это сумасшествие.
- А пока я вызываю такси, - девушка набирала номер, прикидывая, куда лучше вызвать машину, и как бы им понезаметнее сесть в спасительную машину, - расскажи мне, подруга, как ты снова попала в здание?
Точнее – зачем?..
Да ещё и спряталась в том же туалете.
- Такси будет через десять минут. У тебя есть время рассказать мне, что случилось.
Пять минут подождут, минут за пять выберутся из здания, а дальше им желательно телепортироваться до такси. Ну или хотя бы приблизиться к этом результату.

***
- Пойдём, - сказала Эва через некоторое время, вставая на ноги и направляясь к двери. Она осторожно выглянула в коридор, но на горизонте никого не наблюдалось.
Выскользнув из уборной, шатенка пошла направо по коридору, к кухне.
- Иди за мной, - шепнула Бергер подруге, обернувшись назад. – Только осторожно, - что значило: "иди вслед, и постарайся издавать как можно меньше шума".
Работники кухни, как и всегда, радовали Эву своим безразличием к её перемещениям по их территории.
Второй выход из кухни – и в этот раз не налево, обратно в зал, а направо – и остаётся три двери до чёрного входа.
Дверь была захлопнута, но не закрыта. Людей, к счастью, там уже не было, и девушки благополучно выбрались из здания.
- Я всё расскажу потом, - пообещала Бергер подруге, пока они шли к такси. – Не в такси, и не в отеле.
Кабинет Кауфмана прослушивали – что мешало преследователям сделать то же самое с их вещами?
- Надо будет перетряхнуть свои вещи на предмет прослушки.
Если прослушку и поставили, то где-то в комнате, а не в вещах – заметить слишком легко. Но лучше всё-таки перестраховаться.
Садясь в машину, девушка оглянулась по сторонам, проверяя, не следит ли кто за ними. К счастью, никого, кто выбивался бы из толпы, не было. Да и вообще почти никого не было – влюблённая парочка, прогуливающаяся на другой стороне улицы, охранник на главном входе, и пьяный мужчина в дорогущем костюме, кажется, собравшийся жаловаться охраннику на жизнь. И это всё.
Эва села в машину, захлопнула за собой дверь, и назвала адрес отеля.
- Я могу здесь закурить? – спросила она водителя. Оставалось надеяться, что Герти была не против. Но она так устала за этот вечер, а впереди ещё намечалась бессонная ночь. И, возможно, такое же утро.
Теперь осталось подумать, как бы поосторожнее проникнуть в сам отель. А ещё у неё были вопросы к консьержу. И лучше бы ему ответить на них правильно.

Отредактировано Eva Berger (2015-07-07 02:33:39)

+1

27

Герда молчала, словно набрала воды в рот. Не хотелось ей признаваться даже перед Эвой, что она, курица этакая, не смогла толком спрятаться на улице и тихо-мирно дождаться ее возвращения.
- Я вообще не уверена, что мне и правда нужно было оттуда убегать...
Начать, как ей казалось, следовало издалека. И поверхностно, чтобы Эва не начала разбираться во всем и самой Герде не начать паниковать слишком сильно.
- Просто ко мне подошли, я не поняла, что он мне там кулдыкает. Ну я скорее босоножки в руки и в туалет. По-моему я начала воспринимать эту кабинку, как убежище.
Она сдержанно улыбнулась, пытаясь пошутить и в этой шутке шутки была меньшая доля. Как-то тут было уютно, даже не смотря на то, что это гребанная уборная для мажоров. Она помыла руки и теперь вокруг витал сильно бьющий в нос запах жидкого мыла. Коснулась щек влажными ладошками.
- Надо было сидеть в номере и беспокоиться только о своей спине, - тянется пальчиками к плечам и несильно надавливает на кожу. А та, кажется, и зудеть перестала. - А то теперь о спине-то я забыла, зато от всех местных в кожаных куртках шарахаюсь, как трусливый кролик!

- Пойдем, - тихонько, уставшим голоском отзывается рыжая и идет за Эвой. Эва выглядела сейчас, как шпионка - осторожные действия, все эти выглядывания... Герда ничего против не имела, но бежать скорее к месту парковки такси ей казалось как-то понадежнее. - Иду-иду, - заговорчески, почти передразнивая подругу, отвечает она, поправляя ремешок босоножек. Еще влажные ноги скользили в обуви и ремешки не помогали. Бежать, может, было бы и неудобно, но кто запрещает опять разуться?..
- Я думала, что мы тут наедимся, может потанцуем, но никак не представляла, что будем от кого-то бегать. Разве только от разжиревших и раздобревших навязчивых партнеров по танцам... Ты мне так и не хочешь рассказать, что тут происходит?
Да, ей страшно интересно, чего можно вообще ожидать от этой поездки. Богатое воображение уже начало подсовывать картинки, как ее, Гертруду, присылают родителям в черных полиэтиленовых мешках по частям.
Но ладно, потом расскажет, так потом. Она только громко вздохнула, чтобы выразить подруге свое недовольство и они продолжили свой путь к такси.
Рядом с Эвой ей было спокойно. Она не заморачивалась над тем, что надо бы оглядываться по сторонам и смотреть, не потащился ли за ними кто-то в черной куртке, что была совсем не по погоде. Вот о чем думают эти дядьки? Разве их дело не слиться с толпой?.. Тряхнула головой, чтобы прогнать из нее мысли, которые ее должны волновать в последнюю очередь.
Было лень возникать, когда Эва собралась закурить. Прислонившись головой к ремню безопасности, она молча нащупала кнопочку, что плавно открыла затемненное окно. Раз уж водитель разрешил закурить, то против окна открытого точно не будет. Кондиционер кондиционером, но лучше свежий воздух, хоть и горячий, чем давиться тут прохладой.
Подставила нос так, чтобы через открытую щелку воздух шел прямо в нос. Хотелось поспать, но смысла не было - ехать слишком близко.

Таксист остановился в метрах этак двух ста от входа в их отель. Это хорошо, на улице никто не будет их подслушивать и прослушивать и у них есть время перекинуться парой слов.
- Ты правда думаешь, что тебя прослушивают? Можно я с тобой пойду? Помогу тебе... - Понимает, что пытаться вешать лапшу на уши Эве про желание помочь - дохлый номер, вздохнув, поясняет:
- Я не хочу идти к себе одна. С тобой мне спокойнее. Если нас и отправят домой в черных мешках, то только обеих.
И кивнула. Последнее она не хотела говорить вслух, просто так получилось.
- Кстати, - произносит Герти задумчиво и замедляет шаг. Останавливается совсем, обдумывая, стоит ли с Эвой делиться своими, возможно, глупыми идеями. - В самолет я брала с собой беспроводной наушник. Он старый и жутко фонит от малейших шумов. Даже если сидеть около розетки, то будешь слышать противный шум, а уж если рядом с другим телефоном или в самолете, то и музыку не разобрать!
Подбежала к Эве и смотрит на нее выжидающе. Но ведь идея - верняк. Может немного глупо, но вполне может сработать. И вообще, разве не глупо думать, кто кому-то в Италии понадобилось прослушивать двух туристок из Америки? Герда сама не знала, чем она вообще может быть полезна кому-то. А Эва? Ну, она вполне могла сунуть свой нос куда-то и что-то знать, но до сих пор все ее авантюры точно не были достойны такого внимания и... прослушки номера.
Стоило им войти в отель, как Герда резко сменила тему о том, как ей не нравится итальянская музыка. Не важно, что против итальянской музыки она ничего не имела против, скорее даже совсем наоборот. Просто насмотревшись на Эву любому захочется продолжить играть в эти шпионские игры и шифроваться. А подойдя к консьержу, Герда и вовсе замолчала. Только вопросительно посмотрела на подругу, стоит ли ей остаться или лучше подняться наверх.

