Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Благотворительный прием 6-ого июня


Благотворительный прием 6-ого июня

Сообщений 21 страница 40 из 114

21

После встречи с Мэлом и их разговора в ресторане, Бренту было предложено поработать на одном официальном мероприятии. Или светском, тут уж кому, как удобнее, называть подобные вечеринки. Найт согласился и уже в ближайшее время связался с организатором, с Хелен, чтобы уладить некоторые детали и договориться о встрече. Заранее обговорив условия и прикинув возможности, было решено организовать стандартную группу из нескольких человек. Со стороны Найта было лишь одно условие – ему нужно было небольшое помещение для аппаратуры и время на то, чтобы установить несколько камер. Сам он среди присутствующих толкаться не планировал и собирался смотреть на все это со стороны, через экраны мониторов.
Количество собравшихся переваливало за полсотни и это были не простые гости, заглянувшие на огонек, любителей халявной еды и выпивки, люди собирались серьезные. По крайней мере, большая часть из приглашенных. Среди них были и те, кого Брент знал лично, даже слегка удивился, просматривая списки приглашенных. В принципе, именно этот фактор можно было рассматривать, как одну из гарантий спокойного вечера, что не могло не радовать.
Ближе к началу оборудование было еще раз проверено на работоспособность, были отданы последние инструкции, и оставалось только дожидаться, когда начнут собираться гости, так что Брент спокойно уселся в кресло перед мониторами с чашкой кофе в руке.
Хелен, кстати, оказалась довольно приятной женщиной. Было заметно, что она нервничает из-за приема. Видимо, первое впечатление об организации было для нее немаловажно. По мнению самого Найта все было отлично, он повидал многое и по собранности, и по организаторским способностям, она была на высоте. Конечно, он не влазил и только наблюдал со стороны, но заметить этого не смог бы.
Когда начали появляться первые гости, Найт понял, что все-таки был прав и среди приглашенных на прием, не все были готовы отслюнявить энную сумму в честь повода, по которому собрались. К тому же, большинство лиц было ему все-таки не знакомо, но это не мешало складываться первому впечатлению.
Молодая девушка, с порога вцепившаяся в бокал шампанского, и успевшая что-то сказать официанту. Персонал старался казаться незаметным, это было нормально, только некоторым обязательно нужно привязаться с парой фраз. От скуки? Девушка, ко всему прочему, держалась в стороне и явно не была знакома ни с одним из присутствующих.
Мужчина лет тридцати, Дэниель Кили, как он услышал в динамике. Парни четко называли имена, перед Брентом тоже лежал список приглашенных, потому что обо всех «лишних» уточнять придется непосредственно у Хелен. В его списке были и те, кто в официальных списках не числился. Среди них – Клементе. С охраной. Его спутница – Ливия Андреоли. Гвидо Монтанелли. Все же забавная получалась картина. Об этом Найт задумался еще в тот момент, когда впервые пробежался взглядом по списку гостей и сейчас только еще раз вспомнил это. Итальянцы на благотворительном приеме у мэра? Пожалуй, странность в отсутствии журналистов становилась понятной. Опять же, это было его личное мнение и складывалось оно из того, что Найт уже знал Ринальди и какой-то минимум информации от Джека. Брента это не касалось и никаким образом не волновало, он делал свою работу.

+11

22

внешний вид

http://www.bellazon.com/main/uploads/monthly_04_2010/post-27165-1271618522.jpg

Всем, в частности Элисон

Закончив все свои делав клаб-хаусе, Джекс, оставив Шустрого за главного, поехал домой, что бы привести себя в порядок. Хотя, сам факт того, что придется вылезти из привычных джинс, футболки и жилета совсем не грел его душу, но Элис была предельна серьезно, когда заявила ему, что выглядеть он должен превосходно, и утром,  ткнув пальцем на подготовленный ею костюм и все сопутствующие к нему атрибуты, предупредив, что если он забудет, ему небо с овчинку покажется, умотала по своим делам. Да, Она и Джемма были иногда слишком похожи. Если бы была третья женщина семейства Морроу, их можно было бы называть гидрой. Крутой нрав матери и сестренки был известен всем членам клуба, а Эл за три года, проведенных в Ирландии стала еще более походить на мать, чем раньше.
Да...три года назад она была совсем другой. Сложно было сказать, просил ли он ее до конца, или нет, но всеми силами, как и сама Элис, они пытались настроить хорошие отношения между собой. В конце концов они выросли вместе, рука об руку. И даже с учетом такого предательства, Джекс все же был рад, что она была снова в его жизни.
Парень быстро добрался до отеля, миновав все пробки. Это несказанно обрадовало его, хоть и передвигаться на машине для Джексона было просто трагедией всей жизни.
Вежливый портье провел его к лифту и уже спустя несколько мгновений парень стоял перед охраной и называл свое имя.
Пройдя внутрь, Джексон слегка поежился от атмосферы сего мероприятия. Уж больно ему было чуждо такое время препровождение. Привыкший к жилету, соклубовцам и вечеринкам в клаб хаусе, он с трудом представлял, что однажды окажется на таком приеме.
Однако, стоило отдать должное Эл за то, что подсуетилась и достала приглашения. Зарекомендовать "сынов" в новом городе через прием у мэра,да еще и благотворительностью - было отменной идеей. В Неваде они не редко участвовали в благотворительностях, но по большей части этим занималась Джемма, организовывая сборы на абсолютно разные нужды города. Но здесь они были еще чужими. Их никто не знал и репутации было ноль. Ну, разве что названия мотоклуба знали многие. Но  имя без репутации ничто, особенно для такого большого города.
-Надеюсь я во время, - улыбнулся Джекс и встав рядом с сестрой, беглым взглядом окинул посетителей.
Заметив в толпе Тилля, он решил чуть позже к нему подойти.
-Я тебе припомню это, дорогая сестра, - Джекс поправил часы на руке, которые к слову так же были подобранны Эл, - я тебе припомню, что запихнула меня в костюм. Это даже у матушки не прокатывало, - он посмотрел на девушку и улыбнулся, - к слову, прекрасно выглядишь. Хоть в кои-то веке увидел тебя в платье.
К нему подошел официант и уточнив, что желает парень, удалился. А желал Джекс виски со льдом. Нет, много пить он не собирался, в конце концов они с Эл тут по делу, а отдохнуть он сможет неплохо в клаб-хаусе вечером, в родном жилете за пивом с Шустрым.
-Ты обещала меня представить некоторым людям, они уже здесь?

+9

23

Gertrude Auer,

Папка с записями, список приглашённых, о котором упомянула Герда... Кажется, всё постепенно вставало на свои места.
Она здесь работает?
Кстати говоря, это предположение выглядело очень привлекательно. Не хотелось бы, чтобы сейчас рядом объявился какой-нибудь богач, которому наверняка не понравилось бы присутствие Дэнни. А уж то, что Дэнии не понравилось бы присутствие типа, что начал бы заявлять права на эту девушку, наверное, можно не говорить - и так понятно.
-Тогда я выглядел не очень, сам понимаю, - Даниэль отпил шампанского, предварительно отсалютовав Гертруде бокалом. - Но у меня есть оправдание - перед встречей с тобой я попал в довольно серьёзную переделку. Хотя ты и сама знаешь...
Да, наверное, действительно можно удивиться, встретив на мероприятии для миллионеров человека, который год назад истекал кровью на стоянке возле не самого дорогого супермаркета. Однако Кили об этом не думал. Он чуть ослабил узел галстука - всё-таки действовала эта удавка на нервы, ничего не поделаешь - и присел на ограждение возле Герды, с запозданием спросив:
-Не возражаешь?
Закурить бы. Но Дэнни не сомневался, что здесь с этим не слишком просто - наверняка придётся искать какое-нибудь специально отведённое место, а уходить сейчас ему явно не хотелось. Ведь то, что его внезапно отыскавшаяся спасительница не пойдёт с ним, он понимал прекрасно. О её отношении к сигаретам тоже помнил.
Вообще получалось так, что Кили слишком уж часто вспоминал об этой девочке - выходило как-то само собой, помимо желания Даниэля. Во всяком случае, он никогда не старался делать это специально - просто некоторые моменты невольно напоминали о Герде. Например, запах горячего шоколада, тишина солнечного утра, в те моменты, когда город лишь просыпался, купаясь во влажном ветре. Или игрушечные мишки в витринах магазинов.
Должно быть, проблема состояла лишь в одном - ему не хотелось забывать рыжую красотку, что на время лишила его покоя. Хотя она уже и не была рыжей. И, наверное, всё ещё любила того урода...
Кстати, интересно, он рассказал, как я двинул ему по морде?
Судя по всему, не рассказал - иначе Герда не была бы такой дружелюбной.
-Даниэль Кили, посмотри, я точно должен быть в числе приглашённых... Нет, я никого не сопровождаю, я...
Дэнни повернулся к дверям лифта. Кора... Как он мог забыть? Они договорились встретиться на мероприятии. Но, судя по всему, Тирелл ещё не появилась.
-Впрочем, неважно. Слушай, тут весьма неплохие закуски. Принести? То есть, не то, чтобы я решил подработать официантом, но если ты проголодалась, мне несложно, - он рассмеялся, причём вполне искренне.
Говоря откровенно, иной раз Кили задумывался о том, чтобы ещё разок навестить Герду. Но не был уверен, что снова не сорвётся - он частенько поддавался на провокации, и знал за собой эту слабость. Да потом закрутилось всё, завертелось. Замужество Эмилии, этот круиз... А вот в памяти оставалось что-то вроде занозы - тревожило, заставляло мысленно возвращаться к той ночи, что он провёл на узком диване в её квартире.
И чем дальше, тем меньше ощущалась обида. Наоборот, среди опасности, среди крови - и чужой, проливавшейся по вине Дэнни, и его собственной, пролить которую он мог в любой момент - становилось легче, когда он думал о Герде.
Сам не мог понять - почему.
Она явно старалась не смотреть на Даниэля, теребила какую-то бумагу.
Не знает, как от меня отделаться?
При всей своей самоуверенности Дэнни мог предположить и то, что девушку эта встреча совсем не порадовала, а улыбалась она лишь из вежливости. Как и год назад, её чувства и мысли оставались загадкой.
-Так что? Сёмга или сыр? А, может быть, какое-нибудь мясо? Только ты жди меня здесь. А то в этой толпе я замучаюсь тебя искать.
Сидя рядом, он не переставал изучать Гертруду, помечая, как блестят каштановые волосы, как чуть подрагивают ресницы. Как бледно-розовые лепестки падают на синее платье.
Интересно, а какое бельё под ним?
Допив шампанское, он поставил бокал рядом с собой и, протянув руку, скинул с её юбки несколько лепестков. Этакий заботливый и вроде бы совершенно недвусмысленный жест.

