Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » s.o.s. ‡бывают же добрые люди!


s.o.s. ‡бывают же добрые люди!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

– А что, можно мерить счастье в котиках?
– А в чём же еще?
– В деньгах.
– Но как-то глупо гладить по вечерам деньги. ©

http://funkyimg.com/i/Y63r.png

у ч а с т н и к и
Eleanor J. Salinger & Gertrude Auer;
в р е м я &  м е с т о
10 мая 2015 года & общежитие, в котором обитает Элли & примерно 23.30;
п о г о д н ы е  у с л о в и я
Прохладно, нуарно, идет дождь;
с ю ж е т
Небезызвестный Раскольников задавался таким вопросом: можно ли оправдать преступление, когда человек его совершил во имя благой цели? Отвечаем на полном серьезе: если не убивать бабушек топором, а всего лишь нарушать закон по мелочи, стараясь помочь бедному живому существу, то можно. Ты, парень, явно что-то делал не так.
Ночь, улица, фонарь, аптека. Кот в роли жертвы, поздний час в роли камня преткновения. Элли и Гертруда играют самих себя, массовка просто наблюдает за происходящим.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/9379219mT8[/audio]ПЕРЕМЕНЧИВЫ ВСЕ ВЕЩИ В СТРАННОМ МИРЕ ЧЕЛОВЕЧЬЕМ
ПОСТОЯННЫ МЯГКИЕ, МУРЧАЩИЕ КОТЫ
- - - - - - - - - - -когти могут впиться в ногу, но нога, поверь, не сердце

Отредактировано Eleanor J. Salinger (2015-06-12 04:05:39)

