Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Machine Gun Blues


Machine Gun Blues

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Guido Montanelli, Frank Altieri, Michael Rinaldi, Livia Andreoli, Frederick Klemente, Renato Barriano
и много НПС
Место: Отель "Парадиз"
Время: 12 июня
О флештайме:

Where do bad folks go when they die?
They don't go to heaven where the angels fly
They go to the lake of fire and fry
Won't see them again 'till the fourth of July


Пока мы говорим о войне - война уже идёт.

+4

2

Очевидно, Гвидо дон Сальвиатти вообще не ставил ни во что - стоило только Майку и Фрэнку скрыться за пределами Сакраменто, как он начал самостоятельные действия, посчитав, видимо, что с их отсутствием кто-либо вообще перестанет что-то контролировать; по самооценке Монтанелли такое, естественно, тоже ударило, но гораздо важнее задетой гордости были задетые люди - Бурундук позволил себе поднять руку на капитана и двоих солдат их Семьи, застрелил одного из их соучастников и едва не покалечив второго, который для Гвидо, к тому же, был бес пяти минут зятем, сжёг заведение, которое платило долю южной стороне; и что-то говорило о том, что это только начало - при всём том, что обе Семьи уже готовились к войне, цели Сальвиатти и Ферроне до конца понятны не были: речь шла о том, чтобы оставить Торелли не у дел в Сан-Диего, или подразумевается, что закончится это всё тем, что они лишатся доли на всех участках железной дороги, кроме тех, что будут в непосредственной близости к Сакраменто? Или речь идёт о том, чтобы лишить Торелли прав на железную дорогу вообще? Интересно, что же скажут по этому поводу остальные Семьи. Сальвиатти уже вконец оборзел, похоже, в "боссы боссов" метя... Собрание Семьи - не последнее собрание, что Гвидо собирался созвать; он уже обратился к главам кланов Сан-Франциско, Лос-Анджелеса, Сан-Хосе, отправил человека в Риверсайд, с требованием встречи Комиссии - в СФ и СХ уже отозвались с готовностью, в Риверсайде, где было сразу несколько мелких Семей и существовал свой обособленный порядок, в данный момент решали, кто именно поедет на эту сходку; Сальвиатти же, естественно, в ответ только хамил - вторая Лос-Анджелесская Семья, опасаясь агрессии со стороны Крусанти, с ответом медлила. Но если остальные согласятся - Джакомо вынужден будет показаться, в противном случае - решат всё и без него и не в его пользу.
Но собрание такого уровня займёт ещё некоторое время; и на это время Торелли должны будут укрепить свои позиции настолько, чтобы быть способными отразить возможные удары. Главным образом, эту мысль Гвидо и хотел сегодня донести до собравшихся - Семья оказалась на пороге войны, сейчас лучшее время для того, чтобы забыть междоусобные распри и споры, вспомнив о том, что они - единая организация.
Посоветовавшись с Винсентом и Ливией, Гвидо принял предложение собраться в "Парадизе" - можно было бы, конечно, присесть в "Маленькой Сицилии" или "Доллз" после закрытия, но, подумав, это Монтанелли посчитал опасным - Майкл только что разругался с Бурундуком, ресторанчик Гвидо - тоже место слишком явное, по нему могут и ударить. Да и есть вероятность, что он не вместит всех... это место скорее для деловых встреч - не собраний.
- Полагаю, все уже в курсе происходящего. - Гвидо очень не хватает присутствия Агаты за столом - вот кто точно не побоялся бы драки... Впрочем, поддержка мексиканских партнёров, как и любых других, тоже может оказаться полезной - стоило бы переговорить и с русскими, и с байкерами, и с картелями тоже. Если в Сакраменто начнётся война - это затронет так или иначе всех... - Наши стройки в Сан-Диего теперь стоят, договорённости с Лос-Анджелесом трещат, всё это ставит под угрозу весь проект. Я предпринимаю попытки договориться с большими людьми, но это дело не одного дня... - это тот случай, когда выстрелить будет быстрее, чем сказать слово. И, зная Сальвиатти, выстрела ожидать вполне стоит. - Сан-Диего - в настоящий момент это уже спорная территория. Если там всё не уляжется в ближайшее время, вполне возможно, что наш город тоже станет таковой уже на этой неделе. Мы сейчас в состоянии войны с Лос-Анджелесом. Я хочу, чтобы вы все это понимали. - Гвидо обвёл взглядом капитанов и солдат.

Внешний вид

+5

3

Фрэнк уже начал отвыкать от тяжести холодного металла под бортом пиджака – и не потому что последнюю неделю таскал за спиной карабин противослонового калибра, а потому что мирное время начинало становиться привычным и оружие в принципе было не частым его спутником. Много ли в Сакраменто оставалось группировок способных бросить им вызов и хотя бы мысленно не попрощаться при этом с жизнью? После рождественского передела территорий вопроса о том кто заправляет городом, уже не стояло – не случайно ведь именно их босс председательствовал на той встрече, и их Семья была ее инициатором. С тех пор прошло полгода и вот опять, прежде чем выйти из дома приходилось класть в карман револьвер и передвигаться по открытой местности, оглядываясь.
Не случайно Фрэнк предпочитал проводить свой отпуск, не выезжая штата, он знал, что какое-нибудь дерьмо в его отсутствие обязательно приключится, или кто-то кинет, или напортачит. На этот раз случилось первое. Стоило им с Майком отвлечься от дел, как их, так называемые партнеры решили наебать их – менее грубые слова употреблять второй день кряду, увы, не получалось, особенно при упоминании фамилии Сальвиатти вырывалось как-то само собой. Фрэнк не сомневался, что дон Лос-Анджелеса стоял за всем этим, вполне в его духе – пожимая руку правой, держать нож в левой. Вчерашний и сегодняшний день Альтиери практически весь провел на телефоне, поддерживая связь с Майком и остальными парнями, и держа в курсе дел Гвидо. Только дон мог дать санкцию на ответные действия в отношении другой Семьи, и, конечно же, прежде чем раздавать подобные распоряжения андербосс советовался с Монтанелли. Они оба понимали, что Крусанти – не те гопники, с которыми последнее время приходилось воевать их Семье, это был один из сильнейших кланов Калифорнии, если не самый сильный, и, тем не менее, они  также отдавали себе отчет, что действовать в отношении них нужно решительно и на агрессию отвечать агрессией. Их с Гвидо задачей было определять уровень этой агрессии.
Собраться на фоне всего произошедшего было вовсе не лишним. Местом выбрали «Парадиз» из соображений наибольшей безопасности и к назначенному времени все руководство организации, окруженное телохранителями или же просто ближайшими людьми, заседало в одном из помещений принадлежащего им отеля.
- Боже, - увидев Майка, заметил ссадины на его лице, - хорошо тебя приложили. Как остальные парни? Мэнни будет? – Из Сан-Диего парни вернулись только сегодня, и встретиться договорились прямо в «Парадизе». О том, что Фьоре лишился нескольких зубов, а у Дэнни перелом руки, Альтиери был в курсе, поэтому и предположил, что их друг скорее предпочел направиться к стоматологу, нежели на собрание.
Пока народ собирался и рассаживался андербосс в очередной раз приложил айфон к уху и отошел к окну, где бы ему не мешали говорить. – Не на этот номер! Перезвони на другой, бля! – рявкнул в телефон. И, сбросив вызов, мимо микрофона добавил, - твою-то мать, тупой ты ублюдок. – Звонил Анджело Сальвиатти, сынок дона Джакомо, решивший видимо поугрожать в ответ на вчерашний выпад андербосса в адрес своего папаши и на тот погром, который учинили Торелли в Сан-Диего, однако растерялся, стоило Альтиери напомнить о том, что для «деловых» разговоров у него была другая симка. Спустя пару минут, видимо придя в себя и вспомнив то, о чем хотел поговорить (или же просто отыскав нужный номер), Анджело вновь перезвонил. – О, сегодня вам есть о чем с нами разговаривать? Скажи спасибо, что этот щенок или, мать его, бурундук живой все еще. Чего? – услышал угрозы уже в свой адрес лично. - Следующим ты, сука, будешь и вся семейка твоя, только рыпнитесь еще раз, мало не покажется. Да пошел ты, - устав слушать вопли на другом конце трубки, сбросил вызов и включил беззвучный режим, не став выключать телефон совсем, на тот случай если кто-то еще решит позвонить – более вменяемый, чем Сальвиатти-младший.
Сунув вместе с телефоном руки в карманы, Фрэнк прислонился спиной к стене и переключил внимание на Гвидо, начавшего вводить непосвященных в курс дела. Впрочем, кажется, он отвлек всех своим эмоциональным разговором с сыном лос-анджелесского босса. – Анджело Сальвиатти, - пояснил, кого только что так эмоционально послал нахер. Учитывая, что они и раньше друг друга недолюбливали, удивительного в таком итоге разговора было мало, - сказал, что мы все трупы. – Кто его вообще всерьез воспринимал? Он и трезвым практически не бывал. Впрочем, настрой Крусанти из разговора с ним в целом был понятен. – Сан-Франциско предлагают сходку на своей территории организовать, им все это дерьмо тоже не нравится. Хотя, знаете, неплохо было бы удостовериться, что Моретти, - босс Семьи из Сан-Франциско, - и сам в сговоре с Сальвиатти не состоит. Их-то подвинуть не решились. Почему? – а подряды и рабочие места и на их Семью там были. На общем собрании контракты решили делить не по территориальному принципу – финансирование шло поэтапное и до того же Сакраменто железная дорога планировала дойти года через три, а Сан-Хосе и того дольше ждать – гангстеры же хотели делить прибыль сразу, не загадывая на такое далекое будущее. Они все предпочитали жить сегодня – завтра было слишком туманно. – Кто-то из наших сейчас в Сан-Диего остался? – спросил у Майка, живого свидетеля тех событий. Реально глядя на вещи, Лос-Анджелес ближе к тем местам и их позиции там сильнее. Порностудия, конечно, не во главе угла стояла, но тем менее Альтиери и о ней думал. Туда Крусанти также могли ударить, ведь их целью стояло прогнать Торелли из Сан-Диего. И трупы наверняка будут. – Ответят они нам жестко, вы слышали, - как он по телефону говорил, - надо быть готовыми. – Вопрос – когда ответят? И еще вопрос, - будем действовать на опережение?

+5

4

После разборок в Сан-Диего прошло совсем немного времени – но совещание,  как и требовалось ожидать, дон созвал весьма оперативно. Назревающая война  - это не шутки, здесь дорога каждая секунда. И Парадиз, с его укромными комнатам, как нельзя лучше годился для встречи такого уровня.
Когда Майк Ринальди, в  строгом костюме и неброских цветов галстуке( гангстер старой школы, он придерживался в отношении подобных посиделок определенных традиций), вошел в зал и занял одно из кресел, народ еще собирался – хотя многие уже были тут. С несколько недовольным видом сидел Винс «Док» Сольферини, выглядя так, будто его оторвали от важных дел ради какой-то херни – в последнее время он сильно сросся со спокойной жизнью в госпитале.  Казиношный заправила Розарио Сальваторе, тонко улыбаясь,  поигрывал ключами от машины, украшенными брелком в виде двух золотых игральных костей. Что он там себе думал своим искушенным умом профессионального гэмблера – оставалось только догадываться. Во главе стола устроился сам крестный отец, левое место около него было свободно,  ибо консильери в Семье не было, правое же должен был занять вскоре вошедший Фрэнк.
- Привет! Мы все в порядке. –  ответил капитан южной стороны лучшему другу. Порядок был относительный -  рука Дэниеля была теперь в гипсе, а Мэнни шепелявил как старуха на паперти и прикидывал, сколько тысяч долларов ему придется потратить на новый набор зубов. Но не стонать же и жаловаться сейчас перед андербоссом. – Да, он здесь. И в самом деле, в комнате показался и Фиоре,  немедленно обменявшийся с Альтиери принятыми в их кругу объятиями. – Как ты, Фрэнки? – спросил он, отчаянно пытаясь справиться  с собственной челюстью, после  чего присел рядом со своим капо. Ринальди взял с собой на совещание и его, и Ренато – ведь Эммануэле рассматривался как кандидат на повышение недавно, да и на Барракуду были у Майкла были большие надежды. Потому правильно им чаще бывать в обществе босса и больших ребят. Кстати, находился в Парадизе и Дэнни Росси – но он скромно воздержался от посещения зала и ошивался где-то в передних. Его не оставляла беспокойная мысль, что с него могут спросить за какие-то действия в Сан-Диего, мол, не спровоцировал ли Бурундука своим поведением. Сам Ринальди считал его опасения тщетными – Гвидо своих людей просто так не сдавал и сам капитан южной  команды был тут, чтобы, в случае чего, обосновать действия ее членов.
- Мы уже все на военном положении. – согласно кивнул капореджиме, когда Гвидо закончил свою вступительную речь. Он почти сразу, после стычки с Бурундуком, дал своим парням указания держаться настороже. – А что сам Джек говорит? И другие боссы? – осторожно поинтересовался  Майк у Монтанелли. Все это имело значение для понимания раскладов – и определения образа действий.  Линия поведения Сальвиатти могла быть использована против него на Комиссии – а, хотя бы предварительные, разговоры  с другими донами дать понять, кто склонен поддержать какую сторону.
Услышав же про Анжело, Майк не удивился  - он помнил, как вызывающе тот себя вел, когда они с Берни гостили в ЛА. Явно подзуживал папашу, у этого  недоноска ведь все время в жопе играет, как бы показать свою значимость.  Пожевал губами, обдумывая предложение Сэла-Молотка. – Да, не то что бы я не доверяю Моретти… Но в это блядское время никогда не знаешь, кто что там у тебя за спиной творит. И, почти уверен, тот же Сальвиатти откажется встречаться на его территории – мол, он кореш твой, Фрэнк, и на яхте нашу руку держал, когда доли со стройки дербанили… И использует это старый пердун для того, чтобы саботировать встречу Комиссии,  затянуть ее организацию – а пока делать что хочет. Этого допускать было нельзя. - Что если у этих…. В Риверсайде? Они с дорогой вообще никак не связаны. Тот же Сан Хосе, хотя и не участвовал в эпохальной сходке на корабле, но тоже мог быть затронут, ведь около их города станция тоже предполагалась. Хер знает что им пообещать могли. – Из Сан-Диего я всех вывел, Фрэнк. ЛА слишком близко, мы слишком далеко. Не исключено, что на другой день после отъезда Джакомо просто перерезал бы оставшихся, прислав на помощь Бурундуку орды быков. Когда заговорили о грозном предупреждении Анжело и возможном упреждающем ударе, Майкл откашлялся.
- Друзья, я бы хотел их всех завалить, до единого.  Но прежде всего – famiglia. Долгая война нам тут не нужна,  ибо будет бить по карману... -  капитан выудил из кармана небольшой блокнотик и паркер, положил перед собой. Прямо будто у них бизнес-конференция, блин. – Помимо  всего того, что вы и так понимаете… Возможной потери жизней, родных людей, бизнеса. – Если затянем, то проебем дорогу. Если рабочие долго не появятся на стройке, с нами просто разорвут контракт. А пока идет война, вести строительство очень сложно, если не невозможно.  – Потому, я считаю, если действовать –  на всю катушку, быстро и безжалостно. У Сальвиатти больше людей, больше ресурсов – а что там будет с союзникам, Бог знает. Вырвав из блокнота листочек, Майкл быстро начертал ряд имен. То, что он предлагал было радикально, потому он не хотел, чтобы это видел кто-то, кроме высших руководителей. Пока они сами не сочтут нужным озвучить. Передал листок Фрэнку с Гвидо. Там было  написано: «Сальв., Гвенд.,  ДиКалла, Анж».   По сути, то было предложением уничтожить всю верхушку Семьи Крусанти – самого дона, его подручного, а также действующего консильери, Доменико ДиКалла, и сына, капитана Анжело Сальвиатти. Тогда в  рядах мафии ЛА возникнет сумятица, не будет четкого преемства власти,  оставшие капо начнут грызться за главное место. И дело, возможно, будет в шляпе.
Но сначала, конечно, надо было, так сказать, попробовать зайти через Комиссию.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-11 15:57:49)

+5

5

[AVA]http://sh.uploads.ru/iYn4B.gif[/AVA]

http://4put.ru/pictures/max/761/2338931.gif
[audio]http://prostopleer.com/tracks/5756497NiiX[/audio]
Не по теме, но в тему...

Ненависть тяжелый багаж...
Сколько вы готовы отдать за честь своей семьи, мистер-дэнди? Сплетенные каменные руки, вместо надгробного камня, вместо тысячи слов. Словно, напоминание, что даже человеческая алчность и подлость не способна убить вечное... Незадолго до рывка, он еще сидел перед могилами Коррадо и леди Лью. Его семья, останки памяти и былые надежды. Еще совсем недавно при встрече с доном, он сдерживал свою спесь, едва не поставив на кону все свои планы и капитанство восточной команды. Клементе обсчитался. Гвидо дал мощного пинка и такую себе затрещину, всего лишь несколькими фразами. Но, этого было более, чем достаточно.
Сальвиатти. До недавнего времени, откровенно говоря, срать хотел Фредо на все эти "войнушки в мафиозной песочнице". Ровно до того момента, пока не всплыли некоторые счета, коим было уже 20 лет. Сальвиатти. Это гнилое слово клокотало в мозгу и скрипели зубы. Сколько поимели семьи на трагедии семьи Клементе? Как быстро пустился с лотка Кей-банк? И как просто вышвырнули на улицу сопливого юнца с его матерью-скрипачкой? Сегодня была годовщина со смерти Барона Клементе. Сегодня была годовщина свадьбы его родителей. Горели свечи на могилах и итальянец ждал...

Его команда собиралась по свисту и азарту Мэнни. Он был проводником, поднимая всех, вплоть до уличной шпаны. Они все ждали. Ждали приказа от семьи Торелли. Это было предупреждение держать ухо востро и оглядываться по сторонам. Мэнни, он был и у "сынов", это была личная просьба Клементе. Слухи расходятся быстро, а ярость, порой, сжигает до тла.
Срывая рывком брезент со своего стального друга, Фредо провел рукой обтянутой черной кожей, по баку и тихо проговорил:
- Скучал, дружище? - садясь на байк, капо завел мотор и обернулся к своим солдатам, - ведите себя прилично, не наломайте дров. Это и наша проблема.
Моя проблема. Он хотел головы. Все головы, что были причастны к гибели его семьи. Все, до единой. Включая, политиков, зажравшихся интеллигентов и самого... Сальвиатти. Взрывалась Хиросима, снося по пути здравый рассудок. Ветта была права. "Есть мужчины строители, а есть - разрушители." Всю жизнь его учили быть строителем, а по оконцовке пришло разрушение... тотальное и бесповоротное.
[float=right]Градом бушевала гроза,
По темницам прятала свет.
Молодость училась держать ответ
За старость.
[/float] Клементе сейчас был похож, скорее, на цербера, что по команде "Фас!" кинулся бы впиваться зубами в противника. Возможно, его личная ненависть возникшая на новых и очевидных фактах, могла сыграть на руку семье, от которой в последнее время он пытался отвертеться. Но, как не пыжился Фредо избавиться от пут мафиозных общин, все пути его жизни всегда сводились к одному и тому же. А он устал тому противится, отложив на дальнюю дистанцию политическую партию. Еще успеется, и он доберется до каждой напыщенной и толстой рожи... А пока.
Пока был "Парадиз", были его собственные цепные псы, что всегда прикроют спину своему капитану и была тревога. Возможно, обитель Ливии была не самым лучшим вариантом. Он рассуждал, как отец и недо-муж. И да, к этому моменту Фредо изрядно поработал над неприкосновенностью своих близких. Так и должно быть. И это правильно.
Оскалившись от услышанных угроз, Клементе жалел, что вышел на Вайлетт Сарандон так поздно, ведь ее неоценимый труд в поисках был несколько запоздалым. А впрочем, нет. Как раз вовремя. Война с Лос-Анджелесом теперь коснулась и его лично. Прижав к боку мотоциклетный шлем, капитан восточной команды внимал и слушал.
Я хочу его голову... в своем кабинете, как дань за испорченную жизнь славного мальчика-дэнди.
- Ударим? - он смотрел на Гвидо взглядом полным ярости, что по щелчку могла вырваться наружу, как цунами, - моя команда готова. Всегда готова.
Жар. Град. Гром.
Это ветер, только ветер!

Отредактировано Frederick Klemente (2015-06-11 19:14:27)

+5

6

Внешний вид

Когда-нибудь их всех погубит алчность и жадность. Ведь то, из-за чего они все здесь сегодня собрались, тоже являлось следствием непомерной жажды наживы. Бесспорно, что строительство железной дороги было золотым дном, и грех не попробовать запустить туда свою длинную руку, но когда на кону такая прибыль, очевидно, что этих самых рук будет великое множество, и рано или поздно кому-то перехочется делиться.
У самой Ливии интереса в этом строительстве не было ровным счетом никакого, так как от проекта она была далека, и хрустящие зелененькие портреты Франклина ей от этой темы не светили. Оттого она и не вникала особенно в происходящее, довольствуясь лишь поверхностными знаниями и занимаясь своими личными проблемами, которых тоже хватало с лихвой. Поэтому когда Гвидо с Доком поставили ее перед фактом собрания в "Парадизе", она если и пришла в волнение, то явно не от того, что что-то там у них не заладилось с этой чертовой железной дорогой, а от того, что ей придется закрывать свое заведение от клиентов на целую ночь и, следовательно, терять значительную прибыль.
Но приказ босса, как известно, закон, и перечить ему себе дороже, (тем более сейчас, когда он снова переживает очередные сердечные терзания). Поэтому хозяйка гостиницы выполнила его просьбу беспрекословно, и к моменту, когда гангстеры начали съезжаться на территорию ее вотчины, ни одного клиента здесь уже не осталось, а последние девочки, расстроенные потерей времени и потенциальных денег, скрывшись в номерах, торопливо вылезали из своей рабочей одежды. Из персонала остались только парни из охраны, топтавшиеся возле дверей, да повар с официантками, которым Ливия наспех давала указания, что из закусок подать для всей их честной компании. Собрание верхушки клана все-таки событие ответственное, и ударить в грязь лицом, показав себя нерадивой хозяйкой, не хотелось.
- Привет всем, кого не видела, - зашла в распахнутую дверь просторного кабинета, предназначенного для переговоров и прочих подобных сборищ. За длинным столом к этому моменту почти все кресла уже были заняты. Кое-кого она успела встретить на входе, (в том числе Дока и Гвидо, прибывших одними из первых), приезд же остальных Андреоли пропустила, пока раздавала указания на кухне и вежливо избавлялась от разочарованных клиентов, не охотно покидающих бар и карточный стол, но вынужденных смириться с новостью, что сегодня ночью развлечься здесь им не удастся.
- Ого, Мэнни, вот это да! - негромко воскликнула она при виде разукрашенного лица Фиоре, с которым столкнулась в дверях, затем перевела тревожный взгляд на стоящего рядом Ринальди, отделавшегося немного полегче. - Это Сальвиатти сделал? - понятно, что под этой фамилией она имела в виду его людей, а не самого босса ЛА. Ее непосредственный капитан так неохотно по телефону пытался рассказать ей, в чем суть их созыва, что о главном - нападении на их людей в Сан-Диего, упомянуть забыл или попросту не посчитал даже нужным делать это. Сказал только про то, что их интересы схлестнулись из-за стройки и все. - Все хоть живы остались? - спросила с беспокойством и, заметив, что не видит среди собравшихся Фрэнка, аж замерла от одной только проскочившей в голове мысли, что андербосса могли прикончить. Может, они поэтому так реактивно собрались? Но развить свои бурные фантазии не удалось. Почувствовав за спиной чье-то присутствие, она обернулась и увидела живого и невредимого Альтиери, преспокойно облокотившегося о стенку - ну надо же, проскочила его, когда входила в кабинет. - О, привет, не заметила тебя, - от легкой неожиданности поздоровалась отдельно и прошла к столу, заняв одно из свободных кресел, по пути перехватив взгляд Барриано. Уж кого-кого, а его присутствия здесь она точно не ожидала. Не виделись они с той самой встречи у нее дома, а ее шея все еще помнит тиски его грубых пальцев. Испугалась бы, будь они одни, но при таком скоплении народа, он вряд ли отважится на какие-то выпады в ее сторону. Однако если захочет, конечно, то она с удовольствием подыграет, вспомнив роль испуганной и беззащитной женщины, чтобы все присутствующие в очередной раз убедились, как он бездумно вспыльчив. А услышав от Монтанелли про неизбежную войну, ей даже подумалось, как здорово бы было, отправь дон именно Рена на передовую. Надо будет как-нибудь аккуратно протолкнуть данную идею. Ну а что? Он же силовик - ловкий, отчаянный и смелый - лучшего кандидата в бойцы не найти. Да и переживать немногие будут. Не было же его шесть лет в городе, и ничего, никто без него не скучал.
Но шутки шутками, а то, что предлагали сейчас капитаны, было совсем не смешно. Ливии даже представлять не хотелось, что будет, нанеси они первый удар и убери кого-то из соседней семьи. Принцип "зуб за зуб" (для Мэнни сейчас особо актуально) работал в их среде достаточно активно, и стоит только начать, как этот кровавый батл унесет жизни десяткам, а то и сотням их людей.
- Не лучше ли для начала попробовать решить проблему путем переговоров? - осторожно возразила после резких заявлений Майка и Клементе. - Пока еще не пролита ничья кровь, и еще есть возможность урегулировать это с помощью той же Комиссии - посмотрела на дона, из слов которого поняла, что Гвидо уже запустил туда удочки. - То, что мы начнем, будет уже не остановить... Вы уверены в том, что хотите пойти на это? - обвела недоверчивым взглядом всех присутствующих. Ей, конечно, мало было тревог за свою шкуру! Теперь еще и шальной пули опасайся. Вряд ли, конечно, на нее как на солдата, тем более женщину, кто-то покусится - будут зачищать скорее всего верхушку - но и от этого не становилось спокойнее. Смена власти всегда несет в себе множество опасных течений и подводных камней, а переживать снова то, что случилось в 2012, когда полетели все прежние руководители их организации, Ливии не хотелось вовсе.

сорри, что много

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-12 02:39:51)

+5

7

Впервые за много лет Ренато оказался на закрытом заседании Семьи. Длительная пауза по-своему, но сказывалась – многие лица были хорошо забытыми, а многие – незнакомыми. Но и тех и других Барриано дружески поприветствовал, как только вошел в конференц-зал. Присутствующих было много, но это не удивляло, если учесть, что в делах Семьи кипели такие страсти, которые Шекспиру и не снились. Впрочем, Ренато и сам успел оценить всю глубину и подлинный трагизм сложившейся ситуации, когда узнал о произошедшем. Майку можно было позавидовать, он единственный, кто пострадал менее остальных, но даже эти незначительные кровоподтеки, которые «украшали» его лицо – были ярким показателем того, что и на старуху бывает проруха.
Без лишних вопросов он оставил все свои дела, как только Майк позвонил ему утром. Плевать, что встреча была намечена в Парадизе, а гостеприимную хозяйку будет играть Ливия. В конечном итоге Ренато решил опираться на слова какого-то философа, который завещал держать друзей своих – под боком, а врагов еще ближе. Он был уверен, что ему хватит сил изображать мнимую любезность и дружелюбность, однако, оружие решил с собой не брать – от греха подальше. Уж слишком было велико искушение, особенно тогда, когда в комнате появилась Ливия. От Ренато не скрылось то, как она изменилась в лице, когда увидела его - сидящего в кресле. Сюрприз! Он отсалютовал ей двумя пальцами и злорадно улыбнулся, но спустя пару минут его внимание было сконцентрировано на Гвидо, который детально излагал цель собрания, для тех, кто еще не в теме, и остальных присутствующих, делящихся своими мыслями и заключениями. Ренато больше молчал, рассеянно играя коробкой спичек, ловко подбрасывая ее в воздух и ловя на лету. Всем было известно, что он был человеком – дела, а не мастером толкать пламенные речи и рассуждать вслух. По его мнению – Семье был брошен открытый вызов, осталось только поднять перчатку и сделать ход конем. Поэтому, он поддержал Майка, когда очередь высказаться дошла до него.
- Соглашусь с Риналди. Надо дать ответный бой, – коротко ответил он, кивая на Майка и Росси – Ребятам повезло, что живыми вернулись. Ведь все могло закончиться иначе.
Вариантов окончания заварушки было столько же, сколько и звезд на небе, но исход, в котором всех участников действа со стороны Торелли могли закатать в бетон – тоже имел право на жизнь, и Ренато был уверен, что все и закончилось именно так, если бы те не дали им достойный отпор. Эффект неожиданности никто еще не отменял, а то, что сработали оперативно и вовремя – улыбка Фортуны и ее изменчивая благосклонность.
- Долг, как известно, платежом красен, - других вариантов в голову не приходило. Ренато был уверен, что любые рецидивные поступки случались только потому, что их недостаточно пресекали в свое время, эту истину в последней инстанции ему впаривал один сокамерник, который уже не в первый раз топтал зону из-за серии убийств сожительствовавших с ним женщин. И, в сущности, он был прав – получи он электрический стул или газовую камеру – пострадавших от его сумасшествия было бы меньше. В данном случае, если Семья отреагирует вяло, может случиться так, что в дальнейшем об нее начнут вытирать ноги, посчитав за слабого противника.
Ренато ослабил узел галстука, непривычно сдавливающего шею. Сегодня, он вопреки обыкновению был затянут в черный строгий костюм, который слегка жал в плечах, и темно-серую рубашку, расстегнутую на две верхние пуговицы. Скованность и ощутимый дискомфорт – отвлекал, поэтому Ренато достал серебряный портсигар и выудил из него виртуозно скрученную самокрутку. Кресло на колесиках послушно отъехало к раскрытому окну от тяжелого толчка ноги. Щелчок зажигалки, после которого, заструился серебристый сладковатый дым, уносимый потоком сквозняка в распахнутое настежь окно. Портсигар Ренато оставил открытым на тот случай, если чьи-то нервы потребуют небольшого «лирического» отступления.
Маленькая вольность или неслыханная дерзость - оценивать присутствующим, а Барриано решил не отягощать свой разум хитросплетенными выходами из положения. Интересов в строительстве у него не было, и, по сути, он не терял баснословных капиталов и вложений. Он пришел поддержать друга, который совсем недавно не дал ему «поскользнуться и упасть»; он пришел доказать свою верность Семье – в очередной раз. Если возникнет необходимость (а она возникнет) – взяться за оружие, то он, сделает это без пафосных предисловий и лишних эпилогов. В остальном же – он пока новичок. Слишком долго дышал другим воздухом и жил по другим законам, поэтому, пока придется побыть в тени и больше слушать, чем говорить; вникать, ощущать и вспарывать охватившую его «реальность». Ренато жадно затянулся, глядя на собравшихся вокруг стола сквозь прозрачную завесу дыма, рассыпающегося за его спиной вместе с шумом расплескавшегося за окном города.

