vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Параллели дорог в пустоте кладбищенских улочек


Параллели дорог в пустоте кладбищенских улочек

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:Luli McMullen* и Raymond Weeks
Место:Кладбище Сейнт Джозефс.
Время:Три месяца назад
Время суток:После полудня.
Погодные условия: Солнечно, на улице с утра уже + 28
О флештайме: Чертова статистика смерти при исполнении, если думать о ней, то  можно сойти сума.  Аллан был довольно хорошим полицейским, но мы все когда-то заканчиваем именно так. И вот пара выстрелов , гость земли.  Женщины и мужчины расходятся, семьи пойдут рассказывать истории о том какой он был. Жена утешать детей, ее семья. И вот только в эти рамки картины не вписывалась эта девушка подросток в черным. Зная не первый год Аллан, я не знал ее.  А возможно я и не знал толком Аллана, но пока эта идея не посещала мою голову. Все разошлись и в скором она тоже, но она была иной, не как все. Я смотрел со стороны дерева на эту девушку, что вновь сменила,другое прощение с другим человеком. Работник ритуальных услуг. Но почему она плакала тогда, а сейчас спокойна. Пока я не замечал,эти прекрасные движения рук. Да даже в такой ситуации есть те кто хотят на этом всем нажиться. Подойдя со спины к девушке, я положил свою руку на плечо и попросил вернуть то,что она взяла у того мужчины. Я тогда и не представлял в какие дебри я лезу по собственной доброте и какие скелеты откроются,только что о своем друге.


* - пишет первая девушка

Отредактировано Raymond Weeks (2015-06-02 17:01:33)

+1

2

Если бы можно в сердце поглубже вклеить портреты.
И я на память оставлю свои сигареты.

