Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если Вы уже лысы - Вас тогда спасут усы


Если Вы уже лысы - Вас тогда спасут усы

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

Участники:
Агатушка и Аннушка
Место:
Машина, поезд, квартира - и весь мир под ногами;)
Время:
середина июня 2012
Время суток:
Начнем днем, а когда закончим - кто знает?;)
Погодные условия:
Не до них сейчас, скажем, изменчивые)
О флештайме:
По ходу, в мафии Сакраменто уже принято, что все важные дела решают женщины. Или это Виторре так доверяет Анне?
Как бы там ни было, Анна и Агата сейчас находятся в поезде. Поезде, который отправляется через семь с половиной минут от двадцать третьей платформы и следует прямиком до Бостона. Зачем Агате и Анне в Бостон, спросите Вы? И правильно, незачем. Но ведь в поезде едет важная шишка, некий господин Смит, который очень некстати не заплатил Виторре за транспортировку пяти килограмм чистейшего кокаина.
Кто у нас специалист по пиротехническим делам? Правильно, Агата. Но чтобы Тарантино не разнесла к черту весь поезд, и отправляется за ней следом подруга Анна. Что ж, посмотрим, как будут идти дела, ведь после завершения операции у девушек будут ровно сутки, чтобы отдохнуть в лучших клубах Бостона...

+1

2

- Ммм. Бостон. Я была там пару лет назад. Такой бадабум устроила! - взболтнула Агата, но прикусив язык, добавила - Ну, всмысле, салют в честь победы Янки - ей не хотелось распространяться на тему, что она террористка не одного города, а международного класса и что этим она занимается не первый год, начиная от взрыва почтового ящика на главной улице Манхетона.
- Думаю, с этим кентом все пройдет на лад - сунем гранату в рот, вынем чеку и пусть молчит сидит - усмехнулась Тарантино, придумывая план расправы над недобросовестным плательщиком. И снова посмотрела на часы в машине. До отправки поезда остается совсем чуть-чуть и посему Анна спешила.
- Говорила тебе, выезжай заранее. С этой пробкой целый час потеряли - испанка покачала головой, начиная нервничать и перебирать пальцы рук. Если они опоздают, ее ждет разговор с Виторре. Ведь это ей поручена расправа над наркоторговцем, а жена дона шла как поддержка, помощь и холодным ум.
Наконец им удалось найти место для парковки и Агата, как подстреленная, выскочила из автомобиля, хватая свою сумку-чемоданчик и разглядывая стрелку часов, что висели на башне вокзала.
- Ань, ну давай быстрее. - дернула подругу за руку и быстрыми шагами посеменила на платформу. На ходу начала доставаться билеты, паспорта и думать ничего ли не забыла. Совершенно не было такого чувства, что едешь на задание и идешь на убийство. В мозгу Тарантино отложилось четкое "если останется время, мы сходим в казино" и посему, она следовала именно за развлечениями, выпивкой и девочками. Тьфу, мальчиками! Да, а что, ей тоже позволено заглядываться на накаченные мужские тела. Она то не была замужем.
- Я уже разменяла сто долларовую купюру по пяти долларам, чтоб стриптизерам в трусы совать. Ты же меня поддержишь? А Витьку ничего не скажем - подмигнула испанка миссис Донато и подала билеты проводнику, что стоял на входе в вагон.

+1

3

Анна запарковала машину у  железной ограды. Прямо за ней начинались железнодорожные пути. Спросите Анну - и вы узнатее, что она не любит поезда. не то, что бы не любит, но самолетом быстрее и комфортнее. Впрочем, тот самый мистер Смит самолетов боялся, как докладывала внешняя разведка, а раз так - привет, железнодорожное сообщение штата Калифорния.
- Да, и я была в Бостоне, - улыбнулась Донато в ответ на реплику Агаты. Бадабум? Знаем-знаем. Агата так мило пыталась скрыть свою деятельность в разных штатах Америки и за ее пределами. Можно подумать, Виторре стал бы работать с кем-то непроверенным!
- Сунем гранату в рот.
Ну ясно. Агата такая Агата. Вот поэтому Витя, ероша на голове волосы, вздохнул: "Ань, ты не обязана ехать. Но она же все там разнесет к чертовой матери!".
- Будем действовать тише, - сообщила Донато, тряхнула сумкой, на дне которой лежал пистолет с глушителем, а потом первая вышла из Феррари". Машину позже отгонят на стоянку, Хабиб ли, Митчелл, как знать?
- Я не могла раньше! У меня волосы плохо лежали, - сообщила Аня, сдувая со лба челку. Ну а как она выйдет из дома, когда на голове - почти тот же бадабум, что устроила Агата в Бостоне?
В общем, Агата и Аня, нагруженные сумками, все такие леди "богатые-дамочки-хотят-отдохнуть" быстро направились к поезду, отсчитывая вагоны.
Выглядели они, как богатые женушки местных дельцов, которым неймется дома, а Сакраменто заставляет пухнуть от скуки. Анна обтянула свою черную блузку, пока Агата разбиралась с проводником, а потом, кивнув мужчине, прошла вглубь. Купе, разумеется, бизнес-класса, без попутчиков... Должно быть?
- Не скажем, - согласилась Донато, запизнув сумку под сиденье, - Ни Витьку, ни Джону. никому не скажем, - и она подмигнула подруге. А что? Разве есть женщины, не любящие мужской стриптиз?
- Ладно, подруга, чур я по ходу поезда сижу, - Анна ненавидела ездить спиной вперед, поэтому сразу заняла желаемое место и сложила руки на коленях, - Какой у нас план действия?

+1

4

Девушки пробрались к своему купе и Агата скептически глянула, как Анна занимает лучшее место. Недовольно почесав висок, сморщив нос, Тарантино села напротив итальянки. Сумку кинула рядом, вытянула ноги и собралась отдыхать. Ну хотя бы чуть-чуть!
- Не скажем. Ни Витьку, ни Джону. Никому не скажем - Анна хитро подмигнула, Та-та усмехнулась в ответ.
- Твое приплетение Джона мне совсем непонятно. - хмуро сказала Тарантино - Если ты думаешь, что между нами что-то есть... Самое близкое на что мы были способны, так это притвориться мистером и миссис Торрес. И такие ролевые игры меня не заводят, Ань - может Агата и жила с Джоном, может и спала с ним (признаемся, было пару раз), но распространяться на этот счет не желала. Не хотелось публиковать отношения, это бывает чревато. Служебный роман до добра не доходит - учимся на своих ошибках.
Достав из сумки бутылку минералки и сделав глоток, Агата думала над планом действий. Над тем, как расписать это все подруге.
- Через час - глянула на часы, чтоб убедиться, что вагон-ресторан открывается на ужин через пол часа - Мы выйдем из купе в ох*енных платьях и пойдем есть омаров. Надеюсь у них подают омары. Там должен быть наш бизнесмен. Ты его соблазняешь и утаскиваешь в нашу каюту. Можем соблазнить и вдвоем, поди, мужик он жадный и загребущий. Ну, а дальше по стандарту - вяжем, вьем веревки, пытаем. Тело скинем через форточку - испанка рассмеялась, доставая из кармана джинсовой куртки фотографию наркоторговца и кладя ее на столик. Запомнила черты лица и дуги бровей мужчины и пододвинула фото Донато.
- Аньк, а какой у тебя вкус в мужиках? На нашего бы Риккарди запала? Я вот как дура запала - и покачала головой. - Он меня бросил, представляешь! Еще не догадывался, что придется работать со мной в одной команде. - вот и без бутылки можно начать изливать душу на бывшего разбавателя сердец. Хотя в случае Агаты, он разбил только ее мечты и надежды, что и у нее могут быть абы какие, но стабильные отношения.
- И как тебе удается работать вместе с Витьком - даже с долей сочувствия произнесла Та-Та, качая головой и доставая из своего саквояжа длинное платье, упакованное в брезент.

+1

5

Анна мило рассмеялась и ткнула Агату локтем в бок:
- Да брось. Он мой друг, ты моя подруга, кроме того, его дом стоит напротив нашего...Или теперь это ваш дом? - она подмигнула подруге, - Неужто ты думаешь, что от всевидящего ока Донато можно что-то скрыть?
Довольная шуткой в стиле Саурона, Аня хмыкнула, а потом протянула руку за минералкой Агаты. Хотелось пить, писать, курить, клубники, мороженого, мяса по-французски... Ох уж эта беременность.
Пока Агата излагала план, Анна только кивала аккуратно причесанной головой.
- Ты любишь омаров? - задумчиво протянула она, - Я бы предпочла форель. Розовую, запеченную с овощами...
В предвкушении вкусного обеда Анна облизнулась, а потом сказала Агате:
- Мне нравится твой план. Весело получится, а мы явно будем самыми шикарными женщинами в этом поезде! - на скромность Аня никогда не жаловалась, - Но только труп не в форточку. Придумаем что-то, нам ведь не обязательно ехать до Бостона, - женщина взяла сумку, встряхнула ее, - тут достаточно денег для того, чтобы снять красный кабриолет и ринуться навстречу приключениям.
Итальянка снова потянулась к бутылке воды, отпила большой глоток, потом взяла в руки фотографию мистера Смита, поизучала.
- А ничего такой...
- На нашего бы Риккарди запала?
- А? - Анна непонимающе посмотрела на Агату, потом рассмеялась. Однако, богатый послжуной список у Агатушки: некий Билл, Джованни, теперь Джон.
- Ты решила взять медаль за секс с потрясающими мужчинами? - шутливо спросила Анна, - Запала бы. Джованни ничего такой, из вас вышла бы отличная пара. Впрочем, - подмигивание, - с Джоном тоже хорошо. Если бы я не была однолюбкой и не обожала своего мужа, то...
Она встала, нагнулась, полезла в сумку за платьем, попутно продолжая болтать:
- У нас благосклонная диктатура. Я могу делать все, что хочу, - пояснила женщина, придирирчиво разглядывая свой наряд. Живота пока еще почти не было, так что складки прекрасно скроют некоторые округлости фигуры, - Впрочем, ты же знаешь, я не могу на него злиться, да и он никогда не сделает мне ничего во вред. Он вообще не очень хотел, чтобы я ехала с тобой. Как думаешь, почему?
Настала пора сказать подруге о радостном событии в жизни семьи Донато.

+1

6

- Да брось. Он мой друг, ты моя подруга, кроме того, его дом стоит напротив нашего...Или теперь это ваш дом? Неужто ты думаешь, что от всевидящего ока Донато можно что-то скрыть?
- О, нет, Анна, неужели жена дона стоит по вечерам на балконе с биноклем, направленный в сторону улицы Вязов 15? - Агата расхохоталась и отвела взгляд к окну. Поезд тронулся. Повторять, что между ней и Джоном ничего не было, будет абсурдным. Это было неправдой и это было понятно по ее сияющим глазам. Хоть и перед отъездом девушка успела поругаться с андербоссом, но у того в "заложниках" был ее сын и Агате как ни крути, придется вернуться. На тему о том разрывать ли нить отношений с Уэйтом или продолжать бросаться в омут страсти с головой, Тарантино решила не думать - не место.
Анна там что-то уже ворковала про рыбу, фаршированную в трупе или труп, фаршированный в рыбе, от чего Та-Та явно отвлеклась.
- тут достаточно денег для того, чтобы снять красный кабриолет и ринуться навстречу приключениям.
- Под приключениями имеешь ввиду избавление от трупа по шоссе до Бостона? Окей, Анна - кивнула испанка и дальше разговор перешел в более женское русло - сплетни о мужчинах.
- Ты решила взять медаль за секс с потрясающими мужчинами? - да, скромности миссис Донато не занимать, террористке и возразить нечем, но свою честь надо чем-то прикрыть.
- Не думай их захваливать! Риккарди - безответственный мужчина, который убежал как только заметил перспективу в серьезных отношениях, а Джонатан... у него точно есть корни Гитлера - Тарантино почесал нос, думая что бы еще кинуть вдогонку к сказанному. Политика, что своего мужчину надо выставлять в лучшем свете - не была ее политикой.
- Он вообще не очень хотел, чтобы я ехала с тобой. Как думаешь, почему? - ну ясень пень же. Агата усмехнулась, поднимаясь с кресла и задвигая шторки окна.
- Наверно не доверяет мне, боясь, что потом тебя придется выкапывать из-под завала? Или второй вариант: он не простил мне того поцелуя в банке Сакраменто - хохотнула испанка, расстегивая платье и стягивая через голову свою блузку.
- Или ты на что-то конкретное намекаешь? - из-под одежды задала вопрос Тарантино, застревая в кофте и болтая руками, поднятыми вверх. - Я застряла. Помоги мне - и развернулась к подруге спиной, чтоб та стащила блузку или хотя бы расстегнула пуговицы на одежде, который Та-Та предусмотрительно проигнорировала.

+1

7

- О, нет, Анна, неужели жена дона стоит по вечерам на балконе с биноклем, направленный в сторону улицы Вязов 15?
Анна притворно потупилась. Ну конечно нет! Это все Хабиб, ох уж этот пакистанец, все знает! Он однажды подумал, что Анне интересно будет знать, что Агата любит трусики со Спанч Бобом. Анна Хабиба отругала, запретила подглядывать за "этот аппэтытный жэнщин", посмеялась пристрастиям Агаты да и забыла это дело. А теперь, у Хабиба, кажется, появилась девушка, и ему уже стало не до Агаты.
- Ну что ты! - горячо воскликнула Анна и расхохоталась. Отсмеявшись, она сообщила, - Нечего было дом напротив нас покупать! Кстати, - хитрая улыбка в сторону подруги, - А ты не знаешь, что произошло с квартирой Уэйта? Я была там пару раз, а потом он купил этот дом, неспроста же?
Анна лукаво посмотрела на Тарантино. Что это, неужто Агата немного смущена? Наверное, показалось.
- Рик просто побоялся ответственности... А кроме того, - Анна покосилась на Тарантино, - боялся с тобой не справиться. А Джон.. Ну Гитлер, зато мужик хороший! Все они серьезные до поры до времени. А сделаешь глаза, как у кота из "Шрека", и они готовы сделать все, что ты попросишь.
- Или второй вариант: он не простил мне того поцелуя в банке Сакраменто.
- Что есть, то есть - хохотнула Анна. Муж выпал в оадок, хотя потом они вместе посмеялись над этим курьезом.
Анна, в отличие от Агаты, раздеваться пока не спешила. Она достала из сумки свое фисташковое платье, но оно пока так и лежало у нее на коленях.  Женщина встала, развернула Агату спиной еще больше, чтобы было удобнее расстегивать блузку, о мой бог, как двусмысленно звучит, и все в полном молчании. Потом дернула блузку наверх, освобождая Агату из шелкового плена и сказала, вернувшись к предыдущей теме разговора:
- А чьи корни в тебе? Не иначе, как самого Квентина, - любимая шутка Анны, которой она вечно подстегивала подругу, - Я его "Убить Билла" смотреть не могу без дрожи. Реки крови, мать моя!
Она развернулась к окну лицом, к Агате спиной (к лесу задом, ко мне передом), стянула с себя удобную широкую водолазку, а потом, лукаво закусив губу, повернулась. Четвертый месяц - не так много, но живот уже заметен. А если учесть, что на ультразвуке сообщили: будет двойня, то можно предположить, что Агата сразу поймет, что хотела сказать Анна. И пусть одеждой пока получалось маскировать беременность - совсем скоро этого уже не скроешь!

+1

8

- А ты не знаешь, что произошло с квартирой Уэйта? Я была там пару раз, а потом он купил этот дом, неспроста же?
- Конечно неспроста - Агата расплылась в улыбке, готовя ответ. Наверно, этот ответ не порадует подругу громкой новостью на манер той, что "мы с Джоном решили купить дом для наших 8 детишек" - Его квартира сгорела, вот он и перебрался. Я тут ни причем - испанка подняла руки вверх показывая белый флаг с мыслью "сдаюсь сдаюсь", и расхохоталась. Начало этой поездки уже оправдало ссору с Уэйтом. Сидеть и тухнуть в доме? Она и так не вылезает из четырех стен. Запер меня как птицу в клетке. - фыркнуло сознание, начиная воспроизводить в голове домашнюю войну. Черт, хватит. Не надо себе накручивать и портить настроение - в его доме свободолюбивая девушка ощущала себя как и в той блузке, что сейчас запуталась. Но Анна помогла выбраться, как из ткани, так и из особняка.
- Спасибо - Тарантино кинула одежду на кресло и достала платье.
- Я его "Убить Билла" смотреть не могу без дрожи. Реки крови, мать моя! - вы посмотрите на нее! И это говорит женщина, которая сама готова кишочки на шее носить вместо бус.
- А жить с мужем-убийцей ты можешь? Наши реали будут похлеще любого кинА не то что Квентина, самого Спилберга! - Та-Та наблюдала за подругой, поддерживая веселье в тесном купе. Но когда Донато осталась без верхней одежды, испанка начала ее разглядывать с особым интересом. Нет, это не то, что можно было подумать, даже учитывая их сумбурный поцелуй.
- Что-то в тебе изменилось - брюнетка взяла Анну за плечи, разворачивая к свету. Отошла на шаг назад, смотря на итальянку, как художник смотрит на холст.
- Ань, что там? - серьезно спросила девушка, осторожно касаясь пальцем живота Донато. Нет, она не хотела даже думать, что подруга беременна. При ее то профессии! При нашей то жизни! - но мысли настойчиво лезли и лезли в голову, начиная толпиться.
- Мама Мия, ты беременна? - Агата ладошкой прикрыла рот. Конечно, реакция должна быть "дорогая, я так за тебя рада", но помня свои ощущения, когда она боялась, что залетела от Джона, то ее реакция была страхом и "надеюсь пронесет".
- И что теперь будет? - такое расстройство в голосе, словно Анна была неизлечимо больна, а не ждала пополнения. Хотя, дети, это болезнь на 18 лет.
- А Виторре знает уже? - полюбопытствовала Тарантино, опуская свое бренное тело в кресло и скорее протягивая руку к бутылке с водой.

+1

9

- Ни при чем? - с особой интонацией произнесла Анна, - Ты уверена?
Не то, что бы она сомневалась в подруге. Но зная взрывоопасный характер госпожи Тарантино, можно еще радоваться, что Джон ушел целым... Джон же ушел целым?
- Впрочем, - принялась рассуждать Анна, - Это хорошо. Нарожаете детей, не в квартире же несчастных держать? - сказала и закусила губу. Аня, кому тут этот вопрос актуальнее? Радует одно - в огромном особняке Донато уместяться хоть десять маленьких Донатиков, так что по поводу места можно не волноваться.
Пока Агата вытаскивала платье из сумки, Анна старалась его рассмотреть. У подруги был безупречный вкус, что и говорить, у всех итальяно-испанок он был чудесный: яркие цвета, краски - вот он, истинный стиль.
Наши реали будут похлеще любого кинА не то что Квентина, самого Спилберга!
- Это да, - спокойно согласилась Анна, - Я и сама людей убивала, как, впрочем, и ты, и все мы. Но я же не режу их мечами, - да, согласна, аргумент слабый. Анна в жизни повидала и сделала столько, что могла бы не спать ночами. Но - парадокс, сопела себе итальянка в обе дырочки, а все потому, что нехорошие дела только начать делать тяжело. Потом - по накатанной, проще и проще. И вот ты уже не задумываешься о том, стрелять или нет: или ты его, или он тебя. Пан или пропал, кажется, это было любимым выражением Анны, правила жизни: выживает сильнейший.
За всеми размышлениями о природе добра и зла Анна и не заметила, как Агата повернула ее к свету и принялась дотошно изучать.
- Ань, что там? - и тырк холодным пальцем прямо в живот. Анна не выдержала, посмотрела на Агату и нежно-нежно сказала:
- Там Чужой. Потомок другой цивилизации!
Нет, ну видели бы вы Агатино лицо, и вы бы захотели пошутить. Подруга прикрыла рукой рот и смотрела на Анну с невыразимой печалью и скорбью. Анна рассмеялась:
- Да, я беременна. Ничего не будет, срок рожать - в ноябре.
Видимо, Агата не смогла выдержать этой радостной новости, она буквально упала в кресло и присосалась к бутылке с водой. Анна достала платье, натянула его через голову и принялась снимать брюки:
- Ну конечно, знает. Он от радости обезумел, мне кажется. Оплатил обучение в Гарварде, купил два пони и сам, собственноручно, точнее, собственноножно, сходил на рынок за морковкой! - при воспоминании об этом Анна хихикнула, муж выглядел так мило и забавно с пакетами, набитыми фруктами.
Анна присела, расправила платье и внимательно посмотрела на Агату.
- Брось, нам уже скоро к тридцати, а не обзавестись потомством - это нехорошо. Дети - это счастье, - с жаром закончила Анна, потому что сама она так и считала. Мало кто знает, но итальянка очень расстраивалась, когда очередной тест показывал чертову полосочку вместо двух. И вот теперь Анна летала на крыльях любви - так ей бвло хорошо.

офф*

Агат, а я знаю о твоем сыне? Если нет - самое время мне сказать;)

+1

10

Ну вот, Анна одним словом развеяла все сомнения и Агате теперь ничего не оставалось, как надавать подруге по голове за безрассудность. А Виторре надавать по яйцам, чтоб не... ну, вы поняли.
- Аня, но какие дети? Ты о чем?! - всплеснула испанка руками. Да, стоило порадоваться за подругу, будущую мать, сама же Агата мать и знает что это такое. Хотя вот по той причине, что и знает, и не хотела бы, чтоб еще и младшие Донато подвергались опасности. Ее сын сейчас растет в постоянно опасности, в бегах, в осознании, что его или его маму ищут. Он не знает почему, но знает, что мать умеет убивать. Он, 7-летний мальчик, видел смерть.
- Ты подвергаешь и себя опасности и его - кивок на живот - Подумай, сколько врагов у Виторре, сколько у тебя. И пузатую тебя будет поймать проще-простого. А потом шантажировать или того хуже... - девушка замолчала. Что я такое говорю! - она подняла глаза, надеясь, что Анна женщина сильная и не запугается так быстро, хотя беременные они паникерши и плаксивы.
Тарантино набралась сил и поднялась на ноги, беря итальянку за руки. Скажи, что ты рада. Скажи. Ну скажииии
- Но я рада за вас - хотя будущего малыша Агате было очень жалко, но это их выбор. - Давай сядем - она посадили подругу рядом с собой и глубоко вздохнула. Была пора открыть тайну. Если это хоть как-то поможет Анне и убережет ее от ошибок, то пора начинать разговор.
- Дети - это хорошо, но не у таких как мы. Ты осознаешь, что ребенок будет находиться в постоянно опасности? Ты понимаешь, что тебе надо будет уехать из города или нанять дюжину охраны? А теперь, внимание, сенсация. У меня есть сын. Ему 7 лет. И Ань, дети, это прекрасно. Но мы как родители для них - это их погибель. - обычно в таких случаях спасают отговорки "я не ты" и "у меня будет все по-другому", но предупрежден, значит вооружен. Хотя неужели Анна сама не понимала на что шла?
- Сразу поясню, этот ребенок не от Джона - разрядила Агата во время обстановку шуткой и чуть рассмеялась, опуская взгляд на свои руки - Его зовут Аарон. Ему в этом году идти в школу, но мы даже не можем спокойно выйти из дома без охраны. Я очень боюсь, как бы у тебя не было таких врагов, которые будут мешать твоему счастью материнства. - девушка нежно погладила шатенку по ладони и быстро подняла руку, проводя ладонью по щеке и сдерживая слезы. Это было рефлекторно, ведь Агата бы все равно не заплакала - она трезвая, чтобы плакать.
- Вы уедете из страны? - Я вот по приезду уеду. Точно уеду - это стало ясно после перепалки с Джоном и его ярого желания приковать ее к батареи.

+1

11

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/5/9/248d114d.mp3|***[/mymp3]
- Аня, но какие дети? Ты о чем?!
- Я о детях, - терпеливо отозвалась Донато.
- Ты подвергаешь и себя опасности и его...
- Их, - вставила Донато.
- И пузатую тебя будет поймать проще-простого.
- Разумеется. И что ты предлагаешь? - тихо-тихо спросила Анна. Нет, само собой, в словах Агаты была крупица истины, но... об этом стоило думать раньше, а не теперь, когда дело уже свершилось. Аборт? Нет и нет, Анна бы умерла сама, но не убила своих детей.
Кажется, Агату немного отрезвил вопрос Ани, и она промямлила:
- Но я рада за вас.
- Спасибо, - тепло улыбнулась итальянка, потому что сейчас она просто не могла злиться. При всем видимом неодобрении Агаты, при всех ее аргументах, безусловно верных, Анна не могла сердиться. Она широко улыбнулась. И не думайте, что она ненормальная. Неужто сама Донато не понимает, сколько желающих убить и ее, и Виторре, и всю прочую мафию? Неужели забыла побег из Палермо? Ответ: нет и нет. И разумеется, муж, который на время потерял способность мыслить трезво, тем не менее, не был дураком и понимал, что может случиться всякое. Но.. господи, она станет мамой! И вот именно поэтому Анна сделала шаг навстречу Агате и крепко обняла ее, вдохнула запах вкусной шампуньки для волос и замерла на некоторое время.
- Давай сядем.
Анна согласно кивнула и уселась на удобный диванчик в купе. Агата села рядом и вывали на Анну просто таки безумную новость! Сначала она прочитала коротенькую лекцию о том, что придется сделать для защиты детей, но тут Анна была спокойна. Хабиб и Митчелл ни на минуту не отойдут от детей, а в случае чего - Анна ценой собственной жизни будет спасать их, уезжать из страны, искать какие-то пути.. Мать горло перегрызет за своего ребенка, это правда. Однако, мы отвлеклись.
- Сын? - зачарованно протянула Анна. Видимо, служба сбора информации работала из рук вон плохо: про то, что Агата жила с Джоном, они знали, а про то, что у Тарантино был сын - нет.
- Семь лет? - переспросила Анна, пропуская мимо ушей шуточку про Джона, разве что, он прилетел к ней из будущего, - А тебе двадцать четыре. Выходит, в семнадцать...?
Было от чего прийти в недоумение. Не подумайте, будто Анна считала Агату неспособной быть матерью. Вовсе нет, просто Агата всегда была таким порхающим существом, этакое перекати-поле, нигде не задерживаться надолго, не иметь друзей, никому не доверять. И вдруг - сын.
- Но мы как родители для них - это их погибель.
- За контроль рождаемости выступают только те, кто уже родился,- упрямо произнесла Анна, - Разумеется, всегда были и будут те, кто желает нам смерти. И я знаю, что с моей стороны это неосмотрительно. Я прекрасно понимаю всю опасность, но...
Она замолчала, проглотила комок в горле. Сейчас у них с Агатой наступил такой чудесный момент единения, они понимали друг друга и поддерживали без слов. Агата терла щеку ладошкой, будто бы стараясь не разреветься, Анна кусала губы. Сейчас, кажется, они обе жалели о своей деятельности в мафии.
- Ничего не поделаешь. Раз ты мать, ты должна понимать меня - я убью любого, кто косо взглянет на них, - сказала Анна, положив руку на живот, - Любого, и наверняка, это чувство тебе знакомо. Нам уже ничего не поделать: тебе, мне, Виторре, Джону. Мы слишком сильно увязли. И значит, будем жить, как умеем.
Она положила руку на плечо Агаты, сжала в дружеском жесте.
- Прорвемся.
- Вы уедете из страны?
- На некоторое время, - ответила Донато, - Мне нужно в Италию, потом, возможно, наш дом на Мальдивах, или где-нибудь в Европе, там мы будем инкогнито. Но потом - потом мы вернемся. И да, - она посмотрела прямо в глаза подруге, - Ты должна знать. У нас повсюду есть недвижимость. Кажется, даже где-то в России. Если тебе нужно будет убежище - мы сможем тебя спрятать.
Сейчас Анна говорила серьезно. Если одна Агата еще выпуталась бы из любой ситуации, то с ребенком... Так что теперь Анне было очень важно дать понять ей, что она не одна, и есть кто-то, кто сможет помочь.

+1

12

- А тебе двадцать четыре. Выходит, в семнадцать...?
- Да, я была молода, глупа, верила в то, что девственницы не залетают - она усмехнулась, пытаясь свести все в шутку, чтоб не отвечать на расспросы о том, от куда у такой как она могут появится дети. Кажется, для многих это становится нонсенсом и меняется их мировоззрение, когда они узнают, что у урагана по имени Тарантино есть сын.
Агата порешила, что если вопросы о том где был ребенок и как ей удавалось его скрывать не озадачили голову Донато, а если и озадачили, то она их не озвучила, то лирическое отступление закончено. Не была Та-Та любителем рассказывать о своих подноготных, куда больше любила слушать чужие секреты и помогать советами, как, например, с Анной. Хотя, безусловно, женщина не нуждалась в советах подруги, только в поддержке.
- Ничего не поделаешь. Раз ты мать, ты должна понимать меня - я убью любого, кто косо взглянет на них - конечно, Тарантино понимала и разделяла это чувство. Сильнее любящей матери нет ничего. Она прорвется везде, разломает стену, научится летать и перелетит через океан, убьет врагов и друзей, чтобы отвоевать и защитить своего ребенка.
Нам уже ничего не поделать: тебе, мне, Виторре, Джону. Мы слишком сильно увязли. И значит, будем жить, как умеем. - и опровергнуть было нечем. Они все повязли и скованны одной цепью.
- Связанными одной целью. Скованными одной цепью - пропела Агата и усмехнулась. И ее пугала эта связь, не давало покое быть навсегда повязанной отношениями, обязательствами, долгом, любовью. Опять начала гнать от себя мысли о Джоне и уверять, что как только окажется дома, то уедет из страны. В конце-концов, не зря же Уэйт сделал ей и Аарону новые документы - сам вручил путевку в другую жизнь. А еще и Анна подталкивала своими рассуждениями о побеге.
- Если тебе нужно будет убежище - мы сможем тебя спрятать.
- А в Австралии найдется домик на берегу океана? - испанка широко улыбнулась и благодарно взглянула на подругу. Подруга - произнесла Та-Та про себя, осознавая, что за все годы ее жизни не могла бы никого так назвать. Всегда верила, что женской дружбы не бывает, ну, или уверяла себя в этом, утешала. Но Анна... она доказывала Тарантино обратное.
- Спасибо, подруга - брюнетка чмокнула женщину в щеку и встала с диванчика. Глядя на часы приходило осознание, что им пора собираться. Испанка сняла с вешалки красное платье на тонких лямках, начиная сборы.
- Так значит их двое? Близнецы? - спросила Агата, спуская платье по бедрам и проводя ладонями по талии, разглаживая складки. Сидело отменно. Девушка прокрутилась перед зеркалом и подмигнула отражению.
- Так значит с нашим превелико уважаемым бароном пить и спаивать мне? Черт, женщина, ты халтуришь! - Агата рассмеялась, расстегивая на ушах серьги и задвигая сумку под кресло.
- Готова - отозвалась террористка, сверяя часы еще раз. - Все эти разговоры о детях вызвали у меня жгучий аппетит. Только ничего не подумай - хихикнула Та-Та, открывая дверь купе и дожидаясь когда Анна присоединиться к ней и они последуют по тесному коридору до вагона-ресторана.

одета

http://cs505.userapi.com/u58668379/125113530/x_ac99b725.jpg

+1

13

- Ты еще и девственницей была? - наивно спросила Анна, надеясь на то, что Агата шутит. В самом деле, Донато, как и любая женщина, уже загорелась любопытством и хотела знать все: а как? А кто отец? А где? А больно рожать? А куда ты его потом дела, ребенка? А отец где?
Но, разумеется, жизнь в Сакраменто многому Донато научила. В Италии она, не сомневаясь бы, тотчас затрещала, будто сорока, выспрашивая подробности, но эти американцы такие замкнутые и так не любят лезть в чужие дела. Анна и сама не любила, когда в ее личной жизни копошатся, будто в корзине нижнего белья, но ведь это же подруга! В любом случае, Анна решила узнать все интересующие вопросы попозже, когда Агата будет в состоянии говорить об этом, ну или будет в легком подпитии.
- Связанными одной целью. Скованными одной цепью, - мрачно пропела Агата, Анна посмотрела на нее с подозрением:
- Странная песня, русская что ли?
А что вы так удивляетесь? Неведомая Россия, в которой Аня никогда не была, пугала всех американцев. В Италии такого культа не было, а вот в Америке были знамениты медведи, спецназ, буденовки...ну и водка. Вспомнив Новый Год и водку, которую они с Соней пили в сауне, Анна вздохнула. Она до сих пор не могла без стыда смотреть в глаза Хабибу! Митчелл-то что, он все время ржет, а серьезный пакистанец теперь краснел при виде Анны и не смотрел Виторре в глаза!
- Австралия? Там тепло, - мечтательно проговорила Анна, - У нас есть поместье неподалеку от Сиднея. Оно, конечно, не совсем высший класс, Виторре, кажется, его покупал про запас, планируя когда-то привести его в порядок, но вообще... Я могу дать тебе ключи.
Она встала, натянула, наконец, свое платье, поправила волосы.
- Не за что. Мне знакомо чувство, когда бежишь, а куда - не знаешь. Просто бежишь и все, - вздохнула Анна, - Я тебе не рассказывала, но когда мы уезжали из Палермо, наш дом взорвали, а мне продырявили ключицу, - она подняла локон темных волос и показала тонкий шрамик неподалеку от сонной артерии, - Я орала, как резанная, а самое худшее то, что мы не знали, где будет безопасно.
Анна вздохнула, снова уложила волосы на место. Вспоминать о любимом доме в Палермо было до сих пор тяжело: первое семейное гнездышко, свитое собственноручно: Анна все еще помнила, как сама клеила сиреневые обои, украшенные белыми цветами, в спальне.
- Близнецы, - подтвердила Анна, - Мальчик и девочка.
И расплылась в дурацкой улыбке. Как только стоило подумать о двойне, внутри все теплело. Марк и Сильвия - Анна уже придумала имена детям.
- Крестными родителями мальчика будут Соня и Рик. А девочки - вы с Джоном, - Анна подмигнула подруге. Теперь, после того, как она узнала, что у Агаты есть сын, доверять ей в руки свое дитя стало не страшно.
- Так значит с нашим превелико уважаемым бароном пить и спаивать мне?
- Нуу, я буду делать вид, что пью, - сознала Аня, - Да и потом, у нас есть клофелин!
- Только ничего не подумай, - сообщила Агата и выскользнула в коридор. Анна бросила взгляд в зеркало, гордо выпятила грудь и последовала за подругой. Уцепившись за локоток Тарантино, Анна хмыкнула ей на ухо:
- А не беременна ли ты от Джона, дорогая? И да, платье на тебе - высший класс!
Подруги зашли в вагон-ресторан. Богато украшенный позолотой и красным бархатом, он сиял и переливался. За окном уже стемнело, поезд несся в Бостон, и только фонарные огни мелькали на улице. Анна указала глазами на мистера Икс и села за столик неподалеку от него, чтобы оказаться к нему спиной. Агата в ошеломляюще-красном платье, вызывающе шикарная, оказалась прямо лицом к мистеру Смиту.

Донатовское платье

http://uploads.ru/i/c/u/0/cu0JR.jpg

+1

14

- Ты еще и девственницей была?
- И в церковь по воскресеньям ходила - добавила Агата, при том не шутя, но скромно улыбнулась. С трудом ли верится, что некогда, верующая в бога девочка, которая перед едой читала молитвы и чтила родителей, теперь, к своим 24, нарушила все заповеди и готова была продолжать, не боясь Ада. Стоит потерять веру, как ты не боишься и самого низшего круга. Стоит потерять веру, как тебе не страшна ни смерть, ни жизнь. А чего могла бояться Анна? Или суровый Виторре? Или Джон, который убивал людей из удовольствия? Но данные вопросы отошли на задний план, когда Донато заговорила про Сидней. У испанки загорелись глаза и она уже была готова протянуть ладошку за ключами от коттеджа.
Маленькая беглянка - в голове будто отозвался материнский голос, устало качая головой и смотря на своего ребенка. Ребенка, которого наказывали за разбитую чашку или испачканную белую скатерть во время ужина. Ребенок вырос, выросли и проделки. Теперь не разбитая чашка, а бутылка вина об голову Уэйта, не испачканная скатерть, а заляпанная кровью занавеска. Неродивое дитя
- Я орала, как резанная, а самое худшее то, что мы не знали, где будет безопасно.
- Самое главное, что у тебя было на кого положиться. - тепло улыбнулась она итальянке и поторопилась на выход.
- А не беременна ли ты от Джона, дорогая?
- Пф. Почему сразу от Джона? - рассмеялась девушка. Как же отчаянно она хотела сделать вид, что между ними ничего не было. Но Анна не верила, она все знала и кивала всякий раз, когда Агата говорила "между нами ничего нет". Кажется, я пытаюсь убедить не ее, а себя в этом.
Тарантино не доверяла вагонам-ресторанам, хоть и ужинала в таких всего... никогда. Но все равно ей казалось, что омаров здесь варят в аквариуме, что кипятиться над печкой для растопки угля. Это как в России должны ходить по улицам медведи, так и в поездах должна подаваться отрава.
- Нас здесь не отравят? - первым делом подумала брюнетка о еде и мельком заметила Смита, которого они пока еще не заинтересовали - тот ковырялся в тарелке с грибами.
- Слушай, Ань, плохая идея. Я не умею флиртовать. В последний раз когда пыталась, мужик сбежал от меня из театра. Правда, я его все равно догнала, но все же - шепотом, наклонившись вперед, шушукалась Та-Та. - Давай махнемся местами? У меня зад лучше - гордо заявила девушка, но места так и не были перетасованы.
- Тогда будешь мне подсказывать, поняла? Я буду твоим зеркалом - идея сумасшедшая, но они уже заказали выпить. Агате - мартини с оливкой, Анна - безалкогольный напиток.
А дальше началось представление: стоило Донато провести языком по соломинке, Тарантино повторяла за ней, беря уроки обольщения.
- В такие моменты я ощущаю себя закоренелой феминисткой - трюки с обсасыванием трубочки вызывают у меня сомнения о том, что же мужчины переставляют, когда видят откровенные призывы. - девушка скривилась. Смит, который до этого с любопытством наблюдал за их столиком, готовый вот-вот подойти с бутылкой шампанского, опешил от реакции Агаты и опустил голову.
- Ну, вот, я его спугнула. - огорчилась Тарантино и решила на время забыть о наркоторговце, у них же в конце-концов, весь вечер впереди - Хочешь трюк покажу? - воодушевилась Та-Та, вытаскивая из бокала миссис Донато вишенку и аппетитно зажевывая ее. Но вся фишка была не в этом, а в том, что далее испанка сделала с веточкой - завязать языком узелок, это вам не шубу в трусы заправлять.
- Опля! - Агата похвасталась заслугами, доставая изо рта связанную в узел веточку. Смит, который наивно решил, что это было призывом для него, резко подскочил из-за стола, вытирая пот со лба салфеткой, и направился к дамам.
- Рыбка на крючке - довольно сообщила испанка и широко заулыбалась, встречая мужчину.
- Дамы - поклон обеим - Не откажете ли скрасить мне столь чудесный вечер?

+1

15

- Церковь? - спросила Анна, когда подруга уселась за стол, - Я тоже католичка, родители по воскресеньям всегда ходили в костел. Я - нет, я была плохой девочкой.
Она задорно подмигнула подруге и попросила официанта, тотчас подлетевшего к столику:
- Форель в винном соусе и "Вдову Клико", четверть бокала, белое.
Официант кивнул, судорожно записывая заказ, и обратил свой горящий восторгом взгляд на Агату. Анна хмыкнула. Видимо, они с подругой выглядели и правда неплохо, раз этот мальчик с таким энтузиазмом бросился к их столику. Или рассчитывает на чаевые?
В любом случае, когда он ушел, Анна наклонилась ниже к столу.
- Я не умею флиртовать.
- Не смешно, - парировала Анна, - Ты думаешь, я этому поверю? После Джованни, Джона... и отца твоего ребенка, - здесь голос потише, нечего всем знать, что у этой молодой и цветущей девушки есть сын, - Ты очень красивая, - закончила Анна с теплотой в голосе, - И явно цепляешь чем-то мужчин. Так что...
- У меня зад лучше!
- ЧТО?! - возмущенно переспросила Анна, - Не хватало мне Фила, который все рассказывал губернатору о моей плохой заднице, как еще и ты?!
Нежданно-негаданно появился официант, он поставил блюдо с форелью перед Анной, две тарелки с закусками, шепнув девушкам что-то вроде: "За счет заведния", потом подал бокал мартини Агате, а Анне - воду с лимоном. Бокал вина стоял тут же, он предназначался для мистера Смита, который, по всей видимости, уже пялился на Агату.
- Сделаешь вот так? - спросила Анна, задорно улыбнулась и медленно провела языком по соломинке. Несчастный официант, который успел уже отойти на приличное расстояние, поперхнулся. Анна в притворном раскаянии отсалютовала ему соломинкой и снова обратила свое внимание на Агату:
- Ну что там?
Тарантино быстро училась. Был ли это тактический прием, или же она просто захотела похвастаться умением, но веточка вишенки была завязана языком в узелок за пару секунд, и Анна чуть не залопала от восторга. Если этот Смит сейчас ничего не предпримет - он идиот и импотент.
- Обширный опыт, дорогая? - игриво спросила Анна, поднимая брови. Сзади послышался голос:
-  Не откажете ли скрасить мне столь чудесный вечер?
Донато подняла голову. Перед ней стоял мистер Смит, собственной персоной. Анна в упор посмотрела на него. Симпатичный, темноволосый, хорошо сложен... Похож на итальянца. Жаль будет его убивать, ну ведь хорош же, черт.
- Почему бы и нет? - с загадочной улыбкой произнесла Анна и предложила:
- Присаживайтесь. Поездка в Бостон обещает быть долгой, а раз так - хорошая компания не помешает.
Смит уселся на стул, переводя свой взгляд с Агаты на Анну и обратно. Видимо, он так и не смог решить, какая из двух девушек ему симпатична, и сейчас метался между двух огней.
- Я Джон. Джон Смит, - представился он и открыл бутылку шампанского. Пенная жидкость полилась на скатерть, кажется, Смит перенервничал, или девушки были уж слишком хороши для него. Анна обменялась взглядом с Агатой и улыбнулась.

