Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » A Beautiful Lie. ‡You wanna be the one in control...


A Beautiful Lie. ‡You wanna be the one in control...

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Пейтон & Джин
Другое время. Другое место. Другие обстоятельства.
Каждая из них оставила свой дом, отправившись в город, где сходятся воедино все дороги.
Сакраменто.
20 марта 2015 года.

Поздний вечер.

http://sg.uploads.ru/Wy8jh.pnghttp://sh.uploads.ru/zHIsG.pnghttp://sh.uploads.ru/RJubx.png

Отредактировано Jean Lensherr (2015-06-03 13:41:03)

+2

2

Глядя на многих людей, что приходят в кофейню выпить кофейку, чая со сладкими круасанами, пирожными и прочими вкусностями, женщине иногда приходится ловить себя на мысли относительно того, как она некоторым из них завидует. Кто-то так беззаботен – эти беззаботные юношеские улыбки, что говорят лишь о том, как молодым людям плевать на обстоятельства и окружающий их мир, нельзя спутать ни с чем. А ведь когда-то давно и в жизнь Тони имела место быть беззаботность. Но, сколько людей, столько и эмоций? Кто-то сидит у окна и витает в облаках, засмотревшись на витрину, сквозь которую можно наблюдать за размеренной ходой времени вокруг. Когда-то ведь и она была беззаботной девушкой, у которой была вся жизнь впереди. Правда, жизнь должна была протянуться в пределах одного города. По крайней мере, именно на это и рассчитывала Пейтон. Но, иногда не складывается так, как мы этого хотим. Не в этом ли неповторимость жизни? В моменте, который мы сохраняем в своей памяти… Возможно, Тони и не запомнит надолго это мгновение, что принесло ей долю ностальгии о прошлом, что в прочем точно также быстро пройдет, как и накатилась на нее.
Тихий звоночек отвлек сотрудников кофейни от их дел. Собственно, пока каждый был занят, кроме самой Тони, что занялась своими воспоминаниями, по большей степени положительными воспоминаниями, что обычно согревали душу. Но, вон пожаловал новый посетитель, и женщина старается улыбнуться ему своей привычно яркой улыбкой, которая дается ей уже на автомате и имеет значение для нее в несколько иных обстоятельствах. Когда Он рядом и можно устроить для себя персональную иллюзию, что не пришлось ничего оставить, не пришлось закрывать глаза на многое, что не принимала ее натура. Да и вообще, что не приходится его каждый раз отпускать.
Ох, кто бы сказал этим юнцам, насколько жизнь не простая штука? Кто бы убедил их в том, что в жизни нет лишь черного и белого, а серое – вряд ли устроит максимализм?
- Хизер? – вопросительно обращается к ней напарница, заметив, как женщина засмотрелась в никуда. Эта молодая девушка работает намного дольше Пейтон и, конечно же, знала только второе имя Тони, которым она пользовалась с большей охотой, чем первым. Да и зачем было называться полностью, когда ты пытаешь затеряться в большом городе? Пейтон … многих вы знаете девушек с такими именами? В любом случае, Хизер в Калифорнии, согласно справочнику за прошлый год намного больше. Каким бы мудаком не был папаша, но выбрал своей младшей дочери имя действительно редкостное и характерное. Облегчил задачу знакомым из Сан-Хосе.
Тони улыбнулась и согласно кивнула напарнице, прежде чем приступить к работе, что уже давно осточертела ей. Да, еще в Сан-Хосе ей надоело обслуживать столики, улыбаться и быть вечно приветливой леди. Да и иначе, зачем было искать лучшей жизни в парикмахерской? Конечно, проще всего было согласиться с предложением Дитриха и оставить работу, позволив ему полностью содержать их с Ноа. Но… Но было слишком много «но». Да и деятельная натура Картер не даст ей сидеть на месте. Пуще обычного будет сходить с ума, когда от мужчины не будет долго известий.
На улице было очень жарко. Как в аду, сказала бы она, если бы могла сравнить в точности, как это сделали первые колонисты из далекой Испании, обозвав этот уголок земли жаркой печью. «Дождаться до вечера будет не так просто…» - решила она, поднесся к губам сигарету. Когда-то она уже бросала курить, но сошлась со своей привычкой ровно на одной сигарете в день во время перерыва. Она не нуждалась в никотине, скорее только в том ощущении, который он приносит… С сигаретой в руках лучше думается, как ни крути, но ей определенно точно не понравится тот день, когда обнаружится, что ее сын покуривает. Правда, когда еще это будет? Дожить бы до того дня сначала.
Нет, оптимизм не стал буксовать. Просто Тони привыкла реально оценивать ситуацию вокруг и прекрасно видела и подозревала, как будет еще не просто им всем. Но, вместо того, чтобы думать об этом, Картер набирает номер сестры, что должна была забрать Ноа с садика.
- … Все чудесно, не волнуйся, Ноа просто потрясающий ребенок. И в кого он так пошел? – это ли не впервые слышит в адрес своей маленькой радости Тони, на что ей остается лишь сдержано улыбнуться, протянув привычный ответ.
- Даже не знаю. Гены – коварная штука, - только и отвечает она сестре. В конечном итоге не говорить ей о том, что характером ребенок полностью пошел в отца, что ей так не нравился. – Сегодня я закрываю кофейню, так что заеду за Ноа около десяти вечера. Но, мне пора уже бежать… перерыв заканчивается, - добавила уже впопыхах, видя, как выстроилась очередь к Менди.
- Извини, не хотела задерживаться… просто с сестрой нужно было поговорить, - решила по-человечески оправдаться Тони, но уже на половине слова себя обрубила. Не хотела распространяться слишком сильно о личном. И о Ноа, которым дорожила, как зеницей своего ока, тем более.
- Ничего страшного, - махнула рукой студентка, нисколько не пытаясь втянуться в чужие проблемы или заботы.
Вот и славно?

+4

3

Бетон показался слишком хрупким, чтобы остановить моё падение.

Заглянув в зеркало ранним утром - не спалось, Джин поморщилась от встретившего ее отражения. Серые синяки вот уже пару дней как залегли под глазами и не собиралась исчезать, а замученный взгляд в эту секунду не исправила бы даже лучшая тушь от Шанель. Боже, в кого она превратилась? Ускользнув из рук Фредо, Джин Леншерр выбрала свою дорогу. Оставшись на ней без спутников, один на один с последствиями всего того, что наворотила за прошедшие месяцы. И к чему это в конечном счете привело? Мотель. Светлые пряди некогда черных, как смоль, волос. Отсутствие денег и вчерашняя пицца на завтрак. Так не могло продолжаться дальше. Это был почти край. В конце концов, она всегда находила выход. Было в Джин что-то по-крысьи изворотливое, порочное, темное. Отчаянная жажда жизни, цепкая хватка и острый, извращенный дрянными мыслями ум. Это заметил даже Фредо, с порога усекла Ветта и не понаслышке знали все ее давние знакомые.

***

- Скоро вернусь, - нацепив первые попавшиеся чистые майку и джинсы, Джин выдавила жалкое подобие обаятельной улыбки. Однако Отто, нескладный хозяин мотеля, едва обратил на нее внимание. Она уже не была той красоткой, что поселилась в угловом номере на втором этаже пару недель назад. Чьи по-лисьи коварные выходки очаровывали любого мужчину, и его, молодого парня, в том числе. Подкидывая девчонке деньжат время от времени, угощая кофе из забегаловки через дорогу или яблочным пирогом, что пекла его тетушка, Отто здорово скрашивал ей жизнь какое-то время. Терпел Энцо, огромную вонючую псину, что она притащила следом, подобрав на какой-то помойке. Впрочем, сейчас чары Джин дали внеплановый сбой. Или же у парня все-таки проснулся мозг, отчетливо дав понять, что ничего ему здесь не светит. И ведь не светило же. С самого начала.