Я отвратительна сама себе. Вместо того, чтобы мучиться от угрызений совести, скорбеть по усопшему, как это делают все собравшиеся здесь, я неотрывно наблюдаю за мужчиной средних лет в дорогом костюме. У меня нет особого вкуса, я не ценитель моды, но достойные вещи от подделок отличить могу. Этот талант развивался на протяжении всей моей бродячей жизни. Если не хочешь смешаться с уличной грязью, питаться с собаками в одном мусорном контейнере, приходится воровать. Ценность ворованной вещи полностью зависит от ее качества. Поэтому я очень люблю богатеньких. Толстые наручные часы колоритного мужчины заманчиво поблескивают в лучах обезумевшего солнца. Ворону пленил сыр, а меня сладкий запах наживы. Бедолага даже не подозревает о том, что попался в мои сети. Я чувствую себя пантерой, готовая наброситься на маленького, перепуганного ягненка. Но всему свое время, Лули, ты все-таки пришла на похороны. Смерть - пустой звук для меня. Мне никогда не приходилось с ней сталкиваться, возможно, именно по этой причине я не понимаю, что чувствуют сейчас все эти люди. Жизнь – подарок для всех. И смерть – для всех. Самая большая банальность человека думать о том, что он уникален. Мы рождаемся в определенном месте, в определенное время, с определенным количеством хромосом, у определенных родителей. Кому-то везет больше, кому-то меньше. Мы строго следуем по линии судьбы на наших ладонях, что нам предначертано свыше. Хотя, где это загадочное "свыше"? Помните ли вы, что-нибудь после своего рождения? Конечно, нет. А, что если и после смерти мы не будем помнить ровным счетом ничего. Все, к чему стремились, все, чего добились превратиться в прах. Пепел от сгоревшего тебя. Мы наивно полагаем, что у нас на все есть время. Но его нет, его никогда не было много. Сегодня тебе пять лет, ты стягиваешь со стола скатерть, катаешься верхом на собаке и приклеиваешь фруктовую жвачку к подолу юбки бабушки. Завтра тебе уже 15 лет, ты думаешь, что уже взрослый. Прокалываешь сережку в пупке, ругаешься с мамой, слишком страстно целуешься с кем-то на задних рядах в кинотеатре. Слишком страстно, у вас стучат друг об друга зубы. Послезавтра тебе уже 25, ты спешишь на работу. Ты не видишь ничего вокруг, кроме огромной неоновой вывески "перспективы". Слишком умный для карьеры и глупый для семейной жизни и тихого счастья. На следующий день тебе уже 35. Вдумайся, 35 лет! У тебя наконец-то появилась жена и двое детей, из-за которых тебя частенько навещает мигрень. На тебе висит несколько кредитов, появились первые седые волосы и пивной живот (хотя пиво ты пьешь только по выходным и то одну кружку!). Жена пилит тебя день и ночь напролет, ты мечтаешь бросить всех и умотать в Вегас. Вместо этого спрашиваешь у супруги разрешение на рыбалку с друзьями. Говоришь, мол, дорогая, озеро Мичиган отличное средство от мигрени. Только моргнул, а тебе уже 55. На твоих коленях сидят внуки, ты с завистью смотришь на своих детей, хочешь быть снова молодым. Тяжелые мысли наконец-то не дают тебе спать по ночам. Ты  невольно задумываешься о том, что растратил свою жизнь впустую. Но под утро спокойно засыпаешь, ведь у тебя еще очень много времени. Просыпаешься 65-летним с зубными протезами во рту, с плохим зрением, больным сердцем. Жена больше не разделяет с тобой постель, ведь ты храпишь по ночам, как свинья. Дети и внуки навещают все реже, ты стал ворчливым стариком. Ну как, время еще есть? Сердце твое замирает в 66. Боже, ты ведь столько всего не успел. Жизнь - это бесконечная гонка и самое главное удержаться в седле как можно дольше. Аллан Зингерс был славным человеком, с настоящим золотым сердцем. Коллеги уважали его, жена и дети любили. Он был нужным и важным, в отличие от меня. Я появилась в его жизни, словно маленькая заноза в пальце. Вроде бы не видна, но болит зараза. Мне нравился мистер Зингерс хотя бы за то, что не пытался каждый раз отправлять в детский дом. Он угощал меня мороженым, заботливо щелкал по носу, даже учил пару раз стрелять. Аллан дал мне надежду, а после бессовестно ее забрал, променяв мягкую постель на сырую землю. И сейчас, наблюдая за тем, как бардовый гроб медленно опускают в могилу, я не чувствую ничего кроме злости. Как он мог оставить меня? Как он мог стать причиной слез у многих людей? Я ненавижу тебя, Аллан Зингерс, но так хочу увидеть снова.

Я стою поодаль от всей процессии. Меня заботливо прикрывает тень ветвистого дуба, в его зеленых и пыльных листьях путаются клубы дыма от моей сигареты. Я ловлю на себе удивленные и осуждающие взгляды знакомых, друзей и родственников Аллана. Никто из них меня не знал. Невольно одергиваю черное платье, пытаясь закрыть синяки и ссадины на коленях (позавчера неудачно перепрыгнула через забор, когда убегала от продавца ход-догами). Это платье мне любезно подобрала мисс Чемберс, добродушная старушка, работающая в магазинчике ритуальных услуг, где я еще и живу. Как видите, я совершенно не привередливая. Где почешут за ушком и нальют молока в миску, там и останусь. Я не могу подойти к убитой горем жене мистера Зингерса, не могу сказать ободряющего слова его детям. Не могу прикоснуться к их трагедии, потому что не хочу выглядеть фальшиво. Никто не поверит в искренность моих слез. Я стараюсь совершенно не выделяться, но все-таки мне это не удается. На кладбище никого больше нет, видимо, в среду решил умереть только Аллан. Я мысленно поторапливаю время. Наконец-то, все стали постепенно расходиться, поддерживая друг друга за руки. Все в черном, они так похожи на муравьев. На мгновенье я потеряла свою цель, но вот мужчина попрощался со своими товарищами и быстрым шагом направился в сторону стоянки. Ну уж нет, просто так я тебя не отпущу. Докурив сигарету, я впечатала окурок подошвой кед и последовала за "своими" часами. А теперь, дамы и господа, смертельный номер. Не пытайтесь повторить его дома. Когда между нами расстояние значительно уменьшилось, я специально споткнулась об собственную ногу и налетела на богатенького незнакомца. Как и предполагалось, он успел схватить меня.
- Ох, простите меня, я такая неуклюжая, - очаровательная улыбка скользнула по моему лицу. Танец рук. Пальцы скользят сначала по его спине, плавно переходят на левую руку, поддевают маленькую застежку на часах. Вуаля, они у меня в кармане. Все это время я кокетливо строю ему глазки и заговариваю зубы.
- Вы, наверное, хороший знакомый мистера Зингерса? - сочувственный тон, - Какая ужасная потеря. Часы у меня в кармане, теперь он мне не интересен. Еще раз извиняюсь и исчезаю из вида. Какой чудесный день!

