Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Remember those walls I built...


Remember those walls I built...

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://data3.whicdn.com/images/56527265/large.gif
Участники: Dietrich Danziger & Payton Carter
Место: San Jose | Сан Хосе
Время: далекий 2009, май
Погодные условия: солнце, тепло и просто ляпота
О флештайме: будет вино... будет романтика?

Отредактировано Payton Carter (2015-06-03 00:58:30)

+3

2

Теплое майское утро застало мистера Данцигера на хорошо знакомой ему улице в Сан-Хосе... ряды аккуратных домиков, зеленые газоны, палисадники - и чертова прорва воспоминаний о том, что было раньше. Пожалуй, Черри-стрит нисколько не изменилась с самой поры, когда семья Дитриха приехала в Штаты из Дрездена? Словно время замерло на какой-то момент - еще чуть-чуть и можно будет представить как Каролина носится по дому, собираясь на учебу и как всегда опаздывая, а матушка при этом ее отчитывает. Все это было, кажется еще в совсем другой жизни? Теперь пришла пора расстаться со старым домом, благо что сестрица Данцигера явно не собиралась в ближайшее время возвращаться в Сан-Хосе.
Немец вышел из машины и остановился перед входом в дом. Оставалось лишь дождаться агента по недвижимости, которого он нашел по рекомендации одного старого знакомого из строительной фирмы. Тот еще кретин, но вполне толковый мужик - грамотно отмывает бабки местных авторитетов, что оседают затем на оффшорных счетах, где-то на Каймановых островах, куда не доберется доблестная налоговая служба США. Схема по идее стара как мир, но работает - особенно с достижением новых технологий, которые позволяют проводить денежные трансферы так, что их невозможно отследить даже спецам из ФБР. Меньше знают - лучше спят, как в народе говорится.
-Мистер Данцигер? -от размышлений Дитриха отвлек тот самый агент по недвижимости. С виду этакий успешный афроамериканец, из тех кого называют "селфмейкером" - наверняка бывший стипендиат и закончил Гарвард с красным дипломом. -Надеюсь, я не опоздал? Мистер Алигьери сказал, что я могу быть вам полезен.
Дитрих постарался изобразить дружелюбную улыбку. Очень давно, этот самый тезка великого поэта едва не сыграл в ящик, когда на него наехали конкуренты - если налаживаешь собственный бизнес, всегда найдется кто-то кому захочется прибрать все себе. Будущий строительный магнат обратился к двум лучшим друзьям из Сакраменто и избавился от назойливого конкурента. Канализация в Сан-Хосе достаточно обширная, почти как знаменитая парижская клоака в бессмертных произведениях Виктора Гюго, так что решая проблему с плохо воспитанными людьми, всегда можно было сэкономить на бетоне.
-Здравствуйте, мистер Картер. Вы не опоздали, это я приехал раньше, -Данцигер пожал руку новому знакомому. -Уверен, что мистер Алигьери не прогадал, когда посоветовал обратится именно к вам. Думаю, что суть моего дела объяснять не нужно?
-Конечно нет, -кивнул Картер. -Я так понимаю, что вам нужно продать дом в течении недели. Все предельно ясно.
-Рад это слышать, -по крайней мере разжевывать очевидное этому парню не пришлось. Уже хорошо. -Пойдемте, я вам все покажу? С тех пор как уехала моя сестра, дом давно пустует - а я живу в Сакраменто, так что он без надобности.
-Я уверен, что никаких проблем с продажей не возникнет, -тут же заверил спец по недвижимости, направившись следом за немцем. -Расположение у него хорошее, неподалеку и супермаркет и клиника тоже... по-моему, это то что доктор прописал для какой-нибудь молодой семьи, как думаете?
Данцигер чисто автоматически оглянулся - частная и очень добротная клиника действительно располагалась на соседней улице. Когда-то он почти что жил в этом достойном заведении... Каролина тогда поправлялась после очередной сложной операции - сколько ей пришлось вынести, просто не передать словами. Любой другой на ее месте давно бы сломался и смирился с тем, что придется быть калекой, но эта девочка доказала, что является одной из Данцигеров. Упрямые ослы, что никогда не сдаются.
-Согласен, -Дитрих открыл дверь дома, прервав свой мысленный тайм-аут и пропустил Картера вперед. -Я не рассчитываю на запредельную цену... но и по дешевке отдавать этот дом не собираюсь.
-Само собой.
После осмотра дома, Картер сделал несколько пометок в своем ежедневнике и на всякий случай протянул новому клиенту свою визитку со всеми данными. Данцигер убрал ее в карман пиджака и хотел уже попрощаться и ехать в отель, как вдруг произошло нечто совершенно непредвиденное...
-Быть может нам обмыть наше продуктивное сотрудничество? Что скажете, если я приглашу вас на ланч? Меня уже ждет супруга.., -сияя позитивом выдал Картер. -Уверен, что Пейтон будет рада познакомится с вами.
-Пейтон? -хорошо знакомое имя вырвалось у Дитриха, прежде чем он успел себя остановить. Слишком много совпадений не бывает, не так ли? Немцу стало чертовски любопытно... и только поэтому, он решил согласится на это внезапное приглашение. -Простите... я конечно же буду рад составить вам компанию, если конечно не помешаю. Поедем?
Надо сказать, что судьба-злодейка просто обожала подкидывать Дитриху весьма заковыристые фертеля - наверное чтобы потом вдоволь посмеяться, наблюдая как он будет выбираться из очередной заварушки? И вот, в небольшом уютном ресторанчике в центре Сан-Хосе, за столиком мистера Картера ждала именно та Пейтон, появления которой в своей жизни Данцигер не ожидал... хотя нет, не Пейтон - ведь она всегда ненавидела это имя? Это была его Тони. Такая же безумно красивая и имевшая сейчас законное право взять со стола вазу и запустить ее неверному немцу прямиком в голову.
-Дорогая, надеюсь я не опоздал? Познакомься - это мистер Данцигер, мой новый клиент. Я подумал что ему незачем торчать в одиночестве, когда есть хорошая компания, -этаким бодрячком представил своего спутника Картер. У Дитриха мелькнула непрошенная мысль, что этот парень явно слишком часто извиняется и он решительно сделал шаг вперед, протянув руку Тони.
-Я рад знакомству, миссис Картер. Не хотел вам мешать, но у вашего мужа чересчур развит дар убеждения...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-06-03 23:07:49)

+1

3

Вообще, выходной – это тот день, когда ты свободен от дел и можешь просто отдохнуть, разве нет? Нет, ибо у замужней женщины есть еще целая масса других хлопот, которые ее превращают скорее в рабыню, чем в женщину довольную своей жизнью. Счастливой от того, что ее окружает. Да-да, счастье … какой-то призрак в жизни Тони. Едва появилось, уже растаяло в итоге, едва она сильнее сжала его в своих пальцах. Убежало, бесследно, оставив ее окруженную серыми буднями среднестатистической американской женщины, которой приходится успевать ходить на работу, а после работы заниматься домашними хлопотами. И в основном, почему-то супруг обязательно должен был бы сидеть перед телевизором, почивая на лаврах в конце трудного рабочего дня. Словно бы он не был трудным у самой Пейтон! Наверное, еще немного и женщина поймет, зачем здоровым леди и джентльменам давнего юга пригодилось рабство!
А ведь, самое главное было то, что … у Тони не было причин для недовольства. В конечном счете, Джон хорошо зарабатывал, они откладывали и теперь у нее есть даже тачка. Да, слегка покоцанная тачка, тем не менее, когда еще она водила свое авто? Этого не было в ее подростковых фантазиях. Точнее было, но вся пелена с глаз долой спала, когда увидела жестокую реальность вокруг. И теперь, эта реальность мозолила глаза, надоедала настолько, что от нее было не сбежать. Словно окружающая реальность была слишком приторной.
Наверное, ей стоило просто остановиться, глубоко вздохнуть и продолжать жить той жизнью, о которой многие ее сверстницы могли только мечтать. Да, удачно выйти замуж сейчас не просто. Не просто найти того, кто будет тебя любить. Не просто найти того, кого ты сможешь полюбить… А в прочем и не важно. Ведь с самого утра Пейтон пришлось заниматься уборкой, тогда как ей еще предстояло погладить целую кучу белья и одежды – просто, как Золушка, кому бы не рассказала, никто бы не поверил.
Не с той ноги сегодня поднялась – решила женщина, заканчивая с уборкой, когда позвонил ее мобильный телефон где-то в гостиной или вообще на прихожей, где бросила его вчера после смены. Естественно, перерыв на небольшой разговор пошел бы ей на пользу, если бы только это не была та сама причина ее раздражения.
- Да, Джон, - строго отозвалась миссис Картер, напоминая себе свою собственную мать, которой она запомнилась ей в момент, когда их семья представляла собой целостность. Хотя бы на людях.
Честно говоря, она ненавидела себя за это отношение к человеку, который старается еще склеить осколки от их брака. Но почему осколки? Да, наверное потому, что по неосторожности оба разбили его вдребезги, надеясь на счастливый случай… Только так ведь не бывает? К тому же, Пейтон Хизер не собиралась разбираться в этом. Она не могла ничего с собой поделать, поскольку мотивировать Джона больше не могла. Не могла быть такой женой, которой ему хотелось – которая подарит ему детей и счастливую семейную жизнь. Оставалось только набраться мужества и признаться ему? Или же можно было снова тщетно попытаться.
- Дорогая, у меня сейчас встреча с клиентом неподалеку. Я ... подумал, что мы уже давно не ходили куда-то вместе, поэтому я хочу пригласить тебя в ресторан – отметим хорошую сделку, что принесет мне повышение. Ну, что скажешь? Ну же, давай, соглашайся. Я просто хочу тебя порадовать, правда, а вечером я помогу со всеми делами,– очень позитивно продолжил свои старания Картер, на что Тони могла бы ответить ему много колкостей, если была бы такой стервой, как ее мама.  Могла сказать, что ей еще нужно сделать – гора не мытой посуды, гора белья для глажки, а стирка?!
- Во сколько? – уже мягче, но все равно коротко спросила женщина у того мужчины, которого назвала своим. Естественно, ланч в городе, да еще и в ресторане требовал времени на подготовку, которого было не достаточно. Так что, более о домашних хлопотах сегодня речи и быть не могло. Ей оставалось только переодеться и … отправиться на своем форде в названный ресторан.
- Джон, я уже на месте, - произнесла в трубку Пейтон, когда прибыла и была усажена за один из элегантно накрытых столиков. Совсем не романтично прозвучали слова, вылетевшие  из ее уст. Но и нисколько не романтично было ей ждать в одиночестве.
Чувствовала себя глупо. ДА-да, как какая-то дурочка, оказавшаяся на не своем месте.
- Я уже скоро буду, Пейтон, - ответил ей муж, на что она положила трубку, решив, что не будет продолжать эту тему больше. Проще будет закрыть глаза. Он ведь старался? Хотел, как лучше, а она снова будет все портить…
Хотелось верить в то, что она была лучше. Но, встреча вечера, покажет, что это вовсе не так. Когда появился Картер, Пейтон едва ли заставила себя улыбнуться ему. Улыбнуться, чтобы подняться из-за стола и позволить ему поцеловать свою щеку, а потом быть пораженной громом.
Неужели прошлое может возвращаться? Неужели оно может обладать таким же лицом, что пробуждает внезапно столько воспоминаний?!
Черт подери! Да, может. И все это происходило с ней сейчас. Аж не хватало воздуха, чтобы ответить хоть одному из присутствующих мужчин.
- Если и опоздал, это уже не важно, - сообщила она Джону, прежде чем подать руку Дитриху. – Не волнуйтесь, мистер… Данцигер, вы не помешаете. А что касается Джона, то он у нас просто душа любой компании – отказать ему бывает не просто, - кажется, ответ, как ответ, но и в нем можно было уловить тонкие нотки иронии, на которую обычно Тони не была способна. Да, но сегодня у нас просто не обычный день. Слишком необычный, так что простим себе маленький грешок?
Отпустив руку старого знакомого, что оказался клиентом Джона, женщина устроилась за столиком. ДА, не часто она имела возможность сидеть, позволяя кому-то обслуживать себя… Скорее все было наоборот. И это помнит только Дитрих. Она вздохнула, сложив на коленях у себя руки, после чего сразу же потянулась за поднесенной официантом водой в высоком стакане – верный признак того, что у нее с нервами не все в порядке. Обычно она не так спешит, не так говорит и не отводит взгляд, украдкой ловля взгляд другого. Но, спишем все на случайность встречи? В ином случае, все выглядит намного интересней, чем гладильная доска напротив старенького телевизора.

