В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » No honor among thieves


No honor among thieves

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Michael Rinaldi, Sonny Pulsone
Место: Сакраменто, бар "502"  - затем Сан-Диего и его окрестности
Погодные условия: 11 - 12 июня 2015 года, солнечно
О флештайме: Дон Джакомо Сальвиатти неожиданно решает нарушить свои договоренности с мафией Сакраменто и отдать подряд на расширение железнодорожной станции в Сорренто-Вэлли, что возле Сан-Диего, целиком и полностью своим людям. Капо Майк Ринальди, солдат Мэнни Фиоре и соучастник Сонни Пульсоне выезжают в загородную командировку, чтобы напомнить коллегам из Лос-Анджелеса, что обманывать компаньонов плохо...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-06 20:02:48)

+1

2

Стоило Майклу Пеллегрино Ринальди вернуться из хлопотливой, пусть и безумно интересной африканской поездки, как его завертели рутинные дела, связанные с командой. Было такое впечатление, будто без него ничего не делалось – а все заботливо копили к его приезду. Сейчас, впрочем, капо южной стороны вполне себе расслабленным образом сидел в кабинете Мэнни Фиоре, друга детства, компаньона и  реального владельца бара «502», попивая коньячок, куря сигары и болтая о том, о сем.
- Ну как вы там отдохнули, Майки? Кто на кого охотился – лев на вас или вы на льва? – спросил Мэнни своим низким хрипловатым голосом, до боли напоминающим о героях фильмов о ганстерских тридцатых. Таким голосом хотелось бы выкрикнуть что-то вроде: «Багси, эй, Багси!».  А потом пройти, расталкивая окружающих, по шикарным залам какого-нибудь лас-вегасского казино.
- Да иди ты. Львиная шкура теперь у нас висит, а не наша у льва, усек? – усмехнулся Майки-бой, опустошая очередной стаканчик. Затем пыхнул гаванским изделием, юмористически развел руками и подмигнул заведующему логическим складом (да, именно на такой должности официально числился Фиоре). – Хотя… Знаешь, хорошо, что Джулс не знает подробностей поездки, она бы Фрэнку голову оторвала, почище всякого хищника.  А то и не только голову.
- Что, красивые негритяночки? Говорят, они там как песочные часы!  - оживился Мэнни, делая какие-то неопределенные жесты руками,  по видимому, тем самым изображая формы жительниц Камеруна.  – Да ты чего, там СПИД же, блять. Лопнет резинка – и все, ты попал. Потом нахмурился, шутливо ткнул кулаком Фиоре в живот. – Эй, ну-ка на хуй! На моей сестре женат – и еще о каких-то обезьянах жопастых думает! Отсмеявшись, оба cделалипо затяжке, со звоном чокнулись и почти одновременно потянули с тарелки ломтики нарезанного лимона.
- Знаешь, Гвидо до нашего отъезда…. На гольфе, предложил мне быть своим «конси». – словно невзначай, заметил Майки. Он давно хотел завести этот разговор, так сказать, прощупав почву. Реакция Мэнни была предсказуемой – он  выронил сигару. – Блять, Майк, я тебя поздравляю! Ты этого заслужил, э? Такая карьера, быстрее чем у Фрэнка даже было – меньше чем за полгода из солдат в члены Администрации! Ринальди приподнял предупреждающе руку. – Стоп, стоп, я еще не согласился.  Не уверен мое ли это, есть многое, что меня связывает с командой – и Гвидо дал мне время подумать…  Мэнни промолчал, не стал задавать никаких недоуменных вопросов -  и это капореджиме понравилось. – Но  если соглашусь, мы тут с Фрэнком подумали…  Если такое произойдет, не пора ли тебе будет подрасти, не пора ли будет стать капитаном, а? 
Фиоре широко распахнул глаза – точно так же, как это некогда сделал Майк, в тот момент, когда  Гвидо завел, на открытии его клуба, разговор о лодках и шкиперах. В Мэнни никогда не было того честолюбия, что в Майкле, он скорее был из тех людей, для которых Коза Ностра – способ заработать хороший кусок хлеба для своей семьи. Но ему уже было сорок пять лет, и, как чадолюбивый отец, он понимал, что в качестве капо сможет поднимать для горячо любимых сыновей-дочек куда больше. Да и сердце какого гангстера не дрогнет при мысли о продвижении? - Блять, Майк…. Ты  меня знаешь, я всегда буду там, где смогу быть вам более полезен... Мистер Ринальди глядел на Мэнни, слушал его непривычно длинные речи – и одновременно прикидывал расклады. Действительно, кто же, кроме Фиоре? Поли Дамиани слишком молод и порывист. Старый Ник Четвертак был бы пристойным капо где-нибудь в тридцатых-сороковых, даже в пятидесятых – знает улицы как свои пять пальцев, посмотрев на краденое серебро, может понять, кто его стырил и какому  фенсу* загнал. Но… в двадцать первом веке этого маловато – а Никки читает с трудом, при виде ноутбука впадает в мистический ужас и не имеет понятия,  чем акция отличается от облигации. Большой с Маленьким Джоном - может быть…. Но они не были частью той троицы, которая уже много лет негласно рулила на юге города. Которая была вместе с безусого детства. Пусть Мэнни и не был Майку так близок, как Фрэнк – но он все равно был среди его лучших друзей и был женат на его сестре. Потому Ринальди думал, что разговор удастся. – Думаю, Фрэнк с доном будут за – но ты ведь понимаешь, что тут все в итоге зависит от того, захочу ли я идти наверх… Разжевал кусочек лимона, сморщился от кислого вкуса. Что все таки а нелепый обычай заедать коньяк этой гадостью – но привычка вторая природа. – А пока ничего не решено. Слушай, я эту команду привел в такое состояние, что она может приносить тебе отличные доходы. И на ее плечах, во многом, очень большие дела, нужные всей Семье.  Начатые мной. Та же железная дорога… Потому я должен быть уверен, что все будет управляться как надо. Что у меня на юге все будет в ажуре. Сapisce? Несколько секунд они с Мэнни пристально смотрели друг на друга, Затем Фиоре кивнул. – Конечно же, Майки. Удивляюсь, что ты даже спрашиваешь.  Двадцать лет меня, знаешь, блин! Капо не капо, ты старший. Я все сделаю так, как скажете вы с Фрэнком. Всегда буду в вашем распоряжении. Майкл удовлетворенно кивнул, еще одна причина, по которой Фиоре был бы предпочтительной кандидатурой. Цинично говоря, Ринальди хотел через Фиоре продолжать рулить на юге (разумеется, под чутким руководством Фрэнка) –а нецинично, иметь гарантию, что их с Фрэнком авторитет и влияние будут сохранены.  И  Мэнни годился для этого лучше всего. Пусть в нем не было напора и силы воли Альтиери – из тех, что сносят все преграды на своем пути, не оставляя от них и пылинок. Не было креативности и предприимчивости Ринальди – но он был великолепным исполнителем, хорошим менеджером - и к тому же очень преданным и верным человеком. Привыкшим к сложившемуся раскладу, что на юге Фрэнки первый, Майк второй, а он третий. И так будет и дальше. –  Ладно, я еще посмотрю, я далеко не уверен, что мне интересна эта должность. В любом случае, я тебя понял, если что, ты – первый кандидат. Иди сюда, я же люблю тебя, засранца. – по-итальянскому обыкновению, притянул мужа сестры к себе, поцеловал в жесткую щеку. Он по-прежнему склонялся к отказу от должности - но в чем-то этот разговор изменил его мнения. - И... если что случится со мной, менее приятное, чем то, о чем мы говорили - ты действующий капо... Хотел добавить что-то, но тут его айфон завибрировал.  Человек чести поднял трубку. – Да, Дэнни. Что? Блять, держи правильно телефон, я ничего не разберу. Что? Да ну? Даже так? А ты звонил им? Он так и сказал? Поверить не могу. Ладно, буду на связи, сейчас разрулим. Затем шипяще выругался и вскочил на ноги, попутно набирая номер. Первый его звонок был неудачным, во второй же раз абонент ответил – но лучше бы не отвечал, судя по интонациям мужчины. – Алло, Грег, что за херня? Что за беспредел? Хэзелу было обещано –а теперь вы гоняете его ребят? Что?  А мне по хуй, что Джакомо приказал – у нас была договоренность. Передоговорились? Ах ты… Затем раздались гудки  - тогда  Ринальди приоткрыл дверь и выглянул в зал, где у стойки тусовалась куча мобстеров, перед которыми бармен уже выставлял кружки с пенистым пивом. Среди тех, что только появился и не успел притронуться к спиртному, был Пульс – его Майки вкрадчиво и поманил, приглашая в кабинет.
Когда он оказался внутри,  капитан поглядел на Мэнни и Сонни, серьезно прищурился. – Парни, дело такое. Только что мне звонил Дэнни Росси, на стройке в Сорренто-Вэлли проблемы. Большие проблемы.  Речь шла о пригороде Сан-Диего, где шло расширение железнодорожной станции, часть того большого подряда, что они недавно выиграли. – Как помните, по нашим раскладам, там должны были сейчас шуровать рабочие  Джеффа Хэзела. Владельца одной из опекаемых мафией Сакраменто фирм. – Однако эти сукины дети нас наебать решили -  когда бригада Джеффа подъехала, их прорабу дали в морду и велели убираться. Теперь там орудуют парнишки  Эрколе Бутоне, тестя этого мелкого сучка Грега Феррони. И кстати, наших охранников они тоже завернули. Тут Ринальди покосился на Пульса – ведь именно ему,  в награду за работу во время борьбы за подряд, было дано право опекать фирмы, охраняющие стройплощадки станций, беря с них мзду.   – Звонил я Гвендони  - не отвечает. Потом Бурундуку – вот он мне хамит, говорит, Сальвиатти так решил. А наши договоры – побоку. Не знаю, так ли это или сам он сошел с ума, и с чего такие борзые они – но мы это так оставить не можем, верно?  Мэнни энергично покивал головой, убирая в шкафчик пустые стаканы. – Точно.  Дашь палец – руку по локоть откусят. И в Оушенсайде, и Сан-Клементе та же херня будет. Может проедемся туда сейчас прямо, а?  Капитан южной стороны прищурился. – Я тоже так думаю. А то Дэнни уже землю копытом роет, как бы сам не начудил чего. Поехали. Сонни, сядешь за руль? Вы при стволах, если что? На всякий случай. На машине восемь часов пути, на самолете лишь один – но в самолет не возьмешь пистолеты. И рейсы были только вечером, получится даже дольше. Ничего, зато к концу пути злее будут. Подумав,  опять потыкал в кнопки сотового  - в этом раз связываясь с Большим Джоном. – Джонни, у нас непонятки на стройке в Сорренто-Вэлли. Как быстро сможешь, собери ребят, человек шесть – и  вылетай, когда билеты купите. Нет, все, что нужно, возьмем у Росси. Имелось в виду оружие. - Мы там уже будем. Мало ли что выкинет этот вообразивший себя волком Бурундук, подкрепление не помешает.

*Фенс - блатеркаин, скупщик краденого

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-18 14:15:36)

+2

3

Как ни старался, но с тех пор, как Агата уехала, Сонни чувствовал себя пусто - даже при том условии, что её малец составлял ему компанию иногда; всё-таки человек привыкает к хорошему очень быстро, а теперь, когда они стали жить вместе, вроде и с обустройством дома своего закончили, а он остался в нём, фактически, единственным постоянным жителем (помимо Татиного зоопарка), Пульсу казалось, что совместной жизнью насладиться он так и не успел. Если говорить простым языком - он скучал по Агате... ну и ещё отвыкнуть боялся, быть может - так же быстро, как и привык к тому, что они делят одну крышу. Она думает, что пауза в отношениях им только на пользу, Пульс же считал, что всё как раз наоборот - только отдыхая друг от друга слишком долго, понимаешь, насколько же друг без друга бывает хорошо. Боялся ли он того, что Агате станет слишком хорошо без него, или наоборот, ему без Агаты, уже другой вопрос... Работая на Майка Ринальди, и пытаясь скрасить одиночество одновременно, очень легко наделать не слишком-то умных вещей, о которых потом придётся пожалеть в последствии - клуб его подразумевая; поэтому Сонни избегал много пить. Да и Аарону его пьяным видеть ни к чему, к тому же. Кpeдита доверия, который он как-то заработал у пацана, хватит далеко не на всё.
И так как это развлечение вроде как "отвалилось", а, засев за учебник в попытке со скуки поучить испанский, чтобы удивить любимую по возвращению, Сонни ещё раз убедился в своей неспособности к языкам (и лени ко всему, что вообще касается умственной деятельности). Был ещё вариант изучить язык жестов, но, разыскивая в Интернете пособие, Пульс случайно отвлёкся, наткнувшись на нечто совершенно другое - и в подвале дома, который он оборудовал под свой спортзал, появился японский посох "бо" и книга о том, как с ним обращаться - бодзюцу показалось деятельностью занятной, да и в таком "быту", в котором он принимал участие, довольно-таки полезной; посох всюду за собой, конечно, не потаскаешь, и не положишь в автомобиль, как бейсбольную биту, но в его роли может сгодиться длинная труба или тот же кусок арматуры, или хоть ножка от торшера... при умении обращаться с изделием подобного рода, использовать потенциал его длины, выигрывавшей у бейсбольной биты или полицейской дубины на порядок, в рукопашной схватке вполне можно выстоять против троих-четверых, даже не подпуская их к себе слишком близко.
О своей новой "игрушке" Сонни сейчас и рассказывал остальным, попутно наслаждаясь местной стряпней (дома что-то готовить было лень, Аарон сегодня ночевал у своего папаши, так что Пульс решил воспользоваться нехитрыми преимуществами кухни "502"). Парни, вроде и посмеиваясь, но всё равно слушали с интересом - обычный разговор в кругу "своих парней", в общем, большинство из них всегда были любителями поговорить на любую из тем, обсосать что-нибудь до костей - жизнь таких людей, как они, имеет обыкновение иногда становиться скучной как раз-таки из-за большого количества свободного времени, если долго, как говорится, не "происходит" ничего.
Но оказывается, сегодня был как раз тот день, когда что-то "произошло". Стало понятно ещё по лицу Майкла, когда тот сделал выразительный жест, приглашая его в офис бара; поначалу Сонни думал, что это он сделал что-то не то (а с таким напряжённым и встревоженным выражением явно Ринальди не хвалить его собирался), и уже ожидал нагоняя, закрывая дверь за собой. Но нет, проблемы были не в нём... от этого ещё охотнее верилось, что они были "большими". Пульс, насколько помнил, за последнее время ничего особо крупного не предпринимал, сидел на жопе ровно, за ребёнком приглядывал.
- Как это завернули? Я не в курсе... - насупился Пульсоне. Вообще, с охранными фирмами работать было довольно просто - там работали в основном взрослые мужики из рабочего класса, а кто-то и служил в прошлом в армии или в полиции даже, вопросов они не задавали, но расклад понимали, а многие вопросы утрясти были и самостоятельно в состоянии - благо, что мускулы, что яйца, у них имелись; даже сумму за "крышу" они у себя собирали самостоятельно - всего и делов, заходи и забирай. За эту неделю Пульсоне уже своё получил, так что и не волновался особенно... а те, видимо, и решили его не "волновать". Это повод наехать, на самом деле, но этим займётся уже потом...
- Ага, я заряжен. - кивнул головой на вопрос об оружии. Сейчас было бы странно, пожалуй, увидеть Сонни без ствола, в любое время суток - учитывая, какую нишу в обществе он занял теперь, владелец стрелкового клуба... Даже лицензию умудрился себе выбить - трудов это стоило, впрочем, таких, что и вспоминать не хотелось. От пистолета, впрочем, мог бы и отказаться в пользу сокращения времени на дорогу; оставил бы его здесь, в "502" все свои - кто его возьмёт-то? А Дэнни помог бы с пушками уже на месте...
- За руль? Так может, на самолёте лучше?..
- что там с расписанием - Сонни не был в курсе, перемещался в Сан-Диего он нечасто, давно, да и помнил перемещения эти из-за того же алкоголя довольно смутно... - Босса стоит поставить в известность?.. - спросил с осторожностью, зная, что этот вопрос от человека его ранга могут, в принципе, и не так воспринять. Самому ему вот было кого предупредить и помимо Монтанелли - Аарону стоило отзвониться, чтобы домой не торопился - кто знает, как там обернётся, надолго ли он в Сан-Диего вообще...

+1

4

- Все мы были не в курсе до этого момента. – Майк понимал, что контролировать происходящее в Сан-Диего, находясь в Сакраменто, не так легко. На то у них там и сидел Дэнни Росси, в качестве уполномоченного представителя  - и слава святому Франциску, что он сейчас сделал все правильно, позвонив старшим, а не помчавшись всех неугодных давить машиной, как в прошлый раз. Но искушать судьбу, принуждая  кузена Джулс находиться там долго без контроля, было нельзя – как говорится, если Даниеля оставлять без внимания, у него в голове появляются мысли и он начинает их думать. Обычно ни к чему хорошему это не приводило. Быть может, стоило бы его, хотя бы на время, усилить кем-то более уравновешенным, вроде Большого Джона? Потом, все потом. – Рейсов нет, так бы полетели. Хотя погоди…  Вон вроде бронь сняли с четырех. Так, быстро букируем и дуем в аэропорт. -  возблагодарив Бога за интернет, капитан южной стороны  произвел ряд  хитрых манипуляций с привязанным к телефону мобильным банком. Усмехнулся, подумав, что большинство бойцов старой гвардии наверное бы перепоручили такое своим внукам или племянникам-хипстерам. Затем отписал смску Росси, предлагая все приготовить к их приезду. – Сейчас позвоню Фрэнку, пусть он с боссом обсудит. По цепочке, так сказать, по цепочке. – иронично сказал Ринальди. Обычно, в случае форс-мажоров, он себя не связывал такими формальностями – но здесь это был лучший вариант. Быстрее позвонить одному из руководителей и дать тому обговорить дело с вышестоящим и принять решение, чем уведомлять обоих – а того же Франческо это дело касалось напрямую, ведь тему с железной дорогой они курировали вместе с Майком.
Все это капо осуществил, когда они уже сидели в машине и ехали в аэропорт. Дорогу они проделали молча, Майки-бой был погружен в мысли о неприятном замесе  в Сорренто-Вэлли, его возможных причинах и последствиях. Потом вспомнил о своем разговоре с Фиоре – и бросил на того несколько косых взглядов. Не уверен он был, что тот потянет руководство железнодорожным проектом, ох не уверен.  Такого в истории южной команды (да и в истории калифорнийской мафии вообще) еще не было – ни по доходности, ни по рискам. Случаи, подобные только что происшедшему, были еще цветочкам. Тут следовало быть мозгами и в Сан-Диего, и в Сан-Хосе, и в Сан-Франциско, уметь управлять сложными денежными потоками, знать досконально, куда бросить какого человека, разбираться в сложной матрице взаимоотношений с чиновниками, бандитами и предпринимателями. Cможет ли это Мэнни в одиночку? Вряд ли. Ведь, сколько ни говори, что Майк сохранит надзор за дорогой, если станет консильери, на самом деле понятно, что ему тогда придется уделять ей куда меньше времени, сосредоточившись на всех командах сразу.  А в них, по мнению Ринальди, был работы непочатый край – где нет движения вперед, там начинается стагнация. А дуновений свежего ветра, развития, Майкл не видел ни в уделе погруженного, как казалось, сугубо в свои семейные дела Клементе, ни у так и не взявшегося за некогда подсказанную Ринальди затею с онлайн-казино и букмекерскими конторами Роза, ни у сидящего в своем госпитале Винса (как говорится, один у него есть инициативный человек – да и тот Ливия).  Казалось, став капитаном, каждый считал, что можно почивать на лаврах, кейфуя как как какой-нибудь султан Сулейман в своем гареме. А это было неправильно, неправильно и еще раз неправильно, об этом Майки-бой был готов кричать, пока у него не охрипнет горло….
Мрачное сосредоточенное выражение лица Ринальди сохранял и во время процедуры регистрации, и когда они рассаживались по местам, и когда симпатичная стюардесса начала разносить различные напитки. Несколько расслабился он только на двадцатой минуте полета – и заговорил со спутниками.
- Ну что, Сонни, как Агата, связывается с тобой как-то? Различные скайпы и мобильные телефоны никто ведь не отменял, даже и в Мексике. – Помню, когда Сильвана с Джульетт ездили во Францию, я места себе не находил -  эти лягушатники ведь те еще прохиндеи жуликоватые. Обворуют на раз. -  сочувственно сказал Мэнни Фиоре, отхлебывая апельсиновый сок из стаканчика и глядя в иллюминатор. – Да везде всякое бывает – вот у  Сэла Моретти на Сицилии какой-то парнишка на мотоцикле вырвал барсетку с пятью штуками долларов и дорогим фотиком. И все, с концами…. При его-то положении… - хмыкнул Майкл. Менее обобщенно он говорить не мог – в одном из соседних кресел посапывал какой-то упитанный дядя в клетчатой рубашке. Однако иронию того, что андербосса крупного криминального клана из Сан-Франциско обворовали какие-то гопники в Италии, оценить могли все. В досужих разговорах час прошел довольно быстро – и вскоре они уже стояли около аэропорта Линдберг-Филд, в Сан-Диего, а навстречу им, ослепительно улыбаясь, шагал  Дэниель Росси, cолдат Семьи Торелли и дипломированный cкандалист со стажем. В каком-то, c точки зрения Майка, достаточно ублюдочном вельветовом пиджачке песочного цвета,  с позерски закатанными руками,  и тяжелой золотой цепью на шее, он сердечно обнял и расцеловал Майка, затем повернулся к другим гостям из Сакраменто с не менее полными энтузиазма приветствиями.
– Мэнни, как жизнь, старик?  - гангстер фамильярно толкнул Фиоре в плечо, прежде чем протянуть растопыренную пятерню Пульсу. – Какие люди, Пони! Вернее, Сонни! Извиняюсь, от  жары дневной совсем мозги набрекень! – расхохотался собственной шуточке Дэнни – и небрежным жестом указал приезжим на свой «мерседес». Когда все забрались в  автомобиль, Росси немедленно предложил – Может, сначала жахнем, на посошок? Помните бар моего друга, Глаза, который эти херы тогда громить вздумали? Там 150 сортов крафтового пива! Такое есть, что вы в своем Сакраменто и не нюхали! Тони «Глаз» Айс числился собственником заведения, которое было предметом конфликта и дележки во время эпохальной встречи на яхте – и при упоминании о нем в душе капо южной стороны зашевелились худшие подозрения. – Ты, ясное дело, нюхаешь чаще. – двусмысленно сказал он, пристально глядя на Дэниеля – спиртным от него не пахло, но очи поблескивали как-то чрезмерно весело, как после пары таблеток или дозы кокса. – Нет, мы дело делать приехали. Потом – пожалуйста. Слушай, а ты с племянником Грега, Питером, поступил, как следовало?  Не из-за того ли он взъелся?  Росси замахал руками, выпустил руль и чуть не врезался в пронесшийся мимо джип. – Да ты чего, я совсем, что ли? Все сделал, как вы порешали. И извинился перед этим обмудком, и счета оплатил, и свои двадцать процентов с прибыли он получает! Тут хихикнул, повернулся к Сантино. -  Прикинь, закатывается недавно к нам с Глазом в бар  на своей коляске и начинает права качать. Гляжу, больно дерзкий. Говорю – ну хорошо, чем хочешь свою часть получить? Деньгами или сразу памперсами? Мафиозо заржал, склонив голову на баранку. Мэнни неодобрительно произнес  - Тебя же не обострять просили.  Росси фыркнул и метко вышвырнул в окно окурок, ударивший по лобовому стеклу соседней машины и вызвавший негодующий оклик шофера. – Кстати, вот на заднем сидении стволы и биты для вас. – посерьезнев, добавил родственник Фрэнка. – Их там много? Из деловых ребят есть кто? – спросил  Майкл. – Неа, все рабочие и прорабы, но сильно хамовитые. Ну и Толстый Боб Бутоне, cынок Грегова тестя, приглядывает. Это же его папаши фирма строительная….  Постепенно они приближались к Сорренто-Вэлли и  окруженной проволочными заграждениями стройплощадке.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-07 12:56:58)

+1

5

Стоило в офисы охраны остальных "подконтрольных" строек отзвониться тоже, пожалуй - не факт, что ребята Сальвиатти будут форсировать и их тоже, но лучше уж перебдеть, чтобы там никто не расслаблялся, потому как чёрт его знает - Ринальди вот его ребята сообщили о происходящем, а вот подопечные Пульсоне решили на связь с "крышей" положить. Да заодно и дать понять, что что-то происходит, и пусть будут начеку - неровён час, и впрямь, кто-то решит положением воспользоваться, не факт даже, что из Сан-Франциско, а и ушами прохлопают; а они с Ринальди сами потом не заметят, как стройку потеряют окончательно - так оно и бывает зачастую в их бизнесе.
- Понял. - по-солдастки запросто ответил Сонни, усмехнувшись, когда тот сказал про цепочку - это правильно, что вопрос будет одновременно затронут на высших уровнях, пока они будут тратить время на передвижение к самой сути проблемы. Телефоны сейчас и билеты бронировать помогают, и на местности ориентируют, вообще чего только не делают - интересно вот, сколько бы времени они в прежние далёкие времена, которых разве что представители "старой гвардии" и застали, да и то, только частично, потратили бы на всё про всё? А стройка, тем временем, простаивала бы. Сейчас же Гвидо наверняка ничего не стоит связаться с Сан-Франциско и с мобильного. Или на самом деле там всё сложнее? Пульс этого не знал - далёкий от дел верхушки...
Ведя автомобиль в аэропорт, Сонни одновременно тоже делал звонки - и на стройки, и Аарону, не стесняясь того, что Майкл и Мэнни слышат эти разговоры - тайн тут ведь не было никаких, скрывать отношения с Агатой он никогда не пытался, а то, что к ней шёл пацан бонусом - тоже не секрет, говорить в присутствии остальных и вовсе если и не считалось нормой, то предосудительного в этом не было ничего, да и потом, пусть капитан видит, что он хотя бы пытается что-то контролировать. Разве что это порядком раздражает - когда кто-то лопочет рядом. Но тут уж... мало что изменится - они всё равно на нервах сейчас.
- Связывается, конечно - общаемся с ней по скайпу, когда есть свободные минуты. Вместе с Роном иногда... Вроде у неё всё нормально там. - в самолёте телефон уже не включишь, поэтому приходилось скрашивать ожидание старым способом - общением между собой. - Да только ведь не то это всё. Не могу я нормально воспринимать такое общение через экран, это как ненастоящее что-то... - может, у него просто мозг не так заточен; в тюрьме вот мобильников никаких не было, а если и были у кого - то ненадолго и явно не для того, чтобы общаться с другими заключёнными (ну, разве что те были в другой из тюрем - хотя обычно в таких случаях всё-таки на вою звонят), захочешь с кем-то поговорить - изволь сделать это лично. - Я скучаю по ней. И тревожусь, разумеется... Во Франции, может, и обворуют - а там ведь и сразу убить могут при этом. - или даже не сразу. Спасибо, Мэнни, что лишний раз напомнил, кстати - разговор как-то сразу перестал быть приятным, несмотря даже на заметку про Сэла. Интересно, когда это было вообще? Наверное, ещё когда фотоаппараты был плёночными...
Сонни мрачно скривил физиономию, радости Дэнни не разделив и на приветствие промолчав; ясно, что имя он его спутал специально, как и намекнув на то, что морда у него лошадиная - небось, весь день над этой шуткой думал; а то, может, и не один день... И небось и правда успел поддать перед их приездом. Если отбросить в сторону статусы, иногда Росси самого хотелось переехать чем-нибудь. Хотя, не факт, что если бы был шанс оказаться с ним наедине, Сонни и впрямь ненадолго может забыть о том, что он неприкасаемый... А с тем Питером, кстати, Пульс как раз был знаком - выпивали с ним тогда, когда той студией занимались; время-то как раз было запойное - вроде как даже в том же самом заведении. Не слишком заморачиваясь тем, что на две разные Семьи работают, у них ведь все друг друга знают - поэтому и у врагов частенько что лица оказываются знакомые, что имена... как вот сейчас.
- Кстати, какие шансы, что он с этой хернёй и сам как-то связан?.. - у Грега тут родни на целое княжество - а Питер, если ходить и не может, рот-то открывать - вполне, командовать, Сальвиатти ведь неплохо с этим справляется уже со своего инвалидного кресла. Исправить это тоже вполне можно, впрочем. Будет немой и безногий. Пульсоне взял в руки биту, провёл ладонью по древку; оглядел пистолеты, проверив обойму, и оценивающе переглянувшись с Фиоре - стоило отдать должное, здесь Росси точно хорошо постарался. Хотя, хорошо бы, чтобы новенькие стволы им и не понадобились...
- Эй, вы кт... - отреагировавший на появление чужаков на стройке рабочий получил в кадык рукояткой биты с локтя, тут же скорчась на бетонном полу и начав откашливаясь; привлекая к себе внимание остальных строителей - Сонни, как наименее значимый из всей четвёрки, взял инициативу на себя:
- Значит, так: пока не будет дальнейших распоряжений, здесь никто больше не работает. Кто из вас Бутоне?
- оглядел присутствующих - Боба он в лицо не знал, а в рабочих костюмах, поди ещё разбери, кто тут самый толстый.

+1

6

- Я уверен, что тут без Питера не обошлось, наверняка против нас настроил Грега с Джеком, сволочь. – оживился при сделанном Сонни предположении Даниель. Ему подвести под монастырь старого врага было, разумеется, в охотку – хотя что и как тут обстояло на самом деле, они знать не могли. Впрочем,  лично Майкл не исключал, что племянничек тоже мог дудеть дяде в уши – но в итоге все решал дон Джакомо и без его приказов вряд ли бы что-то подобное бы случилось. И это напрягало капитана южной стороны больше всего.
Несмотря на вечернее время, на строительной площадке работа шла уже полными темпами  - ездила разнообразная техника, рабочие в пыльных спецовках носили ведра с цементом и лениво матерились,  тут же разгружали какие-то бревна и кирпичи. Как и полагается, засрано было всюду ужасно – валялись  cэндвичные упаковки из фольги, пакеты из-под «Макдональдса» и «БургерКинга»,  осколки бутылок и такое обилие окурков, что министерство здравоохранения пришло бы в смертельный ужас. Группка гастарбайтеров (по виду, откуда-то с востока) уже шабашили на расстеленном на каменной плите байковом одеяле, поедая какую-то шаурму и ругаясь на странном щебечущем наречии.
Когда Пульсоне своими недвусмысленными словами и действиями прервал отдых честных трудяг,  вперед немедленно выдвинулся дюжий прораб с наглым лицом, сопровождаемым несколькими крепкими рабочими. – Вы охерели тут? Чего вам надо? Пшли вон, пока эти палки в жопы не засунули! Растянув губы в предвкушающей улыбочке, Дэнни свистяще прошептал Майку на ухо. – Вот эти пиздили наших ребят, вместе с жирным. Где он, кстати?  На это Майк отвечать не стал, ибо сам осведомлен не был. Вместо этого капо развел руки, одной из которых держал биту, и шагнул в стороне мордатого бригадира. – Ты глухой? Вам только что сказал этот джентльмен… И в следующую минуту лакированный ботинок Ринальди наотмашь ударил бугая в пах, а когда тот согнулся,  изумленно тараща глаза и хватаясь за яйца, Мэнни Фиоре оглоушил его по затылку дубинкой, с такой силой, что у того из ноздрей потоком хлынула кровь. – Вы, блять, отсюда сваливаете,  вам здесь не работать. Это чужая зона. Только что весьма бравые пролетарии  из прорабского окружения стушевались и смешались с остальными -  и тогда Фиоре и Росси вошли прямо в толпу,  шлепая битами по головам и спинам, раздавая пинки, переворачивая  пластиковые стулья. – Собирайте манатки, живо отсюда, иначе вся ляжете! – рявкнул своим устрашающим голосом Эммануэле  - и вскоре людская масса зашевелилась, быстро хватая свои рюкзаки и накидывая куртки. Те, кто был нерасторопен или пытался спорить, быстро падали в грязь с расквашенным мордам – и затем становились динамичнее и покладистее. А когда Дэниель, похохатывая, сделал рабочим пару выстрелов под ноги – те и вовсе начали панически удирать.
- Эй, все на место! Что скачете как блохи? -  низкий, поперек себя шире, с лицом как блин, Толстый Боб Бутоне, переваливаясь, шагал со стороны одного из фургончиков и протирал свинячьи глаза. Он явно только что крепко и сладко спал – и то, что его дрему прервали, ему весьма не нравилось. Из-за резинки шорт у него торчала рукоять пистолета. В первую очередь его взгляд упал на Пульсоне и он, с видом хозяина, подошел к нему. Доблестный гангстер из команды Бурундука явно здорово поддал – его покачивало, а на остальных гостей из Сакраменто он не обращал никакого внимания – Ты тут возникаешь, обглодыш? Да ты в курсе, кто я? С этими словами он  сильно пихнул Сонни в грудь жирной рукой и потянул к себе пушку. Капореджиме лишь ухмыльнулся и сделал Росси и Дэнни жест - чтобы  не вмешивались. Когда же увесистый соучастник оказался в горизонтальном положении, нагнулся к нему и прошептал. – На этой площадке будет строить Хэзел, так и передай Грегу, понял? И охрана наша. Видимо вышла какая-то неувязочка, мы понимаем.  По-акульи обнажил белые зубы. – Вряд ли вы были бы так опрометчивы, чтобы пробовать нас кинуть, да?  С этими словами он двинулся прочь, в сопровождении своих людей. Дэниель Росси, правда, не удержался от того, чтобы не остановиться и не хорошенько отпинать толстяка по ребрам, закончив все метким плевком бандиту на пузо. Тот только стонал. – Он еще три штуки зажилил, сука, что мне проиграл в апреле. – мстительно сказал родственник жены Фрэнка. – Ну что, ребят, про кружечке в баре Айса? Клянусь Богом, такого вы не пивали еще.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-08 12:23:18)

+1

7

Сонни шагнул вслед за Майклом, но держался чуть позади, не желая влезать в драку - по крайней мере, до тех пор, пока "сопровождающие" прораба тоже не вмешаются, и шкиперу может потребоваться поддержка; те, однако же, тут же разбежались врассыпную, сделав лица куда попроще, когда Майк расправился с их предводителем, оставив его лежать в луже собственной крови - по принципу баранов, потерявших вожака своего стада, не иначе. Даже обидно - а понтов-то столько было, что Пульсу прям интересно даже стало, как они будут им эти "палки" засовывать... если бы это иго татаро-монгольское собралось бы всё вместе, это, может быть, у них и получилось бы, да только смысл им лезть в это пекло? Дэнни и Мэнни решили отыграться за сорванную потасовку, раздав тумаков вообще всем, кто под руку попадётся, чисто для разгона; Сонни присоединился, хотя уже и без особого энтузиазма - к терпилам эти, что на стройке за свои гроши вкалывали, у него претензий никаких не было, так что и калечить их - ни интереса, ни смысла, да может и во вред даже, вывеска-то смениться на ту, которая была - а работать, возможно, те же самые ребята и продолжат. И уж точно огонь открывать не стоило...
- Дэнни, Дэнни, остынь. Хватит. - не дай бог ещё впрямь пристрелит кого, промахнувшись, или рикошетом подранит - хлопот потом не оберёшься, их самих отсюда точно так же выпнут: только не битами, а менее массивными дубинками, хоть и тоже деревянными; и не на все четыре стороны, как они с рабочими поступили, а в тюрьму прямиком, а стройка ни нашим, ни вашим - вообще встанет. Пульсоне, в силу рода своей деятельности, игру с оружием вообще не одобрял - стволы "игрушками" именуются только в шутку или конспирации ради, оружие уход любит и обращение бережное, этому в армии ещё учили... с этого, в принципе, всё и начиналось в учебке, "дайте своим винтовкам имена - это единственные девушки, с которыми вы будете спать в ближайшее время"...
И только эхо от выстрелов, гулко раскатившись по площадке, предвещая вопрос "И что теперь?" (никаких Бобов они ведь так и не нашли), как главный управляющий стройки всё-таки соизволил показать им свой светлый лик - и, как оказалось, он был не только пьяный и жирный, так ещё и толкался довольно-таки сильно для своего роста - хоть со стороны, наверное, забавно смотрелось, как этот низкорослый колобок наезжает на дюжего Пульса, качая свои права, но устоять на ногах Сонни и действительно было не так-то просто, соучастник качнулся, сделав пару шагов назад и уткнувшись в стену спиной. Однако же, заметив, что толстяк потянул свою руку к пушке, сориентировался, взяв да и метнув в него свою бейсбольную биту, как бумеранг - и тут же оттолкнулся от стены, полетев за ней следом: спортивный снаряд, ткнув Бобу в плоский лобешник, больше дезориентировал его, чем сделал больно, следом пушка его покатилась к ногам Фиоре, выбирая ударом кулака Пульсоне по жирному локтю, и Бутоне, оказавшись безоружным, был уже беззащитен перед Сонни. Правда вот, завалить его оказалось и делом не таким уж и простым - казалось, что брат жены Бурундука настолько идеально круглый, что его, как не поверни, всё равно останется в вертикальном положении - как мяч волейбольный, никто ведь не задумывается о том, где у него верх, а где низ; только спортивные мячи обычно лёгкие, а Боб, отожрав себе жопу и брюхо, массу имел довольно приличную, как и жировую прослойку - отчаявшись вообще добраться до жизненно важных органов сквозь жировые отложения, Сонни, пару раз двинув его коленом по обвисшему пузу, в корне изменил боевую тактику, сомкнув руки на его шее и начав попросту душить, пока тот не начал потихоньку обмякать в его руках, растекаясь, как безвольная масса... ощущения при всё при этом - вот прямо как тесто месить, что до горла, скрытое тремя подбородками, добираясь, что по складкам пиная, которые в ответ чуть только не хлюпали; как ещё только Росси у него рёбра умудрился найти - вот загадка. Пульсоне аж сам покраснел от натуги и запыхался немного, отпихивая его от себя, и руками встряхивая, словно испачкался в чём-то, наблюдая за тем, как Ринальди подводит итог всему происходящему, обращаясь к полузадушенному Бутоне; затем - подобрал свою биту, и последовал вслед за остальными, закинув её на плечо.
- Не откажусь. - согласно кивнул. За знакомство с ещё одним родственничком Грега, пожалуй, можно было бы выпить - жаль, конечно, что при таком раскладе; вообще-то, Сонни всегда уважал Бурундука - он вот был семьянином, дела вёл хоть и жёстко, но по-честному, и босса своего уважал - это жизнь сейчас их по разные стороны расставила, хотелось бы думать, что ни он, ни Боб, происходящее не воспримут, как нечто личное - да и Пульсоне отца жены Грега, вроде бы, не покалечил, старик скоро продышится, как ни в чём не бывало. Так что в то, что приказы шли от Сальвиатти, Сонни поверил бы вполне охотно - поскольку ему просто хотелось бы в это поверить. - Со стройкой что теперь? Мне позвонить охране, сказать, чтобы возвращались на рабочие места? - спросил Пульс, возвращаясь в автомобиль и убирая биту обратно под сидение.

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-06-08 17:04:43)

+1

8

- Ты не жестил бы, сто раз тебе говорю уже. – сердито сказал Ринальди двоюродному брату Джульетт, когда они опять оказались в его «мерседесе».  Пока отъезжали от площадки, мафиози краем глаза наблюдал, как со стройки сваливают рабочие – группками и поодиночке, они влезали в свои микроавтобусы, толкаясь и роняя из своих сумок провизию и запасные носки. Некоторые стирали с лиц багровую юшку,  у других физиономии были украшены изрядными фингалами, напоминавшими созревшие сливы – впрочем, кроме жиробаса Бутоне и тупого прораба, сильно никто не пострадал. Целью было их припугнуть, а не сделать калеками – и это явно удалось. – Шмалять вообще незачем было. И бурдюку этому толстому Сонни и без тебя все доказал! Дэнни же пребывал в легкой эйфории, которая всегда им овладевала, когда он считал, что кого-то поимел. Вовсю вертя руль, солдат Торелли то и дело нажимал на клаксон, перестраивался из ряда в ряд, кидал в окно бесчисленные бычки. Благо, время было позднее,  а дорога пустая. От слов капитана он отмахнулся. – Да ладно, не нервничай ты! Их проучить надо было конкретно. Я бы вообще этому мудаку жирному обе ноги прострелил. Прикиньте, фото – Грег с семейкой, оба родственничка на инвалидных колясках! Хоть на доску почета вешай, как тех, кто инвалидов усыновляет! Опять загоготал, радуясь собственной шутке, заколотил рукой по приборной панели. – За дорогой гляди, е-мое!  - уже серьезно разозлившись, рявкнул Майкл, толкая Росси в бок, затем обратился к Сонни. – Да, позвони охранникам. Я уже кинул смску Большому Джону, чтобы запускал пацанов Хэзела. Но так просто это не окончится, Придется забивать стрелку.  Дэнни, тем временем, остановил тачку около невысокого здания, над которым горела неоновая вывеска. На ней пляшущими желтыми буквами было написано «ДжинглДжанглБар» - и изображен пистолет, скрещенный с бананом. Типичный Дэнни – и друзья у него такие же. Как же не продемонстрировать миру, что ты крутой парень, на каждом шагу всем этим в нос тыкая. – У  него санитарные проверяющие пару дней были, не работал – потому сегодня нас одних будет угощать! Войдя внутри, гангстеры обнаружили вполне  продуманную обстановку – вертящиеся столики, на стенах прыгающие среди лиан обезьяны,  какие-то уродливые африканские маски. Около барной стойки, в форме здоровенной пальмы, их уже ждал рослый косоглазый малый в красной бандане и слаксах, с длинным крючковатым носом на изможденном лице. Тот самый Тони «Глаз» Айс - Какие люди! Заходите, заходите! –  засуетился, доставая кружки. Росси представил спутников, затем с гордостью показал на стену за барной стойкой. Она была, c пола до потолка, покрыта пробками от пивных бутылок. Красными, черными, зелеными, фиолетовыми.  Китайскими, немецкими, британскими, чуть ли не турецкими. – Это все сорта пива, что есть у Глаза в ассортименте. Видите, какой кабак мировой? Недаром эти хрены с бугра его отжать хотели. Тони с достоинством кивнул головой. – Да, вот, например, «Асахи» разливное, японское! В Сан-Франциско такое мало где найдете. Или английский «ХониБирСпешл», реально медом отдает. А вы что будете?  Ринальди, подумав, указал на кран с летающими полосатыми насекомыми. – Вот это то самое, медовое? Давай его. Консервативный Мэнни решил решил ограничиться калифорнийским элем, Дэнни с владельцем баром вооружились пинтами с темным чешским «Старопоповицким Козлом» - А ты, Сонни, что будешь?
Когда напитки разлили, разговор, естественно, зашел о сан-диегских делах. – Этот Бурундук и его семейка вообразили, что всем тут владеют. – с жаром начал говорить Росси, покачиваясь на каблуках и расплескивая пиво. – И он сам, и батяня его жены припадочный, и этот Питер-пидор… Майкл никак комментировать не стал, вместо этого отхлебнул пчелиного нектара – в самом деле было здоровское, медовый вкус чувствовался отчетливо. – Он уезжал сейчас на пару дней, провел их в Лос-Анджелесе. У нас с ним один газонокосильщик работает, сказал мне. – заметил Глаз, отдуваясь и обтирая с губ пену. Многозначительно приподнял палец вверх. – А он выезжать из Сан-Диего не любит, очень редко это делает.  Капитан южной стороны угрюмо посмотрел на висевший возле входа в мужской туалет плакат с Дэвидом Бекхэмом, плохо вписывавшийся в тропический интерьер бара. Теперь уже совершенно ясно, что Феррони только что ездил за инструкциями к Большому Джеку. – Не похоже, чтобы они были готовы к нашему визиту, э? –  негромко спросил Майк у Мэнни и Пульса, чокаясь с ними. Это было и странно – должны были ожидать, должны были. А даже серьезных людей со стволами, кроме бухого в дупел Боба, не выставили - Не нравится мне это. Росси пожал плечами. – У Грега задница вместо головы, он сначала сделает, а потом подумает! Пустил пивную кружку по стойке, так, что она завращалась словно волчок. - Закуски кто-нибудь хочет? Кухня не работает, но  есть чипсы, наччос, кесадильи холодные… - начал подробно перечислять Тони Айс, и капитан южной стороны едва заметно улыбнулся – характерные все были блюда, явно ориентирующееся на преобладающую в Сан-Диего латинскоамериканскую клиентуру. – У тебя ведь и ржаные отруби есть, да, Тони? -  с невинным видом спросил Дэниель у приятеля. Глаз кивнул головой. – Есть, конечно, ты разве хочешь? Даниель протестующе поднял вверх ладони. – Не, я просто подумал – ты их людям жрать даешь, а обычно такое любят п… пони… При последнем слове он покосился на Пульсоне и прыснул мелким смешком.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-30 12:04:08)

+1

9

С таким стилем вождения Дэнни, как бы им самим на ортопедических колясках не оказаться, подумал Пульс, и тихо усмехнулся самому себе - вот уж действительно, тогда бы они все вместе смотрелись бы, бандиты-инвалиды. Впрочем, зря они так потешаются, человек, который провёл достаточно времени в инвалидном кресле, причём, провёл его с пользой, вполне может использовать и потенциал своих "колёс", Сонни вот видел издали, как в тюрьме тот же самый парализованный чернокожий Вудман упражнялся в своём кресле - некоторые так ноги не передвигают, как он - колёса. Питер тоже парень ещё молодой, так что тоже, того и гляди, ещё через пару лет Росси отомстит (если оба проживут ещё эту пару лет, конечно), наваляв даже не вставая со своего кресла, и им же и переедет потом... да и не обязательно креслом, впрочем, что касается автомобилей, так ручное управление давно уже придумали, и для паралитиков, и для безногих - переучиться ездить куда проще будет, а уж на то, чтобы машину переоборудовать, он денег возьмёт откуда-нибудь - той же компенсации от Росси вполне может хватить.
На самом деле, Сонни, разумеется, не о них двоих думал - просто видя перед собой такой пример, невольно начинал задумываться о том, как бы чувствовал себя на их месте: вот если бы у него, а не у кого-то другого, отказали бы ноги, или руки, или ещё что-нибудь?.. Или у кого-то, кто дорог ему (не знаешь уж, что и хуже)? Дело, которым они занимаются, всё-таки не только для жизни опасно, но и для здоровья тоже - убийство как раз-таки мера всё-таки крайняя, иначе давно бы уже друг друга перебили, да и покойника уже ничему не научишь, его закопают - и дело с концом; а вот яркая отметина, вроде инвалидного кресла, или культи вместо ноги, или кривой походки при поддержке трости, потому что колено отсутствует, это заметно будет всем.
- Да как скажешь. - надо будет - Сонни и на стрелку пойдёт, без вопросов; дело-то общее делают - и воруют ребята Грега уже у всех; вернее, это и не воровство даже, воруют обычно тихо и помаленьку, а Ферроне со своей колонией бурундуков берёт, даже не стесняясь, положив на все договорённости - и в глаза им ссыт при этом; так Пульс это видел, по крайней мере - что там уровне Сальвиатти, даже влезать не пытался, это уже пусть Майк и глава Семьи разруливают. Его дело - дать по башке, кому надо, ну и выстрелить, если придётся... давать советы шкиперу по поводу того, что стоит сделать, желания не было, да и мыслей умных, честно говоря, по этому поводу тоже пока не появилось.
- Здорово! - прямо как в "502", только для своих и никаких лишних ушей и глаз, прямо то, что надо, когда ты надрал кому-то задницу пять минут назад и желаешь остыть после схватки - Дэнни-то вполне можно в этом случае понять, всех охватывает определённый мандраж в такие моменты: кто-то крови жаждет, кто-то курить начинает, как паровоз, а кто-то попросту трусит...
С таким оформлением, "ДжинглДжанглБар" смотрелся бы неплохо где-нибудь в Майами, пожалуй; но в Сан-Диего, на вкус Пульса, всё это было немного неуместно, несмотря даже на то, что пальмы и тут растут, маски шаманов-вуддистов, или что это такое на стене весело, и вовсе отдавало Африкой - и "баклажанами", но никак не привычными для итальянцев шаблонами. Впрочем, тем не менее, заведение было довольно приятным, в своём собственном стиле - явно Тони Айс относился к делу с душой; как вот и Мэнни к "502".
- Ничего себе! И где только оно у вас всё помещается?
- присвистнул Пульс, взглянув на продемонстрированную стену - нет, тут ребята мистера Фиоре, не в обиду ему сказать, переплюнули; всё-таки "яркая" сторона Дэнни имеет и положительные результаты, здесь, в принципе, и без остального бара целая бизнес-идея в готовом варианте - даже несколько, хоть вечер дегустации, хоть музей пивной, хоть клуб любителей пенного, на выбор. Наверное, друг Фредо, Дитер, оценил бы - никто ведь так не понимает в пиве, нежели немцы, правильно?
- А Mamma Mia Pizza Beer есть? Давно хотел попробовать... - Чейн как-то нашептал (и в прямом смысле, и в переносном), что в его родном Чикаго  такое продавалось - пиво со вкусом пиццы, мол, пивоварня такая есть где-то в Иллинойсе, где-то не так уж далеко. Только вот популярности особой за пределами того же Иллинойса не сыскало, может, из-за объёма производства, может, ещё из-за чего; в Сакраменто такое не продавалось точно - вроде во всей Калифорнии было два-три места, где можно было затариться: в Риверсайде, например, но туда переться только ради того, чтобы пива попить - это как сильно надо заскучать?
- А этот Боб, он не того... не косячил у Грега в последнее время, не знаешь? - Пульс освежился, глотнув необычного пива, и в голову всё-таки пришла, какая-никакая, но свежая мысль - может, Бурундук брата жены своей проучить хотел таким образом, их руками - выставить его хозяином на стройке, без прикрытия... А может, просто не думал, что они доберутся до Сан-Диего так быстро - они и сами ведь не ожидали, что бронь освободится.
- Дэниэл, у тебя проблема, что ли? - только букет творения жителей Иллинойса начал раскрываться, как Росси опять умудрился всё обосрать на корню; дальше что, шутки про ячмень начнутся, из которого пиво и варят, собственно? - Может, ты... - фразу договорить Пульс, к счастью или сожалению, не успел - внимание расслаблявшихся гангстеров привлёк резкий звон стекла. В помещение влетело что-то яркое, и тут же вспыхнуло, объяв пламенем сразу несколько столиков, ближайших ко входу.

+1

10

- Где помещается? Смотри, у меня одних краников несколько десятков, с бочковым пивом! А остальное – бутылочное, вот в той комнате. – Тони Айс кивнул на находящуюся за стойкой дверь, в которую и ушел, услышав необычное пожелание Пульса.
– Держи, у меня всего пара штук их есть. Затем гордо добавил. – Это что, мне скоро еще «Билк» привезут, японское пиво с молоком. Явно Глаз был настоящим энтузиастом своего дела, на правильном месте находился.
- Рисковый ты парень, говорят, оно помидорами и чесноком отдает. – с сомнением сказал  Майки, наблюдая как Сонни наливает себе из украшенной рисунком парочки в поварских колпаках бутылки пиво со вкусом пиццы. – Я как-то картофельную водку пробовал… Гадость жуткая. Сделал еще глоток медового напитка, взял с предложенной владельцем бара тарелки несколько гренок. Мэнни, тем временем, серьезно обдумывал предположение Пульсоне. – Толстый Боб вообще дундук тот еще – и косячил не раз.  Его Бурундук только ради жены держит. Вполне мог его и подставить. – Может и придется нам отложить заезд на стройку,  если эту херню Феррони по приказу из ЛА творил. Если Сальвиатти серьезно намерен с нами бодаться, тут боками намятыми не ограничится. Бывают банды, которым достаточно просто получить по носу, чтобы прекратить наезды свои. Так сказать, нужно пояснить им мягко, что раком они тебя не поставят. После этого такие вот задиры быстро становятся покладистыми, с ними можно работать – однако дон Джакомо не из этих. Он привык всех подчинять своей воле – и из той породы людей, что на сказанное поперек слово отвечают выстрелом в голову. Тут снова начал выделываться Дэнни, принявшийся цепляться  к Пульсу. Капитан хотел был его оборвать – но внезапно окно разлетелось вдребезги, окатив обалдевших гангстеров каскадом осколков. А затем все вокруг вспыхнуло огнем, как будто они оказались в аду, временно замаскированном под точку общественного питания.
Сначала пламя охватило несколько столиков, затем перекинулась на стойку, потом на злобно оскаленные вудуистские маски. Запахло паленым деревом и горящим пластиком, повалил дым. - Мой бар! – завыл Тони Айс - и попытался было заглушить языки огня скатертью, на которую вылил бутыль минеральной воды. Естественно, та только зашипела в руках, потом также загорелась. -  Брось ее, блять! Пожарных сейчас вызовем! – почти взвизгнул Дэнни - и первый кинулся к входной двери. Схватился за медную ручку, приоткрыл – и отшатнулся, так как над ухом у него застрекотала короткая автоматная очередь. Пули разнесли все еще стоящие на столешнице пивные кружки – и брызги хмельного напитка окатили растерянно замершего Мэнни. Именно в этот момент мобстерам стало окончательно ясно, что они находятся под атакой. – Быстрее! Где тут черный ход, блять? – Ринальди ухватил за глотку бессмысленно что-то лепечущего Глаза, и тот ткнул пальцем куда-то вправо. – Там… Через внутренний дворик... Не мешкая и таща за собой за собой Фиоре, капо южной стороны, маня остальных, ринулся наружу. Пара секунд – и они, протолкнувшись через казавшийся странно узким коридорчик, наконец глотнули свежего воздуха. И затем увидели направленные прямо на них черные стволы.
- Одно движение – и ляжете все. -  маленький живчик Грег Феррони, в своей обычной куртке грубой кожи,  предупреждающе пошевелил кольтом. Сделал шаг вперед  - и холодная сталь уже прижималась к горлу Майка. Тот затаил дыханием и краем глаза окинул дворик – за спиной у  Бурундука,  долговязый и сморщенный как Фредди Крюгер из фильмов, маячил один из его солдат,  Том «Титти» Титтоне. Рядом поигрывал бицепсами некто «Пупс» Кальдеро,  почти двухметровый громила с невнятным лицом и шеей как у быка, исполнявший обязанности главного инфорсера*. За ним несколько скромнее стояли и другие отморозки  - однако их биографии и личности интересовали Майка несколько меньше, чем направленные на них пушки.
- Ты, я вижу, совсем опух. Мало что беспредельничаешь, кидаешь нас – так еще у  меня перед лицом своей пукалкой трясешь? – стараясь говорить спокойно, промолвил Майкл, пристально глядя Грегу прямо в глаза.  – Ну давай, cтреляй, блять! Потом  тебя вся Комиссия на куски рвать будет! Стреляй! Только бы в самом деле не выстрелил, козел мелкий. С него станется, обычно в делах пусть и жесткий, но честный, Бурундук был славен тем, что иногда на него «находило». Вспомнилось почему-то, как он утопил одного недруга в наполненном туалете, причем общественном – и посетители на следующее утро обнаружили торчащие из толчка голые волосатые ноги…
- Я беспредельщик? Да это вы все берега попутали похоже. – интересно, что при этих грозных словах Грегори смотрел в пространство и говорил нарочито громко, как бы распаляя себя. – Сколько я терпел этого ублюдка, родственничка Альтиери? А теперь из-за него Боб в больнице, он ему ребро сломал! Тут Майку отчетливо вспомнилось, как Росси пинал лежащего на земле толстяка Бутоне. Дэниель же сохранял скромное молчание, время от времени облизывая явно пересохшие губы. – Вбей себе в башку это, Майк, и запомни – это наша территория и здесь распоряжаться будем мы. Катите себе обратно в свое проперженное Сакраменто. А чтобы получше запомнили… Кивнул «Пупсу» (черт, как же его звать-то, на самом деле?) Кальдеро, тот приподнял свой кольт. Затем обратился к Дэнни, указывая на Тони Айса – Это ведь из-за этого хера ты Питера изуродовал? Жест – и пистолет в руках громилы рявкнул. Глаз схватился за шею, захрипел, из его рта потекли кровавые слюни – а затем он завалился набок. – И еще на закусочку! – капитан Семьи Крусанти с размаху ударил Росси кулаком по лицу, сбивая с ног, затем принялся топтать ногами в тяжелых армейских, со стальными клепками, ботинках.  Дернувшийся было Ринальди получил от «Пупса» сильный тычок в живот,  а, когда согнулся, его крепко хватили по затылку рукоятью револьвера. Свернувшись от боли в клубок, он успел услышать, как кричит Мэнни – и заметить, как  Бурундук и Пупс избивают прижатого к забору Пульса.  – Вам не жить, cволочи… - прошептал он – и закашлялся от попавшей в рот пыли.

*Инфорсер (enforcer) - вышибала, исполнитель силовых акций

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-09 17:33:41)

+2

11

Сонни вся эта пивная затея заинтересовала и с технической точки зрения тоже - не в пространстве ведь даже дело, пиво ведь нужно не просто так хранить, а при определённых условиях, иначе испортится вся эта внушительная коллекция довольно быстро; хорошая, в общем, комната, и заведение у Тони "Глаза" отличное - вроде как и в таком свете даже маски смотрятся как-то по-особому, не то, чтобы это делало их шибко подходящими к месту, но - они создают необычность не только внешнюю, но и внутреннюю тоже, одна фишка дополняет другую: ассоциативно каждый в городе знает, где необычного пива можно попробовать - где маски африканские висят...
- С молоком? И это вкусно? - удивился Пульсоне, разглядывая пивную этикетку. Ну, сразу видно, что американцы делали - только в их стране могли создать такой незамысловатый дизайн, запечатлев на них свои собственные улыбающиеся рожи поверх стереотипных штампов; и Сонни не Италию имел в виду - а как раз-таки Америку, несмотря даже на то, что этикетка была в стиле итальянского флага. Ну, да чего уж там, американцы на каждую пиццу его готовы пришпилить; так что и не удивительно (нет, а что ещё, собственно, на пиво с таким названием прикрепить - деву Марию?).
- Ну, сейчас и выясним... - усмехнулся Сонни в ответ Майку, наполняя свою кружку. Ни помидоров, ни чеснока он не боялся, да и пиво с пиццей и по отдельности сочетается довольно-таки неплохо, так что сомнений идея смешать одно с другим у него не вызывала; а вот представить себе, как пенное будет с молоком сочетаться - да, было сложнее; только японцам и пришло бы в голову пиво молоком запивать, пожалуй. Хотя, Пульсоне и впрямь рисковый и до впечатлений жадный - попробовал бы, если бы предложили. Вряд ли отравился бы.
Пульс только покивал, когда разговор зашёл про Сальвиатти - мужик он серьёзный, было видно ещё на той встрече, на яхте, тычками тут точно не ограничишься; но ничего сказал при этом, просто наслаждался своим пивом. Да, пожалуй, отдавало помидорами - но притом, Сонни зато закусывать потребности не видел, ни отрубями, ни чем-то ещё... Вроде как и ешь, и пьёшь одновременно. Вот с картофельной водкой вряд ли такие ощущения будут...
Их разговоры прервала влетевшая в окно бара бутылка, и явно не с пивом, а чем-то намного покрепче; теперь эта субстанция разлилась по всему помещению, вспыхнув иссиня-оранжевым пламенем, тут же перекинувшегося с основного своего "топлива" на всё остальное, до чего только мог добраться - дерево, пластик, затем декор и маски, стены, весь бар тут же превратился в сплошной фитиль, только вместо взрывчатки их собственные жизни были на конце - а жадное пламя и их заберёт легко и быстро, если доберётся, и даже пивные бочонки не остановят... Впрочем, попытаться стоило - хотя бы замедлить пламя; Сонни, оказавшийся последним из всех, кто спешно покидал помещение, прячась за стойкой от выстрелов, начал спешно открывать хвалёные Тони Айсом краники, пока остальные втискивались в узкий проход - за что и поплатился, впрочем, когда шальной язык бензинового пламени ощутимо и жадно "лизнул" ему обе ладони...
- Ебёна мать!!! - прижав обожжённые руки к животу и дёргаясь от боли, Сонни выбежал наружу - но тут оказалось, что проблемы их далеко ещё не закончены; позади шипело, испаряясь, пиво редких сортов, а Грег показался даже раньше, чем Пульс сумел сообразить, кому вообще стоило быть благодарным за сожжение и обстрел бара...
Шкиперы начали орать друг на друга, затем Пупс пристерлил косоглазого, а Пульсоне даже сделать ведь ничего не мог в ответ - даже не только из-за дул нескольких стволов, направленных в их сторону, чёрта с два парни Ферроне палить бы решились, если бы он и вправду сцепился бы с их капо или Пупсом, из боязни своих подстрелить, но он теперь и обожжённые пальцы в кулаки сжать не мог как следует - только и оставалось, что удары принимать и терпеть, одна боль, хотя бы, уменьшает другую. А с ним Грег явно не церемонился - если Тони Айса он попросту пристрелил, как самого ненужного, то на нём, как ещё не на члене организации, но идущего в эту сторону, отыграться собрался по полной, зная, что особо не предъявят... хорошо хоть, инвалидом не сделал, как Дэнни Питера, или вообще не пристрелил, устрашения ради... впрочем, по поводу первого, ещё не факт, если взглянуть на его руки теперь. Заметив ожоги, Грег прекратил работать кулаками, и, с улыбкой кивнув Пупсу, наступил своим тяжёлым ботинком на ладонь Сонни, заставив того корчиться ещё сильнее, крича так, что наверняка даже на улице стало слышно.
Видимо, удовлетворившись этим, Бурундук кивнул остальным - и его парни, один за другим, начали быстро, но без сильно заметной спешки, покидать место действия, пряча оружие под одеждой; и даже сквозь шум огня слышно было, как где-то хлопают автомобильные двери. Последним ушёл сам Грег, оглядев побитых Торелли на прощание...
- Чёрт... Тони! - Сонни с трудом поднялся на ноги, пытаясь пошевелить пальцами руки. Впрочем, он-то, и впрямь, сумел подняться - а вот "Глаз", кажется, своё заведение очень ненадолго пережил.

+1

12

Когда легко отделавшийся Майк поднялся с земли – и был вынужден все-таки ухватиться за подошедшего к нему Мэнни, ибо голова трещала и кружилась безбожно – вокруг него быстро собрались тяжело избитые Торелли. У Мэнни скулы заплыли от синяков  - и теперь он сосредоточенно отплевывался собственными зубами, судя по мрачному выражению лица уже прикидывая стоимость имплантов.  Однако хуже всего, видно, досталось Пульсу и Дэнни– если на капитана и его правую руку наехали ретивые соучастники  с Титтоне, то сидевшего у Грега в печенках свойственника Альтиери и, на свою беду, поучаствовавшего в поединке с Толстым Бобом Сантино, целенаправленно колотили под руководством Бурундука.  С удивлением рассматривающий свой окровавленный пиджак Росси приподнял как-то странно искривленную левую руку. – В двух местах сломал, походу. – жалобно сказал он, моргая слезящимися глазами. Затем прихромал к Тони, было нагнулся над ним. – Он был хорошим парнем – и не виноват в блудняке с Питером, ни на минуту… Отряхивающий с себя пыль Ринальди даже удивился – впервые он видел, чтобы Дэниель высказывал жалость к кому-то, кроме себя. – Не трогай его, ему уже не поможешь, надо сваливать отсюда. -  пошатываясь, будто пьяный матрос во время отлучки на берег, вышел в грязноватый переулок, прилегающий к бару, в сопровождении своих людей. Приезда полиции ждать не хотелось, пусть они тут были и скорее потерпевшими – зачем лишние вопросы? Вызовут потом на допрос – так вызовут. -  У него там камер не установлено? – рассеянно, слегка нараспев спросил у Дэнни, попутно пытаясь смирить, упорядочить безумную, все более охватывающую все существо, злобу. Месть должна делаться с холодной головой. – Неа. А что дальше, шкип? К Гвидо поедем? - спросил Дэниель, голосом, сильно напомнившим Майклу о впервые получившем отпор от сопливого младшеклассника школьном задире. – Сейчас подумаю… Вот пидорасы! Всех положим, на хуй! И их блядских родственников тоже!  – выдержка в этот момент оставила капитана южной стороны, он с размаху ударил по урне с мусором, которая покатилась по земле. Затем прыгнул на рассыпавшийся хлам, с наслаждением давя модными ботинками стеклянные бутылки. Пока душа давала волю гневу, разум холодно размышлял – что все это значит? Бурундук не только убил одного из их людей, но и поднял руки на двух посвященных членов мафии, что вообще было грубейшим нарушением Правил, могущим караться и смертью. Значит,  намеренно перешел черту допустимого, открыто продемонстрировал, что не уважает сакраментян и положил на их положение и требования большой прибор.  Но при этом Майкла с  Мэнни не убил, что было бы откровенным объявлением немедленной войны и им, и всем принципам Коза Ностра – то есть, хочет, чтобы стрелять начали не сразу, а принялись за тягостные переговоры? Или, наоборот, спровоцировать Монтанелли на пролитие «посвященной» крови первым? Или… Хер его знает, но понятно, что Сальвиатти желает, чтобы они отправили какой-то посыл дону – но какой?
- Он этого и хочет, чтобы мы вернулись в Сакраменто сейчас – и либо начали устраивать ситдауны, либо сразу по ним врезали. Мы и вернемся… но ведь не сразу, парни… -  привычная волчья улыбка заиграла на губах Ринальди – и он, приподняв телефон, помахал перед лицами  Пульса, Фиоре и Росси. Экранчик говорил сам за себя, там красовалась красноречивая смска от Джона Моры: «Мы на месте». 
Через какое-то время, после недолгой поездки на «мерседесе» Дэниеля (в этот раз за рулем сидел cам капо, а Росси громко стонал и закатывал глаза на заднем сидении), итальянцы оказались за уединенным столом в паршивенькой кофейне.  На кожаном диване и пластиковых стульях, помимо уже упомянутых людей, сидели Большой Джон Мора, Одноухий Дамиани,  король всея профсоюзов ДиМарко и два соучастника  - вечно замызганный Энди Кубино и монструозный администратор клуба Доллз, Беппо Горлеоне. Прямо зондеркоманда, мля. При других обстоятельствах Майки наверное попенял бы Большому Джону, в духе старого умирающего еврея из анекдота «Все у моей кровати? А кто же в лавке остался??». Но сейчас такое многолюдие пришлось, как нельзя, кстати.
Официант сначала нервно косился на кучку людей, местами порядком выпачканных – но когда получил, в качестве чаевых за первую порцию эспрессо и рогаликов свернутую купюру, стал сама сладость. Все участники прошедшей потасовки лихорадочно глотали обезболивающие, ладони Сонни смазали наскоро купленной в аптеке противоожоговой мазью – и теперь Ринальди, по возможности кратко и сухо (с драматическими вставками Дэниеля), описывал происходящее. Гангстеры кипели от ярости, скрипели зубами – но, не желая привлекать ненужных ушей, переговаривались исключительно шепотом.
- Вмазать надо сейчас – этот мудак ведь думает, что мы уже тащимся в Сакраменто, скуля как собаки. – деловито говорил капитан южной стороны, гоняя ложкой по дну чашки гущу. – Потом начнет шухериться.
- На раз! Я своему парнишке маякнул – он узнал, они сейчас в Чип-энд-Дейле! Как обычно, пивас дуют! –  оживленно заметил утративший прежний бледный вид Дэниель. – Сам грызун этот, Титти, Пупс, Джельмоне, Сальмонетти… Чип-энд-Дейлом называли социальный клуб «Чипа-Чипс», штаб-квартиру Грега. Именно из-за него (как, впрочем, и из-за внешности) капитана Семьи Крусанти прозвали Бурундуком.
- Сальмонетти этот меня своими сучьими лапами трогал… Яйца отрежу, сосунку! – прорычал Мэнни, ощупывая заметно поредевшую челюсть. Все остальные зашумели – насколько это можно было сделать едва слышным шепотом. – Всех завалим! До одного!
- Ша!  Будете действовать, как скажу. - мистер Ринальди поднялся из-за стола и прошел в туалет. По дороге прикидывал, загибая пальцы  - его ударил «Пупс» Кальдеро, он же вместе с Грегори колотил Пульса – а вот над Мэнни «работали»  Бруно Сальмонетти и «Титти» Титтоне. Ему хотелось бы убить их всех  - но, в отличии от многих уличных бандитов, Майки-бой умел ставить голос разума и мафиозные законы выше своих желаний, именно потому и поднялся высоко и намеревался подняться еще выше. В сортире он переговорил с Альтиери – довольно завуалированно, причем оба использовали телефоны, купленные недавно и записанные на «левых» бродяг.
Вернувшись, велел официанту уносить посуду. – Едем. Торелли всегда платят свои долги. – усмехнулся, использовав цитату из сериала «Игра Престолов», от которого сейчас фанатела молодежь, включая детей Мэнни.  Потом глянул на Дэниеля и Сантино. – Хотя вас к доктору бы надо. Тут Росси взволнованно перебил капореджиме. – Левая рука, Майк, левая! Я хочу там быть! Ринальди тогда задал вопрос одному Пульсоне. – Но, а твои-то руки как? Наверняка надо, чтобы врач… Вряд ли ведь сможешь держать вот это? Сделал под столом жест, изображающий пистолет.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-07-30 12:05:24)

+1

13

Прислонившись к забору, к которому его только что прижимали, Сонни наблюдал за происходящим, оценивая собственное состояние, при этом тяжело дыша и то и дело сплёвывая, проверяя, нету ли крови в слюне - отпинали его по брюшной полости нещадно, как бы внутреннего кровотечения по случилось; хотя, вроде бы, всё пока было было в порядке - сильнее пострадали кисти, которыми Сонни едва мог шевелить, прямо ухом способный расслышать, как натягивается сожжённая кожа при попытке сомкнуть пальцы - руки стали чем-то похожи на корни только что вывернутого дерева, корявые, но пока ещё живые... хотя, похоже, что старания Бурундука и тут всё-таки не увещались успехом - не похоже, чтобы хоть один хрящ после знакомства с его подошвой оказался сломан; боль всё ещё приносили только ожоги. Впрочем, как бы инфекции там теперь не оказалось - чёрт его знает, где там Грег наступал своими говнодавами раньше.
Пока что всё выглядело, с точки зрения Сонни, по крайней мере, что больше всех досталось как раз-таки Мэнни (если Тони Глаза не считать): перелом Дэнни ещё заживёт, Майкл сотрясение своё переживёт, если и получил таковое, даже его ожоги затянутся, если не полениться с лечением, но вот собственные потерянные зубы Фиоре уже ни один стоматолог не вернёт - имплантанты они и есть имплантанты, протезы, нечто неживое. За собственные выбитые зубы Пульс и впрямь убить был бы готов, прямо на месте. Этого ему и сейчас очень хотелось, сквозь пелены собственной боли (если помимо того, что вернуться на ту же самую землю и лежать, пока не станет легче) - убивать; для того, чтобы выяснять причины того, почему так вообще случилось и кто отдал приказ, не было ни настроения, ни того хладнокровия, которым обладал Ринальди. Но сейчас Сонни был готов следовать любой команде шкипера, лишь бы только это было как-то связано с тем, чтобы ответить. Сведённое болезненным напряжением лицо озарилось тяжёлой хищной улыбкой - да, того, что они появятся здесь в два захода, Бурундук явно не учёл. Просчитался.
А в воздухе тянуло гарью, бензином... и очень отчётливо - хмелем. Кажется, пенный напиток всё ещё боролся с огнём, испаряясь в атмосферу - словно это коллекция Глаза сопровождала его душу в небо, исчезая вместе с ним.
Наглотавшись обезболивающих, Сонни почувствовал себя гораздо лучше - хотя с уходом боли в руках, желание втаптывать Грега и этого Пупса в пол до тех пор, пока не останется только мокрое место, только ещё сильнее усилилось. При помощи Энди перебинтовывая свои руки, он вслушивался в разговор "знающих парней"; не вякал - хотя настроение было такое же, как и у Мэнни с Даниэлем, и мысли примерно те же, что они озвучивали...
- Ты как вообще? Сколько зубов? - спросил, когда Майки скрылся за дверью туалета. Видок у их компании, конечно, был потрясающий; как бы Бурундук тоже уже не был бы в курсе того, что они в Сакраменто всё-таки не отправились - у всех свои источники, а их тут и без наблюдения видно за три версты, с такими побоями; да и пожаром пахло, наверное - хотя из-за обилия лекарств в организме Сонни обоняние и вкусовые рецепторы притупились сейчас, ровно как и аппетит - если парни Майка, прибывшие из Сакраменто, подкреплялись чем-то с заметным энтузиазмом, обсуждая происходящее, то в Пульса только минералка и лезла.
- Надо, но это ещё может подождать.
- если не хочется, чтобы руки выглядели, как у жертвы аварии на АЭС, доктора, конечно, посетить очень даже стоило бы (Пульсоне сейчас даже думать не хочет, как он Агате эти культяпки объяснять будет, особенно по скайпу, который и включать теперь явно станет проблемно), но умереть он в ближайшее время из-за рук точно не умрёт, а если пропустит происходящее - себя уж точно не простит (как не простил и того, что в Детройте перед отъездом времени не нашёл, чтобы такую же бутылку в логово их противников запулить). Это уже не просто бизнес, а нечто личное. - На хрен, я в стороне не собираюсь торчать. - чуть ли не впервые в своей жизни, Пульсоне оказался абсолютно согласен с Дэнни, который, хоть и ныл всю дорогу, как до дела дошло - вроде как тут же приободрился; а у него вообще целый перелом, да ещё и в двух местах, насколько он обещал, тогда как у Сонни - ожоги только какие-то... - Биту удержать смогу. - сжал край столешницы, прикидывая хватательные способности правой руки. Может и бутылку с чем-нибудь горючим смог бы удержать, но тряпку ведь поджечь придётся, что-то говорит, близость открытого огня к свежим ожогам ещё раз - на пользу не пойдёт, да и с бинтами пламя плохо подружится. Если же они у строительного магазина остановятся по дороге, Пульс и бейсбольную биту сумеет превратить в оружие на близком расстоянии ещё более опасное, чем пистолет - если гвоздей натыкать соответственного диаметра, лучше будет, чем пуля. - Майки... Бурундук - твой клиент, это без вопросов, но Пупса этого - оставь мне. Хочу отдать ему должок персонально, так сказать. Никто ведь не возражает? - каждый цель себе выбирает по себе - а Пупс, вроде как, выполнял для Бурундука те же обязанности, как Пульс - для Ринальди... и в его случае - делал это с явным удовольствием.

