Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Одиночество мой страх, его спасение


Одиночество мой страх, его спасение

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://33.media.tumblr.com/aafe8d2fba30aa35e692532e77d85e7e/tumblr_nmyb4of7L81tfj7p2o1_500.gif
Участники: Элен Мелоди, Алан Барнс (Эммет)
Время: 11.09.2013
Место: Улицы Сакраменто
Описание: Наше знакомство раскроет все карты - страхи.

Отредактировано Ellen Melody (2015-07-25 23:56:56)

+1

2

[NIC]Emmett Reed[/NIC][AVA]http://s57.radikal.ru/i156/1507/42/193c60d389f1.gif[/AVA]*я масстерски объясняю вв)
Круглый предмет летит из рук в руки, подобно фрисби. Компания из девяти человек, не переставая мчать на роликах, перекидывается им, преодолевая длинную и широкую улицу, а за их спинами воет сирена полицейского автомобиля. Фары и сигнальные огни светят в спину так ярко, что оборачиваться никто не решается, чтобы не ослепило и не сбило с толку. Нужно уносить ноги как можно скорее, сматываться, чтоб не поймали, нужно быть быстрыми и осторожными, ведь любое неловкое движение увеличивает шансы быть пойманными на все сто процентов. Роллеру не тягаться с автомобилем, если за рулем не тупые, жирные копы, с головы у одного из которых так просто удалось увести форменную кепку – ту, из-за которой вся шумиха, которая и летает от человека к человеку; но если за рулем все-таки придурок-легавый, то шансы смыться и запутать следы все ещё есть.
Компания агрессивщиков подъезжает к тому месту, где заканчивается проспект и расходится на несколько узких улочек и проулков, не останавливаясь и не сговариваясь они разделяются, съезжая с проспекта в полумрак улиц парами или по три человека. Разделиться – верный способ, и он работает безукоризненно, теперь отделаться от копов нужно только двум членам команды. Под прицелами фар остаются зачинщики заманухи с кепкой – Эмметт и Финн. Кепка остается с ними же, она снова перелетает из одних рук в другие, пока парни преодолевают препятствия и путают след.

Через время шумная компания высыпается из переулков на безлюдную ночную площадь. Все в сборе, а сигнальных огней больше нет в поле зрения. Каждый хохочет так сильно, будто в темноте улиц успел дунуть по крепкому косяку, каждый заливается звонким смехом, тяжело дышит и быстро перебирает ногами, перемещаясь на роликах от одного угла площади к противоположному. Где-то в двух-трех кварталах от площади все ещё воет сирена, именно та, которая и заставила сматываться в безопасное место, но больше она не несет угрозы, ведь её звуки отдаляются.
Все члены компании подъезжают к той части площади, где находится старый круглый фонтан, тормозят только оказавшись у высоких стенок его бассейна. Кто-то сразу же садится на них, кто-то останавливается возле них и стоит почти не шевелясь, пара людей кружат вокруг, всем своим видом показывая, что не готовы отдыхать, а наоборот хотят двигаться дальше. Все начинают болтать, кто-то одобрительно хлопает соседа по плечу, кто-то берется перешнуровывать ролики, кто-то снимает со спины рюкзак и лезет в него за чем-то – каждый занят своим делом, но уже никто никуда не спешит. Незачем это делать, все успокоилось.
- Это было даже весело, - сквозь смех прокуренным голосом сообщает единственная девушка из компании, - Мартин, как мы их! – она приобнимет за плечи темнокожего увальня, стоящего рядом, - А ты ещё сомневался, орал свое «нахуя лезете, поймают, поймают».
Девушка заходится новой волной смеха, а увалень отмахивается от нее и громко отвечает:
- Потому что вы херню снова какую-то творите.
- Полную херню, - высокий, худощавый парень, тот, которого и зовут Эмметтом, саркастично косится на Мартина, широко улыбаясь. Эм делает ещё один круг около фонтана и тормозит, делая саванна слайд; останавливается как раз возле увальня и девушки.
- Сами вы хе-ерня, - ближе к троим перебирается ещё один зачинщик погони - Финн, - Зато у меня теперь есть кепка легавого. Добытая в честном бою, замечу, - он нахлобучивает на затылок ту самую кепку и самодовольно скрещивает руки на груди.
Эмметт едва слышно фыркает после слов Финна, чернокожий Мартин закатывает глаза и получает легкий подзатыльник от своей девушки, Финн же стоит все с такой же довольной рожей, будто именно он и предложил взбодриться, задев копов. Ему вообще всегда и везде важно если не первенство, то внимание, и это вполне могло бы раздражить Эма, ведь это внимание Финн старается увести именно у него, вот только Эму глубоко на это плевать, как и на многую другую бессмысленную суету. Плевать парню и на тот диалог, что завязывается между роллерами через считанные секунда, он спиной вперед отъезжает от них к стенке фонтана и садится на нее, отчужденно наблюдая за происходящим; сегодня так же, как и в последнее время, его больше занимают собственные мысли, чем разговоры ни о чем. В свои неполные двадцать семь лет он слишком часто чувствует себя не то, что старше большинства ровесников, но и неумолимо старее. Он почти физически ощущает стену, которая разделяет их самих и их интересы, хотя, конечно, с этой компанией и удалось найти несколько точек соприкосновения, таких как, например, агрессивная езда на роликах, которой Эм занимается с юношества.