+1

4

Все происходящее за столиком очень походило на спонтанное представление драматического театра - вот только актеров было двое, а единственный зритель сего действа даже и не подозревал что происходит в этот самый момент. Итак болтливый мистер Картер оказался женат на Тони... той самой, что когда-то заставила Дитриха совершенно потерять голову - а ведь он считал, что хорошо знает ее? Они были знакомы почти с того самого момента как Данцигер приехал в Сан-Хосе вместе со своей семьей, да что уж там говорить - с ее вредной старшей сестрицей немец даже учился в одном классе. Школа была конечно же из простых, так что окончательно и бесповоротно обрести возможность нормально посещать занятия Дитриху удалось лишь после того как он основательно набил морду одному заводиле из местных. Но, пожалуй, это уже ненужная лирика? Немцу было очень интересно, что будет дальше и потому он уселся напротив своей бывшей пассии, демонстрируя самый что ни на есть "покерфейс" на своем лице. Тони явно нервничала и Данцигер не отказал себе в удовольствии подать ей стакан с водой и коснутся еще раз ее руки... хорошо что в этот момент мистер Картер был занят лишь собой и вдохновенно вещал о том как быстро он сумеет найти покупателя на дом.
-У вас есть время все проделать в самом лучшем виде, -Дитрих вновь улыбнулся, взяв у официанта меню. Сказанное далее предназначалось исключительно для Тони - посмотрим, клюнет ли рыбка на соблазнительную наживку? -Я задержусь в Сан-Хосе на неделю, а за это время хороший агент по недвижимости сумеет расселить многоэтажку. При должной прыти разумеется.
-Мне как-то раз приходилось заниматься подобным делом, -кивнул Картер, засмеявшись. -Это было еще в самом начале моей карьеры - пришлось здорово побегать, знаете ли, но дело того стоило. Не сочтите за бестактность и излишнее любопытство, но чем вы занимаетесь по жизни? Раз уж мы начали общаться в несколько неформальном ключе...
Выбиваю бабло из лохов.., -так и хотелось ляпнуть Дитриху, но сдержался. Надо ведь продолжать держать хорошую мину при плохой игре и изображать приличного немецкого бизнесмена. Кстати говоря, матушка Данцигера всегда думала, что ее драгоценный сынок работает в каком-то солидном банке в Сакраменто... предположение было вполне логично, если учесть тот факт, что у предприимчивого немца всегда водилась наличность. Правда не совсем из банка. -Я бизнесмен. Компания моего хорошего друга занимается... связями с общественностью.
Картер понимающе кивнул, начав изучать меню, тогда как Тони насмешливо фыркнула и не подумав сдерживаться. Ее муж по счастью не заметил этого, а Дитрих снова улыбнулся, продолжая самым наглым образом раздевать бывшую пассию взглядом. Прошло столько времени, все изменилось - и теперь Пейтон принадлежит другому... вот только счастлива ли она?
Пока муженек Тони решил развлечь присутствующих за столом беседой на тему растущего рынка недвижимости в Сан-Хосе, Дитрих заказал себе кофе и сэндвич и не спеша принялся за еду, лишь изредка вставляя подходящие реплики, вроде "неужели?", "да что вы говорите?" и так далее. Звучало конечно самым издевательским образом, но Картер этого по счастью не просек - зато Тони это явно не понравилось? Взгляд хорошо знакомых немцу темных глаз явно предупреждал его не зарываться, но уже было поздно останавливаться... и добив свой, более чем скромный ланч, Данцигер решил что просто так не уйдет. Будто бы специально, в этот самый момент у Картера начал звонить мобильник и ему пришлось выйти из-за стола, поспешно извинившись. После того как спец по недвижимости покинул ближайшее поле зрения, Дитрих вытащил из кармана его визитку и достав свой "паркер" написал на обратной стороне название отеля в котором остановился и номер своего "люкса". Можно было конечно и сэкономить на более дешевых апартаментах, но барские замашки уже давно и прочно передались немцу от его лучшего друга.
-Я буду ждать тебя сегодня вечером, -прежде чем подняться, оставив деньги по счету, он придвинул визитку к Пейтон. -Мне уже пора, так что извинись за меня перед мужем.
Покинув ресторан и усевшись в свою машину, Данцигер взял курс на гостиницу. У него еще полно времени для того чтобы подготовится к приходу Тони и заказать ее любимое коллекционное красное вино. Она не может не прийти... хотя бы ради того, чтобы высказать ему какой он кретин?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-06-03 19:35:28)

+1

5

Когда человек решает оставить тебя, пресекая любые контакты … нужно этого человека отпустить, ведь разве с ним можно построить счастье? Пожалуй, ответ так и сам просится наружу. Пусть катится всеми известными дорогами. Но, жизнь бывает чертовски непредсказуемой, посылая двум старым и хорошо знакомым людям новую встречу, после многих лишних слов, что могли быть забытыми со временем, а могли и поддерживать тлеющее пламя былых чувств. Пейтон помнила почти дословно их последнюю фразу, хотя и не любила ее вспоминать. Не любила мучить себя сомнениями относительно того, правильно ли она тогда поступила. Правильное ли они тогда приняли решение? Но, нет, не было никакой обиды. Лишь жизнь полная разбитых мечтаний – по крайней мере, с ее стороны точно. Ведь Дитрих, как обычно выглядел впечатляюще – уверенно направленный взгляд перед собой, короткие фразы, суть которых обычно улавливала Тони без труда и мягкая подушечка ладони, прикосновение которой запомнила ее рука. Хотя, разве могла запомнить сейчас то, что никогда не забывала?
Женщина отвела в сторону взгляд, пытаясь отыскать что-то более интересное, чем до боли знакомое лицо немца, над которым немного, но все же поколдовало время. Он стал еще более серьезным, кажется. А его тонкий намек на продолжительность его пребывания в Сан-Хосе, едва ли не заставил ее закатить самоуверенно глаза – разве не смешно это звучит? Нет, ей не нужна эта информация! Уже ведь давно не девочка. Она замужем, в конце концов. Хотя и забывает об этом, заглядывая в глаза Дитриха. Каждый раз, каждый раз и сейчас не было места исключениям.
Ей нужно было взять себя в руки, но эмоциональный всплеск не позволял. Он продолжал держать ее в напряжении ровно столько времени, сколько понадобилось ей для того, чтобы осознать одну простую истину – ей незачем беспокоиться и волноваться, позволяя потешаться самомнению Данцигера. В конечном итоге, ей было безразлично, если Джон узнает о том, что они знакомы – не она начала эту игру в миссис Картер и мистера Данцигера. В прочем, завершать ей ее также не хотелось, поэтому оставалось только подыгрывать, наблюдать и слушать. В общей сложности все то, что так не любят жены более-менее успешных мужей. Относилась ли к этому числу Тони? Нет, не считала себя женой успешного мужа. Знала, что Джон был многим недоволен, но и не помогала ему. Хотя … это сейчас было так не важно!
Ведь разыгрываемый спектакль был просто неподражаемым! Хизер едва ли удержалась от того, чтобы не засмеяться вслух, так что позволила себе только небольшую и короткую насмешку, слушая ответ, который дал Картеру Дитрих – он работает на хорошего друга. Значит, этого итальянского кретина еще не пристрелили?! А жаль… Он давно заслужил за всю ту боль, что причинил Лоре. Он заслужил это еще и потому, что … стал между тем, чего просила Пейтон у Дитриха. Ведь предать друга он, черт подери, не может!
Старая обида быстро подняла голову. Как тот огонь от костра, что только дымился на протяжении долгого времени, пока не стал получать снова кислород, чтобы разгореться с новой силой. А ведь именно Тони пустила к нему кислород.
Ей принесли салат, который она заказала, уже спустя десять минут, после внезапной встречи. Решив не встревать в разговор (все-таки и Джону необходимо было самоутвердиться хоть когда-то), Тони наслаждалась до поры, до времени ланчом, пока не заметила, как аккуратно подзадевает Картера немец. Она подарила ему более чем красноречивый ответ в виде строгого взгляда, которого тот видимо и добивался? Так или иначе, но Данцигер вполне мог нарваться на замечание или колкость, если бы продолжил в таком же духе. Только уже совсем скоро двое бывших влюбленных были оставлены так непредусмотрительно наедине.
Откинувшись на спинку стула, женщина наблюдала за тем, как мужчина вытянул из кармана знакомую визитку и что-то на ней пишет. Потом  она еще удивится, какое самомнение обрел ее некогда любимый мужчина  за все это время, что прошло и разделило их жизнь на «до» и «после».
- Я буду ждать тебя сегодня вечером, - произнес немец, придвинув визитку Картера его супруге.
А что она? Молчаливо ждать дальнейшего исхода, как и продолжать тихо фыркать, уже было не достаточно. Но, слова застряли где-то в глотке, не в силах озвучить Дитриху свой приговор. Но, ее сознание громко кричало себе: а что, если я не приду?!
Действительно. У нее был выбор или хотя бы малейшая его иллюзия. Она могла даже не смотреть на ту визитку, что была исписана большими буквами Данцигера. Могла выбросить этот клочок бумаги или показать все своему благоверному, честно признавшись ему в том, что случилось и, что было до их знакомства. Только ничего подобного не сделала. Не смогла.
- Твой клиент уже отбыл. Попросил прощения и оставил деньги за свой ланч, - произнесла на одном дыхании и в одной тональности Тони. Держала в руках визитку так, чтобы ее не увидел Джон. – Ты еще не закончил с обедом? Может быть, уже поедем домой, - нет, она не спросила и даже не попросила у мужа. Она потребовала, настойчиво, хотя и с долей ласки в голосе, что Картер воспринял даже слишком близко к сердцу. Настолько близко, что не замечал очевидного – его жена находилась далеко за пределами машины, что пробиралась сквозь поток автомобилей, бороздящих Сан-Хосе. А ведь ее  и правда начала привлекать идея, заглянуть к мужчине, который бесповоротно потерян для нее.
- Я иду к Лорелее, - заявила Пейтон, около девяти вечера того дня Джону, что решил сегодня снизойти к ней и взяться за железко и гладил перед телевизором свои же рубашки.
- Хорошо. А надолго? – посмотрев через плечо на жену, спросил Картер, на что снова получил действительно правду
- Не знаю, как пойдет, - не хотела говорить наперед, поэтому не стала врать еще и на этот счет, ведь так не любила ложь. А сегодня она превзошла себя во лжи.
На ней была самая обычная кофта светло молочного цвета, рукава которой были закатаны до локтей. Обулась она, правда, на не самые высокие каблуки, которые носила сегодня в ресторан, но которых мог не заметить внимательный взгляд немца. Волосы собрала в хвост, так что можно было даже не сомневаться в том, что Джон не станет проверять свою жену, что мысленно не решалась даже на адюльтер. Просто… хотела повидаться с Дитрихом. Они ведь могут просто поговорить?
Да, она на это надеялась.
Это был дорогой отель, а дорога до номера недолгая. Несколько ударов косточек пальцев о дверь и … voilà!
- Я не пожалею, что пришла? – совершенно не безобидный вопрос, прежде чем пройти во внутрь, навстречу неизвестности, которая поджигала за собой все мосты. – Честно говоря, весь этот цирк в ресторане был совершенно лишним. Зачем? – нахмурившись, произнесла она, посмотрев на Дитриха. – Ненавижу врать. А ты меня вынудил сегодня пойти против моих принципов, - продолжила женщина, позволив себе сделать не только замечание бывшему. При этом, еще и заслуженное. Но, где-то между этим успела еще и оглянуться по сторонам. Да… все говорило о том, что время проведенное с этим напыщенным итальянцем не прошло зря и изменило того человека, который занимал весомое место в ее сердце.
И ведь будет лучше не вспоминать о прошлом...