+1

28

- Я даже и не думала о том, что меня могут прослушивать. Но у меня появились основания так думать – поверь, я была бы рада заблуждаться в этом случае.
Но что-то ей подсказывает, что она не ошибается. Слишком много всякой загадачно-таинственной хрени намешано в этом деле. И с каждой новой тайной ей всё больше и больше хочется разложить всё по полочкам.
- Хорошо. Тогда сначала соберём вещи в твоём номере, а потом в моём.
Конечно, это шло немного вразрез с её планами. Она сначала хотела в душ – хотя бы пять минут лично для себя. Смыть косметику, усталость и дурное настроение, успокоить мысли. А потом уже броситься на подвиги. Но, в принципе, они могут просто покидать вещи по чемоданам, и свалить из этого дурдома в закат. Или рассвет. А потом уже, в новой гостинице, принять душ. Конечно, мало приятного в беготне на каблуках, но не в первый раз – переживёт.
- Наушник?.. – медленно протянула Бергер, смотря в сторону подруги. В принципе, идея была неплохой. Если эти дебилы-преследователи и установили прослушку в их спальнях, то дефектный наушник уж точно это обнаружит. Главное – вырубить мобильники, и исследовать спальни и вещи с поправкой на розетки.
Интересно, а обнаружит ли этот наушник маячки?.. По идее – должен. Он ведь тоже испускает какие-то волны.
- Я думаю, эта вещь нам пригодится, - Эва кивнула подруге с лёгкой улыбкой.
На входе в отель пропустила подругу вперёд, немного задержавшись, чтобы задать вопрос портье. Этот молодой человек сносно расшифровывал её далеко не идеальный итальянский, и даже говорил на ломаном английском. В итоге, они друг друга поняли, и разошлись, довольные друг другом.
- Да, итальянская музыка, - деловито кивнула Бергер, догоняя подругу. – Не знаю, что тебе не нравится. Я немного знаю исполнителей, но считаю, что есть по-настоящему талантливые.
Вряд ли кто-то станет слушать их диалог в холле гостиницы, но раз уж шифроваться – то качественно.
- Добрый вечер, - девушка поздоровалась с консьержем, когда они подошли к его стойке. Консьерж – невысокий мужчина лет пятидесяти, с характерной для итальянцев внешностью: тёмные волосы, смуглая кожа. Языкового барьера между ними не было – Эва уже успела выяснить, что тот неплохо понимает английский. Герти стояла рядом, и, кажется, её интересовало, не стоит ли ей пойти в номер, и подождать её там. Но Бергер хотела задать всего лишь пару вопросов, и раз уж подруга не хотела даже в номере оставаться одна, то и отправлять её туда в одиночестве не стоит.
- Скажите пожалуйста, любезный друг… - начала Эва в своей излюбленной манере. – Интересовался ли кто-нибудь мной, или моей подругой?..
Приветливая улыбка мужчины сменилась настороженной.
- Я не имею права выдавать информацию о постояльцах, - важно кивнул он.
- Но я не услышала ответ на свой вопрос, - Бергер облокотилась одной рукой на стойку, проводя когтями другой руки по гладкой столешнице. – Кто-то интересовался?
Итальянец посмотрел по сторонам, и вновь взглянул на свою собеседницу.
- Я не должен был. Но тот мужчина…
Казалось, что тому действительно стыдно за то, что влез не в своё дело, и что-то кому-то рассказал. Но девушка не верила в это псевдо раскаяние ни на гран.
- Он представился Вашим братом. Рассказал Вашу историю, и я подумал, что могу…
- Нихрена вы не подумали, - с улыбкой змеи констатировала Эва. Наверняка сопливая история сопровождалась крупненькой банкнотой, врученной болтливому консьержу за его разговорчивость. Да, она была груба сейчас, но это мало её волновало. Не до вежливости. Да и не заслужил он её. – Он назвал моё имя?
- Зачем? – мужчина с неподдельным удивлением смотрел на Бергер. – Он показал ваше фото. А раз он ваш брат, то и так должен знать Ваше имя.
Значит, напрямую не расспрашивал, а консьерж не сказал. Хоть на это ему ума хватило.
- Затем, что у меня нет братьев. И сестёр. И каких-либо других родственников в Италии.
Девушка недовольно постукивала когтями по стойке, не смотря на своего собеседника. Всё же то, что она осталось инкогнито, существенно сыграет им на руку.
- Вопрос последний. Как он выглядел?
- Вообще... – замялся итальянец. – Он был мало похож на Вашего родственника.
Вслушиваясь в описание внешности, Эва поняла, что это был именно тот подозрительный человек в кожаной куртке.
- Я не должен этого говорить, - неожиданно добавил мужчина, понизив голос, и Эва чуть подалась вперёд, чтобы лучшего его слышать. – Но он поселился этажом ниже. Прямо под Вашим номером.
Эва уже хотела проехаться по тому, что молчать ему следовало бы немного раньше, но не стала. Возможно, если ещё немного надавить на его чувство вины…
- Я бы хотела Вас попросить вот о чём… - начала девушка, пристально глядя ему в глаза. – Если кто-то вдруг… Как бы он ни представился… Спросит что-то обо мне или моей подруге – вы ничего не знаете, хорошо? – Эва улыбнулась одними губами – взгляд оставался всё таким же цепким и колючим.
Мужчина кивнул.
- Надеюсь на Вас. И ещё – мы съезжаем. Через… - девушка прикинула, сколько времени им понадобится на то, чтобы всё собрать, найти предполагаемых жучков, и решить, куда они уезжают. – Час. Час – это максимум. Подготовьте, пожалуйста, всё.
Круто развернувшись, Бергер направилась в сторону лестниц. На четвёртый этаж они уж как-нибудь заберутся, а постояльцев, пользующихся лестницами, тем более в такое время, куда меньше, чем  тех, кто пользуется лифтами.
- Я не доверяю ему ни капли, - сообщила Эва подруге, пока они поднимались по лестнице. - Но, думаю, чувство вины и хорошие чаевые при выписке сделают своё дело.
Уже не хотелось ничего – только в душ и спать. Но до этого ещё далеко.
- Сначала в твой номер, или мой?..

+1

29

Иногда Герде казалось, что Эва - идеальный сотрудник для какой-нибудь федеральной службы типа ФБР. Она держится слишком круто, когда беседует с кем-то, от кого ей что-то нужно. Даже в сериале актеры порой выглядят не так круто, хотя их роли, образы и слова продуманы и прописаны не одним сценаристом, режиссером или кто там еще прикладывает к этому дело свою руку?
Герда же себя вообразила кем-то вроде... Касла. Этакое бесплатное забавное недоразумение, что таскается за своей крутой Беккет. Только в отличие от Касла, ее вовсе не тянуло вставить свои пять копеек в разговор "старших". Развесила уши и только иногда поднимала бровки, выпучивала глазки, удивляясь человеческой глупости. Может, ему заплатили и этот мужик захотел поверить, что тот стремный поселенец этажом ниже - братец Эвы?
Все, что позволила себе Герти - прищурив глазки, зыркнуть в сторону консьержа. Герда хвостиком пошла следом за Эвой.
- Через час? И куда мы поедем? У нас ведь даже номер не забронирован ни в какой другой гостинице. Куда ты собралась?
Спрашивала Герда свою дорогую подругу шепотом, но Эва точно разберет в этих шипящих звуках панику. Герда вообще склонна к панике, особенно когда не знает, что нужно делать дальше.
- Ты хоть знаешь, где есть еще какая-нибудь сносная гостиница, которая будет мне... нам по карману?
Италия, гребанный Рим - тут ведь даже чашка кофе может стоить больше 20 долларов! Не то, чтобы Герда не могла себе позволить отдохнуть в Европе, не считая каждую копейку, но жаба все-таки иногда ее душить начинала.
- Иди к себе, я найду... - она замолчала, думая, что все-таки не стоит говорить этого в отеле вслух. - В общем, я приду к тебе.
Герда вышла из лифта первой и быстрым шагом, обгоняя Эву, пошла к своему номеру, чтобы поскорее найти то, что ей было нужно.
Наушник должен был быть упакован в старый чехольчик от "нокии". Герде нравилось, когда старые вещи хранились в своих родных упаковочках. В самолете, когда Герда хотела послушать музыку и услышала только жуткий шум и визг вместо приятных звуков, она так разозлилась, что готова была выбросить его вместе с выпитой бутылкой фанты. Купит себе современные наушники, если ей еще когда приспичит слушать музыку. Наушники она не любит. Пока слушаешь, ходишь, как зомби, и ничего не слышишь вокруг, а потом, когда наушники вынимаешь, уши неприятно шумят или закладывают. А уж сколько она встретила зазевавшихся пешеходов, что не смотрели по сторонам из-за этих вот бананов в ушах!
В общем, теплые чувства  Герти испытывала к этому мешочку с наушником редко и только, как к чему-то раритетному, родом из совсем-совсем юного возраста. Хорошо, что сейчас эта вещица вполне может послужить на благо народу и помочь найти жучков и прослушку, если таковая вообще имеет место быть.
Сейчас, придя в свой номер, ей казалось это чем-то не то, чтобы сказочным, а скорее просто выдуманным. Ха, жучки, как же! Ей что реальных проблем типа сгоревшей на солнце спины мало?
Это все Эва, она придумала и убедила ее в том, что жучки существуют. И на самом деле те итальянцы - обычные мужики, что наверняка хотели попросить номер телефона красотки Эвы. Но если вы проведете с Эвой некоторое время, то тоже заразитесь от нее духом бога Авантюры.
Наушник нашелся во внешнем кармане чемодана, где Герда не рискнула хранить ничего важного. Вернее, она вообще ничего не рискнула хранить, просто сунула наушник и другие мелочи, что брала с собой на борт самолета в ручную кладь сразу, как они обустроились в отеле. Герда выудила свой телефон из сумки и подключила его к наушникам. Вставлять его в ухо сразу Герда не рискнула. Просто поднесла поближе, ведь если тот начнет опять шипеть и трещать, то слышно будет и так. С самого начала он не шипел. Немного потрескивал, как старая заезженная пластинка, а вот когда Герти поднесла его к розетке, на расстоянии сантиметров двадцать или тридцать, в наушник вселился бес и тот начал пищать, словно маленький живой поросенок. Следующее, что сделала Герда - поднесла его в маршрутизатору, что находился сразу за стеной ее номера, но висел в коридоре. Да, и рядом с маршрутизатором тот тоже фонил. Единственное, на что это старое приспособление реагировало адекватно (имеется в виду, из электронных приспособлений) - телефон, с которым он был синхронизирован.
Отлично. Герда обошла быстро свою комнату, решив, что вещи пока могут подождать, и пошла в номер к Эве.
- Нашла. И кажется, он правда круто реагирует на всю... Круто воспроизводит ту мелодию, если только далеко не убирать от телефона. Иначе пищит, как муха на липучке. Только не вздумай вставлять в ухо, иначе и оглохнуть не долго.
Она вручила Эве наушник и свой телефон - плиту. О да, та нокия, с которой этот наушник шел в комплекте, была куплена тогда, когда только-только начали продавать телефоны с цветными экранами и полифоническим звонком. Это был один из первых телефонов с беспроводной гарнитурой, который купил себе папа Герды, чтобы иметь возможность болтать по телефону со своим многочисленным семейством, пока едет за рулем. А теперь телефоны стали напоминать больше коровьи лепешки лопаты, нежели средство связи.
- Я не совсем уверена, что сработает, но на розетку реагирует. И на маршрутизатор.
Теперь она говорила тихонько, забыв от том, что следовало бы говорить хоть немного шифруясь. Но она - не обученный шпион, который должен подбирать каждое слово, а всего лишь американская простушка, подруга которой носом и пятой точкой чует неприятности.
И тут Герда услышала знакомый пищащий звук. Удивилась и прям-таки почувствовала, как сердечко забилось чаще и что-то похожее на адреналин начало гулять гулять по венам.
- О, ему уже что-то не нравится? - она удивленно смотрит вокруг. - Где твой телефон? Это он на него так реагирует или что-то тут есть еще?...
Она стоит рядом с дверью в ванную комнату, но слишком далеко от выключателя, чтобы тот давал такие помехи. Герда замолкает и на всякий случай прикладывает указательный палец к губам. Но Эва на из болтливых и иногда слишком сообразительна - той наверняка и так не нужно было подавать лишние сигналы, чтобы та молчала. Скорее Эва начнет закрывать малышке Ауер рот, чтобы та перестала болтать от воодушевления.
Рыжая тянется к дверной ручке ванной, чтобы посмотреть, что там такое внутри?
А внутри висел только фен, причем даже не включенный в розетку. Это бред, не может он так фонить через стенку просто от розетки, в которую ничего на данный момент не подключено! Герда корчит рожу и тупо пялится то на наушник, то на фен. Может, у них какая другая природная несовсместимость?
Почему-то Герда трусила сейчас взять фен в руки или посмотреть, нету ли чего на вешалке с полотенцами, что тоже попадала в зону действия этого чертового наушника. Она быстро посмотрела на Эву испуганными глазками и показывает, мол, давай, проверяй. Твои же вещи!
А у нее самой на самом деле, кажется, отнялись руки. Что-то сейчас все эти жучки-паучки и прослушка стали не совсем глупыми сказками и выдумками.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-07-10 00:31:55)

