Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Благотворительный прием 6-ого июня


Благотворительный прием 6-ого июня

Сообщений 81 страница 100 из 114

81

Бальтазару
Он и я сегодня не мы. Было заметно, что Бальтазар чем-то озабочен, было понятно, что я напряжена. Это не первая наша встреча на публике, но первая, когда мы в таком эмоционально-шатком состоянии.  Мне всегда была приятна его компания, не знаю как мистер ди Стефано, а Фокс улыбается благодаря ему. В его компании любая девушка должна быть лучше, чем есть на самом деля. Я сейчас и про внешность и про внутреннее состояние.
- Не в своем амплуа? - я переспросила его. Не очень понимала о чем говорит Бальтазар. Не знала, что он умеет примерять разные амплуа. – А у меня каким должно быть сегодня амплуа? - по сути у меня никакого амплуа и не должно быть. Я никого не знаю изь этого окружения и знать не хочу. Это люди не моего круга общения и знакомств новых я заводить не люблю. Я улыбаюсь, и глаза блестят, его рука оказывается там, где и должна быть, на моей обнаженной спине. Надо сказать, что улыбалась я не долго. Я так же устремила взгляд в воздух. Будь мне лет пять, то бы это событие вызвало радость и восторг, но сейчас, когда у тебя идеальная прическа и белоснежное длинное платье, это событие вызывает негодование. Что за выпендрежник это прилетел. Тоже мне Карлесон нашелся. В эту минуту я оценила заботу Бальтазара и его сильные объятья. Было приятно осознавать, что мужчина, который пригласил меня, действительно думает обо мне, не пользуется, как это делаю я с ним и его дружбой. Из вертолета появился мужчина, с которым лично я не была знакома, но о нем знали все. Так же я увидела миниатюрную девушку, которая так же показалась мне очень знакомый. Яне всматривалась на прибывших гостей, меня волновал мой внешний вид, который явно был уже не идеальным.
- Думаю, никто не думал, что у него хватит фантазии на такое. Спасибо, Бальтазар, все в порядке – его обходительность, его взгляд, его манеры и я забываю о своем раздражении от вертолета. Я совершенно забыла о том, что допытывала мужчину о его сегодняшней роли. Мне было интересно, что скрывалось за его ответом, но девичья память такая девичья.
- А мне будет приятно застать тебя в качестве оратора. Я ни разу тебя не видела в деле. Уверена, что ты хорош – я прикусываю нижнюю губу. Мне в самом деле этого хочется. Мне плевать на речи остальных, на их внешний вид и на то, какую они сегодня играют роль. Мне хотелось увидеть Бальтазара ди Стефано за работой на публике. Я много раз его видела в офисе в бумагах, но ни разу не наблюдала за ним на собраниях или совещаниях. Когда он работает, это совершенно другой человек. Сдержанный, серьезный и полностью отдающийся своему делу. Я наблюдаю за реакцией своего спутника.
- Все в порядке? Ты как то озабочен – с недоумением смотрю в его пустые голубые глаза. Он со мной и одновременно где-то еще. Обо мне можно было сказать так же. Я была тут с ним и одновременно где-то еще. Я не в сматривалась в лица прохожих. Я не обращала внимание ни на кого из присутствующих, и когда банкир сообщил, что оставит меня на несколько минут одну в этом обществе, пришлось прийти в себя и увлечься обстановкой. Явное преимущество приема в том, что все происходит на свежем воздухе, тут есть куда устремить взгляд, чтобы не показать хамоватой и не застолбить взгляд на одном из присутствующих.
Бальтазар не обманул меня и на самом деле вернулся достаточно быстро. Я встретила его как всегда фирменной улыбкой. Я даже дала название этой улыбке в честь инициалов банкира. Этой улыбкой я пользуюсь в основном только в его присутствии. Она нежная, но в то же время сдержанная.
- Спасибо – я беру один бокал у Бальтазара. –Знаешь, это не самое худшее место, где мы бывали вместе. Хотя бы на свежем воздухе. А ты знаешь план мероприятия? Что сегодня предстоит нам пережить? - становилось достаточно оживленно. Людей становилось больше, началась суета и разговоры напоминали жужжание роя.

Отредактировано Fox Virgin (2015-06-22 19:40:43)

+4

82

Пока они дружной компанией толклись у входа в туалет, Кирилл, периодически прислушиваясь к доносившимся из-за двери голосам, вытянул из кармана кончиками пальцев телефон, усмехнулся и быстро настрочил ответ, явственно представив обольстительно обнаженную спину Робин.
«Сзади. Спереди. Какая разница, я бы вошел с любой стороны. Только попадись мне наедине, и я избавлю тебя и от этого платья. ЗУБАМИ».
Подпирать дверь спиной было все же плохой идеей, и Лазарь переместился чуть в сторону, к стене, где ему все еще лучше всех были слышны голоса из-за двери – впрочем, проблема была в том, что только голоса он и слышал, а вот слова разобрать – это уже по большей части превосходило его возможности. За Мэлора он все так же не беспокоился, что и было видно и по его расслабленной позе, и по тому, что он только что отвлекался на телефон. По крайней мере, он не опасался за бренное вместилище Датчанина, что нельзя было в последнее время с уверенностью сказать о разуме брата. Вся эта его ударенность в религию в последнее время, разговоры о вечном а-ля мементо мори – Кирилла это сильно настораживало и очень не нравилось. И всему виной эта его пока неизвестная Лазарю бабенка, а если ничем хорошим эти отношения Мэла не начались, то могут ли они хорошо продолжиться?
Единственное, что настораживало вора – это то, чем могут закончиться и обернуться впоследствии эти переговоры в туалете. Случись у них драка – все еще непонятно, что вообще послужило причиной разговоров на повышенных тонах, – и кто знает, что там будет дальше. Впрочем, что такое должно случиться, чтобы они бросили общее дело и забыли о немалых деньгах, которые получают обе стороны? В раздумье пожевывая губу, Лазарь посмотрел на племянника. Пожал плечами и ухмыльнулся.
– Намекаешь, что у нас уже есть смена?
Да-да, Лешка с Олей – поистине достойная смена. Шумные родители, шумные дети, у всех общий талант – ставить все с ног на голову.
Дверь распахнулась, родив в голове у Лазаря мысль о том, что идея отойти чуть-чуть от двери была чрезвычайно удачной. Он резким движением развернулся на каблуках к Гвидо и чуть наклонился, видя, что тот хочет что-то сказать: при росте Кирилла редко находился человек, с которым это бы не требовалось. Русский, стоявший уже с и без того серьезной рожей, чуть нахмурился, а тут же устремившийся прочь Гвидо – ну вашу мать, ну как нашкодивший мальчишка, право слово – своей повернутой к вору спиной буквально вырвал у Кирилла короткий выдававший злость оскал – даже не оскал, а так, чуть дернувшуюся справа верхнюю губу, на секунду обнажившую зубы. Лазарь одернул костюм и смачно сплюнул себе под ноги – не удержался на этот раз. Ему, вору, ставить условия. Не надо было дону этого делать. Лазарь на секунду сжал зубы и прищурился. Он не хотел устраивать эту беготню, но раз дону итальянской мафии Сакраменто так угодно, то Кирилл обязательно примет участие в забеге, немного попозже. Он повернулся к Мэлу, и появившаяся на лице жесткость сразу исчезла. Он сделал несколько шагов к брату и положил руку ему на плечо, наклонив голову, тихо спросив и помахивая рукой для помощи в выражении обуревавших его эмоций:
– Что случилось, братан? – Кирилл даже чуть дернул подбородком вверх, желая, наконец, понять, в чем дело.
Что-то ему подсказывало, что они хоть немного, хоть слегонца, хоть носком или пяткой, а вляпались в дерьмо.

+6

83

мистеру Найту

Кто знает, будь сейчас другое место и другое время, между ними, возможно, и могла завязаться какая-либо беседа, не связанная с текущим приемом.  Конечно, вопросы личного характера она задавала в большей степени для того, чтобы разрядить обстановку и сделать свое присутствие здесь не столь очевидным. Так или иначе, охрана занимала на подобных мероприятиях важное место, и если мэру попросту не нужно об этом думать, то вот сама Робин считала это своей обязанностью. Разумеется, она спрашивала у Хэлен о том, где она нашла мистера Найта и почти не выказала удивление, когда женщина ответила, что его ей посоветовал тот самый человек, которого она называла “Мэлом” и с которым они были “близки”.  Всего пару дней в баре, она говорила о нем даже больше и почему-то в тот момент, Робин прекрасно расслышала и сохранила себе всю полученную информацию. Для чего? Конкретной причины пока не было, но знать о том, откуда взялся весь обслуживающий персонал было, по крайней мере, полезно.
Кроме импровизации, здесь сложно было что-то придумать, так как, все-таки она сейчас играла роль того, кто отвлекает человека от своей непосредственной работы, для которой он здесь и присутствует.  Что ж, попытаться тоже стоило, - отметила сама про себя Робин, слушая довольно немногословные объяснения мужчины о своем профессиональном опыте.  Было ясно, что распространяться об этом он не хочет, а вот причина, в принципе, могла быть любая. Девушка, непосредственно, склонялась к той, которая намекала, что это не самые подходящие вопросы на благотворительном вечере.  А самых подходящих, в принципе, быть и не могло. Если ей и следовало что-то сделать, так это просто убедиться, что всё в порядке и нет ничего, что требовало бы внимания. Список вопросов был исчерпывающим и ни один из них не предполагал дополнительных обсуждений.
Согласовать с Хелен? Чего Робин не ожидала услышать, так этого, но даже виду не показала, что она хоть сколько-то удивлена. Значит, согласовать с Хелен. Что нужно было сделать сейчас, так это предоставить развернутые объяснения.
- Ни в коем случае не обидели. Вы правы – все мы здесь делаем свою работу, но позвольте прояснить ситуацию, мистер Найт, - отработанный годами учтивый тон, не терпящий фальши, был необходимостью, без которой было не прожить, если хотел научиться выстраивать взаимоотношения с людьми, которые тебе должны, которым должен ты, с кем симпатия зашкаливает, и вы готовы ужинать в не рабочей атмосфере, как и с теми, кто не иначе как планирует настоящую диверсию и в отношении персоны, чьи интересы ты преследуешь.  И это не тот пинг-понг, когда обмениваешься ничего не значащими фразами, из которых, тем временем, сочится недовольство и отвращение. О нет, все в рамках дозволенного – учтивые фразы, учтивое обращение. Но никто не будет объяснять то, что произойдет дальше. – Мисс Хэмминг при подготовке к приему выступала от лица мэра города и преследовала его интересы. Её полномочия заключались исключительно в организации приема. Фактически, ее непосредственное участие здесь закончилось, и она не несет никакой ответственности за то, что происходит и будет происходить в дальнейшем. У вас нет никакой необходимости сейчас получать ее разрешение. Надеюсь, мой ответ был исчерпывающим, и мы всё прояснили, мистер Найти, - Робин спокойно улыбнулась, - Если же нет, то замечу, что деньги за ваши услуги перечисляют непосредственно со счета мэрии. Жду записей в конце вечера, - она вышла за дверь, не собираясь более задерживаться, и довольно быстро направилась обратно на открытую площадку к остальным собравшимся. За время ее отсутствия ничего не произошло. По пути вытаскивая мобильный, Робин довольно улыбнулась, читая ответ. Надо же было так прямолинейно раскрыть всё, что у него на уме. С другой стороны… нет, она понятия не имела, что на уме у этого русского. Словно он думал по-другому. И вряд ли дело было в разном менталитете или национальности. Было что-то еще.
“Ставлю на то, что это будет не так уж просто. А вот я бы с твоей одеждой справилась быстрее.”
Тут уж Робин удержаться не смогла, переводя свои слова в подобие шутки. Они, конечно, проверят потом кто был прав, но сейчас девушка чувствовала себя чересчур сосредоточенной на вещах, никак не связанных со своей личной жизнью.