+3

2

Ни легкая куртка-ветровка, ни даже поднятый воротник, который закрывал шею и горло уже не спасали от противного дождя. Девушка проходила мимо ограждения общежития, где когда-то жила ее подруга во времена университетской учебы. Она знала тут немало лазеек в заборе, одна из них была в буквально через пару метров и она наверняка до сих пор пользуется популярностью у тех жильцов общежития, кому не сидится на месте. Знакомая обстановка навевала воспоминания. Вот только противный дождь, который уже насквозь промочил бедняжку, портил картину и отвлекал от картинок недавнего прошлого. До остановки оставалось не так далеко идти, но все же она, нервничая, лезет в сумку, чтобы достать старый потрепанный годами зонтик. Любимый легкий небольшой зонтик с логотипом авиакомпании, где работает отец.
Одна спица зонтика постоянно застревала в полусогнутом состоянии, но на этот раз открылся быстро, без заеданий.
Герда сама уже не понимала, почему сразу не достала этот чертов зонт? Хотя, когда она вышла из дома бабушки, который был неподалеку, дождь был совсем несильным, почти неощутимым. От высокой влажности только волосы начали виться, как у молодого барашки и было ощущение, что лицо покрыла какая-то липкая пленка. А потом постепенно капли становились все больше и больше...
Теперь, стоя под зонтом, она видит, что ее недавно купленные балетки выглядят совсем печально, наполовину утопли в сплошной луже на тротуаре.
Она поворачивает голову в сторону дороги, думая, что может стоит идти там? Но там все обстояло еще хуже, ведь поток воды стекал по обочине с бешеной скоростью.
Гертруда злилась на себя, что досиделась допоздна в гостях, да еще и приехала сюда не на своей машине. Злилась на то, что в мае уже сложно ориентироваться во времени, ведь темнеть начинает очень поздно. Злилась на бабушку, ведь это она постоянно подливала ей в чашку еще чайку из каких-то сушеных лепестков из ее собственного сада.
Берет зонтик в левую руку, чтобы правой достать из кармана мобильный телефон и посмотреть время. Экран телефона быстро запотевает, но цифры от этого видно ничуть не хуже.
23:30.
Будет совсем не здорово, если последний автобус уже уехал. Она прячет телефон обратно в карман, чтобы тот не набрался нежелательной влаги и уже была готова сделать шаг в сторону остановки, как услышала пронзительное писклявое "мяу".
Кошачий писк Гертруда узнает из тысячи. Если бы волосы не закрывали уши, было бы видно, как они дернулись. Тишина и она уже решила было, что ей показалось, но "мяу" повторилось и на этот раз девушка ясно различила, откуда шел звук.
Из-за ограждения, где-то совсем-совсем рядом. Она дошла до лазейки в ограждении и тихонько ступила на территорию общаги, стараясь не задеть проржавевшее ограждение.
Стоило ноге ступить на землю, как из-под туфли вырвался противных хлюпающих звук. Грязные пузырьки лопались под подошвой, коричневые брызги летели в стороны, попадая на туфли и подписывая им смертный приговор. Но отступать было поздно и кошачий герой нашего времени устремился на звук "мяу".
Она нашла котенка под куском жестянки, что стояла прислоненная к стене здания. Отодвинула ее и на руках остались ржавые следы, вытерла их о мокрую траву. Наклонилась, чтобы посмотреть, где именно он так пронзительно орет и увидела, что бедный  застрял в щели старого окна из, судя по всему, подвальных помещения. Окно было давно разбито и часть его была забита доской из прессованного дерева.
Гертруда тянется к нему рукой, но не хватает еще сантиметров этак двадцати. Да и разве стоит его так вытаскивать? Стоит потянуть кота за лапу, как разбитое стекло наверняка вопьется в его слабенькую, наполовину промокшую тушку и тогда дело будет совсем дрянь. Но и оставлять кота так - это обрекать его на долгую мучительную смерть.
Она отложила зонтик в сторону, не складывая. Промокнуть еще сильнее? Плевать, итак уже была похожа на мокрую курицу. Потянулась еще раз к нему, но все равно не хватало еще много. Да и котенок от ее руки шарахался, пытался пролезть задом обратно, в подвал, но получилось у него это фигово. Вернее, вообще не получалось. Гертруда берет опять зонтик, вытирает мокрую ладошку о джинсы в том месте, где куртка их закрывала и ткань оставалась сухой. Достав снова телефон и включив яркий фонарик, она светит получше на котенка, чтобы посмотреть, что там за грязным окошком.
И правда подвал, судя по плохо различимому мусору. Она встает на ноги, когда слышит приближающийся транспорт. Боится, что это и есть тот самый последний автобус. Ждет, когда уже он подъедет ближе, чтобы посмотреть, тот ли это маршрут.
Маршрут и правда был ее. Оранжевый ярко-горящий номер маршрута уже стал совсем четким, а шум от автобуса напугал котенка так, что тот стал извиваться в своей щели и орать, как резанный поросенок.
Герда опять садится на корточки.
- Тише ты, - говорит она коту довольно-таки громко, как будто тот что-то понимает. - Это просто автобус. Мой автобус. Поедем с тобой на такси, если я придумаю, как тебя вытащить.
Осматривается и вспоминает, что кажется где-то тут был старый проход в подвал. Вспомнить бы, где он был. И правда ли он вел в подвал, а не какое-нибудь бомбоубежище.

+2

3

одежда (без шляпы) + прическа и лицо

офф

Извините за общую информативность и скудные размеры; это проклятье первого поста в отыгрыше на меня влияет:(