+1

30

- Я что-нибудь придумаю.
Иногда ей кажется, что эта фраза стала её кредо. И ведь придумает же.
В принципе, можно найти какой-нибудь отель. Что-то недорогое, пусть с минимальными условиями – одну ночь можно пережить. Но возникала проблема – насколько они осведомлены об их местонахождении? Как скоро их преследователи хватятся, и начнут искать беглянок? И насколько легко будет отыскать двух девушек с чемоданами ночью?
Но она не может ручаться, что в поисках карты, отданной Кауфманом, эти личности не ринутся их искать. Так что лучше смыться сейчас. А потом ещё раз смыться – чтоб наверняка.
Сначала им стоит переночевать в каком-нибудь недорогом отеле – надо бы найти такое место, где всем чхать на документы. Кажется, она видела что-то такое, когда исследовала отели Рима ещё будучи в Сакраменто.
Герда прошла к себе в номер, а у Эвы внезапно образовалось свободное время. Минут десять есть точно, и терять их в пустую она не намерена.
Она не будет смотреть карту сейчас – лучше сначала исследует номер на предмет жучков. А раз Герти пока ищет наушник и проверяет свой номер…
Клатч, несмотря на ценное содержимое, небрежно брошен на кровать; босоножки гулко стукнули каблуками о дверцу шкафа.
Шикарное платье метким движением брошено в кресло.
Её ждал душ.

***
Завернувшись в полотенце, Эва открывала подруге дверь.
- Ты быстро, - заметила она, закрывая дверь на замок.
Минут десять, наверное. Впрочем, Эва и не планировала отмокать в ванной – времени нет.
Наушник выглядел действительно допотопно. Девушка с интересом следила за действиями Ауэр – всё же этот телефон вместе с наушником сейчас обнаружит прослушку в её комнате. Или отсутствие прослушки.
Кажется, обнаружил.
Серьёзно? Жучок в фене?.. Они совсем идиоты? Или же просто хотели знать, какие песенки она поёт в душе?
На самом деле, Эва просто не могла вспомнить, откуда в её комнате взялся фен. Сама она им пользовалась редко, а летом  так вообще предпочитала обходиться без него. Не привозила она с собой этот агрегат, а когда вселялась, подумала, что это обязательное оборудование каждого номера. Впрочем, может так оно есть.
Покачав головой, Эва вернула подруге телефон, и подошла ближе. Остаётся надеяться, что если там и есть жучок, то он всего лишь прослушивает, и не подсматривает. Всё-таки, фен висел в ванной.
- Да, сейчас пойдём, - сказала Эва, взяв в руки фен. - Только волосы высушу.
Что ж, это логично – она только что принимала душ, мыла голову… Они же там не видят, что её волосы совершенно сухие.
Бергер подошла поближе к Герти с её обнаружителем прослушки. Наушник завопил, как бешеный.
- Посиди здесь, хорошо? – попросила она, заходя в ванную. Фен был брошен на тумбочку. Схватив одно из полотенец, Эва заткнула им сливное отверстие в раковине, и включила воду.
- Послушай пока музыку, - громко крикнула девушка.
Одно неловкое движение, и – упс! – фен выскальзывает из рук шатенки прямо в раковину, наполовину заполненную водой.
Внутри сушилки для волос что-то закоротило. Ухмыльнувшись, девушка выключила воду, вытащила и выжала полотенце, повесила на крючок, и вернулась в комнату.
- Представляешь, какая я неловкая, - как можно более расстроенным голосом сообщила девушка Гертруде, заходя в свою спальню. – Уронила фен в раковину. Уж не знаю, будет ли работать, но сначала ему надо просохнуть.
К тому времени, как жучок высохнет и сможет снова заработать, их уже здесь не будет.
- Как с музыкой? – полюбопытствовала Эва, отбирая у рыжей телефон. Вести исследование в одном полотенце было не очень удобно, но сейчас на это было чихать.
Второй раз наушник стал орать, когда шатенка стояла напротив кровати, прямо рядом с красивой настольной лампой. Не став долго думать – может, это всего лишь розетка, но проверить-то надо - девушка просто сняла узорный абажур, и посмотрела внутрь. Так и есть. Небольшая чёрная коробочка, явно предназначенная для контролирования её разговоров в этой комнате.
Эва выразительно посмотрела на подругу, сделав круговой жест рукой – мол, давай, не стесняйся, говори какую-нибудь чушь. Поддерживай диалог.
Они не должны подумать, что мы что-то знаем.
Лампа была выключена, шнур из розетки вытащен, а сама Бергер, положив телефон на на кровать, взяла лампу, и потащила в ванную. Оставив её на тумбочке у раковины, она плотненько закрыла за собой дверь, посмотрев на Герти.
- Надеюсь, всё, - шёпотом сообщила она.
По идее, жучков быть больше не должно. Но мало ли…
Схватив телефон и наушник, Бергер быстро подошла к шкафу, проверяя свои вещи. Единственное, что дало хоть какой-то сигнал – хотя тот и был куда слабее, чем раньше – синие с бежевым туфли на платформе и высоком каблуке. Осмотрев внимательно каждый туфель, девушка обнаружила на подошве какую-то странную наклейку, которой явно не должно быть на этой обуви. Покачав головой, Эва отлепила наклейку, пошла в ванную, и прилепила её на лампу.
- Теперь, думаю, всё, - всё ещё шёпотом сказала девушка, снова закрывая дверь.
Остальная обувь и одежда были быстро исследованы на наличие дополнительных аксессуаров подобного рода. Ничего.
- Громко говорить не будем, - Эва говорила тихо, и надеялась, что подруга её поймёт – мало ли, какая слышимость в ванной. – Сейчас надо собрать вещи. Держи, - Бергер вернула телефон, - проверь свой багаж на наличие подобного, если ещё не сделала. Это недолго. А я пока оденусь.
А ещё – где-то здесь был её нетбук. Именно там должны были сохраниться все сайты отелей в Риме, которые она просматривала ранее.
Осталось только собрать шмотки, найти неприметный отель, и свалить.
Ну, и одеться бы тоже не помешало. Просто так. Чтобы было комфортнее убегать в ночь с чемоданами в руках.