+1

6

Редко бывает так, что можно узнать другого человека, почти как самого себя? Наверное, потерять подобные отношения должно быть очень горько... если только не живешь такой веселой жизнью, которую вели в дни своей буйной молодости Дитрих и его лучший друг Фредо. Какая там может быть семья, любовь и прочие сантименты, когда опасность подстерегает буквально за каждым углом и даже самая обычная лестничная площадка в доме где живешь, может стать смертельной ловушкой? Данцигеру пришлось научится оставлять без сожалений даже то, что ему было дорого - но вот сейчас, снова увидев Тони, он подумал о том, что не сумеет оставить все как есть. В том что она придет в его номер, немец нисколько не сомневался и дело тут было не в его излишнем самомнении. Просто Пейтон ненавидела врать и наверняка хотела поставить закономерную точку в старой истории, что вдруг получила некоторое продолжение нынче в ресторане. Вот только у Дитриха на этот счет были несколько другие планы... увидеть Тони и просто уехать, зная что она принадлежит другому он попросту не мог. К тому же немец не заметил в хорошо знакомом ему насмешливом взгляде даже малейшей искры счастья - если бы это было так, Пейтон даже не прикоснулась бы к той визитке и послала бы его ко всем чертям.
Итак, декорации для вечернего рандеву были готовы, вино заказано и оставалось лишь дождаться прекрасную бабочку, что должна была прилететь на огонь. Она появилась как раз в тот самый момент когда Дитрих разлил по бокалам отличнейшее красное - конечно не из французского ресторана, но на войне как на войне - приходится обходится тем что есть в твоем распоряжении в данный момент.
-Мне кажется, что жалеть должен я... потому что очень давно уже потерял тебя, -он улыбнулся, протянув Тони бокал вина, как только она закрыла за собой дверь и подошла ближе. -А что касается цирка... ты могла бы и не подыгрывать мне. Но представь, что было бы с твоим мужем, если бы он узнал, что работает на твоего бывшего? Я решил не травмировать его психику, пусть сначала продаст мой дом.
Интересно... так интересно было бы узнать, почему Пейтон выбрала именно этого человека? Быть может потому что он был обычным... этакий гарвардский выпускник с хорошей профессией и нацеленный на создание нормальной семьи. Естественно - никакого криминала. Данцигер был уверен, что даже штрафов за превышение скорости за достойным мистером Картером в местной полицейской базе не водилось.
Скука смертная?
-Я даже и представить себе не мог, что снова увижу тебя, -немец картинно пожал плечами, отпив глоток из своего бокала. Пока что он не сделал попытки приблизится к Тони, хотя искушение было весьма велико... Однако, не все сразу и вечер ведь еще только-только начался. -Догадка мелькнула, когда Картер упомянул твое имя - до этого момента я хотел вежливо отказаться от его приглашения на ланч. А потом мне захотелось поговорить с тобой без свидетелей.
Взяв со стола открытую бутылку вина, он сократил расстояние между собой и своей бывшей пассией до опасно близкого. Совершенно неторопливо, будто бы делал это каждый день, немец разлил по бокалам новую порцию, наблюдая за выражением лица Тони. Он пока еще не уловил ее настроение, но ясно знал одно - она не развернется и не уйдет, треснув ему хорошенько по физиономии (хотя кое-кто это вполне заслужил).
-Присядешь? -Дитрих указал Тони на ближайший диван, сам же уселся в кресло напротив нее и поставил бутылку на ближайший журнальный столик. Этакий джентльменский натюрморт: чертовски красивая женщина, вино и полное отсутствие какой-либо закуски. -Расскажи, как ты живешь... теперь? Надеюсь, твой муж не превратил тебя в домохозяйку? Мне всегда казалось, что весь этот семейный быт точно не для тебя... и мы с тобой ведь жили иначе?
Конечно произнеся слово "жили" Дитрих немного слукавил - это вполне нормальное определение мало подходило к феерии их отношений. Но по крайней мере бурный роман немца с его пассией никогда не отдавал скукой, даже в мелочах.
-Я не забыл о том времени, хотя и старался, Тони. Честно признаюсь - сегодняшняя встреча была словно обухом по голове, -Дитрих рассмеялся. -Надо было выйти на старого кореша, только ради того чтобы узнать, что рекомендованный им спец по недвижимости - твой муж? Кто-то там наверху явно очень не любит меня.
Среди всех уже заданных вопросов, Данцигер так и не решился пока что озвучить едва ли не самый главный, что интересовал его с того момента как он увидел Тони в ресторане. Думала ли она о нем, вспоминала ли то что было раньше? Врываться в ее размеренную и устоявшуюся жизнь было чертовски жестоко... однако, если бы у Пейтон было все в порядке, она бы совершенно точно не появилась бы в номере своего бывшего нынче вечером.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-06-03 22:10:46)

+1

7

Можно было тихо, как за обеденным столом в ресторане фыркнуть в ответ, оповещая тем самым свое недовольство – недовольство словами Дитриха, которые в прочем были, словно соль на внезапно открывшуюся рану. Старую, давно забытую рану. Поэтому женщина только отрицательно мотает головой, заставляя себя слегка улыбнуться ему, себе и просто иронии судьбы, что столкнула их сегодня – нет, она не могла поступить иначе, не улыбнуться значило бы пожалеть о том, что назад пути нет. Хотя, разве он был? Времени не вернешь назад, как и сказанных слов, что запомнятся им на всю жизнь. К тому же, она не может позволить Дарцигеру заставить и ее также сожалеть, пусть жизнь и оказалась далекой от пределов ее мечтаний.
А ведь это не укрылось от его внимательного взгляда? Или просто он слишком хорошо ее знал.
Помнил?
- Думаешь, ты поступил благородно, начиная эту игру? – слегка приподняв вверх тонко выщипанную бровь, спрашивает Тони. Подавляет в себе желание сожалеть – она не может позволить себе такой роскоши. К тому же, сожаления никогда не помогали. Ни ей, ни Лоре, ни кому-нибудь еще из ее знакомых или друзей. – Да, очень было благородно сначала делать вид, что мы не знакомы, а затем оставлять визитку с приглашением сюда.., - она приняла предложенный ей бокал вина, вовремя остановив поток ненужных слов, которыми бросалась ее обида. Могло пройти три года, а могло пройти целых десять – не важно, но когда задеты струны сердца их слышно еще долго. И это было действительно закономерно.
Поднеся к губам бокал с красным вином, Пейтон отпивает всего пару крошечных глотков. Их ей достаточно, чтобы узнать знакомый вкус любимого когда-то вина. Конечно, в юной молодости, когда они еще были вместе, можно было обойтись менее дорогими сортами и марками, чем сейчас. Она отчетливо помнила дешевый вкус сладкого вина, что ей стал противным в то время, и то как немец предложил ей что-то лучшее. И ведь это лучшее осталось с ней на всю жизнь…
- Если бы ты отказался, я так и не узнала, что ты решил продать последнюю недвижимость, связывающую тебя с Сан-Хосе. Неужели Каролина не планирует возвращаться? - она могла выразиться иначе, более реалистично, но на этот раз решила придержать жестокую правду при себе. Если бы он отказался от этого приглашения, может быть, супруги сейчас налаживали свои отношения? Хм, какое двуликое это «может быть». Тони снова ухмыльнулась. На этот раз своим мыслям, что поспешили вслед за прошлым, припоминая те дни, в которых двум стоящим друг против друга людям было хорошо вместе.
Играть в сдержанность принуждало в первую очередь обручальное кольцо. Это было не правильно наказывать Джона так жестоко и не справедливо, но когда Дитрих подошел ближе, Тони оставалось только поднять на него свой взгляд, пока он снова наполнял ее бокал. Сейчас, когда он был так близко, казалось, что даже помнит запах его духов, что естественно было не так… Наверняка мужчина со временем сменил своим привычкам. Она прошла к дивану, куда и пригласил ее Данцигер, но прежде чем сесть избавилась от туфель на высоких каблуках. Перед кем-кем, а перед этим мужчиной, могла не изменять своей привычке сидеть на диване, подобрав под себя ногу. К тому же, в этом не было ничего дурного.
- Даже не знаю, что тебе ответить … - пожала плечами Пейтон, снова поднеся к губам бокал вина, который в итоге остался пуст, так что его следовало поставить на столик. Но, она не стала этого делать. – Как видишь, я замужем уже почти пять лет… Я работаю в парикмахерской теперь, и мне это нравится куда больше, чем обслуживать столики, - вынужденно улыбнулась Тони мужчине, пытаясь коротко пересказать свою жизнь. – У меня все хорошо, я вожу машину, хотя у нас с тобой, конечно, было все не так, - э-нет, опасная зона воспоминаний, которых лучше было не касаться в разговоре. Но, поздно. Ее улыбка уже приятно расцвела при одном воспоминании о былых временах.
Ей пришлось подняться с дивана, чтобы поставить на небольшой журнальный столик свой пустой бокал. И ведь именно тогда замерла на месте, когда он продолжил развивать ту же самую тему…
- Возможно, на верху и не любят тебя, но на Земле есть те, кому ты все еще дорог, - тихо, едва шевеля губами и, не веря собственным ушам, произнесла Тони. А тогда ноги повели ее к нему. Ближе. Еще и еще… пока в порыве странного беспамятства не нашла его губы своими. Завтра, быть может, она пожалеет о том, что сделала. Завтра она пожалеет Джона… но только не сейчас, когда Он так близко.

+1

8

Дитрих ожидал, что Тони просто и без обиняков выскажет ему, какой он кретин... и, собственно говоря, будет совершенно права - потому что оставить такую женщину как она, реально мог только последний кретин. И тут пожалуй не помогут никакие отговорки? Однако, в сегодняшнем вечернем "уравнении" для двоих известных, все пошло совершенно не так как рассчитывал немец, потому как его любимая женщина не стала оттягивать неизбежное. Они слишком хорошо друг друга знали, чтобы не понимать чем в результате так или иначе закончился бы их разговор...
Данцигер естественно не стал сопротивляться Пейтон и лишь крепче обнял ее, отвечая на поцелуй. Пусть весь мир катится ко всем чертям этим вечером - сейчас важно лишь то, что она рядом и их счастливое время словно бы вернулось вновь. Так как и должно было быть?
Эта поистине безумная ночь пролетела словно одно мгновение и к сожалению закончилась как и все хорошее в этой жизни. Уже засыпая, Дитрих успел подумать о том, что бедный мистер Картер заполучил целый комплект ветвистых рогов, как у северного оленя - но не стоит думать, что немцу было жалко беднягу. Для того чтобы удержать такую женщину как Тони рядом нужно очень постараться, потому как более всего она всегда ненавидела скучать. А если красивая женщина начинает скучать, то рано или поздно она найдет как себя развлечь.
Проснувшись поутру, Данцигер не застал свою ненаглядную в постели - она уже торопливо собиралась, явно надеясь упорхнуть из любовного гнезда до того как кое-кто соизволит продрать глаза. Немцу чертовски хотелось спать, когда он наблюдал как Тони носится по гостиной его "люкса" в поисках своей одежды, которая накануне вечером была раскидана как попало в радиусе одного метра от кресла на котором ВСЕ и началось. Сам же Дитрих для экономии времени завернулся в простыню и в нем несколько поздновато (но все-таки!) проснулся истинный джентльмен:
-Быть может ты подождешь меня и я тебя подвезу? -он предложил все еще сонно щурясь. Интересная бы получилась картина, не правда ли? Женщина возвращается домой после бурной ночи на машине своего любовника - Картеру после такого оставалось наверное лишь прибить обоих. Ну или заколоть своими рогами, если получится. -Тони... мы еще увидимся? Не убегай так...
Последний вопрос немца остался риторическим - приведя себя в порядок, Пейтон все-таки сбежала, даже не позволив себя поцеловать. Быть может опасалась, что это заставит ее ухажера проснутся окончательно и ей придется еще задержаться? В любом случае, Дитрих остался в номере один и решил еще подремать, пока его не разбудил телефонный звонок; как оказалось, рогатый мистер Картер и в самом деле был настоящим профи и уже нашел несколько покупателей, о которых и решил сообщить перспективному клиенту.
-Быть может я приеду в ваш офис и вы мне все расскажете? -лениво поинтересовался Данцигер, с трудом подавив очередной смачный зевок. -Скажем... минут через сорок? мне как раз хватит времени заставить себя проснутся.
-Хорошо, адрес офиса есть на моей визитке, -жизнерадостным тоном истинного трудоголика выдал Картер. -Завидую вам - я с семи утра на ногах, бегаю по клиентам. В моей профессии волка ноги кормят как говорится.
-Волка кормят зубы, -усмехнулся немец и хотел было уже скинуть звонок, но тут вспомнил про визитку... которую вчера отдал Тони. -Подождите секунду, Джон... кажется вчера я положил вашу карточку мимо кармана - напомните пожалуйста адрес вашей конторы? Я скоро буду.
Прежде чем начать приводить себя в порядок, Дитрих вместо позднего завтрака, отхлебнул прямо из горла забытое вчера коллекционное красное - какие-то мизерные сто грамм благородного напитка не помешают ему сесть за руль и немного взбодрят перед поездкой. В контору по продаже недвижимости, где трудился Картер, Данцигер добрался без каких-либо приключений и после недолгого разговора насчет продажи дома, решил, что называется, поставить вопрос в лоб и узнать куда более интересную на данный момент информацию.
-Джон... не сочтите меня бестактным... а ваша очаровательная супруга работает? Просто вчера мне пришлось уйти из ресторана и мы даже не поговорили толком..., -но зато вечером наверстали этот момент..., -Мне кажется вы слишком много работаете, а такую красивую женщину как ваша жена, просто нельзя оставлять одну надолго.
Будь на месте Картера человек хорошо знавший Данцигера - совершенно точно насторожился бы после таких вопросов, но похоже что этот простофиля (имеется в виду рогатый муж) думал только о своей работе и выболтал все что нужно было знать немцу, даже не заподозрив в чем был подвох.
-Она работает в парикмахерской через улицу... знаете, я очень надеюсь, что она бросит это заведение, когда у нас будет ребенок, -вздохнул Картер, видимо посчитав что собеседник задал свой вопрос из желания ему посочувствовать - жалко ведь беднягу, что вынужден пахать как папа Карло, пока другие развлекаются за его счет. -Что поделать... я надеюсь стать партнером в своей фирме, а для этого приходится идти на определенные жертвы. Но Пейтон все понимает... и скоро мне уже не придется заниматься дурацкой беготней.
Узнав всю необходимую информацию и прихватив данные по возможным покупателям, Дитрих поблагодарил Картера и не тратя времени зря отправился в ту самую парикмахерскую, где работала Тони - благо что ехать было совсем недалеко. Поиски любимой и единственной не заняли много времени, так что спустя пару минут немец уже ошарашил Пейтон новым своим предложением:
-Я уже успел чертовски соскучится и подумал, что мы могли бы съездить на наше место на побережье. Ты сможешь уйти пораньше с работы?