+7

24

Daniel Keeley,
- Нет-нет, - быстро отвечает Герда, перебивая Дэнни. - Ты не выглядел хуже, просто ты выглядел проще!
Герда мотает головой и виновато выставила перед собой руки. Вот уж чего она точно не хотела, так это обижать его или тыкать ему тем, что он какой-то не такой. Проследила за тем, как он присел рядом с ней. Это было чертовски приятно. Вежливый разговор? Нет, если бы это было так, то он вряд ли присел сейчас тут, подальше от приглашенных гостей. Возможно, она надумала себе уже лишнего, но кто ж ей запретит немного помечтать?
Услышав, наконец, имя и фамилию, она мигом открывает нужную страничку в адресатах. Да, есть там такой, еще и с указанной профессией в столбце рядом.
- Вау, - произносит она и проводит пальцем прямую линию, чтобы убедиться, что не ошиблась строкой. - Вау! - посторяет она и смотрит прямо перед собой. Она-то думала, что ей приглянулся какой-то простой смертный коп. Жаль, что спустя год она не могла вспомнить, это Дэнни сам назвался копом или она сама его так окрестила? Не то, чтобы это сильно меняло дело, но все же. - Значит, Даниэль. В этом костюме сокращенное Дэнни тебе не идет, - позволяет себе заметить Герда, все так же держа голову прямо, но скосив на него глаза.
Разве теперь время начинать говорить с ним иначе, не в такой легкой манере, как хотелось? Он ведь не просто гость на вечере, а ее старый, пусть и не хороший знакомый. И сам он вел себя точно не как директор какой-то там крутой компании. Разве директор бы вызвался принести закуски? Смеялся бы так заразительно? Вон те богачи, что собрались в кучку, они так не смеются. У них напряженные лица и дежурная улыбка на лице.
Герда сама засмеялась тихонько, прикрывая рот ладошкой, как делают маленькие дети.
- Это место такое наверное. Из той двери, - она показывает на дверь, через которую официанты гуляют на кухню, - доносятся такие запахи, что с ума сойти можно. А когда туда спускаешься... - мечтательно закатывает глазки и мычит, втягивая тонкий запах чего-то жаренного. Видно, уже начинают на кухне готовиться к подаче горячего. Она бы рассказала Дэнни, что ждет их на горячее, "поспойлерила", что называется, если бы он не коснулся ее платья. Заботливо и, кажется, совсем небрежно смахнул надоедливые лепестки. Девушка удивилась, но на этот раз даже не шарахнулась от него в сторону.
- Давай лучше я принесу тебе чего-нибудь? Не хочу получить нагоняй за то, что гости обхаживают меня, а не я их, - она не спрашивала, а ставила скорее перед фактом. Идти с папкой в руках через всю крышу перспектива сомнительная, особенно учитывая, что обратно ей придется пилить с тарелками в руках. На секунду она задумалась, можно ли оставить драгоценную папку со важной информацией по гостям с Дэнни? Если кто узнает, то по мозгам она получит сильно, но ведь он хороший, что может такого случиться?..
- Ты можешь последить за ней? - она протягивает Даниэлю (все же полное имя звучит солиднее) папку и пальцем впихивает выбившийся из стопочки лист. - Не выпускай из рук, пожалуйста, иначе не носить мне головы.
Большим пальцем свободной руки проводит по шее, мол, прирежут. И это была правда, в общем-то.
Она прошагала к самому аппетитному, по ее мнению столу. Шагала долго, потому что обходила крышу по периметру, не желая мельтешить перед гостями лишний раз. По пути еще одному официанту дала указания принести еще шампанского "вооон той компании с пустыми бокалами".
Самый аппетитный стол по мнению Герды был тем, на котором было больше всего незнакомых продуктов. Она даже не знала, как все это называется, но выглядело оно очень вкусно. Сама бы она так и не осмелилась попробовать стащить что-то, разве что прямо с кухни. Эх, набрать бы всего и побольше прямо руками, как нормальные люди! Но нет, тут все было рассчитано: где-то положено брать щипцами, где-то натыкать на зубочистку. Если за ее спиной никто не стоял, она бы плюнула на все это, но сзади кто-то очень усердно следил за ее действиями. Насмехался? Плевать.
Вернувшись с тарелкой к Дэнни, она устроила честный обмен: папку на еду. С папкой вроде все было в порядке.
- Советую не наедаться много и оставить место на горячее. Судя по запаху - пальчики откусишь, - произносит она и, убедившись, что никто на нее не пялится, руками взяла какой-то хитросплетенный мини-бутерброд и отправила его в рот, не заморачиваясь особо. Благо, салфеток она уже в свое убежище натаскала заранее.

+7

25

Gertrude Auer,

Я же по идее был коп. Плохой коп...
Этого Кили, между прочим, тоже не забывал. И теперь надо было бы, наверное, объяснить, каким образом он так быстро сменил сферу деятельности. Впрочем, это проблемой как раз и не было.
Вопрос состоял в том, что предпринять дальше.
На самом деле, Дэнни частенько шёл на поводу у своих желаний. Даже тогда, когда они противоречили финансовым интересам. Он любил деньги, безусловно. Но не как абстрактные цифры на банковском счёте, а как средство, способное обеспечить комфортную жизнь. То есть, в результате, опять же, зелёные хрустящие купюры требовались для реализации тех самых желаний, от которых порой захватывало дух и начинала слегка кружиться голова.
   Как будто и не было этих месяцев, что пролетели безумным вихрем. Дэнни почему-то совершенно не думалось сейчас о том, что ему надо окончательно рассчитаться с теми, кто убил Коннора, о наследстве, разобраться с которым было делом в первую очередь престижа - в конце концов, у его папаши имелась не только строительная компания, чей офис находился в Нью-Йорке. Присутствовала, в частности, ещё и половина конного клуба в Сакраменто, который в своё время и стал камнем преткновения. Быть может, человек менее упёртый - или более рассудительный - и плюнул бы на это дело, чтобы ненароком не отправиться на тот свет следом за Кили-старшим. Только вот Даниэль принадлежал к числу тех людей, которые принципиально не уступают ничего из того, что считают своим. Пожалуй, всему виной здесь, опять же, детство, которое Дэнни провёл на улице. Там всё было просто и предельно ясно - сдался, уступил, значит - слабак. В следующий раз тебя серьёзно никто и воспринимать-то не будет.
Однако теперь он сидел рядом с Гердой, смотрел как она выискивает его имя в списке гостей, как смеётся, прикрыв ладошкой рот - кстати говоря, в этот момент отчего-то очень остро, словно всё происходило только вчера, вспомнился поцелуй на пороге её квартиры, после которого Даниэль выбежал на лестничную площадку - как искоса разглядывает его... И, хоть убей, не думалось ни о каких делах. Даже потраченных денег, которые Кили отвалил за присутствие на этом вечере, было не жалко.
-Ладно, договорились. Дэнни я буду в трусах. А когда на мне костюм и галстук, будешь называть меня полным именем, - снова издал короткий смешок, словно бы подчёркивая, что его слова можно считать шуткой. А можно и не считать. Это уж как захочется.
Да пусть катятся все...
Решение пришло само собой. Быть может, находясь в обществе Гертруды и сложно будет завести полезное знакомство с кем-нибудь из влиятельных ребят - но и чёрт бы с ними. Даниэль переживёт как-нибудь. Так что вопрос о том, как вести себя дальше, отпал сам собой.
Останавливать девушку он не стал - в конце концов, работа есть работа. Он ведь и понятия не имеет, чем она занимается - по долгу службы тут могли находиться как и люди из аппарата мэра, так и сотрудники какого-нибудь агентства по организации праздников. Но в любом случае, ответственность на них лежит немаленькая, и за что есть шанс получить нагоняй - Герде виднее.
-Жду тебя здесь, - он покорно взял папку, кивнул, подтверждая, что понял, насколько важный предмет находится у него в руках, и всё-таки для порядка добавил. -  Хотя если бы кто-то из твоего начальства стал придираться, я бы с ним с удовольствием потолковал по-дружески.
Развивать мысль Кили не стал. Чтобы не напоминать о том, как через несколько дней после их знакомства кто-то обстоятельно потолковал с приятелем Гертруды. Подобные аналогии были точно без надобности.
   Поначалу он сидел на своём месте, задумчиво глядя вслед Герде. Следил за её походкой, за тем, как в такт шагам покачивается воздушная юбка, как она показывает рукой официанту на компанию каких-то снобов.
И тут до него дошло - в иной ситуации это случилось бы намного быстрее, но эта девушка отчего-то оказывала влияние на скорость мыслительных процессов Даниэля - что в этой папке был список присутствующих, с которым только что сверялась его собеседница.
Кили осмотрелся - сделал это нарочито медленно и в общем-то вполне естественно - убедился, что сидящий в углу крыши на ограждении одинокий гость никого не интересует. Будто бы невзначай вытащил телефон, сделав вид, что хочет отыскать нужный номер среди своих контактов. Включил фотокамеру, наугад распахнул папку, перевернул несколько листов, чтобы отыскать те, которые, по мнению Дэнни, ему пригодились бы в первую очередь.
Парочка негромких щелчков, никаких вспышек. И мобильник снова исчез в кармане пиджака.
Он был уверен, что не станет пользоваться информацией сразу после мероприятия, чтобы не вызвать лишних подозрений. Более того, он вообще не был уверен, как будет ей пользоваться.

-Благодарю, - Даниэль протянул Герде папку, подвинулся, чтобы ей было удобнее присесть, и взял с тарелки бутербродик с копчёным мясом, не забыв сделать знак парню с подносом, чтобы тот принёс ещё шампанского. - Правда вкусно. - Потёр ладони друг о друга, оглядевшись в поисках салфетки. - Так вот на счёт того, что я выглядел проще... Понимаешь, у моего отца была компания в Нью-Йорке. Я сам, собственно, родом оттуда. И когда отец умер, пришлось брать всё в свои руки... Иногда с обстоятельствами не поспоришь.
Вроде и не соврал. Так, кое о чём умолчал. Но во всяком случае, его слова с некоторой натяжкой могли объяснить, как бывший легавый оказался на этой тусовке не в качестве охранника.
-Ну, а ты? Как у тебя дела? Судя по всему, делаешь неплохую карьеру... - он помолчал, взял ещё еды с тарелки, в этот раз, практически не глядя. - Встречаешься с кем-то?
Нет, не хотелось Кили горячего. Пожалуй, он любил торопить события, но сейчас его занимало только два момента. Первый - предусмотрены ли комнаты отдыха для гостей на тот случай, если какая-нибудь шишка упьётся. И второй - если не предусмотрены, имеются ли свободные номера в отеле. Кpедитку Дэнни предусмотрительно захватил с собой.
Хотя был ещё и третий - как уговорить Гертруду на время покинуть мероприятие? И, кстати, наверное, с решения последнего вопроса и надо было начинать.
-Надеюсь, у тебя предусмотрен обеденный перерыв. Могли бы отыскать местечко потише... - всего лишь замечание, брошенное невзначай. - Среди толпы не особенно поговоришь. А мне бы хотелось с тобой пообщаться.  Знаешь, я о тебе часто думал...