+2

3

Все, кого ты любил, или бросят тебя или умрут.Чак Паланик ©
Обычно в фильмах на каких-то моментах бывает дешевая заставка музыки. Обычно она даже мало заметна человеку, просматривающему фильм, но музыка все равно звучит, для придания обстановки того момента, именно того самого, когда ты думаешь, решаешь или меняешь что-то. В этот раз самой дешевым аккомпанементом, но уже в моей голове звучала Florence And The Machine > Youve Got The Love.. Сколько раз я думаю «Боже, к чему всё?»... Безвкусица — первое что приходит в голову, хотя это не то самое слово.
Так, заканчивается жизнь, нет не подумайте, не под эту песню. Если можно было бы остановить пленку и отойти со своего места. Хотя знаете, у меня есть эти пару долей секунды. Словно я и не я. Я обхожу всю эту скопление людей стоящих у гроба в лилиях, смотрю на эту закрытую крышку. На его жену Эмму. На его детей Билли и Адама и дочь. Прохожу около мадам Симс, около девушки со светлыми волосами. Смотрю на себя стоящего в момент бросания горсти земли. Смотрю на стоящих гробовщиков, я не знаю их имен, я не знаю этих мужчин,но один курить, другой жует жвачку перебивая плохой запах изо рта. Видимо, покойники жалуются на запах изо рта или возможно у него рак желудка и он перебивает этим боли.
Мелкие камешки и черная земля падает на крышку гроба из красного дерева. Аллан уходит в последний путь, через час тут уже будет зеленый настил и наверное, только единицы бывшие здесь смогут сказать, что его похоронили только сегодня. Таковы правила, все обыденно и одинаково, лишь ангел вдалеке выбивается из всего вида пустоши и одинаковых плит. Ангел — обычная скульптура, но так необычно вписывающаяся во все это. Затем идут деревья и склепы — семейные склепы. Для тех кто хочет даже после смерти доставать своих родных неправильно помытой посудой, не так застеленной кроватью или тем, что твой червяк недоел край твоей плоти. Не знаю что обсуждают призраки за ужином, если они вообще собираются на ужин. Теперь его семья та - что тут, а мы — мы живы и больше мы не часть его мира, а он не часть нашего. Смерть приходит всегда нежданно и негаданна, она не стучит в дверь, не присылает писем, даже открыток на Рождество. Кощунство — первое что приходит на ум, возможно, неправильное слово, но подходящее. Дороти -  его младшая дочь, ей шесть, она единственная не осознает что происходит, хотя возможно, еще эта юная блондинка, я не свожу с нее глаз. Нет я несексуальный маньяк, ходящий на курсы сексоголиков в пятницу вечеров. Надо же чем-то заниматься им, чтобы не мастурбировать. Главное, хоть чем-то заниматься нехорошим, но и неплохим в тот же момент. Девушка просто не вписывалась в этот ряд прощания. Короткое платье слегка напоминающее семидесятые, ее словно выкинуло времени, разбитые коленки с синяками. Не совсем милое создание с первого взгляда, ее вид можно спутать с девушкой по вызову, но в тот же момент хочется откинуть эти идеи, ведь вряд ли такие девушки приходят даже к своим спасителям типа Аллана. Он всегда был слишком хорошим, может, даже больше чем того нужно.
Думаю на мои похороны придет пара тройка человек, нет не потому что я плохой или хороший. Просто зная себя и их, им будет сложно дотащить себя до такой процессии. На дороге стоят машины, мой Линкольн в который я сяду и через час, мы будет рассказывать истории из его жизни словно хроника киноленты. Мы будем пить какой-то алкоголь, затем будем слушать речи пастыря, потом что-то будет еще. Знаете, ничто не сближает людей как похороны — наверное это единственный момент, когда все рядом и не пытаются устроить скандал или унизить вас. И вся семья вдруг в одночасье осознает, что — «О Боже он был таким милым человеком» — даже если это не так. Но в этом случае, слово даже не используется. Я не свожу глаз с девчонки, кажется, есть дерево и его тень, есть тени людей в черном и эта девчонка. Не знаю почему, но мне приходится на нее смотреть.