Эмметт вытаскивает из внешнего кармана рюкзака пачку сигарет и зажигалку, с огорчением замечает, что сигарет осталось совсем мало и закуривает одну из трех оставшихся. Остатка хватит ненадолго, ведь курит он часто и даже, можно сказать, слишком много, так будто рак легких – это миф, детские страшилки для дошкольников. О раке Эм не думает никогда, а если о нем заговаривает кто-то из окружающих, молча улыбается. Ему плевать и на злокачественные опухоли, от которых по классике жанра должны умирать заядлые курильщики, ведь СПИД разобьёт его куда быстрее, уже не один год пытается разбить.
Эм, довольно щурясь, затягивается никотиновым дымом и рассматривает ночную площадь. Здесь и сейчас он особенно отчетливо ощущает, что слишком стар для своего возраста, но это не портит момент – сегодня он все равно чувствует себя просто отлично, и дело даже не в том, что температура спала впервые за четыре дня, день просто удается, особенно вторая его половина.
Чего стоит конкретный момент времени вместе с горьким привкусом никотина, вечерней сентябрьской прохладой и ленивым журчанием воды в фонтане. Бесценное спокойствие наконец-то занимает абсолютно все мысли, и похоже, что никто не собирается его рушить, ведь шумная компания увлечена своими разговорами.
[SGN]twenty six and i done lived a lifetime a few times[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2015-07-25 02:02:04)