+5

26

Хелен, Фредо, Робин, Гвидо, Джульетт

- Организатора? - удивленно вскинула брови. - Да ты полна сюрпризов, Хел... - и имеет она в виду сейчас не только внезапную смену деятельности своей знакомой. - Все очень стильно, - давать более громкие определения вечеру Ливия пока не решалась. Для нее успех вечеринки заключался обычно в компании тех людей, которых она здесь встретит, а не в дороговизне закуски или разнообразии выпивки. Светские вечера, вроде этого, по природе своей скучны и вялотекущи, если не встретишь любопытного собеседника. Правда, романтические приключения и знакомства для нее на сегодня заказаны ввиду того, что ее талию сейчас приобнимает рука Клементе. От этого и приятно (все же Фредерик - мужчина видный, и ей партию сегодня составляет, безусловно, достойную), и в какой-то степени тоскливо, так как их общение никакого сексуального подтекста в себе не несет, а потенциальных кавалеров, тем не менее, отгоняет. Но с другой стороны, наверняка еще придет такой момент, когда ее рука все же выскользнет из-под его локтя. А пока можно просто пострелять глазками по сторонам и присмотреться к тем, кого своими усилиями собрала здесь Хэмминг. Этим Ливия ненавязчиво и занялась, пока поддерживала беседу с Хелен, Фредо и новой знакомой Робин.
- Очень приятно, - подарила помощнице мэра легкое дамское рукопожатие. - Как вам удается так прекрасно выглядеть при такой-то напряженной работе! - лесть - самое верное оружие на подобных мероприятиях, а мисс Эванс - все-таки не самый бесполезный человек в этом городе. Еще приятнее, конечно, было бы познакомиться лично с самим мэром, но и его помощница для начала сойдет. - А сам мистер Стоун? Не почтит вечер своим присутствием? - начала прощупывать почву.
За этой беседой Андреоли не успела выяснить причин знакомства Клементе с Хелен, но не заметить, что общение их носит не совсем благоприятный оттенок, было, пожалуй, невозможно. Свои расспросы, однако, Ливия предпочла отложить на потом. Вероятно, до того же момента, когда им с Фредо удастся оказаться подальше от толпы и поговорить на более личные темы. Историей с дочерью, а именно намеком, что женщине будет, что послушать, капитан успел заинтриговать ее прилично.
На лице Хелен при появлении Гвидо прочитать что-то внятное было сложно, как бы Ливия ни пыталась это сделать. Но сдержанность Монтанелли, излишняя для влюбленного человека, расставила акценты по местам - очевидно, что они с Хелен уже не вместе. Но как любой женщине, не лишенной любопытства, Ливии, конечно, чертовски хотелось знать подробности их расставания, однако активно демонстрировать свое желание, тем не менее, Андреоли не спешила, и пока бывшие любовники обменивались напряженными взглядами, Ливия свое внимание перевела на стоящую рядом Джулс.
- А где Фрэнк? Оставила у плиты? - при появлении четы Альтиери колкости сыпались из нее сами собой, хоть и приправлены были вполне дружелюбной улыбкой. Отсутствие андербосса, впрочем, удивляло ее не сильно - любителем подобных сборищ он вроде никогда не был. Однако верить в то, что сейчас он тихо-мирно сидит дома и качает колыбель, Ливия тоже отказывалась. Зная его страсть к компанейским попойкам, ей легче было представить картину, в которой Фрэнк накануне отлично погулял в заведении типа "Доллз", а сегодня вел отчаянное сражение с похмельем, и именно поэтому не явился сюда под руку с женой. - Кстати, поздравляю с рождением сына, - теперь уже лично. Через того же Фрэнка свои поздравления Ливия уже передавала, вместе с конвертом и милым детским костюмчиком, который Альтиери мог вполне выбросить, побоявшись наведенной порчи или еще черт знает какой ерунды. А Ливия на самом деле, как всегда, постаралась отодвинуть личные дрязги на задний план и просто побыть учтивой. Ну и напомнить о себе и своей лояльности, естественно. В ходе последних событий, а именно появления Барриано, которое еще не известно к чему могло в итоге привести, пребывать в напряженных отношениях с андербоссом было ей просто-напросто не выгодно.
- Спасибо, Гвидо, - поцеловала дона в ответ, тепло улыбнувшись. Спрашивать про то, как обстоят дела у самого мужчины, язык не поворачивался. При виде их с Хелен и так было ясно, что все не очень-то хорошо. Даже обидно за него стало. На Тахо он казался таким счастливым... Да и Хелен тогда не напоминала мощную глыбу изо льда. Все-таки удивительно, куда девается любовь? Сообразив, что здесь ни от кого из них ответа на этот вопрос она не добьется (более того, вряд ли кто-то из этих двоих захочет произнести еще хоть слово другому), Ливия решила навести справки в более уединенном месте и одновременно спасти их обоих от растянувшейся паузы.
- Хел, хочу поправить макияж, - обратилась она к блондинке. - Не покажешь, где здесь дамская комната? - ее рука мягко потянула Хэмминг вслед за собой. - Мы ненадолго, - с улыбкой извинилась перед всей остальной компанией.

+9

27

Мэлор закурил сигарету, и бросил взгляд на часы, в раздражении притоптывая ногой. Все были готовы, все было готово. Машины выстроились – ради такого случая Кирилл открыл закрома своего гаража. И это было очень хорошо, а то если бы Лазарь поехал на своем Мерседесе, Мэл начал бы бояться, что подавать бы начали им. Не хватало только самого Лазаря. Вот и как прикажете куда-то приезжать вовремя, если твой братишка только волосы щипцами выпрямляет полтора часа? Как будто едет на модный показ, причем в качестве модели. Датчанин еще раз обвел глазами двор, отметив, как обворожительно сегодня выглядит Оля, которая мило щебетала о чем-то с женой Эдриана Тарасюка. Сплюнул и зашел в дом. Подошел к бару и налил себе на два пальца виски, потом подумал и налил еще на два.
– Что, дядя Кирилл еще не готов?
Сзади неслышно подошел его сын. Датчанин оглянулся, скользнул глазами по идеально сидящему смокингу – фигурой Леша пошел в папу, а вот лицо было красивее и мягче, это в мать. Все-таки красивые дети у них вышли: что у него, что у Кира – красивые, в отличие от отцов, которых жизнь помяла, наложив свой отпечаток и, что радует, не идиоты. Заносит их, конечно, но дай бог с годами пройдет. Датчанин плеснул виски и сыну, бросил в бокалы лед.
– Минут пятнадцать назад он пытался прорваться к машине в одной рубашке, даже без пиджака, но дочери запихали его назад в спальню. Ты на своей машине решил ехать с Олей, что, потом собираетесь зажечь на полночи?
Сам Датчанин настолько решил соблюдать приличия, что даже две из трех татуировок на пальцах закрывали массивные перстни.
– Ну да, а что?
– Просто интересно. Развлекайтесь. Вон в Доллз съездите.
Конечно, Ольгу вряд ли пропустили бы туда в силу возраста, но у них был один плюс – их отцы вели бизнес с хозяином сего заведения. Может, тамошняя обстановка натолкнет отпрысков на мысли о том, что совместное времяпрепровождение может состоять из более интересных занятий, чем гонять школьных хулиганов или мелкие уличные банды. Свести старших детей вместе было святым Граалем их отцов. Когда они допили виски и вышли, свершилось чудо – вышел и Кирилл Тимурович.
– Ну наконец-то, собираешься как девка на дискотеку. – Мэл отвесил Лазарю смачный шлепок по заднице, подгоняя. – Давай, поехали, твоя принцесса там, наверное, уже заждалась и вот-вот сама превратится в тыкву.
Народ начал рассаживаются по машинам, Мэл и Лазарь, как старшие, заняли заднее сиденье Пирс-Эрроу. Впереди ехал Юкон, потом они, потом Кадиллак, замыкал кавалькаду кабриолет Алекса.
– Что, братан, готов блеснуть в высшем свете? Покажем им, что мы тоже можем ходить без балалаек.
Все-таки русские не зря считались во всем мире группировкой, порождающей коррупцию. Датчанин где-то вычитал сравнение с ржавчиной, которая разъедает все слои общества, как только в него попадает. Да и не так мало они сделали для этого приема, кроме взносов: выручили в последний момент с поваром, и даже охрану обеспечивал человек, который работал с ними.
                                                                          Всем
Машины подъехали к отелю. От парковщиков водители, само собой, отказались – кроме младшего Датсковскитаса. Уже поднимаясь в лифте, Мэлор достал телефон и набрал СМС Хелен.
«Миссис Хемминг. Разрешите вас уведомить, что я… безумно соскучился». Он прекрасно понимал, что не стоит кидаться к Хэли на глазах у всего приема: он все же не лучшая компания для женщины-организатора столь значимого приема. Благо на это мероприятия его милая возлагала большие надежды.
Показав приглашения, они прошли внутрь, формальности не заняли много времени, да и оружия не при ком из них не было.
Мэлор обвел глазами зал – то тут, то там попадались знакомые лица. Он взял с подноса у официанта бокал шампанского.
– Вот это я понимаю мы с тобой ведем бизнес, Кирилл: платим деньги, чтобы в итоге есть свою же икру, которую мы и поставили.
Это Датских сказал по-русски.

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-06-11 21:42:28)

+10

28

Balthazar's look

http://livedoor.blogimg.jp/zacn/imgs/8/1/81ea7315.jpg

Я же своей рукою сердце твое прикрою, можешь лететь и не бояться больше ничего.
Сердце твое двулико, сверху оно набито мягкой травой, а снизу каменное, каменное дно...

Вступление


Очередной благотворительный прием. Куча пафосного народа, которых хлебом не корми, дай потрясти перед носом у присутствующих своими понтами, только вот непонятно для чего. Десятки журналистов, которые наперебой, брызгая слюной, будут расхваливать вечеринку, рекламируя тех или иных персон (или же все-таки персонажей этой самой мелодрамы?). Постойте, ведь данное представление обещает быть закрытым, ведь так? Тем лучше, по крайней мере некоторые представители желтых газетенок не будут публиковать неудачные ракурсы известных в той или иной сфере мордашек. Мэр Стоун выступает инициатором благотворительного вечера, и сие мероприятие только для определенных персон. Просто прекрасно - так думал вице-президент, получивший приглашение и решивший негласно выступить в качестве одного из тайных спонсоров вечера. Он и до этого вкладывал средства в благотворительность...но ведь обещанная лояльность политика слишком подкупает. Как нехорошо и как корыстно в некоторой степени...
Ведь в наше время откровение, чистосердечность и простая человеческая доброта так редки, что даже противно становится. Не сказать, что Бальтазар ди Стефано был эдаким ангелом во плоти, который шел на этот прием с открытой душой и легким сердцем. Да, вполне возможно было и про него подумать, что он ничем не отличается от всех присутствующих. Богатенький буратино, который в свои все-таки молодые годы занимает должность вице-президента Нациионального банка, да что там - метит в Президенты. Нет, ну а чего мелочиться? Итальянец с детства привык ставить перед собой цели и добиваться их всеми возможными способами. Однако же он не шел по головам, но кто сказал, что он всем и каждому в подробностях и с освящением всех нюансов рассказывал о том, чего ему стоило добиться того, что он имеет сейчас? Останавливаться на достигнутом он не собирался и, как и положено одному из достаточно известных в городе, да и в штате, людей, ему приходилось волей-неволей посещать такие мероприятия, на которые он бы никогда в жизни не пошел. Однако же прием в честь предвыборной компании мэра Стоуна нельзя было назвать одним из таких. В какой-то степени.
У Бальтазара были свои планы на этот счет, и заручиться поддержкой политика для того, чтобы в один прекрасный день занять кресло Президента банка, ему было просто-напросто жизненно необходимо. Не следует думать о том, что все решается одним лишь Правлением и заседанием совета директоров. Поскольку банк государственный, а амбиций у упрямого итальянца было хоть отбавляй, это означало, что засветиться на благотворительном вечере он был обязан так или иначе. Однако же разве горячий итальянский мачо появится на подобном мероприятии в одиночку? Конечно же нет. Его рыжая помощница Лиана Саммерс в этот раз в городе отсутствовала, и вопрос с тем, кто же станет его спутницей на вечере, решался совсем недолго. Фокс Вёрджин - та самая яркая красотка, которая манила и ускользала, которая дразнила и была податливой, которую боженька не обделил умом и женской мудростью, которая не побоялась попросить у банкира деньги в долг, хотя для нее эта просьба казалась непосильной ношей... Можно было еще говорить и говорить, но ди Стефано знал одно - она не откажется скрасить его одиночество и рыжая богиня составит компанию тому, кого сложно вообще представить одного. И она поедет с ним не только в силу своей профессиональной деятельности. У этих двоих были свои, негласные отношения, которые могли быть не всем понятны, и порой ввергали в некий ступор их обоих. Однако же это совсем другая история...
Один звонок, и она отвечает на него в своей манере. Не будем сейчас освящать, как это было, но в одном Бальтазар был уверен на все миллион процентов, выбор он сделал правильно. Даже когда он в чем-то ошибался, из колеи его мало что вообще могло его выбить. Не ошибается тот, кто ничего не делает, а в жизни на твоем пути встречаются самые разнообразные люди, которые так или иначе оставляют своеобразный след в жизни. Кто-то хороший, положительный, кто-то плохой и весьма печальный. Такова жизнь, и не всегда в ней все бывает гладко. Пока он разговаривал с Фокс, то машинально отмечал для себя тот факт, сколько ему необходимо будет перечислить средств в качестве спонсора для того, чтобы в дальнейшем мэр обратил на него свое внимание. Да как тут не обратить, импульсивный итальянец, казалось, присутствовал практически везде, где ему было интересно и выгодно находиться. Фигаро здесь, Фигаро там, и как хватало его на всё? Танцуй, пока молодой - ведь так говорится? Ди Стефано просто считал, что если тебя боженька однажды погладил по голове и предоставил в жизни тот самый шанс, который бывает лишь единожды, то в этот шанс нужно вцепиться хваткой бультерьера и отпустить только лишь под страхом смерти. И то следует подумать насчет этого...
Дело сделано, согласие прекрасной дамы получено, еще буквально несколько минут и банкир связывается с верными ему сотрудниками в банке и оповещает, что в кратчайшие сроки необходимо перевести некую круглую сумму с его личного счета по указанным реквизитам. Банковская тайна не подлежит разглашению, так ведь? И те, кто проводит операции, прекрасно осведомлены, что им будет за ее разглашение, ведь многие знали, что вице-президент способен очень сильно испортить жизнь тому, кто придется ему не по нраву. Однако же способы порчи могут быть самыми разнообразными, в подробности вдаваться также не будем. А дата благотворительного вечера все ближе и ближе, и вот наконец-то она наступает.

Всем и Фокс, в частности


К приему Бальтазар готовился тщательно. Вполне возможно, что там он встретит знакомые лица, ведь, к примеру, его лучший друг, эдакий восставший из пепла Феникс, Филипп Кастальди является помощником организатора данного вечера. И для его ивент-агенства это своеобразная и весьма непростая проверка. Хотя это проверка для всех, кто имеет виды на мэра, как бы это грубо не было сказано в какой-то степени. Быстрый взгляд в зеркало, прежде чем выехать. Безупречный внешний вид - это тоже весьма немаловажно. Теперь следует заехать за рыжей лисой, и можно направиться по месту назначения. Черный бронированный мерседес медленно подкатил к зданию, и выбравшийся первым из машины Бальтазар открывает дверцу, подает руку красивой девушке, которая весьма эффектно смотрится рядом с ним. Да что говорить, когда она смотрелась не эффектно? Ни капли вульгарщины, до этого ди Стефано объяснил Фокс все нюансы данного вечера, девушка вняла его просьбам, да и сама прекрасно все понимала. Она грациозно выпорхнула из автомобиля, легко взяла банкира под руку и, пройдя фейс-контроль выставленной охраны, которая тщательно проверяла все приглашения, пара зашла в здание.
- Надеюсь, что я не оторвал тебя от важных дел, но ты - мое истинное спасение на сегодня, - улыбнулся итальянец девушке, повернув к ней голову и изо всех сил стараясь не таращиться в ее декольте. Хорошему коту и в декабре март...

простите, что-то я разошелся совсем)

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-06-11 21:41:01)

+9

29

То ли Мэл ему завидовал, то ли так не терпелось ему поскорее очутиться на крыше какого-то там отеля. Лазарь вот никуда не торопился и потому был в прекрасном расположении духа, заботливо выпрямляя волосы перед укладкой. И нечего так истерить, у всех есть свои маленькие бзики, вот Кирилла, например, выводили из себя собственные кудри, а брить башку – благодарю покорно, не в нынешнем возрасте и не при нынешнем положении. Он этим баловался, прежде чем прочно и надолго сел, и с тех пор ему хватило с лихвой. Да и вообще, ухаживают же они оба за ботинками – так какого, я вас спрашиваю, хрена ему нельзя было ухаживать за собственными волосами? Между прочим, растительность на башне – она, увы, не вечна, так что можно (и нужно) ловить момент, пока есть о чем вообще заботиться.
А еще – он, конечно, молчал, но был почти в этом уверен – Мэл наверняка над своими драгоценными часиками так же стоял и думал, какие бы надеть.
Вообще, что это за дурацкое желание – обязательно напялить на него костюм? А шляпу ему не надеть? И обязательно белые перчатки, конечно же. Кирилл, внимательно и почти напряженно вглядываясь в собственное отражение, поправил галстук. Был у него коварный план все-таки отправиться в рубашке – и вот на кого угодно подумал бы, но чтобы родные дочери перехватили и отправили обратно – «доодеваться»? Да никогда! До сегодняшнего дня. Вырастил, воспитал на свою голову. Маленькие иуды.
А Олю пора было приучать к тому, что она не только дочь и племянница вора в законе, но и молодая девушка, у которой помимо того, что они там устраивают с Лехой, должны быть и другие развлечения. Не вышло у него стать культурным человеком, так пусть хоть дети такими вырастут.
– Па-а-ап!
Дверь дрогнула от щедрого пинка. А вот и Оленька. Кирилл Тимурович прикрыл глаза.
– Иди к машине!
– Там жарко! А в этом… – пауза, явственно говорившая о том, что Оля при отце старалась смягчать выражения, – дурацком платье, которое я с тобой выбирала, вообще можно разве что стоять или сидеть!
В дверь бумкнуло. Дочь тем временем продолжала, перед этим тихо и неразборчиво ругнувшись – судя по всему, привалилась к двери и поправляла обувь.
– А на этих каблуках и стоять нельзя – только ноги раздвигать…
– Ольга!
Пробрало Кирилла до такой степени, что он и слов не мог подобрать, чтобы ответить – одни выражения. Но при детях – даже при старшей – старался не злоупотреблять. Тем временем шорох и цоканье каблуков возвестили его о том, что внушение хоть как-то, но все-таки подействовало.
Лазарь как раз заканчивал с волосами и убирал их назад, почти не дыша при этом.
Найдя Мэла с племянником, Кирилл разочарованно вздохнул: он бы тоже был рад, если бы ему налили – впрочем, он и сам принял капельку – из заначек, которые не нашли пронырливые дочери и еще более пронырливый Датчанин. Но совсем чуть-чуть.
– Не переживай, моя тыковка терпеливее, чем ты, – Лазарь с ухмылочкой покосился на брата.
Он бодро запрыгнул на заднее сиденье, которое в следующую секунду любовно погладил, и пробормотал.
– Давненько мы с тобой не катались, а, родной? – он нежно похлопал сиденье. Посмотрел на Мэла и заржал: – Я-то готов, но вряд ли высший свет готов к нам.

Вообще-то с его тыковкой тоже были кое-какие проблемы: Лазарю сегодня весь вечер можно было только локти кусать, потому что тыковка будет сегодня недоступна как звезда из какой-нибудь другой галактики. В общем, еще высший свет не был готов к тому, что помощница мэра крутит шашни с русским бизнесменом с сомнительной репутацией. И он так просто это не оставит. Любопытный взгляд Лазаря неторопливо обшаривал зал – с небольшим перерывом, потраченным законником исключительно на то, чтобы скривиться, глядя, как Мэл делает глоток этой пузырящейся бурды. И, понятное дело, сам он тоже отказался от бокала игристого: от этого пойла никакой радости – одна изжога да отрыжка. Лазарь тихо хохотнул, благо, пока был в том состоянии, в котором был способен соблюдать приличия.
– Вот это я понимаю они тут ведут бизнес, братан: собирают деньги бедным детишкам, а сами черную икру жруть.
Он, наконец, высмотрел Робин, мазнул по ней взглядом и продолжил разглядывать гостей. Вытянул из кармана телефон и быстро настрочил помощнице мэра сообщение:
«Твои плечи так и просят, чтобы их покрыли поцелуями. Так просят, что я бы уединился с тобой где-нибудь прямо сейчас».
Внешний вид

Отредактировано Kirill Lazarev (2015-06-12 00:13:37)

+7

30

Daniel Keeley,
Русская пища, которая присутствовала на этом приеме в изобилии была жирной. Совсем не такой, как американские хот-доги или гамбургеры, жирной как-то иначе. На губах оставался тонкий слой жира, как после губной помады, только со вкусом красной рыбы, а не сирени или еще какой-нибудь бесполезной мути. Она большим пальцем вытерла уголки губ. Вот он, секрет русской еды! Даже если съел немного, то уж послевкусием точно наешься. Она подает салфетки Дэнни, сжимая их безымянным пальцем и мизинцем, а сама стащила еще один бутерброд. Внимательно слушала каждое его слово, удивляясь, чего это он так разболтался? Она ведь ничего не успела спросить, никаких вопросов не задавала и даже не пялилась на него. Кажется не пялилась. Но все же, хорошо, что он сам все рассказал. Меньше теперь будет в голове вопросов вертеться и вести Герда будет себя адекватнее.
- Карьеру? - Спросила она, даже толком не прожевав. Просто так сильно удивилась, что немного забыла, что находится не у себя дома за столом. Проглотила не дожеванный кусок. - Шутишь? Я работаю секретаршей у владельца агенства, которое организовывает вот это, - держа в руке бутерброд, она показала на все великолепие, что сейчас было на крыше. - В общем, не совсем то, о чем я мечтала. Но с другой стороны, мне нравится. Я почти, как мать драконов, только мать официантов, - откусывает еще кусок и жует. Интересно, а суровый богач Дэнни знает хоть что-нибудь о сериалах или он не понял ее шутки? Гертруда себя так уютно сейчас чувствовала, что расслабилась и позволила себе ссутулиться, выпрямить ноги, облокотиться о стену здания, ведь сейчас они сидели в самом уголке. Но при этом все равно глаза бегали по посетителям и официантам. Заметила, что из лифта вышел еще один обладатель знакомого лица, но с сопровождением.
Герда уперто игнорировала вопрос про личную жизнь. Жаловаться на то, что на личном фронте у нее перекати поле катается? О нет, не дождется, такого позора ни одна девушка не выдержит.
- У меня такое чувство, что я не на работе, не на шикарном приеме, а на пикнике, - говорит она, смотря на бутерброд с сосредоточенным видом. Поднимает другой рукой тарелку, - а это корзинка с халявными бутербродами. Не хватает пледа и травы под ногами. А деревья уже есть. - Заканчивает, глядя на дерево, которое уже заманало плеваться в Гертруду своими лепестками.
- Эй, мы вообще-то только что пообедали и ты прямо сейчас восседаешь на моем укромном местечке, - говорит она с улыбкой, но немного расстроившись. Думаете, ей сейчас не хотелось свалить по-тихому?
покончив с бутербродами, она вытерла руки и отставила тарелку в сторону.
- Может, после подачи горячего получится, - перебивает она Даниэля, чувствуя, что тот сейчас что-нибудь не то взболтнет со своим "я часто о тебе думал". Не хватало только тут разговоров, заставляющих бедную девушку покраснеть. - Может, мой начальник появится на горизонте. После обеда я уже тут точно не буду нужна. Да и устала я уже так, что засну прямо тут, - она хлопает ладошкой по месту, где сейчас восседала. - Это мое первое такое крупное мероприятие, знаешь, как я волновалась?!
Она так воодушевилась своим рассказом о переживаниях о вечере, что даже наклонилась поближе к Дэнни. Так, что лица и были совсем рядышком. Обычный жест, казалось бы. Постоянно так делала, когда рассказывала родным что-то такое "Вах!". А тут как-то замолчала резко, почуяла, что кровь уже приливает к ушам и села спокойно.
- А ты весь вечер будешь тут со мной прятаться? Странно, что ты не "веселишься" с другими гостями, - она смотрит на бокал в руках Дэнни и понимает, что тоже хочет пить. Сильно, чтобы немного остудить свои собственные уши. А свой яблочный уже выпила и не заметила, как.
- Ты только не подумай, что я тебя прогоняю, - произносит она, вставая и подходя к столику, который было совсем-совсем близко к ее логову. Заглянула в стаканы, а там в каждом плавают лепестки. Она взяла себе один стакан с соком и подозвала пальчиком официанта, дав указания заменить стаканы другими, а из этих выловить лепестки и потом, снова их поменять, потому что к тому времени уже в новых будет плавать эта модная гадость. Хотя, сок на этом вечере явно не пользуется популярностью, можно было особо на этот счет не волноваться.
Усевшись опять рядом с Дэнни, она принялась вылавливать зубочисткой лепестки. И тут заметила, что когда садилась, платье не поправила и то уж очень сильно залезло на колени Даниэля.
- Ой, - говорит она, смотря на кусок юбки, который удобно расположился на Дэнни. Не двигается пару секунд, потому что злится на это дурацкое платье. - Не люблю платья.
Привстает и уже поправляя его садится так, чтобы занимать поменьше места.

+5

31

внешний вид

- Как скажешь, - только и успела бросить Робин, теперь уже следя за самой Хелен, глядящей на присутствующих. Не сказать, что возможные проблемы блондинки её занимали чересчур сильно, особенно с учетом того, что она их не озвучивала, но некоторая толика любопытства все равно присутствовала. Не того женского, заставляющего совать свой нос не в свое дело, а того, сугубо человеческого, желание узнавать людей, представлять, что они могут и на что способны.
Что нужно было уметь делать, так это играть роль помощника. В конечном счете, это не было так сложно, как играть роль лица, наделенного весомой властью в принятии решений, но в этом есть определенный шарм. Так ей говорили. Подумать только, определенный шарм. Тогда ей были нужны эти слова, теперь же только вызывали не скептическую усмешку, но легкую ироничную. Помощник это тот, кто присутствует там, где не стоит присутствовать мэру, губернатору, сенатору, да кому угодно. Помощник это тот, кто видит и слышит больше, чем говорит и показывает. И, конечно, помощник это тот, кто при любо раскладе имеет собственную инициативу, умея хранить чужие секреты. Зарекомендуешь себя с этой стороны и получишь хороший билет, а всё потому, что своих не бросают. Об этом Робин тоже говорили. Но были и те слова, которые всегда умалчивали. Иногда, когда ставки слишком высоки, понятие “свои” становится недолговечным и изменчивым. Тогда обычно становилось понятно кто есть кто, и каков твой статус на самом деле. Ну а потом, потом нужно было думать собственной головой, преследовать собственные интересы и избавляться от беспомощности.
Когда ставки действительно высоки каждый, за редким исключением, думает только о себе. Особенно когда знакомство не проверено временем, не пронесено сквозь тяготы жизни и суровые лишения. Вот этот нехитрый принцип и стоило уяснить и запомнить. А затем отправить в дальний угол собственного сознания, не мешая искренним улыбкам и подлинной вежливости. В любом публичном месте не место пренебрежительности и косым взглядам. Доброжелательность и благонадежность, вот что должно было быть.
- Рада вас видеть здесь, мистер Клементе, - разумеется, их разговор оставался тайной для всех, но любопытно было наблюдать за этим мужчиной здесь, в сопровождении роскошной женщины, которая, судя по всему, взяла на себя обязательство представлять его первым.  Складывалось впечатление (весьма правдивое, как подозревала Робин), что он здесь играл роль сопровождающего, того, кто на все приветствия и новые знакомства отвечает лишь сдержанным радушием. Фредерик Клементе был загадкой, его намерения были скрыты от посторонних глаз и следовало нарисовать большой и красочный знак вопроса на его персоне и роли в целом. Что Робин мысленно и сделала еще в их первую встречу, надеясь дополнить его образ сейчас, но интуиция подсказывала, что шансы на это ничтожно малы.
Многосторонние знакомства Хелен от Робин не укрылись. Об этом не нужно было говорить и в этом не нужно было признаваться, но женщина, похоже, здесь многих знала. А если учесть контингент публики… что ж, было несложно догадаться, что не окажись она организатором, то Робин могла бы ее встретить в списке гостей и тогда бы ничего не изменилось.
- Приятно познакомиться и благодарю вас, - с вежливой улыбкой отозвалась Робин на слова Ливии Андреоли, не собираясь умалчивать ответ на комплимент. Она бы сказала, что подобные слова при первой встрече здесь не уместны, но от них веяло той самой женской дружественностью, которую принято выражать на людях, не важно, как хорошо вы знакомы, как расположены друг другу или же как презираете. 
- Мистер Стоун уже здесь, затерялся среди присутствующих, - ответила девушка, предпочитая не говорить, что мэр в данный момент общался с другими политиками и, скорее всего, на этот вечер постарался бы избежать любых столкновений с теми, кто находился в том самом списке, который был только у руководителя охраны на сегодняшний вечер и то, только потому, что это было необходимо в целях безопасности. Всех тонкостей дела, а также кто и что спонсирует не знала даже Хелен. Так было нужно.
Спутница мистера Клементе, при первом своем и недолгом нахождении рядом распространяла вокруг себя шлейф тяжелых и окутывающих пряным духов, которые казались ощутимыми даже тогда, когда она ушла, оставляя еще и двоякое впечатление. Неординарное, многозначительное, но выразить точно свои мысли Робин так и не смогла.
Ждала ли она кого-то? Возможно ждала. Хотя нет, она ждала и когда мобильный в абсолютно микроскопических размеров сумочке (в обычное Робин предпочитала просторную кожаную сумку для документов, в которой так удобно было когда-то носить ноутбук вместе с пачками дел) девушка не сразу отвлеклась от созерцания окружающих. Смотря задумчиво на экран мобильного и вчитываясь в послание, она подняла взгляд снова тщательно рассматривая присутствующих, желая обнаружить одного единственного. И он здесь был, почти сразу же перехватывая ее взгляд на себя. На губах та самая довольная собой улыбка, которая ей была знакома, и которая успела по-своему, но полюбиться. Такая улыбка всегда сопровождалась особенным взглядом с обещанием чего-то. Робин улыбнулась в ответ.
А всё потому, что они договорились заранее делать вид, что друг другу они не знакомы. Почему? Так было нужно. Кому? Так было нужно Робин. Потому что она так захотела. Он не захотел, чтобы она была в том черном платье с закрытыми плечами и грудью, которые прекрасно подходило для этого приема хотя бы потому, что её не покидало понимание того, что она на работе, а Робин захотела, чтобы они были не знакомы, подкрепляя свои слова парочкой весомых аргументов про публику и общество, а также желание избежать лишних слухов и разговоров. Так оно и было, конечно же, но лишь отчасти.
"Я уже жалею, что мы с тобой сегодня не знакомы", - подумав немного, она дописала красноречивое: "Почти жалею". 
Конечно, он выглядел идеально в своем идеальном черном костюме с идеальным черным галстуком. Отправив свое послание, Робин посмотрела на русского, впрочем, почти сразу же переводя взгляд на тех, с кем он здесь появился.

Отредактировано Robin Evans (2015-06-12 10:16:33)

+8

32

Ливия, Фредо, Гвидо, Джульетт, Мэл

Всегда странно находиться рядом с мужчиной, который был тебе больше, чем просто другом уже тогда, когда ты в силу каких-то причин или не можешь, или не хочешь быть с ним рядом. Хелен не хотела и не могла. Сложно объяснить те перемены, которые случились в ее жизни за последний месяц. С момента, когда в ее настоящем появился Мэлор, она словно сама не своя - что-то изменилось в ней, щелкнуло и перемкнуло. А как еще можно оправдать тот факт, что она оставила надежного, семейного и очень внимательного Гвидо? Боюсь, что ответ прост - оправдать любовью. Долго размышляя над тем, что же она все таки чувствовала к русскому, Хел решила для самой себя, что это ничто иное, как самая обыкновенная любовь. Чувства заполняли ее изнутри, заставляя трепетать в необъяснимом восторге, каждый раз, когда они видятся или когда он касается ее. Это ли случилось у них с Монтанелли? Скорее нет, чем да. Ей нравилось поводить с ним время, она была в восторге от его детей, даже строила планы на будущее...но это была не любовь. А та ссора стала просто последней каплей, после которой Хели решила поставить жирную точку и не продолжать делать из нее многоточие, позвонив после Мэлу.
- Благодарю, пришлось постараться, в последний момент слетел повар и официанты - думала, что сойду с ума, но нет, выкрутилась, - довольно улыбнулась Хел, немного тая. - Так что сегодня закуски в русском стиле, икра все таки попала в хорошие руки, - отмечает она, глядя на Гвидо с благодарностью.
Это он помог достать нужное количество деликатеса для приема.
Джульетт была не виновата в том, что у них с Гвидо не заладилось. Да и Гвидо был в этом не виноват. Если и существовал человек, который должен был понести вину на своих плечах, то это Хелен и она была готова к этой участи.
Обыкновенный обмен любезностями. Все обнимаются, а Хел чувствует себя чертовски одиноко на этом празднике жизни. Она спокойно наблюдает за всеми, немного отстраняясь от этого. Молчание оказалось действительно тягостным. Фредерик сыпал комплиментами, Гвидо переговаривался с ним, Джульетт сверлила ее взглядом, а Ливия что-то щебетала, стараясь разрядить обстановку. 
- Прошу нас простить, - только и успевает она кивнуть оставшейся компании и высвобождает руку из хвата Лив.
Она вполне себе может идти и самостоятельно. А намеки итальянки заставили напрячься и даже насторожиться. К чему вообще было сказано это: "Смена партнеров". Что она имела ввиду? Оставалось только догадываться, хотя Хели уже чувствовала откуда ноги растут.
Дамская комната была расположена недалеко от самого входа, так что идти оказалось не долго - внутри очень по-барочному: тяжелые витиеватые рамы зеркал; темные, густые цвета стен; есть пара кресел, где можно присесть и привести себя в порядок; играет классическая музыка, но совершенно не навязчиво, приятно пахнет цветами в воздухе. Хелен отложила клатч на край стола, взглянула на свое отражение в зеркале, увидела стоящую позади Ливию, которая смотрела так же - уверенно, прямо, их взгляды встретились.
- Что-то не так? Ты хотела поправить макияж, - напоминает Хел, открывая собственную сумочку и доставая из нее губную помаду и бесцветную пудру.
И все таки ей кажется, что Ливия далеко не просто так утянула ее в туалет. Тут даже дело не в спасении утопающих. Тут дело в собственном жгучем интересе. Но не решаясь начать этот разговор первой она поглядывала на брюнетку, пока подкрашивала губы. Завибрировал мобильник.
Ловко вынув свой blackberry она открыла одним движением смс и прочла. Губы тронула улыбка. Написав в ответ: "Я тоже соскучилась..." - быстро набирая на клавиатуре - "...встретимся у бара через 15 минут." Сообщение ушло мгновенно. Довольно улыбнувшись, она положила чудо современной техники на место, туда же отправилась и немногочисленная косметика, которая позволяла выглядеть достойно на протяжении всего вечера.
- Ты готова? - она переводит взгляд на Андреоли и улыбается.       

+6

33

Gertrude Auer,

Вопрос о личной жизни Герда проигнорировала. Зато упомянула начальника, секретарём у которого работает. И который поручает ей весьма ответственные мероприятия. Надо ли говорить, что Дэнни, ещё ни разу в жизни не видевший босса своей собеседницы и даже не знавший его имени, уже проникся к ему искренней неприязнью. Мгновенно.
Будучи личностью импульсивной, он был способен на относительно сильные эмоции, вызвать которые иной раз удавалось случайным замечанием или ничего не значащим для других жестом.
-Мать официантов? Чёрт... У тебя есть реальный шанс организовать собственное королевство и освободить из рабства своих детей, поваров, посудомоек и всех остальных, кто присутствует на кухне. Мы же все здесь в таком случае попросту сдохнем с голоду.
Даниэль снова улыбнулся, и, глядя на него, догадаться, о чём сейчас думает Кили, было бы весьма трудно даже самому проницательному человеку.
-Но с другой стороны, если это не то, о чём ты мечтала, следует послать всё, куда подальше. Наши мечты не исполняются сами по себе. Для этого приходится прилагать некоторые усилия...
Кстати, будет забавно, если она уже тогда крутила роман со своим нанимателем, и это он подвозил её...
Дэнни говорил прописные истины, он и сам это знал. Но пока ничего больше и не оставалось. Откровенно выкладывать свои мысли он попросту боялся. Как ни странно, ему тоже был знаком страх. Каждый, так или иначе, чего-то боится. Даниэль не мог понять, как именно отреагирует Гертруда, предложи он ей прямым текстом наплевать на свои прямые обязанности и свалить с ним... да без разницы, куда. Куда её душе угодно - хоть к нему домой, хоть к себе, хоть на набережную, где, должно быть, к вечеру стало прохладнее, самое время для прогулок. Да и с чего бы ей соглашаться? Эта девушка видела Кили второй раз в жизни. Кто сказал, что она обязана разделять его чувства и его желания, или хотя бы проявлять к ним хоть какой-то интерес?
Тем более, что невозможно предположить, как поведёт себя женщина, которая сначала спасает тебя без преувеличения от очень большого срока - ведь если бы Герда не подобрала его тогда на стоянке, на Дэнни наверняка наткнулись бы копы - а потом со слезами выгоняет из дома.
За прошедшие месяцы Кили не раз и не два пытался отыскать логику в её поступках - так и не сумел.
Пожалуй, он бы ещё некоторое время мучился, подбирая нужные слова, что, по крупному счёту, ему никогда не было свойственно - и сейчас весьма к месту было бы вспомнить поговорку о том, что всё когда-то случается впервые - но здесь помогла сама Гертруда. Она подвинулась слишком уж близко - казалось, стоит Даниэлю податься чуть вперёд, и он дотронется губами до её щеки. Не то, что бы Дэнни не решался этого сделать в присутствии стольких свидетелей - общественное мнение было ему совершенно без разницы - только вот он, опять же, сомневался, что нечто подобное понравится Герде. И портить столь хорошо начавшийся вечер точно не хотелось.
Однако её близость равнодушным точно не оставляла - она мешала сосредотачиваться и вырабатывать нужную тактику поведения. От неё слегка сбивалось дыхание - такое бывает от не самого сильного, но, в общем, вполне ощутимого удара.
Должно быть, Гертруда по взгляду всё-таки догадалась, о чём он сейчас думает, поэтому отстранилась как-то очень поспешно. Это давало возможность дышать свободнее, но вместе с тем и разочаровывало.
-Если не прогоняешь... - он одним глотком допил содержимое своего бокала. Как говорится, клин клином вышибают. И от вина Дэнни планировал немного протрезветь. - То я побуду с тобой. Деньги для того, чтобы поддержать несчастных сирот, я уже перевёл на счёт, это ведь самое главное, правда? Так что имею право провести вечер так, как мне будет приятнее...
Лицемерные общие фразы о помощи ближним, которые нет-нет, да и приходилось выдавать, когда Даниэль попадал в так называемое приличное общество, слетали с языка сами собой, без малейшего усилия. Они всегда были наготове, на всякий случай. Это ж не то, что рассказывать о собственных чувствах.
Считается, что девушки легко ведутся на подобный бред...
-А зря не любишь, ты отлично выглядишь в платье. Куда лучше всех остальных женщин, - Дэнни предостерегающе поднял руку. - Только не говори, что я это придумываю, потому что врать сейчас мне нет никакой корысти.
Юбка, что опустилась ему на колени, разумеется, совершенно не мешала. Он лишь погладил невесомую ткань, намереваясь словно бы невзначай переместить ладонь на бедро Гертруды, но не успел - она вновь поднялась, чтобы слегка отодвинуться.
-У меня идея, - выхватил у Герды папку, небрежно бросив на ограждение. Затем взял её за руку, переплетая пальцы и не давая возможности вырваться. Чуть наклонился, поцеловал запястье. Если кто-то наблюдает - их проблемы. - Так вот, - он вновь поднял глаза на собеседницу. - Можно будет сказать, что один из гостей перебрал, и его в спешном порядке требуется доставить домой. Персона я не особо важная, но, не думаю, что твой... начальник будет особенно выделываться. Тем более, что скоро работа на сегодня всё равно заканчивается.
Он так и не выпускал её руку, не отрывая от девушки настойчивого и немного сумасшедшего взгляда.
-Ко всему прочему, это будет правдой. Надо же кому-то забрать мою машину, - там так удобно раскладываются сидения, - а меня точно арестуют за вождение в нетрезвом виде. Ты просто не можешь не выручить меня ещё раз.

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-12 15:15:39)

+4

34

Гвидо, Ливия, Хелен, Фредо

Итак, причина была установлена, причем довольно своеобразным способом. Заинтересованно глянув на наряд блондинки, Джульетт перевела насмешливый взгляд на дона, установив зрительный контакт, как замена словесному диалогу. Комментарии тут были излишни: все ясно с самого начала. Наверное, будь итальянка более впечатлительной, то начала бы ахать и охать, не веря ни глазам, ни ушам. Гвидо достаточно прямо дал понять, в чем состоит загвоздка сегодняшнего вечера. Да и не только сегодняшнего, судя по всему. Страсти и интриги Джули по возможности старалась обходить стороной, не сильно заостряя внимание, но данный случай показался до безобразия абсурдным. Обычно, в сорок лет уже знаешь, кто тебе нужен и на каких основаниях, и просто так не сближаешься с человеком, не испытывая, как минимум, влюбленности и желания. Надоел брак, обязанности и ответственность? Пожалуйста, вот тебе свободные отношения. Ищешь родственную душу? Так ее невозможно не признать сразу. Нужен партнер-друг, с которыми легко и беспечно? Тоже не проблема. Чего, интересно, ждала Хелен от Монтанелли, даже не зная о роде деятельности? На шаловливого мальчонку он и близко не похож - ни возраст, ни статус не позволяет. Наблюдая многие годы за личной жизнью итальянца, Джульетт иногда удивлялась его непредсказуемому выбору, но неизменным оставалось одно: он знал, что делает. Выбирал ту, которая была ему нужна, и еще ни одна не могла пожаловаться на какую-либо нестабильность или неуверенность в завтрашнем дне. Разве не этого ждут все страждущие женщины? Безусловно, Альтиери могла понять тех, кто далек от понимания того, что значит быть спутницей/женой гангстера; когда вопросы копятся-копятся, и нет им конца, пока терпение не лопнет. Но тут уж каждая вольна самостоятельно решать...
- Увы, он отправился с Майклом на сафари, в Камерун. Там, полагаю, лев будет стоять у плиты, - ухмыльнулась брюнетка, испытывая беспокойство только за старшего сына. Вот кто не способен постоять за себя, а два друга - те еще смельчаки. Лет двадцать назад она все ждала, что однажды им попадет по-крупному, но пока Фортуна на их стороне. - Спасибо. Получила твой подарок, очень милый. - Их, конечно, немерено было от друзей, родственников, но каждый по-особенному трогателен. Самый прикол, что Марку-то вообще по барабану, что на него напялили, в радость только родителям.
- А ты хорошо выглядишь, Фредерик, цветешь и пахнешь. Даму сердца обрел? - Джульетт усмехнулась, кивнув удалившимся дамам, прекрасно понимая, что значит «попудрить нос». В дамских комнатах вообще творились невообразимые вещи, там скрыто много секретов. - Слышала, что у тебя, оказывается, есть уже довольно взрослая дочка. Вот уж не представляла тебя в роли отца... Сюрприз на сюрпризе. Чувствуешь себя отцом, хоть и новоиспеченным? - Казалось бы, что он понимает в воспитании ребенка? К тому же, с сформировавшимся характером, привычками, складом ума. Но, с другой стороны, возможно им даже легче будет в кое-каких моментах. Он может говорить с ней на равных. Главное, чтобы они правильно воспринимали друг друга.
- Ой, Гвидо, не стащишь бокальчик? - Указав на мимо идущего официанта со стороны дона, Джульетт таки получила заветный бокал шампанского. Сделав глоток, вновь вспомнила о напряженной Хелен. Возможно, та считала, что итальянка будет наседать и о чем-то спрашивать, но это не в ее стиле. Сверлить взглядом, таращить глаза, доставать вопросами... Джульетт ни одной минуты в жизни подобным не занималась. Зато, умеет делать выводы: молча и беспретенциозно. Хэмминг вела себя, словно сама нуждалась в том, чтобы ее атаковали расспросами. Странная дружба, однако.. Как доверить крестить своего ребенка, как рассказывать секреты, делиться насущным - тут Джульетт преуспела, и отлично знала, что дружить умеет на все сто.
- Что происходит? - Шепнула на ухо Монтенеллии, спрятав нижнюю часть лица за бокалом. Он может и отказаться отвечать на вопрос, но если обладать острой наблюдательностью, картину можно составить и самостоятельно, - вся соль в нюансах. Джульетт жутко не любила эффект «испорченного телефона». - Как видишь, моя подруга не звонит уже несколько недель, вся надежда на тебя. Не хочется лупить глаза и ощущать полное непонимание происходящего, раз уж мы тут все вместе собрались. - А сплетни ей тоже не сдались ни разу - это удел полоумных, как любила говорить Силвана.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-06-13 01:13:30)

+5

35

Daniel Keeley,
Сироты... И Дэнни туда же.
- Хочешь открою тебе страшную тайну? - Спрашивает она Дэнни заговорческим приглушенным голосом, насколько это позволяла громкая музыка. - Весь обслуживающий персонал без исключения, - показывает рукой на гостей и мелькающих между ними официантов и брезгливо щурится. - Искренне считает, что на сирот тут всем откровенно плевать. Просто отличный повод собраться завести полезные знакомства, - утвердительно кивнула в конце предложения. Герда сидит с немного разочарованной мордашкой. Да, хотелось верить, что они и правда думают о несчастных, но какая разница, что у них в голове, если деньги все-таки найдут своих адресатов?
Женщины любят ушами, это известно всем. И кто бы что ни говорил, девушки падки на комплименты. И Герда не была исключением. Развесила уши и ловит каждое слово из уст Дэнни. И она верила, что он правда так считает, ведь какой толк ему врать? Герда из всего собравшегося тут народу, самая бесполезная персона. Да и сам он сказал, что никакой корысти. Настроение было все лучше и лучше. Знает ведь, что нужно сказать, чтобы добиться своего. Хочет уйти отсюда с ней, а она хочет свинтить отсюда хотя бы ненадолго. Герда уже и так была готова согласиться, но поцелуй в запястье просто развеял оставшиеся сомнения.
Как бы она этого ни отрицала, но романтичной натурой она была. Не читала женские романы в метро, но ненормальная любовь к кино самых разных жанров дает о себе знать. Она ничего не стала говорить против того, что ее папку отправили за ограждение. Плевать, что по-любому придется ее доставать. Сейчас перед глазами был только Дэнни, вернее, Даниэль в костюме, который пустил в ход, кажется все свое имеющееся обаяние. Говорил о плане побега, но почему Герда что-то... другое? Чем больше он говорил, тем чаще она смущенно отводила взгляд в сторону, поджимая губы. Понимала, что так делать невежливо и вновь смотрела на него, но долго не выдерживала.
Если бы он не держал ее руку так сильно, что пытаться вырваться явно было лишним, то она бы заткнула ему рот ладошкой.
Огляделась в поисках того самого начальника. А как он будет против, если его самого тут нет? Оставлять все на самотек хоть и не хотелось, но что может случиться?...
- Все-все, хватит. Уговорил, - говорит она, немного недовольная. - Я, знаешь ли, даже с уроков в школе не сбегала, и пары в университете не пропускала без уважительной причины. Для меня это геройский поступок, - она фыркает в конце. Да, уговорил, но надо ведь сделать вид, что у него это получилось с трудом? - Но мне все равно надо найти кого-нибудь себе на замену. И отлучусь я на... Час. Договорились?
Глупо договариваться о подобном. Вряд ли ее будет кто-то держать насильно. Разве только она сама упрется рогом и бойкотирует оставшуюся часть вечера.
Она понимала, что сейчас делает глупейшую вещь в жизни. И после такого, возможно, ей опять придется искать работу. Но предложение Дэнни выглядело так заманчиво, так романтично!  Мечтатель-фантазер проснулся в ее маленькой тушке и требовал приключений.
- Значит, так, - начинает она командным тоном и пытается вырвать руку из хватки Дэнни. Тянется за выброшенной папкой, нагинаясь через ограждение и после пары неудачных попыток, хватается кончиками пальцев за выбившийся листок из стопки. Выглядела она сейчас наверняка очень неуклюже, особенно в этом платье, выполняя подобные пируэты. - Встретимся внизу, хорошо? Как только ты выйдешь из здания, перейди дорогу, к набережной. И пройдись немного направо. А я быстро договорюсь и спущусь по лестнице, чтобы не мельтешить перед охранниками. С ними договориться явно сложнее, чем с моей кухней.
Она оборачивается и смотрит вниз. Какой тут этаж? Явно не ее пятый, но что остается?
Конспирация, шпионские игры, веселье!
Она собрала тарелки, салфетки и стаканы. Взяла свою папку до кучи и со всей этой кипой вещей пошла к лестнице. Как-то неудобно все это сгрузила себе в руки, даже не видит теперь толком, куда идет. Если бы официант, что сейчас поднимался по лестнице, услужливо не уступил ей дорогу, то было бы месиво, много шуму и море крови. Поблагодарив официанта, она спустилась на кухню, где от запахов кружилась голова. Вот если на крыше собрались люди с натянутыми улыбками и делали вид, что им весело, то тут происходило самое-самое веселье. Официанты устроили себе обеденный перерыв и громко что-то обсуждали, искренне хихикая над шутками друг друга. Вот в такой атмосфере Герда чувствовала себя отлично. Договорилась быстро с одним из официантов, всучила ему папку с планом угощений и распорядком дня, но перед этим вытянула оттуда листы с информацию о приглашенных. Так, чисто на всякий случай, чтобы лишний раз не получить по шляпе. Забавно, но тот даже не стал спрашивать, куда она идет и надолго ли. Надо, так надо. Вот он, мир простых смертных людей. Заскочила в служебную комнатку, где весь персонал оставил свои вещи. Тут был такой бардак, что пришлось переступать через брошенные абы как ботинки. Добралась до своего шкафчика, оставила там бумаги и заглянула в маленькое зеркальце на дверце. Выглядела она так себе. Но ведь год назад Дэнни видел ее в гораздо худшем состоянии? Потому, решив, что поправлять свой внешний вид будет лишней тратой времени, она взяла свою сумку, захлопнула шкафик и по-тихому свалила. Впереди ее ждало долгое и мучительное спускание по лестнице. Может, разуться? На каблуках это будет стоить еще больших мучений!

Когда Герда вышла на улицу через не основной вход, она увидела, что гости все еще прибывают. На входе работа кипит. На улице было свежо. Странно, ведь на крыше стояла жара невыносимая, а тут даже ветерок гулял. Скрестила руки на груди, чуть ли не обняла себя за плечи и пошла через дорогу, к тому месту, где ее должен был ждать Дэнни.
На плече ее висела черная кожаная сумка, которая явно не подходила наряду. Но, черт возьми, в эти маленькие кладчи, что принято носить с такими нарядами, ведь даже современный мобильный телефон не влазил, не говоря уже о кошельке. Гертруда оглядывается по сторонам в поисках Дэнни и уже начинается бояться, что ее кинули. Сбежала зря и вообще поступила глупее некуда.

+3

36

Ливия, Хелен, Джулс, Фредо; повертел головой, заметил "Сынов Анархии" и Тилля

Наслаждайтесь счастьем, пока можете - пожалуй, вот что Гвидо мог бы посоветовать людям своего круга от себя лично; потому как люди вроде них вообще не созданы для счастья. Да и кто, впрочем, создан для него? Счастье мимолётно. Настолько, что некоторые вообще перестают верить в него... Но не Гвидо; несмотря даже на его обычно мрачный видок, несмотря на то, что происходило в его жизни в разное время - Монтанелли никогда не отказывался от счастья. Да и несчастным себя тоже не считал. Главное его счастье - не в том, что он забрался на вершину организации Торелли, не в том, что достиг богатства или власти, он был бы ничуть не менее счастлив, даже если бы в своё время не получил своего места среди солдат Семьи вовсе, но при этом всё равно был бы отцом здоровых и прекрасных детей. Вот, что на самом деле было важно.
- Да, кстати. Как там Джин? - коротко спросил Гвидо в дополнение к вопросу Джулс; с едва заметной интонацией в голосе, строгой и тревожной одновременно - словно на секунду перестал говорить о семье, и говорил уже о бизнесе. Он был чуть лучше осведомлён о происходящем, нежели Джульетт; понимая, что Фредо самого важного мог бы лишиться, едва успев обрести... и лишиться совсем не так легко, как обрёл это. По его собственной просьбе, дон не влезал в эти дела слишком глубоко, давая капитану разобраться своими силами, но это и не означало, что Фредерик не мог рассчитывать на его помощь и поддержку - стоило только попросить.
Вернув благодарную улыбку Хелен, Гвидо на секунду сменил её на нечто более злорадное, блеснув холодным взглядом вслед уходящим женщинам, заметив, как Хел освобождает свою руку от слишком настойчивого жеста Ливии. Пустить женщину к делам Семьи? Он никогда не жалел об этом. Хотя бы из-за таких моментов; Андреоли видела всё с другой позиции, с той, где все мужчины слепы, или, по крайней мере, связаны - и могла бы прикрыть ему спину с этого направления. Стоило быть благодарным за это.
Если бы не обещание, которое он дал в январе - следовало бы предложить место советника ей, если Майк всё-таки откажется. Ливия бы справилась. Лучше бы, чем это сделал Док, гостиницу "Парадиз" посещает больше их людей, нежели больницу. Однако, обещание есть обещание...
- Держи. - Гвидо ухватил с подноса два бокала, один для Джульетт, а другой для себя; Фредо ещё не допил тот, которым салютовал кому-то в толпе, и Монтанелли, коротко взглянув по направлению его жеста, увидев представителей четы Морроу. Значит, и "Сыны" тоже на вечере? Хорошо. И приятно видеть, что носить они умеют не только свои кожанки, но и вещи поприличнее. Неподалёку от них Гвидо вдруг заметил фигуру Тилля - вот кого не было видно довольно долго... интересно.
- Поссорились мы. Хотя, может, уже справедливее будет сказать - расстались... - удовлетворил Гвидо вопрос Джульетт, грустно усмехнувшись. Никакой интриги и нет, пожалуй, не из-за чего охать - люди имеют свойство сходиться и расходиться, у них же с Хел не было такого же большого общего багажа, как у семьи Альтиери, который смог бы вернуть назад одного из них, если бы он захотел уйти. Сложно сказать, что именно было причиной разрыва - вряд ли это что-то одно, в любом случае. Но с ним-то всё понятно; Хелен обрывает связь с Джульетт - и это уже хуже... не хотелось бы, чтобы разрыв между ними привёл к проблемами у их друзей. Гвидо чувствовал свою вину. Вина в таких случаях всегда на обоих... - Сказала, что ей нужен "перерыв". - цена таких перерывов и так понятна. В большинстве случаев, это просто такой деликатный способ сказать, что всё кончено - отношения это не такой труд, от которого просто отдохнуть, отложив кирку в сторону, прилягши и выспавшись хорошенько. Хелен - наверное, просто устала от него. Любовь, как говорится, прошла. Стоило ли винить её за это?

+5

37

Хелен

Ливия на самом деле слишком привыкла смотреть на отношения полов уж больно цинично, чтобы осуждать чьи-то измены или преувеличено ахать при новости о разрыве кого бы то ни было из своих друзей. То, что любовь имеет свойство умирать, она знала не понаслышке, и Гвидо, кстати, был закален в этом деле не меньше нее самой - переступать через некогда любимого человека приходилось и ему. Он ведь именно так выразился на той стройке, характеризуя печальную судьбу ее мужа, думая, что делает тем самым комплимент ее храбрости? Так что, переживет Монтанелли и эту беду под название "Хелен Хэмминг" - Ливия не сомневалась. Черствости его романтичной рыцарской душе тоже всегда хватало с лихвой.
Отчитывать Хелен, уводя ее в уборную, Ливия отнюдь не собиралась, хотя бы потому, что четких причин разрыва с их боссом не знала. А то, что видела ее с другим... ну, это, конечно, прилично удивляло, но осуждать ее она не торопилась. Почему, в конце концов, мужикам можно трахать всех, кого ни попадя, налепляя себе на лоб при этом гордое звание самцов, а им, женщинам, совершая адюльтер, обязательно надо бояться пренебрежительного слова "шлюха"? Обидно было лишь за то, что Гвидо как раз не был из рода этих самых самцов, и отношения к себе заслуживал достойного, которым выбранные женщины его, увы, не баловали.
Вот и сейчас, стоя в дамской комнате, Ливия ловила наглое и, казалось даже, несколько самодовольное отражение Хелен в зеркале, старательно делающей вид, что ничего противоестественного не происходит. Спрашивать, однако, напрямую, Ливия не хотела, решив попробовать уколоть исподтишка, ну чтоб совесть блондинку все-таки немного погрызла.
- А чего не попросила русских помочь с икрой для вечера? - из коротких реплик этой парочки, брошенных друг другу, она успела понять, что с закусками подсобил ей именно Монтанелли. - Ты с ними общаешься явно теснее Гвидо, - с многозначительной улыбкой глянула на Хэмминг, продолжая подкрашивать губы и делать вид, что не замечает, с каким воодушевлением та погружается в телефон, отвечая на какое-то смс. Гадать долго, от кого она получила сообщение, не приходилось - такая идиотская улыбка обычно блуждает по лицу, только когда пишет интересующий тебя мужчина. Что ж, очевидно, что теперь Гвидо в круг этих самых интересов уже не входил.
- Ты прям вся светишься, - хмыкнула она, когда женщина захлопнула клатч и приготовилась к выходу. То есть даже обмолвиться о том, что они с Гвидо не вместе, или хоть как-то пояснить натянутость разговора с итальянцем она нужным не посчитала? Здорово... Пускай, близкими подругами они и не были, но все же общались в одной компании и даже отдыхали вместе. Все было для нее настолько естественно? Ладно Ливия, она относилась к разрывам просто, потому что не заводила долгих отношений и обрубала связи на пороге их развития, дабы не впускать в свою жизнь ненужных привязанностей, но то, что было между Хелен и Гвидо, все же, по ее мнению, зашло гораздо дальше сугубо сексуальных интересов, чтобы сейчас так запросто делать вид, что это - не имеющая значения мелочь. - Как когда-то на Тахо... - ухмыльнулась, но уже с горечью, и отвела от блондинки взгляд. Если захочет - ответит. Побоится осуждения - может бежать. Ливии и так в принципе уже многое ясно.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-12 21:19:33)

+4

38

Ливия

Вот что Хелен ненавидела больше всего, так это хамство в свой адрес. А тут вроде бы и человеку лично ничего плохого не сделала, и вроде бы относишься не плохо, и знаешь не первый день...но человеческая натура куда более глубокая. Особенно натура женщины. Заканчивая с губами она потерла верхнюю губу о нижнюю, распределяя равномерно помаду.
- Милая, если у тебя есть что спросить - задавай конкретный вопрос, а не сотрясай бессмысленно воздух, - Хэмминг внимательно посмотрела на Андреоли в отражение зеркала, чтобы улыбнуться в следующее мгновение.
Улыбка вышла достаточно открытой и многозначительной, чтобы не обидеть, но одновременно практически послать на три больших русских, кстати говоря, буквы. С кем, где и когда встречается Хелен - ее личное дело, в которое не могут лезть даже ее дети, что уж говорить о людях, откровенно говоря, посторонних. А Ливия была ей если и не совсем чужой, то не задушевной подругой точно. Может быть Хелен поступила и не самым красивым образом с Монтанелли - зато честно. Она не стала встречаться с Мэлом, держа рядом с собой итальянца, только для того, что бы тот был. По собственному опыту Хел знает, что такое измена дорогого человека. И уж лучше оборвать отношения сразу, нежели пытаться сделать больно правдой. Звук клацнувшего клатча вернул ее снова в уборную. Зеленые глаза, на мгновение погрузившиеся в воспоминания снова сфокусировались на Ливии.
Тон подруги ей не нравился. Сузив по-кошачьи зеленые очи Хелен хотела было идти в наступление. Но вовремя себя остановила, решив, что скандал сегодня не нужен ее репутации. Так же как и репутации этого вечера. Так что добро пожаловать в мир великосветских вечеров, когда у тебя есть только один путь - вежливость.
- Правда? - откровенно издевалась она делая вид, что не совсем понимает о чем таком говорит ей итальянка. - Правильный мужчина рядом - лучший спонсор для вечно светящихся счастьем глаз, - раз уж они никуда не спешат, Хэли поправляет волосы, заправляя мешающиеся пряди за уши.
Не хватало, что бы ее еще пытались отчитывать за то, что она сделала. Хотя сейчас уже становилось интересно, что такого знала Ливия, чтобы иметь право высказываться в таком тоне. Конечно же, ясное дело, Гвидо она знает дольше, они как оказалось, если не коллеги, то друзья. Почему бы женщине не встать в защиту Монтанелли?
- В чем причина такого твоего поведения? - не выдержав, первой с интересом спросила Хелен, все же сделав вид, что это просто пришлось к слову.
Бежать из уборной она не собиралась - уж лучше разобраться во всем сейчас, нежели потом изнывать от недосказанности. Время тикало. У нее было не больше десяти минут, что бы переговорить с Андреоли. Мэл ждал снаружи, а Хелен не видела его достаточно долго, чтобы тянуть со встречей. Пускай они и не могут сейчас в полной мере выражать свои чувства друг к другу - просто находиться рядом с ним, Хэмминг было спокойно.
Она подумала о Джульетт. Альтиери уж точно обиделась оттого, что Хелен несколько недель не звонит и не пишет ей. Но сама блондинка действительно очень сильно забегалась с подготовкой к вечеру. Совсем выпустила из внимания все остальное. Времени и сил хватало только на то, что бы сделать все свои дневные дела, совмещая их с доработкой в качестве страхового агента, приехать домой, принять горячую ванную и лечь спать. О каких посиделках могла идти речь? А вот о задушевных разговорах, пускай только и по телефону...это уж последнее, что требовалось Хелен в этой ситуации. Да и что она могла услышать от Джулс? В поддержке она не нуждалась, да и выносить переживания на близких не хотела. У Джульетт и так заботы о новорожденном сыне, муже и вообще всей огромной семье. Зачем расстраивать ее тем фактом, что у них с Гвидо не сложилось? В конце концов люди встречаются и расходятся каждый день по сотни - мы ведь не расстраиваемся из-за каждого.

+5

39

Бальтазару

look

http://ic.pics.livejournal.com/sudarikova_nika/11043023/376462/376462_900.jpg


Мои три месяца затишья прекратились его звонком. Только на его голос мое тело реагирует так: моя осанка выпрямляется, грудь выпячивается, дыхание ускоряется, а глаза начинают сиять. Только от его слов мое лицо начинает сиять, а губы расплываются в нежную улыбку. Я три месяца веду, почти, затворнический образ жизни. Мне пришлось взять долгосрочный отпуск в агентстве в силу своих психологических отклонений, о которых я ни кому не рассказываю. Это мои проблемы, это личное, это то, что хочется скрывать. Я избегаю общения, телесных контактов, мой телефон все время в режиме вибрации, социальные сети в игноре. Я скоро одичаю и начну кидаться на людей, так что мой голубоглазый мужчина становится неким спасением. Его звонок, как таблетка от всех проблем и забот. Мы долгое время с ним не виделись, мы долгое время были заняты собой. Сейчас я хочу его общества, его объятий, его улыбки. Я просто хочу его. И мне плевать, что придется находится в компании напыщенных богачей, которые кичатся своим положением, успехами и деньгами. Мне плевать на их надменные и очень серьезные лица. Мне все равно на цель мероприятия, главное быть рядом с ним. Этот человек, в который раз оказывает гораздо большим, он больше чем клиент и меньше, чем любовник. Он - друг. Бальтазар ди Стефано, вы рушите мое представление о мужчинах, вы сущий демон. От этой мысли на душе становится тепло. Думая об этом мужчине, сразу всплывают его глаза цвета сапфира и кошачья улыбка. Как в него не влюбить, это невозможно.

Он как всегда раздражает меня своими идеальными манерами, он приезжает раньше назначенного времени, на нем идеальный костюм и его оружие - улыбка. В его компании я кажусь еще избалованнее, еще вульгарнее, еще аморальнее и мне это нравится. Мне нравится наш контраст. Мы легко с ним уживаемся. У Бальтазара сложилось странное впечатление обо мне, но я никогда не старалась его переубедить в обратном. Меня сопровождает мужчина в сдержанном классическом костюме, на мне платье в моем вульгарном стиле и как всегда с открытой спиной. Я знала, что это "слишком", но так же знала, что Бальтазар оценит мое "слишком".
- Что за глупости, ты мое важное дело - я приняла образ покладистой девушки, решила порадовать мужчину, ведь мы так долго не виделись. Не знаю сколько я протяну в этом образе, но пока мне это дается легко. Я сильнее прижимаюсь к его руке, мои губы растянуты в непринужденной улыбке. И если честно, то мне было бы куда приятнее, если бы его рука оказалась на моей талии. Но эти манеры, этот образ - это не его.
- Ты как и все будешь толкать занудные речи или мне повезет? - я шучу, не поворачивая лица к своему партнеру. Мне бы не хотелось уснуть у него на плече на этом приеме, я же могу слюну пустить. Я глубоко вздыхаю, кажется, мне страшно.  Я уже отвыкла от таких скоплений людей, от мероприятий подобного рода. Мне остается глубоко вздохнуть и выполнять роль красивой девушки в компании идеального мужчины.

+4

40

ВНИМАНИЕ! Прилетел вертолет!


- Накатим, – взмахиваю рукой и с важным видом жду действий. Нихуя не происходит. Пилот на меня смотрит так, будто я сейчас откуда-то бутылку джеймсона вытащу и с горла пить буду. – Полетели, я говорю. – Засуетился, наконец. Ну, блять, хотелось красивое слово выбрать для взлета, а взял и все испортил. Пока пилот бормотал о взлете в свой микрофон я тихо-мирно предложил своей спутнице переместится ко мне на колени.
- Лола, бросай охуевать. Садись ко мне на колени – здесь круче видно. - Предложение, конечно, было на миллион и произнесено с очень важным видом. Но тут-то опять проснулся пилотище наш.
- Сэр, так нельзя по технике безопасности.
- Техника безопасности – сколько хороших идей она испортила. Ладно. Слушаюсь и повинуюсь.
Не-не, я не пьяный. Хорошее настроение просто. Вот, а почему бы и нет? В кои-то веки выбираюсь в люди. Весь такой вип-персона, тянет от меня за километр гордыней. Еще и девушка симпатичная свалилась с неба практически. Почему бы вот просто не насладиться? Ну и прибавить пафоса. Вряд ли кто-то еще додумался прилететь на благотворительный вечер. Прилететь, подчеркнуто. Долбоебическая идея по своей сути. Но мне разрешается. Ну, или я себе так думаю, что ничего мне за это не будет. Максимум – на следующий такой вечер за мной отправят водителя и мордоворота, который проследит за тем, что я делаю. А еще могут уволить пилота за то, что тот не проверил, разрешено ли мне пользоваться вертолетом, принадлежащем “StoneOil”.
Вертолет  просекал воздух, Сакраменто с птичьего полета казался мирным и спокойным.
- За сколько мы долетим?
- Еще минут пять, сэр.
В общей сложности десять минут. Нет, на автомобиле, конечно же, было, дольше, если считать отдельно на вертолете и отдельно на автомобиле. Но учитывая, что мы провозились с тем, чтоб доехать до вертолета, получить разрешение на вылет и на убеждения всех вокруг, что мне все разрешено. Выйдет, в общем дольше. Но какая разница? Сахар-то в другом. И мы все знаем в чем. В том, чтоб выпендриться и поднять там дамам на крыше платья.
----
- Ебучая ебучесть, пресвятые угодники зла,– бормотал я, пока мой пиджак поднимался вверх, вместо женских платьев и закрывал мне обзор. Еще и лестница эта к хренам такая неудобная. Нельзя было придумать чего получше, не? Это же столько бабла стоит, а комфорта ноль.
Таки пришлось быть джентльменом, не трусить и спускаться первому. После того как вертолет завис в воздухе над местом назначения, где внизу уже вовсю проходило наше интеллигентное мероприятие. Лестница вертелась-крутилась, пиджак поднимался, укладка (банка геля!) нервно щекотала воздух. Ступенек было всего с десяток, а так будто весь вечер спускался. Не, я вообще не дрейфил, да вы что. Наконец мои ноги коснулись пола, я поблагодарил супермена там вверху за то, что я не ебнулся с этой лестницы. А затем, поправив пиджак и воротник рубашки, да еще натянув ухмылочку на лицо, я шагнул немного вправо и, дождавшись моей спутницы, немного помог ей спуститься. После чего вертолет начал отдаляться, а я, смотря на охуевший вокруг лица, произнес фразу из знаменитого фильма:
- Стоун, Майкл Стоун.

внешний очень важный вид.

http://funkyimg.com/i/Y7wR.jpg

Отредактировано Michael Stone (2015-06-13 01:59:39)

+11


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Благотворительный прием 6-ого июня