Бальтазару ди Стефано

Пожалуй, с кем следовало повидаться дальше, так это с вице-президентом национального банка. Бальтазара ди Стефано можно было назвать персоной весьма значимой и от того значительной. Не исключено, что он был здесь самым значительным человеком, чью деятельность была известна общественности. Благотворительность ему была не чужда и даже та, где его имя указывалось чуть ли не большими буквами, и возглавляла список главных благодетелей города.  Заполучить его было удачей, но бросался в глаза тот факт, что на этот раз он предпочел избежать огласки собственного участия. Иными словами, был еще одним тайным спонсором.  И это тоже требовала более тщательного изучения.
- Мистер Стефано, - Робин нашла его за одним из столиков в компании очаровательной девушки, чей оттенок волос по праву мог носить звание “огненного”. – Робин Эванс. Помощник мэра, - представилась она раньше, чем увидела немой вопрос на лице самого банкира или его спутницы. – Рада вас здесь видеть.

Отредактировано Robin Evans (2015-06-23 00:12:00)

+7

84

непосредственно обращаюсь к Хелен и Дороти
обращаю внимание на Гвидо, Джул и Лиану

Обращаясь к своей крестной фее я и не подумала, что отвлекаю ее от разговора с кем-то важным. Это было очень не культурно, но сияющая улыбка на лице Хелен  уничтожила все мое смущение. Эта блондинка  может осветить всю крышу своим сиянием. Я стараюсь улыбнуться ей так же отурыто и нежно, как только я способна. В момент ее объятий я успеваю рассмотреть еще одну не менее обворожительную блондинку, которая смотрела на нас.
- Хелен, я обворожительна всегда - моему кокетству и скромности нет предела. Я стараюсь держаться и не показывать свои подлинные эмоции, не стоит омрачать вечер ни себе ни другим. – Хотя я еще не видела ни одной особы на приеме, которая бы выглядела хуже меня. – Я научилась делать комплименты, я научилась снова быть сдержанной. Мне приходилось вспомнить манеры, которые отец мне прививал с самого рождения. Как он говорил – манеры принцессы. Но до этих манер мне было далековато.
- Спасибо, родная, гораздо лучше, чем пару дней назад. – я не успела поинтересоваться как проходит ее мероприятие, как эта белокурая ведьма (я любя) лишила дара речи меня. Я ненавидела знакомства, я не умела заводить знакомства, тем более не умела оставлять о себе хорошее впечатление. Я еще не переболела переходным возрастом, я еще не успела отвыкнуть от хамства, которым упиваюсь и от вульгарности, которой питаюсь. А тут она меня представляет дамам, перед которыми не хотелось бы опозорит крестную. Для меня эта женщина была роднее всех на свете. Эту женщину я бы с удовольствием  называла мамой, если бы не любила бы ее имя так сильно. Я напряглась, как струна. Мало того, что платье было завязано туже желаемого, так от нервов мне и так не хватало кислорода. Не смотря на то, что мы находились на свежем воздухе я задыхалась, как рыба.
- Очень приятно познакомиться – я скромно потупила взгляд, обращаясь к дамам. В моих планах не было оставаться сегодня наедине с незнакомыми людьми, но у Хел были другие планы.  Она просто скинула меня на блондинку или ее на меня и удалилась. Меня волновало происходящее, но еще больше волновало, куда крестная намылила свои сексуальные ножки.
- Просто составьте мне компанию, Доротея, пока эта женщина вершит благие дела – мне было приятно, что Доротея сократила мое имя. Мне было приятнее жить с именем Миша, нежели Мишель. Мой отец обожал мое полное имя, поэтому я стираю из настоящего все, что может причинить мне боль воспоминаниями. Я стала успокаиваться. Мое дыхание нормализовалось. Эта женщина внушила мне спокойствие или рядом с ней мне стало просто комфортно. Знаете и я не пожалела, что осталась в компании Доротеи. Таких женщин я не встречала. Она знала чего хочет и как произвести впечатления. На меня она произвела самое яркое впечатление. Я с любопытством наблюдала за ловкостью ее рук и с интересом слушала ее историю. Я не знала людей, к которым обращалась блондинка, но этот факт меня ни колечки не смущал. Все мое внимание было привлечено к ней.
- Спасибо -  поблагодарила за приготовленный напиток новую знакомую. Не имею ни малейшего представления кем она работает, но ей стоит открыть курсы по повышению квалификации навык барменов. Если бы все рассказывали такие истории, то барные стойки никогда не пустовали, а заведения имели вдвое больше выручки. Я повторила ее действия и испробовала первый слой, он был сладкий и приятный, я не стала останавливаться и слой за слоем опустошала стакан, я узнала каждый напиток. Мне понравилась его разношерстность, но предпочла бы самбуку в голом виде.
- Я могу к вам записаться на курсы? Вы фокусница, не меньше. - я мило улыбаюсь женщине, наблюдая за реакцией на коктейль остальных собравшихся гостей.

Отредактировано Misha Berrouze (2015-06-23 20:25:37)

+6

85

Гвидо
Предположить подобное развитие событий легко, если основываться на древних, как сама жизнь, стереотипах. Мол, ничего не появляется из ниоткуда, всему есть начало, а в бытовых условиях - резон. Если смотреть поверхностно, зачастую не верится, что ситуация вышла из под контроля и имеет за собой весьма сомнительную репутацию. Человек заявляет, что не верит другому человеку, но это неправда. Все мы подсознательно продолжаем верить в лучшее, надеясь на приятный сюрприз.
Она не желала углубляться в мысли, в которых, к сожалению, проскальзывали нелестные картины; стоило мужчине произнести вслух то, о чем подумал бы каждый где-то глубоко, в сердце щелкнуло. Иногда неприятно осознавать, что оказалась права, пусть и не намеренно.
- Мне жаль.
В первую секунду сработала женская солидарность: хотелось удивленно ахнуть, и сетовать касательно неправдоподобной неожиданности. В этом, к слову, нет фальши, она всерьез не ждала такого поступка от подруги. На протяжении всех лет общения, они делились секретами, страхами, и ошибками в том числе; где-то не сходились во мнении, тратили долгие часы на обсуждения, но никогда не осуждали по-настоящему, ибо дружба - всегда компромисс. Можно смотреть на ситуацию под разным углом, но не акцентировать внимание на том, что сумеет внести смуту и обидеть близкого человека. Но, сейчас происходило нечто кардинальное иное. Джульетт не умела отказываться от собственных принципов, хотя бы парочки из них, ведь жизнь, как известно, непредсказуема. Она не верила в святость любого из присутствующих здесь, в том числе свою; но не понимала, - черт побери, совершенно не понимала! - зачем вторгаться и спустя считанные месяцы бросать.
Глядя на разбитого итальянца, чей взгляд говорил больше любых слов, она вдруг заразилась этой острой печалью, неосознанно нахмурив брови. Сочувствовала? А то. Любой человек хочет - и имеет право - делить с кем-то самого себя. Это природой заложено. Совершив не одну попытку, трижды наступил на грабли. Причины разные, а как же суть? Неудача за неудачей. Что это? Изначально неправильный выбор? Скорее, необдуманный...
- Успела. Почти поставила рекорд.
Стало невыносимо стыдно, хоть и ни краткий миг. В конце-концов, Альтиери дружит с женщиной, которая разбила сердце Гвидо. Глупо, но то ли оправдывать ее, то ли всерьез задуматься. Ушла к деловому партнеру? Не хочется нагнетать, но Хелен чертовски свезло, что она не успела выйти замуж за Монтанелли, иначе последствия могли быть ужасающими. Блондинке, безусловно, неизвестны нюансы таких вот выходок, и слава богу. Наверняка эта новость разойдется, как горячие пирожки, если еще не разошлась, и страшно представить реакцию Семьи. Да что там, консервативный Фрэнк придет в ярость - в их кругах это непростительное оскорбление.
- Могу я.. Что-то сделать? - Мало ли? Поддержать - поддерживала добровольно, но может у него есть какая-нибудь просьба. Выказывать свое мнение по этому поводу Джульетт напрочь отказалась, даже не вступая. Достаточно того разочарования, что образовалось в душе.

Доротея, Миша и Гвидо соответственно тоже
И все-таки, среди множества гостей, нашлась женщина, которая внезапно покорила итальянку. Ничего сверхъестественного не произошло, но это то чувство, когда кто-то нравится с первого взгляда. От светловолосой и улыбчивой леди веяло чем-то теплым и успокаивающим, и когда она соорудила презент на скорую руку, послужившим ответом на вопрос, Джули восхищенно усмехнулась, принимая в руку стакан с аккуратной розочкой из разноцветных салфеток.
- Люблю такие вещи, - искренне протянула брюнетка, рассматривая мимолетное творение. Создавая эскизы интерьеров, никогда не забывала о деталях, которые крайне важны. - Спасибо. - Да, ее имя всегда будет ассоциироваться у всех с романтикой, что до сих пор радует слух.
Тея решительно развеяла мрачные тучи, сгустившиеся над головами дона и итальянки. И правильно сделала, потому что все только усугублялось, как бы Гвидо не старался натянуть резиновую улыбку. Джули все прекрасно понимала и ни в коем случае не винила, зная, что необходимо время. Оно всегда служило надежным лекарством.
- Красивые байки, - коротко рассмеялась Альтиери, даже не собираясь отказываться от напитка в несколько слоев. Позабыла и о бокале шампанского. - Мысли станут яснее? Великолепно, пей, - обратилась к Монтанелли, надеясь, что он не откажется. Алкоголь, на самом деле, редко приглушает отрицательные эмоции и горе, но самовнушение - мощная штука. Отпив глоточек, утвердительно закивала, глядя на юную девушку по имени Миша, сидящую рядом. - Согласна. Наблюдать за созданием, порой - самое интересное. - Повернулась в другую сторону. - Гвидо, а ты знаешь присказки?