Пастырь закончил речь и все пошли к машинам, все кроме нее, она пошла обратно. Вот она сталкивается на мужчину и извиняется. Ее руки проходят так медленно по чужому костюму, его рукам. Кажется все слишком просто, хороший спектакль чудесно сыгранный. Все бы нечего, если малютка не наткнулась на прокурора Сакраменто, и не решила его обокрасть ненароком,словно выпить чай или съесть хот-дог. Кто она...Преступница, Карманица, воровка, проститутка — смотри также различные названия связанные с не совсем правильным поведением людей. А к черту лучше сбросить все эти маски.
Черт, даже тут приходиться быть копом, а потом быть другом умершего. Не потерять из вида в толпе, быть быстрым, но негрубым. Бывает так нужно уговаривать себя, что ты не при исполнении хотя бы в этот день, ведь все куда ужасней, если представлять свою жизнь, так как она есть. Облава, допрос, суд , тюрьма. Плохая дорога у нее.
Моя рука ложиться на плечо этой девушки, но так чтобы у нее не было шанса ни повернуться, ни ускользнуть. Вы видели, когда ястреб хватает свою дичь. Очень простои без каких-либо усилий, но его жертва остается в лапах. Я наклоняюсь тихо к ее уху, я знаю, что у меня немного времени  до попытки, ее выпутаться из всей ситуации.
-Ну, сразу на два года в колонию для несовершеннолетних или ты отдашь все что взяла. Если бы ты знала в чьи карманы полезла. Тебя не спасет даже слишком хороший адвокат на которого у тебя просто нет денег. Если я проверю, твои потайные места— проводя рукой по телу девушки, доставая из ее кармана на этом обычным с виду старом платье 70-х годов. Красивые часы, не правда ли?— резко поворачивая к себе девушку, поднимая ее руку вверх. Так что мне с тобой делать? Доставая свободной рукой жетон полицейского. Ну так что?  Ты сама их отнесешь прокурору, мол вы обронили или мы это сделаем вместе, но с составлением акта об хищении имущества? Какой расклад тебе больше нравится? Мне не было жаль, мне было больше стыдно, что этот день превращается в столь унизительное мероприятие. Почему ты поступаешь так с тем кто возможно сделал тебе хорошо? Я говорю про Аллана, а не про борова в костюме.Если б он слышал мои слова, это было бы высшая мера грубости, но меня слышит лишь она и моя совесть.
Иногда я себя ненавидел, реально. Мне не за что себя любить. Я прекрасно знал, оценивая ее вид, эти синяки на теле и под глазами, что это уже пустое дело. У прокурора таких часов много, а ей? Может, если небыли пущены на наркотики, деньги с продажи, я ни капельки и не вмешался. Но эта чувства вложенной в меня справедливости не дающая мне что-то сделать иначе. Ветер, колышет ветви деревьев донося запах сырой земли смешанный с ароматом белых лилий. Весьма обычный запах, хорошо что не роз. Ароматом роз убирают запах недержания в больницах. А лили — запах кладбищ. Я отпускаю ее руку, не люблю оставлять синяки на женщинах, какими бы они небыли. Это юное создание окончательно вышло за рамки дозволенного.
Так как мы поступим? — говорю уже громче, когда большинство людей уходит. Некоторые оборачиваются, рассматривают сложившеюся ситуацию. Рей. чей-то голос слышаться вдалеке, но я не оборачиваюсь, предпочитаю не подавать вида, что слышал. Черт как тебя звать? — девчонка, обычная. Я беру ее за руку и тяну за собой, словно она какой-то мешок картошки. Обращать внимание на людей не было моим прямым смыслом в жизни. Я не любил общества их, но у меня не было выбора. Остановившись в паре шагов, я повернулся к девушке. Стой, тут.. Я не шучу, — хотелось добавить, догнать я тебя в любом случае смогу. Но молча дохожу до Стивена - прокурора. Я знаю одно, он хорош лишь так на бумаге. По правде, честно ему так и надо, но приходиться быть хорошим. За измены жене, за перепродажу оружия, за наркотики— на него большой список к которому не подкопаться. Он чист, а вы знаете там где все кристально чисто— воняет запахом сосны, отбивает вонь.
Я улыбаюсь хлопая ему по плечу. Представь ты стал худым, спорт и женщины — хотя я лгу. Мы всегда лжем, чтобы не случилось. Но не сказать же ему, что он свинья. Смотри обронил, девушка хотела тебе отдать, но стесняется. Я говорю, это громко,так чтобы она слышала. Он улыбается и уходит. Все разъезжаются оставляя нас одних в этом месте с усопшими и запахом лилий. Ну так что? Расскажешь кто ты и зачем так поступила?

