В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Благотворительный прием 6-ого июня


Благотворительный прием 6-ого июня

Сообщений 101 страница 114 из 114

101

– Ну, тогда я подарю эту мазню тебе, если, конечно, ты клятвенно пообещаешь свято хранить ее и не показывать непосвященным смертным в целях их же безопасности.
Мэлор сделал как можно более одухотворенное лицо, с каким в американских фильмах на очередного избранного обычно накладывают ответственность за судьбу мира – но то ли из-за шрама на лице, то ли из-за специфики его работы его выражение лица скорее напоминало о неизбежной выплате долга с процентами.
– Вот это будет действительно страшно – если это еще и восстанет из пепла и вернется.
Русский совершенно искренне поежился. Нет, не то чтобы он совсем не понимал в живописи или не любил ее, но вот современную живопись он совсем не понимал.
– Знаешь, Хели, я все пониманию, но иногда это все начинает напоминать пляски на поминках.
Датчанин пожал плечами, словно признавая, что все это шелуха и тлен.
– Лазарь, а разве ты забыл, что даже в той великой книжке счастье было не совсем даром? – Вор усмехнулся. – Все имеет свою цену, и иногда она бывает слишком велика.
Мэлор пожал плечами: он слишком хорошо знал цену всех этих попыток поиграть в благотворительность – в большинстве своем людям было просто наплевать на тех, кому они помогают, главное – сам процесс.
– Вот интересно, а я думал, что ты занята… мной.
Он сказал эти слова достаточно тихо и с улыбкой, но все-таки с некоторой долей серьезности.
– Знаешь, предложение, конечно, очень заманчивое, – он зашептал ей на ухо, – но, миссис Хемминг, мне хотелось бы изучить этот вопрос более спокойно и вдумчиво.
Он коснулся губами ее щеки.
И в этот момент к ним подошла еще одна девушка. Заговорила с его братишкой, и по взглядам, которыми они обменялись, он все понял.
– Очень приятно, мисс Эванс.
Он улыбнулся, но улыбка как обычно тронула только губы, но не глаза.
– Мэлор Датсковскитас.
Мэл всегда недолюбливал людей, которые на пустом месте начинали рассказывать, кто они и что. Ладно бы это бы была выставка или Давосский форум.
Датчанин скользнул по подошедшей Робин скучающе-изучающим взглядом, в котором читалось, что объект внимания изучен, запомнен и оценен. А потом Мэл неожиданно улыбнулся, но уже намного теплее, не так дежурно.
Русский повернулся к своему брату и улыбнулся уже ему, заговорив на русском.
– Да я уже и так понял. Плохой вы агент, Максим Максимович, одним взглядом выдали свою радистку Кэт.
Датчанин пихнул его локтем в ответ.
Ну что тебе сказать? Хорошая тыковка – рыженькая, спелая, созрела. Но это в любом случае в сто раз лучше, чем тот странный персонаж, что терся около тебя в не так давно. Не беременна и на вид не похожа на спившегося беженца из Дарфура. Она милая, но все-таки будь аккуратней.
Русский внимательно посмотрел на Лазаря и вздохнул: его младший братик совсем повзрослел и уже не нуждался в его постоянных советах.
– Только обещай рассказать, как ты умудрился склеить помощницу мэра, а за это я научу тебя, как уводить женщин у дона местной мафии, когда сам того не подозреваешь.

+2

102

Бальтазар ди Стефано не стал противиться её предложению или отвечать, что у него пока нет на это времени. Скорее напротив, выразил согласие не только словами, но и учтивой улыбкой. Банкиры, в отличии от того же мэра, медийными личностями не были, но определенный интерес к своей персоне всегда привлекали.
Кем же был мистер ди Стефано предстояло еще узнать. Робин предпочитала двигаться без спешки и не показывать, что куда-то торопится, но ей нужно было еще спуститься вниз и получить ключи от конференц-зала. Пожалуй, такая встреча у нее была впервые –  она подозревала, что на любых торжественных мероприятиях они происходили – те самые встречи, когда незаметно удалялись от посторонних глаз, чтобы обсудить кое-какие важные детали, а затем снова вернуться к остальным, делая вид, что ничего не произошло. Привлекало ли это внимание, чем заранее назначенная встреча? Возможно, но нужно было еще хорошенько подумать  и сравнить.
Ну а пока Кирилл улыбался ей и были в его улыбке, как и во взгляде заговорщические нотки, в то время как слова были призваны создать иллюзию самого обычного общения. Но только не тон, с которым он заговорил с ней. Удивительно даже сколько в этом тоне было чувственности и чувствительности, мягкого бархата и глубокой искрящейся страсти. И это, если подумать, тоже было впервые – впервые с ней на столь важном и ответственном мероприятии общались таким образом. Робин смотрела на Кирилла  и думала, насколько же отличался тот человек, которого она, кажется, так долго любила – целую вечность любила, сидя в своем Вашингтоне и все ожидая и ожидая от него чего-то большего. Он был холодный, холодный и сдержанный не только на людях, но и с ней, когда нужно было вести игру и носить маску. Конечно, она знала и его другого, но это было столь редко и недолгосрочно, что снова она глядела на холодную и непроницаемую маску и не могла докопаться до сути.  А тут… как будто все чувства на виду – притаились в глазах Кирилла недобрым и опасным блеском. 
- Спасибо, - ответила она на комплимент. Робин всё смотрела и не могла понять – просить ли разрушить ее жизнь или умолять, чтобы он этого не делал. Без бурных чувств и сердце не сбоит, а одиночество привычно и знакомо. И в то же время…
- Приятно познакомиться, мистер Датсковскитас, - много фамилий она выговорила в свое время, но эта почему-то привлекла особое внимание. И уж точно с русским звучанием Лазарев не имела ничего общего. Он улыбнулся ей бесстрастной улыбкой, которая более чем годилась для подобного случая, но перемены в лице было заметить не сложно, и Робин оставалось только делать вид, что нет ничего удивительного в том, что Мэлор вдруг смягчился, а потом так и остался со своей расслабленной улыбкой на губах, когда Кирилл  вдруг перешел на свой родной язык, сообщая ему о чем-то.  Прислушиваться она не стала из приличия, хотя подозревала, что там, что-то если не о ней, то связанное с ней.
- Благодарю вас от лица мэра за своевременную помощь в подготовке вечера. И прошу простить, мне нужно вас покинуть на время, - последнюю фразу она в большей степени адресовала Хелен.
Улыбнувшись всем троим  и стараясь не бросать на Кирилла никаких провоцирующих взглядов, Робин направилась вглубь площадки, а после свернула к выходу. Чего она опасалась, так это того, что он хоть на долю секунды примет ее уход, как сигнал к тому, чтобы отправиться следом, поэтому и не акцентировала на нем внимание. Спустившись на лифте на первый этаж, она направилась к стойке, за которой находился администратор.  О происходящем на крыше он, разумеется, был осведомлен и не выказал никакого удивления в желании Робин открыть зал для совещаний. 