+1

3

Ночь это то время суток, когда наши страхи пожирают нас. Это тот период, когда у нас нет возможности спрятаться даже от самих себя. Ночью мы безоружны. Ночью всегда холоднее. Ночью всегда хочется кого-то обнять. Вот так было и с ней. Она боялась темноты, она избегала ее. Она бежала от нее, а может от самой себя. Но разве это имеет значение, ведь уже давно вечереет. Она всегда старалась найти убежище до темноты, она всегда искала компанию, в которой можно затеряться до утра. Она бы давно хотела бы потеряться в ком-то, но что-то не судьба.
Уже больше недели ей удается скрываться от органов опеки и полиции. Больше недели она свободна и принадлежит себе. Больше недели она, почти, счастлива. Почти. Все было бы отлично, если бы не ее страхи, если бы не ее желание засыпать с кем-то. Уже несколько часов она бродит в новой компании, уже несколько часов она под чем-то. Кажется, она нашла развлечение на ночь, теперь она защищена. Она слышит голоса, она видит незнакомые лица, она видит своих сверстников. В этой компании она чужая, она в любой компании чужая. Она в этом мире не своя. Она слышит их шутки, но не понимает этого скверного юмора, чтобы не остаться одной, она смеется. Она подстраивается под эту толпу, чтобы не остаться одной наедине в эту ночь. Ей приходиться быть кем-то с кем-то. Ей приходиться врать. Но под наркотой, честно, ей проще. Поэтому она начала курить, нюхать и не важно что, главное потерять связь с этой реальностью. Ей плевать, что ее организм тяжело переносит наркотики. Она каждый раз тяжело переживает отходняк. Она каждый раз умирает после наркотиков, но ей все равно, если ночь пережита и она с кем-то.
На какое-то время Мел отключило. Она не уснула, просто ушла в свои мысли. Она блуждала где-то в глубине себя, чтобы не слушать  неинтересные для нее разговоры. Девчонка погрузилась просто в свои мысли, там уютнее, там приятнее. Кажется, ее не было всего несколько минут. Всего несколько минут и она оказывается одна.
- Эй! - Эллен тихо шепчет, боясь нарушить тишину. Но рядом нет никого из ее недавних знакомых. - Чуваки! - она увеличивает громкость голоса. По тело проходит легкий холод. Ей страшно. Она осталась одна в темноте. Она до сих пор не определилась, что ее больше пугает темнота или одиночество. Но она точно могла сказать, что ни первое не второе, ей не  приносило ничего приятно. Мэл понимает, что в эту ночь она осталась одна. У девушки есть два выбора либо скорее найти убежище либо скорее найти мужчину. Последнее ей всегда удавалось проще. Девушка скорее начала перебирать ногами в поисках кого-то. Она бегала по улице глазами и искала признаки жизни. Ей стало проще дышать, когда до ее ушей донеслись голоса. Там определенно было несколько людей мужского голоса, вот ее спасение. Девушка попыталась совладать со своим страхом и включить сексуальность. Скорее всего мужики велись не на ее сексуальность, а на ее наивность. Ведь Эллен это еще девчонка, в ней мало женственности, в ней нет сексуальности. Ее тело еще не потеряло подростковой наивности, именно этим она и цепляла своих спасителей. Но в этом юной особе никто не признавался, чтобы не ущемлять ее скромное достоинство. 
Всего несколько улиц и она видит парней. Они были резвые, дикие и им было явно не до нее. Она с любопытством прошла роллеров. Скорее всего, в ее глазах горела зависть. Ей нравилось наблюдать за компаниями, которые связывало общее начало, интересы, увлечения. У нее подобного никогда не было. Мэл скромно прошла шумных ребят и наткнулась на волка одиночку. На мгновение девушка замерла, она не ожидала увидеть отщепенца. У нее не было выбора. Она ненавидела заводить разговоры с незнакомцами. Ее это унижало. Но Эллен предпочитала унижение одиночеству ночью.
- Привет - она подошла к одинокой фигуре. - Веселые ребята, не правда ли? - она постаралась быть милой и ненавязчивой. У девушки на лице была скромная улыбка и блестящие глаза. Она еле как сдерживала слезы. - Но я тоже больше люблю уединение. - она нарушала его личное пространство. Она хотела быть ближе к кому-то. Наркотики придавали смелости. Сама бы она никогда не заговорила, сама бы она никогда не пошла на подобное. Как бы хотелось, чтобы этот ребенок утром ничего не вспомнил.