+1

9

Едва открыв свои глаза, Тони в первую же очередь ощутила уют, которого давно не было в том мире, в котором ей приходилось жить, а еще тепло. Тепло от объятий с мужчиной, которого не должно было быть в ее жизни. Прикрыв глаза, женщина попыталась еще немного поспать, позволив себе провалиться в прекрасное беспамятное царства сладкого Морфея, чтобы не позволить своим мыслям, подобно рою мух вертеться около ее вечернего проступка. Именно, проступка. Ведь, не смотря на то, что ей было чертовски хорошо снова в объятиях Дитриха, неужели должна была предавать человека преданного ей, пусть и не любимого? Совесть говорила, что она виновата по всевозможным пунктам и прощения ей не будет, где бы его не искала. Но, что самое худшее – она и не нуждалась в нем. Знала, прекрасно знала, что, имея возможность пережить вчерашний вечер заново, поступила бы идентично. Ну, может быть, она сказала бы что-нибудь еще, спросила кое-что у того мужчины, что сейчас ее во сне по-хозяйски обнимал, создавая безмятежную иллюзию того, что так все и должно было бы быть… Но, нет. Иллюзии недолговечны, скоротечны и обманчивы. Только, какой бы ни была эта иллюзия, Тони не спешила идти на поводу у своей совести.
Возможно, в какой-то другой жизни они с Дитрихом были бы счастливы вместе? – подобная мысль заставляет женщину задуматься и в конечном итоге снова уснуть под ее аккомпанемент. Только уснула Тони не на долго. Внутренний будильник сработал, как всегда ровно в восемь утра, и чары пережитой ночи быстро спали. Аккуратно выбравшись из постели своего бывшего (а может уже и не бывшего?) любовника, после чего стала быстро собираться на работу. Да, она так опрометчиво поступила вчера, поцеловав немца, совершенно забыв о том, что скажет Джону, или как доберется на работу. Джон… бедный Джон, которому придется принять ее ложь, как данность, ибо рассказать правду она вряд ли сможет. Слишком болезненной была она даже для нее. А ведь она так ненавидела врать. Да и точно не на лжи должна строиться семейная жизнь, пусть она и распадается на куски. Но, есть ведь и ложь во спасение?
Как бы там ни было, а мысленные баталии нисколько не упрощали Пейтон путь к выходу из номера, что стал безмолвным свидетелем недолгого воссоединения двух давно влюбленных, но таких упрямых людей. Проще было отмахнуться до поры, до времени от мыслей, что не давали возможности заскочить в тесные брюки, из которых вчера слишком быстро выскочила. Нисколько не упростил ей миссию Данцигер, что уже проснулся и сонно подошел к ней, пытаясь задержать ее. Хотя, нужно сказать, пытался он не слишком рьяно. Но, даже если бы и приложил больше усилий, разве это помогло бы ему? Скорей всего нет, но… решает сам факт.
- Ты, наверное, шутишь, - заявила Тони, собирая свои пышные волнистые волосы в хвост. На что-то более вычурное или элегантное у  нее не было ни сил, ни желания, ни времени. К тому же, она бы предпочла вовсе спрятаться под какой-то кепкой с широким козырьком или кенгурушку, что не позволит людям в отеле узнать ее на улице. Почему-то теперь ей казалось, что на лбе у нее большими буквами виднелось характерное слово SLUT. Хотя, подобные индивиды получают за это деньги. - Мне пора на работу, - на этом Пейтон и попрощалась со своим бывшим парнем. Но, не бывшей любовью. Нет, приспанное пламя нельзя погасить вторично. Но, если бы осталась еще ненадолго в том номере, легко согласилась бы на все, что было бы угодно немцу. На все то, что наверняка заставит ее снова врать.
До дома она добралась почти в девять и единственное, что застала женщина там – немытую тарелку после завтрака на столе и брошенную ей записку от Джона.
«Я нашел хороших покупателей для нового клиента и должен с ними встретиться сегодня утром, поэтому убежал. Надеюсь, хорошо провела время с Лорой? П. С. Буду поздно, прости» - гласила записка, которую Тони лишь сжала и бросила в мусор, забыв о том, что опаздывает на работу. Значило ли теперь, что Дитрих снова уедет? Да, даже скорее, чем сам на это рассчитывал. Словно бы судьба сама распорядилась, как им быть. Закрыв лицо ладонью, Пейтон какое-то время так простояла, после чего ей пришлось уже в темпе вальса бежать в парикмахерскую.
Никто не сказал ей на работе кривого слова об ее десятиминутном опоздании. Только смерили взглядом сверху вниз, словно бы и хотели озвучить то слово, что не вылезало из головы неверной жены. Тем более, первая клиентка была записана только на половину одиннадцатого, так что все это время Тони провела в сонном режиме. Она едва успела нанести краску на волосы своей клиентки, когда на пороге появился Дитрих. Одному черту известно, откуда этот проницательный мужчина узнал, где ее искать! Ну, не у Джона же спрашивал?!
Стараясь держать себя в руках, Пейтон поставила на дополнительный столик пластиковую мисочку, в которой разводила краску для волос своей клиентки. Затем пришлось снять резиновые перчатки, без которых кожа рук была бы испорчена, не говоря уже о маникюре, который надо будет поновить при случае. Посмотрев на часы, Пейтон провела в уме несложные подсчеты, после которых обратилась к своей клиентке: - Миссис, Донован, вам придется подождать здесь тридцать пять минут, пока краска подействует. Я пока выйду…
Объяснений она точно никому не задолжала, но сказанного уже не вернешь. Посмотрев на немца, Пейтон кивнула ему в сторону выхода, не забыв захватить вместе с собой и пачку сигарет, из которых на ходу вытащила одну. Из остальных она предложила угоститься и немцу.
- Ты скучал? – иронично спросила она, сжав губами кончик фильтра сигареты, пока пыталась зажигалкой подпалить другой ее конец. Но, все тщетно, когда нет газа или зажигалка вообще сломана. – Черт, - ругнулась Тони. Она никогда не была образцом красноречия, но в последнее время даже подобные ругательства оставили ее сами собой. В конечном итоге, Пейтон отвлеклась от раскуривания сигареты, чтобы посмотреть в зеленые глаза Дитриха. Но, на этот раз она не была настроена быть нежной с ним. Даже если и была нежной розой ночью, днем обязана была показать свои шипы.
– Знаешь, как-то слишком мало времени прошло для того, чтобы ты успел соскучиться. Я думала, что наша следующая встреча снова состоится спустя пятнадцать лет, если ты при своем кретинистом дружке доживешь – ты ведь все еще с ним работаешь? Ну, конечно. Могла и не спрашивать. Еще вчера все поняла! Но, знаешь, что я тебе скажу, Дит?! Мой брак распадается, а я вместо того, чтобы склеить его еще больше разрушаю – и все из-за тебя. Если бы ты не приехал, … Господи! НЕ знаю, что было бы, если бы ты остался в Сакраменто, но уж точно мне бы не пришлось теряться между тем, что я хочу и что есть правильно. Ведь, что я скажу Джону?! – много сказала она, но каждый ее вопрос не требовал немедленного ответа. Знала, что ответов не будет. Не сегодня точно. – Скоро ты уедешь, а мне снова придется склеивать свою жизнь по частям… Ты не знаешь, какого это.

+1

10

Дитрих отрицательно покачал головой, когда Тони предложила ему стрельнуть сигаретку - давно уже завязал с этой вредной привычкой, о чем его вредная пассия еще конечно же не могла знать. Как и всегда, он совершенно спокойно выслушал все претензии своей женщины (ее рогатый муж уже точно был не в счет) и лишь после всего вышесказанного, отобрал у нее зажженную сигарету и отправил ее в ближайшую мусорку. Немец прекрасно знал, что очень рискует сейчас навлечь на себя настоящу бурю, если Тони разозлится как неоднократно бывало в их прежние времена. И кстати, тогда камнем преткновения тоже был Фредо, которого Пейтон терпеть не могла - все-таки, некоторые вещи в этом мире не меняются?
-Хватит курить, -коротко скомандовал немец, до кучи забрав у своей строптивой розы еще и пачку сигарет с зажигалкой. -Тебе это совсем не идет... и я не думаю, то нам следует тратить наше время, обсуждая моего кореша - ты уже прекрасно знаешь все ответы, которые я могу тебе дать. Если же говорить о твоем браке...
Что тут скажешь? Женщина, что пытается сохранить свой брак (как бы), встретив своего бывшего любовника, тут же позабыла о законном муже - как уже говорилось выше, подобного бы не произошло, если бы она была элементарно счастлива. Данцигера не пробило на пылкие любовные откровения этой ночью, как впрочем и Пейтон. Почему? Да просто совершенно незачем говорить друг другу очевидные вещи - они не забыли друг друга и в их "уравнении" лишним был только мистер Джон "Северный олень" Картер. Для того чтобы заставить Тони не слушать проснувшуюся совесть, нужны были решительные и радикальные меры - и именно это Данцигер и собирался устроить в финале своей оправдальной речи.
-Даже если бы я не приехал, ты не осталась бы с этим человеком - и ты прекрасно знаешь это. Жизнь домохозяйки с мужем, что годами ждет повышения и откладывает средства на обеспеченную старость совершенно точно не для тебя. Правильным было то, что произошло между нами вчера.., -закончив фразу, Дитрих решительно взял Тони за руку и повел ее на выход из парикмахерской. Немец не видел смысла в том, чтобы терять время на уговоры - а что касается Джона, то этот бедняга с самого начала был обречен стать третьим лишним. -И тут есть лишь одно простое решение. Ты скажешь мужу все как есть и перестанешь играть хорошую и послушную жену - я не намерен отдавать тебя болвану, не видящему дальше собственного носа.
Дойдя вместе с Пейтон до своего внедорожника, Данцигер не тратя времени на ненужные объяснения, открыл ей дверцу. Она ведь не думала, что он вот так запросто уедет? Увы, но выбор между тем что правильно и тем что хочется, даже более чем очевиден... и прост до невозможности.
-Садись, -как всегда лаконично и не тратя лишних слов, произнес немец. -Если тебе хочется выяснять отношения и высказать мне какой я кретин и далее по тексту, то это можно сделать и вне твоей работы. Но я могу облегчить тебе задачу, Тони... чтобы тебя не слишком мучила совесть из-за того, что произошло вчера. Я испортил тебе жизнь в недавнем прошлом и собираюсь окончательно сломать твой брак. Возражения по этому поводу готов выслушать по дороге на побережье.
Данцигер бы однозначно соврал, если бы начал расписывать Тони, какой беспросветной была его жизнь, после того как он много лет назад смылся из Сан-Хосе. У него попросту не было времени сожалеть о тех или иных собственных поступках или тратить время на сантименты, ведь в Сакраменто судьбе-злодейке было угодно сделать предприиимчивого немца винтиком в большой и отлаженной машине под названием "мафия". Это был уже не старый добрый рэкет и выбивание бабла из должников - игра стала серьезнее и порой шла на грани жизни и смерти. В этой безумной гонке Дитрих как и всегда прикрывал своего старого друга и одновременно играл роли хорошего консильери, финансового советника и начальника службы безопасности Клементе. Как таковой, войны с конкурентами у семейства Торелли не было... однако, в Сакраменто всегда существовала возможность получить пулю, занимаясь незаконными делишками.
Подытожив все вышесказанное, можно констатировать факт, что находится рядом с одним из боевиков Торелли (а именно так и воспринимали немца, с тех пор как Фредо стал капо), было небезопасно для жизни. Данцигер был согласен с тем, что он последний кретин... однако он всегда любил свою вредную и строптивую Тони и предпочел бы сам подставится под пулю, лишь бы она не пострадала.
-Итак? -усевшись на водительское кресло, Дитрих отъехал на своем "танке" от парикмахерской и взял курс на федеральную трассу, что вела из города. -Прежде чем ты мне все выскажешь, должен сказать, что твое место работы "сдал" твой муж. И даже не поинтересовался, зачем мне понадобилось о тебе расспрашивать - а я между прочим честно сказал, что нельзя оставлять красивую женщину одну. Дурак и тот бы оказался сообразительнее...