Бальтазару

Бальтазар двигался им на встречу, когда администратор показывал нужное направление и открывал двери. Помещение оказалось просторным с длинным столом, поставленным в центре. Дождавшись, когда служащий отеля их оставит, Робин присела на одно из кресел.
- Не успели заскучать, мистер Стефано? – она улыбнулась, тут же ловя себя на слове, - или правильнее будет обращаться к вам мистер ди Стефано? – здесь уже была оплошность Робин, которой следовало немногим раньше выяснить правильность указываемой частицы.  – Прошу прощение если совершила ошибку, - тут же поспешила с извинениями девушка.

+2

103

Уж кого-кого, а вот Элисон встретить на благотворительном вечере Бальтазар не ожидал. С одной стороны для него это было немного странно, ведь здесь, по его мнению, должны были собраться довольно-таки представительные люди со своими спутницами. Но обычной девушкой Элис он не считал, вовсе нет, поэтому можно было предположить, что она здесь тоже с кем-то, ну или же сама по себе, что еще более странно. Да к тому же в их встречу тогда итальянец не спрашивал ни о каких нюансах жизни Элисон, это было ни к чему, да и сама ситуация не располагала к такому. Поэтому поговорить конечно хотелось, но задерживать девушку надолго Бальтазар конечно же не собирался. Более того, у него самого были на этот вечер далеко идущие планы, которые осуществить мужчине было необходимо во что бы то ни стало. И тратить время на пустые разговоры о том, "как дальше сложилась жизнь после дорожно-транспортного происшествия", было ни к чему. Во-первых, это некрасиво, во-вторых, не стоило снова напоминать мисс Морроу о неприятном событии, а в-третьих...они всегда еще смогут встретиться в более неформальной обстановке и поговорить о том, о сем, если, конечно, девушка захочет.
А время неумолимо двигалось к назначенному часу, когда Бальтазар должен был подойти к стойке администратора и уже дальше побеседовать с помощницей мэра о будущей поддержке его кандидатуры на выборах главы Национального банка. да, вполне возможно, что ди Стефано был еще слишком молод для столь важной должности, но здесь играли роль несколько немаловажных факторов. В свои тридцать пять лет он уже занимал пост вице-президента, к которому многие идут годами, а то и десятилетяими. Он бал на хорошем счету среди членов Правления банка, ну и старался делать все от него зависящее, чтобы деятельность одного из главнейших финансовых институтов штата развивалась, а банк процветал. Для этого карьерист был готов мотаться в командировки на другой конец света только для того, чтобы заключить выгодный контракт с той или иной организацией, чем он, собственно, и занимался достаточно часто. Вот почему карьера его складывалась несколько лучше, чем личная жизнь. С одной стороны, конечно, это удручало того, кто не привык оставаться в одиночестве, ну а с другой стороны, все-таки необходимо, чтобы под твоими ногами был достаточно прочный фундамент, а не глинистая почва, которая в любой момент треснет и уйдет из-под ног. Бальтазару всегда необходимо было быть уверенным в завтрашнем дне, поэтому в данный момент его карьера была для него на первом месте, и даже можно было сказать, что он на ней женат.
Быстрый взгляд на часы, оставлять конечно Фокс вот так скоро не хотелось, но почему-то ди Стефано был целиком и полностью уверен в том, что его беседа с мисс Эванс пройдет быстро и взаимовыгодно для обеих сторон. Потому как Робин была все-таки одним из организаторов столь значимого события, поэтому у нее, наверное, и без Бальтазара было достаточно много своих дел. Да и кто знает, вполне возможно, что и мэр решит почтить всех своим присутствием. Хотя чего здесь только не случилось - и вертолет, и купание некоторых личностей в бассейне (видимо, хорошо набрались к тому времени), и даже краем глаза итальянец умудрился заметить одну из девушек, которая прибыла на вечер в таком умопомрачительном платье, что впору за голову хвататься и решить, каким же именно способом уничтожить того дизайнера, что создал сей "шедевр". В общем, скучать явно не приходилось.
- Прекрасные дамы, прошу меня простить, я должен вас оставить на некоторое время. У меня есть кое-какие дела, которые не требуют отлагательств, поэтому я обещаю, что постараюсь вернуться, как можно скорее, - Бальтазар улыбнулся девушкам. Ах да, еще после разговора следует найти Лиану. Вот тоже чудо рыжее, ведь сообразила приехать сюда, да еще и устроить слежку за своим боссом и любовником по совместительству. Итальянец слегка вздохнул, еще не хватало продолжить разборки на тему того: как ты посмел меня променять на очередную рыжую (!) девчонку? Поскольку если банкир был не в духе, то скажи ему слово, он не задумываясь ответит десять, и тогда все может закончиться не очень хорошо. А лишние скандалы итальянцу были совершенно ни к чему.