+1

31

Герде хотелось смеяться или, по крайней мере, подхихикивать над тем, чем сейчас они с Эвой занимались. Как будто они опять попали в детство и играют в шпионские игры. Но все же рыжая усердно поджимала губы, чтобы выглядеть серьезно. Мозгами-то она понимала, что эти шпионские игры как-то не совсем на игры-то похожи. Она все еще не разобралась, куда она вляпалась по милости Бергер и даже представить боялась, к чему все это приключение их может привести. Герда задумчиво смотрела на подругу, будто надеясь, что каким-то сказочным образом сможет прочитать ее мысли, понять, что к чему. Язык чесался спросить, что же все-таки происходит, но она решила, что пока рано. Пусть даже, кажется, все "жучки-паучки" уже были найдены и даже в некотором роде обезврежены.
Один из этих жучков сейчас Герда крутила в руках. Смотрит на наклейку и не может понять, почему ей кажется эта хреновина знакомой. Нахмурила брови и пялится на эту штуку, теперь уже пытаясь прочесть мысли этой наклейки.
- Вспомнила! - шепотом орет Гертруда и шмякает ладошкой себя по лбешнику. - Вспомнила, где я ее видела. На своей туфле, в такси. Я думала, что это жвачка прилепилась какая-то, потом посмотрела на подошву, увидела это.
Герда садится на кровать Эвы и снимает с себя босоножку. Тычет пальцем в то место, где была липучка.
- Вот тут была. Я отлепила и... - Герда замялась. Кончики ушей покраснели от того, в чем сейчас придется признаться. - И приклеила под сиденье в такси.
Скорчила виноватую рожицу, понимая, что только что собственноручно подкинула Эве повод для подколов. Добропорядочная до тошноты Гертруда приклеила "жвачку" под сиденье в такси!
- Ты отправляешь меня туда одну?! - таращит в ужасе глаза Герти. Со страху даже босоножку свою уронила! Пытается ногой ее нащюпать и обуться, но быстро плюет на сие занятие и снимает вторую босоножку. - Ладно, но только ты приходи ко мне, если соберешься быстрее меня. Если мой труп обнаружат, то я хочу, чтобы это была ты. И тебе я буду являться в твоем же платье по ночам следующие сорок лет.
Подобрав обув, она встает с кровати и босиком выходит из ее номера. Ничего страшного не случится, если она пройдет пару метров по коридору отеля босиком. Тем более, Герти сама видела, как уборщица усиленно пылесосит и проходится с паром по этим дорожкам в коридоре.
В свой собственный номер она заходила теперь так, слово могла в нем застать кого-то голым. Разве только что не постучалась и не спросила разрешения. Стоило ей закрыть за собой дверь в номер, как она принялась дрожащими ручками торопливо засовывать наушник себе в ухо, чтобы услышать все помехи наверняка.
Но сколько бы она по своим вещам ни рыскала, ничего там не нашла. Только пару раз в наушнике появлялся противный звук, но это случалось тогда, когда она не замечала, что подходит слишком близко к работающей розетке. Герти даже разочаровалась немного, что она никому даром не сдалась и все, чего она была достойна - это липучка на туфле. Наверняка их преследователи просто рассчитывали, что так они смогут подслушать ее подругу. Поморщила нос немного, заправила волосы за ухо и принялась собирать вещи из чемодана обратно. Все равно ведь они собираются свалить из этого отеля, так что заодно можно и собраться. На балконе висела туника и, кажется, купальник. Черт знает, зачем она на балкон поперлась с наушником. Видно, кто-то сверху шепнул ей на ушко. Результат - жучки на балкончике, на перилах. На кой черт им понадобилось подслушивать то, что творится на балконе, она так и не поняла и решила, что убирать их от туда не стоит. Пусть себе сидят оба жучка по углам балкончика себе и дальше, а Герда все равно скоро смоется. Просто закроет пока балкон на время сборов и разговоров с Эвой.
Вернулась в комнату, бросила телефон и наушник на кровать и вернулась за вещами на балкон. И тут-то мужик, который приехал с ними на тот банкет появился на балконе с сигаретой в руках. Посмотрел на Герду, затянулся, кивнул ей, как старой доброй знакомой, помахал и... улыбнулся с сигаретой в зубах.
А у Гертруды сердце упало в пятки. Прижала она купальник поближе в груди, словно какой-то оберег. Постаралась быстро прийти в себя и заставить себя свалить с балкона, перед этим только улыбнувшись в ответ.
Скорость собирания вещей в чемодан увеличилась в разы и это сказалось на том, как были сложены вещи. Теперь они скорее кидались, запихивались в образовавшиеся от такого быстрого сбора дырки. Куртка, которую Герда взяла "на всякий пожарный", вообще не влезла в сумку, потому Герти бросила ее на кровать, чтобы уйти в ней. А что? Может она мерзлячка? В Риме вечером, знаете ли, тоже бывает прохладно!
Она уселась рядом с курткой, взяла в руки наушник и телефон. Бьет телефоном по ладошке и думает, стоит ли написать сейчас Эве с криком о помощи и сказать ли, что тот мужик снизу вернулся с приема тоже?
Наушник рыжая сунула в один из боковых карманов чемодана - там еще оставалось место на эту небольшую вещицу.
Разблокировав экран телефона, Герда решила, что стоит дать Эве еще времени собраться - ей же еще нужно одеться после душа, а вот сама рыжая забыла о том, что нужно бы переодеть платье, которое было великодушно выделено ей подругой. Лучше она сейчас посмотрит, какие есть еще гостиницы в Риме. Желательно подешевле и подальше от этого места. А еще лучше - где-нибудь не в самом городе, а где-нибудь в пригороде. Герде казалось, что за городом ничего подобного происходить просто не может...

+1

32

- Я отправляю тебя в твой же номер, - Эва закатила глаза, садясь на кровать. Дел много, сделать всё надо быстро, и не поймёшь, за что хвататься в первую очередь. Пожалуй, единственное, за что не стоит - это за голову. И начинать рефлексировать тоже - явно не подходящий момент. - А не в Тартар. Если…
И тут девушка попыталась прикинуть, способна ли её подруга заметить что-то неладное, пока в это неладное не вляпалась.
- Если дверь в номер будет открыта - не заходи туда.
Бергер судорожно пыталась вспомнить, какие ещё бывают признаки того, что вам не стоит заходить в помещение.
- Любые подозрительные звуки из номера, всё, что покажется странным… Если что-то такое будет - не заходи туда, и возвращайся назад.
Напутствия сделаны, Герти отправлена, пора собрать вещи.
Из шкафа был выужен большой чёрный чемодан с функцией колёсиков. Вещи из шкафа быстро, и местами даже аккуратно складывались туда. Небрежным движением забросив одно из платьев, Эва поняла, что не давало ей покоя.
Ноутбук лежал на столе - чёрный, компактный, удобный. Покидать вещи недолго. Сейчас важнее знать, куда вместе с этими вещами уходить.
Оставив ненадолго упаковку шмоток в чемодан, Эва подошла к ноуту. Включила, вбила в поиск нужное, и… выбыла из реальности минут на пятнадцать.
Вариантов было много, но устраивали её только два - ввиду своей отдалённости от города, приемлемой цены и возможности заселиться ночью без предварительной записи и дополнительных вопросов.
Два небольших мотеля на окраине города - тишина, покой и никакой слежки. То, что нужно.
Шатенка скинула подруге по телефону оба варианта - пусть выбирает сама - сохранила адреса в телефоне, и выключила ноут. Пора вернуться к сбору вещей.
Оставшиеся платья летели в чемодан уже даже не складываясь - просто кучкой ткани, которую Эве в будущем предстоит отгладить.
Последним был упакован ноутбук. Негромкий вжик молнии поставил точку в собирании вещей, и Бергер не без оснований решила, что заслужила небольшую передышку.
Пачка сигарет и зажигалка, что ранее были выужены из клатча, уже упакованного вместе с остальными вещами, валялись на кровати. Подхватив их, девушка вышла на балкон, закурила, и задумалась.
На балкон она не боялась выходить - это даже пойдёт на пользу делу. Если за ней следят, то наличие её тушки в номере покажет, что она даже и не подозревает о слежке. В голову шатенки пришла мысль, что жучки могли быть установлены и на балконе, но… Что тут подслушивать? Её молчаливый монолог в компании сигареты? Пока они с Герти разговаривали, дверь была закрыта. Говорили девушки негромко, так что на балконе никто ничего не услышал бы.
Только одно беспокоило Бергер. Ей казалось, будто она что-то забыла. Что-то важное.
Поглубже вдохнув ночной воздух, она улыбнулась. Прохладный ветерок ласково обдувал кожу… Только было немного некомфортно - полотенце начало спадать.
Ах, да. Одеться. Именно об этом она и забыла. Действительно, такая мелочь, просто трудно удержать в памяти. Эва подавила в себе желание расхохотаться, и, одной рукой придерживая полотенце, другой рукой потушила окурок в стоящей на столике пепельнице. Весело улыбаясь, она вернулась в номер, закрывая за собой дверь, задергивая тюль и шторы. Чем позже узнают об их побеге, тем лучше.
Полотенце скользнуло на пол, а из вновь открытого чемодана были выужены нужные вещи. Нацепив на себя джинсовые шорты и белую рубашку, застегнув её только на две пуговицы, она завершила наряд сандалиями без каблуков, и вновь закрыла чемодан. Убедилась, что забытых вещей нет, и написала смс-ку подруге. Та к этому времени уже должна была проверить номер на наличие следящих хреновин, а так же выбрать отель. В конце концов, там было всего два варианта.
Ожидая ответа, девушка прикидывала, как им лучше спускаться - по лестнице, или на лифте?.. Жаль только, что плащей-невидимок у них нет. Сейчас бы пригодились.