+1

11

С годами что-то меняется, а что-то остается прежним. Это неизбежно, ведь время никогда не стоит на месте, постоянно подталкивая еще живых к действию и изменениям. Кто не подстраивается под эти нормы, вряд ли может сказать, что вписывается в целостную картину жизни в этих горячих сторонах calida fornax*. Но, увы, за всем не уследить. И женщина даже не подозревала о том, что стала заложницей старой привычки в память о тех днях, когда они с Дитрихом могли выкурить одну сигарету на двоих. Конечно, теперь все было не так, как прежде, и ей пришлось безропотно отдать свою едва раскуренную сигарету, поверив мужчине на слово. Хотя, так и просилась колкость относительно того, что прежде было не так…
Она закрыла глаза, шумно выдохнув. Обычно это помогало ей успокоиться и найти в себе силы сохранять спокойствие дома или на работе, не важно. Ведь сейчас она была готова завестись, как обычно это бывало, а это грозило отнюдь не положительным впечатлением, которое мог составить по прошедшей ночи мистер Данцигер о почти родном ему Сан-Хосе.
В действительности, он был прав, и Тони это признавала. Реально видела положение вещей, хоть и могла развить тему, снова напомнив, что винит она вовсе не преданность Дитриха, а одного итальянца. Только, разве это что-нибудь изменит? Переливать из ничего в пустое можно было бы при совершенно иных обстоятельствах. Сейчас не было на это ни сил, ни желания, а времени было жаль. Пейтон лишь отрицательно покачала головой, когда Дитрих вкратце описал всю ее жизнь, которую она вела на протяжении последних пяти лет. Но просто взять и согласиться с ним, не позволяла баснословная гордость, которой не была лишена женщина.
Она не стала протестовать, хоть и нужно было, когда мужчина взял ее за руку и повел следом за собой. Не думала, что он рискнет ее увезти с работы посреди ее рабочего времени. Но очень заинтересовалась в дальнейшем разговоре, что как обычно продолжался в весьма спорной обстановке. Дитрих говорил уверенно. Так, словно прекрасно знал и даже наблюдал за ней все это время, которое они провели врозь. А она просто ступала и слушала, прежде чем выбухнуть лишь с частью своих претензий.
- Ты думаешь, что можешь вот так запросто взять и решить мои проблемы? Ты хоть представляешь, как я жила все это время до того, как ты приехал? – один вопрос следует за другим, только ответа ни на один из них Тони не ждет. Зачем? У немца всегда были ответы на все вопросы, которые бы только не поставила она. И многие из его ответов претили ее натуре, что искала благополучия в этой жизни и хоть капли правды. Криминальные разборки и нарушение закона явно не вписывались в ее видение окружающего ее мира. В видение семьи, если на то пошло. – Но, хорошо. Если такая жизнь не для меня, тогда какая мне подойдет? Мне не восемнадцать лет, чтобы снова совершать какие-то кардинальные изменения в своей жизни, - уже несколько спокойней продолжила женщина, на что и получила вполне осознанный и откровенный ответ, в котором не было места разве только для бедняги Джона. Точнее было, но ему нужно было согласно плану немца сойти с дистанции, если измерять все метафорично.
По правде говоря, слова Дитриха удивили ее. Или нет! Просто застали ее врасплох в тот самый момент, когда она не ожидала от него никаких предложений или решений. Ведь это было действительно так заманчиво, что Пейтон даже растерялась. Она смотрела на Дитриха с широко раскрытыми глазами и не знала, то ли рыдать ей от счастья, то ли убегать от своей старой ошибки, которую не одобряли никто – ни Лидия, ни Лора. На этот раз по его плану ей бы не пришлось идти против своей натуры. Просто признаться и не каяться. Просто жить так, как получается.
Говорят, что в тот момент, когда перед нами открывается одна дверь, мгновенно закрывается другая. И когда Дитрих открыл дверь своей машины перед ней, а она молча продолжила наблюдать и слушать его, понимала, что точки возврата с этих пор не будет. Нет, если она не сядет сейчас, ее заставят сесть в машину силой. На работу к бедной миссис Донован она не вернется. По крайней мере, до тех самых пор, пока немец ее не отпустит.
- Я так понимаю, что у меня другого пути нет? – просто озвучила свою догадку женщина, прежде чем сесть во внутрь автомобиля. И нужно сказать, достаточно дорогого автомобиля, за которым ее старенький Форд нагло прятался в сторонке.
- Ты знаешь, что сейчас похищаешь меня из моего рабочего места? У меня есть свидетели того, что ты меня вывел оттуда, - без особенной злобы, на которую наверняка и рассчитывал немец, произнесла Тони. Она облокотилась об окошко со своей стороны, сдержанно улыбнувшись своему похитителю. Своим граблям, на которые снова так не осторожно наступает. Ей ничего не оставалось, как покачать головой относительно прояснившейся ситуации относительно того, откуда же Дитрих узнал ее координаты. – Меня оштрафуют на работе, - добавила она в итоге, вместо каких-либо еще претензий.
– Если ты ожидаешь, что я скажу тебе о том, какой ты самоуверенный кретин, что же… ты самоуверенный кретин, что снова ломает мне жизни и даже не думает о последствиях. Нет, ты даже не соизволил появится раньше, - с серьезным взглядом на лице говорит Пейтон. Все ее негодование и даже эмоциональный всплеск быстро разбились о хмурое спокойствие и сдержанность немца. На этот раз обошлось без жертв ведь. – Неужели не нашлось больше никого, кому бы тебе захотелось испортить жизнь?


*жаркая печь

+1

12

Дитрих как всегда уверенно вел машину прочь из города, прекрасно зная, что уже выиграл. Судьба порой играет в странные игры, для того чтобы хорошенько себя потешить... и хотя немец не был склонен верить в различную мистическую ерунду, обилие совпадений, случившихся в последние дни не могло не заставить его задуматься о том, что все в некотором смысле предопределено. Каролина вдруг заявила, что хочет остаться в Германии насовсем, хотя ранее была не уверена в этом. Дитрих не стал спорить с сестрой, прекрасно понимая, почему Штаты и Сан-Хосе в частности навевали на нее грустное настроение - ведь самый тяжелый и болезненный период ее реабилитации прошел именно здесь. Теперь она живет в Берлине, стала успешной и известной художницей и рядом с ней надежный человек, что боготворит ее и никому не позволит обидеть. В конце-концов, Германия не на другом конце мира и если Данцигеру захочется увидеть Лину, он всегда сумеет это сделать. Вторым совпадением было появление Картера, благодаря которому в жизни Дитриха вновь появилась Пейтон... и теперь немец видел лишь одно закономерное решение для сложившейся ситуации, которое уже успел озвучить своей пассии. Она явно была против подобного произвола со стороны своего как бы бывшего любовника, однако он был уперт как сам черт и не собирался сдаваться на милость проснувшейся совести Тони.
-Поверь... я пожалел о том что ушел, когда увидел тебя в ресторане вчера, -ответил Дитрих, успев попутно ловко подрезать своим "танком" какого-то зазевавшегося перед перекрестком водилу. -И ты всегда знала о том, какой я кретин, разве нет? Твоя сестрица твердила это с того самого дня как я появился в школе - хотя на тот момент за мной еще не водилось серьезных грешков. Курение в туалете не в счет.
Если возвращаться к вопросу о совпадениях в жизни Данцигера, то пожалуй школа, которую он в данный момент упомянул, тоже сыграла свою роль в его будущей "профессии". Поначалу ему пришлось нелегко в классе, где буквально все было против него - плохое знание английского, немецкое происхождение и ужасный акцент, резавший уши буквально всем. Забивать себе место под солнцем, в прямом и переносном смысле приходилось при помощи банального мордобоя и начальных навыков рукопашки, которой Дитриха научил еще его отец. И почему-то так вышло, что нехорошие навыки пригодились немцу куда больше, чем его университетский диплом?
-Так уж вышло, что мне всегда хотелось портить жизнь именно тебе, -он улыбнулся, притормозив на выезде из города и нагло коснулся губами щеки Тони, пользуясь вынужденной остановкой. -Это как проклятие, которому нет смысла противится - так что предлагаю смирится с этим и получать удовольствие. Думаю... тебе нужно рассказать Джону все как есть. Добрые свидетели, что видели как я тебя похитил, с удовольствием откроют ему глаза на истинное положение вещей, как только он приедет в парикмахерскую. А так как я не намерен сегодня тебя отпускать, то исход дела в какой-то степени очевиден?
Тем временем, внедорожник Данцигера мчался вперед по федеральной трассе № 280 - это был хорошо знакомый нашим героям путь. Им предстояло проскочить мимо Стэнфорда, Редвуд-сити и возле национального парка свернуть к побережью на девяносто второе шоссе, которое уже должно было привести их к заливу Халф Мун. Именно там и было то самое романтическое и любимое место, куда можно было сбежать от всех проблем - нехорошей работы Дитриха, ворчания Лидии по поводу того что ее сестра могла бы найти себе кого-то получше и всего остального.
Так уж случилось, что открытый океан всегда умиротворяет и навевает одни лишь хорошие мысли, заставляя забыть о каких-либо делах или неприятностях. Когда Дитрих решил привезти Тони именно на хорошо знакомый им обоим пляж, он конечно же рассчитывал на то что их общие (приятные) воспоминания сумеют заглушить голос совести, что мешал его любимой женщине послать законного супруга ко всем чертям.
Притормозив наконец на стоянке трейлеров рядом с пляжем, Данцигер вышел из машины и протянул руку Тони, когда она подошла к нему.
-Ну что, моя радость, устроим себе приятный "рейд" по местам нашей боевой славы? Мне кажется, что здесь тоже ничего толком не изменилось, как и в городе...
Забросив свой пиджак в "танк" и поставив его на сигнализацию, Дитрих самым наглым образом приобнял Пейтон за плечи и повел ее по направлению к кромке воды. Ей никуда теперь не дется и не сбежать от него... нужно лишь, чтобы Тони поняла, что ей этого совершенно не хочется?