Робин

Оставив девушек, ди Стефано достаточно быстрым шагом направился в сторону стойки администратора. Задав ему несколько вопросов, он узнал, что зал для совещаний находится несколькими этажами ниже, в так называемой VIP-бизнес зоне, поэтому незамедлительно направился туда. Еще не хватало опаздывать и показать себя уже с далеко не лучшей стороны. Минута, и вот он уже возле лифта, которого, к счастью, не пришлось ждать, и уже через несколько секунд банкир двигался в нужном направлении. Робин он увидел сразу, другой сотрудник отеля уже открывал ключами просторную комнату.
- Нет, что вы, благодарю вас за беспокойство, - кивнул Бальтазар, поблагодарив молодого человека, который передал Робин ключи и закрыл за ними дверь. - Мне довелось встретить одну знакомую девушку, и время до нашей встречи я скоротал за разговором с ней. Насчет же фамилии, не беспокойтесь, на самом деле если вы произносите или не произносите приставку, разницы особой нет. Ну по крайней мере для меня. Лучше всего обращайтесь по имени, если вам так удобно.

+1

104

Бальтазару

За закрытыми дверьми всегда действовал особый вид любезности, отличный от того, что было принято демонстрировать на публике на разного рода мероприятиях. Там улыбки были улыбками, учтивые слова были призваны носить подчеркнуто-вежливый характер. Так можно общаться со всеми – с людьми, успевшими стать хорошими друзьями, с людьми, до которых, на самом деле, нет никакого дела, так, в равной степени, и с теми, кто вызывает негатив. Поэтому и терпение ценится здесь как никогда высоко. На личной встрече все гораздо легче  с одной стороны и сложнее с другой. Проще узнать человека, но и легче выдать себя и собственные цели. Если умалчиваешь о чем-то, то изволь делать это виртуозно, потому что когда нет никакого постороннего фактора, способного сыграть фоном и на руку, то действовать в таких обстоятельствах действительно нужно уметь. 
Робин была привычна менее формальная обстановка в подобных встречах – с ней иногда пытались дружить, а иногда она очень хорошо видела неодобрение и недоброжелательность в глазах собеседников, которые свидетельствовали только о том, что она никто и звать ее никак, а все ее слова ничего не значат. Но очень часто именно она являлась неким связующим звеном между человеком, который обладает реальной властью и всеми остальными. Но, что ей всегда нужно было уметь сделать, и что она за эти годы научилась делать, так это уверять, что и в её власти принимать решения и совершать выбор. Иногда это было так, а иногда нет, но при любом раскладе нужно было сохранять невозмутимое выражение лица. Исключения тоже бывали, но крайне редко – все-таки посылать некоторых людей далеко и надолго в ее будничные обязанности не входило.
Бальтазар ди Стефано пока производил впечатление двоякое – Робин привыкла прислушиваться к собственным чувствам при первых минутах знакомства, не делать поспешных выводов, но отмечать разного рода мелочи. Подчас, это выходило с легкостью, иногда приходилось потрудиться, чтобы понять, откуда у нее возникают те или иные сравнения. Этот же мужчина пока оставался всего лишь тем человеком, который галантно обращался с ней, говорил так же вежливо, не забывал показывать свою деликатность и тактичность. И даже не стал указывать ей на её же ошибку.  А ведь порой это бывает очень важно. Мэр не хочет слышать к себе обращение “мистер”, а тот, кто носит итальянскую фамилию, предпочитает к себе полное обращение. Насколько помнила Робин  “ди” в итальянском языке означала причастность к роду. Вроде как, сын отца.
Гораздо больше значило то, как легко он решил предложить отбросить эти формальности.
- Что ж, тогда мне приятно быть в числе тех, кто может называть вас по имени, Бальтазар, - улыбнулась девушка, предпочитая и сама избавиться от этой церемониальности. – В свою очередь можете называть меня, Робин. Так будет гораздо удобнее, я согласна, - она сделала небольшую паузу, после которой продолжила, сменив тему. – Для меня не осталось незамеченным тот факт, что вы частый гость на благотворительных мероприятиях.  Рада, что уделили  внимание и нашему вечеру, - о благодарностях тоже не следовало забывать. Участие видного банкира в жизни благотворительного фонда всегда привлекало внимание. К  участникам обеих сторон. Возможно, в этом и был весь секрет. Если так, то она очень быстро его раскрыла.
- Итак, если у вас есть ко мне какие-либо вопросы, то я бы с радостью их услышала, - напомнила Робин, предпочитая обходиться без излишней прямолинейности, вопрошая тут же, что он хочет и что ему нужно, но излишняя завуалированность тоже бы помешала. Все-таки они сейчас были без свидетелей и могли общаться открыто. В той мере, в которой было удобно.

