Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » High level


High level

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Kirill Lazarev, Guido Montanelli
Место: ресторанчик "Маленькая Сицилия"
Время: 27 мая
О флештайме:
Зачем уходить в плавание с полу-пустым трюмом?.. Есть идея, чем его заполнить.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-06-03 11:28:34)

0

2

Докуривая сигарету и сохраняя серьезное лицо, Кирилл пытался хотя бы на ближайшие несколько часов выбросить из своей головы догадки о том, на кой его брату сдались его вертолет и его Кадиллак. Мэл буквально выжал из него разрешение таким образом пустить пыль в глаза так сильно зацепившей его бабенке. Спрашивать его, была ли это та самая баба, из-за которой они куролесили всю ночь, а потом едва соображали в такой ответственный день, как день рождения Мэла, Лазарь не стал: с братом, пока тот сам не захочет, это было бесполезно. А вот отдавать Кадиллак ему не очень хотелось, особенно учитывая то, что этот кадр собирался сперва бросить его на ночь вне дома. Но не об этом он должен был думать сегодня, поэтому Кирилл приложил все усилия, переключаясь на дела. Папа думает, что он ни на что не способен, кроме как членовредительством заниматься как последняя тупая шестерка, да еще бухать и баб валять – он и звонит всегда Датчанину, что же, они оба думают, что он ничего не знает и не понимает? Думают, что он такой дурачок, что считает, что папа, там, на другом конце географии, узнает все сам? В хрустальный шар смотрит, не иначе. Иногда Лазарю казалось, что и Датчанин был того же мнения, что и папа.
На полпути к входу в ресторан Лазарь на ходу обернулся, через плечо бросив взгляд на автомобиль, на котором приехали они с Датчанином – лучше бы он этого не делал, потому что чуть не споткнулся, заметив, как высунувшийся из автомобиля Мэлор перекрестил его. Кирилл закашлялся, старательно удерживая равновесие – да ну, с таким Мэлом никакого алкоголя не надо, и так ноги не держат.
«О женщины, вам имя – вероломство!»
Потому что кто виной всему? А бабы.
В костюме было, как ни крути жарко, и Лазарь почти пожалел о том, что поддался уговором Мэла и натянул его – тому-то, казалось, вообще было плевать на погоду. «Маленькая Сицилия», что снаружи, что изнутри, отличалась от «Маленькой Москвы», хотя, казалось бы, и то и другое «маленькое» – даже какое-то общее настроение, производимое впечатление, что ли, отличались. «Сицилия» и впрямь оказалась маленькой, а вот о «Москве» подобного сказать было нельзя. Итальянский ресторанчик напоминал эдакое семейное заведение где-нибудь в Европе, хотя – Кирилл не смог сдержать улыбку – с сервисом здесь наверняка было получше.
– Я к мистеру Монтанелли, – он пренебрежительно посмотрел на официанта, чуть растягивая слова и, как всегда – и уже не намеренно, – сильно давя на звук «р». – У нас с ним назначена встреча. Кирилл Лазарев.
Обслуга его часто не любила именно из-за этого взгляда, да и из-за поведения вообще, хотя как еще он должен относиться к халдеям? Кричать «Братан!» и прыгать в объятия? Лазарь поежился. Хороша перспектива. Он проследовал за официантом, минуя столики, к кабинету дона местной мафии. («Боже мой, еще бы избавиться от мыслей о самом определении «дон», кто-то смотрел слишком много фильмов, гражданин Лазарь».)
По правде говоря, думая что-то наперед о сегодняшнем дне, он пытался прокрутить в голове то, как повел бы себя Датчанин. Как-то привычнее было с его присутствием, и здесь его откровенно не хватало, хотя Лазарь и сам бы не дурак, и прекрасно понимал, о чем они с доном будут говорить, и что он – они с Мэлором – хотят предложить, чай не первый день на свете живет.
Кирилл протянул главе итальянской мафии руку – к тому моменту на его лице нельзя было заметить и следа прежнего высокомерия: он говорил с равным. Ведь на самом деле, если подумать, то приехавшие на первую встречу итальянцы на равных не тянули: кое-как, и то не в полной мере, тянулся к этому Альтиери, Ринальди-старший в понимании воров и вовсе был каким-нибудь бригадиром, а уж про его племянника и смысла говорить не было. Однако оба вора если не до конца понимали, то хотя бы принимали тот факт, что здесь, в Америке, все несколько иначе, и придется пусть не плясать под новый мотивчик, но учитывать его. Потому и хари свои уголовные господа законники не воротили. Да и не так плох был этот старший Ринальди – хитрожопый, конечно, ему б и рыбку съесть, и… да-да, то самое, но кто из нас без греха? Но вот сейчас встретились действительно равный с равным. Лазарь чуть улыбался: постоянное американское дружелюбие «не о чем», похоже, было заразительно.
– Добрый день, мистер Монтанелли, рад встретиться с вами.
Он, наконец, собрался, выкинул лишние мысли из головы: Лазарь собирался предложить Гвидо серьезную тему, и, если они договорятся, то озолотятся обе стороны: и они, и итальянцы, даже если ничего не накручивать мигрантам во время эта… поездки. Он уже знал, что Ринальди не очень одобрял это предложение, но последнее слово все-таки должно быть за доном, а не за одним из капо – а если не так, то что это вообще будет за дон?

