Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » -don't go. ‡-i will live again


-don't go. ‡-i will live again

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sh.uploads.ru/t/65GsS.gif

Дата, время, место:

7.06.2015 - и еще довольно много дней
Начало - поздняя ночь, дальше - как пойдет
Дорога от отеля "Royal" до дома Элис. Госпиталь имени Святого Патрика.


Погодные условия:

Лето в Сакраменто жаркое, даже ночью. Так что как всегда, большой плюс, возможны редкие дожди.


Участники:

Alison Morrow
Jackson Morrow
Gemma Morrow - Teller
Abraham Geek
Dorothee Dietrich
Till Meier

НПС - полицейский дорожной службы, врач, медсестры, другие члены мотоклуба


Остальные желающие - велком

События:

После благотворительного приема, Эл попадет в аварию, которую подстроят ( испортят тормоза) люди, что заказали похищение Джин, [float=right]О чем ты подумаешь за секунду до возможной смерти?
О чем ты подумаешь, придя в себя?
Будешь ли ты жалеть о чем-то?
[/float]дабы избавиться от единственного свидетеля. И если бы не большое желание Элисон жить, попытка увенчалась бы успехом.
История о страшных днях, блинною в полтора месяца, которые придется пережить близким Элисон людям.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/238690VmH[/audio]

Отредактировано Alison Morrow (2015-08-03 22:36:33)

+5

2

Сев в машину, Элис вздохнула устало и провела ладонью по лицу. Наконец-то можно было отправиться домой и просто лечь спать. Вечер был трудный. Не привыкшая к таким приемам, Элисон все время чувствовала себя не в своей тарелке и искренне желала по скорее от туда свалить.
Отправив сообщение Шустрому, который уехал по семейным делам, связанными с наследством, двушка кинула мобильный на переднее сиденье и завела машину. Пора было ехать домой.
Выехав с парковки, девушка порадовалась тому, что ночью в Сакраменто дороги практически пустые и можно добраться домой без пробок и несколько быстрее, чем позволяют дорожные знаки.
Эл решила сбросить скорость, увидев впереди довольно крутой поворот. Но нога провалилась вместе с педалью, а скорость осталась прежней, слишком высокой, что бы войти в поворот.
Да, Эл никогда не любила машины так, как мотоциклы, всегда считая, что в них шанс погибнуть выше. Но не думала что однажды это случиться с ней. Доля секунды и машины влетела в ограждение, а Эл лишь успела руками закрыть лицо. Правда толку от этого было мало. Не понятно, почему не сработали подушки безопасности,  Элисон со всей силы ударилось головой об руль.

Голову разрывала боль, в ушах звенело. Элис медленно пошевелила пальцами руки и попыталась пошевелиться, но сильная боль пронзила все тело и девушка закашлялась, почувствовав во рту металлический привкус. Было больно. Было очень больно. Сознание  постепенно стало угасать. Хотелось закрыть глаза и уснуть, что бы проснуться и это все оказалось сном.
Где-то вдалеке была слышна сирена, совсем рядом стали раздаваться голоса, но все было будто из-под воды.
-Помогите..., - едва слышно прошептала Эл и стала теряться сознание.
-Реакция на свет есть, - Эл хотелось зажмуриться и сказать, что все нормально, но язык и тело не слушалось. Будто все тело было скованно. Была только боль во всем теле и желание, что бы все закончилось.
-Что у вас?
-Элисон Морроу, 27 лет, автомобильная катастрофа. Предварительный диагноз - сотрясение головы, возможен перелом ребер и грудной клетки и внутреннее кровотечение.
-На счет три перекладываем ее, раз, два, три.
Становилось холодно.
-Пульс падает, два кубика адреналина, готовьте дефибриллятор.
Тело пронзил еще один импульс боли, которая стала заполнять все тело, хотелось кричать, но не получалось, хотелось бороться со всем этим, придти в себя, но было так больно.
Я так устала....
В какой-то момент Элис перестала бороться, закрыв глаза, она просто хотела уснуть.

-Здравствуйте, Джемма Теллер-Морроу? Вас беспокоят из госпиталя имени Святого Патрика. Элисон Морроу ваша дочь? Нет, состояние тяжелое, но стабильное, да, вся информация у администратора в приемной, да, приезжайте.