+5

86

nps - Nikko

Будто перехватил, по другому это не назовешь. Может быть одним из солдатов дона, ничего не скажешь. У меня не было никакого желания разбираться, кто он такой, да и сам же незнакомец заговорил первым. Сквозь его слова я пытался разобрать то, что происходить за дверью, но, в связи с гулом неподалеку - там, где скопились все гости, разобрать что - то было весьма затруднительно, да и со слухом у меня уже все не так гладко, как хотелось бы.
- Вам бы не шампанское пить, а нормальный, мужской напиток. Виски, на пример,
- не мог не подметить. Никогда не понимал, как мужик, нормальный взрослый мужик может пить шампанское. Может быть это - издержки элитного воспитания, что меня всегда выводило из себя. Никогда не признавал смазливых уродов за мужчин вообще. Определенно итальянец. Что - то в нем было не так, что - то он скрывал. Все они здесь скрываются, шифруются. Порой сложно догадаться, что перед тобой стоит вор в законе, но мне это редко давалось с трудом. А с каких пор итальянцы прикладываются к шампанскому?..
- Сомневаюсь. По крайней мере я Вас не помню, извините. Тилль Майер. Владелец клуба "Роял Плаза" - кивнув, протянул руку мужчине. Оппонент представился в ответ. Благо, шума не доносилось. Встревать с ходу не подобает, но страховка не помешает никогда. Пусть мы с Гвидо и не в столь уж близких отношениях, но, как человек чести и достоинства, я не могу спокойно смотреть, если кто - то при мне захочет даже замахнуться на него.
Хлопок двери раз, два, три. Я насторожился, но не подал виду. Звук был глухим, так что с уверенностью говорить о том, что кого - то приложили об дверь было нельзя. Звук отличался от звука удара.
Прошло буквально несколько минут, когда подле уборной собралось уже достаточно много народу. Кого - то я видел впервые, а о ком - то имел слабое представление. В любом случае мне было ясно, что помощь не потребуется. В конце концов кто я такой, чтобы ее оказывать. Не смотря на свои понятия и некогда уставы.
- Прошу меня извинить. Я крайне на долго оставил свою даму, - усмехнувшись, попрощался с новым знакомым посредством рукопожатия и удалился сразу, как заметил, что Гвидо покинул уборную и направился к гостям.

Всем у барной стойки и за стойкой
(Гвидо, Миша, Джульетт и моя ненаглядная активистка)

По возвращению, я не заметил Хелен. Может быть потому, что ее просто не оказалось. Первая мысль, которая посетила мою и без того одурманенную голову: "Где?" Только интересовала меня вовсе не Хелен, а женщина, которую я с ней оставил. Пусть, словно с малым ребенком. Я во всем без исключения чувствую ответственность за ту, которую приручил. И, если мое - значит мое. Сколько бы мне не говорили о том, что это - низко; плевать хотел. Живу я так всю сознательную, и всех все устраивает.
Осмотревшись, подметил, что народу прибавилось. Стало немного теснее и теперь высматривать конкретных людей было более затруднительно. Интересно, чем же все таки закончился разговор Гвидо м его спутника? Что же вообще произошло такого, что сам дон отозвал человека.....в уборную. Я мог представить все, что угодно, но только не такой расклад.
Сказать, что я был удивлен - не сказать ничего. Моя женщина стояла за стойкой бара и, по всей видимости, готовила напитки для сидящих напротив. Бармен, стоящий рядом с Теей, внимательно наблюдал за манипуляциями ее рук, за смешиванием ингредиентов.
- Родная моя, так тебя надо было в бармены брать, а не в управляющие, - скрестив руки ну груди, усмехнулся.
Старался сделать это как можно мягче и спокойнее. Я не знал, как реагировать на ее подобное действие. Обычно я пресекаю чрезмерную активность, а особенно в мое отсутствие - терпеть не могу, когда на мое смотрят и восхищаются в тот момент, когда меня нет рядом. Но факт, что она произвела впечатление, на сей момент был весьма приятен. Все таки я постарался улыбнуться и у меня получилось.
- Как мужику своему дома коктейли мешать, так мы ни слова не сказали о своих познаниях... - покачал про себя головой. Теперь буду знать, что у меня, оказывается, есть свой домашний бармен.
Повернувшись к человеку, который получает за эту работу деньги, озвучил ему заказ:
- Виски со льдом.
Разместившись рядом с одной из девушек, которые с минуту назад восхищались моей женщиной, устремил свой серьезный, прищуренный взор прямо на Тею, при этом приподнял правый уголок губ в слабой улыбке. От потока мыслей и мимолетного возмущения не заметил, что совсем рядом сидел Гвидо.
- Мистер Монтанелли, рад видеть в добром здравии, - переведя на мужчину взгляд на несколько секунд, пожал его руку. После незамедлительно вернул взгляд на Доротею, которая по сей момент стояла за стойкой - видимо, ей это действительно нравится.
Бармен поставил передо мной стакан. Прищурив взор, медленно, но уверенно сделал глоток, до сих пор не сводя взгляда со своей женщины. В этот момент я понял, что не плохо было бы все таки ее похвалить, ведь Доротея сама по себе слишком зажата, а сейчас, можно сказать, раскрылась перед совершенно незнакомыми людьми, да еще и как раскрылась! Постучав по колену ладонью дал знать Тее, что жду ее по ту сторону стойки, обратно, в мир людской из мира барменского. И, почувствовав на своих плечах маленькие, теплые, любящие ладони, уже со спокойной душой слегка развернулся к Гвидо.
- Плохой день?

Отредактировано Till Meier (2015-06-24 03:49:21)

+6

87

Гвидо соврал бы, сказав, что ему не нужно это сочувствие. Даже большую часть своей жизни проведший в качестве человека-одиночки, Монтанелли, как и любой человек, нуждался иногда в поддержке - а поддержка миссис Альтиери была искренней, потому - бесценной. Правда в том, что в подобные моменты, даже насколько закалённый жизнью, Гвидо был по-настоящему жалок - и вполне мог сделать что-то не очень умное; такое вот "что-то" однажды привело к тому, что у него сейчас есть семилетний сын, зачатый вне брака - и пусть даже факт его отцовства и был скрыт на протяжении стольких лет, пусть их отношения с Маргаритой оказались обречены, как он и полагал, почти предвидя; Дольфо был зачат за день до похорон своей бабушки - и Монтанелли в этом видел хороший знак. Сын - он как будто был послан ему в утешение... несмотря даже на то, что до отца добрался только через шесть лет. Но даже имя, которое дала ему мать, в тот момент, когда они встретились - это тоже было своего рода знаком...
- О, а я вижу... - улыбнулся Гвидо, кивнув на самодельную розочку в бокале, стоящем на стойке перед Джульетт. Нет, испортить ей вечер своей мрачной физиономией - это будет невежливо и несправедливо, хоть он и благодарен ей за это сочувствие. Они с Джулс всегда поддерживали друг друга - даже тогда, когда её размышления о разводе с Фрэнком зашли слишком далеко, и на то, что Монтанелли пытается ей помочь, было совсем не похоже. Гвидо не знал, поняла ли это сама Джульетт, в итоге, но... прямо сейчас, он был просто ей благодарен. Без необходимости вспоминать что-то...
- Ты уже делаешь. - едва заметно кивнул, слегка коснувшись плеча Джульетт. Большего ничего и не требовалось... Разделив его разочарование - она и так сделала даже более, чем достаточно. Ничего другого и не остаётся, как залить его, на этот раз поделившись друг с другом алкогольным градусом. И поэтому предложение Доротеи оказалось весьма кстати. Отвлекшийся от осадка в душе, оставшегося после совместного с Мэлором посещения уборной, через пару секунд Монтанелли уже с интересом всматривался в ловкие махинации немки с напитками и легенду, которую она рассказывала попутно. Белокурая девушка, волей случая составившая им компанию, была абсолютно права - Дитрих была даже больше, чем просто фокусницей, и её действия - больше, чем просто трюком. Это было ещё и хорошим советом. Её не просили советовать - но так и тем более, спасибо ей за предложение. И за историю.
- Чин-чин! - улыбнулся Доротее, отсалютовав ей своим бокалом. И, глядя за тем, как Джульетт наслаждается напитком, безоговорочно последовал её примеру, сделав щедрый глоток. Усталый путник, пришедший испить божественного напитка... что ж, пожалуй, его можно назвать и так. И напиток был не просто божественным, но и действительно исцелял, просветляя голову - всё как и было обещано.
- Мистер Майер! Приветствую. - вот кого Гвидо не очень ожидал, но был рад здесь увидеть. Тилль был старым другом Семьи, его другом, проверенным уже временем и прочно закрепившихся в этом городе - не то, что какие-то там славяне со своими рационализаторскими предложениями и голодными глазами. Вот на таких людей ему и стоило опираться. - Был таковым, пожалуй, но Ваша спутница сделала его гораздо лучше. - улыбнулся Доро и Тиллю. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что перед ними с Джулс находятся люди, образующие пару; но Монтанелли тут вспомнил, что и раньше видел Доротею рядом с Тиллем - правда, издалека, не имея возможности пообщаться ближе. Что ж, друзья Майера - его друзья. Что и подтверждают уже не словом, а делом. - Позвольте вам представить, Тилль Майер - хозяин "Роял Плаза". Это Джульетт Альтиери... хороший друг. - Гвидо не нашёлся, как ещё представить Джулс Тиллю и Доротее - не сообщать же о том, что она недавно стала в третий раз матерью и за кем была замужем?.. Об этом миссис Альтиери вполне могла бы поведать и сама, если захочет. Как и о своих планах, как дизайнера помещений. Хороший друг. Это было правдиво и справедливо.
Как представить Мишу, дон и вовсе не знал - не зная даже её имени... Но, ожидая того, когда Тилль представит свою спутницу, надеялся, что девушка не стушуется и представится сама.
- Знаю ли я присказки... Пожалуй, расскажу одну. Не знаю даже, почему её сейчас вспомнил...
- усмехнулся Гвидо. Впрочем, кажется, догадывается, почему...

немало. Поэтом под спойлер

Захотела Метелица-Бореа выйти замуж. Полетела она к Сирокко — южному ветру — и говорит: — Дон Сирокко, не хочешь ли на мне жениться?

А Сирокко о женитьбе и не думал. Он любил вольную жизнь. То в Африку слетает, то над морем носится — на что ему жена! Поэтому он ответил: — Э, донна Бореа, когда два бедняка женятся, они богаче не становятся. У меня ничего нет, да и ты приданым не богата.

— Как это не богата! — обиделась Бореа. — У самого богатого короля нет столько золота, сколько у меня серебра.

И тут Бореа принялась дуть изо всех сил, так что у самой дух захватило. Ну, а всякому известно, что бывает, когда задует Метелица-Бореа. Дула она три дня и три ночи. Покрыла снегом холмы и долины, припорошила крыши домов и деревья. Блестят на солнце снежинки, искрится иней, словно чистое серебро.

— Ну, что, дон Сирокко, разве бедное у меня приданое? Разве мало у меня серебра?

Сирокко ничего не ответил, только усмехнулся и тоже принялся дуть. Дул он всего один день и одну ночь. И растопил весь снег до последней снежинки.. А потом спрашивает:

— Так как же, донна Бореа, пойдёшь за меня замуж?

— Что ты! Что ты! Мне нужен муж бережливый. А ты всё моё приданое за одни сутки промотал. Не пойду за тебя.

С тех пор Бореа рассыпает своё серебро только тогда, когда Сирокко носится где-то далеко.

Серебро может оказаться снегом... а ветер, даже невидимый, существует всегда - даже если где-то далеко. И Гвидо чем-то схож с этим ветром...

+8

88

Гвидо.