+1

33

Телефон присвистнул, стоило Гертруде его разблокировать. Даже не успев прочитать сообщение, в голову начали лезть всякие неприятные мысли. И смс-сообщения, и вот такое сообщение в мессэнджере, теперь напоминали о чем-то плохом. Как будто кое-кто снова застрял в женском туалете. Быстренько открыв весточку от подруги, Герда выдохнула с облегчением и улыбнулась.
Вот часто у них такое бывает - независимо друг от друга думают об одном и том же. Такое бывает только с Эвой. И только с Эвой они могут понять друг друга без слов, а порой даже получается закончить фразу или предложение друг за дружку. Прям-таки местный упрошенный вариант Касла и Бэккет.
Кстати, в ближайшем будущем надо бы выяснить, "ху из ху". То есть, кто лучше подходит на роль Беккет, а кто на роль Касла.
Но для начала, все-таки, стоит вернуться из Рима живыми и здоровыми, или хотя бы добраться до нового отеля.
Варианты этого самого нового отеля Гертруда сейчас усердно рассматривала на экране. Один не понравился сразу, ибо на глаза попалась приписка с общей кухней и душем. Отдельный туалет в "особенном" номере тут числился, как что-то обалденно крутое.
Скривившись, закрыла эту вкладу и попыталась забыть ее, как страшный сон. Вторая ссылка от Эвы показалась совсем приличной и даже не хотелось искать дальше что-то самой. Это перед отъездом в Рим она рассматривала гостиницы по три часа каждый день. А теперь как-то сократился список требуемых фишек и звездочек.
Переслав сообщение с припиской "этот", Герда довольно улыбнулась самым уголком губ. Бросила телефон рядом и шлепнула ладошками по ногам.
Вот теперь-то она заметила, что, ворона этакая, все еще сидит в платье своей подруги. И не столько ее смущало то, что платье было не ее, сколько то, что это - платье и убегать от очередных мужичков в кожаных куртках, как-то не фонтан.
Замок двери в комнате щелкнул - рыжая закрылась, распаковала чемодан и выудила оттуда тунику и короткие джинсовые шорты. Туника к ним вообще не подходила, ни по цвету, ни по стилю, но на данный момент это было совершенно не важно.
Переодевшись и сложив платье в свой чемодан (пожалуй, это была единственная толком сложенная вещь в чемодане), Герда потащила чемодан к двери. Осмотрелась еще раз, чтобы убедиться, что ничего не забыла и не возвращаться сюда больше.
Тюль, что в конвульсиях трепыхался на ветру, навел мысль о том, что теперь ее номер выглядит нежилым. На балконе не валяются вещи и не стоят стульчики.
Не долго раздумывая, Герда собрала все полотенца, что выделила ей гостиница, халат и еще до кучи покрывало с кровати, вывесила их на перила, а покрывалом накрыла стул, что вынесла до этого. Ну вот. Теперь бардак создает впечатление, что девушки никуда не свинтили, а очень скоро вернутся и набардачат еще.

- Все, я готова, - говорит она Эве, протискиваясь в дверь. - Ты как, тоже? Танцы не ждут, подруга!
Последнее она добавила громко, с лицом и улыбкой в тридцать два. Да, про танцы было сказано больше для прослушки, что уже наверняка пришла в строй. Теплый воздух Италии точно помог этому гребанному жучку высохнуть быстрее, чем хотелось. - Видела, я там выбрала "клуб" из тех, что ты мне прислала?

+1

34

Когда Герти вошла в её номер, Эва коротко кивнула, подхватила телефон, и приготовилась выйти.
- Да, я видела, - девушка кисло улыбнулась, давя в себе желание покрутить пальцем у виска, и уповая лишь на то, что жучок в ванной ещё либо не просох, либо и вовсе повредился. Вот серьёзно - к чему эта показуха? Эву видели в номере в полотенце; она задёрнула шторы - всё, спать легла, какие тут ещё выводы можно сделать? Чрезмерная активность тоже выглядит подозрительно - ровно, как и её отсутствие. - Думаю, нам пора. Мы собирались завтра на огненное шоу, помнишь?.. А перед этим на выставку современного искусства. Так что нужно будет вернуться пораньше, и как следует выспаться.
Если жучок всё-таки включился (хотя Эва искренне надеялась на обратное), то нужно дать им повод не следить за ними сейчас. Зная их точное месторасположение завтра (а мероприятия реальные - Бергер в путеводителе для туристов смотрела), они будут думать, что цель от них никуда не денется. А потому не отправят за ними сейчас никого.
- Я хочу виски, - громко и совершенно искренне сказала девушка, вытаскивая за собой подругу, чемодан, и закрывая дверь.
Уже в коридоре, по дороге к лифту, Эва внимательно оглядела подругу, и поняла, что кое о чём они всё-таки забыли.
Резко остановившись, она села на корточки, открыла чемодан, и закопалась в гору тряпок.
- Держи.
Платок из тёмно-синего шёлка был выдан подруге, чемодан закрыт, а собственная тушка отправлена дальше. Всё-таки, шевелюра у Герти огненная, надо бы её прикрыть - на всякий случай. Чернота ночи полностью не скроет яркость рыжих волос. Особенно учитывая количество фонарей, за каким-то хреном понатыканных на каждом углу.
Такси девушка вызвала по пути. Тут же перехватила молодого портье, попросив его как можно незаметнее доставить чемоданы к машине, что ждёт их внизу. Чаевые прилагались. Не то чтобы Бергер сорила деньгами, но единственное, что сейчас её беспокоит - доставить свою тушку в целости и сохранности в пункт назначения.
- Идём вниз, - подруга была утащена в сторону лестницы. Чем незаметнее они пройдут, тем лучше.
***
Им достался двухместный номер - две маленьких спальни, две крошечных душевых, одна небольшая гостиная. Мотель на самой окраине Рима напоминал больше какой-нибудь придорожный хостел из фильма ужасов. Оно, конечно, всё мило, чистенько, уютненько, хозяева приветливые, но всё-таки острое ощущение, что из-за угла выскочит какой-нибудь мудак с топором, не могло оставить в покое. Возможно, ей просто следует смотреть поменьше хорроров. Кстати об этом. Какие там основные правила выживания в фильме ужасов?.. Не принимать душ ночью, закрывать все двери и окна на ночь, проверять шкафы и подкроватье, не заниматься сексом, класть нож под подушку, отключить телефон... Хм. Что-то она забыла... Ах, да. Не разговаривать с незнакомцами в придорожных мотелях. Вот, пожалуй, с этого и стоит начать.
- Здесь некому нас подслушать, а потому...
Эва плотно закрыла дверь, как только она и её подруга вместе с багажом погрузились в номер. Все замки проверила, шторки на окнах задёрнула... Оглянулась по сторонам, и устало плюхнулась на вполне себе уютненький диванчик, поглубже зарываясь в мягкую обивку.
- Ты наверняка, думаешь, что я втянула нас в какую-то хрень... - задумчиво проговорила Бергер, ища глазами мини-бар. Кажется, сердобольная хозяйка говорила что-то об этом... или она спрашивала, нужен ли им мини-бар?.. Эва сейчас уже точно не вспомнит. И вообще, она решительно отказывается поднимать задницу с облюбованного места, и хотя бы утащить чемодан в свою комнату.
- Так и есть.
Ну, а что скрывать? Втянула - да. Вот только есть парочка "но"..
- Но я искренне думала, что дело касается всего лишь экспедиции за древними артефактами. Они, конечно, стоят дохрена и больше, но я и не собиралась присваивать их себе. Так - отправиться вместе с другими археологами, покопаться в древних руинах... Ничего криминального, или даже опасного.
Ну, разве что со стороны природы. И то - не сильно.
- Я не хотела втягивать тебя в неприятности. Прости.
Кажется, с мини-баром вышел облом. Но нет. Она упрямо не выйдет из домика до завтрашнего утра.
- Приглашение на выставку, и возможность поучаствовать в экспедиции... Это случайно получилось. Познакомилась в Германии с одним человеком. Называться своим именем не стала, ну так и пошло дальше... Заметь, это сыграло на руку - они ищут Викторию.
Нащупав подушку руками, Бергер улеглась на диван, покрепче обнимая пленницу.
- Я подумала только о том, что можно совместить отпуск и небольшое приключеньице. А оказалось, что вляпалась в какое-то дерьмо.
А говорили тебе, Красная Шапочка, не разговаривай с незнакомцами.
- И сейчас я не знаю, было ли предложение приехать сюда подставой, или же это только случайность.
Что ещё Герти должна знать?..
- Ах, да. У нас есть два выбора. Сесть на самолёт, и улететь домой, или... продолжить отпуск, организовав собственную экспедицию.
Шатенка взглянула на подругу, и её глаза задорно блеснули. О том, что у неё есть карта, Эва расскажет чуть позже. А так же про свои приключения внутри здания - не каждый же день и не в каждом музее можно найти тайный ход.
- И... Я должна уточнить - не знаю даже, кому перешла дорогу. И чем моё появление может осложнить жизнь этим людям.
Хотя... Они ведь и не пытались её устранить, или что-то ещё в этом духе. Только лишь поставили прослушку. То есть, хотели быть в курсе каждого её шага. Ничего опасного, в принципе, но саму Эву это совершенно не устаривало.
Надо бы карту просомтреть, но... сначала ответ Герти.
Если подруга ответит нет... Что ж. Эва пошлёт по почте карту обратно мистер Кауфману, и узнает номер ближайшего рейса из Рима.
А если же Ауэр согласится... Значит, этот отпуск будет незабываемым.