+1

105

Доротее и всем у барной стойки
Телефонный звонок раздался пронзительно, да и к тому же весьма не вовремя. Думал, что отключил телефон доселе, а оказалось нет. Почему-то именно сейчас меня раздражал он больше, чем когда-либо. Вероятнее потому, что находился я в компании людей, с которыми крайне давно не общался. Да и эти светские беседы о легендах, сказаниях, присказках... Я ничего толком не понимал в этом никогда, да и шибко не интересовался, но послушать было весьма интересно. Особенно трепетный, нежный голос своей милой спутницы. А этот звонок нагло прервал всю идилию и, нажав "ответить", я, извинившись, отошел в сторону, чтобы не мешать людям общаться и дальше.
- Мистер Майер, у нас аврал. Вы, конечно, извините...
Звонил бармен, который по совместительству с небольшой надбавкой выполнял и роль моего заместителя, когда это было крайне необходимо. Например, сегодня ночью. Обещался большой поток клиентом, но, как ни странно, этого не произошло, посему я и со спокойной душой благополучно уехал по своим делам, оставив клуб на этого парня. Славный малый, вот только не всегда справляется с тем, на что некогда подписался. Амбиций много, а толком из себя - практически ни гроша.
- Черт возьми... Скоро буду, - глубоко вздохнув, нажал отбой.
Вернувшись к стойке, я аккуратно приобнял свою женщину и обратился ко всем присутствующим:
- Я искренне прошу нас извинить, но именно сейчас нам придется уехать. Проблемы возникли, так что... - протянув руку Гвидо, пожал его, а дамам вежливо улыбнулся, а, точнее, постарался это сделать. Новость о том, что вот так сразу мне придется ехать на работу, испортила настроение. И, почему-то, где-то в глубине своей пропитой души я чувствовал, что это не последнее на сегодня "веселье".
- Весьма был рад встречи. Весьма, - и с этими словами, взяв Доротею под руку, направился к лифту.
Женщина не совсем понимала, что происходит, посему я поспешил ввести ее в курс дела:
- Позвонил Энтон. Нужно ехать. Так-с... Сейчас, значит, к Джемме. Позвонишь мне тогда, хорошо?
Казалось, будто к Джемме мы попадем сразу, как только выйдем из лифта, судя по тому, что я сразу упомянул про звонок, про уверенность. Суть в том, что я не люблю повторять, не люблю сомневаться, не люблю быть в неведении. И, объяснив четкую установку заранее, чувствовал себя гораздо увереннее в том, что Доротея не забудет о моей просьбе, нежели, если бы я озвучил это тогда, когда женщина бы уже покидала мой автомобиль.
Продолжение вечера...

+1

106

Робин

Бальтазар не знал, чем именно закончится для него общение с Робин, но для себя решил проявить все свое красноречие и вложить всю искренность, на которую он был способен, для того, чтобы добиться своей цели. Да, конечно в какой-то мере не Робин принимать окончательное решение, но именно она как помощнице мэра может на него если не повлиять, то высказать свою четкую позицию относительно его, дабы итальянец получил довольно-таки серьезную поддержу на выборах президента Национального банка. Да, пусть это произойдет не в самое ближайшее время и даже не на следующий год, ведь возраст ди Стефано и для вице-президента-то не так уж велик, но тем не менее, когда тебя поддерживает человек, обладающий властью, авторитетом и пользующийся уважением среди граждан, это дорогого стоит. Нет, конечно же упрашивать и настаивать на чем-то Бальтазар не собирался, но ведь когда у двух людей, который имеют определенный вес в сфере бизнеса, имеется взаимопомощь и какие-то, возможно, общие идеи, все должно сложиться гораздо более лучшим образом. Ну а что касается благотворительности, ведь не зря же люди придумали все это дело для того, чтобы оказывать поддержку тем, кто в этом нуждается. Да, не все искренне помогают, для кого-то важен пиар, и для Бальтазара тоже, в какой-то мере, но тем не менее он знал, что оказывал финансовую помощь с, наверное, более открытой душой, чем некоторые, присутствующие на благотворительном вечере.
- Благодарю, я думаю, что так будет легче нам обоим, - улыбнулся итальянец, отодвигая кресло, чтобы Робин села, сам же обошел стол и сел напротив нее. - Я не займу у вас много времени, просто мне бы хотелось обсудить некоторые нюансы как и моего дальнейшего участия в спонсировании благотворительного фонда, так и возможную поддержку мэра Стоуна моей кандидатуры. Я объясню сейчас, - кивнул он, заметив заинтересованный взгляд собеседницы. Мисс Эванс не могла знать всех тонкостей финансовой сферы, да и ни к чему это было ей, ведь это сфера деятельности самого Бальтазара. Но для того, чтобы она могла вникнуть в суть вопроса, ди Стефано обязан был объяснить если не все, то какие-то основы.
- Начнем, пожалуй, с благотворительности. Что до меня, то, наверное, я стал вникать в это дело достаточно рано, но все-таки с более осмысленного возраста, когда мой отец, который тоже представляет собой эдакую акулу бизнеса, также вкладывал значительные средства в благотворительность. Он-то и объяснил мне, что при наличии возможностей надо помогать малоимущим. Все-таки здесь наверное гораздо большую роль сыграло воспитание меня в тех традициях, в которых были воспитаны мои родители, и они постарались передать эти традиции мне. Я сам прошел через многое, чтобы получить эту должность, и пусть это кому-то не нравится и кто-то считает меня выскочкой, но я никогда не опозорю ни свою семью, ни свое честное имя, делая вид, что помогаю людям ради пиара, - Бальтазар слегка нахмурил брови, он помнил о том, как шушукались за его спиной те, кто не видел его в должности вице-президента, сколько сплетен и подстав ему пришлось пережить. Но не споткнувшись и не разбив колени в кровь, до вершины не добраться. Вижу цель - иду к ней - таково было кредо банкира. С места в карьер рвануть всегда можно, но в данный момент нужно было действовать аккуратно, не превознося себя до небес, а Бальтазаром руководило желание доказать Робин то, что он искренен. Наверное, это было основой и своебразным фундаментом для их дальнейшего сотрудничества.