+1

13

Прочь из города. Прочь из этого места, что хранит слишком много воспоминаний напрямую к тем местам, что перенасыщены ими. Без оглядки, только вперед, вжимая педаль газа до упора, что и делал сейчас Дитрих, а Пейтон нисколько не мешала ему в этом. Она уже поддалась ему в этой игре, исход которой был слишком непредсказуемым, пускай ей и прекрасно было известно, что он снова уедет. Уехать с ним? Нет, не могла. Была привязана к городу, нужна была матери, да и разобраться с Джоном и несчастным браком, что держал двух совсем разных людей вместе. Заманчиво просто было взять и перечеркнуть труды последних пяти лет своей жизни, в которых не было места сожалениям, даже воспоминаниям. Только будни, будни, будни…
На встречу неизвестности. На всех парах, ведь объятия неизвестного будущего уже распахнуты и ждут, когда в них упадет ее жертва. А ведь улов нынче будет богат? Повлияет ли эта поездка Дитриха в Сан-Хосе на сам устой его жизни? Глядя сейчас на целеустремленного немца, что-то подсказывало Тони, что скорей всего ответ тут будет отрицательным. Но, богу известно, как она хотела ошибаться! Как бы ей хотелось, чтобы он забыл не на время, а на всю жизнь о том, что приносило, по всей видимости, не плохой доход, судя по машине, костюму и номеру в отеле… От всего слишком сложно отказаться, а с течением времени и вовсе становится не возможно. Это женщина прекрасно понимала. Но, тешить себя надеждами ничто пока ей не мешало.
Их поездка была похожа на побег. Это и был побег от того, кем они стали сейчас, к тем местам, что хранили в себе лучшие мгновения, не испорченные ссорами и недопониманиями, что так же имели место быть. Откинувшись на удобную спинку кресла возле водителя, Тони наблюдала за тем, как Дит перестраивается в нужный ряд, лихо подрезает кого-то, от чего едва не закатывает глаза. От этого вполне закономерного действия и реакции отвлекают слова мужчины. Пожалуй, только они могли заставить друг друга говорить о чем угодно, даже о собственном прошлом, в котором осталось достаточно горького, недосказанного, потерянного … но обязательно с такой приятной улыбкой, что свидетельствует только о том, как приятно было это воспоминание. Именно такая улыбка и сверкнула на шоколадном личике женщины.
- Лидия могла говорить все, что угодно. Ты же знаешь ее, она была очень правильной, а я тебя любила … И мне было все равно, что она говорила, - просто и бесповоротно призналась она все также улыбаясь загадочному будущему, но все еще боясь его.
Теперь, выехав за пределы города, оставалось лишь насладиться быстрой сменой картинок ландшафта за окном, насладиться скоростью езды и устремиться туда, где жило прошлое. А может, там все изменилось? Изменилось, наверное, только настроение. Ведь раньше, сбегая от городской суеты и прочих проблем, Пейтон хватало и смелости, и желания дотянуться рукой до радио, чтобы позволить музыке овладеть салоном авто. Тогда же она и громко подпевала любимой песне, требуя того же и от Дитриха – дивный то был дуэт, на самом деле. Но сегодня они слушали тишину, друг друга в конечном итоге. Ведь прошло так много времени…  даже не верится, что все это время осталось позади.
- Давай, я сама решу, как мне быть, Дит? И с браком, и со своей жизнью я могу вполне разобраться сама. Как-то ведь справлялась на протяжении пятнадцати лет… без тебя. Я ведь не попутный трофей тебе. Если бы ты приехал из-за меня...но все куда проще, так что не нужно, – решает прекратить поток советов, что становятся все более настойчивыми. В прочем, как и планы немца, становятся все более откровенными в своей простоте и незатейливости. И ведь, единственное, что теперь пугало женщину было именно то, что все было слишком очевидно и просто. Все было так, как хотел того мужчина. Но, что будет, когда он снова уедет? Оставит ее снова одну.
Прекрасный и чарующий Халф Мун Бэй. Даже не верилось, что они уже прибыли к месту назначения так быстро. Здесь осталась жить сказка – прекрасный пляж, Тихий океан, что изредка привлекал к себе внимание серфингистов, тогда как сама Пейтон предпочитала нежиться на солнце. Сегодня тут немного народу, что были разбросаны по всему пляжу, то здесь, то там.
- Боюсь даже предположить, насколько приятный рейд ты имеешь в виду, - она прекрасно понимала, что задумал Дитрих, хотя все еще продолжала держать себя в стороне от него. До поры до времени. Пусть даже он обнимет ее, совесть этим не так просто было заткнуть. Хотя… чего греха таить, было так хорошо снова ощутить это объятие. – Океан сейчас просто удивительно спокойный. Прям, как ты… - делится своими наблюдениями женщина, прежде чем избавится от объятий немца, чтобы вскоре уже снять с себя обувь. Так ей будет легче – ощущать, как песок просачивается сквозь пальцы, пусть и был достаточно жарким. Когда-то, в то далекое время отсутствие купальной одежды не было причиной для отказа от самого обычного купания, пусть солнце и пребывало в своем зените. Так почему бы не повторить? В разумных мерках, естественно. Она оставляет на пляже свою обувь, подойдя ближе к кромке воды, оставляя за собой следы на влажном песке.

0

14

-Боюсь, что ты прекрасно знаешь, что я имею в виду, -в тон своей ненаглядной ответил немец, нехотя позволив ей отстранится от его объятий. -А насчет спокойствия... мне кажется, что оно может быть обманчиво - как и океан, когда обычно затихает перед бурей.
Скинув свои ботинки, Дитрих уселся на теплом песке, наблюдая как Тони направилась прямиком к полоске влажного песка, на которую набегали волны. Сейчас он не хотел мешать ей вспоминать о том что было... и совершенно позабыл о том, что хорошие воспоминания могут поймать в свою ловушку и его самого. Например, тот самый вечер, который Данцигер и Пейтон провели на этом же самом месте много лет назад? Тогда Дитрих приехал из Сакраменто, чтобы увидеть Тони и конечно же навестить своих - мать никогда не просила у него денег, так что ему приходилось едва ли уговаривать ее взять их...


-Мама... не упрямься - ты же сама говорила, что все дорожает, к тому же теперь надо платить и за художественную студию для Лины, -Дитрих лишь вздохнул, когда его матушка попыталась отказаться взять деньги. -Тебе не следует беспокоится за меня - я работаю и не пропаду... и должен заботится о вас.
-Не знаю, сынок.., -тихо вздохнула госпожа Данцигер. -Я не могу не беспокоится за тебя - ведь теперь ты живешь не дома. Умом я конечно понимаю, что ты уже взрослый и так и должно быть... но все равно мне очень тревожно за тебя. Даже больше чем за твою сестру...
-Не говори ерунды. Ты опять просила тетушку гадать на картах и наслушалась от нее всякого? -притворно-строго поинтересовался Дитрих. -Карты всегда врут, а за мной присматривают родители моего однокашника - помнишь, я тебе рассказывал про него? Его отец большая шишка в Сакраменто и мы будем работать в его банке. Так что все путем и переживать не из-за чего. И кстати - где это Лин шляется? Я хотел ее увидеть, прежде чем двину обратно...
-Она пошла на физиотерапию, -улыбнулась Аннелиза. -Я уже даже не напрашиваюсь пойти вместе с ней... эта девчонка так же упряма как и ты, мой дорогой. Может быть ты встретишь ее?
-Конечно, мам. Не вопрос, -кивнув в знак согласия, Данцигер-младший направился к клинике и к своему ужасу нашел свою тринадцатилетнюю сестренку горько плачущей в коридоре неподалеку от тренировочного зала, где обычно проходили занятия по физиотерапии. -Лин, что с тобой??? Ты что упала??
Он подлетел к сестре, что сидела на полу возле стены и ревела в три ручья, закрыв лицо руками. Увидев его, Каролина тут же попыталась успокоится и вытереть слезы - поняла что чертовски перепугала старшего брата...
-Я не упала... просто у меня нет уже сил идти домой.., -пожаловалась девочка, продолжив тихо всхлипывать. -Все болит... и я ненавижу себя... Я боялась, что доктор заметит и снова посоветует мне остаться в больнице - не хочу чтобы мама снова переживала... понимаешь?
-Давай ты успокоишься и мы потихонечку пойдем домой? -Дитрих протянул сестре носовой платок. -Мама ничего не узнает, а ты отдохнешь как следует и сразу почувствуешь себя лучше. Прыгай ко мне на руки, маленькая вредина и я донесу тебя как жених невесту.
Каролина послушно обняла брата за шею и оказавшись у него на руках, улыбнулась сквозь слезы, внимательнее разглядев платок.
-А с каких это пор, Дит, у тебя завелись платочки в розовый цветочек и пахнущие женскими духами? -девчонка коварно хихикнула. -А ну давай колись быстро! Неужели Хизер и ты...?
Дитрих не знал, что ответить сестре. Улики были очевидны, а обвинение слишком наблюдательно - и ведь Пейтон действительно дала ему свой платок, после того как они пару дней назад устроили себе совместный релакс у нее дома. Лидия как раз ушла к подруге, а миссис Брик весьма кстати задержалась на работе. В квартире пахло хвойным освежителем воздуха, который просто не могла выдержать аллергия Данцигера на резкие запахи - бедняга начал чихать и Тони пришлось дать ему свой платок.
-Хизер? -переспросил Дитрих, перейдя через улицу и направившись к дому с сестрой на руках. -Почему ты ее так зовешь?
-Потому что ей не нравится ее первое имя, -рассмеялась Лин. -Кому как не тебе это знать? И не меняй тему, я хочу знать все-все подробности... Ну пожалуйста?? Вы теперь вместе?? Она очень красивая... интересно, что она в тебе нашла?
-Ну спасибо большое, -теперь уже засмеялся Данцигер. -Вы сегодня просто сказочно добры ко мне, фройляйн. Я вообще не буду тебе ничего рассказывать, вредная девчонка - мучайся догадками!
-Ладно-ладно, прости, -Каролина чмокнула старшего брата в щеку и оказавшись в квартире, тут же поспешила пожаловаться матушке, когда та облегченно вздохнула, увидев младшую дочь. -Мам, Дитрих не разрешает мне идти самой и грозится, что уложит спать! Скажи ему, чтобы отстал...
Дитрих прекрасно знал, что это вранье... потому как поход до клиники и занятия с физиотерапевтом отняли у Лин все силы. Однако, он не мог не уважать желание этой смелой девочки ни от кого не зависеть как бы не было больно и потому подыграл сестрице.
-Ты отдохнешь после занятий и потом можешь делать что хочешь! -заявил Данцигер, прежде чем отнес сестру в ее комнату и уложил на кровать. Затем, присев рядом произнес уже гораздо тише - так чтобы не услышала мать. -Никогда больше не смей говорить, что ненавидишь себя, слышишь? Ты уже показала всем этим врачам, что они ни черта не смыслят в своей профессии.
-Ага и теперь меня остается только заспиртовать в большой банке как медицинский феномен, -улыбнулась Лин и хихикнув поцеловала брата в нос. -Давай, беги уже к своей Тони... и не забудь передать ей от меня большой привет.
Попрощавшись в тот вечер с матерью и выйдя из дома, Дитрих встретился с Тони, как  было условлено пару дней назад. Он обнял ее и подумал о том, что координальная перемена обстановки на данный момент совершенно не помешает... внутри словно был какой-то нехороший осадок, от которого надо было избавится как можно скорее.
-Давай сбежим на наше место? -шепнул он в губы Пейтон, после очередного жадного поцелуя. -Хочу побыть с тобой подольше... а в Сакраменто вернусь завтра днем.


После всех своих раздумий, Дитрих решительно поднялся и стряхнув песок со своих брюк, подошел к своей ненаглядной пассии. Он притянул ее к себе и нежно коснулся ее губ своими - совсем как в тот вечер, что каких-то пару минут назад промелькнул в его памяти.
-Ты никогда не была трофеем, Тони... ты - мой подарок судьбы, а я был дураком. Вот и все решение нашей с тобой задачки. Но быть может, мы могли бы сделать еще одну попытку быть вместе? Если конечно ты не прибьешь меня, когда в очередной раз рассердишься.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-06-05 04:56:11)

0

15

http://sunnybeach-guide.com/assets/head1.jpg

Їм трохи легше жити ніж тобі
Вони не мусять зустрічати кораблі
Шукати світло у темному вікні
Немає змісту, скажи собі
- - - - - - - - -
Зайди в холодну воду, не бійся намочити ноги
Переплисти кілометри льоду з дельфінами на той бік моря
© Скрябін - Дельфіни