+1

35

Герти даже не смогла понять, шутит ее подруга или реально считает, что вариант с возвращением домой они и правда будут рассматривать? Это же как выключить сериал, не досмотрев последнюю серию, причем сериал любимым, а серия - последняя в последнем сезоне. Только тут в роли главных героев они сами, то есть... Какой дурак может вообще думать о доме?
Может, Эва хочет просто отделаться от нее и потому предлагает? Или из вежливости. Или создает иллюзию выбора, чтобы потом, если вдруг дело будет совсем плохо, можно было смело сказать, что сама выбрала остаться.
А если хорошенько подумать, то то, что сейчас собиралась сделать Гертруда, на нее было совершенно не похоже. Рассудительная всегда, думает только о том, что подумают другие и как бы сделать все правильно, чтобы потом не жалеть о совершенном. А еще Герти должна думать не только за себя, но и вовремя останавливать Эву, если понадобится. Вот как сейчас, может и стоило бы сказать, что пора бы сворачивать удочки и навострить уши домой, но вместо этого она, выпучив глаза, трясет головушкой и говорит:
- Усложним жизнь всем, кто усложнит ее нам, Эва! Мне слишком любопытно, к чему все это может привести. Разве ты сможешь бросить все на этом этапе?..
А мама Герти не раз говорила, что Эва ее искушает на всякие не-совсем-хорошести.
Причем, в понимании мамы, Эва занималась делом благородным, а Герти не мешало бы иногда сдуреть.
- Если ты не поняла, то это значит, что мы остаемся. Пока не разберемся, или пока не придется уносить из страны свои...
Гертруда хотела было сказать "задницы", но на сегодня неправильностей хватит, за речью-то следить все же нужно. Просто улыбнулась во все тридцать два.
Герда, оставив свой чемодан прямо на проходе, бухнулась на кровать, раскинув широко руки. Почему-то именно тогда, когда вот так ложишься в конце дня, начинаешь чувствовать дикую усталость. Позволила себе закрыть на пару секунд глаза, стянув на них темно-синий платочек.
- Как думаешь, когда мы вернемся домой после таких каникул, у нас еще будет отлежаться пару дней дома, никому не попадаясь на глаза?
Язык ворочался еле-еле, говорить было то ли лень, то ли не было сил. Гертруда потрясла ногами, что свисали с кровати, надеясь, что туфли спадут сами, без ее помощи и особых усилий, но как-то не судьба. Прорычала, но с места даже не двинулась, чтобы снять обувь.
- Что за небольшое приключеньице-то, Эва?
Слушать она была в состоянии, но не более. Пусть рассказ подруги станет чем-то вроде передышки, а потом можно будет заняться поиском пищи на ночь и может даже разложить вещи или принять душ.
Правда, после одной гениальной мыслишки, что посетила ее огненную голову, Ауер все же нашла в себе силы, чтобы на локтях приподняться и одарить подругу сомнительным таким взглядом.
- Это ведь не торговля оружием? Наркотиками? Торговля людьми?..
Не ждала ответа, а скорее перечислила все самое ужасное, что могло прийти ей в голову, чтобы по реакции Эвы убедиться, что ей и правда можно остаться тут и позволить себе вляпаться в какие-нибудь небольшие неприятности и потом не сильно пожалеть.

+1

36

По мере того, как Гертруда говорила, глаза Бергер всё сильнее и сильнее загорались энтузиазмом. Она прекрасно понимала, что подругой, скорее всего, руководит любопытство, а не страсть к приключениям, но упускать эту возможность, и отговаривать Герти... Нет, этого делать Бергер уж точно не собиралась. Азарт сейчас не кружил ей голову только потому, что она была слишком уставшей для этого; зато предвкушение от предстоящего приключения согрело душу. Девушка даже немного выпала из реальности, представляя, что нужно будет первым делом предпринять завтра, когда они проснутся. Подруга, видимо, это заметила, и решила уже прямым текстом сказать, что они остаются - вдруг Эва охренела от счастья, и до неё не дошло с первого раза.
- Могла бы я всё бросить? Да, могла. Я не одна сейчас, а с тобой. Мне было бы жаль, конечно, но это твоя жизнь, и твоё право на выбор.
А вот интересно, что было бы вероятнее - то, что они разберутся в этой фигне, или то, что им придётся спасать свои задницы, унося ноги из Италии?.. Предугадать в данном случае невозможно. Скорее всего, здесь как с монеткой - шансов пятьдесят на пятьдесят.
- И можешь быть уверена - своим поведением мы уже усложнили им жизнь. Вряд ли они ожидали, что им попадутся столь... деятельные особы.
Хотя сама Эва выразилась бы куда проще. Но не будем смущать Герти, у неё и так сегодня день потрясений.
Девушка хотела потереть руками глаза, но вовремя вспомнила, что часть косметики всё ещё осталась на лице. Тушь, например...
Подруга тем временем вошла в свою комнату, и рухнула на кровать. Бергер понимала её прекрасно - сама бы сейчас рухнула куда-нибудь, а ещё лучше - просто не вставать с дивана, а поудобнее устроиться в нём. Желательно с пледом, и можно без виски.
Но чтобы подруга могла её услышать, пришлось поднимать свою тушку, и тащиться следом. А делать этого совершенного не хотелось.
- Да сказала ведь уже - экспедиция за древними артефактами, - девушка встала в дверном проёме, прислонившись плечом к косяку. - Вместе с профессиональными археологами. Древние цивилизации, дикая природа, рюкзаки за плечами... Почти романтика, - она ухмыльнулась. Стоять стало невыносимо. Бергер подвинула брошенный чемодан подруги в комнату, и сползла по дверному косяку на пол, подтянув ноги. Глаза закрывались сами собой.
Герти тоже засыпала, и даже прикрыла глаза тёмно-синим платком, который ранее красовался у неё на макушке, и служил прикрытием для цвета волос.
- Ауэр, ты откуда рухнула? Это я сегодня по карнизам лазила, а не ты. И не падала же. Может, ты ударилась, пока меня не было?
Предположения рыжеволосой паникёрши, мягко говоря, возмутили. Ну что за бред? Она ведь объяснила всё. Почти всё.
- Вряд ли в деле замешано то, что ты упомянула. Скорее всего, вся эта беготня связана с находкой Кауфмана - тот самый археолог, с которым я сегодня разговаривала, а также владелец музея, на открытии которого мы сегодня присутствовали. Кому-то была невыгодна его экспедиция, вот и всё. А почему - не знаю. Эти сволочи забыли мне рассказать.
Запутано. Как же всё запутано. Что вообще может быть связано с этим? Либо чьё-то желание отправиться за артефактами, и совершить открытие самостоятельно, либо чьё-то желание заграбастать артефакты себе безо всякой огласки, и заработать на них внушительную сумму через чёрный рынок.
- Я думаю, нам обеим следует отдохнуть.
Бергер поднялась на ноги, повела плечами, расправляя их. Хорошо ещё, что не заснула в такой позе.
- А уже завтра будем разбираться, куда нам свалить, и, самое главное, как.
Шатенка вышла из комнаты, ободряюще улыбаясь подруге.
- Не думай о плохом. Скорее всего, всё не так дерьмово, как кажется. Доброй ночи.
Осторожно прикрыв за собой дверь, Эва решила, что свой чемодан тоже стоит убрать. Оттащила его в свободную спальню, копию той, где только что оставила Герти, и вышла из комнаты, а потом и из домика, прикрывая за собой дверь.
***

Эва сидела на перилах, и курила. Перила были удобные, ветер успокаивал. небо уже начинало сереть, и по сути, состояние было... не умиротворённым, а, скорее апатичным. Не хотелось думать о том, как уйти из-под носа преследователей, чтоб им этот самый нос прищемило, как замаскировать свою тушку наименее палевным способом, и просто... Ничего не хотелось. Этот вечер начинался как яркий светский раут, продолжился беготнёй от непонятных лиц, а закончился повисшей в воздухе интригой, величиной со слона. Затушив окурок о перила рядом с собой, Эва выкинула его в ближайшие кусты. Встала, потянулась. К чёрту всё сейчас. Вечер закончился, и хотелось бы успеть лечь спать до того, как начнётся утро. Кажется, она была готова заснуть прямо так, потягиваясь, и делать даже шаг в сторону двери было катастрофически трудно. Но всё же...
Убедила себя включить режим активного движения хотя бы на десять минут, и вернулась в домик. Закрыла дверь на все замки, выключила свет, и, удалилась спать, понимая, что больше её ни на что не хватит. Это был очень, очень длинный вечер. Не самый приятный в её жизни, но один из самых интересных.
Всё остальное, чтобы там ни было - завтра. Даже если это Годзилла, четыре всадника апокалипсиса и мишки Гамми - ближайшие пять-шесть часов даже им лучше её не трогать.