+1

107

Бальтазару

Конечно, во многом впечатление от разговора и от встречи зависело непосредственно от того, как собеседник подавал себя, как обращался к тебе и как вел. Некоторые это мастерски скрывали, но порой, добившийся определенных успехов и солидного положения, человек начинал излишне открыто проявлять это. Требовать то, чего он требовать не вправе или, наоборот, просить того, что выполнить нельзя.
Робин разговаривала с разными людьми. Встречала и тех, кто предпочитал говорить с ней как с разносчицей кофе между кабинетами. Такой тип людей казался ей наиболее забавным. Вроде как, они унижали ее своим отсутствующим выражением лица, либо поспешными заявлениями о том, что это не ее ума дела. В общем-то, так оно, в сущности, и было. Но что вдруг стало нравиться Робин, так это то, что став помощником мэра она действительно чувствовала себя свободнее. Она переставала быть безымянным лицом, подносящим бумаги и отвечающим на звонки и письма. Нет, она становилась кем-то больше. Это было очень странное чувство – чувство тут же захлестнувшее со смятением. Она прекрасно знала, что даже будучи в Вашингтоне, будет продолжать находиться на посредственной должности не имея того “исключительного” потенциала. Она, может быть, и могла держать удар, но это отнюдь не значило то, что она может быть кем-то значительным в этом мире. Робин это прекрасно знала, с этим и смирилась уже довольно давно. А тут вдруг… помощник мэра и вице-президент Национального банка, который сидел рядом с ней и старался выглядеть открытым, говорил откровенно и не было в нем ничего того подозрительного, от чего веяло холодом и заставило напрягаться.
Мужчина упомянул  о поддержке его кандидатуры мэром. Заявление было смелым, но Робин не выказала удивления или непонимания, скорее наоборот, проявила еще больше заинтересованности. Место сарказму и вскинутым от удивления бровям тут точно не было.  Да и что уж там, Бальтазар действительно говорил в достаточной мере открыто и свободно – не возникало  ощущения, что пока он выдает одно слово за другим, то в голове у него мысли совсем иного рода.
- Разумеется, - подтвердила Робин тот факт, что благотворительность ради пиара далеко не самая хорошая черта среди современного общества. – Как правило, те, кто хотят сделать себе имя за счет благотворительных фондов, как раз делают для них меньше всего, - заметила она очевидный факт. – Тот, кто готов расстаться с определенной суммой денег ради общественно полезных целей уже ищет нечто большее, нежели обычный пиар, который можно обеспечить исключительно  благодаря громкой статье в блоге или газете. 
Пресса вообще всегда была на особом счету – важную роль играло то, как они донесут информацию до среднестатистического гражданина. Судя по тому, как молчали в газетах об одном конкретном кровном  родственнике мэра Стоуна, можно было сделать вывод, что и с ее непосредственным руководителем не все так просто. Но сейчас речь была не об этом.
- Выскочкой? За что? – тут уж Робин сама перескочила на более расслабленный тон, а улыбка у нее вышла как никогда дружеской. В самом деле, перед ней ведь сидел перспективный банкир, который, судя по всему, планировал занять руководящую должность , а не оставаться на посту вице-президента. Это могло быть хорошим вкладом. Как с его, так и с их стороны.  И, если подумать, это было бы идеальным соглашением, которым следовало пользоваться осторожно и правильно. Робин и сама не поверила тому, с каким вдруг ажиотажем поняла это. Если благотворительный вечер и стоил затраченных сил и средств, то одна лишь эта встреча позволила окупить его с лихвой. Оставалось только сохранять невозмутимость.
- У меня есть все основания полагать, что мэр Стоун заинтересуется этим предложением, и мы с вами сможем поговорить уже более подробно в самое ближайшее время, - пока она не называла ни точной даты, ни точного времени, но и сомнений у нее не возникало, что Стоун точно от такого не откажется.