Халф Мун Бэй – клочок земли под ярким калифорнийским солнцем в форме полумесяца, казалось бы, что в этом пляже было особенного? Песок на пляже, как и на других – теплый и даже раскалено горячий почти во все те солнечные дни, что приходилось помнить Пейтон. А еще океан, Тихий с виду, но необыкновенный по своей природе, таинственный и обманчивый. Женщина не зря сравнила его с Дитрихом, что решил пока подождать немного и отдохнуть на пляже, позволив Тони немного пройтись по направлению к кромке воды, что медленными волнами надвигалась в сторону пляжа. Небольшим волнам именно в этой части длительного калифорнийского побережья стоило благодарить именно ту косу в виде полумесяца, из-за которой был назван этот пляж. Серфингисты ищут высокие волны, которые тут были крайной редкостью. Тихое местечко, которое и привлекло в свое время Пейтон и Дитриха. Ведь именно сюда они сбегали от любых проблем, что обычно роились, словно назойливые мухи где-то на периферии сознания, поскольку все мысли были посвящены совсем другим вопросам. Не проблемам, что должны были разрешиться как-нибудь сами.
Этот пляж показала Пейтон когда-то очень давно еще ее мама. Вообще, странно было то, что такая женщина, как миссис Брик была способна находить в себе силы еще и водить двух своих дочерей на пляж, учить их плавать и просто давать им жить полной жизнью, жертвуя тем самым своими силами и временем, которое могла провести куда более продуктивно и эгоистично. Например, найти замену бывшему супругу. Чего она естественно не сделала. Женщина улыбнулась, вспоминая. С этим местом связано было так много… Даже те большие чайки, что пролетают изредка над пляжем и то напоминали ей о днях и вечерах прошлого. Когда-то здесь разжигался костер, рядом с которым можно было согреться. Еда само собой была покупной и далеко не полезной, но кто об этом думал тогда? У них было счастье в малом. В одном мгновении, которое стоило целого состояния.
Вода понемногу подступала, заставив стопы больше осесть на  мокром песке с каждой новой волной. А ведь теперь перед женщиной стоял выбор – пойти дальше или вернуться обратно. В любом случае, ноги уже были мокрыми и сухой песок быстро пристанет. Ей придется потратить еще много времени для того, чтобы они высохли и лишь тогда сможет стряхнуть песок, чтобы вновь обуться и сделать вид, будто ее и вовсе здесь не было.
А ведь, как получается все метафорично?
Вчера ей не понадобилось и пяти минут долгих размышлений, чтобы сделать так, как диктовали ее желания и чувства. В один миг переступила запретную черту, разрушив те стены, которые возводила между ней и Дитрихом так тщательно на протяжении последних пятнадцати лет. Теперь… ей придется снова потратить целую массу времени, чтобы забыть о вчерашней ночи, либо … она могла поддаться очередному искушению, которому предавал ее Данцигер.
Когда Дитрих оказался рядом, женщина не удивилась тому, как решительно он ее притянул к себе. Не стала протестовать против поцелуя, как и не боролась со своим желанием ответить на него, коротким ответным прикосновением губ.
Пожалуй, будь Тони более романтичной натурой, она наверняка пустила бы слезу, слушая слова немца, между строк которых пряталось одно очень громкое признание, которое они пока еще не решились вновь озвучить друг другу. Но, оба прекрасно понимали, что все было неизменно, даже спустя прорву этих лет. Пейтон знала, что Дитрих ждет от нее решения… А ведь было так соблазнительно, сказать ему «да» и позволить жизни пойти вверх дном, снова пустить все на самотек и сбежать от всего, погрузившись лишь в сладкий миг. Женщина нежно улыбается в ответ, позволив себе запустить своему любимому спустя годы мужчине пальцы между светлых волос, ероша их, словно бы поправляя его ровную и аккуратную стрижку, которой требовалась хоть небольшая часть былой безалаберности.
- Иногда ты бываешь таким убедительным, - это ни определенное «да», но и не отказ. Просто мысль, которая вырвалась из уст женщины, едва стала вертеться на кончике ее языка. – А помнишь, как ты когда-то безжалостно, не смотря на все мои возражения, затащил в воду? – улыбнулась она, прежде чем отступить шаг назад по направлению к океану, но так и не выпуская рук немца из своих. – Теперь я хочу тебя затащить туда, - достаточно быстро добавила она, прежде чем при новом шаге в сторону океана, потянуть за собой Дитриха. – Но тебе лучше не протестовать против моего безумства, вода теплая, а твой дорогой костюм скоро высохнет на солнце, - смотря прямиком в глаза немца, она отходила все дальше и дальше, пока поды не оказалось по пояс. Да… теперь точно было плевать на то, что будет дальше. Одежда мгновенно промокла, а сменной одежды у Тони не было. Но, к черту все? Плевать на такую условность, ведь кто знает, когда снова окажутся именно здесь. Она притягивает мужчину к себе, найдя его губы своими в страстном поцелуе, перед которым скроются любые достижения прошлого. – Ты знаешь, в машине, когда мы ехали сюда, я не совсем была честна с тобой… Я не любила тебя. Я люблю тебя. Все еще люблю и мне так трудно устоять и согласиться сейчас на любую авантюру, которую ты мне предлагаешь, хотя мне по-прежнему страшно, что все развалится, как тогда. Обещай, что на этот раз все будет иначе, Дитрих. Мне нужно это обещание…

+1

16

-Неужели я только иногда бываю убедительным? -Дитрих улыбнулся, уже зная что наверняка выиграл. Пусть Тони пока что не сказала заветное и столь желанное "да", но ласковые прикосновения ее пальцев и конечно же поцелуй, говорили куда красноречивее многих слов. -Конечно я помню как затаскивал тебя в воду прямо в одежде - после этого можно было ее смело снимать с тебя... Помнишь, тогда нам было наплевать даже если нас кто-то бы увидел?
Он послушно делает шаг следом за Пейтон, все дальше и дальше в воду. Если она думает, что ему слабо искупаться в деловом костюме, то очень ошибается. Черт с ним, с костюмом, если уж на то пошло - правда пиджак немцу все-таки удалось спасти, потому как он оставил его в тачке.
-Я и не собирался протестовать, потому что надеюсь на поощрение своих неприличных желаний после купания, -Дитрих хитро улыбнулся, прежде чем ответить на поцелуй своей любимой. -Ты прекрасно знаешь, что я тоже люблю тебя и никто другой мне никогда не был нужен... но я не могу давать обещаний, которых не сумею сдержать. Координально изменится и бросить тот образ жизни, что всегда тебе так не нравится, я тоже не сумею. Однако, я могу совершенно точно сказать, что больше я тебя не отпущу и никому не отдам. Закрепим наш договор?
Подхватив Тони на плечо, Данцигер весьма коварно бросил ее в воду, где было поглубже - купаться так купаться? Естественно, после этого и ему пришлось поддаться и позволить своей ненаглядной хорошенько макнуть себя в воду пару раз; наверняка невольным зрителям сего феерического действа показалось что слишком веселая парочка перебрала со спиртным?
После совместных водных процедур, Дитрих и его строптивая пассия направились прямиком в ближайший мотель - все-таки устраивать релакс в машине или прямо на пляже как в годы их буйной молодости было уже несолидно. К тому же, надо было как следует высушить вещи Тони - у Данцигера было во что переодеться на крайний момент. Пару часов спустя, немец эпично вырубился, обнимая свою ненаглядную... и даже не мог представить какой сюрприз его будет ожидать при пробуждении. Во-первых, он был в гордом одиночестве и след Тони давно уж "простыл", если выражаться фигурально, а во-вторых вместе с Тони исчезли ключи от внедорожника, что лежали на тумбочке возле постели.
Весьма интересный поворот событий, не так ли?
Наверное... именно так и чувствует себя человек, пригласивший к себе домой аферистку-клофелинщицу, -подумалось Данцигеру, когда он основательно проснулся и понял, что его любимая птичка давно уже упорхнула на его внедорожнике, пока он дрых сном праведника после приятного времяпровождения. -Пришла, усыпила бдительность, а потом вынесла половину квартиры и угнала машину. Хорошо что в моем случае хотя бы бумажник остался на месте и можно такси вызвать.
Собравшись и заказав себе транспорт, Дитрих сдал ключи сонному портье, что клевал носом за ресепшеном, смотря по старенькому телевизору кабельный канал для мужчин. Вообще, этот парень торчал в фойе и накануне вечером, так что немец решил выяснить у возможного свидетеля важную для себя информацию:
-Скажите пожалуйста... вы не обратили внимание, когда ушла моя спутница? Если вы ее конечно помните...
-Как можно не помнить такую красотку? -задал в какой-то мере риторический вопрос парень и мечтательно вздохнул. -Да еще и с такой крутой точилой. Она уехала часов в десять, мистер... эх, мне бы такую тел..
-Благодарю, финальные подробности были уже совершенно лишними, -оборвал болтливого портье Данцигер, направившись к выходу и мельком взглянув на часы в холле. Уже почти половина восьмого утра, так что если такси не будет тащится как черепаха и на трассе не будет пробок, то он сможет потребовать объяснений у своей пассии уже минут через сорок, максимум час. Очень хотелось бы добраться до города не застряв на въезде, но в случае с сегодняшним "везением" Дитриха на это уже не стоило надеяться?
Примерно без двадцати минут десять, долбаный кэб отчаянно кряхтя и пофыркивая, наконец-то дополз до улицы где Пейтон проживала со своим рогатым (по милости кое-кого) муженьком. Серебристый внедорожник немца гордо красовался возле тротуара перед входом в многоквартирный дом и по счастью был цел и невредим. Теперь оставалось лишь найти любимую угонщицу и в очередной раз выяснить отношения - думать о том, что совесть Тони могла победить и заставить ее вернутся-таки к законному мужу после всего что было, откровенно не хотелось...
Дитрих зашел в подъезд дома, проигнорировав вопрос консьержа о том, к кому его принесла нелегкая в столь ранний час. Остановившись, он задумался на пару минут - быть или не быть? Подняться в квартиру Картера и обломав ему свежую партию рогов увезти Пейтон или все-таки подождать пока она сама спустится и пойдет на работу?
Черт... сегодня же выходной! -после этой умной мысли, дилемма была решена и Данцигер решительно направился к лифту... и тут двери открылись, пропуская Тони.
На ловца и зверь бежит?
-Знаешь, радость моя... что-то я не особенно понял твой последний финт. Мне конечно не жалко для тебя тачки... просто хотелось бы понять, что ТАКОГО произошло после того как я заснул.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-06-06 23:57:40)

+1

17

Невесомость, которую обретаешь благодаря морской воде, что толкает тебя наверх нельзя ни с чем на свете сравнивать. Это легкость, что легко можно сравнить с тем самым состоянием свободного падения вверх, если бы оно было доступно смертным. Но, самое важное в тот момент купание было совершенно другое … Это была радость. Счастье. Такое необходимое, но уже со временем потерянное и вновь обретенное. Да, в тот момент, когда они хорошенько подурачились в воде, двое взрослых давно уже людей, были счастливы, как когда-то. По крайней мере, об этом говорили их улыбки, их глаза и каждое телодвижение, как в воде, так и под ней.
«Он сказал, что любит...», - это не была мысль, скорее воспоминание об одной четко отпечатавшейся фразе, которую проронил немец не так давно. Ее она с теплотой душевной будет прокручивать, как и раньше, когда ему приходилось уезжать в Сакраменто, чтобы посещать свои занятия, сдавать экзамены. Грызть гранит науки, в общем. Теперь не мало изменилось. Только вместо университета у немца появилась какая-то работа с тем самым другом, которого он нарыл в том же университете, куда никогда не мечтала поступить Пейтон.
… Эта мысль возникла и к тому моменту, когда они оказались в уютном, хотя и не самом дорогом номере мотеля. По уверениям парня на ресепшине, это был самый лучший номер из свободных. Но, с милым и шалаш мил? В любом случае, стены защитят их крепкие поцелуи и объятия от лишних глаз, ведь иллюзию о том, что весь мир перестает существовать, уже давно научились сами создавать. Женщина прикрыла глаза, получая удовольствие от возможности по-новому открыть тело своего возлюбленного – по понятным причинам в предыдущий раз это было не так просто сделать. Однако, после хорошо проведенного времени вдвоем женщина поняла одну простую истину – она не может врать, не может быть изменщицей. Ей нужна была, как воздух правда. Поэтому, аккуратно выбравшись из объятий мужчины, оделась и … ухватилась за ключи от машины Дитриха, что лежали на прикроватной тумбочке брошенными в компании бумажника.
- Я потом верну, - шепотом пообещала она, надеясь, что у нее хватит бензина на обратную дорогу к Сан-Хосе, ведь с собой у нее из вещей в ровной степени не было ничего. Одежда, конечно, еще не полностью успела высохнуть, но … это было уже не важно. На это можно было закрыть глаза.
Она припарковалась у подъезда их с Джоном дома около одиннадцати часов вечера. Была глухая ночь, почти везде свет уже давно погас и лишь уличные фонари освещали путь ей. Но, она не торопилась покидать пределы автомобиля. Для начала должна была обдумать, что скажет своему пока еще законному мужу. Только как объяснить все? Ведь у нее не было никаких слов для этого. Так можно было просидеть в машине еще много времени… только сложа руки плохо думается, поэтому женщина решила провести небольшую ревизию своему внезапно возникнувшему из прошлого любовнику, и … заглянула в бардачок.
- Ах! – не удержалась Тони, когда увидела там не что-нибудь, а настоящий, судя по весу, пистолет. Прикрыв внезапно распахнувшийся рот от удивления, женщина быстро положила его на место, быстро закрыв отделение для перчаток. Правда, спустя минут пять, она снова полезла туда, чтобы проверить, не показалось ли ей. И нет. Не показалось.  – Лучше бы я не видела этого, - тихо произнесла Пейтон, обратившись сама к себе, после чего решительно покинула салон джипа, громко хлопнув за собой дверью.
Упс. Привычка хлопать дверью появилась благодаря форду, где уже сейчас заедало что-то там, в двери, что не позволяло ей легко и просто закрываться. Этого не было у джипа. Тем не менее, это услышал какой-то дворовый кот, громко ругнувшись в ответ. На это Тони нечего было ответить, ведь мысли ее были уже в пределах их квартиры, что так и не смогла стать обиталищем для счастливой семейной пары.
- Где ты была? – сразу же задал свой вопрос Джон, но Пейтон не ответила. Думала. Не знала, как сказать свою правду. – Я спросил, где тебя носили черти?! – уже намного громче повторился Джон, от чего Тони едва не подпрыгнула.
- Не кричи на меня, - тихо попросила она, пройдя во внутрь квартиры, а именно на кухню. Просто нуждалась в воде или любой другой жидкости. Ей дико хотелось пить, так что в первую очередь провела ревизию холодильника, но там не оказалось ничего, кроме томатного сока. Ненавидела этот сок просто до тошноты. Так что, уже спустя секунду закрыла дверь холодильника, бросив невинный взгляд на Джона, и подалась к крану, откуда и напилась воды, чтобы утолить свою жажду.
- Я звонил тебе, ты не отвечала. Где ты была? Ты понимаешь, что я волновался?!
- Ты снова повышаешь тон, Джон. Пожалуйста, не кричи и дай мне возможность сказать – после этого можешь кричать сколько угодно, - сухо озвучила свою просьбу она, уже заранее представляя себе чудесную картину хорошего доброго скандала. По крайней мере, будь она на месте Джона, обязательно его устроила бы.
- Что-то случилось? Ты в порядке? – заботливо отозвался Картер, от чего ей стало еще больше жаль своего наивного мужа. Он ведь видел в ней только хорошее. Но, в какой-то степени это было так… случилось за эти два дня очень и очень многое.
- Да, случилось, Джон. Я … встретила своего бывшего. И поняла, что больше так продолжаться не может. Я ухожу к нему, - глядя прямиком в черные глаза Картера, сообщила с холодным спокойствием киллера. Знала, что он не может поверить ей в ее правду. Определенно была разочарована своей трусостью, что не могла сказать ему всего. А еще у нее не нашлось объяснений. – Прости, - коротко и ясно, но именно эта фраза взорвала Джона на продолжительные крики, что не утихали еще добрых два часа. Ну, а потом Картер просто громко хлопнул дверью и сам ушел в неизвестном ей направлении. Может быть, они больше не увидятся? Увидятся, только он ее не простит – почти была уверена в этом Пейтон, хотя и не могла более думать. Она устала и хотела спать, так что уснула прямиком в одежде на диване в гостиной. Просто отключилась, словно бы слишком много эмоций прошло через нее этим днем.
Утром женщина проснулась с одной целью – уничтожить пистолет Дитриха, а потом вернуться в мотель. Хотелось надеяться, что он еще там. Ведь она не соизволила оставить ему ни записки, ни каких-либо объяснений. Как бы то ни было, а она уже сделала свой ход конем. Почти знала, что он ее поймет, но и понимала, как мог разозлиться мужчина, обнаружив, что кто-то решил действовать по своему усмотрению. Так что, приняв душ и переодевшись, женщина подалась вон из квартиры, в которой все еще сохранялся тревожный вкус доброй такой ссоры, которую не вымоют никакие моющие средства и смена обстановки. Но, каким же было удивление Тони, когда она повидала на выходе из лифта не кого-нибудь, а именно Дитриха.
- Знаешь, я не жена тебе, чтобы ты разговаривал со мной в ТАКОМ тоне, - она могла ответить и более мягко, но воспоминание о находке ее заставило говорить именно так. – И между прочим, я обещала вернуть тебе машину, только ты не помнишь – увы, но ты спал, - вынуждено улыбается она, хотя ей сейчас вовсе не до смеху. Еще не хватало того, чтобы ее любовник был причастен к убийствам и еще какой-нибудь мокрухе. – Кстати, да, почему ты не сказал, что у тебя есть … пистолет? Ты что?! Разве так можно?! Я немедленно его изымаю! Или ты приехал сюда, чтобы залечь на дно? - последнее было уже сказано настоятельным шепотом, чтобы консьерж не мог расслышать предмета их спора. Тем не менее, она настаивала. И не собиралась принимать отказа. Нет, если уж продолжать портить друг другу жизнь, так продолжать. – Ты убил кого-то? Знаешь, я надеялась в бардачке обнаружить женские трусики, трофеи какие-то, но не ПИСТОЛЕТ, ты понимаешь?!