Каждый, право, имеет право на то, что слева, и то, что справа. Таково было мнение Мэла; он терпел, старался сохранить холодную голову и ясный ум. Он старался сдерживать себя, он прекрасно мог понять Гвидо, но не во всем, конечно. В итальянце говорила обида и ревность, и это понятно, но то, что тот активно замешивал личное и общественное, так сказать – это не было понятно русскому. Но, наверное, это было не его дело, да и устал он от всего этого понимания уставов чужих монастырей, в которые и лезть-то не собирался.
Он схватил Гвидо в ответ за грудки, притянул к себе и прошипел в лицо:
– Вот надеюсь, ты это запомнишь – что это только наше дело.
Проснувшаяся ярость на несколько мгновений затуманила взор – ему так хотелось выпустить его ворот и положить левую руку на затылок, а правую на подбородок и резко повернуть.
«Те, кто был с тобой раньше, меня осудили. Я хотел наплевать, слюни не долетели, и на самом деле они всю тебя знают, меня презирают».
Датчанин выдохнул и усилием воли подавил злость.
– Я запомнил твои слова, и пугать меня не надо. Но ты тоже помни, что я их услышал.
Мэл отпустил его ворот.
– А теперь убери руки.
Когда Гвидо попытался отряхнуть его ворот, он откинул руки итальянца.
– Semper mors subest*.
Их разговор явно был окончен – по крайней мере, сейчас.
Мэл снова умылся, стараясь успокоиться.

Лазарь и впоследствии Хелен.

Выйдя из туалета, он хлопнул по плечу Лазаря.
– Не успел соскучиться тут еще?
Услышав вопрос братишки, он помрачнел на мгновение.
– У нас с доном возникли личные противоречия. Я тебе потом расскажу, не время сейчас.
Мэлор достал портсигар, подаренный сыном, предложил спутникам сигареты и сам закурил.
– Пойдем лучше, братишка, я познакомлю тебя кое с кем. С женщиной, с которой готов бы был поступиться своими принципами и жениться. Ты тоже не стой, Леха, аль пипи захотелось?
Идти долго не пришлось: Хелен сама шла им навстречу.
Мэл подошел к ней и, улыбнувшись, поцеловал в щеку. Вот только противный червячок поселился уже в его душе и начал там грызть. И червячок твердил только одно: а не способ ли ты мести, не игрушка ли?
Хели, позволь представить тебе моего брата и делового партнера, о котором ты столько слышала – это Кирилл Лазарев.
Он хлопнул братишку по плечу.
– И моего наследника, моего сына Алекса.
Алекс неожиданно обаятельно улыбнулся – у Мэла прямо-таки отлегло – и сказал:
– Добрый вечер.
– А это организатор этого прекрасного вечера и по совместительству моя любимая, Хелен Хэмминг.
Он обернулся к стоящему за спиной Хоккеисту.
– Сергей, не в службу, а в дружбу – принеси нам с Кириллом коньяку.
Шампанское-то и так можно было взять с любого подноса.
Датчанин окинул взглядом зал и, наконец, наткнулся взглядом на тех, с кем еще хотел сегодня поговорить – это были брат и сестра Морроу.

*Смерть всегда рядом (лат.)

+4

89

Гвидо, Джулс, Миша и повелителю моего сердца

Интересные люди тесным таким клубком стояли рядом с ней, что Тее передавалась энергия каждого. Все смешано, сильно. Она с улыбкой смотрела на каждого кто попробовал ее творение. Напиток известный, только Тея поменяла пропорции ингредиентов, чтобы вкус не был терпким и не так сшибал по мозгам, а приятно расслаблял, будто ты под умелыми руками массажиста. Голова твоя светлеет, тело наполняется лёгкостью.
- Научить? Конечно, секрета тут нет никакого, ловкость рук и никакого мошенничества.
Ответив Гвидо приподнятым бокалом, коснулась краем бокалов Миши и Джулс, отпила этого божественного коктейля, задув пламя.
- Я называю его «Разгоняющий туман». Когда попробовала впервые, то усталость как рукой сняло. Пару экспериментов, и вот вы пробуете именно то, что задумывалось.
Она почувствовала Его взгляд, и лишь потом заметила тень, что легла на гладкую столешницу барной стойки. Тея рассмеялась, посмотрев на Тилля:
- О нет, милый, - покачала головой, - это просто хобби. Мне захотелось угостить новых знакомых чем-то особенным, нежели виски, - приподняв ладонями вверх руки, оказала на бокал, что Майер держал пальцами. Тея знала, что он предпочитал всем веяниям коктейльной науки именно чистый виски. – У нас бармен самый лучший, подсказал пару советов.
Странно. Она никогда не ощущала такой свободы в чужом обществе. А здесь как-то само получилось. И Тея этому «как-то» рада. У нее получилось раскачать себя, выглянуть из «коробочки», понять, что люди вовсе не кусаются. И почему у нее такой стереотип сложился? Но его тень лишь витала рядом, и это прекрасно.
- Это не сложно, - показала на цветок, что стоял меж рук Джулс, - я впервые, когда взяла бумагу… Честное слово, вспоминать так, вздрогнуть. А потом спустя месяц само вышло. Не все удается конечно, но даже этому я рада. Времени нет посвятить себя оригами. А тем более вот такому.
Поблагодарив бармена, что тот уступил ей место, подошла к Тиллю, кладя на его плечи руки, а на них подюородок. Заметил ли кто его жест, показывающий ей вернуться и быть рядом, но Тея подмечала в своем мужчине все и всегда. Кто-то бы подумал, что Доротея как рабыня все бросила и встала рядом. Нет. Она успела довести разговор с Джулс и Мишей до конца, и с приятными мыслями, что Майер рядом, уже быть представленной Гвидо…. Какая же у него фамилия сложная то.
- Могу поспорить, что знаю продолжение вашей истории.
Ну прям клуб любителей литературных вечеров. И главное казалось, что их круг вовсе абстрагировался от всех, обретая в каждом что-то свое. Когда Гвидо стал рассказывать, Тея присела на колено Тилля, приподняв чуть подол платья, чувствуя его крепкую ладонь на своей талии, представляла то, что слышала. Ее обнаженная спина касалась шелковой рубашки мужчины, приятно холодила коду, правда недолго. Будто музыка стала тише, будто разговоры замерли. Но кто был рядом, слушали его легенду. А Доротея улыбалась, вспоминая продолжение.
- Гвидо, а вы знаете за кого вышла замуж Борея? – есть среди собравшихся тот, кто знает о мифах больше нее? Если да, то Дитрих бы с удовольствием послушала легенды, но вечер предназначен не для того. – За Бора. И он загнал ее на вершины гор, даря капризной свое царство, разрешая править в нем. Но слишком уж горда была Борея, что разозлившись, Бор гонит ее прочь из своих владений. А у подножий гор ее встречает верный друг ее супруга. И со слезами и воем она уносится прочь, теряя свое серебро в теплых руках Фёна, запираясь в небесном замке, на вершине самой высокой горы, где могла она собраться с силами, чтобы отомстить мужу. Вот такое продолжение.
Взяв со стола барной стойки свой коктейль, Тея, нежась в объятиях любимого мужчины, с улыбкой смотрела на тех, кого ей подарил сегодняшний вечер, с которыми было легко и уютно, даже не смотря на то, что лишь имена были поведаны друг другу.

+4

90

Фокс, впоследствии Робин

Фокс как всегда была более, чем проницательна. Она прекрасно видела, что Бальтазар не похож сам на себя. Не потому, что банкир очень уж переживал из-за ссоры с Лианой, просто данная ситуация была ему чрезвычайно неприятна. Ругались они не единожды, но в этот раз мужчина слишком уж вспыли, в особенности, когда девушка попыталась затронуть его свободу. Более того, посягнуть на то, что они с Бальтазаром в отношениях, и что он является ее мужчиной. Нет, в какой-то степени это, конечно, так и было, только вот мужчина начинал звереть всякий раз, когда его пытались сделать "своим". Он слегка вздохнул, сделал пару глотков шампанского, которое только что сам и принес и посмотрел на рыжеволосую девушку. Ему не хотелось сваливать на нее еще и свои проблемы, поскольку итальянец всегда решал трудности сам. В особенности, если эти самые трудности связаны с собственной личной жизнью. Но они с Фокс как-то привыкли доверять друг другу, и ди Стефано знал, что если он расскажет Фокс, ему станет в какой-то степени легче. А с другой стороны личная жизнь на то и называется таковой, чтобы ею и оставаться. Поэтому Бальтазар решил ограничиться общими фразам, но чтобы они были понятны его прекрасной путнице.
- Ты видишь меня практически насквозь, и меня это несколько пугает, - улыбнулся итальянец, с трудом поборов свою привычку взъерошить волосы, когда слегка нервничал. - Да, ты права, я поссорился с помощницей несколько дней назад. Она должна была прибыть со мной сегодня, так как было приглашение плюс один. Но из-за нашей ссоры она взяла отгулы и отбыла в неизвестном направлении, - он слегка пожал плечами, обдумывая ранее сказанное и что бы сообщить такого, дабы не разозлить и не обидеть свою леди. - ты только не подумай, что я позвонил тебе, чтобы заполнить пустующее место рядом с собой. В какой-то степени это так и есть, но если быть честным, то я немного рад, что так получилось. Нет, ссоры я не приемлю ни в каком виде и жалею о том, что наговорил ей. Но если учитывать то, что ты уже довольно давно никуда не уходишь, то мое предложение, мне кажется, для тебя было отличным шансом, чтобы прийти в себя, - Бальтазар накрыл ладонью руку Фокс и мягко сжал. Вот тебе и признался честно, что в вроде бы и воспользовался ею, но и смог в чем-то помочь девушки, вырвав ее из мрака бытия. Потому как был прекрасно осведомлен о том, что происходит в жизни рыжеволосой красотки. Не обо всех нюансах знал, конечно, а лишь то, что ему было дозволено, но все-таки он не хотел, чтобы такая красивая и яркая девушка совсем забросила себя. По крайней мере он был рад, что его тогдашняя денежная помощь или спонсирование (называйте, как хотите) пришлись весьма кстати.
- Не будем зацикливаться на моих проблемах, я обязательно их решу. Ну а насчет моего ораторства, думаю, что мне здесь вполне такой шанс может представиться и не только мне. Я считаю, что благотворительность очень важна во все времена. И готов выразить свое мнение по этому поводу. Если те средства, что состоятельные люди готовы вложить в благотворительность помогут спасти чью-то жизнь или выровнять здоровье, я считаю, что это лишний плюс в карму меценатов и своеобразное отпущение грехов. Хотя меня сложно назвать верующим, - все-таки привычка взяла свое, и ди Стефано слегка взъерошил собственные волосы, которые были слегка покрыты гелем для укладки, совсем чуть-чуть. мягкое поглаживание руки Фокс продолжилось, и со стороны Бальтазар напоминал голубя, который распушился весь и начинает ворковать, чтобы привлечь внимание красивой голубки и доказать, что он самый-самый. Ну и пусть, красивые девушки достойны ухаживаний, красивых слов, комплиментов, подарков и вообще всего самого-самого. Даже если это своеобразное взаимное потребление друг друга. Слово это отвратительное, как и само понятие, но что поделать, если в случае Фокс и Бальтазара так и было.
В какой-то мере мужчину грызла совесть, и спустя несколько минут он достала из внутреннего кармана мобильный телефон и быстро набросал смс для Лианы с извинениями. Звонить не стал, потому как зная рыжую фурию, она вполне себе могла не взять трубку и не захотеть разговаривать с боссом. Смс оказалось практически сразу же в статусе "доставлено", что немало удивило итальянца, который был уверен в том, что номер пресс-секретаря будет обязательно вне зоны доступа. Скоро ответа банкир не ожидал, но первый шаг к примирению сделать был просто обязан. Пусть даже таким посредственным способом. Фокс явно были неинтересны его похождения и отношения с другими девушками, но раз девушка задала ему вопрос, игнорировать ее было бы совершенно неправильно. Однако же на вопрос о том, что будет происходить дальше, Бальтазар не знал, потому как после появления сына мэра на вертолете, ожидать можно было всего, что угодно. Поэтому, чтобы достоверно ответить, банкир должен был встретиться с кем-то из организаторов. Но, как говорится, если гора не идет к Магомеду, то...уединение итальянца и лисы было нарушено появлением как раз-таки одного из организаторов вечера.
- Оу, мисс Эванс, очень приятно с Вами познакомиться воочию, - Бальтазар вновь улыбнулся Фокс, после чего встал, подошел к Робин и, склонившись, поцеловал ей руку. Банально, не правда ли? Всего лишь дань вежливости и приветствие еще одной красивой девушки. - Да, я помню, мы обсуждали некоторые нюансы моего присутствия здесь. Да и вообще, мне бы хотелось с Вами побеседовать по возможности и кое-что обговорить. Я думаю, что Вам сейчас несколько не до того, поэтому хотел бы предложить уединиться где-нибудь, когда у Вас будет более или менее свободное время, - да, у Бальтазара были свои планы на этот вечер, и он обязан был во что бы то ни стало получить подтверждение того, что в определенный период свой карьеры ему будет оказана необходимая поддержка. А с кем, как ни с Робин он мог обсудить эти самые щепетильные нюансы. Более того, сейчас он не хотел оставлять Фокс в одиночестве в самом начале мероприятия, однако почему-то был уверен в том, что огненная не заскучает без него. По крайней мере надолго бросать девушку он не собирался ни в коем случае. Но тем не менее, если у мисс Эванс свободное время будет сейчас, он воспользуется своим шансом.