Побродив по узким переулкам, вдали от шумной дороги, Джин оказалась в тени небольшого сквера. Совершенно одна. Идеальное место, чтобы подумать, как выбраться из той задницы, в которой оказалась и в которой, по правде говоря, становилось все темнее. И если изначально сидеть в ней было - еще куда ни шло, то сейчас Джин чувствовала себя жалкой.
Вне сомнений, ее все еще с собаками разыскивал Фредо - этот тип так просто не успокоится. С его возможностями, удивительно, как Джин не сцапали в первые же двадцать четыре часа после пропажи. Вероятно, за это отдельное спасибо следует сказать Стоуну... если бы она была хоть чуточку благодарной. Поездка в Монтелепре - вынужденный побег из города и страны, сейчас казались ей окутанным дымкой сном, словно с тех пор прошла целая вечность. Джин попыталась вспомнить лицо Марио, провинциального парнишки, что угощал ее апельсинами и приносил полевые цветы по утрам. Для него она была Джейн Данн - американской девочкой, экзотикой в тех краях, со звонким смехом и слишком развязными шутками. А кем был он? Всего лишь лицом из прошлого, чей образ давно заволокло серым туманом. Это же ждет и Отто, и многих других. В конце концов, по-настоящему важными для нее были лишь пара-тройка человек, а остальные... просто вызывали какие-то эмоции, самые различные.

***

Ей можно было доверять. Доверять по-настоящему, если бы Джин могла позволить себе такую роскошь в принципе. Если бы не боялась, что ее снова застанут врасплох. Вероятно, выбирая одного единственного человека среди семи миллиардов, проживающих на планете Земля, она бы доверилась именно Пейтон Картер, и выложила все, как на духу. Но это было не так просто.
Жизнелюбивая, вечно молодая, но по-женски мудрая и тактичная, одним своим присутствием Пейтон внушала ей спокойствие и уверенность в завтрашнем дне, заставляя забыть о крайне шатком и рискующим вот-вот переломиться на две части прутике, по которому Джин ходила. Балансировала, одним лишь чудом не сорвавшись вниз. Пейтон была надежной и относилась к ней как к собственной дочери. Непутевой, сумасбродной, но родной. Она была хорошей подругой и для Лоры, колючие воспоминания о которой причиняли ноющую глубоко внутри боль.
Джин помнила ее номер наизусть, но не решалась позвонить уже который день. Взвешивала все "за" и "против", мучилась в сомнениях. Она оказалась в Сакраменто именно по наставлению Пейтон, которая оплатила ей билет в один конец и лично посадила в вагон пассажирского экспресса, увлекающего ее так далеко от дома с одной лишь черно-белой фотографией в руках. Фотографией человека, который должен был о ней позаботиться. О, если бы она только позволила...
Гудки... они казались бесконечными. Но Пейтон не могла сменить номер. Только не сейчас, когда Джин так в ней нуждалась. Вцепившись в трубку, она сжала губы и закрыла глаза... а затем гудки стихли, и знакомый голос дважды сказал "Алло!"
Джин молчала, не решаясь начать разговор. Прошло несколько месяцев с тех пор, когда они видели друг друга последний раз. Джин не давала знать о себе, не удосужилась даже сообщить о том, что разыскала Фредо и тот оказался тем еще мудаком, зажравшимся от хорошей жизни и скупым на эмоции в своих интеллигентных манерах. Первое впечатление, ничего личного. Джин вообще мало кто нравится с первого взгляда.
- Пейтон? - опасаясь, что женщина на другом конце провода положит трубку, подала голос Джин, - Пейтон, это я.
Комментарии излишни. [float=right]http://sg.uploads.ru/dQuRA.gif[/float]
- Прости, что не позвонила раньше. Нет, я в порядке, - бессовестная ложь, - Мне нужно поговорить с тобой. Я могу приехать? - путешествие в Сан-Хосе было предприятием рискованным, но была и уверенность, Пейтон ее не сдаст... если, конечно, позволит вернуться домой. Хотя бы на день, несколько коротких часов. Она и сама сознавала, как это может быть опасно, опрометчиво, легкомысленно... однако, оставаться в Сакраменто и прятаться в мотеле было немногим лучше.
- Как вы? Как Ноа? - иногда она могла быть нормальной. Нет, правда. Вполне себе человечной, не грубой и даже участливой. Но такие просветления случались так редко, что даже голос ее менялся. До неузнаваемости, добавляя добрый десяток лет.

Отредактировано Jean Lensherr (2015-06-06 00:44:35)

+4

4

Около пяти после обеда в кофейне началось движение. Ни тебе выйти передохнуть, присев хоть на пару минут, ни тебе выйти подышать и без того жарким воздухом – настоящая жара на рабочем месте, что тем не менее приносит хорошую прибыль, ради которой работает каждый в сфере обслуживания – чаевые. Вообще, Пейтон не любила быть мелочной, но и пересчитывать свои чаевые сразу же, поэтому, как только замечала за этим делом свою напарницу, лишь тихо вздыхала. Не собиралась ей делать замечания о том, что чаевые можно посчитать и дома, а хвастовство бывает лишним. Какая-то часть ее прекрасно понимала мотивы девушки, да и разве в давней юности, когда Лидия помогла устроиться Тони и Лоре официантками в кафе, не были такими же? Были. Просто были они не только молоды, но и были подругами, а веселый подсчет чаевых был для них лишь забавой, хотя именно эти деньги в какой-то мере их кормили. На них покупалась одежда, косметика, их тратили в кафе и на прочие развлечения. Но, теперь у Пейтон была другая жизнь.
- Ну, как? Богатый улов сегодня, Хизер? – обратилась к Тони ее напарница, как обычно перед своим уходом. Вообще, по взгляду этой девушки трудно было даже предположить, действительно ли ей интересно или просто пытается как-то подзадеть, не смотря на то, что Пейтон уже не единожды выручила ее, когда та опаздывала или ей нужно было уйти пораньше. Как бы там ни было, а у Картер также было, куда бежать после работы и это были отнюдь не вечеринки.
- Не знаю, я не считала, пока, - несколько устало и без какого-либо интереса ответила Пейтон, посмотрев на молодую девушку-студентку, что работала с ней. Удовлетворять ее удовольствие прямо сейчас не было ни силы, ни желания. И это было действительно правдой. В конце рабочего дня женщина мечтала только об одном – забрать сына у сестры и поехать к ним на квартиру.
- Ну и зануда ты, Хизер, - тем временем, нахмурилась молодая девушка, на что Тони пришлось только пожать плечами. Разве могла поделать что-нибудь с собой? Ей оставалось работать еще около часа, а после закрывать кофейню. И лишь одно радовало женщину сегодня – завтра выходной, который она сможет посвятить всецело Ноа.
– В другой раз, может быть, мы вместе посчитаем, - предположила женщина, решив, пойти навстречу коллеге, раз уж ей и, правда, интересно. Возможно, живи Тони от зарплаты до зарплаты и бросилась пересчитывать деньги, но… Дитрих практически содержал их с Ноа еще и требуя время от времени бросить работу, что отнимает ее силы и время, которое могла бы уделить сыну. Иногда, если честно, женщина была согласна с немцем, но всегда вспоминала о том, что их жизнь все еще проходит под неким прикрытием – они не могут жить, как все, а знакомым Пейтон должна была рассказывать, откуда у нее деньги на хорошую квартиру и содержание сына. Байка о том, что мистер Картер пересылает деньги, была хорошим вариантом, но вспоминать лишний раз бывшего мужа Тони не позволяла совесть. Этот человек не был виноват в том, что ее сердце не смогло забыть Дитриха, да и заслужил на счастье где-нибудь в Калифорнии.
- Да-да, конечно, - махнула рукой девушка, определенно решив, что Тони сшибает миллионы прибыли на чаевых. Ага, богатое у девочки воображение, ничего не скажешь? Как бы там ни было, но заострять на подобном вопросе свое внимание Тони не собиралась, ей и так достаточно проблем в жизни, так что еще одной в виде проблем недопониманя на рабочем месте ей точно не хотелось.
Последние рабочие часы тянулись долго, так что Пейтон даже стала напевать себе песню, под нос. Но и они сбежали, как вода сквозь пальцы, позволив женщине наконец-то закрыть кофейню и поехать к Лидии, чтобы забрать сына, которого она забрала из детского садика сегодня. Но, уже подъезжая к дому сестры, женщина услышала, как вибрирует телефон в сумочке, разрываясь под стандартную мелодию Самсунга.
У Тони была настойчивая идея сменить все номера, а не только место жительства, когда пришлось удирать из Сан-Хосе из-за той истории с мерзавцем, что сломал жизнь Лоре с Джин, а также и ей с Ноа. Зачем ей был этот номер, что хранил в своих контактах имена тех, кого больше, быть может и не повидает? А была там Джин и многие дорогие ей люди, с которыми нужно было поддерживать связь, не смотря на то, что они редко звонили. Джин так вообще далеко не сантиментальная натура, даже не соизволила поставить в известность свою крестную о том, как она устроилась. Обо всем пришлось узнавать от Дитриха, осторожно, чтобы не проронить лишнего слова, которое с нее взяла Лора. Но, она не стала сжигать за собой все мосты. Поэтому, прежде чем ответить на звонок, внимательно изучила номера, что демонстрировало ей сенсорное чудо техники.
- Да, я слушаю, - ответила Тони, сняв трубку. Она уже знала, что это не знакомый абонент, в точности, как и номер, так что уже была вся во внимании, хотя и опасалась, чтобы это не был никто из прошлого… Но именно человечек из прошлого и решил прервать свое молчание. – Джин, это ты? Как же я рада слышать тебя, дорогая! Не верю собственным ушам! Как ты? – и это была действительно искренняя радость с долей облегчения. Она, по крайней мере, не злилась на нее за то, что отправила к отцу, как того хотела Лора. – Конечно, можешь. Даже не спрашивай! – она и забыла о том, что не так давно сменила свой адрес и перебралась из одного большого города в другой. Вспомнила об этом, когда Джин поинтересовалась их с Ноа делами. – У нас все хорошо, разве может быть иначе? – усмехнулась она, раздумывая о том, как подать свои жизненные перемены. Не говорить же девочке о том, что какой-то бандит решил, будто ее мать жива, а она в курсе, где прячется та … В общем, не важно. Не будем же мы опускаться к уровню каких-то уличных бандитов. – Но, тут такое дело. Знаешь, мы перебрались в Сакраменто недавно. Так что, называй место и время – я приду или приеду, - улыбается, своим словам, хотя еще и не знает, когда именно ей предстоит встретиться. Действительно, улыбка заметно меркнет на лице, едва узнает о том, что девочка хочет увидеться сейчас же. – Назови мне адрес, я приеду, только заберу Ноа от сестры.
Спустя пятнадцать минут старенький форд притормозил возле какой-то дешевой закусочной на угле  Нельсон-стрит и девяносто восьмой улиц.
- Запрыгивай, Джин, - доброжелательно произнесла Джин, когда заметила крестницу, ожидавшую на нее где-то в тени у вывески закусочной. – Увы, но переднее сидение оккупировал Ноа в своем кресле, так что тебе придется сесть сзади, а по дороге расскажешь мне, как устроилась. Идет? Ну, тогда поехали.