+4

3

Держа новую подругу за руку, я боялась дышать. Очередной вздох мог оказаться для меня последним. Сердце билось с такой скоростью, будто не моей дочери сейчас там кололи адреналин, а мне всадили сверх дозы. Может быть руке Доротеи было больно от той силы, с которой я ее сжимала, а может и нет - она, во всяком случае не подавала виду. До победного стараясь держаться в состоянии, я искала опору, страховку на всякий случай в лице этой маленькой, хрупкой женщины. Если бы не она, меня бы, вероятнее всего, привезли сюда на машине скорой помощи, и этот исход - самый благоприятный из тех, которые я вообще могла себе представить.
Подойдя к стойке, за которой сидела сомнительного вида девица в медицинском халате, повязанном неопрятно тонким поясом абсолютно не пригодным для медицинских учреждений, я облокотилась о стойку и, пытаясь поспешно отдышаться, обратилась к ней:
- Элисон...Элисон Морроу. Автомобильная авария....Палата? Номер?
Девушка приподняла на меня глаза и неохотно кивнула в сторону двери по левую руку. На стене рядом я заметила вывеску с надписью "Приемное отделение". Ведь именно о нем мне говорили по телефону, верно? Особо не размышляя, я ринулась туда что есть мочи, но практически на самом входе меня остановила женщина. По всей видимости такая же медицинская сестра.
- Стойте. Куда Вы?
Я попробовала ее оттолкнуть с дороги, но та мертвой хваткой вцепилась в мои руки. То ли она хотела избежать агрессии или чего хуже, то ли действительно меня остановить. Только я не люблю, когда меня силой пытаются тормозить какие - то мне совершенно не знакомые люди.
- Где моя дочь, черт возьми! Руки убери от меня! - зарычала я.
Внутри уже боролось отнюдь не одно чувство. Они будто заменяли с некой периодичностью друг друга. Хотелось в один момент навзрыд закричать, а потом - бац, - и уже хочется просто засесть в каком - нибудь углу и уткнуться в колени. Я должна была уже привыкнуть к тому, что у моих ближних весьма опасная жизнь. Но с Элли, с моей маленькой Элли я теперь вряд ли когда - нибудь к этому привыкну. Я потеряла ее раз и больше точно не хочу. По крайней мере не на этом свете, а на тот ей еще крайне рано.
- Миссис Морроу? Подождите! Пожалуйста! Успокойтесь!
Она вызывала гораздо больше доверия нежели та, которая сидела при входе. Примерно моя ровесница, она всем своим видом говорила о том, что за её плечами многочисленный опыт. Я начала постепенно успокаиваться, но голова по прежнему не соображала. Нащупав рядом с собой Доротею, я вновь взяла ее за руку. Это на моей памяти первый случай, когда мне действительно необходимы многочисленные прикосновения от практически, да и не практически чужих людей. Обычно мои физическим успокоением был исключительно Клэй, но сейчас и его нет рядом. Нет, о нем подавно не стоит думать. Этого ублюдка уже который месяц нету в городе, и он практически не звонит. Я более, чем уверена, что он уже во всю развлекается с местными клубными шлюхами. К черту.
- Что с ней? Где она? - не унималась я и, уже более ли менее придя в себя, резким жестом сняла со своих плеч руки медицинского работника.
В ответ женщина повела глазами. Она не впервые встречает такое нахальное обращение в тот момент, когда она же в свою очередь пытается просто помочь, чем может. Благо, медсестра не стала выделять этот момент. Иначе я боюсь представить, что бы тогда я учинила здесь.
- Миссис Морроу, Ваша дочь в крайне тяжелом состоянии, но она жива, и все будет в порядке. Врачи сейчас занимаются ею, и, как только закончат, Вам сразу сообщат. Успокойтесь, пожалуйста. Может Вам воды?
Медленно, но верно реагируя на все, что говорит эта женщина, я присела на один из многочисленных стульев в так называемом "зале ожидания". Рука невольно потянулась к сердцу, стало тяжко дышать. В этот момент я словно провалилась в забытье, но была при этом в сознании. Все, что я помню после - резкий запах спиртовой настойки (по всей видимости что - то от нервов или сердечное) и перепуганные глаза Доротеи, которая держит стакан с водой. Выпив то, что мне дала медсестра и запив препарат, я начала уже более ли менее слышать, приходить в себя. Резко зажмурила и не менее резко открыла глаза.
- Все в порядке... Спасибо.... - прошептала я. Медицинский работник, которая, можно сказать, спасла мне жизнь, собралась отнести стакан, но я одернула ее за халат, - позвоните сыну, пожалуйста. Джексон Морроу. Номер можно взять из моей телефонной книги, - протянув сумку медсестре, я прильнула к Доротее, которая всеми силами пыталась меня успокоить. Нет, в этот момент я была вполне себе в норме, но вот сердце все таки не хотело успокаиваться. Что там говорил тот придурок - кардиолог? Частые стрессы, и оно встанет? Соврал ублюдок. Я с тех пор переживала столько, что может встать уже десять сердец, а моё живет по сей день. Все таки я - сильная девочка.