look

http://cs322624.vk.me/v322624490/1b1e/jYTfQduJvMA.jpg

+1

4

[NIC]Emmett Reed[/NIC][AVA]http://s57.radikal.ru/i156/1507/42/193c60d389f1.gif[/AVA]
- Зачем вам это было нужно? – до слуха доносится обрывок недовольного ворчания Мартина. Ясно, что до сих пор он негодует по поводу отобранной у копов кепки, и без труда можно расслышать, что увалень говорит дальше, вот только нет желания это делать, так же как и нет желания вслушиваться в ответ данный ему кем-то из членов компании. У каждого были свои мотивы - чтобы это не осознавать, нужно быть полным кретином; к слову, Марти тоже может без труда представить себе, что подтолкнуло каждого из его приятелей к конкретному поступку, вот только он зачем-то хочет услышать это лично от каждого. Зачем-то… возможно, чтобы иметь лишнюю возможность доказать приятелям, что они самые настоящие придурки. Скорее всего именно это подталкивает чернокожего задать глупый вопрос, и Эмметт почти уверен, что других причин для этого у Мартина не было.
Если приятелю обязательно нужны устные доказательства его правоты, это не значит, что Эм следует тем же принципам и испытывает такие же потребности. В случае с Ридом все работает немного по-другому – он обычно собирает и анализирует информацию заранее, чтобы в нужный момент быть готовым к чему-либо, и чтобы понимать знакомых ему людей немного лучше. Вот и сейчас знаний хватает, чтобы понимать Марти. Чтобы понимать остальных роллеров из компании, её тоже почти достаточно.
Так зачем же им было нужно поднимать на уши копов, патрулирующих соседний квартал? Это ведь очевидно. Кто-то слишком заскучал в своих однотипных буднях, кто-то просто бесится с жиру и ищет новые впечатления везде, где их только можно искать. Кто-то из принципа не упустит возможности позлить легавых. Кто-то повторит все, что будет делать большинство. И бла-бла-бла. Даже Мартин не просто так не свалил из компании под шумок, а решил катить по бульвару с ними, перекидываясь украденной кепкой.
Можно предположить, какой мотив был конкретно у каждого агрессивщика, вот только зачем. Эмметту достаточно того, что он точно знает, зачем это было нужно ему – ради веселья и эмоциональной встряски, которая отвлечет от затянувшегося болезненного состояния. И пусть Мартин попробовал бы сказать, что такие мотивы слишком эгоистичные для того, чтобы втягивать в заварушку всю компанию, он получил бы только скупой, полный яда ответ: «Конечно, мужик, ведь все так упирались, когда мгновенно поддержали идею».

Компания гудит, обсуждая случившееся приключение, они находятся совсем рядом, и их голоса раздаются громко, но суть разговора не дотягивается до отвлеченного сознания Эмметта – молодой мужчина рассуждает о чем-то своем, теперь совсем не связанном с его компанией, и полностью погружается в свои мысли. Реплики замыливаются в равномерный неразделимый гул, голоса становятся для него на время неразличимыми, шум фонтана окончательно забивает любые различия; в это же время сигарета медленно тлеет. Рид даже пепел с неё стряхивает рефлекторно, не возвращаясь к реальному миру окончательно.
Ничего не прерывает состояния, похожего на медитацию, но ровно до тех самых пор пока по ушам не режет незнакомый женский голос. Вернее, даже не так – девчачий голос. Неуверенный и, кажется, какой-то потерянный.
Эм слегка вздрагивает от неожиданности и сразу же переводит прежде отсутствующий взгляд на источник звука. Взгляд упирается в невысокую брюнетку.

И что она там говорила? За потоком мыслей прослушал все на свете.
Первое, что приходит в голову – мысли о том, что у девушки могут быть какие-то проблемы, раз она вдруг решила подойти даже не к развеселой компании, а к отщепенцу, сидящему в стороне. Оценить всю наивность предположения не хватает времени, ведь мозг уже посылает импульс, ведущий за собой соответствующий вопрос.
Рид облизывает пересохшие обветренные губы и после этого тихо, безэмоционально говорит то, что само рвется быть сказанным:
- Привет. Что-то случилось?
Он смотрит девушке глаза в глаза не задирая и не опуская головы – это становится возможным из-за высоты стенки, на которой он сидит. Мужчина дожидается ответа, но без особого интереса в глазах, одновременно с этим делает очередную затяжку и тушит сигарету о гранит фонтана; щелчок пальцев отправляет окурок на пол куда-то в сторону.
Появление незнакомки не вызывает радости, но совесть все-таки не позволяет её игнорировать, ведь дремлет даже не так глубоко, как это может казаться знакомым Эма.
Не помощи ли просила расстроенная незнакомка полминуты назад? Только это предположение подавляет нежелание завязывать разговор.
Эм Рид не стремится казаться дружелюбным здесь и сейчас, но и не может позволить себе включить мудачество. Пусть и довольно сухо, но он проявляет хоть какое-то участие.

[SGN]twenty six and i done lived a lifetime a few times[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2015-08-07 03:53:26)

0

5

[в архив]: игрок удален

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Одиночество мой страх, его спасение