+5

91

Мэл, Кирилл, Алекс

Она нервничала. Это не было видно человеку, который не знал Хелен. Но люди знающие, могли заметить напряженные черты лица и едва заметное выражение глаз - выдающее практически с головой. Что мог наговорить Гвидо? Что мог сделать сейчас Мэл? Она лавировала сквозь толпу зевак попутно улыбаясь и здороваясь с гостями. Внимательно Хел проследила за официантом, который достаточно бодро и аккуратно разносил напитки. Казалось бы - почти все хорошо. Крыша выдержала фееричное приземление сына мэра. Она даже выдержала летающие туфли и чокнутых в бассейне, которых тут же попросил выползти наружу никто иной как Фредерик Клементе. Ему стоило научить своих людей минимальным манерам. Но эта мысль была так ничтожна, что тут же вылетела из головы. В минусе только бедные дамы, чьи платья испорчены, а сушиться в туалете феном неблагодарное и неудобное занятие.
Хел прошла по узкому мостику, который связывал основное пространство с баром.
Мэл появился из-за двери уборной и шел ей на встречу, в компании двух мужчин. Одного - ровесника, если можно предположить, а второго - помоложе. Разглядывая Датсковскитас она даже на мгновение забыла, зачем идет и что хотела. Но реальность, как обухом по голове заставила вернуться на землю.
- Мэл, - улыбнулась она, подставляя щеку и мягко улыбаясь. Но мысли все равно крутили свою картинку - что там произошло? - Очень приятно, - она кивнула Кириллу, - действительно наслышана о вас, но только лестное и хорошее. Рада знакомству, - протягивает тонкую ладонь, что бы пожать ладонь Лазарева.
Она переводит взгляд своих зеленых глаз на молодого мужчину, вторя его обаятельной улыбке.
- Алекс. Тоже наслышана. Приятно, наконец, познакомиться очно, - так же протягивает руку для рукопожатия, а после мягко запускает свою левую руку под локоть Мэла, желая почувствовать его рядом.
- Приятно слышать, что мои труды не прошли даром, - она поворачивает лицо к Мэлу и заглядывает ему в глаза, больше желая понять как он. - Если бы не повар и официанты, с которыми вы помогли, - обратилась она уже к двум мужчинам, ведь они были партнерами в этом бизнесе, - все могло бы полететь в тартарары.
Конечно немного преувеличено, но ей было важно, что бы Мэл знал, как сильно помог. Она могла бы об этом напомнить еще раз двести. Пока не надоест.
Мимо проходил официант и Хел попросила Мэлора:
- Ты не возьмешь мне? - получив заветный высокий хрустальный бокал, наполненный довольно не плохим шампанским, она, тем не менее не спешила делать глоток.
Хорошее настроение поддерживалось только чудом.
- Еще намечен аукцион картин, вы уже рассматривали экспонаты? Они выставлены на мольбертах в саду, - указав рукой, в которой был зажат бокал куда-то вправо, Хелен продолжила: - очень занятные работы. Но, скажу по секрету, - она усмехнулась, - не могу понять за что такие начальные ставки. Наверное, что бы разогреть аппетит.
Тем не менее детей надо поддерживать.
- Алекс, у меня дети немногим старше тебя. Надо бы вас познакомить. Думаю, что вы найдете общий язык. А может и интересы, - она перевела взгляд на сына Мэла.
Вдруг это как-то взбодрит Эм и Бена? В одну минуту Хелен вспомнила о своей дочери и даже помрачнела. Хотелось верить, что появится, однажды, такой человек, который поставит ей мозг на то самое место, где он должен быть.
- Успели познакомиться с кем-то полезным? Я встретила по меньшей мере нескольких членов городского совета и владельцев крупных холдингов, - вспоминая список приглашенных Хел понимала, что событие просто кишит нужными людьми.
Мягко сжимая пальцами левой руки руку Мэла, Хел поднесла к губам бокал с шампанским и сделала небольшой глоток.

+5

92

Всем у барной стойки
ушла в сторону выставки
Ответила на смс Бальтазара

Лиана краем глаза продолжала следить за любимым человеком. Он разговаривал о чем-то со своей спутницей, что нервировало не плохо рыжую. Это же надо! Вместо того, чтобы подумать о ней, позвонить и извиниться, он флиртует с непонятной девушкой! Ее это злило. Чтобы не выдавать своих чувств, Ли сделала глоток шампанского и внутренне поморщилась. Она не любила полусохое. Только сладкое или полусладкое. Это ее ошибка, надо было конкретно говорить, какое она хочет.
Саммерс обратила внимание на крестницу Хелен и кивнула ей. Говорить почему-то не хотелось. После того, что Ли увидела в другой стороне, настроение подпортилось. Она даже не стала комментировать слова про то, как сын мера появился на вертолете. Золотая молодежь и не на такое способна, по себе знает и помнит.
Доротея произвела на Лиану неожиданное приятное впечатление, когда принялась рассказывать красивую историю, при этом делая коктейль. Ли любила пробовать что-то новое для себя. И то, что дела это чудесная женщина, она точно не пробовала. Сделав глоток, Саммерс приятно удивилась. Коктейль был приятен на вкус и действительно легко ассоциировался с тем, что рассказала Доротея.
-Вы просто невероятная, Доротея, - она озвучила свои мысли в слух, - и я не позволю себе в этом соврать, - пожалуй, Ли даже с радостью могла пересечься с Дитрих и вдругом месте. Ей казалось, что она может поведать много интересного
-Но прошу меня извинить, - Лиана мило улыбнулась, оглядев каждого, - пойду изучу картины. Может даже найду, что захочется приобрести
Рыжая двинулась в сторону выставки. Она шла медленно, изучая всех присутствующих. Многих Лиана видела и не раз на других похожих мероприятиях, но до сих пор ничего о них не знала. Да хотя, с ее то загруженностью на работе, у нее нет тупо времени на это. Если шеф скажет узнать о каком-то человеке, Саммерс узнает и просветит его. Внезапная трель входящей смс немного удивило Саммерс. Обычно, с чем-то важны, ей звонят сразу, а не пишут смски. Она достала и клатча мобильный телефон и просмотрела сообщение. От Бальтазара. Просил прощения.
"Гениально, милый. Писать смс с просьбой о прощении, а сам в это время флиртует с другой девушкой. Хотя да, у нас же свободные отношения", - Ли поморщилась, но решила все таки ответить на смс. Она дошла до картин и встала в сторонке, чтобы никому не мешать и написала шефу примерно то, что извинения по смс это дело подростков, что может сам позвонить, а лучше продолжит мило флиртовать со своей спутницей и оставит ее в покое, ибо она не хочет ругаться еще дальше.
Вот теперь то, Ли надеялась, что до ди Стефано дойдет, что она присутствует на вечере. И может он ее найдет.
Поставив бокал с недопитым шампанским на поднос официанта, Саммерс принялась рассматривать картины, на которых были изображены дети разных возврастов и национальностей. Лиана невольно улыбнулась. Она любила детей, любила их улыбки. Ее семья даже курирует одну группу в сиротском приюте. Раз в два года отец вывозил детей к океану, где они веселились и отдыхали. С ними же и отдыхала сама Ли.

Отредактировано Liana Summers (2015-06-26 13:46:38)