+5

4

Лечебное помещение реанимационного отделения. Примерно раз в час по коридору проносится громкий "ПИК", что означает, где-то требуется доктор. Тогда дверь одного из кабинетов распахивается, оттуда, на ходу доедая бутерброд или сэндвич, выбегает человек "в белом" и несётся по направлению к большой горящей надписи "ОСТОРОЖНО! НЕ ВХОДИТЬ! ИДЁТ ОПЕРАЦИЯ!"
Некоторых из докторов вызывают поимённо, является ли это данью к их чести или касается каких-то внутри больничных правил Авраам не знал. Первые часы, проведённые здесь, он ещё пытался что-то запоминать или фиксировать взглядом, останавливал всех встречных и поперечных, будь то доктор, медсестра или уборщица, и, хватая их за полы халатов трясущимися руками, спрашивал:
- Калисто Рибальта, как она?
Но они молчали, успокаивали, одёргивали или ворчали на него и уходили прочь. А там, в лабиринте нескончаемых коридоров, исчезали в мгновение ока. Казалось бы, куда? Но стоило отвернуться, и ты один в окружении белых стен и съедающих изнутри мыслей, постепенно сводящих с ума.
Были и другие моменты, когда больница словно взрывалась. Внезапно распахивались все двери, неизвестно откуда появлялись люди. Они всегда кого-то везли или несли рядом с собой. Раненых, полуживых, кричащих или бессознательно бормочащих. Самыми пугающими были те, кто проносился мимо молча лежа на носилках. Глаза их были открыты, но не смотрели и не видели, их будто застлала предсмертная пелена. Стоило залянуть в их глубь, и вас охватывал ужас, вы будто падаете в пустоту, лишённую всякого сознания, лишённую жизни.
Вместе с такими "пришельцами", вслед за ними или чуть позже, появлялись заплаканные или абсолютно отрешённые, не способные вымолвить ни слова люди. Они были похожи на каменные изваяния, Авраам знал их и прежде часто сталкивался. Каждый по разному принимает своё горе. Кто-то даёт выход чувствам, кричит и ревёт словно белуга, а кто-то замирает и замыкается так глубоко, так тихо в себе, что перестаёт существовать для всего мира, а мир перестаёт существовать для него. Как правило, такими стоиками были мужчины, шокированные и абсолютно обескровленные морально. Они глазами провожали своих полуразбитых дочерей и сыновей, матерей и жён, тихо занимали отведённое им место в зале и ждали. Изредка позволяли себе пошевелиться, порой моргали, сглатывали и редко когда произносили больше одной единственной фразы: "Ну как, доктор?"
На часах было без трёх минут первого. Ночь за окном была похожа на бархатные занавески, только иногда на их фоне мелькали крылья самолётов, проносящихся над Сакраменто. В очередной раз пиликнула связь и сонный голос медсестры произнёс:
- Доктор Морган, в третью реанимацию, - и тут же по коридору пронеслась "карета" в сопровождении пары лакеев в бирюзовых халатах, один из которых придерживал, вытянув правую руку вверх, прозрачную подушечку, наполненную белой жидкостью, которая перетекая по трубке попадала в вену на тонкой девичьей руке. Рука, это всё, что смог рассмотреть Авраам за кровавой коркой, которой было покрыто тело. