Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » не совсем обычный день


не совсем обычный день

Сообщений 21 страница 33 из 33

1

Код:
<!--HTML--><center><div style="width: 450px; text-align: center; font-family: 'lobster', sans-serif; font-size: 50px; line-height: 100%; color: #3a0000; letter-spacing: -3px;">catherine & joshua</div>
<div style="width: 350px; height: 13px; background-color: #3a0000; position: relative; top: -30px; left: 4px; line-height: 13px; color: #ffffff; font-family: cuprum; font-size: 7px; letter-spacing: 4px; text-align: center;">не всегда лапать официантку к добру</div></center>

http://funkyimg.com/i/XM6r.gif

http://funkyimg.com/i/XM6q.gif

Сакраменто, Калифорния, кафе, где работает Кэтрин, включая окрестности города
Обычный, летний рабочий день, когда вечером нет заказов, и кроме обслуживания золотой молодежи ничего не светит
Каждый день к ней клеится парочку клиентов. И каждый раз они получают урок, что не следует трогать филейные части красивой обслуги. Каждый раз, кроме этого.

Отредактировано Catherine Nicholson (2015-07-02 10:48:29)

+1

21

Поднимаюсь на второй этаж дома и захожу в комнату, все ещё переваривая то, что случилось внизу. Конечно, я не могу вести такой образ жизни, как сейчас, всегда. Когда-нибудь такое количество алкоголя действительно меня погубит. Но и то как повел себя отец в этой ситуации тоже меня бесило. Как он вообще смеет говорить мне, что делать и кого заводить, когда он сам же и разрушил мою жизнь? Когда столь бесстыдно трахал в этом самом доме мою невесту. И когда обманывал и меня, и маму. Не знаю: почему мама смогла его простить, но мне до сих пор противно не то, чтобы видеть его, мне противно жить в одном доме с ним. Единственная вещь, которая все ещё держит меня в этом чертовом доме, так это то, что в моей квартире в центре города, что была куплена не так давно, все ещё идет ремонт и туда пока что нельзя заселиться. Сажусь на кровать и обхватываю голову руками, скольжу по волосам рукой, пытаясь придумать: как действовать дальше? Одно я знаю точно, первое, что мне нужно сделать - это поговорить с Кэтрин. Пусть она ещё раз залепит мне по морде, пусть накричит, но я надеюсь, что она сможет выслушать то, что я хочу ей сказать. Решив все для себя, я, первым делом, отправился в душ, чтобы смыть с себя остатки вчерашней разгульной ночи. Одеваю свежую одежду, так учтиво поглаженную и аккуратно развешенную в шкафу Лорел. Эта женщина - одна из немногих людей, чье мнение мне действительно важно. И сейчас, после того, что было ночью и каким меня вернули домой, мне было стыдно перед ней не меньше, чем перед матерью, которой и вовсе пришлось вызывать скорую. Да, да, в словарном запасе Джоша Торнтона иногда появляется слово "стыд". И такое бывает.
внешний
Спустившись вниз, я попросил Лорел приготовить мне что-нибудь перекусить, чтобы на голодный желудок не ухать по делам. Она с какой-то жалостью в глазах смотрела на меня. У меня же в голове проскользнули её недавние слова мне о том, что я изменился в лучшую сторону. - Прости меня, Лорел. Но я так и не изменился, - бросаю я напоследок, когда уже поглотил те несколько сендвичей и кофе, приготовленные женщиной. Выхожу с кухни и иду к гаражу, чтобы отправится в тот цветочный магазнчик, где я уже однажды купил подсолнухи для Кэтрин. Не думаю, что букетом я смогу подкупить её, но возможно этот маленький жесть хотя бы немного растопит её сердце? Купив красивый букет средних размеров, состоящий не только из подсолнухов, но и ещё из каких-то контрастных мелких цветов. Расплатившись с девушкой за букет, я вернулся к машине и, немного постояв на том же месте, обдумывая все, что я хочу сказать Кэт. А сказать я хотел многое. Начиная с простых оправданий по поводу этого спора и моих неоднозначных чувств к ней, и заканчивая тем, что я попрошу её выйти за меня. И, не смотря на то, что в успех этого разговора я верю мало, но что-то, какая-то частичька во мне все же ещё надеется. К семи, когда у Кэтрин обычно заканчивалась смена, я уже был около кафе и, захватив букет, я вошел в заведение, осматриваясь вокруг. Девушки не было. Неужели из-за меня она сегодня не вышла на работу? Но, нет. Я вижу, как она выходит с сумкой в руках и останавливается, замечая меня в дверях кафе. Она несколько раз недоуменно хлопает ресницами, но очень быстро она приходит в себя, надевая маску безразличия. Кэт пытается пройти мимо меня, но я преграждаю ей путь и протягиваю ей букет её любимых цветов. Девушка старается избегать моего взгляда, когда как я пытаюсь, напротив, поймать её глаза, чтобы понять: о чем она сейчас думает? - Кэт, прости и выслушай меня. Да, такой спор был, но я был с тобой не поэтому, - тихо начинаю я. Кэтрин поднимает на меня глаза и я вижу, как в них собираются хрусталики слез. Что-то внутри болезненно сжалось при виде этой картины. Но я не могу просто так сейчас отступить и отпустить её. - Да, как только я тебя увидел, я захотел лишь одного, того, чего, я уверен, хотят все мужчины, стоит им взглянуть на тебя. Но когда мы с тобой были в том парке, я смог забыть об этом. Мне было приятно радовать тебя. Твоя улыбка как-то по особенному действовала на меня. Да, не скрою, моё желание овладеть твоим телом никуда не делось, но, послушай... - Стоило мне только постараться открыть ей всю правду и немного расслабиться, когда она вроде как слушала меня, как, - нет, это ты послушай, - она берет букет из моих рук и я уже внутренне начинаю потихоньку радоваться, но этим букетом мне зазвиздели в грудную клетку и он, отскочив от меня, упал на пол. Не церемонясь, Кэт нещадно прошлась по цветам, уничтожая их, - я тебе сказала, что не хочу тебя НИ видеть, НИ слышать, НИ иметь с тобой ничего общего. Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ ГАЛОЧКОЙ! - Она повышает голос и я вижу, как сюда уже сбегаются все кому не лень, чтобы посмотреть на нас. Не люблю ругаться на людях, предпочитая решать все вопросы в более приватной обстановке, но Кэтрин не желает успокаиваться и продолжает гнуть свою линию, - Забудь обо мне, забудь обо всем, что было. Меня не существует в твоей жизни и никогда не существовала. ЭТО БЫЛ СОН! – Пользуясь тем, что я переваривал только что полученную информацию, девушка прошмыгнула мимо меня, выскакивая на улицу и удаляясь от кафе. Очнувшись, я разворачиваюсь и все же догоняю Кэт, мягко хватая её под локоть и разворачивая её к себе лицом, крепко прижимая к своему телу, не давая ей больше сбежать от меня. - Кэт, пожалуйста, послушай меня. Я никогда не хотел сделать тебе больно и обидеть тебя. Поверь мне, если бы я все это время только и делал бы, что хотел тебя затащить в постель, то я бы сделал это давно. - Я тяжело выдыхаю, - Кэт, я просто хочу вернуть все обратно, понимаешь? Знаю, что звучит это по идиотски, но мне нужна девушка, которую я мог бы познакомить с родителями и представить её в качестве невесты. И я не хочу искать какую-то левую девку, я хочу, чтобы это была ты, - но на мои слова девушка лишь отвечает смехом. - Ты хочешь, чтобы я закрыла на все глаза и притворилась твоей девушкой перед твоими родными? – Она истерически заливается смехом, а я как-то неосознанно разжимаю свои объятия, чем в итоге она пользуется и вырывается, обещая, что вызовет копов, если я ещё раз её потревожу. Она перебегает улицу, но теперь я не следую за ней. Я хотел, но Кэтрин ясно дала понять, что больше шансов на исправления мне давать не будут. Наверное, в этом она права.
возвращаюсь к машине и достаю из бардачка маленькую бутылочку виски, полностью осушая её содержимое одним залпом. Мне все равно, что я за рулем. Уже все равно. Есть ли вообще смысл что-то делать, если моя жизнь так четко скатывается в жопу, причем уже давно? Не сразу реагирую на трель телефона в кармане, - алло, - все-таки заметив его, я поднял трубку и...И реально ахуел от того, что с той стороны услышал голос Кэт. - Нам стоит ещё раз поговорить, - я от неожиданности даже икнул, -  насчет твоего предложения. Но не по телефону!  Через полчаса в парке у моего дома. И будь трезвым, пожалуйста! - Она повесила трубку, оставив  меня ахуевать от происходящего. Выхожу из машины и захожу в кафешку, заказывая себе кофе и воду, чтобы освежится. Ну, прям совсем трезвым я, конечно, не буду, но и столь малая доля алкоголя не слишком сильно на меня повлияет.
Через пол часа я прибыл к назначенному месту. Кэтрин уже ждала меня. Я вижу, как она волнуется. Как краснеют её щечки, как она нервно покусывает губу, как иногда заламывает пальцы. - Ты хотела поговорить, - ровно и спокойно говорю я. Хотя внутри меня творится настоящий ураган, и в любую секунду я готов прижать её к себе крепко-крепко, овладевая её губами, но я держу дистанцию. - Я подумала над твоим предложением, - говорит она. Старается не смотреть мне в глаза, но я и не настаиваю. - И что?- Интересуюсь я. - Если оно в силе, то я согласна, - у меня чуть челюсть с полом не встречается, но когда она добавляет, - но с одним условием: мы заключим контракт и это будет не бесплатно, - я вновь прихожу в прежнее состояние. Значит, она это делает из-за денег. Что ж. Я и такой вариант предполагал. - Сколько ты хочешь? - Спокойно спрашиваю я, - пятьсот тысяч. Двадцать пять процентов мне нужно в течении двух дней. И, если тебя все устраивает, то и контракт тоже. - Провожу рукой по волосам, обдумывая её слова. Что ж, пока что отец не закрыл мне доступ к деньгам, а значит, - я согласен. Заеду завтра в семь за тобой, привезу карту и договор. До завтра, Кэтрин, - говорю я, ещё несколько мгновений жду, что, может, она скажет что-то ещё. Но нет, она тоже собирается уходить.
На следующее утро я, первым делом, отправился в банк и оформляю карту на своё имя, сразу же с зачислением на неё 250 000 долларов. Ещё вчера я решил, что отдам Кэтрин не пятьсот тысяч, а миллион. С прибавкой на моральный ущерб, который я ей уже нанес и то, что ей ещё придется терпеть меня. Далее я еду к своему юристу и составляю договор в нескольких экземплярах с теми пунктами, которые указала девушка. Уже к семи я подъезжаю к кафе и встречаю Кэт. - Это карта, - я протягиваю девушке конверт, - внутри же и пин код от неё. Карта оформлена на меня и я же буду зачислять на неё твои 25% после каждого события. Сейчас 25%, 25% после ужина с родителями, 25% после свадьбы и последние 25% после развода. Это, - я протягиваю ей два экземпляра договора, - договор, составленный и заверенный моим юристом. Прочитай, если надо сделай пометки где ты не согласна. Я выполнил твои требования? Когда я смогу позвать тебя на ужин с родителями?

+1

22

Что я творю? – обхватываю голову руками, машинально проводя рукой по волосам. Нет, я не могу так поступить. Я не умею управлять людьми, используя их в своих целях. Но если я сейчас не сделаю то, что запланировала, я останусь без дома, буду жить на улице, а вместе со мной моя лучшая подруга, та, что помогла мне, когда мне было плохо. Я просто должна… Должна. Блин, это тяжело.
-Кэт, ты там утонула? – стук в двери, я открываю их, и девушка входит внутрь. Я смотрю на неё, внимательно, долго. Она понимает, что я что-то задумала, - что ты задумала? – озвучивает мои мысли, а я, выронив случайно телефон из рук, просто произношу. У нас будут деньги, Эми. Я их нашла, наверное. И я рассказываю ей план. Мне кажется он таким абсурдом, что я уже готова набрать номер Джоша, и все отменить. Господи, я не хочу так, ведь что-то между нами было. Что-то особенное. Неужели это было ложью? Обычным спором… - Ладно, я пойду, - кладу руку ей на плечо, после иду в комнату, где переодеваюсь, надеваю кеды, после выхожу из дома и иду к лифту. По дороге я опять тысячу раз передумываю, и уже успеваю набрать его номер, но вовремя скидываю, пока не пошел вызов. нет, отступать поздно, я должна это сделать.
Выхожу на воздух, делаю вдох полной грудью, но не могу обрадоваться хорошей погоде. Дальше опускаю голову и иду в парк. Прохожу мимо той самой скамейки, где мы сидели в первый раз и на меня вновь нахлынули эти гребанные воспоминания. Его улыбка, тепло его тела. ну почему, почему из всех жителей Сакраменто я умудрилась влюбиться именно в него?
Я останавливаюсь неподалеку, так чтобы меня было видно, и стою, ожидая приезда парня. Чувствую, как от волнения краснею, кусаю губы, иногда даже пальцы заламываю. Я вновь и вновь уже передумываю, просто не представляю, насколько низко я опустилась. Ведь я могла позвонить своим якобы родителям, они бы помогли. Но я почему-то позвонила именно Джошу. Почему?
Ты хотела поговорить, - раздается сзади, я оборачиваюсь и встречаюсь с ним взглядом. Черт, в груди снова все больно сжимается и я резко опускаю глаза, - Я подумала над твоим предложением, - удивительно, но мой голос даже не дрожит. Я говорю четко, хоть и тихо. - И что? – сердце бешено стучит в груди, оглушая меня, - Если оно в силе, то я согласна, - я просто ощущаю всем телом его эмоции. Не смотрю на него только потому, что боюсь дать слабину и не сказать того, что хочу, ведь я уже столько вариантов прокрутила в голове, - но с одним условием: мы заключим контракт, и это будет... не бесплатно, - всё. Я сказала. Я превратилась в такое подобие комнатной шлюхи, которая продала свои услуги за круглую сумму. -Сколько ты хочешь? – голос парня звучит достаточно спокойно, словно он ожидал этого от меня. Нет, я никогда не научусь общаться  с этим контингентом людей, я всегда буду той простушкой, какой была, обычной официанткой в кафе, и никогда не богатой, обеспеченной женщиной. -пятьсот тысяч. Двадцать пять процентов мне нужно в течении двух дней. И, если тебя все устраивает, то и контракт тоже, - тараторю на одном дыхании, боюсь сбиться и не произнести все, что думала, хотя знаю, что это гораздо большая сумму, чем мне нужна, но я ляпаю наугад, делая вид, что подготовилась, что уверена в своих словах. -  я согласен. Заеду завтра в семь за тобой, привезу карту и договор. До завтра, Кэтрин, - я поднимаю голову и смотрю в сторону Джоша. И вновь это скрипящее, ломающее все изнутри чувство. Я сильно злюсь на него, но в тоже время, я хочу прижаться к нему, ведь именно рядом с ним я чувствовала себя так хорошо. Он дарил мне состояние покоя, защищенности, и не просто потому, что спас меня от насильника. Хотя, может, это и было частью его плана, сейчас он был не таким. Точнее вчера, и позавчера. Черт, я  запуталась.
Какое-то время мы смотрим друг на друга, он ждет от меня ещё чего-то, но я, боясь сказать лишнего, сдаться так просто, лишь киваю, дежурно улыбаюсь, - хорошо, тогда до завтра, - представляю, что пожимаю ему руку, как деловой партнер, но решаю, что сейчас рано мне ещё вновь испытывать тактильные контакты. Поэтому я обхожу Джоша и иду внутрь. Даже не иду, я тупо сбегаю. Поднявшись наверх, я машинально сдираю с себя всю одежду. скидываю её в стиралку, словно хочу избавиться от его запаха, от взгляда, который остался на одежде и падаю на кровать. Я ору на Эми, чтобы она не совала свой нос в мою комнату, я не хочу сейчас никого видеть. Потом я сажусь, обхватывая колени руками, сворачиваюсь в клубок и, тихонько скуля, вновь заливаюсь слезами. Я никогда не плакала так много, наверное, ни разу за эти почти шесть лет, неужели сейчас я стала испытывать что-то другое?
Новый день застиг меня все с той же головной болью. на этот раз я приняла прохладный душ, потом выпила таблетку, которая помогла боли отступить, после оделась, и пошла на работу. Я помнила про события вчерашнего дня, особенно, когда придя в кафе, я обнаружила цветы Джоша в вазе на стойке. Хоть они и были потрепанные, я ведь на них наступила, но выглядели они идеально. Пока никто не видит, я не могу не подойти, не зарыться  в них носом, закрыть глаза и вдохнуть этот аромат. Не понимаю этих чопорных красавиц, что любят розы или лилии. Может, мне стоит поменять приоритеты, чтобы казаться солиднее?
но время вдыхания аромата цветов закончилось, суровые будни настали и, когда в кафе появился первый клиент, я на время забыла о своих проблемах. Так и провела его, бегая от столика к столику, сначала брала заказы, потом приносила их. Сегодня даже сносно работала, несмотря на проблемы дома. Ближе к вечеру, когда мои ноги подкашивались от усталости, на пороге кафе оказывается Джош. Он смотрит словно сквозь меня и я понимаю, насколько далеко отпихнула парня. Я обиделась на него за спор, а теперь оттолкнула своей же алчностью Хотя, мне и не нужны были его деньги. Точнее, всего маааленькая их часть.
- Это карта, - он останавливает меня, протягивая сложенный конверт, говорит о том, что внутри пин-код, но я прекрасно знаю, как делаются пластиковые карточки. Потом он вручает мне два документа, говоря, чтобы я их изучила. Держу эти трофеи  в руках, чествуя себя оплеванной собой же. -Прочитай, если надо сделай пометки где ты не согласна. Я выполнил твои требования? Когда я смогу позвать тебя на ужин с родителями? – я уже готова отменить все, но нет, я должна играть до конца, - в любое время, с учетом моего графика работы, - выпаливаю, складывая конверт в карман формы, после смотрю на листы с контрактом, и, поднимая глаза на Джоша, спрашиваю, - я могу тебя попросить ещё об одной услуге? – он вопросительно смотрит мне в глаза, и я тону в них, - сможешь подбросить меня домой? Я по дороге прочитаю, - делаю паузу, переводя взгляд на контракт, - и скажу, все ли меня устраивает, - почти шепотом заканчиваю. – Да, конечно, - дежурный ответ, никакого намека на что-либо. Я быстро ухожу, чтобы взять сумку, после возвращаюсь, чтобы застать Джоша уже у машины. Он помогает мне сесть внутрь, и я вздрагиваю, когда его ладошка касается моей. Пока он обходит машину, я откладываю один экземпляр на колени, второй же начинаю читать. Пока мы доезжаем до моего дома, я успеваю прочитать все, а когда он останавливается, я прошу у него ручку и подписываю документ. Там написано то, что он мне говорил, условия получения мной денег и мои обязанности. В принципе меня все устраивает, показушные милости, это все нормально, думаю, я должна справиться  сэтим.
-Все хорошо, - протягиваю ему второй экземпляр, который он подписывает тоже. – Но нам надо узнать друг друга лучше, - мой голос звучит очень тихо, - ведь нам предстоит играть очень влюбленную парочку, если мы хотим обмануть твоих родителей,  - я ещё не до конца понимаю, зачем ему этот фарс с моим участием, но я обязательно в этом разберусь. я завтра заканчиваю в семь, как обычно, - набираюсь храбрости и смотрю ему в глаза, - приезжай, будем знакомиться ближе, - улыбаюсь, но на этот раз более тепло. не то, чтобы я была рада этой сделке, и тому, что у меня  в кармане лежит карточка с огромной суммой денег, но.. Нет, он все –таки думает, что я алчная сука. – Мне пора, - я, было, наклоняюсь по привычке, чтобы поцеловать его, но мешкаю, и передумываю. Точнее одумываюсь. Мы ведь фиктивная пара, поэтому вдали от его родителей мне не обязательно играть на публику. Об этом тоже стоит потом поговорить. Выхожу из салона и иду к подъезду, чувствуя на себе взгляд парня. Хотя, может мне кажется, ведь он только что отъехал с моего двора. Я оборачиваюсь, смотря в след машине, после, дрожащими руками доставая сложенный конверт, извлекаю оттуда карту и рассматриваю её. Вполне обычная, -произношу про себя, после отправляюсь к ближайшему банкомату, чтобы.. –СКОЛЬКО?! – мои глаза округляются до такой степени, когда я вижу сумму в два раза превышающую ту, что я просила, - он с ума сошел?! – я стучу себя по лбу, но быстро реабилитируюсь, снимая по частям нужную мне сумму. После прячу её во внутренний карман куртки, карточку запихиваю в карман джинс, туда же отправляется и листок с пин-кодом. По дороге домой я решаю, что завтра пойду в банк и возьму ячейку, чтобы  в неё спрятать эту карточку, ведь держать такое богатство дома – это слишком опасно.