+4

93

– С тобой соскучишься, – восхищенно улыбаясь – ну а как же, заиметь проблемы с местными так скоро после переезда в Сакраменто – и похлопывая Мэла по плечу, почти торжественно сообщил Лазарь.
Он поднял взгляд, краем глаза заметив, как пошевелился, явно желая погреть уши, племянник. И понимал, почему Датчанин решил перенести разговор. Вор с сосредоточенным видом кивнул и убрал руку с плеча брата. Закурил, с задумчивым прищуром поглядывая на Мэлора и по сторонам. Не так важно уже, что случилось – важно то, что теперь надо с этим делать. Но слова Мэла прервали все его размышления, и Лазарь хохотнул, хотя в душе шевельнулось что-то неприятное, стоило Мэлу вот так, с порога, заявить о женитьбе.
– Нет, ну я знал, что все серьезно, но даже так… – Кирилл кривовато усмехнулся, поспешно переваривая полученную информацию. – Ну пойдем, хоть увижу наконец, кого ты там катал на моих «кадиллаке» и вертолете.
Она Лазарю заочно не нравилась. И ничего хорошего он от этой бабенки не ждал с той самой ночи, когда они с Мэлом напились и обдолбались в самый мэловский день рождения. Точнее, ночь. И сейчас, когда Мэл так легко заявлял, что ради нее он поступится своими принципами… Это звучало кощунственно. Лазарь вздохнул. Мало им проблем на новом месте, так еще и Мэл нашел на свою голову какую-то непонятную бабу. Так что, когда Кирилл наконец ее увидел, даже ее красивая мордашка и то, что женщина не выглядела на тот приблизительный возраст, который Лазарь вытянул из брата, не украсили ее в его глазах. Впрочем, выражение его лица не менялось: Датчанин потерял от нее голову, и Кириллу приходилось принимать его выбор. Лазарь на нее, внимательно разглядывая избранницу Мэлора, и потому, чуть не потеряв момент, улыбнулся с секундной задержкой. Вежливо, обаятельно – как он умел. Мягко пожал протянутую руку, осторожно коснувшись узкой женской ладони.
– Взаимно, – он продолжал улыбаться. – А вот я о вас знаю прискорбно мало, мисс Хэмминг. Мой брат обладает талантом разводить тайны, слышу я от него исключительно то, как вы красивы и умны. А вот убедиться в этом имею возможность только сегодня.
Не стирая с лица приветливую улыбку, Лазарь осматривал ее холодным, не замутненным задурившими голову Мэла романтическими мыслями, оценивающим взглядом. Вот ради кого его брат готов поступиться своим принципами, принципами, составлявшими всю их жизнь, даже не так – принципами, которые и были их жизнью.
В общем, он не мог сказать, что был в восторге. Он видел, что она красива, воспитанна, скорее всего умна, женственна. Мило и ненавязчиво польстила. Кирилл чуть наклонил голову и улыбнулся уголками губ, проявляя ответную вежливость. Впрочем, он мог бы и вовсе не шевелиться и никак не реагировать, и мисс Хэмминг, чье внимание было полностью поглощено Датчанином, вряд ли что-то заметила – и это на самом деле было хорошо, все-таки это мэлорова бабенка, на кого еще ей смотреть? Они хорошо смотрелись вместе, и это одновременно вызывало в нем какие-то теплые чувства, видимо, являвшие собой радость за Мэла, и только частично объяснимое чувство неприязни, граничащее с отвращением. Да, да, она не нравилась ему, потому что ему не нравилось то, как и чем закончилась их первая встреча с братом. Ничего хорошего выйти не может.
Ну вот, Датчанин еще и парочкой чужих детей обзавелся на пятом десятке. Хотя было бы странно, не будь у женщины в возрасте Хелен детей.
– Думаю, на этом вечере не имеет значения, соответствует ли экспонат сумме, которую за него отдадут, люди здесь и за драный носок будут драться, лишь бы потом показать дома гостям очередную мазню и сказать, что выложили за нее бешеные деньги на благотворительном вечере, – улыбаясь, но сдерживая усмешку, ответил Лазарь, глядя на женщину.
По правде говоря, в живописи он вообще был не очень силен.
А еще Лазарь ждал подходящего момента, чтобы вовсе улизнуть отсюда. И стянуть галстук, чтобы перестать чувствовать себя собакой на поводке. Желательно улизнуть с Робин, но в голову тут же приходила горестная мысль, что уж кто-кто, а Робин останется здесь до самого конца. А он себя здесь чувствовал деревенщиной, чье происхождение скоро раскроют и начнут на него коситься. В баню. Если Робин не поедет с ним, он поедет в баню. Он сделал шаг назад и вынул телефон.
«Это вызов, моя девочка? Кстати говоря, расскажи мне, на тебе есть хоть что-то из белья?»
Надо бы, раз сегодня у них вечер знакомств, как-то осторожно познакомить Мэла с Робин.

Отредактировано Kirill Lazarev (2015-06-27 22:43:30)

+6

94

Лазарю

– Со мной? Да не в жизни – ты же знаешь, какой я развеселый парень. А какой коммуникабельный! Всегда найду друзей.
Датчанин цинично усмехнулся и хлопнул брата по спине. Что же, у них еще будет время обо всем поговорить, но сейчас не время и не место.
Ну пойдем. А вот когда ты мне покажешь свою тыковку, садовод-любитель?
Они докурили и двинулись в сторону зала, но далеко идти не пришлось, так как его любимая спешила навстречу.

Хелен, Кириллу, Алексу.

Перестань, Хелен. – Мэлор отмахнулся. – Разве мы с братом могли позволить всему сорваться и оставить бедных детей без денег, а великовозрастных без всего этого?
Она взяла его под руку, чуть прижавшись к нему, и, что уж тут скрывать, русскому это было чертовски приятно.
– Перестань, Кирилл, ты у нас тоже знатный конспиратор, не так ли? Я вот до сих пор ломаю голову, к кому ты исчезаешь почти каждый вечер.
Он не удержался от подколки в адрес братишки. И в этом тоже был свой резон: он же хотел знать его девушку не просто из любопытства, а еще и потому что должен. Мэл относился к Лазарю, как к младшему брату, и никак не мог избавиться от чувства ответственности за него, засевшего где-то на подкорке подсознания. Ему казалось, что даже сейчас он должен как-то оберегать своего брата. А тут появляется неизвестно кто, а Кир еще и разводит тайны. Один раз такое уже закончилось плохо – там еще были замешаны миллионы, пропавшие по дороге в общак, и закончилось все пакетом на красивой головке. Вот таких повторений ему не хотелось. Со своей любвеобильностью Лазарь мог влипнуть в любые неприятности: то он таскался с какой-то беременной, чья беременность на взгляд Мэла не оправдывала ее странностей, а теперь вот какая-то тайная девушка Джеймса Бонда.
– Конечно, Хели.
Мэлор взял с подноса официанта бокал с шампанским и протянул своей любовнице.
– О да, я уже видел картины. Даже подумываю купить одну, а потом в торжественной обстановке сжечь во дворе и спасти мир от этой мазни.
Алекс снова улыбнулся и кивнул.
С удовольствием, миссис Хемминг. Прощу прощения, но я вас покину: думаю, стоит найти Ольгу, пока она не выкинула кого-нибудь с этой крыши от скуки.
Еще раз улыбнувшись, на этот раз уже отцу, Алекс отправился в толпу.
Кирилл, а что ты хочешь – люди слабы и тщеславны. Им хочется прилететь на вертолете, покидаться туфлями, купить носок за бешеные деньги. Этим они прикрывают внутреннюю пустоту.
Он взял у подошедшего Сергея бокал коньяка и сделал глоток.
Да, кое-кого видели и даже старых партнеров и знакомых – правда, разговоры были на новые интересные темы, я бы даже сказал, неожиданные.
Ну вот не смог Мэл удержаться, чтобы не уколоть, но тут же замолчал. Загнал мелкого червячка в куда-то вглубь. Для себя он уже решил, что не будет кормить этого мелкого паразита, а просто при первой же возможности спросит ее напрямую. А еще он знал, что, если почувствует в ответе хоть каплю фальши, просто развернется и поедет в баню и будет драть там баб до самого утра.
Он наклонился к ушку Хелен.
Надеюсь, тебе не нужно быть здесь до того момента, пока не уползет последний из гостей. Боюсь, я не вынесу пытки незнанием того, как снимается это прекрасное платье, так долго.
Мэлор коснулся губами ее уха.

+5

95

Мэлу, Кириллу

Мельком проглядывая крышу, Хелен цеплялась взглядом за знакомых и незнакомых. Вторых, кстати, было больше. Не смотря на то, что Сакраменто представлял собой большую деревню - никогда не знаешь с кем столкнешься за поворотом.
Ответ Кирилла отвлекает ее, заставляя полностью переключиться на него. Мягко улыбнувшись, она благодарно кивает брату Мэла. Не смотря на неуловимо повисшую в воздухе неловкую напряженность, Хелен были приятны слова Кирилла.
- Я думаю, у нас будет еще много времени для разговоров и встреч, - Хэмминг берет под руку Мэла.
Так как Кирилл Лазарев являлся Мэлу братом...хотя похожего в них двоих ни на грамм - совершенно разные...вполне вероятно, что встречаться они будут часто. Мэл, она, Кирилл и та самая мифическая особа о которой так колко вопрошал ее мужчина. Переводя взгляд на Мэлора она заинтересованно мазнула по его лицу, задерживая короткий взгляд на той самой ямочке.
- Какое все таки кощунство, дорогой. Лучше уж запереть ее где-то в кладовой или в гараже. Но сжечь? - она коротко смеется и делает глоток шампанского, чувствуя как пузырьки приятно щекочут горло.
- А вдруг это одна из тех картин, которые считают проклятыми? Вот так решишь ее сжечь, а она раз и вернулась на самое видное место в гостиной, - памятуя об истории с картиной маленького плачущего мальчика, которого отец пугал огнем, Хелен вдруг вытащила из недр памяти именно это. - Ну да, что это я о таком печальном, - виной всему то ли шампанское, то ли нервная атмосфера - она никак не могла расслабиться.
- Тем не менее - пусть хоть в трусах ходят, которые купили за двадцать штук. Одни собрались сегодня получить средства, а другие - с блеском их потратить. Почему бы не помочь найти страждущим друг друга? - она проводила заинтересованным взглядом Алекса.
Ее слова могли показаться куда более циничными - но Хелен смотрела на это со стороны практичности. Дети нуждаются в средствах. Есть люди, готовые спонсировать. Легко устроить им небольшую "ярмарку тщеславия", и получить взамен круглую сумму для фонда. Все логично. Вопрос в том, дойдет ли вся сумма до главных виновников? Но это совсем другая история.
Она бросает быстрый взгляд на Мэла. Его слова достигли цели. Она прекрасно поняла о чем речь. Точнее о ком. Но не обсуждать же это прямо сейчас и прямо здесь? После окончания вечера они обязательно поговорят...как только окажутся наедине, вдалеке от любопытных глаз и ушей, готовых подслушивать.
Хел не успела что-то ответить русскому, он первый склонился к ее уху и прошептал довольно интересную вещь, заставляющую затрепетать. Она почувствовала как внизу живота что-то шевельнулось.
На мгновение Хели прикрывает глаза, но тут же спохватывается. Вокруг слишком много людей. К тому же перед ними стоит Кирилл... подумалось, что он простит это небольшую слабость.
Сжимая мягко руку своего мужчины она повернула лицо к Мэлу.
- Нет, я сегодня свободна, - полу-шепотом говорит она, лукаво улыбаясь.
Ее работа была закончена еще накануне - когда были сделаны последние приготовления. Непредвиденных ситуаций произойти не должно - но даже если вдруг выйдет нечто подобное, то персонал знает как действовать. Да и что могло случиться? Безопасностью занимался Брэнт, кухней - шеф из ресторана русских, музыкой было занято эвент-агентство Филиппа.
- Обязательно надо будет куда-то сходить вчетвером, - она имела ввиду ту самую таинственную незнакомку, которую до сих пор не видел и сам Мэлор.
Кирилл отвлекается на мобильный телефон, и Хелен ловит это мгновение, что бы так же прильнуть губами к уху русского, жарко прошептав:
- Но если тебе совсем невмоготу, я знаю одно тихое местечко, где ты можешь вполне себе узнать, как снимается это платье...но осторожней, ведь под ним совершенно ничего нет, - коварно улыбнулась она, отстраняясь.
Заглянув в ее глаза Мэл мог увидеть пляшущих чертиков, даже сердце забилось немного чаще. 

+4

96

"Бля, как меня только угораздило..." - Дей держала юбку своего длинного красного платья и переступала через порожек лифта. На входе в сад на крыше стояла охрана и встречающая прислуга, а еще там висели часы, показывающие уже давно не 19:00. Дейдре мельком взглянула на приглашение, предназначавшееся вообще-то начальнику их компании, который не так давно пожертвовал онкологическому отделу местной крупной больницы не менее крупную сумму. Вернее, не то, чтобы прямо-таки добровольно пожертвовал: одна схема накрылась и полученные бабки нужно было слить со счета компании куда-то в максимально короткие сроки. Благотворительность показалась для этой цели наиболее подходящим вариантом - и деньги слили, и немного шума вокруг себя наделали, а теперь вот еще и на вечер пригласили. Ее начальника, не ее. Но у того вчера вдруг проявился аппендицит, его заместитель был где-то на переговорах в Италии, другой заместитель - что-то забыл в Австралии, а так как Дей находилась под его непосредственным руководством, то вчера вечером в больнице у них состоялся разговор, отдаленно напоминающий сцену из "Крестного отца" - начальник лежал на кровати и с хрипом (этот идиот накануне аппендицита набухался холодной текилой и в результате еще и простыл) давал Дейдре наставления: сходить за него на этот прием. Все нутро Бёрнс противилось этому, она даже поморщилась, глядя на директора, просила его выбрать кого-то другого для похода на эту модную вечеринку, но тот был непреклонен.  Нужно было прийти и поздороваться с каким-то мужиком, высказать ему почтение от лица директора и объяснить, почему тот сам не смог прийти...
"Отлично. Нужно просто найти мужика и все ему сказать и свалить отсюда к чертям собачьим!" - она пригладила волосы на голове, уложенные в тугой высокий и очень аккуратный конский хвост, и еще раз оглядела себя: платье, купленное когда-то "на всякий случай" наконец-то пригодилось. Дей, конечно, не особо ждала этого вот случая, но так уж получилось...
- Добрый вечер, мадам. Ваше приглашение? - ее мысли прервал официант на входе в сад. Дейдре резко повернулась к нему, почти позабыв, что при входе нужно предъявлять какие-то свои документы, и торопливо, но без паники в голосе, произнесла:
- Да, конечно, - протянула приглашение, которое уже успела убрать в сумочку, - Я от мистера Бройля, он должен был предупредить... - и даже улыбнулась. Холодно, как всегда, без особой радости в глазах, но достаточно вежливо. Общество богатеньких ее вовсе не прельщало, но, похоже, улыбаться так придется весь вечер.
Официант покивал, кому-то позвонил и уже спустя пару мгновений с лучезарной улыбкой вел Дей вглубь зала.
Вместе с этой лучезарной выдрессированной улыбочкой для Дейдре пропала последняя надежда спуститься на лифте обратно вниз, распустить хвост, немножко перезаправить платье, дойти до метро и поехать домой, по дороге либо тихонько сопя, либо глядя на попутчиков и придумывая им  дурацкие прически. Но... Облом.
"Ну бля..." - это было самое часто повторяемое мысленно слово за только для нее начавшийся вечер. Бёрнс и сама не заметила, как официант оставил ее и она оказалась где-то на пустом пространстве, обозреваемая со всех сторон. Люди вокруг уже сбились в кучки и общались... На какие темы вообще общаются богачи? Типа "кто какую тачку себе купил" или "кто куда вложил последний раз миллион долларов"? Дейдре поморщилась и, постаравшись распрямить плечи и идти максимально грациозно, прошла ближе к какой-то кучке людей, чтобы хотя бы скрыться за ними. Попыталась краем уха послушать, о чем эти люди говорят, но ничерта не расслышала, да и тянуться ушами к их беседам казалось бы со стороны слишком странно.
Женщина чувствовала себя, как девчонка-отличница на вписке, ну то есть совершенно лишней и не к месту. Со стороны наверняка уже все спалили, что она не из этой тусовки и что почти всю свою зарплату она откладывает на будущее, потому что пенсия будет слишком маленькой, чтобы на нее выжить...

Мише и всем, кто возле барной стойки
"Надо бухнуть." - решение пришло внезапно и Дейдре оглянулась в поиске бара. По территории сада бродили туда-сюда официанты с подносами с бокалами искристого шампанского, но Дей хотелось чего-нибудь покрепче. Несмотря на это, заприметив барную стойку, она все-таки взяла с одного из подносов высокий и тонкий бокал роскошного напитка и, пробуя шампанское, направилась к бару, - "А шампусик ничего такой... - оно оказалось сладким и очень приятным, Дей такого никогда не пробовала и на секунду подумала, что наверное в своих руках держит сейчас примерно недельную свою зарплату.
Возле стойки столпились люди, но  вряд ли хотя бы кто-то из них подошел сюда с той же целью, что и Бёрнс - немного накатить, чтобы расслабиться. Эти люди привыкли к такому шику, вкусному шампанскому, дорогим платьям и бриллиантам на шее, они просто хотели поболтать друг с другом, поэтому собрались здесь, они...
- Я прошу прощения!.. - негромко, но искренне воскликнула Дей, когда ее под руку толкнул проходящий мимо официант и она чуть было не выронила бокал с остатками шампанского, вместо этого пролив содержимое на стоящую рядом девушку (Миша), - Мне очень жаль! - "Заебись вечерок начался! Что в таких случаях нужно говорить?! - Я оплачу химчистку! - Счет выставлю Бройлю! - Правда, прошу прощения, оно не должно остаться пятном, я надеюсь, что отстирается... - "А если нет, то поздравляю, Бёрнс, мы нашли, на что потратить годовую премию." - Мне очень жаль... - Дей не оправдывалась, как школьница, а правда искренне сожалела о своем косяке. Испортила девчонке тусовку, а если она окажется избалованной пигалицей, то еще и истерику закатит!..
Ну вот, пришла, называется, незаметненько бухнуть.

Внешний вид

https://pp.vk.me/c628630/v628630648/6e6f/EV7RJICxnJ4.jpg

Отредактировано Deirdre Burns (2015-07-01 13:35:10)

+5

97

Фредо, Джексон, Бальтазар
-Ага, припомнишь, охотно верю, - Элис улыбнулась брату и сделала глоток шампанского, -ну у матушки не получилось, а я превзошла своего учителя. тебе идет, перестань,  - Элис одарила брата еще одной улыбкой, за которой правда скрывалось что-то вроде " еще одно слово из этого района и я тебя расстреляю".
-Да, эти люди здесь, но они сами подойдут к тебе, когда представится возможность.
И вправду, было несколько встреч сегодня, которые были многообещающие, и Элис уже видела несколько людей, но те пока были заняты своими делами.
В скором времени к ним подошел Фредо.
-Да. настрой прекрасный, правда слишком не привычно находиться на таком мероприятии, - Эл улыбнулась, - спасибо, но уж очень хочется переодеться. А еще лучше поехать домой и лечь спать.
Да, Эл было слишком не уютно на таком приеме, к тому же, она хоть и оправилась от последних событий, но в ее личной жизни сейчас происходили тоже непростые события и это сильно ее утомляло.
-Да,конечно, если что, мы тут, - она снова улыбнулась Клементе и тот поспешно ушел в сторону мужчины, который имел некоторое сходство с Фредо, но Элис не припоминала, что бы его видела. Хотя, никто и не был обязан показывать ей всех представителей мафии или семьи Клементо.
-Прости, я тебя оставлю, - брат подмигнул сестре и ушел в сторону бара, как поняла Элисон, к Тиллю. Да, Джексон что-то упоминал о Тилле, клубе и цветах. Кивнув брату, девушка стала рассматривать посетителей и заметила еще одного знакомого, с которым с радостью побеседовала. Бальтазара ди Стефано. Человека, с которым их познакомил весьма малоприятный случай.
-Рада видеть тебя, как ты? - Эли улыбнулась. Да,очевидно на таких приемах улыбаться надо очень часто. Но сейчас она улыбалась искренне и от души.

+3

98

Бальтазару

Изящные манеры в данном конкретном случае были лишние, но это не значит, что стоило каким-либо образом показывать это. А потому, Робин дружественно и даже тепло улыбнулась мужчине, отмечая, что выглядит он как сошедший с обложки глянцевого журнала. Его лоск бросался в глаза, он был выразительным и его улыбка, была той самой улыбкой, которая, кажется, обращена непосредственно к тебе и должна быть искренней, неподдельной и чистой.  Он очаровывал и был очаровательным.  Но именно такие люди привлекали больше всего внимание своей… неизвестностью мотивов.
Бальтазар был здесь и, похоже, скучал, судя по тому, какое отстраненное положение занял среди остальных, предпочитая проводить время со своей спутницей, хотя на таких вечерах, как правило, все пары разделялись для того, чтобы поговорить с большим количеством людей. На памяти Робин это было всегда так. Вот ты стоишь, беседуешь со своим тайным любовником о делах, а рядом находится его жена и тоже разговаривает с кем-то и о чем-то. Затем вы плавно переходите к разговорам многозначительным, но делаете вид, что все еще обсуждаете дела. 
Могла ли она сразу же оценить находящегося перед ней мужчину, решить, на что он способен и о чем хочет поговорить с ней? Возможно. У банкиров всегда были свои интересы  на политическом поприще, и они всегда хотели быть в курсе дел хотя бы по тем вопросам, которые непосредственно касались их лично и их деньгах.
О теме разговора с мистером ди Стефано они не договаривались заранее, поэтому она могла стать самым настоящим сюрпризом для Робин.  Довольно красноречивым было его предложение уединиться, намекающее, что разговор между ними должен состояться далеко не в самой публичной обстановке и без посторонних ушей и глаз.  В отеле должен был находиться зал для совещаний, и вряд ли бы большого труда составило договориться с администратором. Время было уже позднее, поэтому желающих должно было быть исключительно мало.  В самом деле, не пытаться же уединиться  в какой-нибудь не запертой коморке и ловить вот такую вот незапланированную, и неловкую экзотику.
Ответить она не успела, так как их разговор нарушила брюнетка, обращающаяся к мужчине с простым, но без сомнения содержательным вопросом. Видимо, они были знакомы. Конечно, Робин понимала, что может настоять на том, что ему необходимо тут же куда-то с ней идти, но предпочла этого не делать. Уж чего не должно было быть в их деле, так это спешки.
- Думаю, это можно устроить, только чуть позже, -  улыбнулась Робин, - скажем, через полчаса. Подходите к ресепшну, там мы с вами и встретимся, - пообещала она, про себя прикидывая, сколько еще ей, необходимо времени для того, чтобы побыть здесь. Едва ли ее недолгое отсутствие для кого-то было заметным. Разве только Хелен решила обсудить с ней какой-либо злободневный вопрос.