+4

5

Она остановилась у забегаловки на углу девяносто восьмой и Нельсон стрит. Обе улицы давно опустели. На окраину города медленно опускались цвета ржавчины и старых потрепанных фото сумерки.
Дважды Джин оглянулась - что-то упорно не давало ей покоя.
Встреча с Пейтон вызывала самые противоречивые эмоции. Не слишком много времени прошло с того дня, как крестная посадила ее на поезд до Сакраменто, вручив билет в один конец. Рассказала кое что из того, что Лора хранила в тайне годами. Рассказала о Фредо, о том, как его найти и почему это важно. Только об одном Пейтон умолчала. Назад дороги не будет. Ее и не было никогда. Оказавшись в Сакраменто, Джин и сама стала другой. Некоторые вещи, произошедшие с ней здесь, не перечеркнуть в памяти так просто, как большинство воспоминаний о жизни в Сан-Хосе. Это не было по-взрослому, но это было легко.

Заметив приближающийся автомобиль, Джин не сразу вышла из тени, помедлив несколько секунд в некой нерешительности. Правильно ли она поступила, обратившись к ней? Доверившись крестной... сомнений в этом не возникало.
- Запрыгивай, Джин, - Пейтон улыбнулась одной из своих самых мягких и теплых улыбок. Боже, как ей этого не хватало. Искренней, живой, южной улыбки человека, от которого так и веет спокойствием. Надежность которого безусловна.
- Спасибо, что приехала, - устроившись на заднем сидении, Джин протянула руки к Пейтон, и, перегнувшись через спинку кресла, на долгих несколько секунд обняла тетю. От ее волос пахло чем-то пряным. А еще Джин с удовольствием отметила давно знакомый сладковатый запах парфюма - Пейтон не изменяла своим привычкам. Для Джин же это стало еще одним фрагментом дорогой сердцу мозаики, из которой складывалось все ее детство, проведенное вдали от Сакраменто.
Увы, но переднее сидение оккупировал Ноа в своем кресле, так что тебе придется сесть сзади, а по дороге расскажешь мне, как устроилась. Идет? Ну, тогда поехали.
Сейчас хотелось просто тяжело выдохнуть, полностью расслабившись. На какое-то мгновение Джин просто закрыла глаза, и ей даже почудилось, что они едут домой по знакомой улице, мимо католической церкви и кладбища через дорогу, к вечно шумному району, где всегда что-то происходит. По телу тяжелыми волнами прокатилась усталость. Только сейчас Джин почувствовала ее в полной мере.
- Даже не знаю, с чего начать, если честно, - и это было чистейшей правдой. Как и всегда, ей пришлось бы умолчать о некоторых вещах, выбор которых требовал дополнительных сил и, главным образом, лукавства. Последнее в отношении Пейтон до сих пор ей казалось дикостью, но та ситуация, в которой Джин оказалась, не предполагала иного варианта.
- Мы не очень-то поладили с Фредо, - пожав плечами, она откинулась на заднее сидение, уставившись в окно. - И я решила немного пожить отдельно. А здесь, недалеко, у одного давнего приятеля как раз освободилась комната.
Уловив взгляд Пейтон через переднее зеркало, Джин поспешила добавить:
- Все в порядке, правда. Я в норме. Даже подумывала о возвращении в Сан-Хосе, - последнее - откровенная ложь. О возвращении не могло быть и речи. Но в словах Джин было столько искренности и простоты, щедро приправленных утомлением, что заподозрить в них неладное мог лишь дьявольски проницательный собеседник.
- А вы здесь как? - подтянувшись вперед, она улучила момент, и пощекотала сынишку Пейтон. Мальчик все еще пытался увернуться, но Джин оказалась проворнее. Как же ей не хватало этого детского смеха и запаха вечернего кофе, которым тянуло из кухни всякий раз, как Лора и Пейтон засиживались допоздна.
- Кстати, я бы не отказалась от хорошего латте и хот-дога. Что скажешь, Ноа? Куда мы едем?