+1

14

Когда Майки вернулся из туалета, Мэнни печально повествовал Пульсоне о своих стоматологических проблемах. - Справа снизу четыре, слева сверху один. Ты, случаем, хорошего дантиста не знаешь? Я с двадцати двух лет ни разу там не был.  Мрачно покосился на с аппетитом трескающего рогалики Поли Дамиани – сам он, следующую пару недель, должен будет сидеть на детских кашицах или курином бульоне. – И вообще врачей не люблю. Ринальди вспомнил, что Фиоре как-то ему приватно сообщил, что даже к Винсу испытывает некоторое отторжение, так как сразу представляет его со шприцем и в белом халате. – Ничего, ты уже женат, зачем тебе голливудская улыбка, э? А дома можешь спокойно блистать своими дырами! – оправившийся от первого шока Дэнни вновь был в своем репертуаре.
– Заткнулся бы, Росси, а то я захочу тебе вторую руку сломать… - огрызнулся Фиоре, но тут капореджиме прекратил было начавшуюся перепалку. – Все, собирайте манатки и идем. Коли желающих записаться в инвалиды нет.
Когда оказались на улице, капитан ответил Сантино. – Без проблем, Пупс твой. Дорога заняла у них относительно недолго и вскоре они уже оказались неподалеку от укромного переулка на востоке города, где и находилась штаб-квартира Бурундука. Однако сразу туда идти не стали, можно спалиться, особенно такой большой группой. А двинулись задними дворами, чтобы проникнуть в социальный клуб незаметно. Перемахнули через заборчик, очутившись на небольшой лужайке. Раньше в здании, который теперь занимал «Чипа-Чипс», он же «Чип энд Дейл», находилось нечто  вроде частного детского сада.  Прошли к черному входу в здание, около которого обнаружили со сосредоточенным видом мочащегося парнишку – видимо, одного из ребят Грега. Приставленный  к  голове пистолет ДиМарко заставил того, было открывшего рот для крика, его с готовностью закрыть. Оставив Маленького Джона стеречь пленника, прошли  по узкому коридорчику, со стенами, на которых Бурундук, для прикола, сохранил старые обои с уточками и медвежатами – и оказались в хорошо обставленной и освещенной комнате. – Сюрприз-сюрприз! Ну что, парни, пивка нальете?
Люди Грега, во главе с ним самим, уже расхристанным и в расстегнутой рубашке, сидели за круглым столом и перекидывались в карты.  Все, как на подбор -  Пупс Кальдеро в помочах,  изумленно сморщивший иссушенную рожу «Титти» Титтони, моложавый Джимми Джельмоне – второй посвященный солдат, находящийся в команде Бурундука. Юный Сальмонетти, тем временем, доставал из холодильника бутылки с пивом – и, увидев множество недвусмысленно выставленных вперед стволов, так и замер около него, с откляченной задницей.
- Ну-ка,  Поли, разгрузи их! –  Майки с ухмылкой подмигнул Одноухому Дамиани  - и тот прошел по комнате, доставая из карманов  недругов пистолеты и складывая их в большой пакет.  Сам же капо пошел в сторону Грега. Проходя мимо Пупса, попутно пнул его по яйцам, заставив  взывать от боли и упасть на колени. Затем слегка потоптался на его ладонях.  Он его оставлял Сонни, как и договаривались – но не вручить маленький подарочек этому ударившему его дерьму не мог. – Дьявол! Дьявол, дьявол, дьявол…! – проворчал Феррони, глядя на  Ринальди расширившимся глазами. Он, казалось, был более раздосадован, чем боялся – еще бы, так лохануться, фактически позволив противнику сделать то, что только что осуществил сам. – Скоро вы  к нему попадете, Грегори, ой, скоро. Ты поднял руку на своих парней – сам знаешь, что это значит…. -  приблизившись к капитану Сан-Диего, Майкл внезапно, схватил того за уши, и, выкрутив их, начал  молотить коротышку лицом о столешницу. Прошипел, сразу утратив свой вкрадчивый тон. – Ах ты, пидорюга вонючий! Совсем страх потеряли?  Повалив посеревшего, с окровавленным лицом, Бурундука на пол,  начал систематично колотить ногами. – Майк… Я просто приказ дона исполнял…. Ты сам знаешь, как у нас делается… Я же за порядок сам всегда….  Тут Ринальди прервался – и, отдуваясь, потянул со стола бутылку «будвайзера». -  Порядок у тебя только в штанах – да и то по праздникам и  после Виагры. – величественно ответил он, наслаждаясь моментом. Это только в слезливых фильмах герои великодушно прощают врагов – а в реальной жизни момент мести всегда возбуждает в душе самые радостные чувства. – И мне наплевать, что ваш маразматик приказал там – про Правила забыл, про договоренности? Говори, кстати, что он там тебе набрехал – иначе башку прострелю! Грег, тяжело дыша,  ухватился за ножку стола. – Говорит, вы нас наебали на яхте, Сан-Диего – наша территория. Потому надо так сделать. Больше не знаю, просто выполнил приказ. Как и ты бы выполнил приказ своего босса, разве нет? На этот вопрос Майки отвечать не стал, вместо этого задумчиво  оглядел застывших в тоскливом ожидании своей участи бандитов. Дэнни Росси сразу сделал на ее счет предложение. – Ребя, давайте их всех завалим  - а потом сожжем в этой их норе? Как они кабак Тони сожгли? Гигантский Беппо Горлеоне согласно затряс тройным подбородком. -  Устроим им ночь Фокса Гекса! Майкл рассеянно почесал скулу. – День Гая Фокса… Ему хотелось бы убить их всех   - но он был капитаном, уважающим мафиозные законы, имеющим инструкции от Администрации – и ставящий их и интересы Семьи выше своих желаний. А как могло быть иначе? Пусть в криминальном мире и обретались в своем большинстве ничтожные подонки, гениальный ум Счастливчика Лучиано создал систему, где вперед выходили реально лучшие. В отличии от тех же русских – после эпохальной «икорной» встречи, он загуглил подробности  - и долго смеялся над претензиями местных законников. У них в мафии, чтобы стать даже солдатом, приходилось, как правило, ждать минимум тридцатилетнего возраста, доказывая свое умение зарабатывать, приносить доходы.  А уж чтобы войти в руководство, стать капо, не говоря уж о высших ступенях, надо было вообще парить орлом,  показать себя и бизнесменом, и воином, и дипломатом в одном флаконе. А тут, бывало, короновали в воры двадцатилетних наркоманов, чьих-то сынков, или каких-нибудь  многолетних обитателей камер, никуда не годных в реальном мире. Ценились не деловые качества, а срок отсидки и умение показать жопу надзирателю, это ж надо. Не говоря уж о том, что преступное сообщество, где над титульной нацией возвышались с трудом говорящие по-русски выходцы из разных южных регионов, вообще не могло не вызывать скептического отношения. Итальянцы вот и на чужой земле умудрялись командовать, не говоря о старой родине. При всем уважении к тому же Мэлору, человеку правда весьма способному, это было странно.
Но как бы то ни было, Майк не мог себе позволить ответить на беспредел убийством «посвященных» членов Семьи Крусанти. Пока не мог – надо было учитывать дальнейшие расклады, Комиссию, переговоры. Но ответить следовало – ответить сторицей.
- Этих двоих «сделали»? – спросил капореджиме у Грега, указывая на Сальмонетти и Пупса, активно участвующих в избиении «своих парней» из Торелли. Имел он ввиду, разумеется, посвящение, присвоение статуса «made man». – Нет. Кальдеро в августе хотели, а Сальм молод еще. – мрачно ответил Грегори, косясь на кольт в руках Ринальди. – Вот и хорошо, сделайте их! – пошутил Майкл, кивая на двоих соучастников.  Ствол в руках Мэнни мгновенно рявкнул – и Сальмонетти, с раздробленной челюстью и прошитым насквозь горлом, осел на холодильник, чья лаковая белизна сразу покрылась красным. Амбала Пупса же оставили на попечение Сонни – пусть сам с ним разберется.
Теперь остались провинившиеся солдат и капо –«Титти» и сам Бурундук. – Вы не уважаете нас – мы вас тоже не уважаем. Все просто. - пожал плечам Майкл, имея в виду предписываемую Правилами неприкосновенность. С этими словами он дважды выстрелил  - и Титтоне, с обеими пробитыми руками, рухнул на пол,  исходя криком. – Ты же, Дэнни, хотел еще одного калеку, верно? Теперь навсегда запомнит, как трогать своими граблями посвященного.  Росси же подошел к самому Бурундуку, помахивая подобранной  с пола пивной бутылкой. – Как говорится… За Глаза глаз. – вдруг выдал Дэниель – и с размаху разбил сосуд о голову капо, затем пару раз ткнув его образовавшейся розочкой  в лицо. – Мой глаз! – завыл Феррони, начав кататься по земле.
– Как сказано в Библии, око за око, зуб за зуб. -  сказал Майкл, хотя и поморщился – зрелище было не особо приятное. – Ну что же, нам пора, джентльмены. Передавайте привет Сальвиатти.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-12 17:57:48)

+2

15

- Одного знаю. Но он в Нью-Йорке, тебе этот вариант вряд ли подойдёт... - усмехнулся Сантино в ответ. Какая-то там международная конференция тысяча девятьсот мохнатых годов гарантировала заключённым всего мира право (или обязанность, это уж кто как смотрит на вещи) на осмотр стоматолога раз в полгода; хотя, многим из тех, кого Сонни знал в Рикерс-Айленд, он требовался и чаще - это уж кому как повезёт. Честности ради стоит сказать, что тот стоматолог, что правил покорёженные челюсти тамошних "акул" был действительно неплох, несмотря на то, что располагал только казёнными счетами и материалами, тюрьма - всё-таки не зубопротезная клиника. Обездвиженными пальцами Пульс кое-как умудрился вытащить пачку сигарет из своего кармана, подцепил зубами кончик одной из сигарет, но вот удержать зажигалку уже не смог. - Да блять... Помогите кто-нибудь? - вопрос на засыпку, а когда аппетит всё-таки появится - есть он как будет, с ложки? А кормить его Аарон будет, судя по всему? Больше некому. Замечательно.
Ворча что-то ругательное про медвежат и бурундучат, поддерживая огонь своей ярости, Пульсоне шёл по коридорчику вслед за остальными - в "Чип-н-Дейле" он находился в первый, и что-то подсказывало, и в последний раз, а любоваться местными дизайнерскими стараниями приходилось уже на ходу. Впрочем, по сравнению с утонувшим в огненном озере баром Глаза, здесь нечем было любоваться, кроме этих же обоев с улыбающимся зверьём, контора как контора - то ли бар, то ли общежитие, ничего особо нового; в данный момент факт схожестью социального клуба с остальными, включая "502", был ещё одной причиной позлиться и пожелать и его сжечь или разворотить, хотя, стоило держать себя в руках - пусть даже и обожжённых - если только приказа Майкла не последует... канистру с бензином Сонни в руках удержать сумеет. Ему-то, пока ещё вперёд не вышедшему, и предъявить было нечего - точно так же сказал бы, что выполняет приказ старшего - а это Ринальди.
Что бы они не сделали, впрочем - не до того, как они возьмут небольшой реванш... Сонни злорадно и довольно ухмылялся, глядя на рожи перепуганных Крусанти, неважно, насколько высоко человек их круга забрался, как говорится, мистер Кольт сделал всех равными - когда в лицо тебе смотрит дуло, всякие Правила отходят на второй план. Тому, кто мёртв, уже всё равно, кем он был при жизни. Вопрос только в том, насколько ты ценишь свою жизнь...
Паренёк Сальмонетти едва только успел понять что-то - ужас собственной судьбы так и застыл в его помутневших глазах, когда он затих, то ли задохнувшись, то ли захлебнувшись собственной кровью; у Пупса же для осознания своего положения времени было намного больше, когда Сонни вышел вперёд, взглянув ему в глаза. Пистолет, которым он не смог бы нормально пользоваться, так и оставался за пазухой, вполне хватало и стволов, что держали остальные в руках. Поглядев на него с пару секунд, пока звон в ушах от выстрела не улёгся, Пульс подцепил один из стульев за спинку, и, резко размахнувшись, двинул Кальдеро с левой стороны, осыпав и его самого, и присутствующих, и стол и пол заведения щепками и элементами предмета мебели, впрочем, недостаточно тяжёлого даже для того, чтобы отправить здоровяка Пупса на пол - тот схватился за моментально посиневшее ухо, сделав агрессивное движение навстречу Пульсоне, однако соучастник ловко увернулся и запястьем подтолкнул голову Пупса вниз, навстречу своему колену (вот где пригодилась армейская выучка), а затем оттолкнул, заставив растянуться на полу, запачкав свою тесную рубашку в луже крови Сальмонетти. Нанёс несколько ударов ногами, метя в паховую область, затем, когда тот свернулся калачиком, застонав - видать, как минимум один из ударов Сонни достиг цели - схватил его за шиворот, всё-таки сжав поджаренный кулак полностью, зверея от боли, и подволок к приоткрытому холодильнику, распахивая дверцу до конца и вписывая инфорсера верхней частью тела прямо внутрь его, заставляя выдержать град из попадавших бутылок и провизии из запаса бурундучатника Грега.
- Хлеборезку открыл. - развернув полунокаутированного Пупса к себе лицом, прохрипел Пульс, подняв одну из уцелевших бутылок с пивом, запихал её горлышком ему в рот и ещё раз поддал коленом по нижней челюсти - вместе с кровью по лицу соучастника хлестанула пивная пена, и Сонни отчётливо видел, как рассыпалось несколько зубов (зато крышки вот не увидел - вполне возможно, амбал ещё проглотить умудрился). Разогнулся, отсалютовав Мэнни ещё пенящейся бутылкой - будем считать, это за него. Добивать же Пупса не стал, проявив тем самым максимум своего милосердия - если от побоев не сдохнет, что вряд ли, счёт хотя бы равным будет. - Дай-ка... - подойдя к Дамиани, остатки содержимого этой бутылки Пульсоне вылил в пакет с оружием команды Грега, а затем и её саму бросил туда же. Проверка качества это называется - если оружие хорошее, порох в патронах не отсыреет. На фоне всего этого, даже не хотелось останавливать разошедшегося Росси, вогнавшего отбитое бутылочное голышко Бурундуку в глаз. Толкая дверь заведения, Пульс заметил, что на его перевязях выступило красное - и не от Пупса, а снизу. Проклятье...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » No honor among thieves