Через неделю Джош назначил это официальное задание – знакомство с его родителями. Всю неделю мы встречались по вечерам, изучая друг друга, словно мы подопытные кролики. Я узнала, что его фамилия Торнтон, что он пока живет с родителями, что он очень любит свою маму, но вот с отцом у него большие терки. Я никак не могу узнать почему, ведь он не говорит мне. Знаю, что у него нет братьев, нет сестер, что он единственный ребенок в семье, у него отличное образование. И вновь загвоздка, - почему он стал таким, ведь по его рассказам, пусть и не полным, пусть он уклоняется от них, он стал таким совсем недавно. Я даже помню, как в один из наших таких вечеров, когда мы сидели на лавочке в парке около моего дома и разговаривали, я смотрела на него в свете луны, и тихонько попросила, чтобы он в это время не пил. Я помню его взгляд, которым он тогда на меня посмотрел. В нем было столько боли, что мое сердце болезненно сжалось.  И да, с квартиры нас не выселили. Я заплатила владельцу, спрятала карточку и больше никогда к ней не обращалась.
В день, когда мне предстояло предстать перед его родителями, я  жутко волновалась. Я перерыла весь шкаф, но так и не нашла, что мне надеть. После всех рассказов Джоша, я поняла, что в любой своей одежде буду выглядеть не так, как должна. А учитывая, что именно сегодня у меня день зарплаты, то я, взяв всю её, направилась в магазин. Облазив все недорогие бутики, я нашла-таки симпатичные брючки, кофту, новый пиджак и босоножки. оставшись довольная, я направилась в парикмахерскую, где мои волосы привели в презентабельный вид.
внешний вид
В назначенное время я уже стояла у парка, куда за мной приехал Джош. Он дежурно улыбнулся, сказав, что я прекрасно выгляжу, после чего помог мне сесть в салон и мы направились к его родителям. Всю дорогу я чувствовала, как к моему лицу приливает краска, мои щеки ужасным образом горели и мне это совершенно не нравилось. Я смотрела в окно, пытаясь успокоится, волновалась, но никак не могла. Когда мы приехали и мне вновь помогли выйти из машины, я жалобно посмотрел а на парня, который, кажется, не заметил этого, после решительно взяла себя в руки, и пошла следом з аним. Подходя к дому, я почувствовала, как его пальцы нашли мою руку, сплелись с моими, нежно лаская их, и я как в прошлое окунулась, когда мы вот также держась за руки, гуляли по городу. Трясу головой, убирая это наваждение, убеждаю, что это работа, мне надо улыбаться и … и не играть влюбленную, ведь я, черт возьми, уже влюблена. мы  подходим к двери, и рука моего «парня» уже лежит на моей талии. Вновь вздрагиваю, но не от того, что мне неприятно, а оттого, как долго я не ощущала этого жеста.. Черт. Кэт, соберись. – Не волнуйся, - его жаркое дыхание опаляет мою кожу, и я с укором смотрю на него, ведь мои коленки уже подкашиваются, - я не волнуюсь, просто … - ты меня отвлекаешь, - не успеваю закончить, ведь двери открываются, и нас встречает женщина в возрасте. Я знаю, что у него в доме есть прислуга, поэтому сдержанно улыбаюсь ей, приветствуя, и позволяю Джошу увести меня внутрь, в гостиную, кажется, где нас встречает супружеская пара Торнтон.

+1

23

Мой нос щекочет едва-едва уловимый нежный, чуть сладковатый цветочный аромат её духов. Я стою настолько близко к Кэтрин, что могу вновь уловить его, наслаждаясь им. Этот аромат, с недавних пор, теперь ассоциировался только  одной девушкой. Этот аромат за столь короткое время нашего знакомства смог стать слишком родным. А теперь, вдыхая его, я чувствую разочарование и пустоту где-то внутри себя. Обычно люди называют это душой, кажется.  - В любое время, с учетом моего графика работы, - наконец отвечает девушка и я задумчиво киваю, прикидывая на когда лучше назначить столь знаменательное событие, как ужин с моими родителями. Из моих мыслей меня вытягивают слова Кэт, - Я могу тебя попросить ещё об одной услуге? – Вопросительно поднимаю глаза на девушку, ожидая её дальнейшей просьбы. Смотрю в её глаза и болезненно тону в их нежно-шоколадном оттенке, все же одергивая себя и призывая себя собраться. Между нами больше ничего нет. Есть контракт, с прописанными в нем четкими пунктами. Вот, что теперь между нами. Поэтому заставляю себя равнодушно смотреть в её глаза и ждать той самой просьбы. - Сможешь подбросить меня домой? Я по дороге прочитаю, - она бросает беглый взгляд на бумаги, - и скажу, все ли меня устраивает, - что ж. Она хочет решить все как можно скорее и не тянуть кота за одно место. С одной стороны это крайне разумный деловой подход, а с другой...С другой какая-то частичка меня надеется, что она не такая же как и все девушки, которая с самого начала рассчитывала на деньги и теперь лишь упивается ситуацией, которая сейчас сложилась. Но что-то внутри меня одергивает. Нет, Кэт не такая. И первым её обидел я. Поэтому можно только обрадоваться тому, что, в конечном счете, она приняла это предложение, пусть и с выгодой для себя. - Да, конечно, - спокойно отвечаю я, не вкладывая в эту фразу абсолютно ровным сетом ничего. Никаких эмоций. Никакого подтекста. Кэтрин удаляется за своими вещами, а мне нужно подышать свежим воздухом и поэтому я иду на улицу. останавливаясь у машины, облокачиваясь на неё. Провожу рукой по волосам, пытаясь отогнать наваждение, что все ещё овладевало мной после встречи с Кэт. Нет, я не смогу забыть вкус её губ, прикосновение её пальцев к моему телу, жар её собственного тела и то, как она извивалась подо мной во время моих ласк. И, если бы тогда все получилось, но я так и остался с ней рядом: значило бы это что-то для неё? Или же она все-равно бы оттолкнула меня, не поверив ни единому слову? Мне приходится отложить свои тяжелые раздумья, когда шатенка выходит из кафе. Протягиваю ей руку, слегка сжимая её хрупкие пальчики в своей ладони, и помогаю сесть в салон машины, вскоре сам занимаю место водителя и мы двигаемся с места по направлению к её дому. Когда мы подъезжаем к её дому, Кэтрин просит у меня ручку и подписывает контракт. Тоже самое действие совершаю и я, когда она протягивает мне бумаги. Таким образом один экземпляр контракта был у неё, и один у меня. Она говорит, что все хорошо, но нам нужно время, чтобы узнать друг-друга лучше, если уж мы собираемся одурачить моих родителей, что мы оба безнадежно влюблены друг в друга.  - Приезжай, будем знакомиться ближе, - Кэт тепло мне улыбается, как будто бы и ничего между нами не было. Как будто все, что было за эти пару дней - лишь просто  плохой сон, от которого я проснулся. Кэтрин говорит, что ей пора и наклоняется ко мне, чтобы поцеловать, но одумывается и отстраняется. А, жаль. Может быть, если бы она меня поцеловала, она бы поняла, что я не лгу?

Я назначил "знаменательный" ужин с родителями через неделю, чтобы за это время мы могли получше узнать с Кэтрин друг-друга и я мог привыкнуть к тому, что все что между нами будет происходить - лишь фарс.  Я узнал, что её фамилия Николсон и, что живет она вдалеке от своих родителей. Родилась в  Оклахоме, получила среднее образование и дальше учится на пошла. Почему нет? На этот вопрос мне не ответили, стараясь перевести разговор в другое русло. Понятно, закрытая тема. Закрытой так же, в большей части, оказалась тема её семьи. Я узнал, что у неё есть мама и отец, а так же два брата, но насколько я понял связь она с ними не поддерживает и это меня весьма удивила. Кэтрин много путешествовала и много где побывала, прежде, чем приехать в Сакраменто. Она даже в Канаде успела побывать? Вот это поворот. На мой вопрос о причине столь многих поездок мне уклончиво ответили что-то вроде "искала себя". Но я не поверил в такую отмазку, зная, что причина лежит намного глубже.

внешний вид

День "Х" настал довольно быстро и неделя, которая была отведена для подготовки - официально закончилась, когда я приехал к парку, чтобы забрать Кэт. - Ты потрясающе выглядишь, - выдыхаю я, совершенно не лукавлю, ведь она просто обворожительна. Я помогаю ей сесть в машину и мы движемся по направлению к дому моих родителей. Всю дорогу мы провел в тишине и я лишь изредка украдкой поглядывал на девушку. Когда я припарковался у дома и отдал ключи от машины одному из людей отца, чтобы отогнали в гараж, я помог Кэтрин выйти из машины. Веду её к дому, по пути сплетая наши пальцы, нежно поглаживая её кожу, пытаясь немного успокоить, ведь я вижу как сильно она волнуется. Может быть даже и не зря. Когда мы останавливаемся у двери, я по хозяйски располагаю свою ладонь на талии шатенки, нагибаюсь к её ушку и шепчу, - не волнуйся, - она что-то пытается ответить про то, что она не волнуется, но двери перед нами открываются, - здравствуй, Лорел, - я улыбаюсь женщине и мы проходим внутрь, в гостиную, где нас уже ожидают родители. - Мама, папа, - я привлекаю их внимание, - познакомьтесь, это моя девушка, Кэтрин. Кэтрин, это мои родители Джонатан и Эмили Торнтон, - пока все знакомятся между собой, я отмечаю, как стреляет глазами по Кэт мой отец, но, встретившись со мной взглядом, он прекратил. На время. Ужин прошел в довольно скучных беседах на тему "как давно и где вы познакомились?", "чем вы занимаетесь?" и все такое, что обычно пытается выведать мама у моих спутниц, стоит только мне привести их в дом. Мы с отцом мало участвуем в диалогах, иногда только бросая короткие фразы. Когда с основными блюдами было покончено и мы ждали десерт, я решил, что пора сделать демонстративный ход конем. - Знаете, я хотел сделать это несколько позже, - я поднимаюсь со своего места, спокойно начиная, - но глядя на сегодняшний вечер я понял, что тянуть не стоит, - я подхожу к Кэтрин и, неожиданно для всех и для неё самой тоже, становлюсь на одно колено, доставая из кармана коробочку с прабабушкиным кольцом. - Кэтрин Наоми Николсон, ты сделаешь меня счастливым и станешь моей женой? - В этот момент я волнуюсь так, словно это мое самое настоящее предложение ей. В глазах Кэт же я замечаю те самые искорки радости, что видел когда-то в первый раз. - Да, - выдыхает она и я чувствую, как трясутся её руки, когда я осторожно одеваю кольцо на её безымянный пальчик. Поднимаюсь с колен и склоняюсь к девушке, завладевая её губами в нежном поцелуе, мягко сминая её губы, и отрываюсь от неё лишь тогда, когда слышу радостный визг матери. Улыбаюсь Кэтрин и своей маме, перевожу взгляд на отца и вижу, что он смотрит на нас с подозрением. Шах и мат, папаша.

Отредактировано Josh Thornton (2015-06-12 20:58:10)

+1

24

Мама, папа, - когда мы подошли ближе, я услышала голос Джоша, который представлял меня своей семье, - познакомьтесь, это моя девушка, Кэтрин. Кэтрин, это мои родители Джонатан и Эмили Торнтон, - я улыбаюсь, хотя сейчас, под бдительным и пристальным взглядом этих двоих солидных людей, я готова провалиться сквозь землю. Я не представляю, как бы знакомила его с моей семьей, и рада, что они остались в Оклахоме. Не знаю, возможно маме и тяжело расставание со мной, мое поведение, но я не могу иначе. Я не могу мучать их и себя, лелея её надежду на возвращение моей памяти. Лучше пусть они думают, что я умерла. В той катастрофе.Не хочу об этом думать.
-Очень приятно, - я пожимаю руку его маме, потом ловлю на себе жадный взгляд его отца, от которого мне становится немного не по себе. Нет, опять же, я знаю, когда на меня мужчины смотрят похотливо, например, как смотрел на меня Джош в первый день нашего знакомства перед тем, как спасти от того Гарри, вот сейчас на меня также смотрит его отец. Оох, это все мои тараканы. Успокойся Кэт! - я провожу рукой по волосам, убирая прядку за ухо, все ещё продолжаю улыбаться, хотя ищу опоры у парня, что стоит рядом. Я жмусь к нему, давая обнимать себя, ощущая тепло его тела, которое внушает мне уверенность. Почему-то мне кажется, что рядом с ним со мной ничего не случиться, что он сумеет меня защитить. даже не смотря на ту подлость, которую я совершила. И я обязательно верну ему его деньги, даже те, что взяла в тот экстренный день. Но подумаю об этом потом. Сейчас же..
-Пройдемте к столу, Кэтрин, - Эмили, мама Джоша, берет меня под руку, тем самым уводя из под "крыла" моего парня, и увлекает к огромному столу, на котором накрыт ужин. Я отмечаю, насколько здесь богато все обставлено и насколько много блюд стоит на столе. Джош садится рядом со мной, перед этим помогая сесть мне. недалеко сидит его мама, и во главе стола его отец. Вокруг нас снуют люди, и я даже.. удивленно смотрю на весь этот шик, к которому не привыкла. Я постоянно порываюсь вскочить, чтобы помочь той самой Лорел, которая улыбаясь мне, накладывает в тарелки первое блюдо. - Господи, ты не говорил, что у вас тут.. - шепчу одними губами, чтобы меня никто не слышал. но наедине с моими впечатлениями меня никто не оставил, Эмили кладет руку на мою ладошку, спрашивая, как давно я знаю её сына. Я отвечаю, что не так давно, уже хочу рассказать о нашем знакомстве, но его отец перехватывает инициативу и буравя меня взглядом, устраивает свой "допрос". Я коротко отвечаю на все вопросы, под столом, чтобы никто не видел, впиваюсь себе  в ладошки ногтями, делая больно, но не подавая виду. Мне ужасно, дико не по себе, и в тот момент, когда мое терпение уже почти лопается, когда я готова прекратить этот фарс и выбежать прочь из этой золотой клетки, я замечаю, как Джош аккуратно вытирает салфеткой губы, после отодвигает стул и.. ЧТО?! - он просто становится на одно колено напротив моего стула, смотрит мне в глаза с таким обилием нежности, смешанной с благодарностью и.. наверное, любовью. Или восхищением. У меня перехватывает дыхание, когда я вижу в его руках небольшую коробочку с шикарным кольцом, а в ушах, словно в том фильме, звучит его вопрос. И я, на все эти мгновения забываю, что дома в тумбочке лежит контракт, подписанный мной, абсолютно выкидывая из головы мысли о деньгах, прочь, я делала это не из-за них, мне совсем не нужны его огромные сбережения и тем более сбережения его отца, - шепчу тихим голосом, - Да! - после чего парень берет мою руку, которая тут же начинает дрожать, и аккуратно надевает колечко на мой безымянный палец. Словно в сказке, он поднимается, чтобы скрепить наше согласие поцелуем и я отдаюсь ему, полностью растворяясь в нем, Обнимаю его, путая пальчики в волосах уже моего жениха.
-ООО, поздравляю, - тоненький голосок извне разрывает эту идиллию, тут же возвращая меня на землю, где все омрачено моим "коварством", я встречаюсь взглядом с Джошем, и больше не вижу тех чувств, что были там незадолго до нашего поцелуя. да, теперь я верю, что он был со мной не просто из-за спора, было между нами нечто большее, но уже я все испортила. Ну почему я такая упрямая иногда?! Хотя, будь я иной, сейчас бы сидела где-нибудь в подворотне на собственных сумках, рыдая в жилетку Эми, которая сидела бы рядом. А так, хотя бы наша квартира спасена.
- Я так за вас рада, - его мама обнимает меня, так нежно, я вижу в глазах у неё слезы и чувствую, что сама расплачусь. Но я держусь, улыбаясь ей. Эта женщина мне очень нравится, что не скажешь об его отце, который сдержанно пожал мою руку, и как-то.. не очень по отцовски скользнул большим пальцем по внутренней части ладошки. Я вздрогнула, сделав шаг назад, и почти упала в объятия Джоша, чьи руки тут же обхватили меня за талию и прижали к себе. О Господи, неужели я ещё буду тут по рукам ходить? Нет, я на такое не подписывалась! - твердо решив, что я не дам повода для заигрывания, просто поворачиваюсь к Джошу и, потянувшись к его губам, заставляю его поцеловать меня, - Ты самый лучший, шепчу ему, но так, чтобы проходящий мимо отец не усомнился в искренности моих слов. Я ведь не вру. Он и правда лучший, нежный, заботливый. Вот только что его сделало таким? В наши вечера изучения подноготной друг друга, он постоянно уклонялся от ответа, как и я о семье. Я понимаю, что у нас очень много секретов, но все же.. Может, мне стоит знать, чтобы избежать в дальнейшем вот таких курьезов?
Хотя в этот вечер больше ничего такого не случилось, остаток вечера прошел за обычными беседами, когда будет свадьба, а также кто меня поведет под венец и когда будет знакомство семей. Я коротко отвечаю, что с родителями не общаюсь, и вести меня под венец отец не будет, но у меня есть очень хороший человек, который может заменить отца. После я стараюсь увести разговор в другое, менее безопасное русло, постоянно прижимаясь к Джошу, ощущая рядом его руку и плечо. И к концу вечера я почти поверила, что все это реально, по настоящему и не плод сделки. Пока мы не оказались в машине.
Я сижу рядом, как обычно, на пассажирском сидении, рассматривая колечко на своем пальце, которое переливается всеми цветами радуги. Потом перевожу взгляд на Джоша, взгляд которого меняется, как только наши взгляды пересекаются. Он говорит, что следующая часть денег будет переведена мне завтра. Я вздрагиваю, ощущая, ка крушится то хрупкое чувство, которое я приобрела недавно, на глаза вновь наворачиваются слезы, и я отвожу взгляд. Я не могу больше так, может, мне стоит отдать ему все и сказать, что ничего не надо? Но как мне объяснить тогда, что небольшой процент я уже сняла. Стоп!
-Джош, - мы уже успели приехать ко мне домой, я кладу руку на его, что лежит ан коробке передач, - Скажи, почему ты перечисли в два раза больше, чем я просила? - я не поднимаю на него глаза, смотря на то, как мои пальчики лежат на его руке, которую он, кстати, не убирает. - Как моральная компенсация за то, что тебе придется терпеть меня рядом, - словно нож режет меня пополам. Внутри все сворачивается, после чего я, чуть нагнувшись, смотрю ему прямо в глаза, выдыхая, - это не каторга, находиться рядом с тобой,... - хочу добавить ещё, что он и правда замечательный, и.. да, я готова сказать, что была не права, но словно чувствуя это, он чуть отстраняется, и... Волшебность момента упущена, я сажусь ровно, после чего отстегиваю ремень безопасности, открываю дверцу его машины. - Спасибо за вечер, мне было приятно познакомиться с твоими родителями, - стараюсь держаться ровно, точно как и голос, чтобы не дрожал. После выхожу из салона прежде, чем он успеет выйти, и, обняв себя за плечи, ежась от прохладного ветерка, быстро преодолеваю пару шагов до подъезда. Словно во сне поднимаюсь наверх, тихо иду домой и, падая в кровать, тихонько скулю от этой резкой боли в груди.

Я не знаю, сколько я пролежала так, обнимая себя за плечи, но проснулась я в той же позе, в той же одежде, что и упала до этого. Вставая с постели, я чувствовала, как все мое тело ломит, как будто я всю ночь разгружала мешки с картошкой или свеклой, или другие коробки носила. быстро переодеваюсь, отправляя одежду подальше в корзину, иду в ванную, замечая, что Эми нет дома. Зову её, но думаю, что сначала приму ванную, а потом найду подругу. Так и делаю, освежившись, нахожу свой мобильный на котором светится одно смс. Который час?  - проносится в уме, смотрю на часы.. -Твою налево, я проспала на работу... - ведь на небольшом экранчике показывается, что уже давно за полдень. Прежде чем смотреть смс, я звоню на работу, вру, изображая, что я заболела, после, с красными щеками, я все-таки открываю сообщение.

Ты так понравилась моей маме, что сегодня она приглашает тебя на очередной ужин.
Я заеду в семь, детали обсудим по дороге. Джош

Ещё один ужин? Хотя.. О чем мы думали, когда рассчитывали на одну встречу с родителями? И дело даже не в его приписке о деталях, я начинаю верить, что обмануть его отца будет очень сложно, учитывая его стреляния глазами в мой адрес. так, надо это все сворачивать. Хотя нет, я не имею права... Поэтому заварив себе крепкий кофе, закидавшись таблетками от головы, я вновь пошла в магазин подержанной одежды, чтобы купить себе новое платье. Да, ведь старое-то не оденешь. По пути я набрала Эми, которая, оказывается, нашла себе нового трахаля. Шикнув по телефону на неё, чтобы она не смела давать очередному ловеласу все наши сбережения, я порадовалась за неё. По голосу, девушка была очень счастлива, что не скажи обо мне. Потратив почти полчаса, я нашла недорогое платье ,как раз очень мне понравившееся, и которое подойдет под новые босоножки, которые купила Эми. Да, я собиралась взять их, чтобы сегодня примерить. И пусть потом эта попка с ручками мне что-то скажет против. Заплатив за платье, я вышла из бутика, направившись к своему дому, где, пользуясь своим выходным, устроила генеральную уборку.
Закончила я с ней ближе к четырем, почти валясь с ног от усталости. Сейчас, перспектива проходить на огромных каблуках меня не радовала, но я надеялась, что много ходить мне не придется, тем более, что за мной заедут. Черт, он же не знает, что я не на работе.. Чувствую, моя легенда полетит крахом. Но звонить уже поздно, и я решаю оставить все, как есть, поэтому сажусь на диван, вытягиваю ноги и просто закрываю глаза, не замечая, как проваливаюсь в сон. Из которого меня вытащила трель будильника. Глянув на часы, замечаю, что проспала я почти три часа, что на сборы у меня приблизительно полчаса, и после осознания этого факта, я начинаю быстро бегать по дому, собираясь на очередной ужин в семье Торнтон.
Спустя двадцать минут на мне было одето новое платье, на ногах красовались новые босоножки, а на голове была заплетена небрежная коса. На лицо я нанесла легкий макияж, никогда не любила красится и штукатурить свою кожу, после, глянув в зеркало, я осталась вполне довольна результатом. Когда мобильный вновь зазвонил, высвечивая на весь экранчик улыбающуюся мордочку Джоша, - я ведь поставила на его телефон фотографию, - я подняла трубку и сказала, что уже спускаюсь. После, дав быстрый отбой, аккуратно ступая, чтобы не навернуться с огроменных каблуков, вышла из квартиры. Спустилась я менее травмоопасно, уже навострившись ходить на этих калдыбах, прошла по коридору и вышла из подъезда. Взгляд, которым меня окинул Джош, говорил сам за себя. Да, я умею удивлять.
-Знаешь, меня очень пугает твой отец, - когда он помог мне сесть в машину, и я, сложив руки на коленках,в се же решаюсь взглянуть в глаза парню, заявляю тихим голосом, - он ... - запинаюсь.. - я даже словами описать не могу, насколько мне трудно находится рядом с ним. - делаю глубокий вдох, и прежде, чем он ответит, прошу, - не оставляй меня с ним наедине, пожалуйста. - Джош кивает, после произносит коротко, - Хорошо, - я чуть успокоившись, откидываюсь на спинку сидения, смотрю на проплывающие улочки, и вновь напрягаюсь, когда мы подъезжаем к дому его родителей. - Почему ты не живешь отдельно? - когда он вновь меня обнимает, помогая подойти к входным дверям, не удержавшись, кладу голову ему на плечо, пока мы ждем, что нам откроют двери, - в моей квартире ремонт, - он не успевает договорить все, как Лорел открывает двери и впускает нас внутрь.
И вновь то чопорное приветствие, дальше молчаливый ужин, после которого Джош с отцом куда-то уходят, а его мать, Эмили, нежно обнимает меня за талию и ведет в сторону другой комнаты. Она приглашает меня сесть на диван, сама садится рядом, после внимательно смотрит мне в глаза и говорит, - я не знаю, что у вас происходит с Джошем, но то, насколько быстро он сделал вам предложение, меня настораживает. По вашим разговорам, - она кашляет, и её пальцы пробегают по какой-то книжке в коричневой обложке, - я понимаю, что вы почти ничего не знаете о моем сыне, - её глаза загораются таким нежным огнем, когда она говорит о Джоше, что внутри меня все опять сжимается. Мне жаль эту женщину, стыдно, что я её обманываю, но я лишь продолжаю слушать,  -Ведь он не всегда был таким, каким вы его узнали. Он всегда был примерным мальчиком, любил отца. Кстати, я хотела показать вам его, - она мягко улыбается, пододвигаясь ближе и открывая альбом. И тут передо мной словно проходит кино о жизни Джоша Торнтона. Я вижу его первые шаги, словно слышу его первое слово, его мама рассказывает о его успехах в школе и фотокарточки оживают, словно в том фильме про мальчика волшебника. Я улыбаюсь, когда она показывает мне очередную фотографию и прежде, чем переворачивает страницу, я кладу свою ладошку на её.
- Миссис Торнтон, - я нагибаюсь так, чтобы заглянуть ей в глаза, - я очень люблю вашего сына, - немного приукрашиваю свои слова, но в большей степени я не вру, - он очень хороший, с ним я чувствую себя защищенной, он всегда старается сделать так, чтобы я улыбалась, я только не могу понять, почему он иногда бывает, - запинаюсь.. что я хочу сказать? - таким... - несносным? - его мама помогает, улыбаясь, машинально переворачивая страничку в альбоме. Здесь я вижу Джоша уже взрослого, он обнимает какую-то девушку, полную мне противоположность. Они счастливы, я вижу это. - Кто это? - указываю пальчиком на неизвестную девушку, - Это Ивонна, она б...- и договорить Эмили не успевает, словно подслушивая за дверью, в комнату врывается Джош, вырывая альбом из рук матери и злобно смотря на меня, - Она никто! - я испуганно смотрю в глаза этому человеку, которого ни разу не видела в таком гневе, даже когда Гарри рассказывал мне о споре, когда он пытался меня изнасиловать, - хотя о том моменте я вообще ничего не помню, - читая в его глазах столько злости, что я сунула свой нос куда не следует, и чувствую разочарование, что так и не узнала кто эта девушка, что так счастливо прижималась к моему будущему, хоть и немного фиктивному мужу.

Отредактировано Catherine Nicholson (2015-06-12 22:38:29)

+2

25

They say we are what we are
But we don't have to be
I'm bad behaviour but I do it in the best way
I'll be the watcher of the eternal flame
I'll be the guard dog of all your fever dreams

- ООО, поздравляю, - поворачиваюсь к маме и вижу, как она вся светится. Вижу искорки радости в её глазах впервые за слишком долгое время. Она уже давно на меня так не смотрела. На её глаза наворачиваются хрусталики слез, но это не те слезы разочарования, когда я приходил домой в состоянии алкогольного опьянения или ещё и вдобавок с какой-нибудь девушкой такой же кондиции, с которой мы только трахались пол ночи, а на утро я выставлял её за дверь. Нет. Сейчас это были слезы радости и я хотел бы, чтобы она плакала только от радости. Но, увы. Моя реальность несколько суровее моих желаний. И она же тихонько шепчет мне на ушко, что все это нереально, что скоро все это закончится, и что сейчас я лишь обманываю свою мать, давая ей ложные надежды на то, что я могу вновь стать прежним. Что я могу стать именно тем приличным мальчиком Джошуа Остином Торнтоном, который всю свою жизнь старался радовать её своими победами в учебе, в спорте, в отношении к семье. Но она никогда не сможет меня понять. Не сможет понять: как больно, когда рушатся все твои мечты, когда рушится твое представление об идеальной семье, когда рушится та, казалось бы, нерушимая родственная связь, когда весь твой мир и все во что ты верил в нем - просто растаптывают изменой и предательством. - Я так за вас рада, - не выдержав, моя матушка вскакивает с места и уже обнимает Кэтрин, сжимая в своих объятиях. Отец тоже решил не оставаться в стороне и, подойдя ко мне, крепко сжал мою ладонь, с неким вызовом глядя мне в глаза. Я лишь улыбнулся ему, показывая два ряда белоснежных зубов с видом, мол, ты хотел от меня невесту? Получи. Но только это будет не на твоих условиях, а на моих. Пока мама переключилась со своими объятьями и словами поздравлений и благодарности Богу о том, что её сын, наконец, одумался и решил остепениться, отец поравнялся с Кэт и сдержанно пожал ей руку. Замечаю, как меняется взгляд Кэтрин на моего отца. Она смотрит на него с каким-то испугом и я тут же осторожно высвобождаюсь из объятий матери и вырастаю за спиной своей невесты, которая вздрогнув, сделала шаг назад. Я тут же ловлю её в свои объятия, прижимая к себе и с толикой ненависти в глазах смотрю на отца. Неожиданно Кэт поворачивается в кольце моих рук и тянется к моим губам. Повинуясь неожиданному порыву, склоняюсь к её губам, завладевая ими, сминая их своими губами, проникая внутрь своим языком, очерчивая кромку её зубов, сплетаясь с её языком в негласной борьбе, - ты самый лучший, - шепчет она в мои губы, едва оторвавшись от них. Краем глаза замечаю отца, который явно все услышал и только теперь окончательно понял к чему был весь этот спектакль с поцелуем. А я, ведь, уже даже готов был поверить.
Остаток вечера прошел вполне беззаботно и без курьезов и спектаклей. Сейчас отец лишь старательно изучал нас обоих взглядом, а мама со всем усердием желала быть частью подготовке к нашей свадьбе. Она так уцепилась за эту идею, что переглянувшись с Кэтрин и заметив в её глазах некоторое подобие одобрения, я сказал матери, что если она действительно так хочет, то она может помочь нас с планировкой свадьбы, выбором помещения, а особенно, что немаловажно с выбором платья для Кэтрин. Камнем преткновения едва не стала тема о том: кто поведет Кэт под венец, раз уж она не общается со своей сестрой и в таком случае отец не будет ей вести. Замечаю, что отец уже хотел было открыт рот, но девушка вовремя успевает сказать, что у неё есть очень близкий человек, который сможет заметить отца на церемонии и довезти её до алтаря. Хмурюсь, потому что я-то совершенно о таком человеке ничего не знаю. А надо бы. И я чувствую, как где-то внутри все бурлит не то от ярости о том, что мне ничего не сказали, не то от ревности. Вечер закончился и теперь мы уже сидим в машине на пути к дому Кэтрин. По дороге я замечаю, как она рассматривает колечко и...жалею о том, что её согласие - это лишь часть нашей с ней сделки. Я жалею, что сейчас она не по настоящему она и от этого мне одновременно больно и я злюсь. Ловлю на себе взгляд Кэт и тоже поворачиваюсь к ней, заглядывая в ей глаза. - Завтра я переведу на карточку вторую четверть суммы, - говорю я, вновь переводя взгляд на дорогу. Мы уже успели доехать до её дома, когда она вновь поворачивается ко мне, - Джош, - она кладет свою ладошку поверх моей, что лежала на коробке передач, - скажи, почему ты перечисли в два раза больше, чем я просила? - Она не поднимает на меня глаза, хотя её вопрос меня удивляет. Мне казалось, что она должна была обрадоваться большей сумме, чем запросила. - Как моральная компенсация за то, что тебе придется терпеть меня рядом, - честно отвечаю я. Я сделал ей невероятно больно, когда затеял тот спор. Пусть хотя бы так я могу искупить за него вину. Девушка нагибается ко мне, -  это не каторга, находиться рядом с тобой... - Выдыхает она, находясь сейчас так близко, что я хочу сгрести её в объятья, поцеловать, но не останавливаться на этом, хочу целовать все её тело, хочу владеть её телом прямо здесь, в этой машине. Но я вовремя одергиваю себя, не позволяя желанию вырваться наружу. Я отстраняюсь. Кэтрин тоже садится ровно, затем отстегивает ремень безопасности и открывая дверцу машины, - спасибо за вечер, мне было приятно познакомиться с твоими родителями, - хочу выйти вслед за ней, когда вижу, как она обнимает себя за плечи, но она успевает скрыться в подъезде ещё тогда, когда я выхожу из машины. Может быть я полный дурак и должен был её сейчас поцеловать? Может быть между нами все же еще есть та искра, что была раньше? А, может, и нет и я лишь запудриваю себе мозги, наивно полагая, что не все ещё потеряно.
На следующий день, когда я сидел за завтраком и мирно его поглощал после утренней пробежки и контрастного душа, маменька решила меня огорошить тем, что потребовала у меня пригласить на ужин Кэтрин и сегодня. Да, да, это была даже не просьба, а требование, аргументированное тем, что таких хороших и приятных девушек рядом со мной не было уже очень давно, а раз такая все же появилась, то мама хочет быть знакома с ней настолько близко, насколько это вообще возможно. Так же в качестве аргумента  было ещё приведено, что вчера она так и не смогла поговорить с Кэт наедине и они даже не обсудили какой бы она хотела себе фасон платья! Я лишь молча дожевывал завтрак и кивал матери в ответ на все её аргументы, а, проглотив пищу и запив её соком, я поцеловал маму в щечку и сказал, что постараюсь пригласить Кэтрин сегодня, если у неё уже нет других планов. Мама расцвела у меня на глазах от радости и, бросив напоследок что-то вроде "нужно будет отправить Лорел за свадебными журналами" и "ох, нам ещё столько всего предстоит с ней обсудить", матушка удалилась. Я же, направляясь к себе в комнату, чтобы переодеться и написать девушке смс:

Ты так понравилась моей маме, что сегодня она приглашает тебя на очередной ужин.
Я заеду в семь, детали обсудим по дороге. Джош


внешний

Моя смс осталась без ответа, но я надеялся, что, пусть это даже и не прописано в нашем контракте, она не откажет мне, а точнее моей маме, которая явно понравилась Кэт. К семи часам я подъезжаю к кафе, чтобы забрать Кэтрин, но её не видно. Неужели она уже ушла домой? Хотя, ей, ведь, нужно переодеться, так? Подъезжаю к её дому и набираю номер девушки, которая через пару гудков в телефоне сказала, что уже спускается. Вид её фигурки, обтянутой в это слишком облегающее местами платье, заставил брюки в районе паха стать намного теснее, чем они должны быть, - ты как всегда неотразима, - шепчу я, помогая девушке сесть в салон Астон Мартина. - Знаешь, меня очень пугает твой отец, - перевожу взгляд на шатенку. Я понимаю, что мой отец ведет себя при ней слишком странно и поэтому выслушиваю её просьбу о том, чтобы я не оставлял ей наедине с ним. В общем-то я и не собирался этого делать, но, чтобы Кэтрин не волновалась, я, слегка сжав пальчики одной руки в своей ладошке, произношу, - хорошо, - переместив руку обратно на коробку передач, я повез нас в сторону моего дома. - Почему ты не живешь отдельно? - Спрашивает Кэт, когда мы уже подъехали к дому моих родителей и шли к двери. Резонный вопрос, кстати. Девушка кладет голову мне на плечо, мы же влюбленных играем все-таки. Касаюсь губами её макушки и говорю,  - в моей квартире ремонт... - Но дальше договорить не успеваю, ведь нам уже открыли двери.
Ужин проходит в довольно спокойной и даже в более молчаливой обстановке, чем вчера. К концу ужина, помня о просьбе матери оставить их с Кэтрин наедине и несколько волнуясь по этому поводу, мы с отцом покидаем комнату и идем на террасу, где я полной грудью вдыхаю вечерний воздух. - Зачем ты используешь девочку? Сколько ты ей заплатил? - Первым прерывает тишину отец. Я усмехаюсь его наглости, - ты хотел, чтобы я нашел невесту, так? Вот тебе невеста. Она была моей девушкой и я решил, что не буду искать никого другого. Так в чем проблема? - Он подходит ближе и буравит меня взглядом. Я же добавляю, - она боится тебя. Поэтому усмири свой пыл и приструни своего маленького друга в штанах, если не хочешь до конца своих жалких дней содержать меня и всех моих шлюх, которых я приведу в дом. И, да, побереги сердце матери. Она каким-то образом простила тебя один раз, во второй раз я не позволю ей этого сделать. - Бросаю я и покидаю террасу. Козел старый. По пути в свою комнату, я натыкаюсь на приоткрытую дверь на втором этаже, откуда доносится голос моей мамы. О, а вот и голос Кэт. Подхожу ближе и прислушиваюсь. Кажется, они смотрят наш семейный альбом. - Я очень люблю вашего сына, - замираю от слов шатенки. Но через несколько секунд понимаю, что она просто играет свою роль. Она говорит дальше о том, какой я хороший, но, - только не могу понять, почему он иногда бывает, - она запинается, - таким... - Кажется, она не может подобрать слова, но мама ей помогает в этом деле, -  несносным? - Кривлюсь от этого слова, и особенно, когда понимаю, что Кэтрин соглашается с мамой. - Кто это? - Кажется, они продолжили смотреть альбом. Интересно, на каком они сейчас моменте? - Это Ивонна,- блять!Она б... - Я резко врываюсь в комнату, не давая матери закончить. - Она никто! - Рявкаю я и выхватываю из рук матери альбом. Я в бешенстве смотрю то на маму, то на Кэт. Какого черта мама вообще оставила фотографии с этой шлюхой и какого черта Кэт лезет не в свое дело. Швыряю альбом в ближайшее кресло и, грубо схватив Кэтрин за руку, я потащил её прочь, в свою комнату. - Надо поговорить, - рычу я, вталкивая девушку в свою комнату. - Кэтрин, скажи мне, я лезу в дела твоей семьи, расспрашиваю почему ты не хочешь о них говорить? Нет? Вот и я не могу всего тебе рассказать, в частности об Ивонне. Если я буду готов поделится с тобой этой информацией, я обязательно тебя в неё посвящу, - рычу я, оттесняя шатенку к противоположной стене, - я же должна о тебе все знать, - выдает она и я усмехаюсь. - Все? Вот давай и узнаем обо мне все и о тебе заодно, - я прижимаю её к стене, зажимая между холодом стены и жаром своего тела, впиваясь в её губы страстным поцелуем. Сначала встречаю сопротивление со стороны девушки, но я настойчив, и я проламываю все попытки сопротивляться. Одна моя рука уже бесстыдно сжимает грудь шатенки сквозь ткань платья, а вторая, закинув одну ногу девушки к себе на бедро и тем самым заставляя это коротенькое платьице слегка задраться, уже скользила по её нижним половым губкам, лаская их. Я чувствую, как дрожит все её тело, ка откликается на мои ласки, как требует большего, но нет, я тяну время, заставляя её изнемогать от моих прикосновений, губы гореть от поцелуев, а внизу истекать соками страсти. И, когда я уже хотел наплевать на все и просто прямо в таком положении дать ей познать одну из граней меня, когда в комнату ворвалась мама. - Джош! Что ты себе позволяешь?! Как ты ведешь себя с девочкой?! - Я отстраняюсь от Кэтрин, поправляя на ней её платье. В последний раз касаюсь её губ своими и, повернувшись к маме, заявляю, - это, моя дорогая мама, называется секс и попытка досрочно тебе зачать внуков, - я усмехаюсь. - Думаю, что на сегодня вечер окончен и вы обсудили уже достаточно. Я отвезу Кэт домой, - обнимаю шатенку за талию и прижимаю к себе, направляясь с ней к выходу. Мама пытается возразить, что они только-только начали говорить, а я помешал, но я её не слушаю. Всю дорогу в машине мы провели молча и, только у подъезда я решился заговорить. - Прости за то, что было в комнате. Я завтра же перечислю деньги за сегодняшний вечер, - но Кэтрин вырывается, из моих рук и, заявив, что ей не нужны от меня деньги, быстро скрывается за дверью подъезда, оставляя меня в афигевшем состоянии.
Спустя неделю после того вечера мама назначила вечеринку в честь нашей помолвки. Заметив, что девушка не тратит ни капли из тех денег, что я ей перечислил, взяв лишь какую-то мизерную сумму, я решил позаботится о том, в чем она будет вечером. Взяв Лорел, как своего личного консультанта и человека, который разбирается в женских размерах, я выбрал для Кэтрин платье,босоножки и нижнее белье к нему.Все это было доставлено в квартиру девушки в нескольких подарочных упаковках с запиской:

Я знаю, что ты не тратишь деньги с карты. Возможно, они нужны тебе для чего-то другого. Не откажи мне и одень, пожалуйста, это сегодня вечером. Уверен, что ты будешь выглядеть в этом потрясающе.
Джош


внешний

Вечер шел себе вполне спокойно, я представлял всем свою невесту, мы болтали, потихоньку пили шампанское, которое разносили официанты. Все взгляды были устремлены на мою невесту в шикарном красном платье. И я был очень доволен, что она все же одела его, как я и просил. И, как я и ожидал, она в нем была самой красивой из всех присутствующих дам. Хотя для меня Кэтрин была красива во всем. В одежде или же без неё. Внезапно мой взгляд остановился на девушке и тут же помутнел от злости. Кэт проследила за ним и тихонько охнула, - не смей с ней разговаривать, - склонившись к ушку девушки, будто сейчас шепчу ей что-то приятное, как показалось для всех, прорычал я. Как бы я не хотел, мне пришлось покинуть шатенку, ведь меня утащили поговорить наедине партнеры моего отца. Они помнили меня и то, что я довольно смышленый парень, поэтому хотели обговорить моё участие в жизни компании и о том, что когда-нибудь я полноценно займу его место. Все же умудрившись отмазаться от них под предлогом, что это уже вечеринка в честь помолвки и я не должен бросать свою возлюбленную, я вернулся в зал, где застал её рядом с Ивонной. - Милая, я же просил тебя не разговаривать с этой девушкой, - мягко промурлыкал я на ушко Кэтрин, хотя это и не значит, что я вовсе не гневаюсь на неё, обвивая её талию своими руками и демонстративно оставляя на её шейке легкий поцелуй. - Ивонна, не ожидал тебя здесь увидеть. Особенно учитывая, что в списках приглашенных ты должна быть в черном списке, - я хищно усмехаюсь ей. - Родная, я сейчас вернусь, мне нужно кое что обсудить с мисс Бартон и охраной. - Напоследок легко целую свою невесту и, грубо схватив Ивонну под руку, я повел её к выходу из дома. Уже перед домом, вдали от всех, я резко развернул её к себе. - Какого хуя ты тут забыла, шмара? - Рычу я, с силой сжимая её руку в своей хватке, будто пытаюсь сломать ей руку. А, может быть, и правда пытаюсь. - Меня твой папочка пригласил, - она мне улыбается, - можешь что хочешь идти делать с этим старым уродом, но чтобы рядом с Кэтрин я тебя больше не видел. Иначе ни один хирург мира не исправит твое тельце над которым, я, уж поверь, надругаюсь со всей изощренностью. Вали отсюда, - выпихивая девушку за ворота, я разворачиваюсь к охране, - эту сюда больше не пускать. Даже, если отец вам скажет её пустить, я приказал не впускать! - Я возвращаюсь обратно, но не нахожу взглядом Кэт. Оглядываю зал и нахожу глазами отца. Уже радует, они не вместе. Поднимаюсь наверх и захожу в свою комнату, где, судя по виду, уже подвыпившая Кэт стоит лишь в одном нижнем белье, что я ей купил. Господи, дай мне сил сдержаться!

+1

26

Я боюсь, вновь боюсь его злобного взгляда. Он, словно всем своим естеством дает мне понять, что я влезла не в ту степь, которую должна лезть, С другой стороны, мне любопытно, почему она есть в альбоме, эта неизвестная девушка, и ведь она явно не просто так счастливо жалась к Джошу. А ещё.. Что я чувствую7 Укол ревности к картинке? Или к тому, что сейчас на моем пальце красуется колечко, которое является всего лишь плодом нашей сделки? Что я, возможно, влюбилась так сильно, насколько быстро потеряла это. Господи, как же я запуталась… И вновь все внутри сжимается, но я даже пискнуть не успеваю, когда Джош выхватывает этот альбом, кидая его в кресло, не обращая внимание на возражения матери, на мое хрупкое сопротивление, тащит меня в направлении другой комнаты. Я стараюсь ступать аккуратно, но на моих каблуках это очень сложно и да, я успеваю подвернуть себе ногу.
-Мне больно, - выдыхаю я, когда от пронзительной боли в лодыжке на глаза наворачиваются слезы, но кому я говорю? Он не слышит, вталкивая меня в комнату, закрывая двери, и оттесняет к стене. Я вижу, что он зол, слишком зол, чтобы адекватно меня выслушать. И я дрожу, прихрамывая, отступаю назад, пока он надвигается на меня, гремит обвинениями. – Я не.. – шепчу, не узнавая свой тихий голосок, - Если я буду готов поделится с тобой этой информацией, я обязательно тебя в неё посвящу, - в горле застывает комок, - но.. я же должна все о тебе знать, - он буравит меня взглядом, - Все? Вот давай и узнаем обо мне все и о тебе заодно, - он делает один огромный шаг, зажимая меня между своим телом и холодом стены, без всяких предупреждений прижимаясь ко мне и впивается в губы диким, необузданным поцелуем. Его рука ложится на мое горло, сдавливая его, отбирая те крупицы воздуха, что у меня есть, ломая мое сопротивление. Я начинаю дрожать, попадая во власть той страсти, которая окутывает, обволакивает все мое тело. Низ живот ноет от истомы, кажется, там собралась вся кровь, что есть в моем теле, я так дико хочу, чтобы он овладел мной здесь и сейчас, что уже закидываю на него свою ногу, давай ему фривольно ласкать меня внизу, руками же зарываюсь в его короткие волосы, пропуская их между пальцами, постанываю от того, как дико начинают саднить губы от этих безумных поцелуев, когда с легким стуком наши зубы встречаются, а языки уже давно танцуют настолько страстный танец, что ещё чуть-чуть и они сплетутся  в один узел. Он болезненно сжимает мою грудь, лихорадочно прогуливаясь одной рукой по моему телу, я чувствую, как напрягается его член, когда я ерзаю по нему, и я уже вот - вот справлюсь с этой чертовой застежкой, чтобы плюнуть ан все, спустить ему штаны и позволить делать со мной все, что ему только заблагорассудиться. Но нет, словно так проклятая собачонка мисс Фитцпатрик, в комнату врывается, совершенно без стука, мама моего парня, чем вгоняет меня в такую краску, заставляя мои щеки гореть огнем. - Джош! Что ты себе позволяешь?! Как ты ведешь себя с девочкой?!- я заливаюсь краской, машинально пытаюсь привести себя в божеский вид, хотя губы горят адским пламенем, а внутри все перевернуто. К чему мы бы пришли, если б его мама не вошла? Я бы отдалась ему тут? Да, черт подери, и мне уже плевать на этот контракт и сделку. Я думала, что будет все просто, я сделаю все, что он от меня хочет, а после исчезну. Но сейчас мне становится все более и более трудно справиться с собой, с тем фарсом, который мы затеяли, мне сложно разобраться, где правда, а где лишь мастерская игра. это, моя дорогая мама, называется секс и попытка досрочно тебе зачать внуков, - я никогда не перестану удивляться его способности делать вид, будто он только что не сгорал от страсти и желания, а может.. Я просто наивная дурочка. – Я отвезу Кэт домой, - он по-хозяйски обхватывает мою талию, и я сгораю от томления. Боже, может попросить добавить пункт о близости? Но тогда я точно буду последней шлюшкой. А я не хочу, чтобы он думал обо мне так, если уже не думает.
В салоне автомобиля мне слишком жарко, я постоянно кошусь на парня, не могу отвести взгляда от его длинных пальцев, и мое воображение рисует те картины, когда он прижимал меня к стене.  И я понимаю, что мне это безумно понравилось…
Мы быстро приезжаем к моему дому, на этот раз я позволяю ему довести меня до дверей домофона, какое-то время мы стоим друг напротив друга, и когда я уже готова потянуться к его губам, чтобы проверить, правду ли говорит мне мое подсознание, как он произносит, - Прости за то, что было в комнате. Я завтра же перечислю деньги за сегодняшний вечер, - меня словно окатили ледяной водой, я чувствую себя оплеванной, в помоях. И мне становится противно. Да, я решила для себя уже давно, что я верну ему эту карту с деньгами, и я бы с радостью сейчас кинула ему её в лицо. Но нет, я лишь поднимаю на него взгляд, смотрю в глаза, ощущая, как мои застилаются слезами, после тычу ему в грудь пальчиком, злобно шепчу, - Не нужны мне твои деньги! – и прежде, чем он что-либо успеет сделать, влетаю в подъезд, рискуя сломать шею, чуть не спотыкаюсь о край ковра .Чувствую на себе взгляд парня, и, не обращая на это внимание, стараясь не показывать, как сильно дрожат мои плечи от безудержных рыданий, снимаю эти злосчастные туфли и уже босиком иду к лифту. Я вновь рыдаю, реву навзрыд из-за этого богатенького сынка, что не должен стоить ни капли моих слез, я должна быть  к нему равнодушна, чтобы закончить то, за что взялась. Тогда почему сейчас у меня так больно сжимается в груди от единой мысли о том, как мне было приятно, когда он зажимал меня в своей комнате?

Спустя неделю была назначена вечеринка в честь нашей помолвки, я уже успела внушить себе, что я сильная и справлюсь. Я всячески сократила встречи с Джошем, пытаясь аргументировать это двойными сменами, моей дикой усталостью, в итоге я притворилась больной, чтоб только не видеть его. Когда боль внутри чуть поутихла, он огорошил меня этим событием, сопроводив его огромной коробкой с запиской. Он понял, что я не трачу его деньги, хотя, я не понимаю, чего он ожидал? Что я тут же потрачу все те тысячи, что он так щедро перечислял на карту? Наверное, я должна была так сделать, ведь для него я всего лишь кукла, которой можно доплатить и она сделает ему первоклассный минет.
Когда Эми принесла коробку и зачитала мне текст записки, я отвернулась, сказав, что не хочу ничего видеть, что я вновь схожу в магазин подержанной одежды, или в обычный бутик, где продают недорогие платья, и сама выберу себе одежду на вечер. Но Эми слишком любопытная, чтобы остановиться, и я уже слышу шелест разворачиваемой обертки, после следует восклицание, девушка подбегает ко мне, прикладывая шикарное красное платье к себе, она теребит меня за плечо и требует, чтобы я его примерила. Лишь ради неё я надеваю его, попутно надевая босоножки, ощущая, как удобно в них ноге и как нежно касается ткань платья моей кожи. Я глажу его, смотря на себя в зеркало, вижу перевоплощение прислуги в принцессу, и мне не хватает лишь короны. – ты должна его надеть, Кэт, ты сразишь его, и  если он в тебя не влюбиться – он импотент!- упирая руки в бока, Эми смотрит ан меня с укором. Я улыбаюсь, пряча слезы, после снимаю платье и отправляю его в коробку.
На вечер меня привез их водитель, под бдительным взглядом старушек нашего дома, у входа меня встретил Джош, и по нашей легенде, привлекая меня к себе, уже вовсю хозяйски сжимал мою талию. Я старалась улыбаться, краснела от тех комплиментов и жарких взглядом, что на меня бросали. Прижималась к жениху, нежно смотря в его сторону. Я не лукавила, мне сложно подделать чувства, что я испытывала к Джошу. Мы знакомились с какими-то людьми, они сыпали комплименты, я наблюдала за тем, как вокруг снуют официанты и все время искала лазейку, чтобы убежать. Это не мое, я не светская дама, я не умею находиться среди подобных людей. И лишь рука моего будущего мужа поддерживала меня. Пока взгляд не зацепился за знакомую девушку в толпе. Я ахаю, следя за взглядом Джоша, он склоняется и, я ощущаю его горячее дыхание у моей шеи, дрожу всем телом, когда он рычит, чтобы я не смела с ней разговаривать. Хочу возмутиться, но его утаскивают в сторону, а я… Я пользуясь тем, что он не видит меня, подхожу к девушке, мягко ей улыбаюсь.
-привет, ты Ивонна? – я протягиваю ей бокал шампанского, пытаясь быть приветливой, - А ты та подсадная утка, которую нанял мой экс-бойфренд? – она ехидно ухмыляется, тогда как я чувствую укол ревности. – Что вы здесь делаете? Судя потому, как Джош на вас смотрел, он не желает вас видеть…- она вновь улыбается, попивая шампанское, - не думаю, что он это взаправду, понимаешь, между нами так много всего произ.... – она подходит ближе, но тут к нам подлетает Джош. Он обнимает меня, мягко шепчет на ушко, - Милая, я же просил тебя не разговаривать с этой девушкой, -и я чувствую эти злобные нотки. Меня сжигает ревность, я разрываюсь между тем, чтобы залепить ему прилюдно пощечину, и просто убежать, спрятаться и разреветься, как маленькая девочка. Меня останавливает легкий поцелуй, которым награждает меня будущий муж, после он грубо хватает Ивонну за запястье и уводит её прочь. И вновь это щемящее чувство ревности, я остаюсь одна, рисуя в уме картины весьма интимного характера, как он с этой бывшей предается утехам в каком-нибудь закутке.
-Моя дорогая Кэтрин, кажется, и где же вы потеряли моего сына? – пока я ищу глазами официанта, сзади ко мне подплывает отец Джоша. Его рука приторно нежно скользит по глубокому вырезу платья на моей спине, и меня кидает в дрожь. Я поеживаюсь, отстраняясь, готовая залимонить ему с колена в пах, чтобы только он меня не трогал, - Я знаю, что он тебе платит, вопрос только, почему ты позволяешь ему так с собой обращаться?Я не понимаю о чем вы, - презрительно смотрю в его сторону, - я люблю вашего сына, и скоро мы поженимся! - я сжимаю кулачки, впиваясь в ладошки ноготками, - ты обычная подстилка, котороая легла под богатенького. Так я богаче, он же тратит на тебя.. - я прерываю его, вырываясь из цепких рук, - мне нужно идти, - хватаю по пути бокал шампанского и прежде, чем кто-либо что-то успеет сделать, залпом его осушаю, после поднимаюсь на второй этаж и по памяти иду к комнате Джоша. Закрываю двери, убеждаюсь, что его отец не идет за мной, оглядываюсь по сторонам, изучая фотографии на стене, рассматриваю коллекцию дисков у компьютера. Потом я смотрю на себя в зеркало, изучаю себя, рассматриваю лицо, отмечая, что я стала дорогой проституткой, а на деле так и осталась дешевой официанткой. И.. На меня что-то находит, я начинаю сдирать с себя это дорогущее платье, кидаю его на кровать, уже хочу снять туфли, и решаю, что надену что-нибудь из одежды Джоша, тогда как вижу, что двери в комнату открываются, и внутрь заходит он. Я вижу, каким он смотрит на меня взглядом, осознаю, что представляю собой легкую мишень. Но он ведь не любит меня, пусть и хочет. И сейчас… Видя меня в таком состоянии, обнаженной, в чулках, на каблуках и без платья.. Я.. Боги, что я читаю у него на лице.
-Я не могу больше, Джош.. – выдыхаю я дрожащим голосом, прикрываясь руками, - я, правда, хотела, но я больше не могу. – он хочет меня прервать, что-то сказать, но я лишь жестом призываю его к молчанию. – Нет, послушай меня. Иначе я просто не смогу потом тебе ничего сказать. Мне не важно, что у тебя с Ивонной было, есть или будет… После меня или со мной, но я.. – к горлу подступают рыдания, и я пытаюсь их сдержать, - Господи, как это сложно, - я поднимаю взгляд, встречаясь с его глазами, упиваюсь их глубиной, понимая, как сильно подкашиваются мои коленки, - Я … я устала быть шлюхой, которой ты платишь, мне ведь.. мне не нужны твои деньги, эта роскошь.. Я обычная официантка, и я бы никогда тебе не перезвонила. Но я была идиоткой, когда поверила тому мудаку, что пытался меня изнасиловать. Я хочу верить, что ты был со мной не из-за спора, а  потому что между нами действительно что-то было.. Что-то, что я испортила. И я… - я делаю шаг вперед, все ещё зябко поеживаясь, смотрю на него, - я хочу, чтобы ты знал, … - я запускаю руки в волосы, - что я с тобой.. не и-за денег, а потому, - снова сглатываю подступающий ком. Это так сложно, хотя я и не совсем трезвая. Ведь будь я трезвой, я бы даже не подумала заговорить об этом, - Ты мне очень нравишься, я, кажется, влюбилась в тебя ещё тогда, на первом свидании, когда ты, боясь высоты, соврал мне, что все хорошо, – когда я волнуюсь, я начинаю тараторить, - я просто… - но вдруг меня прерывают, его рука сильно прижимает меня к нему, ощущаю его сердцебиение у себя на груди, его губы впиваются в мои и я отвечаю, обнимая его, ощущая, как подкашиваются мои ноги. Я открываю губы навстречу ему, пускаю язык в свой рот и тут же отвечаю своим, мое дыхание сбивается от этого страстного поцелуя, я теряю связь с реальностью, целуя его в ответ, цепляясь за его плечи, ведь мои коленки уже подкосились, и я почти вишу в его объятиях.

+1

27

Я рассматриваю фигурку Кэтрин, самые интимные и желанные участки тела которой скрывают лоскутки кружевной ткани, именуемой нижним бельем. Именно тем нижним бельем, что я купил ей и подарил. Приятно знать, что она его сегодня надела, но я уж точно и не надеялся, хотя, Господи, кому я вру? Я надеялся, что мне посчастливится увидеть её в нем, но я даже в самых смелых мыслях не мог подумать, что я смогу осуществить свои желания настолько быстро. - Я не могу больше, Джош... – Выдыхает девушка, прикрывая свое оголенное тело руками настолько, насколько это вообще было возможно. - Я, правда, хотела, но я больше не могу. – Хочу её прервать, хочу попросить не делать этого. Хочу сказать, что больше не буду себя вести как мудак, лишь бы она осталась рядом и не разрывала то, что между нами есть, пусть эти хлипкие отношения и сдерживает только, подписанный обеими сторонами, контракт. Но я знаю, я чувствую, что есть между нами и что-то большее. Пусть шатенка и старательно избегала меня всю эту неделю, но я-то помню, как призывно откликалось её тело в этой же комнате, когда я столь страстно терзал её губы, а руками ласкал её стройное тело, которое не просто манило меня к себе, но и столь же ярко откликалось на каждое моё прикосновение. Но мне не дают сказать ровным счетом...ничего. Кэт поднимает руку, жестом призывая меня замолчать и выслушать её. Закрываю глаза и провожу ладошкой по своим волосам. Почему сейчас? Почему именно сейчас, когда я надеялся на что-то большее? Почему сейчас, когда в моей жизни снова засветилась Ивонна, напоминая о том предательстве и той боли, которая была в прошлом? – Нет, послушай меня. Иначе я просто не смогу потом тебе ничего сказать. Мне не важно, что у тебя с Ивонной было, есть или будет… После меня или со мной, но я.. – Вновь хочу возразить, хочу сказать, что со шмарой по имени Ивонна Бартон меня вообще ничего не связывает сейчас. Но Кэтрин говорит, что ей сложно и я понимаю, что лучше сейчас помолчать и дать ей сказать все, что она хочет и не прерывать её. Девушка говорит, что она устала быть шлюхой, которой я плачу, потому что ей вообще не нужны эти деньги и вся эта роскошь ей не нужна. И вообще, что она привыкла быть официанткой и что она бы никогда мне не перезвонила. А вот это обидно. Значит, деньги ей все же были нужны для чего-то, ведь некую сумму она в первый же вечер сняла. Так, значит, позвонила она мне все же из-за денег. Но к чему был тогда весь этот фарс с контрактом, если она могла просто попросить? И я бы дал столько, сколько ей было бы нужно, просто за один разговор. Просто за ещё один шанс. А теперь я даже и не знаю: могу ли я ей верить? - Я хочу верить, что ты был со мной не из-за спора, а  потому что между нами действительно что-то было.. Что-то, что я испортила. И я… - Её слова вырывают меня из моих мыслей. Шатенка делает шаг ко мне, слегка поеживаясь от прохлады в комнате, но теперь она совсем близко ко мне. Настолько, что я вновь могу наслаждаться легким ароматом её духов. Кэтрин продолжает говорить, что она со мной на самом деле не из-за денег. - Ты мне очень нравишься, я, кажется, влюбилась в тебя ещё тогда, на первом свидании, когда ты, боясь высоты, соврал мне, что все хорошо, – вздрагиваю от её слов. И от того, что она сказала о своих чувствах, и от того, что тогда она смогла заметить мою...некую не любовь к высоте. Долго всматриваюсь в её глаза. Да, я ищу малейшие признаки того, что она сейчас лжет мне, но не нахожу. И, когда, кажется, она уже не знает что сказать, я нахожу что сказать ей. Но не словами, а действиями, притягивая Кэт к себе и накрывая её губы своими. Её руки скользят по моим плечам и сцепляются у меня за шеей, мой язык проникает в её ротик, сплетаясь с её языком в диком танце. Но я понимаю, что если она мне открылась сейчас и сказала то, что ей было совершенно не легко сказать, то я тоже должен признаться. Я отрываюсь от её губ и, болезненно прикрывая глаза, потому что говорить об этом мне до сих пор не приятно, я касаюсь её лба своим, выдыхая в её губы, слова, - я хочу, чтобы ты знала, что нас с Ивонной...связывало. - Я открываю глаза и, слегка отстраняясь, смотрю в глаза шатенке, - я познакомился с ней, когда учился в университете, я могу сказать, что действительно любил её, как бы больно для тебя это не звучало. И я был готов связать свою жизнь с ней. Готов...Но однажды я застукал её, трахающуюся в нашем доме с моим отцом. И тогда мой мир рухнул, Кэтрин. - Мне кажется, что я начинаю задыхаться от своих слов. Я мало кому признавался в том, что скажу ей сейчас, - меня предали. Мое сердце растоптали два из немногих важных в моей жизни на тот момент человека. Все, во что я верил с самого детства и как строил потом свою жизнь - рухнуло. Именно поэтому я стал тем, кого ты встретила. Человеком, которому, в общем-то наплевать с кем и как он проводит ночи. Человеком, который заливает в себя столько алкоголя, лишь бы его мозг не начинал работать как надо. Человеком, который ненавидит своего отца и который его так и не простил за предательство. Хотя моя мать и смогла это сделать. - Я вновь провожу ладошкой по волосам. - Но, когда я встретил тебя, что-то изменилось, Кэт, - шепчу я. - Словно мой мир снова начал наполняться красками. Я не могу сказать, что люблю тебя или, что я влюблен в тебя, потому что мне сложно теперь разбираться в таких чувствах, а пустозвоном я никогда не был и не стану говорить того, чего нет. Но я знаю, что я что-то к тебе чувствую. И это что-то выходит за рамки моих желаний заняться с тобой сексом и бросить на утро. Я хочу видеть твою улыбку, хочу делать так, чтобы эта прекрасная улыбка не сходила с твоих губ. Конечно, я хочу тебя в физическом плане не меньше. Но кроме этого, я хочу и большего. Большего, чем я обычно предлагаю всем девушкам. - Вот такую речь я выдал. Ожидаю реакцию Кэтрин, но она лишь улыбается мне и тянется к моим губам. Правильно, слова лишние в такой ситуации. Куда красноречивее говорит язык тела. А наши тела кричат о том, как они хотят слиться воедино. Не прерывая поцелуй, я оттесняю девушку к кровати, где осторожно укладываю её на шелковые простыни. Мои губы терзают её губы, мои руки скользят по её телу, изучая его, но пока что не останавливаясь ни на чем конкретном. Я не хочу сейчас торопится и я хочу, чтобы она запомнила наш первый секс надолго, пусть даже после него будет ещё далеко не один раз. Мои губы соскальзывают на нежную шейку, которую я покрываю влажными поцелуями, медленно спускаясь вниз. Дохожу до ключиц и оставляю и на них свои жаркие поцелуи, постепенно спускаясь вниз, к ложбинке меж грудей. Сминаю её грудь руками, массируя её, но не долго. приподнимаю ткань лифчика, освобождая столь желанный участок тела от его плена. Мои губы накрывают один сосок девушки, нежно терзая его, иногда я покусываю его, но тут же зализываю место укуса и вновь играю с ним языком. Второй сосок стал пленником моих пальцев, которые сминали его, растирали между собой, оттягивали, причиняя легкую боль и тут же отпускали, чтобы вновь взять в свой плен. Через какое-то время я поменял местами губы и пальцы, теперь пальцами терзая влажный сосок, а губами лаская тот, который я до этого терзал пальцами. Оторвавшись от её груди, я наконец лишил девушку лифчика полноценно, отбросив его в сторону и губами начал спускаться ниже, к самому сокровенному и столь желанному участку её тела. Миновав плоский животик, то и дело вздымающийся от тяжелого дыхания Кэтрин, я скользнул руками по её ножкам, оттягивая момент, когда коснусь её там, где она больше всего желает этого. Стягиваю с Кэт последнюю часть её гардероба, тоже откидывая куда-то в сторону. Оставив несколько невесомых поцелуев на внутренней части её бедра, я, наконец, коснулся губами её нижних губ, которые были уже очень влажными. Я усмехнулся, касаясь кончиком языка её клитора и отмечая, как она вздрогнула. Спускаюсь языком ниже, затем возвращаюсь обратно к клитору, очерчивая его языком. Слегка приподнимаю девушку для удобства и, немного поигравшись языком с клитором, скольжу ниже и проникаю в неё языком. Слышу, как с её губ срывается стон. Её пальцы зарываются в мои волосы, слегка сжимая их у корней. Двигаюсь в ней языком, придерживая её извивающееся тело. Вскоре сменяю язык сразу двумя пальцами, которые утопают в соках шатенки, а языком я теперь ласкаю её возбужденный бугорок. Резко двигаю в ней пальцами, откровенно трахая её ими, чувствую, как сильно она обволакивает меня и понимаю, что её разрядка совсем близко. Не останавливаюсь и лишь усерднее ласкаю её клитор губами и языком, иногда совсем легонько сжимая губами и вновь играя с возбужденной бусинкой языком, выводя сейчас только мне понятные узоры. Мои движения не замедляются и тогда, когда я чувствую пульсацию стенок её влагалища, и когда её тело слегка выгибается в моих руках, получая столь долгожданную разрядку. Я продолжаю двигаться в ней пальцами и ласкать её языком до тех пор, пока её тело не опускается на простыни, содрогаясь от пережитого оргазма. Облизываю пальцы, что ещё так недавно были в ней. Медленно поднимаюсь поцелуями по её телу. Касаюсь её губ своими, давая ей ощутить её собственный вкус, который остался на моих губах. Крошка, эта ночь для нас только начинается и не думай, что ты отделаешься парой-тройкой оргазмов. Этой ночью мы попробуем много поз. И, может быть, даже не ограничимся этой кроватью. И плевать на то, что внизу идет вечеринка в честь нашей помолвки. Самый главный подарок я уже получил. И сейчас этот подарок смотрит на меня, затуманенными от желания глазами, с бесовскими искорками и явным намерением ощутить меня в себе

+3

28

Кажется, что этот поцелуй не закончится, что я так и умру в его объятиях, и я согласна. Согласна на все. После того, что казалось мне невозможным, я нашла в себе, пусть и не совсем трезвой, силы, чтобы признаться ему, чтобы раскрыться. Знал бы Джош, что он первый, кому я призналась в своих чувствах, и что он… единственный, кто смог зацепить меня за последние шесть лет. За остальные девятнадцать я не отвечаю.
Но он прерывает наше начавшееся безумие, прижавшись к моему лбу своим, я ощущаю его дыхание, а он тем временем начинает говорить. И я молчу, выслушивая его речь. Перед глазами возникают картинки, и я почти чувствую его боль. Я не могу его винить за то, что он не признается мне в ответных чувствах, хотя легкий укол ревности-таки ощущаю, когда он говорит, что любил её. Но она в прошлом, сейчас он со мной, тяжело дышит рядом со мной и хочет он сейчас только меня. Что может быть важнее? Какая-то потаскушка, - хоть я и не лучше себя чувствую, - или мы, что начинаем познавать друг друга? Может, это не любовь, не влюбленность, но нечто большее, чем просто желание потрахаться на заправке в туалете. И когда он заканчивает, смотря мне в глаза, я просто тянусь к нему. Плевать, я молчу. Все равно ты мой! И мы справимся со всем вместе. Закрываю глаза, когда он находит мои губы. Чувствую, что меня оттесняют в сторону, и понимаю, что к кровати, когда ощущая ногами её начало. Успеваю снять с него пиджак, и уже начинаю расправляться с пуговками на его жилете, тогда как он аккуратно укладывает меня на шелковые простыни, не переставая целовать. Я слегка царапаю ноготками его шею, вновь и вновь зарываясь пальчиками в короткие волосы. Ох, знал бы он, как сильно меня заводит.. Хотя, кому я вру, он итак знает… С губ срывается предательский стон, когда его руки сжимают грудь через ткань лифчика, когда его губы начинают спускаться ниже, очерчивая контуры шеи, оставляя значимый след из бегущих мурашек по всей коже. Я дрожу, и дрожу не от прохлады. Все мое тело горит, и я хочу отбросить эту прелюдию, расстегнуть его ширинку и молить не оттягивать момент, тупо трахнуть меня, без всяких нежностей. Но... Он не останавливается, а я прикусываю губу, когда его губы обхватывают твердый сосок, его руки играют со вторым. Мне ужасно не хватает воздуха, я жадно хватаю его губами, извиваясь под ним. Ощущаю дикое томление внизу живота, иногда подглядывая за действиями парня. Тяжело дышу, временами срываясь на слишком громкие стоны, когда он освобождает грудь, откидывая лифчик куда-то в сторону. Краем уха слышу звук падения ткани на пол, но тут же оказываюсь во власти новых чувств, ощущая его везде, язык на плоском животике, который очерчивает пупок, скользит дальше, его пальцы поддевают лямку трусиков и, практически моментально, стягивают их с меня. Буквально в считанные секунды я остаюсь абсолютно нагая перед ним, босоножки за одежду считать мне несвойственно, тогда как он... Полностью одет. Что за неравенство? – мелькает в голове, но я вмиг забываю обо всем, когда его руки раздвигают мои ножки, а губы скользят мелкими поцелуями по внутренней стороне бедер, подкрадываясь к возбужденной плоти. Я даже не могу описать то, насколько сильно сейчас я дрожу, кусая в кровь губы, ощущая, что во рту пересохло,а  губы почти потрескались от того, как я их кусаю. Ноготками впиваюсь в ладошки, сжимая ткань простыни между пальцами, порой поднимаюсь по своему телу, сжимая грудь руками, ощущая, как он начинает трахать меня пальцами и.. О Боги, я чувствую, что долго не сдержусь. То ли отсутствие секса, то ли то, что я пьяна и не контролирую себя, расслаблено метаюсь по его кровати, сминая простынь, выгибаясь ему навстречу, запуская временами пальцы в его волосы. И меня накрывает такой сильной волной, что я замираю, ощущая только пульсации, сокращаясь вокруг его пальцев, которыми он продолжает орудовать внизу, лаская языком клитор, мне дико приятно, но в то же время больно, я хочу ускользнуть, чтобы он прекратил, дав мне выдохнуть, но он не останавливается.
Какое-то время я лишь жадно ловлю губами воздух, пока грань реальности не восстанавливается, и парень не поднимается поцелуями вверх по моему дрожащему телу. На какой-то миг он задерживается на животе, после выпрямляется, и накрывает мои губы поцелуем. Я чувствую вкус, свой, собственный на его губах, отвечаю на его поцелуи, скольжу пальцами по его шее, встречая преграду в лице его одежды. Резко открываю глаза, чуть отстраняюсь, и, недовольно цокнув языком, прервав поцелуй, произношу еле слышно, - почему я совсем голая.. а ты… полностью одет, - после улыбаюсь, и оттолкнув Джоша, заставляю его лечь на спину. Приподнимаюсь, после сажусь рядом, упираясь ладошками в матрас рядом с ним, легонько целую в уголок губ, потом чуть ниже, опускаясь по подбородку вниз, к шее. Дохожу до ворота рубашки, поддеваю пуговицу пальчиками, скользя языком по коже и дохожу до пальцев, которыми расстегиваю одну за одной все пуговицы, целуя каждый участок, что мне открывается. Он приподнимается, помогая мне снять с него жилетку, рубашку, оставаясь в одних брюках. И сквозь ткань я чувствую его напряжение. Но я тоже хочу растянуть удовольствие, чтоб добиться того, чего уже хочу я. Поэтому я лишь вновь начинаю прогулку по его телу, нависая над ним, щекоча его кончиками волос, которые свисают из-за плеча, целую каждый мускул, дохожу до сосков, чуть прикусывая их и облизывая место укуса, опускаюсь ниже, чувствую, как он напрягается, тяжело дышит, тогда как руками он ещё пытается дотянуться до моей груди, но я ускользаю, опускаясь ещё ниже, скользя языком по кубикам пресса, дохожу до ремня, пока справляюсь с пряжкой, поднимаю голову, чтобы встретиться  с ним взглядом и, коварно усмехнувшись, расстегнуть  ремень, дальше поддеваю зубами собачку на молнии и отворачиваю края брюк. Моя рука тут же скользит внутрь , высвобождая из его трусов твердый ствол. Кончиком языка скольжу по головке, очерчивая четкий контур, помогаю рукой, то сжимая пальцы сильнее, то ослабляю хватку, пока облизываю его. Чуть спускаю его штаны, после продолжая скользить языком по вздрагивающей плоти, вбираю его в себя, облизывая внутри своего рта языком, начинаю двигаться вверх-вниз по члену, легонько лаская пальцами яички. Постепенно я увеличиваю темп, сжимая губы, едва ощутимо добавляю к ласкам зубки, но лишь скольжу ими по нежной коже, тут же зализывая все языком. Очерчиваю кончиком вены, которые проступают, вновь вбирая его в рот, почти до основания глотая, задерживаясь на секунду, тогда как его руки уже запутались в моих волосах, чтобы направлять мои движения. Не останавливаюсь, продолжая ласкать, облизывать, иногда спускаясь к основанию, чтобы  вновь пробежать языком вверх, двигаюсь по члену быстрее, помогая рукой, пока он, сдавлено рыкнув, не кончает. Останавливаюсь, давая ему время, собирая в рот всю сперму и, глотая её, стягиваю с него брюки, отправляя их куда-то в сторону, после чего Джош, резко притягивая меня к себе, впивается в мои губы своими, проталкивая в рот язык, сплетаясь с моим, начинает так страстно меня целовать, словно.. Словно мы так давно не целовались. Он прикусывает мою губу, чуть оттягивая её на себя, очерчивает кромку зубов, а я вторю ему, отвечая также, прижимаясь к нему всем телом, ощущая, что он уже перевернул меня, оказавшись сверху, и мне приятно ощущать тяжесть его тела на своем, ощущать сердцебиение на своей груди, которое тут же подстраивается под мое, пока его губы вновь начинают свое путешествие по моему телу, и он дразнит меня, водя головкой по клитору, едва соскальзывая дальше, но не спеша вводить его внутрь меня..