+1

37

Настроение

Герда на полном серьезе задумалась, вспоминая, а не ударялась ли головушкой своей о что-нибудь? Думать было больно и лень, потому личико ее только скривилось. Лучше последовать совету Эвы и правда ни о чем не думать, а просто отключить мозг хотя бы на ночь. Получится это или же мозг будет даже во сне подкидывать дурацкие картинки из шпионских фильмов и ужастиков - это уже другой вопрос, но попытаться стоит.
- Доброй ночи, Э...Виктория, - бурчит Герда, протягивая руку к подушке, чтобы подсунуть ее под голову. Да, сейчас было проще подвинуть подушку, чем всю свою тушу. Она не была уверена, угадала ли с этим новым вымышленным именем подруги, но на всякий случай настоящее имя лучше не произносить. И это сейчас не потому, что она боялась, что их подслушивают, а просто потому, что не хотелось лишний раз схлопотать по макушке от подруги за то, что за языком не следит.

Странно. Нет, действительно странно, что ей ничего не приснилось. Усталость, видать, дала о себе знать, но в данный момент спасибо ей за это.
Светало. Шторина была задернута как-то криво и солнышко противно светило прямо в глаза, не давая продолжить сладкий сон. Открыла один глаз - попыталась вспомнить, где находится. Не получилось - открыла второй глаз, начиная уже паниковать. Она успела напиться?!
Сознание подкинуло картинку, как она вчера вечером что-то спрашивала у Эвы про наркоту. Хмурит Герда брови, но пока не верит в свои догадки. Осмотрела себя, насколько это можно сделать, сидя на кровати.
- Тююю...
Коснулась ручонкой головы - и там осиное гнездо. Одежда смята, будто только-только постирана, причем вместе с самой Гердой. Кушать хочется, живот урчит, но все же самое сильное желание сейчас было почистить зубы, принять душ и переодеться. И потом найти Эву. А, нет! Искать Эву уже не нужно, ведь Герда ее только что узрела, потому с уже улучшенным настроением кряхтя поползла к чемодану, чтобы найти нам себе чистые вещи.

На часах было 12:34, когда она включила старое радио, что было у них в номере. Скорее всего в качестве замены телевизору, но какая разница? Сначала тихо, чтобы найти приличную станцию, а потом резко увеличила громкость, чтобы разбудить свою подругу.
Нет, Эва не может спать, когда тут кто-то шебуршит, ведь сейчас нужно держать ухо в остро! Танцуя, виляя пятой точкой, как это было модно в восьмидесятых, Герда, подвывая при этом, подходит к кровати подруги и в такт музыки рывочками стягивает с нее одеяло. Полотенце, что было замотано на ее голове, начинает спадать прямо на нос и девушка уже толком не видит, что перед ней происходит. Падает рядом с подругой на ее кровать и хватается за огромное полотенце, чтобы то не упало окончательно.
- Подъем, нас ждут великие дела! Какие именно - ты должна мне рассказать.

+1

38

Первый раз Эва проснулась часов в девять утра. По крайней мере, так сообщили пластмассовые часы, что висели на стене. Решив, что пора бы уже вставать, но если полежать минуточку, то ничего страшного, Бергер покрепче обняла худую подушку, проваливаясь обратно в царство Морфея.
Кажется, ей снилось небо. Или море. Трудно было понять - синие вспышки мелькали, сменяя друг друга, и она не могла сосредоточиться и ухватить хотя бы один образ.
От попыток разобраться с собственным подсознанием её избавила любимая подруга, банально прыгнув на неё сверху. Хорошо ещё, что не с разбега.
- Ты так рада меня видеть?
Голос был немного охрипшим с утра. Девушка приоткрыла один глаз, чтобы поискать поблизости что-то, похожее на воду. Не нашла. Глаз закрылся обратно.
- Дело первое - чего-нибудь пожрать.
Недосып, проблемы, нависшие над головами (или, всё-таки, задницами?), а так же приём пищи, который в последний раз состоялся вчера утром, понижали настроение до отметки "бывает и хуже, но лучше не знать".
Снова приоткрыв один глаз, Бергер внимательно осмотрела валяющуюся рядом Ауэр. Видок у неё был бодрый - видимо, выспалась; испуга на лице не было, значит, к подвигам готова.
- Жизнь - дерьмо, - позитив с утра бил ключом, но почему-то только по голове.
Кажется, ночью она уснула даже не успев до конца раздеться. Шорты валялись где-то у стены, зато рубашка всё ещё была на ней.
Охуенно.
Хорошо, что хотя бы успела скинуть мокасины - спать в обуви куда хуже, чем спать в одежде.
- Обедаем, за обедом обсуждаем дела, и сваливаем отсюда.
Следовало бы просмотреть карту, чтобы знать, куда задницы свои тащить. Но тело ломило от слабости, и самоощущение было откровенно паршивым.
Тяжело вздыхая, Эва попыталась медленно сползти с кровати на пол, но в итоге всё равно неаккуратно плюхнулась на бок. Теперь ещё и рёбра гудели. Оказавшись на полу, она так и осталась в лежащем состоянии, всерьёз подумывая о том, чтобы стащить к себе на пол подушку.
- А пошло оно всё...
Она поднялась с пола слишком резко, и боль в ушибленных рёбрах напомнила о том, что надо бы помягче просыпаться. Ну или хотя бы усыпать пол перед кровать горой подушек, чтобы потом не было так обидно.
- Я в душ, - Эва повела головой, пытаясь вытряхнуть звёздочки из глаз. Ночь оказалась весьма богатой на события, и сейчас давала о себе знать головокружением. Или это был третий бокал виски из мини-бара, выпитый на голодный желудок после того, как Герти уснула.
Она уже вышла из комнаты, и почти доползла до ванной комнаты, как на глаза ей попался обычный, стационарный телефон. Своими им пока пользоваться не стоит, а вот с этого можно и позвонить...
Рядом с чёрной коробочкой с кнопочками, записанные на обычном жёлтом стикере, лежали номера телефонов...
Выполнив, что собиралась, Эва со спокойной совестью поползла в душ, здраво рассудив, что двадцати минут ей более чем хватит.
***
Как и рассчитывала, минут через двадцать она вышла из душа. Босиком, завёрнутая в полотенце и с мокрыми волосами, она чувствовала себя посвежевшей, более собранной, и почти готовой к подвигам.
Как только она подошла к своей комнате, в их дверь постучали. В принципе, гости были зваными, так что Эва даже толком не разозлилась из-за того, что нарушили её планы.
Достала из сумочки, что лежала в кресле, наличные, и отправилась открывать.
- Добрый... эээ...
На пороге стоял парнишка - лет восемнадцать-девятнадцать, может. Судя по внешнему виду, он был итальянцем, но разговор попытался начать на английском;  оценить, есть у него акцент, или нет, Бергер просто не успела - тот, узрев открывшую ему дверь девушку, потерял дар речи.  Эва подобного взгляда не поняла, и посмотрела вниз, дабы убедиться, есть ли на ней полотенце.
Ну, есть. И даже не сползло - так чего он уставился?
- Добрый, добрый, - согласилась Эва. - Всё нормально?..
Вьюноша тупо покивал, продолжая стоять истуканом, и пялиться в одну точку. Бергер даже точно знала, в какую.
В руках он держал бумажный пакет. Надпись на коричневой бумаге чем-то напоминала английские слова "start a riot", и девушка недоверчиво посмотрела на доставщика. Хотелось бы, чтобы это была просто эмблема такая, похожая. В противном случае, оставалось надеяться лишь на то, что бунт организуется не в желудке.
- Парень, ты жив вообще?..
Эва помахала перед его лицом купюрой, зажатой между средним и указательным пальцем. Тот особо не оживился, но хотя бы посмотрел в лицо.
Шатенка покачала головой, забирая бумажный пакет из рук парня, и вручая ему деньги.
- Остальное чаевые, - сообщила она ему, и закрыла дверь.
Некоторые молодые люди слишком чувствительны. Наверное, не стоило открывать дверь, будучи одетой только в полотенце. Впрочем, хорошо, что она хотя бы не забыла его надеть. И, кажется, она начинает повторяться - в прошлый раз в одном полотенце она вышла покурить на балкон.
- Еда пришла! - громко сообщила Эва, проходя в глубь маленькой гостиной, и ставя пакет на журнальный столик.
***
Пять минут спустя, уже одетая в льняное бежевое платье, она разбирала пакет с едой.
- Кажется, ничего не забыл, - бормотала девушка, выкладывая еду на столик. - Ну что, Герти? Начнём деловой разговор?
Ничего жирного, на счастье, среди еды не было, но Эва на всякий случай помыла руки, насухо вытерла их, и только потом достала из сумочки карту, отданную вчера ей Кауфманом.
- И таааак... - протянула шатенка, рассматривая нарисованные на старой - но не древней - бумаге объекты, и пытаясь прикинуть, куда им дальше путь держать.
- Ого - она даже присвистнула, осторожно садясь в кресло рядом со столиком. Открытие было неожиданным. - А пусть наш кажется лежит... В Палермо?..
Девушка подняла ошарашенный взгляд на подругу.
Сюрприз.