Отредактировано Renato Barriano (2015-06-12 19:23:47)

+4

8

Собрание в таком экстренном порядке имело стратегическое значение: в настоящий момент у Семьи, слава богу, достаточно и финансов, и оружия, и людей, способных его держать, чтобы выдержать схватку, и влияния, чтобы не утонуть под её последствиями, то, что играет против них - это время; которое нужно тратить по-минимуму, и уж тем более - на слова. Сальвиатти не будет сидеть сложа руки, и в данный момент его люди тоже действуют; как видно хотя бы из того разговора Фрэнка с его сыном, часть которого слышали большинство присутствующих.
- Если Большой Джек и говорит с кем-то - то не со мной. - скорее всего, занимается тем же самым, что и Гвидо - заключает союзы, налаживает связи, готовится к заседанию Комиссии; а разговоры с Сакраменто ведёт через своих детей, явно не слишком в них заинтересованный и на их успех не рассчитывая - да и не нужен он ему, этот успех, раз необходимо ему как раз обратное: развязать войну. - В Риверсайде нет единства. Они, того и гляди, друг в друга вцепятся. - с сомнением качнул головой Монтанелли, откинувшись в кресле. Когда тамошний босс умер, капитаны, так и не придя к общему знаменателю, разделились и основали собственные Семьи - на тот момент такое демократическое решение показалось всем наиболее адекватным. Всем - это наверняка Лос-Анджелесу, Риверсайд ведь практически его пригород; а следовательно, не факт, что Сальвиатти уже не заручился их поддержкой (хотя бы кого-то из них), или что вообще не спровоцировал их распад годы назад. - Сан-Хосе, как мне кажется, лучший вариант. - не Сан-Франциско, но и расположен он к нему ближе. К тому же, то-то и оно, что Риверсайд в дороге не заинтересован - потому там, скорее всего, большинство плевать хотели на то, что остальные решат и скольких друг у друга перестреляют - их-то всё равно не затронет. Потому и выступить могут запросто, как эдакая наёмная сила Большого Джека.
- Правильно. - кивнул Гвидо на сообщение Майкла. Их интересы в Сан-Диего в большей части находятся вокруг студии, так что, если она простоит какое-то время закрытой, так уж много никто не потеряет; если же их отсутствием кто-то и воспользуется (хотя, кроме Грега этого сделать особо некому), после того, как всё закончится, они с этим разберутся - Сан-Диего без Лос-Анджелеса уже ничего не решает. Другой вариант, что они студию могут попросту сжечь, как тот бар... но даже так, лучше, если никого внутри не будет.
- Ливия права. Я понимаю, что многие из вас жаждут мести, но кровь должна проливаться только в том случае, когда других вариантов уже больше нет. Действовать же можно не только силой... - начни они массовую бойню в Лос-Анджелесе, это спровоцирует целый ряд событий; в свете которых Торелли будут выглядеть, как агрессоры, а на фоне трупов солдат и офицеров Крусанти - остальные уже не посмотрят на то, кто это начал, мёртвые уже не принимают решений, и на них могут ополчиться и Сан-Франциско, и Сан-Хосе, и даже Риверсайд... не говоря уже о полицейских расследованиях, во всех пяти городах штата. Если что-то подобное начнётся - оказаться вне Комиссии это будет меньшее из зол. Хотя, вряд ли им и дадут уйти так просто. - Будьте готовы. Но пока - больше к обороне. - кивнул Фредерику; но это всех касалось. Любую атаку нужно тщательно спланировать. И потому, получив листок, и переглянувшись с Фрэнком, Гвидо тоже взял ручку...
Майкл предлагал убрать всех четверых разом - а это было задачей очень сложной, каждый из тех, кто был в этом списке, в данный момент наверняка находился под круглосуточной защитой, особенно - тот, кто его возглавлял, Большого Джека. Промахнуться при таких условиях было бы недопустимой ошибкой; в случае же попадания - последствия будут ещё более масштабными. Ручка Монтанелли коснулась бумаги, вычеркнув все имена, кроме Сальвиатти - если уж и выстрелить, то по тому, кто отдавал приказы; Гвендони всегда был более предрасположен к диалогу, сыновья Сальвиатти - всё, что они получили, они получили от отца, и скорее всего, место его тоже захотят унаследовать, ДиКалла - при лучшем раскладе, включится в борьбу за власть, добавив неразберихи, в худшем - присоединится к кому-либо, он не настолько опасен и вряд ли будет заинтересован в продолжении войны - это не то, в чём он хорошо понимал. Напротив имени Анджело, Гвидо добавил другое имя - К. Лубриччио. Кармайн Лубриччио - лучший друг Анджело Сальватти, и "мозг" его команды; от дона Джакомо более удалённый, но без него команда его старшего сына станет просто группой вооружённых солдат. К тому же, направленного удара по нему никто ожидать не будет.
Но это, опять же, только в том случае, если переговоры зайдут в тупик...
- Наблюдайте за нашими территориями круглосуточно, организуйте патрули - каждый, кто способен держать пушку, должен всегда иметь при себе хотя бы одну. - от капитанов, до самого последнего из соучастников; сейчас именно тот случай, когда не будет лишних стволов - и это не та ситуация в 2013, когда ситуация была просто напряжённой, в настоящий момент - может начаться самая настоящая война, направленная против них, и их Семья станет целью. - Что это за шум?.. - услышав что-то, Гвидо умолк, прислушавшись. Снаружи, за дверями конференц-зала, как будто грохнуло что-то...

+5

9

Прошедшие два дня Фрэнку, безусловно, прибавили седых волос, но едва ли это могло сравниться с потерей зубов или переломами костей.
- Получше вашего, - поприветствовал Мэнни, обнимая его. – У меня сосед – стоматолог, один из лучших в городе, у него своя клиника. Сегодня же договорюсь с ним – сделает из тебя Щелкунчика. Золотые коронки хочешь? Все ниггеры с района от зависти умрут, - похлопал его по щеке, как оказалось той самой, за которой его друг потерял основное количество зубов. Заметив, как поморщился от боли Фьоре, андербосс одернул руку и, извиняясь, дважды хлопнул уже по плечу, - о, черт, прости. - Нытиком Мэнни никогда не был и чувство юмора ценил, он махнул рукой, давая понять, что все с ним в порядке, и шипилявя поблагодарил за заботу, - Шпасибо, Фрэнки, всегда мечтал на долбанного рэппера походить.
Шутки шутками, а ведь и в самом деле им крупно повезло, что никого в ходе этих разборок не убили. Пускай южная команда и напоминала чем-то паралимпийскую сборную теперь, но, по крайней мере, все они были живы. А раны свои залечат. То, что они сумели навалять Грегу и его людям, говорило о том, что боеспособность южане сохранили.
- Привет, Лив, - махнул Андреоли свободной от телефона рукой. Уж кого, а ее не заметить было трудно – единственная женщина среди толпы стареющих итало-американцев. Необходимость ее присутствия на собирании верхушки Семьи лично для Фрэнка была под вопросом, но поднимать его он не стал, хватало сейчас и других более важных. Он глянул в окно на улицу, где ко входу в «Парадиз» подъехал небольшой фургон «Sacro Jeebs Connection & Communication». Судя по названию принадлежавший некой службе по монтажу линий связи. Из фургончика стали выгружаться рабочие в комбинезонах, не проявив к ним дальнейшего интереса, Фрэнк вернулся за стол ко всем остальным.
- Сэл обещал поговорить с Большим Джеком. Если он убедит его устроить сходку, то почему нет? – Майк был прав, конечно, предполагая, что Сальвиатти может почувствовать заговор и отказаться ехать в Сан-Франциско, но прежде чем отметать этот не самый плохой для них вариант, почему бы не дождаться итогов разговора Джека и Сэла? – А вот в Риверсайд уже я не поеду, - не стал говорить за всех, но все же предположил, что остальные будут того же мнения. – Они всегда под ЭлЭй были и сейчас там мало чего изменилось. Сан-Хосе? – глянул уже на Гвидо, предложившего эту территорию и следом на Фредо, который из них всех с этим городом наиболее тесно завязан был, знал, какие настроения там витают, и мог наверняка что-нибудь им поведать. – Они согласны стол переговоров организовать?
Договариваться с Лос-Анджелесом о чем бы то ни было после того как те кинули их, хотелось уже не особо. Чего стоило рукопожатие Сальвиатти, они все теперь представляли, однако за то, чтобы ответить им жестко высказались, тем не менее, далеко не все. Сальваторе и Сольферини не имевшие интересов в Сан-Диего и личных мотивов как у Клементе, ввязываться в войну понятное дело не хотели, у них был бизнес в Сакраменто, который запросто мог пострадать подключи они свои команды, поэтому и выступали они за решение вопроса дипломатическим, так сказать, путем. Пока Винс и Роз переглядывались друг с другом, ожидая кто, первый из них это произнесет, слово взяла Андреоли. Признаться, Фрэнк думал, что она сегодня будет здесь решать иные вопросы – наличия напитков и закусок у них на столе, к примеру - но между делом решила подключиться и к обсуждению основной проблемы.
- Война не нужна никому, - поддержал сторону «пацифистов» и Розарио. – Тем более что быстрой она и не получится, - обратился уже к Майку. – Крусанти – не какая-то шпана, это серьезные ребята. Если с ними сцепимся, мало не покажется никому. – Док согласно кивнул головой, да и Гвидо в том же ключе высказался, чем подвел окончательную черту, ибо в их организации все решалось не большинством голосов, а словом дона. Фрэнк переглянулся с Майком, Мэнни и Ренато - южане понятное дело выступали за силовое решение вопроса, ибо понимали, что обороняться то придется именно им, а лучшая защита – это нападение. Альтиери их в этом поддерживал, так как и он был в числе тех, чьей смерти Сальвиатти хотел больше всего.
- Или всех или никого, - позволил себе возразить насчет почеркушек Гвидо в черном списке Майка. – Они будут мстить. – Итало-американская мафия – это не только бизнес и деньги, но еще и традиции. Отомстить за босса и уж тем более за отца, для людей их круга было делом чести, поэтому Ринальди и написал четыре фамилии вместо одной, тут с ним Альтиери был согласен.
- Да это монтажники наверно, - вспомнив фургон на улице, предположил андербосс, призвав при этом не отвлекаться на посторонние шумы за дверью и продолжить их совет. Его самого отвлекал куда больше сладковатый кумар распространившийся от сигарет Рена. Уж что, а травку на запах Фрэнк распознавать умел и несколько обалдел от увиденного. – Блять, Рен, ты еще ширнись здесь. Мы тебе не мешаем вообще? - обернувшись, сделал замечание солдату, выбравшему не самое удачное время и место для того чтобы расслабиться.
- Какие монтажники? – тем временем задался вопросом Док, глянув на хозяйку борделя. – Лив, я же просил, чтобы не было никого. – И поднялся из-за стола, намереваясь пойти разобраться с тем, что творилось в подконтрольном ему заведении…

Отредактировано Frank Altieri (2015-06-13 01:35:32)

+4

10

- Именно он… - когда Ливия спросила  о том, не Сальвиатти ли причина его синяков, капитан южной стороны кивнул головой – но особо вдаваться в подробности не стал. Сейчас они говорили не о прошлом, а о будущем, на нем и следовало сосредоточиться. По поводу организации сходки в Сан-Хосе Ринальди не возражал, согласно покивал словам Ренато и Фредо – они были достойны настоящих мужчин. А вот когда Андреоли предложила попробовать решить дело миром, скептически приподнял вверх брови. – Никто не пострадал? У нас в Сан- Диего уже два трупа, если не три. Что здоровяк "Пупс" Кальдеро, которого Сонни накормил стеклом, выживет, капо сильно сомневался.  – Не говоря уж о разных пациентах больниц. Однако если замечания хозяйки Парадиза капитан южной стороны просто прокомментировал, понимая ее неосведомленность, то поспешный пацифизм Розарио  вызвал у него отрицательную реакцию. Показался шкурным несколько. Он и сам полагает, что сначала можно испробовать и иные средства – но здесь позиция Винса и игорного короля выглядела чем-то вроде: моя хата с краю, ничего не знаю. Если бы дело касалось их казино и медикаментов, они бы говорили не так. – Война никому не нужна, но она идет.  Давайте будем реалистами – если Сальвиатти был бы настроен на мир и компромисс, он говорил бы с Гвидо. Когда боссы отключают телефоны и перестают пожимать друг другу руки, или когда их сынки названивают подручным другой Семьи, угрожая смертью – это уже последняя капля, это уничтожение той формальной вежливости «своих парней» к друг другу, которой в их кругу часто прикрывают даже откровенную вражду. – Предлагаешь нам подставить жопу и пойти на попятную? Джакомо это все затеял ради того, чтобы получить стройку, а не в бирюльки играть.
Выслушав распоряжения дона насчет обороны, Ринальди откликнулся. – Хорошо.  Муторное это дело – глядеть по сторонам, трястись за свою  задницу, пока враг действует. Не имея возможность ответить ему соразмерным образом. Но сейчас надо ждать – пока не завершаться попытки переговоров и Комиссия не выскажется на счет этой ситуации. Посмотрев на внесенные Гвидо изменения в список, не мог не быть солидарным с Альтиери. -  Ну, я бы тоже сказал – всех или никого... При таком... крупном решении страшнее недоборщить, чем переборщить. Недаром ведь в мафиозных структурах  существовала четкая иерархия – чтобы обеспечить преемство и не погубить Семью из-за потери одного звена.  Администрация Крусанти состояла из наиболее лояльных ему людей, которых с доном связывали родственные и иные связи. А тот же Гвендони, унаследуй он власть, хотя и более уступчив, на попятную пойти не сможет. Собственный клан просто его распнет, если он спасует в самом начале борьбы - да еще и не отомстит за убитого босса. Не говоря уж об Сальвиатти-младшем. Подумав, Майк рискнул показать листок сидящему рядом Сольферино. Тот глубоко вздохнул. – Лучше бы никого, я за то, чтобы решать миром. Но если бить… Если пес сдохнет, а щенок останется жив, то покоя нам не видать. Подразумевал он, конечно, тоже Анджело  - сильнейшего капитана Семьи, вероятного преемника отца. Тот кровь родителя точно не простит. А вот убрать Кармайна Лубриччио – это Гвидо придумал славно, того называли мозгами Анжа. Без него и сам золотой мальчик станет куда более уязвим.
- Монтажники? Что они тут, нахер, делают, в такой час?  - шум за дверьми отвлек капореджиме от помыслов о возможных ликвидаций и поднятой Фрэнком темы о сигаретах Ренато, заставил напрячься, как почуявшего гончих лиса. – Нашла время в своем Парадизе что-то ремонтировать, каким местом думаешь вообще? Мы тут не чаи гоняем. – окрысился Сальваторе на Ливию, похоже нервы у Продавца Роз несколько сдали и он отклонился от обычной веселой галантности. Винс же встал и побрел в сторону двери, сердито поджав губы. – Скоро еще потаскушки сюда заявится. Никакой дисциплины, как я посмотрю, в этом шалмане. Настежь открыл дверь – и в следующую минуту что-то грохнуло и и доктор-мафиози осел на землю,  а на его спине, на льняной ткани белой рубашки, расплылись кровавые пятна. Каскад выстрелов зазвучал почти одновременно с его хриплым утробным стоном – и Майк, пригибаясь, потянул из кармана ствол…

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-15 01:33:24)

+5

11

Фредо закипал, как чайник включенный в электро-сеть, так же быстро. Разве, что без шума и пара. А впрочем, его взгляд и плотно-поджатые губы могли в полной мере заменить весь шум-гам. Им не понять... Никогда не понять, что чувствовал тот мальчишка в душе Клементе. А впрочем, это тоже был эгоизм мистера-дэнди. Это были семейные амбиции и прочее барахло, что плотно давило на аорту и давало добротных лещей, да пинков под зад. Это невозможно объяснить адекватно без употребления матерных слов. Да, не с того теста был слеплен павиан Фредо Клементе.

Это, как гнойник на теле, что с каждым годом растет и в конечном итоге, прорывает...
Он кратко кивнул дону и сделав шаг назад, заткнулся. Заткнулся, ибо в противном варианте Клементе уже полез бы с голой грудью на амбразуры, да с чекой от гранаты в зубах. Почему?
Да, потому, что капитан восточной команды относился к той категории мужчин, что и заправду были "разрушителями". Нет. Можно придумывать кучу поводов и кричать на каждом углу: "Амбиции!" Но, если копнуть глубже, ясно как день божий. Такие, как он готовы зубами выгрызать лучшее для жизни, что бы те другие на этом фоне строили небоскребы и зарабатывали на праведное будущее.
Каждый должен делать свое дело. И его команда тоже делала. Не одну неделю тратил Клементе, раздавая пинки под зад, да указывая перстом в нужную сторону. Держал их в состоянии боевой готовности.
И не один вопрос сам капо хотел задать тому же Сальвиатти. Своему дяде-алкашу и тем старикам, что прожигая всю жизнь, наживались и похерили все, что только могли. Шла другая армия, это было время не старых маразматиков. Наступало время Джины, того же Лео, Майкла Стоуна и детей Фрэнка с племянником Ринальди. И это нормально! Так и должно быть.
Нынешнее поколение гораздо быстрее навострило свои ноги на большую дорогу, пытаясь прощупать на прочность этот мир. А он, недо-отец, просто обязан был подставить своей "зубастой" дочери локоть, чтобы вывести ее в будущее, без оружия и выстрелов в спину, как это было когда-то с Коррадо. Вот она истина. И вот та самая удавка на шее мистера-Нарцисса.
А это была их территория. Это был их город. Не Сальвиатти, а Торелли. А за свое нужно стоять, даже если к твоему виску будет приставлено дуло пистолета. До последнего выгрызать зубами гранит будущего...

И не будь здесь Ливии, Клементе впервые за долгое время открыл бы свой рот и выругался. Причем, на нескольких языках. Но, при дамах, как известно, он плюшевый медведь. К слову о женщине. Едва зазвучала канонада выстрелов, Клементе отбросил шлем и вскакивая впереди женщины, заградил собой ее. Доставая из-за пояса кольт, все же выругался.
Не тот был день и еще сто раз Клементе пожалеет, что не задел тему присутствия женщины на мафиозных разборках. Но, об этом потом.
- Напомни мне чуть позже, Лив, сказать, что переговоры уже на задались с самого начала.
И это была та самая отправная точка... Именно тот бесповоротный путь, когда все слова и не нужны. Лучше держать пушку в руке, а не трепать языком, что как известно, без кости. Слова, порой, бессмысленны и не несут ответственности. А на деле, после поцелуя Иуды следует удар ножом в спину. Но, капо не был намерен позволять Сальвиатти наносить эти удары. Лишь потому, что это НЕ их город. А он отец и обязан.
Состояние боевой готовности всегда сжимает мозг. В ситуации Клементе это было жирным плюсом. В критических моментах его голова работала на дополнительном топливе и гораздо быстрее, к слову...

Отредактировано Frederick Klemente (2015-06-14 16:53:34)

+5

12

Дальнейшую дискуссию Ливия слушала молча, лишь переводя взгляд с одного говорящего на другого. И чем больше она слушала, тем убедительнее казались ей доводы тех, кто предлагал решать проблему кардинально, не дожидаясь, когда обезглавят их Семью. Но если и бить первыми, то сразу по всем лидерам клана - тут она была согласна с Фрэнком и Майком. И желательно еще делать это одновременно, чтобы у людей Сальвиатти не было времени опомниться и привести всех в боевую готовность. Выборочная же чистка могла их только раздразнить и вызвать череду жестоких ответных действий.
От всех этих размышлений отвлекло резкое замечание Фрэнка в сторону Ренато, решившего затянуться какой-то дурью. Сдержать при этой сцене рвущуюся с губ довольную улыбку стоило ей, конечно, определенных усилий. Учитывая их взаимоотношения с Барриано,  любой косой взгляд в его сторону и, тем более, замечание было для Ливии самым настоящим бальзамом на душу. Пускай даже если источником этого бальзама был не менее раздражавший ее человек. Упиваться своей маленькой радостью, впрочем, пришлось недолго - недовольный тон Дока, обращенный к хозяйке заведения, заставил ее удивиться и ответить с не меньшим возмущением:
- Я не договаривалась ни с какими монтажниками.
Грубое и резкое замечание по этому же поводу, сорвавшееся с уст Сальваторе, и последовавший за ним не менее обидный комментарий от Дока, завело итальянку еще больше, и она (все-таки усомнившись в собственной памяти) решила глянуть сама на то, что происходит внизу, подойдя для этого к распахнутому окну, в которое как раз дымил Рен. С демонстративным недовольством разогнав рукой его сигаретные клубы, она наклонилась через подоконник и действительно разглядела на улице машину с фирменным знаком одной из крупных телефонных компаний.
- Это какая-то ошибка. Я не планировала проводить никаких работ, - она непонимающе пожала плечами, и в ту же минуту до нее дошла абсурдность всего происходящего - в такой поздний час никакие монтажники не работают в принципе, и уж тем более в Парадизе, где вообще нет смысла проводить ремонты в вечернее время, когда заведение кишит клиентами. Озвучить свои мысли Ливия не успела, так как сзади раздалась оглушающая череда выстрелов, и, обернувшись, она успела только шумно ахнуть, замечая, как ее капитан падает на пол с продырявленной грудью. В ту же секунду перед ней очутился Клементе, заградивший ее от последующего ряда вылетевших пуль.
Все происходило настолько быстро, что Ливия даже не успела опомниться, как Фредо волной оттолкнуло назад, и ей ничего не осталось сделать, как поддержать его. Причину этого падения она поняла, только когда почувствовала как по ее ладони, придерживающей тело Фредерика, растекается густая и вязкая жидкость. Глянув на ее цвет, сомнений не осталось - Клементе был ранен.
В это время в коридоре истошно заорала Лили - официантка, с грохотом выронившая при виде выстрелов поднос с выпивкой, который несла для всех собравшихся. Крик этот на несколько драгоценных секунд отвлек незнакомца, заставив перевести дуло на девушку и произвести череду выстрелов по ней, дав тем самым застигнутым врасплох Торелли возможность передохнуть от залпа огня и открыть ответный.
- Поднимайся, - Ливия воспользовалась минутой и подтянула Фреда наверх, не давая ему упасть окончательно. Сердце забилось учащеннее, но не от страха - на него просто не было времени - а от активной работы мозга, который в такие опасные минуты, как эта, всегда начинал соображать быстрее, не позволяя панике взять верх.
- Справа по коридору есть выход к пожарной лестнице, - крикнула она всем, предполагая, что спасаться им придется скорее всего бегством. Если этот тип в монтажной форме сумел пробраться сюда, то значит охраной внизу уже занялись его напарники.
- Если выживем, - прерывисто дыша, пробормотала, поднимая Фредо на ноги, - напомни сказать тебе спасибо. - Сложно отрицать, что если бы не Клементе, вовремя появившийся перед ней, с пулей в груди была бы сейчас она. - Помогите мне кто-нибудь, - одна его она даже удержать просто долго не сможет, не говоря уже о передвижении.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-15 22:42:51)

+5

13

Два или три трупа - Гвидо хотелось бы на этом прекратить количество жертв, и с их стороны, и со стороны Сальвиатти тоже, по возможности сделав потасовку в Сан-Диего первым и последним этапом назревающей войны с Лос-Анджелесом, признав случившееся недоразумением; Сальвиатти, впрочем, явно был другого мнения - во всяком случае, за недоразумение это компенсацию собирался стребовать такую, словно уже выиграл войну, считая, видимо, что Торелли противопоставить ему ничего не в силах, или попту настолько уверенный в том, что его поддержат не только внутри его круга, но и остальные Семьи тоже - в этом случае, их Семья и впрямь не продержалась бы долго - против всей Комиссии и её друзей им не выдержать. Именно поэтому открытая война - не выход; даже в случае победы они окажутся слишком ослабленными. Так что Гвидо не сказал бы, что лучше переборщить... и то, и другое - примерно одинаково дерьмово сейчас; оттого-то и положение такое дерьмовое. Крусанти - это не группа байкеров из какой-то там глуши. Завалить всех сразу - едва ли выйдет, если удар будет недостаточно хорошо спланирован... если уж и действовать силой - то сделать это надо не просто хорошо, а идеально. Как правило, массированный удар, который не окажется смертельным для противника, означает смерть для того, кто его наносит... потому действовать надо было с умом. Попытаться зайти через Комиссию, если нет - лучше ударить по нескольким фронтам малыми силами, нежели массовым ударом. Но для этого и информации необходимо будет гораздо больше.
- Я прошу их об этом. Но с чего бы им отказывать?.. - в железной дороге они заинтересованы точно так же, как СФ, Сакраменто и ЛА, грызня между партнёрами, любого рода, им самим невыгодна; а выступить в роли миротворцев - вроде как и их статус поднимет, хотя бы ненадолго сделав кем-то большим, нежели дополнением к Сан-Франциско. Если они откажутся, впрочем, придётся искать другие варианты - а вот чего нету сейчас, так это времени, ни на поиски, ни ещё на что-то, и война не может тянуться годами, как это бывает иногда - попросту нету времени на войны, строительству не дадут простаивать. И если уж они окажется неспособными справиться с ситуацией - это сделают за них. Это сделают люди, которые больше, чем Коза Ностра. И эти же люди - не дадут их междоусобицам перерасти в нечто неконтролируемое... Потому стоит подумать о том, как взять всё под контроль, а не только о том, кого убить - войну, как правило, выигрывает не оружие, а мозги.
Впрочем, в битве всё бывает иначе.
- Что за...
Сольферини успел только дверь открыть - не имея хороших шансов даже заметить того, кто находился прямо за ней; пули прямой наводкой прошили его грудную клетку, впиваясь в противоположную стену, перенося с собой капли его крови - и, возможно, унося и его жизнь тоже, Гвидо не мог бы сказать этого с точностью; мог только надеяться на лучшее, укрываясь за столом и снимая пистолет с предохранителя. Крик официантки оборвался с ещё одной очередью, а затем в зал вбежали двое мужчин в темно-серых комбинезонах с логотипом той же самой телефонной компании на груди и автоматами в руках, снова открыв огонь, уже по всем, кто оказался в комнате. Кот-то ещё упал на пол; и, кажется, уже не просто затем, чтобы укрыться...
- Ты в порядке? Фрэнк? - стрельба слышалась и за пределами зала. Сознание того, что форма и машина монтажников была только маскарадом, пришла слишком поздно. "Расстрел" длился несколько секунд, хотя для кого-то в комнате это могло бы показаться вечностью; для других, как Док или Лили - вечностью и осталось; опустошив обоймы, "монтажники" выбежали наружу - при этом одни из них ещё прикрывал другого, вытащив пистолет и выстрелив ещё несколько раз в одного из солдат, успевшего вытащить оружие; но затем сам упал лицом вперёд поперёк порога, с простреленной головой - кто-то из Торелли выстрелил с другой стороны. Другой же, убивший Дока, успел скрыться в дверях...
- Фредо!.. - оглянувшись на голос Ливии, Гвидо увидел, как та пытается удержать его в вертикальном положении - хотя даётся ей это с явным трудом. И на пиджаке Клементе расплывается багровое пятно... Подбежав ближе, Монтанелли подставил капитану плечо, мельком оглядываясь на двери, затем спешно надрывая рубашку, чтобы оглядеть рану. Единственному из всех, кто имел медицинское образование, самому требовался доктор (а может, уже и не требовался), кажется, Гвидо придётся снова вспомнить о своих талантах; пока не возникнет более удачного случая, по крайней мере... Сделать он, впрочем, мог немногое. И ещё меньшее - под пулями; сорвав через голову свой галстук, Монтанелли сложил его, приложил к ране: - Прижми. Санто, помоги нам! - двухметровый здоровяк Ферреро, подбежав ближе, попросту подхватил своего капитана на руки и поднял, словно тот был невесомым - на лацкане его пиджака слоновьего размера теперь тоже была кровь Фредо, но едва ли это его заботило. Несколько парней выбежали из комнаты вслед за стрелявшим; один из них попутно задел ботинком труп в сером комбезе, заставив его откинуть простреленную голову в другую сторону - дав присутствующим убедиться в том, что он явно не был итальянцем; разрез остекленевших глаз явно говорил о том, что это был выходец из Азии...
- Док, ты как?.. - Гвидо опустился на колени возле Сольферини, прерывисто дышавшего и хрипевшего, дёргая полы пиджака, заставляя пуговицы рассыпаться вокруг.
- Брату моему... скажи брату... - не найдя силы договорить, Винс закашлялся, из его рта потекла кровь, заливая воротник рубашки; сделав последний рывок, его тело резко расслабилось, и Док закатил глаза, выдохнув в последний раз, так и замерев с открытым ртом.

+4

14

В порядке ли он? Сжимая в руке револьвер, Фрэнк кивнул головой, хотя и не был уверен как долго этот «порядок» продлится. Перевернутый стол, за которым они прятались, был не самым надежным укрытием от пуль – хоть в окно выпрыгивай, то самое возле которого еще минуту назад дымил Ренато. Не так давно Фрэнку рассказали одну историю, как два наркомана, убегая от полиции, выпрыгнули в окно с девятого этажа, и мало того что не разбились так еще и метров двести пробежали, пока не почувствовали дискомфорта в ногах и не поняли что они переломаны. Будучи абсолютно трезвым андербосс, конечно, повторять этот трюк не захотел, даже учитывая, что находились они сейчас несколькими этажами ниже, и продолжил взглядом искать другие варианты для побега, оценивая заодно происходящее вокруг. Присоединяться к Доку ему совершенно не хотелось. Можно сколько угодно сидя на диване рассуждать о том, что смерть – это нечто неизбежное и для таких как они вполне ожидаемое, однако когда старуха с косой приходит за тобой, бросаться в ее объятия совершенно не хочется. Фрэнк слышал, как в каких-то пятнадцати сантиметрах от его головы автоматная очередь прошивала деревянное укрытие. Ливия или ее покойный муж, прикупившие этот стол из цельного массива твердых пород дерева, своей любовью к роскоши и дорогим вещам спасли их жизни. В свою очередь он об Андреоли также заботу проявил: 
- Спрячься уже куда-нибудь, дура! – крикнул хозяйке борделя, тормознутость которой, кажется, стоила жизни еще и Фредерику. Прикрывая их отход (насколько это было возможным, имея в вооружении револьвер против автомата), андербосс разрядил барабан в направлении «монтажников». Вести прицельную стрельбу не было ни малейшей возможности, и стрелять приходилось на удачу, не думая совершенно о тех своих которые вели бой по ту сторону конференц-зала.
Замечание про выход к пожарной лестнице показалось очень кстати, учитывая, что патронов в револьвере не осталось, хотя, в конечном счете, и не потребовалось этого. Должно быть, убийство одного из этих телефонистов сломило моральных дух остальных, или же просто патроны и у них закончились. Вряд ли устраивая этот маскарад, киллеры рассчитывали на долгую перестрелку. Поняв, что план их провалился, они просто решили бежать, пока не полегли под перекрестным огнем. 
- Чего рты разинули? Поймайте их! – выбравшись из-за укрытия, скомандовал прибежавшим охранникам. – Ни один не должен уйти!
Оглядевшись, Фрэнк оценил, наконец, потери. Два трупа: непричастная к их делам девчонка, принесшая выпивку, и «монтажник». И это только в конференц-зале. А нет, уже три. Альтиери видел как Винсент сделал свой последний вздох и почувствовал вставший в горле ком от осознания того что сидевший с ними пять минут назад Док скончался. – Твою мать, - выругался, поняв, что западная команда вновь осталась без капитана, и они все без надежного соратника. И кстати восточная была близка к тому же – Клементе лежал на полу с кровоточащей в груди раной. Слава богу, Мэнни с Майком и Роз были целые, и Ренато максимум, чем отделался – косяк свой проглотил. Впрочем, не до сентиментальностей сейчас было андербоссу. Вспомнив о фургоне и о том, что в револьвере не осталось патронов, он забрал у Винса его пистолет, нащупав в кармане, и подбежал к окну – в этот момент как раз раздался громкий визг шин и еще одна автоматная очередь, в ответ которой прозвучало несколько выстрелов со стороны охранников. Скорого приезда фараонов им не избежать – незамеченной эта перестрелка вряд ли останется. – Надо валить отсюда. Фредо, ты как? Идти сможешь? – спросил у раненного капо, а заодно и на Гвидо глянул, который аж целый год на медицинском факультете проучился, а потом еще лет двадцать людей резал, и наверняка знал, что именно прострелили Клементе и чем это опасно.
- Узкоглазые. Вы это видели? Какого хера им надо? – Пнул носком ботинка убитого китайца. Хотя, по правде говоря, китайцем он был или японцем, а может тайцем каким, Альтиери точно не знал, все они для него на одну рожу были. – Бля, вы там чем занимались? Пальцем в жопе ковырялись? – наорал на тех, кто должны были, оставаясь по ту сторону дверей, обеспечивать их безопасность, в том числе и на Дэнни, маякнувшему в дверном проеме. Эта безалаберность дорого им всем обошлась и могла обойтись еще дороже. – Трое лбов с автоматами входят в здание, и никто не замечает подвоха? – О том, что он и сам не заметил никакого подвоха, также приняв людей в комбинезонах за монтажников, андербосс сейчас не вспоминал.
- Фрэнк, у них сумки с инструментами были, - промямлил в свою защиту один из горе-охранников. – Откуда мы знали? Сказали им линию телефонную проверить надо.
- Какую нахер линию в такой час?! – повторил слова Майка, сказанные за секунду до нападения. – Записи с камер наблюдения соберите для меня. И потом с жестких дисков удалите все подчистую. – Помогать легавым в следствии Фрэнк не собирался и тем более не собирался себя светить на записях.
- Они взрывчатку хотели установить, - дождавшись, когда Альтиери успокоится, подал голос и Дэнни. Он кинул боссам под ноги спортивную сумку, в которой лежало какое-то самодельное устройство и множество проводов. Кажется тот грохот за дверью, который услышал Гвидо, помешал осуществить им задуманное.