А вот и Полли! В смысле, Смит)

http://s11.radikal.ru/i184/1003/5a/2c53bcfee994.jpg

+1

16

- Обширный опыт, дорогая? - подколола ее Анна на трюк узелком веточки и Агата, гордо приложив ладонь к своей левой груди, произнесла:
- Ни-ког-да - и можно было клясться на конституции в верности Соединенным Штатам Америки. Тарантино засмеялась, но прикусила себя за язык, когда к ним отважился подсесть мистер Смит. Мужчина производил приятное впечатление - статен, с глубоким страстным взглядом, который метался в стеснении выбора, с широкими ладонями. Правда, было одно "но", которое отталкивало Агату и возвращало к мысли, что она с радостью понаблюдает за его смертью, он был похож на Билла. Наверно так же уверенно держался в шкуре джентльмена, а за маской оказался подонком и шакалом.
- Я Джон. Джон Смит - что-то жизнь подкидывает мне много Джонов. Так и не разберешь, от кого ждать беды, от всех сторониться разом?
- Это было так же феерично как "Бонд. Джейм Бонд" - она улыбнулась, говоря двусмысленно, то ли имея ввиду представление Джона, то ли его шумное разливание шампанского по столу. Пока мужчина спасал положение, бросая на стол салфетки и отвлекаясь на официанта, Та-Та губами пыталась передать Анне, чтоб та действовала. Нахмурилась на нее, когда Донато делала вид, что не понимает или просто скидывает мужика на Тарантино.
- Анна - прошипела испанка, пихая подругу под столом ногой.
- Что, простите? - вернулся Смит к ним с ослепительной улыбкой.
- Анна. Ее зовут Анна - кивнула на подругу - А меня Агата - и подсунула торговцу руку для лобзания. Террористка уже чувствовала как закипает кровь и с каким трудом ей будет даваться вежливость и все эти "выканья". Да я бы его минут за 10 оприходовала и повязала. Зачем медлить? Это похоже на игру с едой - не поваляешь, не поешь?
Барон, как окрестила его Агата, взял ее руку, целуя в знак знакомства, а Тарантино схватилась за бокал мартини, делая глоток. Мысль была, что если она опьянеет, то будет хоть на что сваливать свою наглость и язвительные шутки. Так и хотелось высказаться по поводу перекрученного галстука на шее Смита, но испанка смолчала и жадно выпила спиртное.
Положение время от времени спасала Анна, двигая темы для разговора и снова поднимая Агату на пьедестал, когда та падала с него и ляпала что-то лишнее.
- Джон, проводите меня до дома? - перебивая Донато, которая рассказывала про выставку великого Да Винчи, картины которого привезли на неделю в музей Сакраменто, вставила Агата - Я хотела сказать до купе. - девушка улыбнулась и встала с места, так и не дав Смиту помочь ей со стулом.
- Через 10 минут будь как штык - шепнула бандитка на ухо итальянке, уж не хотелось чтоб уважаемым наркобарон подумал, что его хотят затащить в постель и начал принимать в этом участие. Его всего лишь хотят убить и он так ведется на женский флирт, что тут грех оставаться в живых!
Тарантино остановилась с Джоном возле двери купе и спустя две минуты наигранного смущения, зашла с ним внутрь, рассчитывая на пунктуальность Анны и ее спрятанный револьвер, нож, мачете, топор под юбкой.

+1

17

- Я Джон, Джон Смит.
- А я Бонд, Джеймс Бонд, - захотелось сказать Донато, - Или хотя бы "Донато. Анна Донато".
Но паясничать она не стала, к чему? Сейчас еще Смит обидится и уйдет, и Виторре снимет с них голову.. Ну, как с них? Не с беременной жены, это уж точно.
Потом пуфф, и шампанское потекло по столу, а не так, как задумывалось, в стаканы. Смит принялся вытирать скатерть да трясти руками, подзывая официанта. Анна достала оливку из мартини Агаты и съела ее со скучающим видом. Тарантино тем временем подавала какие-то знаки, моргала обоими глазами и шептала что-то, но Донато не могла разобрать. Спросить же: "Агата, что такое?" не представлялось возможным: Джон бы все понял, а зачем это Анне?
- Анна! - бух по платью ногой. Анна зашипела, словно рассерженная кошка и метнула взгляд, полный убийственной холодности в Джона. Мерзавец, ты чего пинаешься?
Впрочем, судя по виду Смита, это явно была Агата. Джон улыбался во все свои тридцать два зуба, Агата уже вовсю представляла ему Анну, и Донато ничего не осталось, как только растянуть губы в ответной улыбке, подождать, пока Смит обцелует руку Агаты, чтобы протянуть свою. Левую. Как и любой католик, Анна носила обручальное кольцо на левой руке, и Джон, приложившись к ее запястью с тонким ароматом духов от Пако Рабанно, тут же потерял к Анне всякий интерес. Ну правильно, если ты замужем, на тебе можно крест поставить.
Агат опрокинула мартини и щелкнула пальцами. Тотчас подлетел официант и снова наполнил ее бокал. Анна сделала жест "рукалицо" и завела разговор о политике.
Через полчаса Анна могла сказать, что Джон а) симпатичный, б) начитанный, в) умный и г) вполне себе нормальный тип. Даже убивать жалко.
А потом Агата отчебучила. Проводить ее до купе? А что скажет Джон - хотела было спросить Анна, но Агата шепнула ей:
- Через 10 минут будь как штык.
Донато кивнула, дружелюбно улыбнулась Джону, махнула рукой. Официант налил ей клюквенного морса, а Анна подняла тот самый бокал со "Вдовой Клико":
- Джон, за наше здоровье!
Мужчине ничего не оставалось, как выпить вино. Анна улыбнулась. В вине был сильный антидепрессант, он вызывал сонливость и общую слабость. То, что нужно.
Ровно через семь с половиной минут Анна оторвалась от стула и поспешила к выходу. Официант, несший счет, застыл. Анна шла стремительным шагом, волосы развевал сквозняк, платье колыхалось от темпа шагов, на лице застыло суровое выражение... Бедный мальчик подумал, что Донато идет по его душу, и немедленно убрался с дороги. Анна хмыкнула и вышла в коридор.
Через пару секунд она была у двери купе. Анна застыла и прислушалась:
- Ну же, - пыхтел кто-то за дверью, - Я мужчина, а ты красивая девушка, почему бы нам не...
Анна рывком открыла дверь, вытянула из чулка небольшой пистолет с тяжелой ручкой и врезала Смиту по голове изо всей силы. Джон рухнул, как подкошенный, прямо на Агату, над которой он уже завис. Ты смотри! И штаны уже расстегнул, охальник! И как успел, за пару-то минут?

