Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Возвращение из мертвых.


Возвращение из мертвых.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://savepic.ru/7194555.png


Участники: Тейт и Вайолет МакКинли
Место: особняк семьи МакКинли
Время: конец февраля, 2015
Время суток: после 16:00
Погодные условия: тепло
О флештайме: Небольшой, но очень шокирующий сюрприз для Тейт.

+1

2

И снова над нашей гостиной нависает неловкое молчание. Уже в который раз за последние полчаса. Несколько секунд ничего не происходит, мы лишь, искоса подглядывая друг на друга и пытаясь подобрать слова для продолжения диалога, неподвижно сидим, словно играем, как когда-то в далеком детстве, в "морскую фигуру". Но откуда-то со стороны кухни раздается бодрое "дзынь!", и вот мы уже точно по команде подскакиваем со своих мест.
- Это курица! - любезно поясняет для нас с отцом мама, скрываясь за поворотом. Из меня тут же вырывается вздох облегчения:  отец всегда отличался низкой степенью любопытства, а вот мама.. не привыкший к ее допросам человек не способен воспротивиться такой женщине с железной хваткой. И пусть большую часть времени мама одаривает всех улыбкой и изображает из себя идеальную хозяйку [и такой является], но более упрямой и вежливо напористой женщины отыскать невозможно. 
- Мы, кстати, Тейт ничего не сказали.. - без особого желания отец прерывает мой мысленный монолог и тут же опускает свой взгляд в тарелку. Разговор закончен, так и не начавшись. Мне же лучше, хотя немного удивлена. Нужно было ей позвонить.. Прошло несколько месяцев [ага, бери больше - полгода] с последнего нашего разговора, и теперь я чувствовала себя виноватой.  Отец, кажется, замечает мое замешательство и также нехотя добавляет, тяжко перед этим вздохнув: - Твоя мама решила сделать ей сюрприз, она вот-вот должна зайти к нам. Без своего этого.. Смеюсь в кулак: все-таки сколько бы ни взрослели, мы по-прежнему оставались для нашего отца маленькими девочками, которых нужно оберегать. И наблюдать за очередной встречей Мэтта и отца - настоящее загляденье.
- Ну вот и всё, - с торжеством победителя мама вносит огромный поднос в столовую и устанавливает его в центре стола. - Ну, а пока мы ждем Тейт, можешь нам поведать, как там твои курсы! - что и требовалось доказать. Собираюсь с мыслями, попутно припоминая заученную перед встречей с родителями историю, из которой они, скорее всего, ничего не поймут, но точно оценят. Аромат пряных специй и сочной курочки разносится по всему дому моментально. Мы с отцом одновременно устремляем свой взгляд на стол, но мать недовольно хмыкает, напоминая о задерживающейся Тейт. Такая уж традиция у нашей семьи: ужинать лишь после того, как все члены семьи сядут за стол. Но мой живот, явно не осведомленный о таком правиле, начинает петь: сначала скромно, почти не слышно, а потом и вовсе позабыв разом все нормы приличия. Отец то и дело поглядывает то на меня, то на курицу, то [готова даже поклясться] на нас двоих, ему и самому не терпится уже приступить к застолью, но идти против матери не готов. Его лицо оживает, наглядно демонстрируя внутренние терзания. И вот он громко швыряет газету на ближайший пустующий стул, поднимается со своего места и начинает разделывать курицу, полностью игнорируя все упрекающие взгляды собственной жены. Я тоже поддаюсь внезапно возникшему в нашей гостевой бунту, подрываюсь со своего места, удерживая в рука тарелку, когда раздается звонок. Пришла Тейт. Все внутри меня сжимается, желудок начинает крутить и, кажется, я больше не хочу есть, продолжая, тем не менее, стоять с протянутой к курице тарелкой. Я должна была позвонить ей раньше, все объяснить, но не имела такой возможности. И теперь я должна ей все объяснить, не раскрывая при этой всей правды. Она уже давно поняла, что я что-то скрываю и не желаю делиться этим даже не с ней, но это не значит, что она это приняла как должное. Ладно, будь что будет..