+2

6

Тони не глушила мотор, дожидаясь, пока ее крестница не займет место на заднем сидении ее старенького Форда. К слову, единственной вещи, которая осталась в качестве наглядного напоминания о той прошлой жизни в Сан-Хосе. Словно памятник тем солнечным дням, когда жизнь была беззаботной и отнюдь не тревожной. Больше всего жизнь потрепала именно малышку Джин - вот она потеряла мать, вынуждена была переехать к отцу, который вряд ли мог носить титул хорошего или примерного. Годы не изменили мнения Пейтон о Фредерике, том самом итальянском засранце, что разбил ее лучшей подруге сердце, оставив с ребенком под сердцем. И вот даже не важно, что Фредо не знал о существовании своей кровинки. Это нисколько не уменьшало его вину за ту роль, которую он сыграл в жизни их всех. Однако, теперь у него был прекрасный шанс все исправить - и что мы слышим в ответ?
- Знаешь, я совершенно не удивлена, что слышу именно об этом сейчас, - ухмыльнулась Тони, слегка вмешавшись в рассказ девчонки. Даже не подозревала, что бойкая Джин могла вляпаться в страшную переделку по вине своей или своего отца - да, она охотно верила в то, что девушка лишь повздорила со своим папочкой. - Мы также с ним никогда хорошо не ладили, - как-то даже грустно улыбнулась Пейтон, тут же вспомнив о Лорелее, - а вот твоя мама его очень любила... Видимо, только ей повезло разглядеть в нем что-то особенное, - наверное, не следовало вспоминать сейчас о том, что привыкли хранить за семью печатями? В любом случае, Пейтон не хотелось печалить своими воспоминаниями Джин, которой и без того, получается, было не слишком комфортно в Сакраменто.
- Так... а что за приятель? - осторожно поинтересовалась женщина, поймав взгляд карих глаз в зеркале дальнего вида.
- Все в порядке, правда. Я в норме. Даже подумывала о возвращении в Сан-Хосе, - в свою очередь крестница поспешила оправдаться или попросту заставить свою крестную поверить в то, что все действительно было так. А если бы и не было? Разве Дитрих бы не сказал? Надеялась, что он сразу же ввел ее в курс дела, а потому Тони лишь помотала головой.
- Ну и зачем тебе Сан-Хосе? Там не к кому возвращаться, а тут у тебя отец хотя бы есть - какой-никакой, но ... родной, - не смогла выразиться никак иначе, но подобрала максимально нейтральные слова. К тому же, ей действительно хотелось, чтоб Джин начала новую жизнь, куда более обеспеченную здесь в Сакраменто, ведь в Сан-Хосе... да, черт подери, какие там были для молодой девушки перспективы? Именно. Никаких, пусть как бы меркантильно это не звучало из уст Пейтон. - Если тебе что-либо понадобится, ты ведь знаешь, что всегда можешь ко мне обратиться? - не утверждает, ибо интересуется у девчонки на всякий случай. Действительно ли она знает, что Тони помогла бы ей не смотря ни на что? Не глядя на поздний час или обстоятельства, ведь она обещала, что поможет во всем ... обещала Лоре, обещала себе в первую очередь. Но, маленькая гордячка, видимо, унаследовала какие-то черты от своего итальянского родителя? Хотя, гордость - дело такое, присуще практически каждому, вне зависимости от цвета кожи и расовой принадлежности в той или иной мере.
- А мы пока живем здесь, в Сакраменто, - тяжело вздохнула Пейтон в ответ на вопрос Джины, которая взялась щекотать Ноа. Детский смех залил салон авто, так что Тони даже пришлось слегка повысить тон своего голоса, дабы Джина ее расслышала. - Мы съехались с  отцом Ноа недавно и живем здесь вместе. Правда, он по делам покинул город, - решиться рассказать о тех сложных взаимоотношениях, которые были у них с Дитрихом на протяжении последних шести лет, женщина изначально не была готова. Не представляла, как должна была рассказать обо всем той, которая ждала только правды, а кривить душой и выгадывать что-то у Пейтон не было ни малейшего желания. В прочем, как и возвращаться к тем дням, когда они с Ноа жили от встречи и до встречи.
- А как на счет того, чтобы заехать к нам в гости? Я, конечно, не приготовлю такие же вкусные хот-доги, как в какой-то закусочной, но могу порадовать пиццой, чили или что-то еще из того, что я обычно готовлю. Ну, что скажешь? Кстати, мы уже совсем близко у нашей квартиры, - добавила Тони, вновь посмотрев в зеркало дальнего вида, поймав в них взгляд карих глаз, как у Лоры.

+3

7

При упоминании имени матери Джин поморщилась, и едва ли это укрылось от внимания Пейтон. Впрочем, быть может, крестная была слишком занята, чтобы заметить, как ее подопечная скривилась и замолкла на пару секунд.
- Я не хочу о ней говорить, - коротко и решительно, она попыталась оборвать брошенную фразу. Это не было больной темой, но и поднимать ее лишний раз Джин не желала. Разбираться, что к чему, когда все уже в прошлом, когда Лоры давно нет, а Фредо, вероятно, уже оставил поиски... имеет ли смысл? Едва ли. Да и не была Джин достаточно сентиментальной, чтобы поверить, что от разговоров обо всем этом может стать легче. Ей было гораздо проще просто не думать, попытаться забыть, убеждая себя, будто и не было ничего.
Сделав вид, что не услышала вопроса о приятеле - рассказывать об Отто означало бы ничто иное, как сдать себя с потрохами, - Джин тяжело вздохнула, откинувшись на заднее сидение и поднимая глаза вверх.
- Ну и зачем тебе Сан-Хосе? Там не к кому возвращаться, а тут у тебя отец хотя бы есть - какой-никакой, но ... родной.
Она ответила не сразу. Родной? Слова Пейтон возымели эффект. Услышав подобное от близкого человека - неплохой повод задуматься обо всем том, что успела наворотить. И отчего-то возвращение в Сан-Хосе, такое немыслимое, бессмысленное и глупое, казалось ей выходом куда более простым, нежели возвращение в дом Фредо Клементе. Ее отца и былого увлечения Лоры. Увлечения или любви, черт их сейчас разберет. Да и не Джин это дело. Ошибка молодости или завершение большой истории? Уже неважно.
- Я не знаю его, Пейтон. Его не было в нашей жизни восемнадцать лет, и тогда тоже... не нужно было ехать, - закрыв глаза, она вновь вспомнила о матери. Порой Джин злилась и на нее тоже. В те моменты, когда думала, что Фредо не так уж и плох. Судить категорично - всегда было чем-то, сродни бичу, неисправимой дурной черте. Будучи ребенком, она не задавала множества вопросов, спросив об отце лишь один единственный раз. Лоре не приходилось выдумывать небылицы о пожарниках, космонавтах и капитанах дальнего плаванья. Она сказала дочери правду, ту ее толику, которую могла. А прочие выводы Джин сделала сама, наблюдая и присматриваясь. Наверное, стоило рассказать ей чуть больше.
- Он не знал обо мне, потому что она этого не хотела. Так и должно было быть, - так было бы проще для всех. Пусть это всего лишь слова, и, возможно, очнувшись от внезапного приступа ностальгии, Джин возьмет их обратно... доля правды в них все же была. Только думать об этом с каждым разом становилось чревато очередной головной болью и единственным возможным убеждением - понятно, что ничего не понятно. Слишком много сложностей для восемнадцати лет.
- Я потому тебе и позвонила, - подавшись вперед, Джин выдавила натянутую улыбку, и, добавив, протянула, - нууу, кроме того, что просто соскучилась.
Не слишком похоже на правду, если абстрагироваться от ситуации. Обычно люди звонят друг другу, чтобы просто поболтать, хотя бы пару раз в неделю. И да, в таком случае они действительно соскучились. А звонок Джин был слишком похож на корыстную просьбу о помощи, в которой личной привязанностью и не пахло. Зато эгоизмом воняло на всю машину. Примерно так все и выглядело бы для человека, не знакомого с малышкой Леншерр от слова совсем.
- Отец Ноа? - она даже остановилась в своих попытках защекотать мальчика до мольбы о пощаде или попытки поставить синяк ей под глазом, - Ты серьезно?
На лбу залегла едва заметная морщинка - слишком часто Джин хмурилась в последнее время. Как и сейчас, переваривая информацию, она насторожилась.
- И кто он? Ты никогда о нем не говорила. Чем занимается? - вопросы посыпались сами собой. То, кем был сожитель тетушки, по правде сказать, Джин не слишком волновало. В отличие от вопроса ее, Пейтон, благополучия. Ведь она любила ее и Ноа, и появление в их жизни еще кого-то на таких важных правах не могло не вызвать интереса.
- А как на счет того, чтобы заехать к нам в гости? Я, конечно, не приготовлю такие же вкусные хот-доги, как в какой-то закусочной, но могу порадовать пиццой, чили или что-то еще из того, что я обычно готовлю. Ну, что скажешь? Кстати, мы уже совсем близко у нашей квартиры.
Заманчивое, крайне заманчивое предложение! Не будем кривить душой, Джин на кухне была не слишком хороша, и до Лоры с подругой Пейтон, ей было слишком далеко. Поэтому, лишь заслышав о пицце и чили, Джин согласно закивала. В глазах ее загорелся знакомый огонек азарта и предвкушения сытного домашнего ужина.
- А пасту.. пасту можешь? Я так по ней соскучилась! Даже не представляешь! - помнится, последний раз это блюдо появлялось на их столе еще в Сан-Хосе. Увы, в репертуар Ветты паста никогда не входила. Для ее приготовления необходимы особый талант и настроение, доступный немногим.
- Это здесь вы живете? - выглянув в окно, с нескрываемым удивлением поинтересовалась Джин. Автомобиль остановился на парковке весьма внушительного по размерам постройки дома. В районе, далеком от привычных ей трущоб. Спонсор Пейтон явно постарался, выбирая квартирку... - Вау!