+2

29

Мои губы терзают её губы так, что даже мои собственные уже немного саднит от легкой боли. Мои руки по хозяйски скользят по её стройному телу, особенно не останавливаясь ни на чем, просто изучая её, запоминая каждый изгиб её прекрасной фигуры. Пальцы Кэтрин скользят по моей шее и, встретившись с краем рубашки, она резко отрывается от меня, недовольно цокая языком. - Почему я совсем голая.. а ты… полностью одет, - я усмехаюсь. Хочу сказать, что я был слишком занят тем, чтобы довести её до оргазма, чтобы следить за тем количеством одежды, которая осталась на мне. Но не успеваю я произнести хотя бы слово, когда меня слегка отталкивают и заставляют лечь на спину. Я улыбаюсь, отдаваясь в руки Кэтрин. Мне интересно то, как и что она собирается делать со мной и поэтому я совершенно не сопротивляюсь, когда она, прокладывая цепочку поцелуев от моих губ к подбородку, спускаясь вниз, такими же поцелуями покрывая мою шею, пока она вновь не сталкивается с краем рубашки. Пуговица за пуговицей терпят поражение под ловкими и настойчивыми пальчиками мисс Николсон, а её губы тут же покрывают своими влажными отметинами открывающиеся от ткани участки кожи. Приподнимаюсь, помогая девушке избавить меня от жилетки и рубашки, которые почти сразу же были небрежно отправлены куда-то на пол. Освободив меня от столь ненужных сейчас кусков ткани, Кэт нависает надо мной, щекоча меня кончиками своих волос и вновь начиная свое изучение моего тела губами. Она целует каждый сантиметр моего тела, медленно спускаясь вниз. В плен её зубок поочередно попадают мои соски, которые она тут же прикусывает и зализывает место укуса, словно бы извиняясь за ранее причиненную легкую боль. Не могу вот так просто лежать и хочу прикоснуться к её груди, чтобы вновь массировать её своими руками, но у шатенки были другие планы на этот счет, ведь она уже скользит губами ниже, очерчивая языком кубики моего пресса. Девушка доходит до пояса моих брюк и, пока справляется с застежкой, поднимает взгляд на меня и коварно усмехается, поддевая собачку молнии, тянет её вниз. Её рука тут же скользит в мои брюки, высвобождая из плена ткани мой возбужденный член. Шумно выдыхаю, когда её язычок скользит по головке, а её ручка скользит по стволу. Прикрываю глаза, позволяя себе в полной мере насытиться этим моментом, когда шатенка столь умело орудуя ротиком и язычком, иногда помогая себе ручкой, подталкивает меня к наслаждению. Девушка то полностью вбирает член в ротик, то лишь играется, скользя язычком по вздувшимся венам. Сдавленно рычу, собирая её волосы в некое подобие хвоста и пытаюсь направлять её, пытаюсь заставить прекратить играться со мной, но лишь отмечаю про себя, то, как умело скользят её губы по стволу и как её язычок ласкает возбужденную плоть. Она вновь вбирает мой член в ротик и, спустя несколько быстрых движений я, сдержанно рыкнув, излился в её ротик, наполняя его вязкой жидкостью. Мои брюки вместе с трусами уже тоже отправляются в путешествие по комнате. Резко притягиваю Кэтрин к себе, впиваясь в её губы жадным поцелуем, проталкивая свой язык в её ротик. Прикусываю её губу и слегка оттягиваю на себя, чтобы следом облизнуть её губы. Переворачиваю нас, оказываясь сверху девушки. Мои губы все так же терзают её губы. Одной рукой я скольжу по её телу, а второй вожу членом по её клитору, лишь немножко спускаясь ниже, мучая одновременно нас обоих. - Пожалуйста, - выдыхает Кэт и я, повинуясь её просьбе, резким толчком погружаюсь внутрь неё, давая ей некоторое время, чтобы привыкнуть. Вновь выхожу почти полностью и резко вхожу обратно до упора, чувствую, как она слишком сильно меня обволакивает и боюсь, что такими темпами я долго не выдержу. Двигаюсь в девушке резко, но не грубо, сохраняя природную плавность движений. Мои губы осыпают её шейку поцелуями. Одна моя рука придерживает её за талию, а вторая хаотично скользит по телу, то останавливаясь на груди, сминая её в ладони, играясь с соском, иногда до боли сжимая в своих пальцах, но тут же отпуская его. И вновь начиная сладкую пытку. То оказывается между нами, скользя по возбужденному бугорку, иногда сжимая его меж пальцев. Мои толчки в ней становятся все быстрее. Наши тела покрываются мелкими капельками пота. Чувствую, что она начинает сильнее обволакивать меня, как сжимаются стенки её влагалища и, оставив в покое её истерзанную моими пальцами, грудь, я вновь скольжу пальчиками по её клитору, вновь сжимаю его между пальцев, тру его, заставляя все тело шатенки содрогаться от моих прикосновений. Кэтрин выгибается мне на встречу, утопая в очередном оргазме и я вновь не останавливаюсь, двигаюсь в ней, продлевая её удовольствие, местами граничащее с болью. Замираю в девушке, покрывая её личико мелкими поцелуями, спускаясь к ушку, прикусываю мочку её уха и слегка посасываю её. Мой язык скользит по хрящику, очерчивая его контуры. Кэтрин приходит в себя после полученной разрядки и я, не покидая её жаркого тела, заставляю принять нас сидячее положение. Она все понимает, медленно начиная двигаться, приподнимаясь и опускаясь на мой член до самого упора. Мои руки скользят по её талии, помогая ей двигаться. Мои губы пленяют ранее оставленный без должного внимания второй сосок девушки, который я теперь терзаю, покусывая и посасывая, играясь с ним языком. Постепенно темп наших движений ускоряется, заставляя задыхаться, словно после длительного бега, но я не останавливаюсь. Ласкаю груди девушки, поочередно пленяя то один сосок, то другой. Чувствую, что она снова готова кончить и я сам уже довольно близко к разрядке. Мои движения становятся грубоватыми, когда я делаю несколько последних толчков, и выходя из девушки, изливаясь на постель, придерживая её тело, охваченное новым полученным оргазмом. Я первый прихожу в себя. Скольжу губами по плечику девушки, покрывая ласковыми поцелуями. Спускаюсь на ключицы и скольжу по ним губами, оставляя несколько влажных отметин. Когда Кэтрин приходит в себя и впивается в мои губы поцелуем, я снова заваливаю её на постель, подминая под себя, так же жарко и страстно отвечая на её поцелуй. - Ты готова продолжить? - Шепчу я, опаляя её ушко своим горячим дыханием. Отстраняюсь от шатенки и, развернув её к себе спиной, заставляю встань на колени. Ох, какой тут открывается вид! Надавливаю на плечи Кэт, заставляя её опуститься на подушки. Мои пальцы скользят по внутренней стороне бедра, минуя возбужденные и истекающие соками половые губы и...Я звонко, но легко, чтобы её не было больно, шлепаю девушку по аппетитной попке. Такой же звонкий шлепок с едва заметным красным отпечатком оставляю и на второй ягодице. Возвращаюсь пальцами к её возбужденной плоти, скользя по половым губам, - смотри как развратно ты течешь,  - усмехаюсь я, проникая внутрь Кэт сразу тремя пальцами, медленно двигая ими в ней. Хочу, чтобы она прочила меня продолжить. Хочу растянуть эту ночь так, чтобы она отчасти превратилась в сладкую пытку, и чтобы наутро она едва могла свести ножки от того, сколько раз я завладевал ей, доводя снова и снова до оргазма. Усмехаюсь, когда девушка сама начинает двигать бедрами навстречу моим пальцам и перестаю двигать ими в ней. Девушка что-то ворчит, но сама начинает двигаться, насаживаясь на мои пальцы и я просто не выдерживаю, вынимая их из неё и почти сразу же заменяя своим членом, вновь резким толчком погружаясь в девушку на всю длину, чувствуя, как полностью заполняю её, но не спешу двигаться.

+1

30

Пожалуйста, - выдыхаю ему в губы, к один из тех моментов, когда он, приподнявшись, смотрит на мое лицо, мучая своими прикосновениями. Я жажду большего, хочу ощутить его в себе, чувствовать наполненность им. И он дает то, что я прошу, без лишних слов, одним резким толчком полностью вгоняя член до основания. Я кусаю губу, ощущая во рту солоноватый, металлический привкус крови, но у меня даже нет времени, чтобы осознать это, ведь в следующее мгновение Джош вновь опускается, начиная двигаться медленно, размашисто, практически полностью покидая мое тело, и тут же до основания вгоняя член внутрь. Я выгибаюсь ему навстречу, прижимаясь к нему, упираюсь затылком в подушки, тогда как мои руки хаотично блуждают по его плечам, а ноготки то и дело оставляют розоватые отметины на его коже. Я начинаю двигаться в ритме с ним, навстречу ему, ощущая, что настолько давно хотела этого, что сейчас я не смогу долго сдерживаться. То чувство, то ощущение, которое томилось внизу меня, сейчас разгорается диким пламенем, не давая дышать, когда же его губы находят мои, прикусывая их, зализывая места укуса языком, я не могу сдерживать свои стоны, хотя и пытаюсь это делать. Порой мои ноготки слишком сильно впиваются в его плечи, царапая кожу, моё наслаждение граничит с безумием, он двигается быстро, резко, но в то же время не грубо, давая мне время привыкнуть к ритму, и самой двигаться ему навстречу, обнимая его ногами, полностью раскрываясь, и позволяя ему как можно глубже проникать в мое тело. Мне кажется вечностью то время, что мы так движемся, в одном ритме, в одном направлении, когда обжигающая волна подступающего оргазма с головой накрывает мое дрожащее тело. Замираю, вновь теряя ощущение реальности, чувствую, как по всем конечностям разливается сладостная истома, что поглощает все мои силы, но и давая новые, через какое-то время позволяя прийти в себя.
Когда открываю глаза, вижу над собой его лицо, блестящие капельки пота, которые покрывают его лоб, ощущаю влажные простыни под собой. Сколько длиться это безумие? Да и вообще, какая разница, если я хочу большего? Вряд ли завтра я смогу нормально сидеть после сегодняшнего родео, но не хочу об этом думать сейчас. Повинуясь его негласной просьбе, поддаюсь вперед, садясь на него, понимаю его без слов, что для меня в новинку, и начинаю сама двигаться, насаживаясь на член, обнимая его, и подставляя его губам свою грудь. Он так умело меня ласкает, и я всячески отгоняю мысли о тех девушках, которые были до меня. Я не знаю, что он сегодня со мной сделает, да и.. Все равно. Я не буду думать о прошлом, главное, что у нас с ним впереди, и сейчас. А сейчас он мой, я в его власти, а он в моей. Хотя насчет последнего я бы ещё поспорила, тогда как его рука уже опустилась вниз, забравшись между нашими телами, игнорируя мои движения, начала ласкать набухший клитор. Наши губы вновь встречаются, тогда как я увеличиваю темп скачков, всем телом вжимаясь в него, он помогает мне, насаживая на член, ко мне вновь подкатывают волны наслаждения, мне тяжело дышать, сердце бьется как дурное, уже готовое выскочить прочь. С губ срывается громкий стон, когда его рука вновь касается клитора, все тело содрогается от очередного оргазма, и я чувствую, что он кончает вместе со мной. Какое-то мгновение и голову посещает мысль о защите, но быстро я понимаю, что он успел вытащить член, прежде чем кончит, и сейчас вязкая жидкость собирается на простыни под нами. Теряюсь в своих ощущениях, а когда прихожу в себя, ощущаю его губы, гуляющие по моим плечам. Легкое дуновение прохладного ветерка, я чуть поеживаюсь, но мне не холодно. Воздух вокруг нас немного сперт от нашего же дыхания, и я, притягивая его к себе, накрываю губы Джоша своими. Он не остается в долгу, ловко подминая меня под себя, когда валит на диван. Наши языки сплетаются в негласной борьбе, давая зубам иногда встретиться с характерным звуком, а губы уже вновь начинают гореть адским пламенем. Я обнимаю его бедра своими ногами, ощущая твердый член, который упирается в меня, чуть двигаю тазом, дразня его, за что оказываюсь тут же наказана.
Ты готова продолжить? – шепчет мне в ухо, опаляя жарким дыханием, срывая с моих губ сто тысячный стон наслаждения. Он идеальный любовник, тогда как я наивная простушка. Что я умею? Не чураться своего тела? Ну да, единственное. Наверное, сегодня он даст мне понять все грани моего допустимого наслаждения и вряд ли три раза мой предел. Чуть отдышавшись, я киваю, он отстраняется и разворачивает меня к себе спиной. Я послушно становлюсь на коленки, открывая перед ним уже другой вид, чуть расставляю ноги, тогда как он, надавливая на плечи, заставляет меня опуститься на подушки. Послушно выполняю все, уже ощущая легкий шлепок. Не удержавшись, хихикаю, за что получаю ещё один шлепок, но по второй ягодице. После этого, он чуть приближается, пальцами пробегая по открытым половым губам, и я тут же ощущаю томление внизу живота. Я сама чувствую, как все увлажняется и почти следом раздается его голос, который констатирует этот факт. В любой другой ситуации такое заявление заставило бы меня покраснеть, но нет, я лишь выгибаюсь, томно стреляя глазками в его сторону, прикусываю губу, когда он проникает внутрь меня и начинает имитировать движения членом, откровенно трахая меня пальцами. В какой-то момент я начинаю двигаться навстречу, игнорируя те болевые ощущения, которые постепенно смешиваются с приятными, обволакиваю его пальцы, ощущая, что вновь готова кончить. Я удивлена, но продолжаю двигаться навстречу ему, тогда как он останавливается. Вроде бы я даже ворчала, что хочу ощутить его в себе, но мне, возможно, показалось, ведь сейчас я была поглощена процессом, и он, повинуясь моей немой просьбе, резко вынимает пальце, и таким же резким толчком заменяет их членом, вгоняя его на всю длину, и замирая на какие-то доли секунды. Он снова шлепает мою задницу, начиная двигаться грубо, резко, а я извиваюсь под ним, двигаясь навстречу, наполняя комнату хлюпающими звуками, когда наши тела соприкасаются друг с другом. Его руки сжимают ягодицы, он то направляет меня, двигаясь во мне, то останавливается, давая мне инициативу двигаться к нему. Я упираюсь на локоть, одной рукой сжимая грудь, играя соском, тогда как он, освобождая одну руку, мнет вторую. Волны оргазма вновь подступают ко мне, но я, старательно отгоняя их, уже полностью выпрямляюсь, прижимаясь спиной к его груди, изворачиваюсь так, что нахожу его губы, цепляясь за его шею, заставляю целовать меня, кусаю его губы, и продолжаю двигаться ему навстречу, свободной рукой дотягиваясь до его паха. Обхватываю пальчиками твердый ствол, я резко отстраняюсь от него, разворачиваюсь и, нагнувшись, облизываю головку языком. Опять ощущая свой вкус, не обращаю внимания, спускаюсь языком по основанию, облизывая член, веду дальше, посасывая яички, играю с ними языком, дразня их, охаю, ведь его рука снова шлепает меня по заднице, как маленькую девочку. Хмыкаю, отпуская два шарика, поднимаясь кончиком языка по венам, вновь очерчивая контуры головки, после чего направляю ствол в рот, вгоняя его так глубоко, как только могу, после двигаясь вдоль, лаская его внутри рта языком, увеличивая темп таких движений, пока он не кончил, а я не собрала всю вязкую жидкость, чтобы вновь её проглотить. Пока Джош приходил в себя от такой моей маленькой мести, я нашла около его кровати стянутые с меня чулки и, легонько подтолкнув его, не сильно крепко связала ему руки и привязала их к прутьям кровати, закрепив их над головой. По его недоумевающему взгляду, а может даже слегка ехидному, в темноте было не разобрать, я провела кончиком языка по его губам, очерчивая их контур, после скользнула ниже, прикусывая кожу, затем, сев верхом, я начала елозить по его члену, растягивая эту пытку для нас обоих. Просунув руку между наших тел, я сжала его член, начав двигать по нему пальчиками, пока он вновь не затвердел, потом, склонившись к парню, и впившись в его губы страстным и немного дерзким поцелуем, направила головку в себя, после чего опустилась на его член, и начала расторопно двигаться по нему.