+1

3

Это конец. Конец всему, что меня окружало, что было мне дорого, благодаря чему я просыпалась каждое утро. Конец жизни. Никогда не думала, даже представить не могла, что все обернется так. Почему-то считала, что мы проживем долгую жизнь и умрем в один день. И нет, это был не очередной ложный приступ, когда Мэтт воевал, а меня накрывало паникой каждый раз, когда нам приносили почту, потому что больше всего я боялась оповещение о его смерти. Но оповещение пришло, только не о муже, который сейчас был рядом, а о сестре, которая не выходила на связь уже долгое время.
Я начинала подозревать, что с ней что-то случилось, пыталась связаться, искала контакты, кто бы мог знать где она и почему не выходит на связь. Но, после проделанных поисков, поняла, что самый близкий человек, который может связаться с ней всеми известными способами - это я сама. Отчаявшись, решила дождаться возвращения сестры и устроить ей самый теплый прием, который только может быть, что бы она запомнила, что так себя вести нельзя и нужно иметь совесть, а не заставлять сестру волноваться. Но этому не дано было случиться.
Получив оповещение о том, что Вайолет больше нет, первое, о чем я подумала - как сказать об этом родителям? Последние дни, даже недели, я лгала им о том, что нахожусь в постоянном контакте с сестрой и что у нее все хорошо, а записка о смерти гласит ту дату, почти с которой я и начала врать. От смерти дочери у них разобьется сердце, а от лжи второй дочери... Даже страшно представить, какой удар они получат. Но тянуть с этим и скрывать от них правду уже было невозможно, поэтому, спустя пару дней пролитых слез, истерик и пару попыток неудачного самоубийства, я все же решилась навестить родителей и рассказать все им.
Ужин был назначен практически сразу на следующий день, так, что отменить все и просто подбросить им этот лист с почты, было не так просто.
Собравшись с мыслями, поднимаю руку к двери, делая глубокий вдох, жму на звонок. За эти мили-секунды было уже несколько вариантов развития событий, одно из которых - сбежать. Но не успела.
- Мааам, - еле заметно улыбаюсь, обнимая женщину, открывшую дверь, мысленно повторяя себе "не реветь, не реветь!". Нужно было подобрать момент, да и в компании отца это было бы правильнее - они одновременно получат информацию. Пытаюсь вести себя спокойно, следуя за матерью на второй этаж.
- Как ты? Как Мэтт? Ты знаешь, я недавно видела такие забавные маленькие детские...
Дальше я ее не слушала, все было как в тумане, сердце бешено билось, и, кажется, руки начинали дрожать. Ее нужно подготовить, но как? У меня было время, что бы подумать, но я так и не смогла найти наилучшие слова, что бы сказать им о о самом худшем.
Удивляясь тому, куда она следовала, мне начало казаться, что матери действительно очень хорошо чувствуют своих детей. Почему именно комната Вайолет? И зачем ей..
- Что ты делаешь?
Замираю на пороге, наблюдая за тем, как мама начинает менять постельное белье на кровати сестры. Озадаченно хмурюсь, мысленно перебирая все варианты ее объяснений. Прохожу в комнату, осматриваясь. Давно меня здесь не было... Почти каждый уголок напоминает о каком-либо событии из нашей с сестрой общей жизни. Вон там мы прятались от гостей, который приходили к родителям и пытались проверить настоящие ли у нас щеки или же мы там бомбы носим. А там Вайолет любила прятать свои игрушки от детей этих самых гостей. Улыбаюсь воспоминаниям, забыв о том, зачем я здесь.
- Как что? Ей же надо где-то спать, - хихикнув, женщина продолжает делать свое дело.
Оборачиваюсь, пытаясь понять о ком идет речь.
- Ей? Кому?.. Неужели какой-то гостьи мать отдаст комнату сестры?!
- Ой, вы же не виделись. Вайолет приехала, - мое дыхание замедляется, - она внизу, на кухне, - стены начинают сужаться и, кажется, еще немного, потеряюсь равновесие, - сходи, поздоровайся.
В ее словах слышится улыбка, значит, она рада приезду.. Вайолет?!
Мигом оборачиваюсь, широкими шагами иду к лестнице, бегом вниз, на кухню. Останавливаюсь в дверном проеме, не веря своим глазам. Действительно, Вайолет. Сидит, беззаботно, ест.. это курица? Что за хрень?!
- О, Тейт, ты одна пришла? - отец, отвлекаясь от поедания жаренной курицы, выглядывает из-за меня, пытаясь увидеть моего мужа. - Присоединяйся!
Стою неподвижно, не сводя глаз с сестры. С живой, целой и невредимой, сестры. Наверное, еще немного, и я начну дышать огнем.

Отредактировано Tate Abel (2015-06-05 21:00:45)