+1

108

Тилль, Гвидо и Джулс

Вечер ничем не напоминал гонки год назад. Казалось, все будет закончено так как должно быть. В душе она надеялась потанцевать Тиллем, потому что все попытки танца дома, превращались в смех, когда он ставил ее ноги на свои и просто перемещал обоих как медведь по гостиной, либо заканчивалось более интересным фиалом. От этой мысли Доро слегка покраснела, чувствуя как рука Тилля прижимает ее к себе, нежно водя пальцами по материалу платья, отчего Тее было и щекотно и слегка будоражило, учитывая, что она выпила коктейль.
Посмотрев на Майера, когда почувствовала, что по его колену побежала вибрация, а затем раздался телефонный звонок, Тея хотела попросить его не отвечать. Но опоздала. Тилль поднял ее как пушинку, пересаживая на свое место, отошел от их компании.
- Сеньор Монтанелли, я приятно удивлена тому, что встретила человека, знающего такие редкие легенды. Обычно все знают греческие мифы, римские, леприконов или Беофульфа. То что на слуху, что экранизируется. Приятно. Джулс, если вас заинтересовало искусство, что я вам показала, то прошу в любой рабочий день, когда вам будет удобно, приезжайте в Плазу, я там всегда. Покажу, расскажу и просто приятно проведем время. Познакомлю вас с немецкой кухней. Вас тоже, Гвидо приглашаю. Как найти нас с Тиллем вы знаете. Позвоните, и я буду рада вас видеть в клубе.
Почувствовав как Майер уже оказался рядом (его парфюм не спутать ни с чьим-либо – агрессивный, настойчивый, пронизывающий – как и сам хозяин), Тея подняла на него взгляд. Опять. Они никогда не могут с ним пробыть до конца. Но теперь уже Дитрих удалось познакомиться с людьми, а не как в прошлый раз – тайно уехать, так и не пристрастившись к духу гонок.
- До свидания, - Тея взмахнула на прощание Джулс, с сожалением пожав плечами на вопросительный взгляд той, губами произнесла Увидимся, пожала руку Гвидо, - была рада знакомству. До свидания.
Они шли сквозь толпу, ловко огибая танцующих.
- Что… - но Тилль уже объяснял ей причину их поспешности. – И вновь я не смогла с тобой станцевать. Это рок Майер! – она рассмеялась, пытаясь немного расшевелить любимого, который от срочного вызова, стал серьезным. – К Джемме. Да, я с удовольствием с ней повидаюсь. Да, конечно позвоню.
Тея села в машину, пристегиваясь, провела ладонью по щеке Тилля, пытаясь чуть того успокоить, что если и получилось, то он ен показал вида. Такой он, ее Тилль Майер.
Выход из квеста

+1

109

Бальтазару, Фокс, Джексону, упоминаю Гвидо, Мэлора, Кирилла

- Элис, я не ожидал тебя увидеть здесь, вот правда. Но это весьма приятная неожиданность. Ты выглядишь просто превосходно.Знакомьтесь, девушки - Фокс Верджин, а это Элисон Морроу. Элис, какими судьбами ты здесь?
Эл поздоровалась с девушкой и улыбнулась Балти.
-Спасибо, ты тоже как всегда неотразим. Я тут с братом, мы принимаем участие в благотворительности от клуба "Сыны Анархии". Тебя тоже не ожидала тут увидеть, приятная неожиданность.
С того происшествия, как она попала под колеса машины Бальтазара, они хоть и общались, но довольно редко. В конце концов у каждого взрослого человека полно своих дел, и свободного времени обычно мало. А Балти и Элис прекрасно знали цену времени.
- Прекрасные дамы, прошу меня простить, я должен вас оставить на некоторое время. У меня есть кое-какие дела, которые не требуют отлагательств, поэтому я обещаю, что постараюсь вернуться, как можно скорее.
-Да, конечно, мне право тоже стоит отлучиться, а то еще мой брат потеряется тут, - она улыбнулась и попрощавшись с девушкой и Балти, направилась в сторону своего брата.
-И так, смотри, - Эл встала рядом с Джексоном и непринужденно кивнула бокалом в сторону двух мужчин.
-Это Мэлор Датсковскитас и Кирилл Лазарев. Я знаю, что ты о них наслышан и знаешь кто это. С ними тебе стоит сегодня более близко пообщаться, а вон там, рядом с Тиллем - Элис снова кивнула бокалом, - Гвидо Монтанелли. Клей с ним общался, когда клуб только переехал. Так что ты тоже знаешь его, и с ним пожалуй тоже стоит наладить более хорошие отношения, пока Клея нет.
Эл поставила бокал с шампанским на поднос мимо проходящего официанта и достав телефон, посмотрела на время.
-Я тебя покину, у меня завтра тяжелый день. Но если что, звони сразу.
Она попрощалась с братом и отправилась к своей машине.