+4

3

"Маленькая Сицилия" - пожалуй, да, заведение можно было считать семейным: во всех смыслах этого слова, говоря о семье, как о ячейке общества, или о Семье, как ячейке общества криминального, или о семье, как о персонале заведения. Ресторанчик Монтанелли всю свою многолетнюю историю, начавшуюся ещё на противоположном побережье, этим и отличался от других - дружелюбие персонала как к посетителям, так и друг ко другу, здесь вовсе не было похоже на безликий шаблон; официантов и поваров не набирали по объявлениям, руководствуясь только рекомендациями (прямо, как и в "вышестоящей" организации, пожалуй), поэтому ресторан был действительно как будто одной большой семьёй - сюда приходят не только, как в ресторан, сюда зачастую приходят "в гости". И тут всегда будут рады друзьям... хотя и тем, кто просто пришёл насладиться атмосферой и кухней - рады будут ничуть не меньше. Итальянское гостеприимство - тема вообще отдельная, не всем понятная сразу.
Взгляд Лазарева, впрочем, официанта не смутил нисколько - открыто здесь об этом не говорилось, конечно, но каждый из работников "Маленькой Сицилии" вполне представлял, на кого работает, что именно означает имя Монтанелли; и что за гости к нему ходят - кто бы что не говорил о том, насколько, мол, ослабла Коза Ностра за последние годы, расстраивать мафию не многим хотелось бы, как и её друзей - лучше уж самому быть на положении её друга. Ну, или обслуги. Гвидо своего пренебрежения как раз не демонстрировал - он показывал превосходство.
Для того, чтобы высказать пренебрежение - много ума не надо, каждый человек может недолюбливать что-нибудь или кого-нибудь в силу своего характера; другое дело - быть лучше, выше чего-либо. Превосходство - это то, чего нужно добиваться. А готовясь к этой встрече, Гвидо добивался того, чтобы всё уже было подготовлено к тому, что будут приняты определённые решения - чем больше будет сделано, тем меньше придётся говорить сейчас, и делать потом - связи у Семьи Торелли были и в этой сфере, хотя и подзабытые уже немного со временем, но вернуться в эту сторону деятельности было проще, воспользовавшись старыми каналами, нежели открывать новый. Тем более, сфера деятельности эта, и контакты, завязанные там, были хорошо знакомы многим из солдат Семьи - из ребят Куинтона Гуидони, который в настоящий момент был в тюрьме, так что многие из тех, кто сейчас ходил под Сольферини, возглавившим западную команду после него, только обрадовались перспективе влиться в прежнее дело - ну, или, в почти прежнее. Друг и некогда правая рука Куина, Люк, навестил того в тюрьме, с просьбой о совете; тот назвал несколько имён - и пообещал, что в стенах тюрьмы проект тоже получит поддержку (хоть и, на первый взгляд, незачем - но если присмотреться, у новоявленных "граждан" США могут вознинкнуть и такого рода проблемы), в тюрьме людей Семьи тоже было немало - и в её стенах тоже потихоньку некоторые делишки обтяпывались. Чуть позже несколько ребят съездили в порт Сан-Франциско, обратившись по тем адресам, что дал Куинтон, и местных боссов тоже поставили в известность - к тому моменту, как они с Кириллом сошлись в "Маленькой Сицилии" всё, вроде бы, было уже на мази - рельсы уложены, почищены, осталось только поезд пустить.
- Benvenuto, мистер Лазарев. - Гвидо радушно ответил на рукопожатие, глядя русскому воротиле в глаза. От Альтиери и Ринальди он уже был наслышан и о русском гостеприимстве, и о русской предприимчивости, и о русской хватке тоже - то, что влияние Лазарева и Датсковскиса в городе растёт, этого Монтанелли не мог не заметить; не заинтересоваться этим - и вовсе было бы глупо. Мафия не откажется от выгодного партнёрства; но - если его не заключить вовремя, бывает так, что потенциальный партнёр сегодня может оказаться соперником завтра. А вот поддерживая друг друга - они могут приумножить влияние и организации из "Маленькой Москвы", и Торелли.
Было видно, что в кабинете, за спиной Гвидо, помимо письменного стола был сервирован стол обеденный, на две персоны - увы, без возможности прочесть меню и выбрать что-нибудь из него, но выбрать и так было, из чего; на этот раз была очередь Монтанелли проявить гостеприимство - а так уж повелось, в его доме, и уж тем более в его ресторане, серьёзные дела на пустой желудок не обсуждались. Пропустив Лазарева внутрь, Гвидо опустил жалюзи и склонился к уху проводившего Кирилла официанта:
- Проследи, чтобы гости были всем довольны.
- и, когда тот, кивнув, удалился из поля зрения, щёлкнул замком на двери, окончательно отгородившись от обеденного зала. Серьёзные разговоры не стоит вести прилюдно; дабы простые граждане не мешали им заниматься бизнесом - не стоит и им самим мешать получать удовольствие от своих обедов, ни разговорами, ни своим "подозрительным" присутствием, пусть каждый занимается своим делом. Раз жалюзи офисного окошка закрыты, хотя свет горит - это означает, что Гвидо здесь, но беспокоить его не стоит, если нету самого серьёзного повода - да, впрочем, все официанты и так видели, что Кирилл вошёл в кабинет.
- Я навёл справки в порту - многие готовы вернуться в дело. Впрочем, и Ваших партнёров там уже знают неплохо...
- груз икры уже ведь приходил в порт СФ однажды. Гвидо занял своё место за столом, предлагая и Кириллу присаживаться.

Внешний вид

+2

4

[в архив]: больше месяца нет игры

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » High level