Отредактировано Frank Altieri (2015-06-19 08:03:29)

+4

15

Пригнувшись (и вовремя, потому что несколько стоявших в углу комнаты ваз разлетелись на куски под автоматной очередью), Майк почти вслепую дал пару выстрелов по появившимся на пороге фигурам «монтажников» - и затем грубо выругался, уж точно не стесняясь в такой момент присутствия дам (вернее, дамы).  Дело было плохо – они были здесь с пукалками против ребят с автоматами. В девяти случаях из десяти такие столкновения заканчиваются смертью героических пистолетчиков – и потому отсюда надо было убираться, как можно быстрее. Краем глаза увидел,  как  упал Фредо, которому Ливия теперь помогала удержать равновесие - из его груди хлобыстала кровь. Заметил, как рухнула на пол застреленная официантка,  роняя поднос с напитками и закусками.  Услышал про  выход к пожарной лестнице, подбежал к Андреоли.
– Ну и иди туда, чего тебе делать под пулями. – тоже придержал Клементе, немилосердно пачкаясь в багряной жидкости.  Покосился на осматривающего его  рану Монтанелли, затем на  андербосса. – Гвидо, Фрэнк, что вы тут, блять, делаете еще?? Дуйте куда  Лив сказала, мы прикроем. Сказал он это не из героизма, ему сейчас меньше всего хотелось находиться в превращенном в поле боя публичном доме – но если обезглавят организацию, то каюк придет им всем.  А целью налетчиков наверняка были именно дон и его подручный, а, во-вторую очередь, капитаны – и потому нечего им участвовать в потасовке.
Нападающие, впрочем,  убрались из зала, оставив за собой труп одного из своих – однако из внутренних помещений еще доносились выстрелы.  Затем, впрочем, затихли и они -  нападающие ушли из гостиницы, не закончив работы. Фрэнк метнулся к окну, что-то там явно углядев, в то время как Майк склонился над Доком, стоя рядом с доном. – Да пребудет с тобой Господь. – перекрестил  заходящийся в последнем кашле рот.  Когда капитан запада был жив, далеко не все, что он делал, нравилось Майку – но погиб он правильно, за организацию. Да и то,  что именно Сольферини прикрыл недостойный Коза Ностра промысел с торговлей органов, стоило вспомнить. Уже потом посмотрел на дохлого «монтажника» - и обмер. Это был натуральный косоглазый китаеза.  Тогда как Ринальди рассчитывал углядеть характерные итальянские или просто американские черты. Был уверен, что в деле замешан Сальвиатти. – Триады? Или… просто случайность… В конце концов на мафию работают люди разных рас, пусть и остаются на уровнях соучастников только – и среди собранной Джакомо для атаки банды вполне мог замешаться и азиат. Но все равно что-то тут было не так…
Присоединившись к Альтиери, Майкл, скрестив руки на груди, выслушал сбивчивые объяснения горе-охранников. И закипел – ведь были даны четкие инструкции, а теперь, из-за этих гондонов, их чуть не убили здесь всех. Когда один из церберов заикнулся о сумках с инструментами, терпение Ринальди с треском лопнуло. Что за биомусор на них теперь работает, если они способны на такую банальную хитрость повестись? -  Телефонную линию, говоришь? Ай-ай. А кофе вы им не заварили, как же такую тяжелую работу без кофе делать? – с леденящей ласковостью спросил капитан южной стороны – и затем, резво схватив одну из уцелевших стеклянных ваз, разбил ее о голову секьюрити. Когда тот, оглушенный, упал на землю, за горло поднял его, прижал к стене – и несколько раз с силой ударил в солнечное сплетение. Затем засунул ствол револьвера согнувшемуся и мычащему от боли человеку прямо в рот. –  Вам, мудакам, что приказали? НИКОГО, блять, никого не пускать?  В такое время проверка? Отшвырнул охранника в сторону, потом пару раз пнул, уже лежащего, ногами. – Винс из-за вас вон мертвый лежит. Ты где, в пенсионном фонде работаешь? Да за такой косяк вас всех завалить надо! Бегом исполнять, что Фрэнк сказал! Резко повернулся к Росси, хотел отчитать и его – но услышав про взрывчатку, задумался.
– Взрывчатка? Тогда все объясняется – они не готовы были валить руководство Семьи из оружия, а собирались отправить на небеса (ну, или в ад, вопрос спорный) всех сразу. Потому последующие их действия в зале были так хаотичны и неэффективны. – И кто же их засек и спугнул, ты, Дэниель?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-06-19 14:42:49)

+4

16

[audio]http://prostopleer.com/tracks/4922166vozH[/audio]Сумбурность происходящей череды событий. Как стоп-кадры из киноленты, что мигает в старом прожектере...
Стоп. Кадр. Ходила челюсть ходуном и дуло направленное в его сторону.
Стоп. Кадр. Хлопок и пуля, предназначающаяся Лив, четко летит по траектории в цель. А он лишь успевает нажать на курок в ответ. Отдача в плечо. Разрыв тканей, что встали на пути у свинца. Нервные окончания и импульсы, что начали посылать боевую тревогу процессору там под черепной коробкой. Есть версия, что когда умирает тело, мозг живет еще на протяжении некоторого периода.
Стоп. Кадр.
[float=left]Cause we can be better than this,
I wanna take you out of here.
And we can live with something to give,
I'm gonna get you out of this place.
[/float] Ударная волна и разрывающая всю сущность боль. Состояние аффекта и в попытке совладать с контролем, Фредо клацнув зубами, прорычал Ливии:
- Убирайся, мать твою! - это, как предсмертный и душераздирающий крик зверя. Агония - неподходящее слово, но первое, что приходило на ум. А он Клементе. И даже харкая кровью, капитан будет пытаться ползти до последнего вздоха, будет пыжиться и корячится. Попытка собраться и встать, увенчивалась фиаско с кровотечением в унылом тандеме. И последующие кадры событий в хаотичном порядке, да под пеленой тумана, звенели в ушах. Док падающий на пол, Санто и череда выстрелов.
А он помнил. Помнил, как постулат не сдаваться, врагам на зло. Не сметь терять контроль и идти до конца. Вот, только, к сожалению, его учитель, через несколько дней после этих слов получил удар в спину от своих так называемых партнеров.
Пожалуй, его спасала только ярость. Именно здесь и сейчас, она блокировала и сжимала мозг, не позволяя организму упасть унылым мешком, весом в 80 с гаком килограмм. Причем, на нее, на Ливию, опять. И Гвидо, что вовремя поддержал, сейчас облегчил участь женщины. А сам Фредо, чувствуя подступающий холод и как внутри завязывается все морским узлом, сдавливая грудину с хрипом только и смог выдохнуть, после чего начал опять оседать:
- Гвидо, я хочу сожрать живьем сердце... этой мрази.
Он знал, что говорил. И это не бред раненного человека, хотя и он тоже. Нет. Это ярость, это злоба, хаос живущий и пожирающий всего итальянца целиком и заживо. А с пулей, это все только обострилось. Накалилось до критической точки и в попытке сделать усилие над самим собой, Фредо все же не позволил себе величайшей роскоши расклеиться и сдохнуть здесь на радость своим врагам. Да, он встал. Пошатнулся. Но, его подхватили. Кто это был, мозг как-то и не сфокусировал. Точнее пытался ровно до того момента, пока это не начало напрягать и отбирать остатки сил. И судя по всему, тогда организм просто нажал на стоп-кран, давая возможность не терять впустую энергию. Его команда. Он толком даже и не замечал, как тот же Никко теперь коршуном прикрывал собой Ливию, а Мануэль Бруно, бросая на хер все на свете, летел с налитыми ярой злостью глазами из комнаты. Разрушитель. Человек, что воюет ради самой войны. Но, у него был свой стимул сейчас и не смотря на всю свою психопатичность, Мэнни был тем, кто за своего капитана отгрызал уши и впивался зубами в глотку. Он чтил их дружбу, зная наверняка, что сам Клементе поступает так же. Его Фредо упустил из виду, хрипло отвечая Фрэнку:
- Да, да. Сдохнуть в борделе, да еще и не на женщине, это уже слишком.
Лица, голоса. Выстрелы из других комнат. И где-то подсказывало сознание, что там его верный цербер харкает кровью. Как не чужой, так своей. При этой унылой мысли, Клементе тихо прорычал. Это тот максимум и потолок, на что он был способен. А его фактически вели. Стихла канонада и все гильзы пали, как невинность в недрах этого ночного убежища порочных душ. А он хотел приказать им. Гаркнуть, чтобы его вернули обратно. Кажется, кто-то еще подставил свое плечо и знакомый до боли голос резко и с черным юмором не давал ни отключится, не сдаваться:
- Вот уебища, а я так надеялся, что сегодня в этих коридорах будут слышны только стоны сладострастия. Все на хер разнесли. Все! Всю мою жизнь спустили в унитаз.
Неудачная попытка разрядить обстановку, в тот момент, как Ферреро тащил своего капитана, следуя за Ливией и Никком. А прикрывал, как вы догадались никто иной, как Мэнни...