+1

4

В коридоре слышатся шаги и бодрая болтовня. До меня долетают лишь отдельные слова, но я не решаюсь выйти в коридор. Отец, на пару секунд отвлекшись от газеты в одной руке и курицы - в другой, хмурится [видимо, тоже пытаясь хоть что-то расслышать], то и дело косится в сторону дверного проема, но так и не решается подняться со стула и вновь принимается за щедро прожаренную куриную ножку, пользуясь отсутствием любимой жены. Еще с минуту, а, может, и несколько [время сильно затянулось], я стою, нависнув над столом. Рука, поднятая с тарелкой и уже заботливо положенным на нее куском белого мяса, начинает трястись, и только когда она обессиленно падает, я прихожу в себя, в последний момент перехватывая тарелку и все же оставляя на белой скатерти несколько жирных капель. Вот черт! Мне уже двадцать с лишним лет, но перед мамой я по-прежнему чувствую себя ребенком. Да что там! Перед нашей мамой порой и отец тупит взгляд в пол, словно нашкодивший ребенок. Аккуратно приподнимаю тарелку и двигаю салфетку немного в сторону, дабы скрыть следы своего преступления. Одной проблемой легче. Волны облегчения прокатываются по моему телу, пока мой мозг услужливо не напоминает о приходе сестры. И словно взявшимся из ниоткуда ливнем меня обкатывает коктейлем из страха, растерянности и желания сбежать в ближайшее окно.
За те несколько месяцев, что мы не виделись с сестрой, я, кажется, совсем разучилась с ней говорить. Или мне так только кажется? В любом случае, если бы не этот обед у родителей, я бы еще несколько дней кружила по городу, опасаясь, что нарвусь на сестру, и при этом собираясь с силами, чтобы самой появиться у нее на пороге. Но нескольких дней у меня нет, а придумать что-то в таком состоянии не представляется возможным. Нужно отвлечься.. Взгляд падает на початую бутылку шампанского. Не люблю шампанское, но сейчас мне все равно. Легким жестом снимаю с бутылки прорезиненный цветочек-затычку с пугающе похожими на человеческие глазами [о, ужас!], и наливаю себе полный бокал, сразу же заливая его себе залпом в рот и не дожидаясь осуждающе-завистливых взглядов со стороны отца. Легче не становится. Но напиваться перед встречей с сестрой я тоже не намерена, поэтому держу себя в руках, искоса все же поглядывая на бутылку. Застрявшие пузырики то и дело рвутся на свободу - ненавижу это ощущение, словно подступающая икота, которая никак не наступит. Приходится налить еще стакан вишневого сока [ну, хоть что-то в этом доме рассчитано на меня!]. Поглядываю на курицу. По-прежнему хочу есть, но при каждом упоминании еды желудок начинает крутить, поэтому отодвигаю подальше тарелку.
- Где же они? - зачем-то произношу вслух. Отец на мгновение отрывается от газеты и курицы, пожимает плечами и снова принимается за свое. Мне же уже начинает казаться, что приходила к нам вовсе не сестра. Неужели, мне уже начинает чудиться ее голос? Не хочется верить, что я понемногу начинаю сходить с ума. Да и мама так и не вернулась. Возможно, у сестры личный разговор, о котором она не хочет упоминать при отце. Но отправиться к ним я все же не решаюсь.
В коридоре вновь слышатся быстрые шаги: кто-то бежит по лестнице, причем очень торопится. Напрягаюсь, прислушиваясь. Но разве по шагам можно определить, кто идет? Наверное, нет. Методом исключения все же прихожу к варианту с сестрой вновь, какой бы бойкой и шустрой ни была наша мама, по лестницам она никогда не бегала. И не потому, что возраст или физическая подготовка не позволяли. Моя догадка подтверждается через секунду, когда в дверном проеме появляется сестра. Ни чуть не изменилась! Я, повернувшись на стуле на 90 градусов, слегка приподнимаюсь, сжимая в руках уже изрядно помятую на нервной почве салфетку. И лишь смущенно улыбаюсь. А что мне сделать? Подбежать и обнять ее? А вдруг она на меня зла? Нет, нужно вести себя осторожнее, женщины в нашей семье словно дикие кошки, так и не прирученные человеком, но напоминающие всеми любимых домашних питомцев и внушающие безобидность.
Отец первым нарушает молчание. Особых чувств приход Тейт в нем не вызывает, собственно, как и мой приезд. Нет, папа у нас далеко не черствый мужчина, может даже прослезиться [как то было на свадьбе сестры], но выставлять напоказ чувства - это не к нему. Я же все еще собираюсь с чувствами, чтобы сказать хоть слово, но Тейт меня опережает:
- Ты же мертва.. - произносит сестра с некоторым возмущением, словно я и правда обязана лежать сейчас в гробу. И непонятно на кой черт вообще раскопала яму и вылезла наружу. Под таким давлением я практически чувствую, как начинаю проваливаться сквозь землю. - Д-да? - меня хватает лишь на это. Пережитый стресс не дает толком включить мозги. И сейчас я лишь пытаюсь вспомнить, когда же я успела умереть. Отец с подоспевшей матерью тоже недоумевают, то и дело поглядывая то на меня, то на сестру. И если отец покорно ожидает разъяснений случайно брошенной фразе, то мать сразу же берет все в свои руки:
- Тейт, что ты такое говоришь?! Мама, не дожидаясь ответа, усаживается на стул. То ли новости ее так напугали, то ли просто не желает больше ждать начала ужина. - Ну.

Отредактировано Violet McKinley (2015-06-16 19:48:21)

+1

5

[в архив]: игроки удалены

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Возвращение из мертвых.