+1

4

Мы так любим дешёвые драмы
С непродуманными диалогами.

Мое прошлое оказало на меня самое большое влияние. Я им живу, я им дышу. Оно привязалось ко мне, прицепилось, как репейник к одежде. Оно преследует меня во снах, преследует меня на каждом моменте жизни. Я стала зависима от него, прокручивая каждый момент, каждое слово, в своей голове. Но я ничуть не жалею о том, что было. Трудности, о которые мне приходилось спотыкаться, закалили мой характер. Я не пластилин, из меня не получится теперь слепить то, что вы хотите видеть. Да, пусть я не сахарная девочка, пусть выпускаю шипы, когда больно и страшно. Часто задумываюсь о том, кем бы я была, если бы моя жизнь сложилась иначе, лучше. Наверное, у меня была бы большая семья. Знаете, не такая, где родственники разбросаны по разным концам света, и только раз в год все собираются вместе. Нет. По-настоящему большая и очень дружная. Мой отец точно был бы каким-нибудь ученым с забавными очками на чуть горбатом носу. Он придумывал вакцины от неизлечимых болезней днем, а по вечерам заботливо укрывал меня одеялом и целовал в лоб своими обветренными губами. Он делал бы так всегда. Будь мне 10 лет или 20. Ведь любовь выражается в самых незатейливых мелочах. Моя мама была бы пышной и румяной хохотушкой. Она непременно бы разбила возле дома замечательную лужайку с самыми красивыми цветами. Из кухни бы всегда доносился сладкий аромат свежей выпечки и крепкого кофе. У меня было бы трое братьев и одна маленькая сестренка. По выходным мы бы жарили зефир на костре, слушали песни под гитару и смотрели на звезды. Частица "бы" мозолит глаза, но возвращает к реальности. И вместо того, чтобы помогать своей воображаемой матери печь пироги на залитой солнцем кухне, я крепко сжимаю в кармане платья украденные часы. Вполне возможно, что в ломбарде мне снова придется ругаться с ворчливым стариком Тедом, который начнет занижать цену. Вполне возможно, что мне так и не удастся его переубедить. На полученные деньги я наконец-то смогу купить себе новую куртку. И все-таки жизнь не такое уж дерьмо, в ней иногда случается что-то хорошее. Думаю, за возможность не замерзнуть осенью я должна сказать спасибо Аллану, ведь благодаря ему я смогла столкнуться с тем богатеньким незнакомцем. Поэтому я поднимаю взгляд на небо, в надежде, что мистер Зингерс смотрит на меня оттуда и по привычке грозит пальцем. Хотя на самом деле я верю в реинкарнацию, и вполне возможно, что Аллан сейчас переродился в другом теле. Например, в этого забавного муравья, который тащит тоненькую соломинку у меня под ногами. Я осторожно перешагиваю его, не хочу, чтобы сегодня были еще одни похороны. Кладбище постепенно пустеет, от Аллана остался только свежий холм и небольшой памятник. Пройдут недели, месяцы, года и раны затянутся, превратятся в уродливые шрамы и окончательно перестанут кровоточить. Напоминания о нем принесут лишь слабый привкус сожаления. Кто-то украдкой вздохнет и скажет "да, хорошим мужиком он был". И лишь придавленная тяжелым весом горя вдова каждый день будет приходить к нему на могилу и менять цветы. Мне тоже пора уходить, не стоит лишний раз привлекать к себе внимание. Но стоило мне сделать шаг, как чья-то тяжелая рука опустилась мне на плечо. Сердце пропустило два удара, кубарем скатилось к ребрам, а после плюхнулось куда-то в районе желудка. Я неожиданно вспомнила, что так обычно делал мой приемный отец. Он  любил подкрадываться ко мне