– У-у-у! – Крис, старый друг по несчастью и по счастью тоже, выглядывает из-под кровати, убирая свисающую ткань одеяла подальше от лица. Его хитренькие глазки стреляют так, будто он поймал Элли на рассматривании груди Криса Эванса или на покупке наркотиков. Этот кретин, который ничего не успевает вовремя, приплелся к ней в общежитие тогда, когда до комендантского часа оставалось полчаса. Сначала травил байки, потом – рылся в ее браузерной истории, надеясь отыскать компромат, чуть позже съел запас шоколадных батончиков и в конце умудрился поинтересоваться, как у нее идут дела. Чудо, а не человек, не находите? – Нарушаем закон! – гаденько хихикнув, он выбирается из плена пыли. Элли поворачивает голову на дверь, чтобы убедиться в том, что проверяющие ушли достаточно далеко. – Мисс Сэлинджер, давно ли вы стали такой… непослушной?
– У тебя с головой все в порядке? – злющим взглядом упирается прямо в глаза горе-шутника и, не увидев на его лице никаких признаков стыда, отворачивается обратно к столу – гладить пальцами листочки, на которых ее мелким почерком выведены фамилии разных биологов. – Ты собираешься уходить домой? – бросает через плечо. Слышится какое-то непонятное шуршание, за ним следует скрип; она делает предположение, что Крис, как всегда, пожал плечами и лениво разлегся на кровати. Отсутствие вербального ответа раздражает Сэлинджер чуть больше, чем полное безразличие ее друга к тому, что она может получить выговор из-за того, что ему (цитируем): «скучно сидеть дома, а конкретно сегодня идти некуда». Элли резко встает, разворачивается на пятках и подходит к Кристоферу, чтобы дернуть его за плечо вверх. Он ворчит, иронизирует, но она настаивает на своем: треплет его за конечности и щекочет до изнеможения. Правда, когда он начинает неприлично громко смеяться, Элли панически прикладывает указательный палец к губам и говорит «тсс».
– Ладно-ладно. Куда там идти?
Они продвигаются по темным коридорам. Скрип хилого лифта отскакивает от стен, и Элли сильно напрягается, когда понимает, насколько громко провожает старого друга до выхода. Не до главного, конечно, а до черного: студенты придумали способ выбираться из общежития и пробираться внутрь в любое время дня и ночи. Они оказываются рядом с массивной дверью, девочка достает из-за секретного закутка ключи и отворяет путь на свободу. Кристофер, отдав честь, улыбается и исчезает в прохладе ночного воздуха.
А ей еще обратно возвращаться. По колючей тьме, которую она, к слову, боится  с самого детства. Ледяные стены морозят застойные клубы кислорода, Элеонора обхватывает себя двумя руками и потирает кожу предплечья. Ее мелкие мягкие шаги, несмотря на всю свою легкость, отдаются гулким эхом по коридору. Она не слышит ничего. Кажется, люди либо вымерли, либо разучились издавать громкие звуки, хотя такого не может быть по определению: где вы хоть раз видели спокойного и тихого студента? В общаге таких – мало. Потому что именно в ней новоиспеченные взрослые люди познают прелести взрослой жизни и уходят в разнос. Пьют, курят, зовут халяву, тайно держат кошек… И, поверьте, даже эти кошки способны неприлично громко мурчать. Но где мурчание? Где смех? Где маты и интеллигентное «господа, прекрати сквернословить»? Не слышит.
Слышит другое.
Не успев отойти от черного входа на безопасное расстояние, Элли различает странные звуки, похожие на осторожные, спокойные шаги. Сначала она решает, что всему виной воображение: отсутствие возможности видеть со многими играет злую шутку. Потом из недр ночи кто-то издает жалобное «мяу». Сэлинджер, склонив голову набок, подбирается поближе к источнику повседневных подозрительных мелодий и прищуривается. Кажется, различает какое-то копошение, но не совсем уверена, что оно принадлежит человеку.
– Эй! – смело окликает Элли потенциального собеседника; сердце стучит в горле, дышать становится труднее, хотя, казалось бы, куда труднее: легких и так нет, – я не знаю кто вы, но вам здесь делать нечего. Вы нарушаете закон, – упрямо гнет свою линию, поправляя трубочки. И плевать, что собеседника никакого может не оказаться. И плевать, что страшно. Обостренное чувство справедливости – оно такое. Уйти от опасности не позволит.

+1

4

[в архив]: нет игры больше месяца

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » s.o.s. ‡бывают же добрые люди!