+1

18

Смит, как оказалось, не из людей, которые зря теряют время. В купе, наедине, куда-то делась вся его вежливость, все манеры и учтивость. Он был тем, кем есть все мужчины - самцами, которые с радостью примут в дар ночного мотылька. Но Тарантино этого и предполагала и на это шла, поражаясь как же неосторожны мужчины. Стоит на горизонте замелькать длинным ногам, третьему размеру и смеющимся глазам, как они попадаются. Женщины в этом плане надежны, их привлекают не доступность, они если и влюбляются, то в отношение к себе, как кошки.
- Эй, Бонд, попридержи коней! - она дернула плечом, когда мистер Смит положил свою ладонь и сделала шаг назад. На мужчину уже действовал "яд", подсыпанный Анной и он плохо держался на ногах ,впрочем, как и соображал, копошась руками возле ширинки своих штанов.
Блять, Донато, ты где?! - напряглась испанка, насчитывая в голове уже 10 минут по три раза и плюхаясь на сиденье. И тут врывается подруга с такой дерзостью на лице, что Агата даже думала, что Анна ногой открыла дверь. И плевать, что дверь в купе отодвигается в сторону, Анна все равно может ее проломить своим настроем.
Смит, получив по голове наганом, свалился на террористку, как мешок с картошкой и девушка закряхтела, сталкивая тело на пол. Поднялась, поправила платье и двинула бессознательному барону ногой по печени, хмуро посмотрела не него и поправила прядь волос.
- Надо обыскать его каюту и забрать нам причитающиеся - сказала Та-Та, присаживаясь на корточки и начиная шманать Смита по карманам, ища билет или хоть что-то, что могло бы указать на номер его купе. - Когда следующая остановка? Нам бы по-хорошему, сойти на ней - испанка прощупала пульс наркоторговца, дышал, еще дышал. - Пока это чудище не очнется, надо забрать деньги, что он задолжал у нашей семьи и выйти с ним на ближайшей станции. Как думаешь, сойдет за пьяного? - спросила Тарантино, поднимая Смита за щеки и делая из его лица милую моську.
Ути-ути-ути - засусюкалась Агата, потом перевела взгляд на подругу - А он хорош, да? - усмехнулась брюнетка, оставляя игры с физиономией Смита и бросая его голову обратно на пол. Она поднялась, держа в руках корешок от билета, где был номер купе.
- Ловкость рук... - улыбнулась Агата - Номер 15, вагон 8. - сообщила девушка, надеясь, что их гость еще продремлет хотя бы часик, и начала заталкивать тело под синий диванчик.

+1

19

Агаты выпросталась из-под Смита, двигуна ему острым носиком туфельки по печени и присела, в надежде отфскать что-нибудь полезное. Анна покачала головой, мародерство одно. Сразу в голову пришла сцена из фильма "Очень страшное кино": Я возьму кредитки! А я - золото. А я трусы возьму.
- Следующая остановка - Новый Орлеан, по идее, минут через двадцать пять-двадцать семь, - сказала Анна, изучая карту маршрута, прикрепленную на стене, - Он же живой, да?
Агата потрогала пульс наркоторговца, согласно кивнула. Анна сложила руки на груди:
- Сойдет. Дай бог нам его вытащить.
А что? Смит - мужик в самом расцвете сил, килограммов под девяносто весить будет. Донато пихнула его носком туфли, но Джон только всхрапнул, а потом причмокнул губами и перевернулся на другой бок. Агата, которая строила ему милую рожицу, удивленно взглянула на Анну. Кажется, антидепрессант подействовал на Смита ОЧЕНЬ хорошо.
- Восьмой вагон? Через два от нашего, нормально.
Анна согнулась и принялась помогать Агате запихнуть Смита в узкое пространство под сиденьем.
Когда дело было кончено, Анна подняла крышку, которая должна была придерживать багаж от падения, закрыла Смита под диванчиком и навесила сверху небольшой крючок. теперь не вырвется.
- Ну пойдем, подруга. У нас есть двадцать минут на то, чтобы найти наши деньги, вернуться сюда, вытащить Смита и сойти в Новом Орлеане, - деловито сообщила Донато и первая вышла в коридор. Она осмотрела коридор и направилась в сторону купе Смита.
- А что мы будем делать с ним в Новом Орлеане? - поинтересовалась итальянка, оглянувшись на Тарантино.

+1

20

- Сойдет. Дай бог нам его вытащить. - а это действительно может стать проблемой. Смит - мужик в расцвете сил и веса, Анна беременна, а значит помощник из нее никакой, а Тарантино при всем свое желании падет под тушей мужчины.
- Не видела в поезде гастарбайтеров? Могли бы у них тачку позаимствовать - хмыкнула испанка, прикладывая пальцы к подбородку и стуча по нему, оценивая Джона Смита. Была надежда, что через 20 минут он будет все так же мертв, но у него появится способность шевелить ногами.
- Ты либо слишком ему всыпыла или сильно вдарила - заключила Тарантино, выходя из купе следом за Анной. Поезд разгонялся, его слегка качало и девушка шла, держась за поручни, чтоб не слететь вниз. Походило, будто испанка пьяна. Да, она выпила пару бокалов мартини, но наглый Смит выбил из нее нетрезвую дурь.
Донато что-то спрашивала, оглянувшись на нее и брюнетка подняла брови Что? - не расслышала она - Что делать с ним дальше? Как думаешь, у него есть семья? - в целом, Агата было все равно убить человека семейного или холостяка, она просто не допускала такой мысли, так как всегда убивала масштабно, чтоб считать еще число несчастных семей. Она убивала быстро, чтоб не жалеть и не сомневаться.
- Высадим нашего попутчика в пустыне по дороге к Бостону. И если он настолько крут ,как о себе думает, значит выживет, если еще и умен, значит никогда не вернется в Сакраменто. - холодным голосом говорила террористка, дергая дверь купе 15 и входя внутрь. Смит ехал налегке, как и его преследовательницы, а посему мест для обыска было не много.
- Смотри-ка еще и кодовый замок поставил - сообщила Тарантино, дергая металлический замочек на серебряном кейсе. - Ладно, хватаем все его вещи, разберемся потом. Надо создать иллюзию, что этот кент вышел с нами развлекаться - и снова Та-Та задумалась над тем, как им тащить весь багаж.
- Стоять будем 10 минут - проводя ровную черту пальцем по листовке, висящей на стене, сообщила девушка и вышла из купе. Они благополучно вернулись в свой "номер", но стоило дамочкам закрыть дверь и скинуть сумки, как крышка, которой Анна накрыла бедного пьяного Джона, слетела и от туда выскочил мужик, держа пистолет наготове.
- Безмозглые суки! - вскрикнул он, направляя дуло попеременно то на Агату, то на Анну - Считаете меня таким глупцом, который станет распивать коктейли с подозрительными дамочками, будучи в бегах? - да, на пьяного он не был похож, как и человека, который должен сейчас находиться под действием снотворного. Мужчина вытер левой рукой кровь с виска и замахнулся на Тарантино.
- Сейчас мы с вами действительно поедем кататься. Встали - скомандовал он, хватая миссис Донато крепко за шею и поднимая с диванчика. Поезд тем временем замедлял ход и прибывал на перрон Нового Орлеана.
- Если пикнешь, продырявлю тебя - прожужжал мужчина на ухо Анне и взял ее под локоть. Холодный ствол уперся ей в бок - Забери у нее оружие - взгляд на Тарантино, которая медлила и судорожно пыталась придумать план спасения - Живо! - рявкнул Смит и Агата послушно забрала у подруги пистолет и наркобаром вырвал пушку из рук Тарантино.
- Вперед, цыпочки - он глухо засмеялся, от чего у Агаты поползли мурашки по спине. Она успела переглянуться с Анной, на которой лица не было, прежде чем Смит толкнул ее на выход. Их вещи остались в купе, мужчина прихватил только свой запертый кейс, спускаясь со ступенек вагона.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если Вы уже лысы - Вас тогда спасут усы