сзади, крепко стискивать мое маленькое, детское плечико и шепотом спрашивать читала ли я сегодня библию. И почему судьба подкидывает мне каких-то моральных калек? Надеюсь, мой приемный папаша уже давно встретился с Богом, о чем так все время мечтал. Я боюсь пошевелиться, лишь беспомощно глазею по сторонам. Неужели, меня все-таки засекли? А вдруг, тот мужик раскусил меня? Далее последовала заезженная фраза. Мужской голос звучал спокойно, даже чуть отстраненно. Все понятно, меня поймал коп, чему я совершенно не удивилась. Недовольно закатив глаза, я чуть дернула плечом назад, но цепкие пальцы не собирались расслаблять хватку.
- Окей, ты меня поймал. Только не говори моей маме, пожалуйста. Она будет меня очень сильно ругать и оставит без сладкого, - делаю вид, что мне страшно и оборонительно поднимаю вверх две руки. На самом деле, мне плевать. Я человек, у которого априори никогда не будет счастливого и светлого будущего, поэтому два года в тюрьме мне малину не испортят. Чувствую, как рука мужчины скользит по моей талии и ныряет в карман. А вот это уже серьёзно. Я пытаюсь перехватить его руку, но слишком поздно, он успел вытащить часы. Накрылась моя куртка медным тазом. Блять, все же так хорошо начиналось.
- Эй, - уж слишком громко восклицаю я, так как двое прохожих разом обернулись. - У него этих часов еще вагон и маленькая тележка, они мне нужнее. Отдай! Передо мной стоял молодой полицейский в темном костюме, с которым мне раньше не приходилось встречаться. Но я видела с какой теплотой жена Аллан смотрела на него, а это значит, что он был другом мистера Зингерса. Следующий вопрос застает меня врасплох. Почему я так поступаю? Черт возьми, он серьёзно?
- Чтобы выжить, вот почему! - мои глаза сужаются от злости, а щеки вспыхивают так, будто на них разводят костер. - Ну, конечно, тебе ведь этого не понять. Эти часы были, мать твою, моей последней надеждой! Но вот его позвал как раз тот мужик, которого я и обокрала несколько минут назад.
- О, валяй! Просто благородный поступок, - замечаю я, когда коп приказывает мне стоять на месте, а сам идет отдавать "пропажу". Я не собираюсь после этого ему ничего рассказывать. Кто он вообще такой? Мистер справедливость, Робин Гуд в параллельной вселенной. Честное слово, не будь он копом, я бы врезала ему хорошенько. Мне хочется солгать, сказать что-нибудь колкое в его адрес, но по непонятным причинам вся злость, разрывающая мою грудную клетку, стала стихать. Я разочарованно смотрю вслед уезжающей машине, где покоится с миром мой шанс обрести тепло холодной осенью.
- Я знала Аллана, он... - я запнулась и опустила голову. Что это? Неужели, мне становится стыдно за свой поступок? В чем-то этот нудный парнишка прав. Я не должна была так делать, по крайней мере не здесь и не сейчас.
- Он был мне хорошим другом. И пожалуй, единственным. До встречи с Алланом я никогда не чувствовала себя, как обычный 16-летний подросток. Все, о чем я могла думать - это деньги. Мне необходимо было как-то выживать в этом мире, чем-то питаться и где-то спать. Мистер Зингерс напомнил мне о том, что я всего лишь девочка. Он показал мне, что я могу быть слабой, капризной, забавной. Он относился ко мне, как к своей родной дочери, а я обокрала кого-то на его же похоронах.
- Лули меня зовут, - небрежно произнесла я, пнув камешек носком кед, - Макмаллен. Есть хочу. Я почему-то боялась поднять голову и продолжала пилить взглядом потресканный асфальт.