Отредактировано Frederick Klemente (2015-06-19 22:30:09)

+3

17

Попадать в такие серьезные перестрелки Ливии еще никогда прежде не приходилось. Да, Фрэнк как-то потащил ее гонять негров, что своровали ее тачку, и шухер его люди навели тогда в том районе приличный (коктейли Молотова, чередуясь с пулями, разлетались только так), но все это не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас - опасность умереть от свинца еще никогда не была так близко. Однако внезапность случившегося не позволила поддаться страху сразу - слишком быстро все происходило, чтобы стоять и трястись. Вместо этого надо было действовать, спасая свою шкуру. Именно этим Ливия и занялась, невольно послушав совет Фрэнка, и, очутившись на полу вместе с подкошенным пулей Клементе, машинально попыталась укрыться от череды оглушительных выстрелов за массивным столом.
Осознание всего ужаса произошедшего пришло, когда звуки стрельбы стихли, и она вместе с подлетевшим Гвидо поднимала Фреда на ноги. Открывшаяся глазам картина была настолько шокирующей, что моментально вызвала спазм где-то в области груди, заставив все внутри сжаться. Неприятные ощущения только усилились, когда она, передав Фредо в руки сильного Санто, медленно двинулась из конференц-зала в коридор, осматривая по пути все разрушения, которые оставили после себя люди в комбинезонах: стены забрызганы кровью, с потолков выбита штукатурка, разбиты зеркала и вазы, а мебель и картины испещрены следами от пуль.
- Боже... - пролепетала она упавшим голосом, глядя на все это. Тут уж затряслись и руки, и ноги, и в целом состояние было таким, словно ее настиг полнейший крах. В общем, это было не так уж и далеко от истины. И дело не только в ущербе, причиненном этой перестрелкой, но еще и в трупах, которые она повлекла за собой. Лили, Док, узкоглазый "монтажник"... убрать их по-тихому отсюда уже не получится, и не ровен час сюда нагрянут легавые, вызванные кем-нибудь из соседних домов - не услышать звуков такой стрельбы было просто невозможно. Еще и охранники подбавили "звука", постреляв вслед визжащей удаляющейся машине. А приезд копов означал одно - большой шухер, который, учитывая откровенность налета, не так-то просто будет замять. Шмона у нее в заведении не было довольно давно - с тех самых пор, как на ее кровати в одном из номеров нашли труп известного политика. Тогда эту историю удалось прикрыть, а вот получится ли повторить это на сей раз - сложный вопрос.
- Я никуда не пойду, - возразила всем, полностью захваченная своими мыслями. Они все могли бежать - это было не их царство, и вряд ли кого-то из них волновало, как Андреоли будет теперь разгребать последствия всего этого. Теперь, оставшись еще и без капитана, чья прямая обязанность была помогать ей, все заботы грозились лечь на ее плечи. Уже легли, впрочем. С этой самой минуты. Некогда было вздыхать рядом с раненным Фредом, некогда прикрывать глаза отошедшему в мир иной Доку и даже сожалеть о том, что заведение придется закрыть на ремонт на какое-то время, было некогда. Сейчас ее волновало одно - как можно быстрее замести следы теневой стороны ее бизнеса. Что-что, а снова попасть за решетку было для нее самым страшным из всего, что могло произойти, и позволить себе дать слабину сейчас она просто не могла.
- Уходите быстрее! - резко скомандовала не только Санто, но еще и Майку, который решил не очень вовремя поучить ее охранников уму-разуму. Будет еще время с ними разобраться. Сейчас же эти ребята были ей еще нужны, чтобы успеть прикрыть тылы до приезда полиции. - Давайте-давайте, - с раздражением подтолкнула к лестнице и Гвидо с Фрэнком, - пока зеваки на улицу не повылазили, - и их машины, которых собралось у заведения отнюдь не мало, никто не успел запомнить. Район здесь хоть и далеко не центральный, от обилия людей свободный, но своих любопытных жильцов никто не отменял.
Засеменив по лестнице вниз, обгоняя мужчин, она выдернула в холле остальных охранников и дала развитие ранее озвученному приказу андербосса:
- Перережьте все кабели видеонаблюдения, - пусть выглядит это все как разбойное, но не очень хорошо спланированное нападение с целью ограбления - надо будет выгрести все деньги из кассы, да. - И займитесь карточным столом, - которого здесь вообще не должно быть. - Живо! - толкнула по плечам и их.
Это еще повезло, что девочки успели уехать, да и в номерах никого не было. Последнее, впрочем, тоже могло показаться следователям несколько странным - все же обычные гостиницы не имеют обыкновения выгонять своих постояльцев, закрываясь на ночь ради сходки криминальных личностей.
Раздав всем задания, Ливия нервно вздохнула и только сейчас обратила внимание на то, как трясутся ее запачканные в крови Фреда руки. Заставляя себя собраться и не впадать в панику, она решительным движением подошла к бару, раскрутила крышку от бутылки водки, плеснула крепкую жидкость в пустой бокал и, осушив его залпом, зажмурясь, прикрыла рот тыльной стороной ладони - тот самый бодрящий эффект, который был сейчас ей так необходим. Некогда раскисать. Ей еще предстоит заняться черной кассой, наспех придумывая, куда спрятать наличную выручку за всю последнюю неделю.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-06-21 14:09:18)

+3

18

Код:
<!--HTML-->
<object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#837814">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/de0de1fe-32cd-4a6e-b040-798d1dd368ab/Unkle%20-%20Hold%20my%20hand.mp3
"> </object>

Гвидо прикрыл глаза Винсу, встав с колен, но пару секунд ещё не сводил взгляд с его мёртвого, но всё ещё напряжённого лица, не обращая внимания на крики и постепенно стихающие выстрелы. Доктор - он был его ровесником, был принят в Семью в одно время с ним, был одним из лучших его друзей - не совсем таких, какими были Фрэнк и Майкл, росших вместе, но кто был с ним самого начала, работавших на людей дона Фьёрделиси... когда-то они были не самой плохой командой - доктор мафии и коронер мафии. Теперь эти времена безвозвратно подошли к своему финалу; один из лучших друзей Монтанелли, один из самых полезных для организации людей, потративших большую часть своей жизни, служа "общему делу", умер всего за пару минут. В этот момент Гвидо, пожалуй, согласился бы с Фредо, желая разделить сердце того, кто заварил всю эту кашу, с ним на двоих... пальцы впились в сталь пистолета. Нет уж, что бы там Майк не кричал им с Фрэнком - он отсюда не побежит, как трус, прикрывающий свою задницу другими; он выйдет отсюда спокойно и гордо - когда ситуация будет под контролем. Или же его вынесут... В любом случае - капитан должен покинуть корабль последним. Особенно если корабль получил пробоину...
- У тебя будет такая возможность... - ответил Фредерику, провожая его взглядом. Если пытаться оценивать его состояние - он получил пулю в грудь. И если затронуто лёгкое, всё может оказаться довольно плачевно... и пожалуй, это максимум, что Гвидо может сказать. Впрочем, сейчас им вообще не до разговоров - то, что Фредо необходим доктор, и так очевидно. А лучший из докторов распластался по полу, истекая кровью... - Позвоните Теду и Джейн. - кивнул Мэнни. Флетчер - хирург, её помощь сейчас может оказаться как нельзя кстати, брат Винсента же врач другой специальности, впрочем, Фредо и Винс явно не будут единственными, кто пострадал - очень похоже на то, что придётся задействовать всех докторов, которых они смогут достать.
- Не похоже на случайность. - отозвался Гвидо на вопрос Майкла, переместившись к трупу узкоглазого и закатал вверх рукав его комбеза - явив остальным присутствующим татуировки, коими была испещрена кожа нападавшего. Вряд ли это какой-то случайный соучастник, да и у второго стрелявшего, кто успел выбежать, рожа, кажется - хотя Монтанелли и не очень хорошо рассмотрел - была не лучше. Пока Майкл и Фрэнк орали на солдат, Гвидо, вытащив из кармана мобильный телефон и включив фото-режим, сделал несколько снимков... мафии тоже иногда не помешает несколько улик. По этим татуировкам можно понять, к какому из тонгов принадлежат нападавшие, если суметь их прочесть... на этот счёт у дона уже были мысли.
- Майк, успокойся. - убрав телефон, осадил капитана, разошедшегося уже чересчур - не хватало только, чтобы они, после всего случившегося, ещё и друг друга начали кормить свинцом, пополняя списки жертв или добавляя работы для докторов. Гвидо подошёл ближе, заглядывая в сумку. Если бы план китайцев сработал - заведение Андреоли пострадало бы куда сильнее, чем сейчас. Вот только в бомбах Монтанелли понимал как раз немного; Агата бы разобралась - но она сейчас далеко... - Гораздо интереснее, кто именно им сказал, где её заложить... - то, что они решили собраться в Парадизе, не покидало пределов Семьи; выходило, что... кто-то слил их? Сальвиатти или Триадам, но не похоже, чтобы узкоглазые действовали сейчас просто на удачу. Монтанелли поднял сумку, протягивая её Фрэнку. - Попробуйте выяснить, чьих это рук творение. А я попытаюсь разузнать про наколки. - если Лив просто пыталась сделать так, чтобы они оказались как можно дальше от места перестрелки, то дон сейчас старался к тому же задать определённое направление - в их ситуации нужно нечто большее, чем просто разбить вазу о чью-то голову... в том числе - и попытаться понять, кто именно указал на них врагам.
- Это кто-то из наших, Лив. Кто-то, кто точно знал, что мы будем именно в этой комнате. - информация для остальных звучала, как указание собраться в "Парадизе" - без дальнейших подробностей. Их сдал кто-то, кто готовил эту встречу - из команды Дока и Ливии, которая сейчас так жёстко взяла ситуацию под свой контроль... Сейчас Монтанелли уж точно не мог бы сказать, что хозяйка Парадиза "размякла". - Держи меня в курсе, хорошо? - это "кто-то" наверняка и сейчас находится где-то рядом. А значит... чёрт его знает, чего ожидать - даже и того, что какой-то из кабелей останется нетронутым. Один раз предатель - всегда предатель.

...тёмно-серый фургон с логотипом телефонной компании, доехав до конца улицы, свернул, затем повернул ещё раз, проехав по параллельной улице, и вылетел с той же стороны, откуда появился впервые, объехав "Парадиз" и соседний квартал кругом. Дверь кузова плавно отъехала в сторону, наружу показались два автоматных дула, направленные в сторону группы из четырёх человек, бегущих к припаркованному автомобилю...
Издав звероподобный рык, Санто вдруг остановился, резко развернувшись спиной к источнику резкого звука, а затем его огромное тело несколько раз вздрогнуло, почти в такт раздавшимся оружейным трелям, и вдруг замерло, начав медленно оседать вниз - в этом, казалось, даже не было никакой слабости; здоровяк как будто просто хотел положить Фредерика на землю тротуара, делая это аккуратно и осторожно; взгляд Санто был вполне осмыслен, хоть и зафиксирован в одной точке, до самого последнего момента - когда телохранитель, наконец, на последнем своём издыхании опустил Клементе на землю, становясь на колени, и упал набок, явив Никку и Мэнни несколько уродлив дыр в своей широкой спине - достигнув тротуара уже мёртвым...
Тёмно-серый фургон к тому моменту уже вновь скрылся из поля зрения.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-06-22 11:32:06)

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Machine Gun Blues