+1

18

-Тони... я совершенно спокойно задал тебе вопрос - на который хотел бы получить прямой ответ, если ты не против, -нисколько не повысив голос ответил немец. -И ты могла бы разбудить меня, если тебе вдруг захотелось уехать... или на худой конец написать мне записку? Это ведь совершенно несложно...
Он ожидал чего угодно от своей строптивой пассии - в том числе и того, что она могла сказать что решила не уходить от мужа, к примеру? Или, быть может, она призналась ему в измене, а этот дуралей ее простил и уговорил остаться? По правде говоря, Дитрих не знал, что и подумать, но тут Пейтон выдала нечто совершенно неожиданное - все-таки понять женскую логику иногда бывает просто нереально...
-Кстати, да, почему ты не сказал, что у тебя есть … пистолет? Ты что?! Разве так можно?! Я немедленно его изымаю! Или ты приехал сюда, чтобы залечь на дно?
Обычно невозмутимый немец даже немного растерялся от подобного напора... конечно прошло довольно-таки много времени с тех пор как он и Тони расстались - но неужели она забыла, кем он был на тот момент... и по сути, остался и по сей день?! Увы, но чертова беретта, что лежит в бардачке "танка" не средство для глупых понтов, а страховка на случай непредвиденных ситуаций.
-Стоп, дорогая - притормози-ка на секунду. При чем тут пистолет?? -решительно выдал Дитрих, после того как сумел собраться с мыслями. -Я что должен был тебе детально перечислить, что лежит в моей машине, кроме того что было положено еще заводом-производителем? А приехал я чтобы продать свой дом, если ты забыла.
Увлекшись разборками, Данцигер совершенно забыл про беднягу-консьержа, что теперь открыв рот, слушал интересную и весьма занимательную беседу миссис Картер. Того и гляди, руки этого парня потянутся к телефону чтобы вызвать копов? Благодарный зритель едва не сел мимо стула, когда Тони решила добить своего любовника контрольным - по всем правилам опытного киллера.
-Ты убил кого-то? Знаешь, я надеялась в бардачке обнаружить женские трусики, трофеи какие-то, но не ПИСТОЛЕТ, ты понимаешь?!
Дитрих лишь вздохнул, после этого заявления и аккуратно подхватив свою ненаглядную под локоть, повел ее к лифту. Если Тони продолжит в том же духе, парня точно хватит кондрашка, либо он-таки позвонит в полицию, решив что миссис Картер говорила на полном серьезе.
-Так, сделай глубокий вдох и успокойся, -нажав на кнопку нужного этажа, Данцигер притянул к себе Пейтон. -Никого я не убивал, залечь на дно тоже не собирался, а на оружие у меня есть официальное и законное разрешение. А теперь, ты соберешь свои вещи и поедешь со мной в отель, хорошо? Тебе совершенно незачем оставаться в этой квартире... и как я понимаю, Джон уже знает всю правду?
Поцеловав Тони, немец ловко забрал себе ключи от многострадального внедорожника и от греха подальше, убрал их в карман. Когда лифт наконец доехал до нужного этажа, Дитрих направился следом за своей пассией, мало беспокоясь о том, что рогатый муж мог быть дома и увидеть его. Завтра же, он найдет Пейтон лучшего адвоката в этом городе для развода, затем снимет ей другую приличную квартиру - бедолага Джон не зря постарался как следует, бегая по клиентам и стараясь выторговать хорошую цену за дом Данцигера. Полученного задатка как раз хватит чтобы найти что-нибудь подходящее для Тони.
-Ну что, тебе помочь собраться? -поинтересовался немец, когда оказался в квартире почти уже бывшей миссис Картер. Ничего особенного в окружающей обстановке не было... и судя по всему, спец по недвижимости на полном серьезе говорил о том, что откладывает средства на обеспеченное будущее. Расшибаться в лепешку ради жены, кое-кто явно не собирался, думая лишь о своем возможном повышении? -Подумай еще, какую ты хочешь тачку вместо той что сейчас.
Заглянув в первый попавшийся шкаф и найдя более-менее сносную спортивную сумку, Дитрих поставил ее на диван и открыл "молнию", решив проявить инициативу. Тони необязательно брать все вещи, потому как у нее будет все что она только пожелает и самого лучшего качества.
-Собирайся, Тони... или я тебя увезу в чем есть. Выбора у тебя нет, даже если тебе не нравится наличие у меня пистолета.

+1

19

Большинство народу, проживавшего в старом квартале, где когда-то жила и Пейтон с Лорой, всегда носила с собой оружие на боку, видимо, спутав разницу в веках, что давно постановили необходимость иметь лицензию на оружие. Эти проходимцы частенько начинали драки, устраивали набеги на местные ларьки, магазины и это был далеко не их предел. В соседнем квартале, к слову, перестрелки между уличными бандами слышались ежедневно. Об этом узнала Пейтон, когда они с Джоном подыскивали себе подходящее жилье и, после того, как во время самого же просмотра квартиры в ее окно попала какая-то шальная, по всей видимости, пуля, женщина не успокоилась до тех пор, пока не оказалась далеко за пределами столь ужасного места. И раз уж это так сильно встревожило ее, разве могла она спокойно отреагировать на пистолет в бардачке своего любовника?! Нет! Нисколько! И вряд ли она сможет смириться с этим, по крайней мере, пока.
Конечно, раскаяний не поступила. В точности, как и признаний в своей вине. И последнее, по правде говоря, несколько успокоило Тони, так что она сделала в точности, как ей велели – медленно вдохнула и точно также медленно выдохнула. Оказавшись в лифте, еще и прижатой к Дитриху, Пейтон не удержалась от соблазна прислониться щекой к его груди, что так и сделала, пока он нажимал кнопку нужного им этажа.
- Да, Джон все знает, - игнорируя первый поступивший вопрос, Тони тяжело вздыхает, обнаружив себя в совершенно не предвиденной обстановке, да и еще с разбитой жизнью, в которой не найдется места для исправлений всех ее слов и решений. – Ты не представляешь, какой был скандал. Как он кричал на меня… У меня уже не осталось сил после скандала на обратную дорогу, - пожаловалась она мужчине, не отрываясь щекой от его груди ровно до тех пор, пока дверь не открылась со звонким звоночком. К тому моменту ключи из ее рук перешли к рукам законного владельца джипа, которому Пейтон еще должна была продолжить высказывать свои «фи» на обычные его повадки и вещи. За все это время не нашлось ведь больше никого, кто бы мог возразить или отчитать немца за какие-то пустяки вроде пистолета?
- Мне бы хотелось, чтобы ты все-таки избавился от пистолета – убери его из бардачка куда-нибудь, пожалуйста. Мне не комфортно будет в машине, если я буду знать, где ты хранишь свое оружие, на которое, как ты говоришь, у тебя есть лицензия, - прежде чем открыть дверь в квартиру, которую не так давно покинула Пейтон, произнесла она, посмотрев через плечо на Дитриха. Конечно, пробить его упрямство будет не просто, но она постарается ведь? Тем более, что кое-кто решил и дальше настаивать?
Отсутствовала Тони в квартире всего минут десять, не больше. Но уже за это время квартира заметно опустела – ничего не было разбито, к счастью или нет, но ощущалась какая-то пустота, преодолеть которую вряд ли будет возможно. Тем не менее, ей предстояло провести сборы? Что взять, а что оставить она даже не представляла. Смотрела по сторонам так, словно бы не в этой квартире пыталась тщетно построить счастливую жизнь. Смотрела и не узнавала… Она не ответила Дитриху на его предложение помочь, словно бы не расслышав его. И тихо вздохнула, представив себе, как выбирала каждую часть небогатого дизайна этой квартиры, как обсуждали они с Джоном выбор этого дивана или этой тумбочки. Нет, она не прощалась с квартирой, что была лишь ее прибежищем. Укрытием, в котором искала счастье, но так и не нашла. Ошиблась адресом. Увы.
- Даже если мне не нравится? И что тогда, Дит? Приставишь его ко мне? Нет уж, спасибо, но я сама соберусь, – нахмурилась Пейтон, прежде чем сжав челюсти, подобно злой собаке, последовала к шкафу из которого и нужно было взять те вещи, что могли ей в первую очередь пригодиться – нижнее белье, ежедневная одежда и многое другое, что очень быстро не помещается в ту спортивную сумку, которую из шкафа вытащил немец. Но, зато в чемодан, который молодожены брали в свадебное путешествие в Санта Барбару, поместилось намного больше одежды и даже обувь, не говоря уже о косметике и прочем, необходимом каждой женщине.
- Неужели больше негде спрятать пушку? Пожалуйста, убери ее подальше, – усевшись на кресло рядом с водителем, злобно спросила Тони. Но, когда они отъехали от дома Тони, женщина решилась таки озвучить терзавший ее вопрос с тех самых пор, когда сказала мужчине «да»: - И что будет дальше? Ты останешься?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Remember those walls I built...