Хелен, мистеру Датских и Кириллу Тимуровичу

Прощаться она не стала, а лишь отошла, доставая мобильный из клатча, чтобы проверить время, а заодно читая пришедшую смс. О да, она почти слышала тон его голоса, с которым он называл ее “моей девочкой”, а еще “моей птичкой” и на его родном языке это звучало  нежно и по-своему ласково. Это было то, что волновало сердце, что-от далекое и забытое – из детства.  Разве только сейчас ни о каком детстве и речи не шло.
Но что самое ужасное – ей все меньше хотелось притворяться.  Она все время притворялась, пыталась выдать себя за кого-то другого, и даже сейчас ей нужно было показать, что она тоже способна кое-что да решать.   Если она сказала, что они не пара на этом вечере, то так оно и будет. А теперь жалела, представляя, что могла бы и сама сейчас не лавировать межу гостей в гордом одиночестве.
“Вызов? Возможно. А что еще возможно, так это…” – Робин быстро печатала на ходу, довольно целенаправленно отыскивая среди собравшихся Хелен в ее примечательном платье, и, спустя какое-то время, все-таки найдя ее в знакомой компании.  Не задумываясь, девушка отправила недописанное сообщение.
- Хелен, я тебя искала,  - обратилось она к блондинке, а после перевела взгляд на стоящего рядом с ней мужчину. Почему-то ей даже в голову не пришло сомневаться. Это именно он. Тот самый Мэл, о котором она слышала. Бросаться с этими признаниями она, разумеется, не стала, а ограничилась только приветствием:
- Добрый вечер, - ну а потом она все же посмотрела и на Кирилла, который тоже был здесь. – Мистер Лазарев, рада вас здесь видеть, - она расплылась в улыбке куда более теплой, ожидая, когда он либо выдаст её, либо будет подыгрывать. Что она ожидала еще, так это то, какая улыбка вдруг заиграет на его губах.
Та самая, пусть будет та самая улыбка, словно он собирался произнести величайшее откровение, но останавливался в одном шаге от него.
– Робин Эванс, помощник мэра, - представилась она, снова переводя взгляд на человека, который судя по тому, что она знала и о чем догадывалась, был для Хелен и для этого приема настоящим благодетелем.

+5

99

Мэл не был бы Мэлом, если бы не ответил уколом на укол – собственно, подобные невинные подшучивания были и, он надеялся, и останутся самым острым оружием, которое они были способны обратить друг против друга. Кирилл с усмешкой проговорил:
– Узнаешь, брат, обязательно узнаешь, зачем мне кого-то от тебя скрывать?
Датчанин иногда слишком трясся над его, Лазаря, личной жизнью, но право слово, жаловаться на это после того как брат вытащил его, фигурально выражаясь, из могилы, в которой Лазарь из-за своего болтливого языка уже стоял одной ногой, было грешно. Так что законник такому проявлению заботы не сопротивлялся, а уж на этот раз он не имел ничего против того, чтобы познакомить Робин с Датчанином: Робин была прекрасной и умной женщиной, с которой не приходилось строить из себя идиота.
Лазарь хохотнул, мысленно заявив, что никогда не простит себе, если не поприсутствует на таком ответственном мероприятии. Уж по крайней мере всяко ответственней, чем этот вечер, где пока ничего хорошего не произошло.
– Уж мало ли чего я хочу, – ворчливо ответил вор, вовлекая теперь в собственную всегда активную жестикуляцию еще и бокал с коньяком – то бишь, чуть махнув рукой в подтверждение собственному «мало ли». – Может, я идеалист, который хочет счастья для всех даром, – хорошо знакомая фраза, которая из вежливости, как и весь разговор, произносилась на чужом языке, пошла тяжелее обычного и без своей второй половины. – Тебе прекрасно известно мое к этому отношение, – Кирилл наставил на Мэла указательный палец, этой же рукой сжимая бокал, – не будь здесь тебя и моей… тыковки, ноги бы моей здесь не было, – он, наконец, сделал щедрый глоток и, подуспокоившись, посмотрел на мисс Хэмминг. Пожал плечами. – Верные слова, мисс Хэмминг, дети из-за гордости страдать не должны, я лишь говорю о моральной стороне вопроса: захоти они действительно кому-то помочь, они бы не стали ждать всевозможных благотворительных вечеров, – Кирилл несколько похабно ухмыльнулся, блеснув зубами, и закончил свою маленькую речь: – Вы же в свою очередь совершенно правильно вовремя подсуетились и заставили их как следует раскошелиться, надавив на тщеславие.
Чудесное качество, между прочим – вытряхивать из других деньги так, чтобы те, кто вытряхивают, еще и сами рады были.
Скрыть усмешку, вызванную такими нежностями Мэла и его пассии, у Лазаря если и получилось, то разве что частично, поэтому из чувства деликатности, посещавшего его раз в год (видимо, это был тот самый случай), он сделал вид, что чрезвычайно увлечен коньяком в бокале: и рассматриванием, и… «распробыванием».
– О! – он поднял взгляд на женщину Мэла, возможно даже приятно удивленный таким предложением, и, улыбнувшись, кивнул. – Всенепременно.
Верхом деликатности с его стороны было бы незаметно ускользнуть и не мешать голубкам ворковать – но он был не настолько деликатен, тем более что своей голубкой он Датчанину еще не похвастался.
Глядя на экран телефона, Лазарь успел только подумать о том, что же еще возможно, и что этим «возможно» хотела сказать ему Робин, коснулся было пальцем экрана, чтобы ответить – и, подняв голову, увидел ее саму. Так близко он ее еще не видел сегодня. Взгляд Кирилла скользнул по ее фигуре, еще лучше подчеркнутой облегающим платьем. Она продолжала играть, его маленькая яркая птичка. Когда их взгляды встретились, его губы сами собой дрогнули в улыбке, и Лазарь наклонил голову в приветствии, не отрывая от Робин взгляда. Он заговорил с ней, что называется, с чувством – вкладываемым в каждое слово по отдельности:
– Добрый вечер,«…дорогая Робин», – мисс Эванс, – он не переставал смотреть в ее глаза, и, только как следует прислушавшись, можно было расслышать всю заложенную в его слова страсть – или просто хорошо знать Лазаря. – Взаимно. Вы прекрасно выглядите.
Представить их с Мэлом друг другу он не успел: Робин, как всегда, была очень самостоятельной и самодостаточной женщиной, к тому же, прекрасно вжившейся в роль – не считая ее глаз и губ, они выдали хозяйку. Если бы он мог, он бы подошел к ней вплотную и рассказал ей о ее промахе на ухо – но он мог только смотреть, не в полной мере стерев улыбку со своих губ. Сделал шаг к Мэлу и ткнул его локтем в бок, чуть наклонившись, и по-русски, безуспешно пытаясь справиться с довольной улыбкой, пробормотал:
– Вот моя тыковка.

+4

100

Фокс, Робин и Элисон


Бальтазару и вправду в какой-то мере было несколько скучно здесь находиться. А все потому, что практически все благотворительные приемы проходили в принципе одинаково. Встречи, беседы, аукционы, возможность обзавестись несколькими полезными связями на будущее... Поэтому необходимо искать себе развлечения самостоятельно, ну или свалить с мероприятия пораньше. Однако же так было раньше, сейчас ди Стефано из принципа оставался до самого конца торжества. Но в этот раз все должно быть совершенно по другому, потому что у итальянца были грандиозные планы на этот вечер, однако же он прекрасно понимал, что Фокс вполне возможно, что не интересно находиться здесь, поскольку тут были люди...несколько не ее круга. Но раз согласилась, то должна была терпеть, хотя это понятие было достаточно неприятным. Но Бальтазар ни в коем случае не стремился удержать девушку подле себя на весь вечер, о чем и сообщил рыжей заблаговременно. Потому что после последних событий Фокс выглядела не лучшим образом. Конечно же это никак не отражалось внешне, а вот в ее внутреннем мире бушевали смерчи и ураганы, и поэтому Бальтазар и решил ее хоть чем-то занять. Возможно и она себе найдет здесь кого-нибудь и заведет новые знакомства. Не всегда она обязаны быть подле него, как красивый аксессуар, коим девушку ди Стефано ни в коей мере не считал. Но вполне возможно, что скоро ему придется ее покинуть, хотя бы для разговора с Робин, благо красивая рыжеволосая (да, банкиру просто обалденно везло на знакомства с рыжими бестиями) девушка ответила согласием. А значит, следовало обдумать все, обсудить все за и против, для того, чтобы немного получше протоптать себе дорожку на вершину того самого Эвереста, который Бальтазар возвел для себя сам.
- Хорошо, я обязательно подойду туда, мисс Эванс. Таже хотел выразить вам огромную благодарность за организацию сего мероприятия. Считаю, что подобные благотворительные вечера должны случаться чуть более часто, чем это может получиться, - Бальтазар улыбнулся, его немного позабавило то, что Робин обратилась к нему немного не так, как все остальные. Она не озвучила приставку в его фамилии, но это не было обидно или оскорбительно. У американцев не существует подобных нюансов, поэтому они обращаются к собеседнику так, как бы сделали это при разговоре с представителем своей нации. Но, возможно о таких тонкостях Робин не знала, а Бальтазар никогда не заострял на этом внимания. - Надеюсь, что я не отвлеку вас от дел, ведь вечер в самом разгаре, и я более, чем уверен, что еще забот по горло, ведь впереди нас ждет аукцион. Буду ждать вас на ресепшен в назначенное время, - он вежливо наклонил голову, провожая девушку взглядом, которая пошла поприветствовать других гостей. Ведь не только же из важных персон и больших шишек здесь присутствует итальянец, а также не только он спонсирует сие шумное мероприятие, приуроченное к предвыборной компании мэра Стоуна. Внезапно в кармане у банкира завибрировал мобильный телефон, на него пришла смс, и Бальтазар, выудив гаджет с неменьшим удивлением прочитал сообщение от...Лианы. Он похлопал ресницами, пытаясь осознать то, что только что прочел.
Флиртовать со своей спутницей? Как говорится, если у вас нет паранойи, то это не означает, что за вами не следят. Она что, вернулась, ничего мне не сказала и решила сама прибыть на мероприятие? Черт побери, ну это Лиана, можно даже не удивляться. Значит извинения по смс не котируются, а я бы мог вообще промолчат и игнорировать достаточно длительный срок. Женщины... Извинишься - плохо, не так, не извинишься - еще хуже, и ты бесчувственный мудак. Хоть разорвись. Кажется, я совсем перестал понимать женщин. Если она здесь, мне необходимо ее найти, а то невесть что подумает. Хотя какая мне разница? Отношения же свободные...а меня почему-то совесть грызет.
Внезапно из размышлений итальянца выдернула еще одна представительница прекрасного пола. Итальянец услышал, что с ним поздоровались, оторвав взгляд от экрана мобильного телефона и развернулся. Перед ним стояла его знакомая Элисон Морроу, с которой у Бальтазара состоялось не очень приятное знакомство. Нет, ничего страшного не произошло, кроме того, что тогда Элис переходила дорогу в неположенном месте и зазевалась, а несущийся на своей машине банкир каким-то чудом успел затормозить, чтобы не сбить девушку, и та отделалась только гематомой на ноге. Что бы могло случиться, не среагируй Бальтазар настолько молниеносно, он предпочитал не задумываться. А сейчас она стоит перед ним и выглядит просто сногсшибательно, отчего итальянец снова расплылся в улыбке.
- Элис, я не ожидал тебя увидеть здесь, вот правда. Но это весьма приятная неожиданность. Ты выглядишь просто превосходно, - чеширский кот распушился и позволил себе подойти и мягко чмокнуть девушку в щеку. После чего развернулся к Фокс. - Знакомьтесь, девушки - Фокс Верджин, а это Элисон Морроу. Элис, какими судьбами ты здесь? - надо же, сюрприз был просто замечательный. По крайней мере есть знакомые лица, а это весьма важно для того, кто немного скучает. А девушка вполне может составить компанию ему, если вдруг Фокс решит уехать пораньше. А поговорить со старой знакомой конечно же хотелось. Может быть она тоже здесь со своим спутником или же у девушки своим личные планы. Интересно, какие еще сюрпризы преподнесет ему судьба сегодня?

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-07-08 21:04:24)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Благотворительный прием 6-ого июня