+3

8

Пейтон прекрасно понимала желание Джины не говорить о погибшей матери, пусть даже рана после потери самого дорого и близкого человека для любого человека, матери, должна была спустя месяцы начать затягиваться. Но, то была Джин, а Джин была далеко не такой, как большинство девушек ее возраста – вздорная, задорная и веселая, она никогда не оголяла своих проблем и не сдавалась. Сейчас ей было не просто, очень непросто и Тони смогла это почувствовать, едва девушка отказалась от разговора о той, кого больше не было с ними.
Конечно, когда-нибудь Джина узнает правду. Она узнает, что та потеря была вынужденной, но не реальной. А потом, когда-нибудь в будущем она снова потеряет свою мать. Как и каждый рано или поздно теряет со временем. Так и Тони потеряла Саманту однажды. Инфаркт. А ведь женщина никогда даже не жаловалась на высокое давление. Хотя, это уже было не так важно. Но, одно Тони помнила хорошо – тогда плечо подставила только Ло, она была рядом, прежде чем в город примчалась Лидия с маленькими детьми. Ей уж точно было не до организационных моментов… Не было тогда и Дитриха, как и не было тогда еще и Джона, и большинства тех ошибок, которые сделала женщина, потеряв свою мать. Да… она хорошо понимала крошку Джи, пусть та и не хотела говорить о том, что болело больше всего. А ведь, быть может, именно это и настроило ее против отца? Как бы то ни было, но Пейтон не собиралась судить сейчас чужие взаимоотношения. Хотя, чего греха таить, от Фредо она много и не ожидала. Он зарекомендовал себя еще тогда, в те славные годы юности, о которых Тони не любит вспоминать. Ведь благодаря итальянцу она потеряла Дитриха… Но, это уже состоявшееся прошлое, тогда как впереди есть еще достаточно возможностей, нет, не для того, чтобы исправить, но для того, чтобы смириться и жить дальше.
Она помнила о том, что Джин не желает говорить о матери, поэтому женщина воздержалась от нравоучительного замечания о том, что Фредерик был не виновен в том, что его не предупредили о том, что он однажды перестарался. Помнится, как-то раз Тони так и поступила, когда считала, что забеременела, но тогда они с немцем весьма продуктивно встречались. А это несколько отличало их с Лорой ситуации. Даже очень.
- Я вот как-нибудь познакомлю, он пока в отъезде, по делам компании уехал, - ответила женщина на все те вопросы, которые посыпались в ее адрес от крестницы. Конечно, она могла назвать и имя, и даже фамилию немца, но … как-то не решилась. Знала о том, что с немцем Джин пересекалась и не единожды пока жила у своего отца, к тому же их сложные отношения, определенно точно следовало рассказывать не за рулем, а в спокойной домашней обстановке. К тому же, не так уж и просто было объяснить подростку о той причине, что заставляла двух взрослых людей скрывать даже от самых близких людей факт своих отношений. В обход правды у нее не было так уж много правдоподобных вариантов, а Тони надеялась что-нибудь придумать.
- Если хочешь пасту – сделаем пасту, - коротко ответила Пейтон, повернув на нужном перекрестке, после чего осталось проехать им еще вдоль улицы, после чего, собственно, они были на месте, дома. – Ну, вот и приехали, - огласила женщина своим пассажирам, на что Ноа лишь вскликнул свое радостное «ура!» и нетерпеливо дожидался пока его не отцепят от кресла, на котором он всю дорогу ехал почти тихо. – Да, мы сюда переехали совсем недавно, даже не все вещи распаковали, - слегка улыбнувшись, произнесла Тони, прежде чем выйти из машины, которую сразу же поставила на сигнализацию. Это, конечно же, была лишняя мера предосторожности, поскольку старый ее Форд был определенно точно никому не нужен, да и у соседей были более привлекательные варианты. Привычка, да.
- Ну, пойдем? – взяв на руки Ноа, Пейтон кивнула своей вечерней гостье в сторону подъезда дома, куда собственно и вошла первой. Конечно, этот квартал в целом отличался от тех домов, к которым они привыкли в Южном Сан-Хосе. Здесь были дорогие дома, в которые строители не побоялись вложить действительно хорошие материалы – бетонные перегородки, деревянный пол. И бассейн для жильцов дома вместе со спортзалом на первом этаже пристройки. Да, днем все это выглядит куда более сказочно, чем вечером, когда бассейн светится голубым светом подсветки.
Ноа устал за этот длинный день, а потому сын, лишь обняв свою маму, положив голову ей на плечо, поглядывал в сторону хорошо знакомой ему тети Джин, которая его защекотала по пути домой.
- А ты завтра к нам придешь? – спросил Ноа у Джины, пока они поднимались на нужный этаж. Лифт, как ни странно, не был предусмотрен строителями, что наверняка посчитали, что будет полезно жильцам дома из верхних этажей немного, но ходить пешком. Хотя, сколько тут было подниматься? Всего два этажа вверх. Не так уж и страшно, для Тони по крайней мере.
Пейтон быстро справилась с замком квартиры, после чего вошла во внутрь включив свет. Как и было обещано, мебели пока еще не было много, как и маленьких приятных декораций, что придавали обычно дому уют. Но, это дело наживочное, ведь они едва неделю тому назад сюда въехали. Или даже больше?
- Ну, вот и наш новый дом! Так что, проходи и располагайся, - пригласила хозяйка своей гостье. Первым делом, Тони поставила сына на пол, сняв с него джинсовую куртку и кепку, что были на нем все это время. – Покажешь тете Джин свою комнату, мм? А я пока приготовлю нам пасту, - предложила Тони сыну, который с удовольствием взялся быть гидом для маминой крестницы. Умный ребенок сразу же ухватился за руку девушки и потащил за собой на второй уровень квартиры, чтобы показать свою комнату и те игрушки, которые ему купил папа.