+1

39

Герти натянула кофточку на голову не до конца - зависла.
- Палер...мо? - бубнит тихонечко, усердно вспоминая, где это находится. Очнулась, натянула до конца, вытянула еще влажные волосы из-под кофточки наружу и уставилась на подругу огромными глазами. - Серьезно?!
На корточках переползла поперек кровати, чтобы схватить рекламный буклет, что еще вчера заметила на тумбочке. Потрепанный не одним постояльцем этой ночлежки, буклет представлял собой рекламку какого-то дешевого тура, но это сейчас было не важно. Карта с маршрутом на развороте была нужна. Пальчиком проведя по нарисованному берегу Италии, она-таки нашла Палермо именно там, где представляла и убедилась, что, к сожалению, ничего не перепутала.
Бросила буклетик на кровать и метнулась к Эве. Встала рядом с ней, разглядывая то же, что и она.
- Это ведь у черта на куличиках! А как же экскурсии по Риму? Мы ведь толком тут ничего не успели посмотреть! Да я вообще видела только жирух на пляже и туалеты на вчерашней вечеринке...
Гертруда присмотрелась получше к бумажке, что была еще старее, чем тот буклетик, пытаясь понять, не шутит ли случайно ее любимая подруженция, но толком ничего и не поняла.
- И что там в этом Палермо?
Немного спокойнее, без паники, спросила она, потянувшись к продуктам, что должны были стать ее завтраком.
- Нет, если подумать, то что Рим, что Палермо, что вся остальная Италия - один фиг. Но в Палермо, наверное, тех вчерашних мужиков встретить вероятность будет поменьше...
Задумчиво прикидывает, что ей и правда будет спокойнее подальше от этого городка после вчерашнего.
- Как добираться будем? Вариант по воде не рассматривается, если ты не хочешь видеть мои завтраки/обеды/ужины в переваренном состоянии.
Усевшись на подлокотник кресла рядом с Эвой, Гертруда теперь уже с интересом посматривала на нее. Закинула ногу на ногу, выпрямила спинку, скрестила руки и представила себя этакой важной барышней из шпионского фильма. Современная доктор Ватсон, что ждет пояснений и указаний от своей Холмс-Бергер.
Весь момент испортили вопли, что наверняка планировались, как пение, за стеной. Да, тут контингент туристов был не ахти - сэкономленные на гостинице деньги они тратили на выпивку в баре и, надо сказать, оттягивались так, что им уже было вообще параллельно, куда они приходят отсыпаться.
- Здорово, что на не придется в этой ночлежке оставаться надолго, - смеясь, произносит девушка. Тут раздается грохот где-то совсем рядом с их номером, а через пару секунд уже стук в их дверь. Нахмурив бровки и спрятав улыбку, Герда смотрит на дверь и точно не собирается открывать.
- Проходной двор. Что ему надо? Закуски?

+1

40

Бергер посмотрела на подругу с сожалением. Почти искренним. С одной стороны - она всё-таки испортила ей отдых. Точнее, культурный отдых. Но зато обеспечила незабываемый отпуск - когда ещё Герти поубегает от шайки стрёмных личностей по всей Италии? Вопрос был риторический, и Эва искренне надеялась, что никогда.
Но была у этого всего и другая сторона - Герти сама согласилась остаться в Италии, так что поздно жаловаться на несостоявшиеся экскурсии.
- Если ты хочешь шататься по музеям, опасаясь, что подозрительный мудак в кожаной куртке затащит тебя в тёмный угол...
Эта фраза была сказана только лишь для того, чтобы обрисовать подруге перспективы, и она перестала сожалеть о Риме. К тому же, пока они доберутся до Палермо, успеют увидеть много интересного - такие экскурсии организовываются нечасто.
- Рим - это прекрасно, но мы сможем пересечь половину Италии. Увидеть страну сразу с нескольких сторон...
И тут девушка предпочла умолчать, что стороны эти Гертруде могут не понравиться. Да они и ей нравятся не особо, но что поделать? Вопрос снова был риторическим, и вариант «валить оттуда» не рассматривался.
Эва уже рылась в нетбуке, прикидывая, когда им лучше сесть на паром, но рыжая вредина спустила её с небес на землю, напоминая, что путешествовать по воде она не может. Шатенка тоскливо посмотрела на подругу, пытаясь взглядом выразить всю свою скорбь, и в душе надеясь, что та сейчас посмеётся, и скажет, что это была шутка. Но Ауер почему-то не спешила это сделать, и Эва поняла, что в Палермо они поедут на машине. Как минимум полдня в пути им обеспечено.
Конечно, можно было бы сесть на автобус, и не париться с путеводителями. Но даже если они замаскируются, безопаснее всего будет поехать именно на машине – куда проще отследить несколько автобусов из одного города в другой, чем сотни машин, каждый день пересекающих границу Рима. Причём желательно по пути сменить машинку хотя бы пару раз – на всякий случай.
- А в Палермо у нас ничего, - отвлечённо пропела Эва, сверяя карту с экраном нетбука. - Зато в трёх километрах от Палермо есть заброшенный рудник. Вот именно он нам и нужен.
Согласно карте, путь следует начинать именно от рудника, уходя дальше вглубь острова.
- Может, тебя просто не кормить? – в голосе девушки было больше обречённости, чем надежды – она прекрасно понимала, что им предстоит ехать на машине, но не могла не поддразнить подругу. – Тогда я не буду любоваться на недопереваренные завтраки и обеды, а ужинать ты и сама не захочешь…
И пока она всё это говорила, уже нашла в поиске, где они возьмут первую машину, где сменят её на вторую, третью и четвёртую. На посторонний шум, вроде чрезмерной активности соседей, Эва внимания не обращала.
- Не обращай на них внимания, и лучше поешь, - посоветовала Эва, совершенно непочтительно крутя в руках древнюю карту, и пытаясь удостовериться в том, правильно ли она её прочитала.
Стук в дверь заставил её вздрогнуть, и посмотреть туда, откуда доносился шум. Она замерла на пару секунд, словно пытаясь осознать, правильно ли она поняла, и стучат именно к ним.
- Еду уже принесли, - негромко сказала Бергер, аккуратно складывая карту, положив её на клавиатуру, и осторожно прикрыв сверху крышкой нетбука – вряд ли кто-то догадается посмотреть там, если пришли именно за ней.
Девушка осторожно отложила резко ставшую в двадцать раз дороже машину на столик, стоящий рядом с креслом, и подошла к двери. Стучать продолжали довольно настойчиво, но это уже было не её проблемой. Кем бы они ни были – сами напросились.
Эва, жёстко усмехнувшись, взяла стоящую неподалёку статуэтку – страшная, наверняка такие продаются в ближайшем сувенирном по доллару за штуку, но довольно увесистая, так что если посетители пришли к ним не с добрыми намерениями… Лучше бы им делать ноги уже сейчас.
Шатенка закрыла дверь на цепочку, спрятала статуэтку за спиной, и открыла замок.
При взгляде на посетителя, ей захотелось покачать головой в сторону собственной паранойи.
- У вас не будет пластыря? – улыбчивый молодой человек, будто в качестве доказательства, что ему действительно нужен пластырь, сунул руку ей практически под нос. Порез был неловко зажат влажной салфеткой, и капли крови, проступившие на белой ткани, заставили Эву выйти из ступора, и посмотреть в глаза пришедшему.
- Здравствуйте, сэр, - кивнула она парню, и посмотрела на подругу. – Сара, посмотри, пожалуйста, пластырь в моей сумке.
Вряд ли он вспомнит о двух туристках, что жили по соседству, да и вряд ли вообще кто-то доедет по их следу в это всеми забытое место, но настоящие имена лучше упоминать поменьше.
- А Вы не хотите к нам присоединиться? – улыбка мальчишки, кажется, стала ещё ослепительнее, хотя, казалось, куда уж больше – на загорелом лице белизна зубов выделялась особенно, и Эва на секунду подумала, что он сейчас позирует для съемки в рекламе зубной пасты.
- Мы бы с радостью, но едем домой – девичник закончился неожиданно далеко от нужного места, - Бергер рассмеялась, надеясь, что полтора года в актёрской группе калифорнийского университета не прошли бесследно, и она способна достоверно изобразить нужные эмоции. К тому же, её познания в итальянском был невелики, так что трудно было распознать правильные интонации в её словах.
- И если я не доставлю Сару на свадьбу в нужное время, её жених будет не в восторге, - она только надеялась, что со стороны это звучит не убого. Впрочем, знание двух языков довольно помогает в изучении третьего, так что, по идее, всё должно быть неплохо.
- О, так Вы итальянки! – кажется, парнишка искренне обрадовался, что встретил не туристок. В принципе, сейчас Эва вполне могла сливаться с толпой в этой стране. Волосы тёмные, кожа загорелая. Вот ещё бы потемнее на пару-тройку тонов, да полное знание языка без акцента – и вообще не отличишь.
- Нет, но жених Сары – итальянец. И, со свойственным ему темпераментом, способен поднять на уши половину Венеции, если мы опоздаем.
Бергер стрельнула глазами в сторону подруги, чтобы та поторопилась, не прекращая тем временем улыбаться пострадавшему. Кажется, он был в изрядном подпитии – по крайней мере, глаза блестели как-то нетрезво.
В принципе, судя по его реакции, она убедила молодого итальянца, что говорит правду. Да и в его состоянии трудно сосредоточиться на мелочах, чтобы определить, лжёт человек, или нет.
- Сара? – шатенка посмотрела в ту сторону, где, предположительно, должна была находиться подруга.

Отредактировано Eva Berger (2015-11-08 02:33:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все дороги ведут в Рим