Отредактировано Catherine Nicholson (2015-06-14 22:02:37)

+1

31

. Моя рука вновь опускается на ягодицу девушки, оставляя едва заметный красноватый след от шлепка. Я начинаю грубо и резко двигаться в ней, уже совершенно не сдерживая себя. Выхожу их неё, оставаясь в её теле только головкой члена и резко погружаюсь в её тело обратно до самого основания. Сжимаю её аппетитные ягодицы, направляя шатенку, заставляя подстраиваться под бешеный ритм, который сам и задаю. А иногда я останавливаюсь в ней, заставляя девушку самой скользить по моему члену. Мне нравится то, как она двигает бедрами, то, как она обволакивает меня внутри, сжимая меня со всех сторон. Кэтрин слегка привстает, когда я вновь возобновляю толчки в ней, наполняя комнату хлюпающими звуками и шлепками наших тел о друг друга. Она опирается на локоть и начинает пальчиками играть со своей грудью. Я усмехаюсь, одной рукой я скольжу от талии по её телу, захватывая в плен своей руки вторую её грудь и начинаю терзать её сосок меж своих пальцев. - Моя развратная девочка, - хрипло шепчу я, осыпая поцелуями её плечики и лопатки. Постепенно мы меняем позу, когда Кэтрин полностью выпрямляется, прижимаясь к моей грудной клетке спиной, обнимая меня рукой за шею. Теперь она насаживалась на член сама настолько глубоко, что мне казалось, что я достаю до её матки. Девушка находит мои губы и мы сплетаемся в сладостном поцелуе, который отнимает последние остатки воздуха в наших легких. Одной рукой придерживаю Кэт, чтобы у неё была опора, а второй начинаю ласкать её грудь, играясь с соском, причиняя её легкую боль, которая, смешиваясь с моими толчками внутри неё, должна была приносить ей не малое удовольствие. Хочу опуститься рукой ниже, чтобы вновь ласкать её возбужденный клитор и довести до оргазма, но Кэтрин оказалась проворнее, соскальзывая с моего члена, чтобы уже вскоре скользить по нему своим игривым язычком. Она спускается вниз по стволу, начиная играть с яичками и я вновь шлепаю её по ягодице, словно маленькую девочку. Она хмыкает и, отпустив яички, вновь скользит по вздувшимся венам ствола к головке. Вбирает член в рот настолько глубоко, что я едва сдерживаюсь, чтобы сразу не кончить в её умелый ротик. Она двигается, лаская внутри мой член языком, постепенно увеличивая темп своих движений. На долго меня от таких игр не хватает и я изливаюсь в её ротик. Пока я приходил в себя, меня успели толкнуть на кровать и привязать мои руки чулками к решетчатой спинке кровати. Моя девочка садиться сверху меня, под моим несколько удивленным, но в тоже время восхищенным взглядом, она начинает тереться, сочащейся от соков страсти, киской о мой член. Её шаловливые пальчики вскоре тоже начали скользить по моему члену, заставляя его затвердеть. Стоило мне вновь возбудится, как она, впившись в мои губы страстным и дерзким поцелуем, направив головку в себя, медленно опустилась на меня, вбирая меня полностью. Сдавленно рычу, когда она начинает медленно двигаться на мне, поднимаясь так, что мой член выходил почти полностью и вновь садясь на него до основания. Хочу обхватить руками её стройную талию, чтобы помогать ей двигаться. Но мои руки связаны, а девушка тем временем двигается так, как ей заблагорассудится, то увеличивая темп своих скачков, то невыносимо замедляя их, оттягивая концовку нашей совместной разрядки. После нескольких раз таких её игр я не выдержал. Толкая материя чулков затрещала, освобождая мои руки из своего плена. - Я потом куплю тебе новые, милая, - шепчу я, заваливая Кэтрин на кровать и начиная быстро двигаться в ней. Резко и несколько грубо. Но я довожу её до оргазма, чувствуя, как она пульсирует вокруг моего члена, а затем выходя, и сам разряжаюсь на простыни. Падаю на постель рядом с девушкой. Притягиваю её, все ещё дрожащее после полученного оргазма, тело к себе. Тяжело дышу, но оставляя несколько легких поцелуев на её макушке. - Моя ненасытная львица, - шепчу я, когда мои пальцы скользят по её спинке. Я бы ещё многое проделал с ей телом, заставляя её взрываться оргазмами едва ли не до потери сознания, но для первой нашей ночи пока что хватит. Ей нужно отдохнуть. А вот в следующий раз можно будет поиграть и с костюмчиками, и с наручниками, и, возможно, ещё с некоторыми игрушками, которые я хотел бы прикупить специально для неё в секс-шопе. Но мои эротические фантазии, когда я истязаю ласками тело Кэтрин, были прерваны её же словами, - помнишь, ты спрашивал, почему я так много путешествовала? - Я внимательно посмотрел на шатенку, ожидая дальнейших слов. - Я попала в аварию и год пролежала в коме, - начала она. - Из-за своей амнезии я уехала из дома, потому что люди, которые там живут для меня чужие... - Выдохнула она. - С того момента я пытаюсь найти место, где мне будет комфортно, - я мягко улыбаюсь, нежно заправляя, выбившуюся во время страсти, прядку её волос. - А рядом со мной тебе комфортно? - Шепчу я, притягивая Кэтрин к себе. И мне не нужны слова - её язык, сплетающийся с моим языком во время страстного поцелуя, говорит намного красноречивее, чем все слова, которые она могла бы сказать. - Милая, я немного проголодался, что ты скажешь по поводу маленького ночного рейда на кухню? - Она соглашается и я встаю с кровати, находя свои боксеры, тут же одевая их. Оборачиваюсь к Кэт и вижу, что она одела мою рубашку. - Ты такая аппетитная в моей рубашке, что я готов утолять свой голод только тобой, - шепчу я, оказываясь рядом с ней, и скользя губами по её изящной шейке.
Мы спускаемся на кухню. Вечеринка уже давно закончилась и все разошлись, ведь оказалось, что мы предавались своим любовным утехам далеко не один час. Что ж, так даже лучше. Пока я ищу что-нибудь съестное в холодильнике, руки Кэт скользят по моему обнаженному торсу, спускаясь немного ниже,  и я, не выдержав, с грохотом захлопываю дверцу холодильника и оборачиваюсь к ней. - Значит, четырех оргазмов тебе было мало, маленький чертенок! - Шепчу я, оттесняя шатенку к столешнице. Подхватываю её на руки и заставляю сесть на холодный мрамор, что вызывает мурашки по её телу. Задираю рубашку, отмечая, что под ней нет ничего. Улыбаюсь. - Кажется, что сначала я немного утолю голод твоим соблазнительным телом, - шепчу я, скользя рукой по её груди, сжимая в своей ладони. Одной рукой заставляю девушку лечь на столешницу, покрываю открытые участки её тела поцелуями и, уже не собираясь медлить хочу завладеть её телом, как свет на кухне резко зажигается и тут же появляются мои родители. - Что тут происходит? - Оглядывая нас, смущенную и покрасневшую Кэт, которая тут же соскакивает со столешницы и самодовольно улыбающегося меня. - Папа, это называется секс. Точнее называлось бы это действие сексом, если бы вы не зашли. - Я обнимаю шатенку, прижимая к себе и оставляю на её макушке легкий поцелуй, чтобы она не волновалась. Знаю, что отец ей не нравится. - Что за показуху ты устроил? - Гремит он, но я лишь усмехаюсь, - показуху, а кто Ивонну пригласил на сегодняшний вечер? Чего ты этим хотел добиться? - Мама смотрит на отца недоумевающим взглядом, - ты пригласил Ивонну сегодня? - Вот, так-то лучше. Пока родители выясняли отношения, уже удаляясь из кухни, я, захватив вкусняков и попить нам, подтолкнул Кэтрин к выходу из кухни.

+2

32

Какое-то время  я наслаждаюсь тем, что он находится всецело в моей власти, двигаюсь медленно, порой увеличивая темп, не давая нам прийти к разрядке. Полузакрыв глаза от наслаждения, замечаю, как Джош пытается освободиться из моих пут, но чулки пока не поддаются этому натиску. Прикусываю губу, медленно опускаясь и привстаю, после наклоняюсь к нему, касаясь своими губами его, ласкаю его язык своим, дразню, не переставая двигаться на нем, пока не слышу треск и не ощущаю его руки на своей талии. Парень улыбается, и я не могу удержаться, чтобы не поцеловать его. Пока мы целуемся, он заваливает меня на кровать, отлипая от моих губ, и начинает быстро и резко двигаться, быстро приближая меня к той черте, когда грань реальности стирается. Выгибаюсь навстречу ему, дышу через раз, ощущаю, как дикая волна очередного оргазма накрывает меня с головой, пока полностью не теряю связь с реальностью, каким-то краем сознания, затуманенного полученными ощущениями, слышу крик и понимаю, что это мой крик. Успеваю прикусить губу, после на пару мгновений ничего не ощущаю, кроме наслаждения, разливающегося по всему телу. Когда восприятие возвращается ко мне, чувствую руку Джоша, которой он легонько касается моего плеча, ощущаю его губы на макушке. Перекатываюсь на бок, нежно касаюсь кончиками пальцев его кожи на груди, очерчивая мускулы, и чувствую его тяжелое дыхание на пару с не восстановившимся сердцебиением.
-Моя ненасытная львица, - словно мурашки по коже в купе с движением пальцев по моей спине перемыкают мое сознание, которое ещё не воздвигло ту стену, которая отгораживает мои воспоминания об аварии и коме от других. Словно волна, которая прет изнутри, прежде, чем я что-либо понимаю, слышу свой голос
-Помнишь, ты спрашивал, почему я так много путешествовала? – словно ощущаю его внимательный взгляд, его затаившееся дыхание, когда он ждет продолжения. И он прав, пути назад уже нет, раз я начала, мне предстоит закончить. - Я попала в жуткую аварию и год пролежала в коме, - в горле растет ком, когда я вспоминаю тот ужас, после года сна, когда мои конечности меня не слушались, когда я очнулась и не понимала где я, кто рядом со мной, почему я нахожусь в бусике, рядом со мной неизвестный парень, что так страстно прижимал меня к своей груди, сетуя на то, что не ожидал больше никогда увидеть цвет моих глаз. Словно вчера было событие и я не могу поверить, что прошло уже почти шесть лет. У меня полная амнезия, как говорили врачи, из-за неё я и уехала из дома, потому что люди, которые там живут для меня чужие, несмотря на их заверения, фотографии, видео, которые мне показывали. С того момента я пытаюсь найти место, где мне будет комфортно… - я закрыла глаза, пока рассказывала это, опуская всевозможные подробности, ускользая от воспоминаний о Джереми, о братьях, вообще об всех, кого я оставила в Оклахоме. – А рядом со мной тебе комфортно, - Джош вырывает меня из обрывков моих воспоминаний, и я не нахожу, что ему ответить, лишь привстаю, опираясь на локти и нахожу его губы. Думаю, мой поцелуй сам ответил на его вопрос, и последующие слова уже лишние.
Милая, я немного проголодался, что ты скажешь по поводу маленького рейда на кухню? – киваю в ответ на его слова и, чуть отодвигаясь, наблюдаю за тем, как он поднимается с кровати. Любуюсь телом парня, восхищаясь идеальным телосложением, прокручивая машинально в голове его слова, которые он произнес в самом начале: об Ивонне, о том, почему он стал таким, каким его узнала я, и как на него действую я. Не могу за него решать, но я сама чувствую то, что между нами нечто большее, чем просто перепихон на одну, две ночи. Перевожу взгляд на колечко на своем пальце, после вижу неподалеку его рубашку и быстренько накидываю её на свои плечи, застегивая одну пуговичку. Сажусь на край как раз в тот момент, когда Джош, уже натянув боксеры, оборачивается ко мне.  - Ты такая аппетитная в моей рубашке, что я готов утолять свой голод только тобой, - он вмиг оказывается рядом со мной, я обнимаю его, пока его губы скользят по моей шее. Мне ужасно приятно, по телу пробегает дрожь, внизу живота вновь приятно тянет, словно и не было только что безумного родео, которое каждый раз заканчивалась все более сильным оргазмом. Но я, призывая все остатки самообладания, принимаю помощь от Джоша, который помогает мне подняться с кровати, и иду вслед за ним. Мы спускаемся на первый этаж, где вечеринка уже завершилась. Это вызывает во мне ответный вопрос по поводу того, сколько же времени мы провели в его комнате, но вопрос так и остается без ответа. Оглядываюсь по пути, аккуратно ступаю босыми ногами по холодному полу, не отпуская руку парня. На кухне становлюсь позади него, любуясь его идеальным телосложением, пока на ум не приходит очередная шалость. Мягко ступаю, словно кошка, подкрадываюсь к нему, прижимаясь к его спине, обнимаю, скользя по торсу руками, спускаюсь по накаченному прессу вниз, но не успеваю дойти до резинки боксеров, когда меня нагло обрывают. - Значит, четырех оргазмов тебе было мало, маленький чертенок! – он перехватывает мои руки, оттесняя к другому столу, подхватывает на руки, и опускает на столешницу. Поеживаюсь от холода, что сочетается с его горячими руками, которые уже шмыгнули под неплотно застегнутую рубашку, обнаруживая, что под ней ничего нет, - Кажется, что сначала я немного утолю голод твоим соблазнительным телом, мурлыкаю, закрывая глаза от наслаждения, он управляет моим телом, и я поражаюсь реакцией на его прикосновения. Ведь с ног до головы уже ползут мурашки, пока ДЖош устраивается между моих ножек, которыми я обнимаю его за бедра. Выгибаюсь навстречу его рукам, подставляя свое тело под его властные ласки, но нас останавливает свет, который резко наполняет всю кухню.
Что тут происходит?! – громкий голос, заставляющий меня покраснеть, словно помидор, моментально соскочить со стола и спрятаться за широкую спину моего будущего мужа. Его рука тут же обвивает мою талию, он мягко прижимает меня к себе и оставляет на макушке легкий поцелуй. Это внушает мне некое ощущение уверенности, пусть я и не решаюсь поднять взгляд на родителей Джоша. - Папа, это называется секс. Точнее называлось бы это действие сексом, если бы вы не зашли,  – мои губы трогает улыбка, а руки сцепляются на его талии, прячу лицо у него на груди, слушая биение его сердца. Вновь и вновь поражаюсь его выдержке, как быстро он пришел в себя, словно не покрывал поцелуями мое тело пять минут назад.- Что за показуху ты устроил? – мое тело начинает покрываться мелкими мурашками. Черт, как объяснить парню то, какие чувства вызывает во мне его отец. Но я даже подумать до конца об этом не успеваю, все мое внимание концентрируется на руке Джоша, и его голосе, - Показуху, а кто Ивонну пригласил на сегодняшний веер? Чего ты этим хотел добиться? – нахожу в себе смелость поднять глаза от пола и глянуть на чету Торнтон. Вижу, как меняется в лице Эмили, мама Джоша, как гневно она смотрит в  сторону мужа. Кажется, я понимаю, в чем проблема, но это лишь мои догадки, ведь толком всю ситуацию Джош мне не обрисовывал. Слова «предательство», а также то, что его мать простила отца, а он нет, - мозаика сама складывается в нужную картинку. Значит, его отец переспал с его невестой, и поэтому он так обхаживает меня? Подлость! Сердце начинает сжиматься от тех чувств, что я начинаю чувствовать, я понимаю, насколько больно было парню, а если он ещё это и застукал.. Да, после такого хорошо, что он стал таким, как сейчас, а не покончил жизнь самоубийством. Не знаю, как бы я сама поступила на его месте, если бы столкнулась с подобным.
- Ты пригласил Ивонну сегодня? – весь концерт мне досмотреть не дали, ведь пользуясь ситуацией, Джош, набрав еды и что-то попить, подтолкнул меня к выходу. Мы вновь поднялись по лестнице, и лишь на последней ступеньке я задумалась над тем, что впервые я ночую не дома, а с парнем. Перед глазами мелькнула  соседка, но я быстро отмахнулась от неё, тогда как мы уже дошли до двери в комнату Торнтона. Ох, я ведь тоже скоро стану Торнтон… - прохожу вглубь, пока Джош водружает трофеи на небольшой столик, после делаю шаг навстречу парню, обвиваю его шею руками, заставляю склониться ко мне и, легонько касаясь губами его губ, шепчу, - ты действительно самый лучший, - вновь целую его, ощущая, как растет в нем неподдельное желание. Он оттесняет меня к кровати, укладывает на простыни, которые ещё не потеряли тепло наших тел, ложится рядом, и мы какое-то время просто целуемся. Мои пальчики запутываются в его волосах, его рука уже скользнула под ткань рубашки и беспорядочно гуляет по голому телу. С неохотой наш поцелуй прерывается, и я, уже готовая что-то спросить, на секунду замираю, тогда как Джош, нежно касаясь губами моей ключицы, шепчет, - Я взаправду хочу, чтобы ты стала моей женой, без контракта, - улыбаюсь, съезжая к нему, чтобы наши лица были на одном уровне, целую, и в губы произношу, - и я, без всяких контрактов, согласна. – все ещё продолжаю улыбаться, наблюдая за эффектом от своих слов. После резко поднимаюсь и иду к столику с едой, - А теперь, давай ты поешь, - приношу все на кровать, аккуратно водружая все на краешек, - а потом мы можем заняться, чем ты захочешь,- лукаво подмигивая, наливая сок в бокалы.

+1

33

Закончен

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » не совсем обычный день