+1

9

- А ты завтра к нам придешь?
Мягко улыбнувшись, Джин не сразу ответила, но перестала эту бессмысленную и беспощадную игру в "защекочи меня досмерти".
- Не знаю, дружок. Может и загляну, посмотрим, - взъерошив Ноа волосы, она подхватила с сидения авто сумку и вышла следом за Пейтон.
Это был очень (ОЧЕНЬ) приличный спальный район. Аккуратный, спокойный и тихий. Кругом зелень и дорогие авто. Отец Ноа явно был крайне состоятельным конгрессменом, нейрохирургом или владельцем казино где-нибудь в Лас-Вегасе. Отчего все больше кажется, что о некоторых особенно важных моментах своей жизни, Пейтон умолчала и перед Лорой тоже. Ведь Джин, сама того не желая (а иногда и намерено), одна или вместе с Хитом, не раз и даже не два подслушивала их разговоры за чашкой черного чая, кофе, чего покрепче.
- Ну, вот и наш новый дом! Так что, проходи и располагайся.
- Два этажа? Не слабо! - пока Тони освобождала сына от верхней одежды, Джин, не теряя времени, оглядывалась. Кинув вещи куда-то в угол, на первую свободную банкетку, она сделала несколько шагов вперед, и, задрав вверх голову, продолжала удивленно цитировать свои мысли вслух, - А вертолетная площадка здесь есть? Серьезно, откуда все это?
– Покажешь тете Джин свою комнату, мм? А я пока приготовлю нам пасту.
- Эй, Пейтон! - увлекаемая в длинный коридор настойчивым и не по годам сильным Ноа, Джин так и не удалось докричаться до крестной. Но она совершенно точно не закончила, и не слезет с этой темы до тех самых пор, пока не выяснит все от и до. Слишком пестрой и броской была эта разница между жизнью в Сан-Хосе и условиями Сакраменто. Для всех них, без исключения. Только причины каждый находил разные. Не желая рассказывать о своих, она всей душой желала выяснить те, что скрывала Пейтон.
- Ноа, дружок.. - изрядно повосхищавшись самолетиками на радиоуправлении, красным мустангом и мячом с автографом какого-то жутко известного бейсболиста, Джин поманила мальчишку к себе, и, присев на корточки, задала свой главный вопрос. - Твой папа, наверное, супермен.. который все может, и его никто не видит, да? Но я никому не скажу! Я бы очень хотела с ним познакомиться.
Став неожиданно серьезным, словно речь шла, как минимум, об ограблении банка или акциях Дженерал-Моторс, которые они с Джин 50 на 50 собирались приобрести сразу после обеда, Ноа вновь поймал ее за руку, и, шикнув, чтоб не шумела, потащил за собой. Назад, в коридор.
Джин едва за ним поспевала, но покорно следовала до самой бездонной сумочки Пейтон, так опрометчиво забытой в коридоре. Мастерски, совершенно бесшумно, Ноа влез во внутренний карман, и, пошарив секунду-другую, с довольным видом вытащил мобильный телефон. Какого было удивление Джин, когда в следующее мгновение ее взору предстало фото совершенно счастливой и такой... обычной? американской семьи. [float=left]http://funkyimg.com/i/23oPZ.gif[/float]Пейтон, Ноа... и приятель отца, от которого все эти месяцы она так старательно держалась подальше!
- Твою ж... - как-то слишком резко и неожиданно шепот перерос в оглушительное, - Пейтон!!
... что Ноа даже выронил телефон, с глухим стуком шмякнувшийся на мягкий ковер.
- Кто отец Ноа?! - появившись на пороге кухни быстрее, чем крестная успела выскочить в коридор, Джин заслонила дверной проем. Сзади маячил испуганный мальчик, уже успевший замести следы недавнего преступления. Но все только начиналось...
- По делам, компании, значит, отлучился..

+1

10

Восторг или удивление? По правде говоря, Пейтон не знала наверняка, что именно сейчас выражали эмоции ее крестницы, которую парой месяцев прежде отправила в этот город, к отцу… Однако женщина прекрасно помнила тот скромный домик, который им с Ноа снимал Дитрих – на что-то большее Тони тогда не была готова согласиться, боясь именно такого же вопроса, который и услышала от Джин минутой прежде.
Откуда это все?
Темнокожая женщина тихо вздохнула, сделав вид, что не услышала вопрос своей крестницы, которая росла практически у нее на глазах и из пытливого и взбалмошного ребенка превратилась на такую взрослую и даже самостоятельную девушку. «Лора должна гордиться тобой…» - пролетело в голове Пейтон, когда она оглянулась, чтобы посмотреть вслед сыну и крестнице. Ноа еще расскажет Джине, как он ждет более теплой погоды, чтобы мама разрешила ему поплавать в бассейне вместе с отцом и ней, но пока сын лишь гордился тем, что наконец-то живет вместе с отцом и матерью, видит их обоих каждый день, утром и вечером. Но только не так, как раньше … по выходным, изредка, когда мужчине удавалось выкроить время для своей тайной семьи, что всегда верно и терпеливо ждала его приезда.
- Как ты можешь это терпеть?! – не единожды строго выговаривала сестру Лидия, во время их немногих и редких разговоров по телефону. Они собственно и стали короткими только потому, что старшая сестра вошла в режим повышенной заботливости и всячески желала одернуть Пейтон от тех ошибок, по ее мнению, которые могли бы ей сломать жизнь. В прочем, жизнь Тони в какой-то период времени уже и так была сломана… Наверное, еще в том далеком девяносто четвертом году, когда приняла однозначное решение и не встретила никаких возражений на этот счет? Но, то было когда-то давно, в другой жизни, ошибки которой удалось поправить не так уж давно и впредь Пейтон не сойдет из намеченного пути.
Пройдя на просторную кухню, Пейтон зажгла свет и принялась доставать из кладовой и холодильника все необходимые ей для приготовления ингредиенты, когда заметила, что улыбается собственным мыслям, что незаметно для нее самой коснулись их с Джин схожести. Что же… похоже крестная и крестница были весьма схожи? Пусть и в самой малости, но они обе не желали мириться с контролем тех, кто считал себя вправе контролировать и влиять на их решения. Так или иначе, она помнила, чего стоило ей уговорить Джину отправиться к отцу, решиться на столь отчаянные шаги, которые в результате привели их всех в Сакраменто…
- Пейтон!! – внезапно раздалось из гостиной, от чего посудина, в которой женщина пыталась развести тесто для пасты, гулко коснулась стола, на котором Пейтон и развернула свою плодотворную деятельность. Естественно, женщина решила податься навстречу, совершенно не понимая, что могло случиться менее чем за пару минут, которые Леншерр провела с Ноа. Но, когда девушка появилась в двери кухни, заслонив собой выход, и задала свой вопрос, Тони вовсе не удивилась ему, но лишь нахмурилась.
- Да, отлучился по делам компании, - спокойно ответила Тони. Она, конечно, слегка все приукрасила, но по большей мере так оно и было? В действительности, она не знала наверняка, куда именно отправился Дитрих, но нисколько не сомневалась – по делам, иначе был бы с ней и этим вечером. Другое дело, что немец ей не рассказал о том, что собрался в Сан-Хосе, дабы проучить ту шпану, что нарушила спокойную и устоявшуюся жизнь сначала Лоры и Джины, а после и Пейтон с сыном. Кто знает, отпустила бы так спокойно мужчину Тони? Хотя, стоит ли врать самой себе? Не отпустила бы, подобно страусу ведь привыкла трусливо опускать голову в песок, в надежде на то, что буря минует.
- Что-то не так? – спросила темнокожая женщина, не меняя выражения своего лица. Она отступила, назад, жестом пригласив Джину присесть за столик, дабы не отрываться от своего занятия и закончить с тестом поскорее, когда она поняла одну простую истину – Ноа должно быть что-то рассказал о своем отце. В этом, конечно же, не было трагедии или проблемы. По крайней мере, Тони ее не видела.
Да, они привыкли держать отношения в тайне, но … теперь это было не обязательно?
ДА, она не рассказывала ни Лоре, ни Джине, о встречах с Дитрихом, в точности, как и о том, что отправляет Джину под зоркий глаз не только ее отца, но и Дитриха, который точно не даст ее крестнице вляпаться в какую-то не приятную историю.
- Хочешь чаю? Или горячего шоколада? – добавила еще один вопрос Пейтон к прозвучавшему, а затем сразу же дотянулась до включателя на чайнике. За чашкой чая или шоколадом куда лучше вести беседу, тем более тогда, когда есть так много причин для разговора.
Вскоре на кухню вбежал Ноа. Он же принес туда мобильный телефон своей матери, который и положил на столе, прежде чем потребовать и себе горячего шоколада, на что получил лишь улыбку в ответ – разве могла Тони отказать своему маленькому озорнику в столь скромной радости? Тогда же, женщина и заглянула на светящийся экран мобильного, на котором была их маленькая семья во всей красе во время отдыха на Халф Мун Бэй. «Прекрасное было время, прежде чем проблемы не посыпались на голову…» - подумала Тони, улыбнувшись своей беззаботной улыбке на фото и тем же хорошим воспоминаниям.
- Давай, поедим,  я уложу Ноа, а затем и поговорим? – предложила женщина, не желая, чтобы сын слышал некоторые вещи из непростой жизни своих родителей. Там ведь было о чем говорить и толковать, удивляясь, как можно было сделать столь сложными самые простые вещи.