Отредактировано Luli McMullen (2015-06-05 02:35:00)

+1

5

Иногда нужно все отбросить. Вы меня понимаете? Просто взять и все убрать из жизни, что чертовски мешает нам. Все что будет сказано, не понравиться многим, не станет литературой для прочтения — Какая должна быть жизнь" Но не так ли нужно делать, когда тебе неподвластно время..Начинать все с нового чистого листа столько раз сколько тебе хочется. Жизнь одна и как ты ее проведешь, честно всем все равно. Ты можешь быть безумно знаменитым и в тот же момент одиноким, ты можешь быть поистине одиноким, но при этом счастливым. Все зависит лишь от тебя.. Как обычно говорят. Стакан наполовину полон или наполовину пуст. Решать тебе. Лично для Рея в обще не было стаканов, вина, или чего-то в этом стиле. Он погружался в свой мир и периодически не мог встать с дивана после пятой бутылки бурбона. Но для всех он был прекрасным и довольно сильным мужчиной. Улыбка нас красит и скрывает наши истинные намерения. В этой жизни все фальшь, даже смерть. Она наверняка самая большая фальшивка, в которую нас заставляют верить. Мы отмаливаем грехи на мессе и думаем о Боге, когда нам это выгодно,мы грешим и нужен тот козел отпущения, кто бы сказал нам. О все прекрасно, ты не в чем не виноват. Наверное для большинства это важно. Быть не в чем не виновным. Но когда твои руки в не просыхающей крови, невольно начинаешь думать, что в этом есть настоящий подвох жизни. Простишь ли ты себя за столько смертей? И чем отличается смерть Алена от парня пятнадцати лет, которому ты перерезал горло, как простому барану. Но ты должен не падать духом, есть козел отпущения, что простит тебе все, стоит посмотреть в небо и сказать, что тебе нужна его помощь. Каждый человек может быть кем угодно и делать что угодно, но он всегда захочет быть героем, спасти кого-то , стать для него чем-то большим. Для некоторых людей это единственное хорошее, что они могу сделать в этом мире. И вот чтобы потом слагать легенды или вспоминать о своих деяниях на мессах. мы делаем это никчемное добро. Мы просто обязаны его делать иначе нам станет не по себе. Ведь кто-то его делает, а ты? Зависть — неправильно слово, но в данном аспекте слишком подходяще.
Маленькая девушка с тихим голосом, бормочущая про Аллена и про свою жизнь, пытающая доказать, что ее правда одна и, больше нет никакой. Детство — неправильное словно, но столь подходящее. Рей протягивает руку в сторону девчонку...Жвачку выплюни,если есть? И пошли..