Выход из квеста

+1

110

Робин


Уже одно только то, что Робин согласилась с ним побеседовать и обсудить те вопросы, которые волновали в первую очередь самого Бальтазара, было маленькой, но победой. Кто знает, к какому консенсусу они придут и придут ли, но почему-то у итальянца сложилось впечатление, что все должно быть если уж не совсем хорошо, то отказа он не получит точно. По крайней мере постарается сделать для этого все и даже чуточку больше. Потому как сначала следовало протоптать некую дорожку и быть уверенным в том, что впереди тебя не ожидает бездонная пропасть, а есть надежда на покачивающийся от порывов ветра, но все-таки крепкий мостик. Таким своеобразным мостиком между ним и мэром сейчас для ди Стефано была именно мисс Эванс, которая, казалось, выказывала к нему все свое расположение и великодушие.
Конечно Бальтазар не знал, о чем она думает и что сама решила по этому поводу, но раз он не стал тянуть кота за хвост, а рванул практически сразу с места в карьер, пусть хоть и не совсем стремительно, то отступать сейчас будет означать трусость, как минимум. Может быть помощник мэра не имеет на него такого уж значительного влияния, но вот ее мнение может быть весьма весомым как в пользу того или иного человека или события, ну или не в пользу того. Это, наверное, было также с Лианой Саммерс, помощницей банкира, к мнению которой он в любом случае прислушивался, хоть и не всегда соглашался с ним. А сейчас они и вовсе с ней поругалась, да и сама рыжая находилась где-то в толпе присутствующих, не поставив босса в известность о том, что сама сюда пришла. Подумав о ссоре Бальтазар слегка вздохнул и опустил взгляд. Но потом все-таки решил не выказывать своего не особо веселого настроения, а постараться быть настроенным именно на свою цель. Которая сейчас маячила перед ним уже гораздо более четко, чем до этого.
- Я думаю, что не является секретом то, что в любой, пусть даже в самой задрипанной организации есть свои интриги Мадридского двора. Существуют они и в Национальном банке, вследствие чего мне приходилось в свое время пробивать себе дорогу по карьерной лестнице лбом, рогами, копытами, чем угодно, но я был обязан доказать всем и, в первую очередь самому себе, что мои перспективы, упрямство и значимость для компании  не на последнем месте. Но не всем это было по нраву, вот за моей спиной плелись и плетут до сих пор свои паутины-сплетни мои завистники. Все просто и старо как мир, - улыбнулся банкир, сложив перед собой руки и посмотрев в глаза Робин чуть более внимательно. Он видел, что девушка проявляет явную заинтересованность, поэтому не стал ходить вокруг да около. - Я буду вам весьма признателен, если вы при наличии свободного времени проведете с мэром Стоуном беседу насчет моего участия в спонсировании благотворительного фонда и возможной его поддержки мне в дальнейшем. Я буду готов даже поговорить с ним сам, если у него возникнет такое пожелания. Мне нужен надежный тыл, мисс Эванс, и я бы хотел уверить вас в том, что я также смогу в какой-то мере обеспечить вашему руководителю такой же своеобразный тыл в виде поддержки благотворительной деятельности, - казалось, что все идет так как нужно, да и предложение было не из тех, что Бальтазар мог сделать, к примеру, какому-либо из своих бизнес-партнеров. Пиар пиаром, но в первую очередь он заботился о себе, о своей карьере и о своем честном имени, а это означало, что надежные связи не повредят, даже наоборот, очень и очень помогут.

+1

111

Мэлор порядком устал от этого мероприятия, и ему хотелось его покинуть, хотя бы до того момента, как на крышу начнут высаживаться запоздавшие гости с парашютами. Или когда кто-нибудь утопится в бассейне, упадет с крыши – в общем, когда что-нибудь случится. А еще он устал неискренне улыбаться. Поэтому, увидев в толпе брата и сестру Морроу, он улыбнулся всем.
– Прошу прощения, но я вынужден вас покинуть, у меня есть еще один важный разговор.
Он поцеловал Хелен в висок и улыбнулся брату.
– Хели, ты же подождёшь меня? Братан, ты тоже не теряйся.
Он развернулся и, кивнув головой, начал пробираться сквозь толпу. Продравшись через скопление благотворителей разной степени опьянения, подошел к молодому, по крайней мере, моложе Мэлора и значительно, человеку.
– Мистер Морроу?
Датчанин протянул руку.
– Меня зовут Мэлор Датсковскитас.
Русский улыбнулся.
– У нас есть общие знакомые в Неваде. Вы работали с ними, они вам поставляли кое-какую технику. И они рекомендовали обратиться к вам.
Мэл специально говорил несколько иносказательно, что было обусловлено отчасти и тем, что вокруг было много людей.
У меня с моим партнером экспортная компания. И мы хотели бы предложить вам прямые поставки некоторых видов, так сказать, нашего машиностроения и приборостроения.
И тут Датчанин позволил себе шутку:
– Если, конечно, не пугают санкции.
Законник внимательно смотрел за Джексоном, надеясь, что тот его понял.
– А ваша сестра уже покинула нас, мистер Морроу?
О ней он тоже слышал и поэтому спросил, так сказать, для разбавления диалога
Мэлор действительно был заинтересован в налаживании новых взаимовыгодных контактов, особенно с людьми, уже проверенными в деле и рекомендованными.