+2

11

Тони была чертовски спокойна, в то время как Джин искренне не понимала этого ее невозмутимого тона, как словно бы ничего не произошло. Словно обычное дело такие их теплые встречи и разговоры о тех, чьи имена давно следовало упомянуть. Лет так пять, как минимум, назад, а то и раньше. И, возможно, тогда бы не было так неловко.
- Да, отлучился по делам компании. Что-то не так? - и Джин даже не сразу нашлась, что ответить. Маячивший позади Ноа успел проскользнуть в кухню, и ей пришлось следить за языком. Ругаться в присутствии ребенка.. точнее, не так.. ругаться в присутствии ребенка Пейтон - это немного за гранью. Вот черт! А на языке уже вертелось крепкое, точно в кассу, словцо!
И не так было абсолютно все! Покидая Сан-Хосе, Джин и подумать не могла, что вляпается в дерьмо еще большее, чем было на старом месте. А все именно так и вышло. И никто конкретно в этом был не виноват. Все накосячили по чуть-чуть. Кто-то больше, кто-то меньше. А кто-то просто многим раньше. В далеких-далеких девяностых.
- Хочешь чаю? Или горячего шоколада?
[float=left]http://funkyimg.com/i/23ANL.gif[/float]И это был край. Джин просто села. На первый попавшийся стул со спинкой, облокотившись на столешницу и устало потирая рукой глаза.
- У тебя коньяк есть? - первая, произнесенная вслух фраза доверия отнюдь не внушала. Поднимая взгляд на крестную Джин была, однако, совершенно серьезна.
- Добавь его в шоколад, и давай.
Посреди кухни все еще стоял абсолютно не въезжающий во всю драму ситуации мальчишка. Грустно улыбнувшись, Джин подтянула Ноа к себе, пока Пейтон готовила шоколад для них обоих.
- Когда-нибудь, ты поймешь, что сейчас - самое клевое время в твоей жизни. Куча игрушек, офигенная квартира и мамочка, которая защитит от всех проблем. Наслаждайся! - взъерошив мальчику волосы, Джин выпустила его из объятий, дабы не быть облитой горячим напитком.
- Давай, поедим,  я уложу Ноа, а затем и поговорим?
Коротко кивнув, Джин терпеливо дожидалась, пока та вернется. Это время, проведенное в кухне квартиры Дитриха и Пейтон, оказалось весьма полезным, чтобы собраться с мыслями и придти в себя от неожиданной новости. И единственное, что Джин смогла спросить, единственное, что хотела знать, когда крестная появилась в дверях, это...
- Просто скажи мне, она знала?
Лора и Пейтон - лучшие подруги с самого детства. Которые делились друг с другом своими жизнями и самыми сокровенными тайнами. Утаила ли она этот роман от нее? Не то чтобы это было так важно, Лоры не было уже много месяцев, и с мыслью этой Джин почти свыклась. Но и не спросить тоже не могла.
Жаль, очень жаль, что и с Пейтон теперь придется быть осторожнее, крайне аккуратно выходя на контакт. Прежнему доверию уже не стать безусловным.

+2

12

Пейтон всегда ненавидела врать. С раннего детства в ней была эта жажда правды, однако жизнь не единожды заставляла женщину сойти из праведного, так сказать, пути и в итоге запутаться в собственной паутине лжи, не иначе. И как было выпутаться из нее? На самом деле, женщина об этом думала не единожды уже, ведь прекрасно понимала, что кота в мешке не спрятать надолго, да и разве нужно было так тщательно прятать? Увы, но сейчас было поздно строить предположения относительно того, хорошо ли она поступила тогда, согласившись хранить их с Дитрихом отношения втайне от всего мира…
Тони достаточно быстро закончила с тестом пасты, и пока она готовилась в кастрюле, темнокожая женщина занималась приготовлением соуса. Так у нее было время для того, чтобы подумать относительно того, что могла бы сказать своей пытливой крестнице. Попросить понять? Что-то подсказывало Тони, что Джина вряд ли поймет из-за своего юношеского максимализма, а может быть просто из-за своих высоких требований к той, что считалась лучшей подругой ее матери и хранительницей ее самых больших секретов. Да и как объяснить девушке, уже познавшей так много в жизни, но все равно еще не достаточно много, что в этой самой жизни далеко не всегда имеет какой-то определенный окрас? Нет только белого или черного. Есть серое, много серого, что заполняет собой практически все, не давая шанса на какие-то конкретные характеристики.
- Вообще-то, тебе еще нет двадцати одного… - прокомментировала Пейтон, ничуть не удивившись приказным ноткам в голосе своей крестницы. Всегда такой была и ничуть не изменилась. – Да и нет у нас коньяка, - добавила женщина, покачав головой. – Но, я могу угостить красным вином – для позднего ужина как раз подойдет. К тому же, с разговором мы можем никуда не спешить. Дитрих вернется не раньше завтрашнего обеда, а мне просто … даже не с кем поговорить, - как-то очень честно выпалила Тони, едва не обмолвившись о Лорелее. Ведь, после того, что с ней случилось, Пейтон потеряла очень важную часть ее жизни, пусть даже и не могла сказать ей о самых важных происшествиях в ее жизни.
- Ноа, ты поел у тети Лидии? Будешь кушать пасту или пойдешь сразу спать? – спросила женщина у сына, что уже заметно начал клевать носом.
- Хочу уже спать, - тихо ответил сонный мальчишка, протянув своей матери ручки. Тони оставалось только отнести маленького озорника и переодев его в пижаму, уложить в его маленькую кроватку.
- Мам, а Джини теперь будет с нами жить? – уложившись в постели, спросил Ноа, практически поставив Пейтон в тупик, т.к. не могла знать, подошел бы такой вариант маленькой вреднице. На самом ведь деле она бы еще в Сан-Хосе с удовольствием начала бы опекать Джину, если бы только не та самая просьба Лоры, из-за которой Тони пришлось отправить девушку к ее кретину-отцу.
- Не знаю, мой сладкий. Если она захочет остаться, мы ведь будем ей рады? – улыбнулась Пейтон, прежде чем наклониться к сыну, чтобы коснуться его высокого лобика губами.
- Угу. Я скучал по ней, - добавил мальчишка. – Скажешь ей, пусть приходит чаще со мной играть?
- Обязательно. А теперь, давай, засыпай, - мягко ответила Тони. – Спокойной ночи, - добавила она тише, прежде чем покинуть спальню сына, в которой источником света оставила маленький ночник, после чего спустилась вниз и в баре отыскала обещанную бутылку вина. Его Пейтон и поставила на столе, когда вернулась на кухню, где ее продолжала ждать Джина, явно сгорая от любопытства.
- Знаешь,  когда Дитрих появился в моей жизни снова, я не смогла отказаться от него, - начала было женщина, накладывая на тарелки пасту, а также разливая по специальным бокалам вино. – Правда, спустя годы, ему было не так уж и много чего предложить мне…
- Просто скажи мне, она знала? – тем временем прервала свою крестную Джина, на что Пейтон могла лишь вздохнуть.
- Честно говоря, я не знаю, - глухо ответила Тони, подав бокал красного девушке. Увы, но на этот раз шутить о том, что она спаивает несовершеннолетнюю, ей совершенно не хотелось. – Иногда мне казалось, что Лора все прекрасно понимает и без слов, но мы никогда не говорили о Дитрихе и об отце Ноа. Я думала, что это временно, только … нет  ничего более длительного, чем временно в нашей жизни. В итоге я так и не успела рассказать ей ни о чем, - Пейтон смотрела на глубокий красный оттенок чилийского вина в бокале широко раскрытыми глазами. Нет, она не могла сказать сейчас Джине, насколько ей было жаль сейчас, как и то, как сильно ей бы хотелось сыграть все иначе. Только время не вернуть назад – увы, как бы много не хотелось в нем изменить. И это, пожалуй, единственная вещь, о которой могла только сожалеть женщина теперь.