Дверцы черного Линкольна открываются перед девчонкой. Щелчок зажигалки, облокачиваясь на дверь спереди.
Едешь на месте пассажира, так что забирайся.
Дым, густой от сигареты поднимается в небо и уноситься в невиданные дали, куда-то туда, где отмаливаются грехи. Возможно,это последнее добро, что он делает в своей жизни. Возможно,это его наказание за столько отнятых жизней, а возможно это подарок лично ему. Пепел падает на высохшую землю, кусочки папиросной бумаги пожираются огнем. Затяжка. Рак легких,это так необычно. Зарабатывается просто и действует быстро. Его голубые глаза смотрят на небо, переводя свой взгляд на тот же памятник ангелу. Затяжка.
Так ты садишься?
Выдох, медленный и обжигающий губы, обветренные от множества сигарет, но это не так заметно, из-за частого использования гигиенической помады. Рак языка. Зарабатывается очень быстро, но эффект стоит выкуренных сигарет. Меня зовут Рей Викс. В принципе, это самое важное, что тебе стоит знать обо мне, хотя пока,что это очень мало. Садись если хочешь есть, малолетки не в моем вкусе, так что бояться нечего.

И как ты докатилась до этого? Смотря на девушку напротив. Поднимая руку и делая легкий жест ладонью вверх. Всемирный признанный вариант без слов подзывать официанта. Пиццерия "Domino's Pizza" один из известных мест для того, чтобы поесть в этом быстром городе. Беря меню в руки у официантки. Милая блондинка с большим размером груди. того и гляди выпрыгнет из бюстгальтера. Улыбаясь девушки, словно она прекрасная создания на эти пару минут. Флирт, возможно. но не стоит далеко заходить. Заказывай, все что хочешь в принципе, думаю на полный желудок,язык будет проще говорить. Мне клюквенный сок, а этой девушке в черном, что она закажет, все кроме алкоголя. Слегка добавил Рей. Во всяком случае ее документы он не проверял, но уж очень не хотелось оказаться в этой ситуации, когда узнаешь, что ей не 21 лет.
Откуда знаешь Аллена, пытаясь спокойно произносить свою речь? И почему ты ходишь в этом? И почему ты одна? Вообще рассказывай. Так будет проще познакомиться, ну а пока ты... Жуешь пиццу. Скажу проще, я бывший военный. убивать умею, и представь люблю. Ну не будем о приятном. Смысл в том, что я не такой хороший, а ты не такая плохая. Пей сок..
Любишь грейпфрутовый?
Чем обычно занимаешься..
Прости не думай это не допрос. Там не кормят. В принципе, мне просто интересно кто — ты.
Рей не имел столь большой тактичности, но ему приходилось учить ее приобретать. Одно из заданий психолога. Иначе его реабилитация затянется. Хотя кто верит в эти реабилитации. Прошел не один год с момента смерти близких ему друзей, ополченцев, но ничего не изменилось. Кошмары лишь стали сильнее и ярче. Любое прикосновение к оружию становилось, чем-то обыденным, словно он вновь в чертовом Ираке. Все было и оставалось там. Пост военный синдром. Он есть,он изучен, но лечение у него нет. Лишь врать врачам, что успокоительные помогают. Смотря на девчонку, Рей слегка отшатнулся видя, как вилкой пробил свою же руку..беря со стола салфетку вытаскивая загнанные острые концы вилки с руки прикладывая тряпичную салфетку,пропитывающеюся кровью,в один момент. Не обращай внимания. Ты ешь и договаривай. Я не со зла, лишь задумался. Так что расскажешь о себе? Он всячески пытался сохранить дружескую атмосферу, что медленно перерастала в некий шок. Можно твою салфетку?

Отредактировано Raymond Weeks (2015-06-13 18:53:25)

+1

6

[в архив]: игрок удален

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Параллели дорог в пустоте кладбищенских улочек