+1

112

-Доброго вечера, - Джекс протянул руку для рукопожатия.
- Санкции?
Джексон улыбнулся, потому что на данный момент времени, они меня точно не пугали, да и вообще, кого могут напугать санкции России, которая в общем-то для нас большой угрозы не представляет.
-Ну что мы не переживем, если нам русскую водку поставлять не будут? Я думаю, если что, мы обратимся к вам, - вице-президент улыбнулся.
- Думаю разговор на данную тему можно будет развить в более уединенной обстановке, хотя впрочем мы могли бы с вами взять в баре по стакану виски и отойти чуть в сторону, где меньше лишних ушей.
Да, вести переговоры насчет оружия на благотворительном приеме не самая лучшая идея, но с другой стороны, когда появляется такая возможность, нужно как говориться " ковать, пока горячо". К тому же, налаживать связи было уже пора, в конце концов заказчики, которым мы перепродаем оружие ждать не будут, и найдут других продавцов, а это для нашего клуба не самый лучший вариант.
Джексон остановил мимопроходящего официанта и попросил принести алкоголь, после чего снова обратился к Мэлору.
-Моя сестра свалила, ей рано завтра вставать, но не будем отвлекаться от темы, прямые поставки, это очень хорошо. Особенно сейчас, когда мы сменили штат. Я очень рад, что наши общие друзья из Невады дали положительные рекомендации. В конце концов, начинать тут все с нуля было бы крайне тяжело.
Думать приходилось тут и сразу, волновало все, "Что?Где?Когда?", а главное сколько. Деньги которые заплатим за тавар, волновали больше, чем все остальное, выгода, вот главное для клуба.
В конце концов, все, что Джексон и члены клуба делали - они делали для клуба. И русский понимал всю важность их сотрудничества.
-Как на счет цен, или по простому сколько вы хотите? А что немаловажно,  насколько разнообразен выбор ваших машинок и приборов, - парень улыбнулся и сделал глоток виски, который официант принес с поразительной быстротой.

0

113

На самом деле Мэлор имел в виду санкции, которые ввели как раз против России, а не ответные, но, видимо, его собеседник был или очень патриотичен, или был еще более аполитичен, чем сам Мэл. В любом случае поправлять или уточнять Датчанин не стал: оно ему надо? Политика его интересовала в основном с точки зрения на то, полезно или вредно это для бизнеса, а то, что сейчас творилось в мире, хорошо увеличивало размер банковских счетов господ Датсковскитаса и Лазарева.
– Конечно, если что достанем по блату пару ящиков, хотя я сам предпочитаю скандинавскую.
Русский усмехнулся.
– Возможно, вы и правы, и хорошо бы обсуждать в месте без лишних ушей, а с другой стороны в скоплении людей это просто случайная встреча и разговор. Так что можно начать сейчас, а детали обсудить позже.
Датчанин замолчал на то время, что рядом находился официант.
– Тут я вас прекрасно могу понять: переезжать на новое место – это всегда хлопотно, приносит много проблем, мы с партнером сами через это проходили.
Русский понимающе покачал головой. Он действительно не понаслышке знал все тяготы переездов – только им с Кириллом пришлось менять даже не штат, а страну. Конечно, тяжеловато обустраиваться на новом месте, но было бы желание…
– Наши общие знакомые дали вам отличные рекомендации. Охарактеризовали как очень надежных партнеров.
В их кругах такая рекомендация дорогого стоила – это вам не рекомендация при приеме на работу, тут, если не тех посоветуешь, с тебя за базар и спросить могут, и чужие косяки повесить.
– Цены?
Он снова замолчал, потому как официант принес виски. Датчанин взял бокал и покрутил его в руке, потом медленно, прогуливаясь вместе с Морроу, отошел от толпы в сторону.
Все-таки американцы любили сразу с места в карьер дела вести.
– Цены такие же, как в Неваде: из уважения к вам и с надеждой на долгосрочное сотрудничество.
Он снова сделал паузу.
А вот ассортимент у нас побольше, чем у ваших невадских партнеров. У нас есть очень интересные образцы российского приборостроения. Знаете, есть презабавнейшие приборы: нажал на пуск, и нет строения.
Мэлор отсалютовал бокалом и сделал глоток виски.

+1

114

-Я думаю вы правы и большинство людей здесь слепы и глухи ко всему, что им не интересно.
Джекс сделал глоток виски и окинул площадку взглядом.
Марень был доволен тем, что невадские партнеры замолвили словечко, хоть и клубу пришлось очень быстро уезжать от туда. Но к слову, Клей и Джекс даже нашли других парнеров русским, что бы те не потеряли прибыль из-за образовавшегося пробела.
-Я уверен, наши отношения будут очень долгосрочными. Моя сестра, за короткое пребывание тут, смогла обзавестись полезными знакомыми, которые гарантируют нам спокойную жизнь в отношении полиции и федералов. До сих пор удивляюсь, как она успела все это провернуть.
Для меня она все еще младшая сестра, - Джексон улыбнулся. Он не врал, вряд ли он так быстро свыкнется с мыслью, что его младшая сестра теперь так же как и он, спокойно может делать бизнес и сводить нужных людей в нужном месте. А еще, у нее появилась прекрасная черта - заводить такие знакомства легко и не принужденно.
-Цены это превосходно, а то, что ассортимент больше - это еще лучше. Я уверен, наши заказчики будут рады расщирению возможностей. К тому же, так же как и в Неваде, наш клуб всегда готов помочь с хранением и перевозкой. С этим ничего не изменилось. Наш ассортимент услуг ничем не отличается от невадского.
Джекс сделал еще глоток виски.
-Насколько я знаю, тут есть итальянская мафия, как на счет сотрудничества с ними у вас?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Благотворительный прием 6-ого июня