+2

13

Ожидая крестную на кухне, Джин не могла взять в толк, как долго все это продолжалось. Так ли слепа была Лора, или и она что-то знала? И какова вероятность в ближайшем времени оказаться запертой в четырех стенах под пристальным надзором цепных псов Фредо? Клементе, если Джин нигде не просчиталась – а она была чрезвычайно осторожна, до сих пор не знал, где она. Как и на что живет. Что-что, а потеряться в большом городе Джин всегда умела, и делала это очень качественно. Несмотря на сумасбродность большинства ее мыслей, острому уму и изворотливости Леншерр нужно отдать должное. Вероятно, то сказывались гены по линии Лоры. Ее мать была той еще отъявленной стервой, чья удушающая забота била по голове каждого, кто оказывался в ее цепких объятиях, и оставляла чудовищные синяки.
- Знаешь,  когда Дитрих появился в моей жизни снова, я не смогла отказаться от него. Правда, спустя годы, ему было не так уж и много чего предложить мне…
Есть ей сейчас совсем не хотелось. Ковыряясь вилкой в тарелке с пастой, Джин задумчиво молчала, и ответила далеко не сразу.
- Честно говоря, я не знаю. Иногда мне казалось, что Лора все прекрасно понимает и без слов, но мы никогда не говорили о Дитрихе и об отце Ноа. Я думала, что это временно, только … нет  ничего более длительного, чем временно в нашей жизни. В итоге я так и не успела рассказать ей ни о чем.
Поднимая на крестную глаза, Джин мрачно приняла бокал вина. Несколько секунд она безмолвно наблюдала, как плещется в свете кухонной лампы кроваво-красная жидкость, и, едва отпив, сбивчиво пробормотала:
- Ладно, это уже неважно. Дитрих – человек Фредо, - все это звучало, как приговор. Категорично, немного жестко и в высшей степени бесцветно.
- Кто-то из них знает, где я? – вновь и вновь она беспокоилась лишь о собственной шкуре. В первую очередь лишь о ней, и только потом обо всем ином. – В дом Клементе я не вернусь, и если ты живешь с его приятелем, то и в твоей квартире я не останусь.
Следовало бы добавить что-то типа «прости», «ты должна понять», «так уж вышло», чтобы хоть чуть-чуть смягчить весь мрак и безвариантность сложившейся ситуации. Но то была Джин. Включая холодный разум каждый раз, когда ей грозила опасность, она не заботилась о чужих чувствах. Даже о чувствах близких и дорогих сердцу людей. В отношении последних спустя какое-то время она чувствовала уколы совести, и, быть может, даже жалела. Но о том, что бывает после, история, как правило, умалчивает. Не удивительно, что в кругах приятелей и знакомых Джин так быстро прослыла стервой и около_клинической дрянью.
- Надеюсь, ты с ним хотя бы счастлива. Ты не из тех, кто спит с мужчинами из-за квартиры, машины или шмоток. – как хорошо, что Лора не видит, какой она стала. Ей бы это не понравилось. Но, вынужденная защищать себя сама, Джин бы дала фору любому ежу или дикобразу по остроте и длине иголок. И ее иголки порой были ядовиты.
- Ноа нужен отец. Мы же не хотим, чтобы у него все закончилось, как у меня, - невесело ухмыльнувшись, Джин осушила бокал, кивком указывая «хорошее вино!», а затем добавила, - Жаль, что все так вышло.

+1

14

Наверное, стоило как-нибудь еще задолго до той пиковой ситуации с Лорой, когда она рассказала своей лучшей подруге о тех всех проблемах, что свалились ей на голову, устроить подобный разговор? С пастой, с виной… Нет, наличие пасты было не решающим, а вот без вина было не обойтись. Пейтон поднесла к губам бокал с вином и отпила один глоток за другим, остановившись лишь на четвертом. То была жажда, не желание упиться вина, а в прочем это было уже не так и важно, ведь на улице давно уже ночь и пора спать, тогда как вино действовало с некоторых пор расслабляюще на женщину, при этом ей требовалось не так уж и много.
Поставив бокал с вином на стол перед собой, Тони снова посмотрела на младшую Леншерр, что сейчас с интересом изучала узоры, нарисованные вином по тонкому хрусталю бокала. Кто бы только мог подумать, что они могли быть так походы – Джина и ее мать. Да, они были чертовски похожи и так разительно отличались друг от друга. Даже те, кто никогда не могли сказать, что знают достаточно хорошо Ло, никогда не могли назвать ее стервой. Тем не менее, Лора была женщиной сильной, не растратившей своей доброты за годы испытаний. Но, почему-то люди только судят, видя мать-одиночку, и не думают о том, что привело к подобному столь прекрасного и уникального в своем роде человека, у которого также были свои мечты, надежды и любовь… цели, в конце концов. Было все, но вместо всего у нее осталось лишь только воспоминание и маленькая отдушина, как у Пейтон получилось с Ноа. Тем не менее, Ноа появился намного позже… Хотя, стоит ли мерить все под одну линейку?
Тони на мгновение задумалась. Задумалась о том, какой могла бы стать реакция Лорелеи на ее признание. Наверное, она бы разозлилась и прозвала Пейтон дурой, как сделала это Лидия в свое время? Может быть, а может и нет. Теперь этого не узнать. По крайней мере, пока. Женщина прекрасно знала и понимала, что ее крестница не может судить ее – ни сейчас, ни даже десять лет спустя и дело ведь не в вопросе искренности? Звучит, как оправдание. А может быть, это оно и есть?
- Да, Дитрих работает на твоего отца и меня это никогда не радовало, как и их непонятная дружба, признаюсь честно, - улыбнулась Пейтон, пожалуй, еще не подозревая о том, что это была последняя улыбка на этот вечер. – Фредерик Клементе мне никогда не нравился… Смешно, наверное, это звучит, особенно из моих уст, ведь моей сестре в свое время не нравился также Дитрих, - добавила Тони, облокотившись о столешницу стола. – У него просто дар встревать в неприятности, но я искренне надеюсь, что его ты не унаследовала у своего отца и не вздумаешь соревноваться с ним в этом… - честно и достаточно серьезно произнесла Пейтон, глядя в карие глаза своей крестницы. Кто бы знал, как она надеялась на то, что Джинни сможет просто жить и наслаждаться жизнью, которую ей мог дать золотой «мальчик» Клементе, он же ее ужаснейший отец. В прочем, ужаснейший и безответственный – практически одно и то же?
Ее крестнице, такой еще юной, вспыльчивой максималистке, что была далеко не такой внимательной к чужим жизненным перипетиям, как ее мать в свое время, сейчас было явно не до всего того, что камнем лежало на душе у Тони. Так что Пейтон решила было уже прикрыть разговор и сменить тему, когда Джин сказала нечто такое, от чего глаза темнокожей женщины едва вылетели из орбит. Уж такого она точно не могла себе представить?!
- Что ты только что сказала? – озадачено переспросила Пейтон, пропустив мимо ушей все то, что твердила ей только что Джина о том, счастлива она с Дитрихом или нет, о том, что Ноа нужен отец и так далее. Да, эта информация дошла и звучала из уст Джин почти, как шпилька. Но это было совершенно не важно, ведь были куда более важные вещи.
- Дитрих мне говорил, что с тобой все в порядке и ты в норме, - озадачено произнесла Тони. Но, это было не то, что нужно для разговора с Джин. С тем, почему Дитрих не рассказал ей такую существенную подробность, она еще обязательно разберется. Только это будет позже…  – Что случилось, что ты ушла из дома своего отца? И почему это ты не вернешься, Джин? Он тебя обидел? Скажи, я лично расцарапаю ему его итальянскую рожу. И почему ты мне раньше не позвонила?! Ты же знаешь, как я тебя люблю милая…Я уверена, Дитрих ничего не сделает тебе плохого и не прогонит, если ты решишь остаться у нас. О боже… почему ты не рассказала сразу?

Отредактировано Tony Danziger (2015-10-23 17:37:27)

+1

15

- нет игры месяц, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » A Beautiful Lie. ‡You wanna be the one in control...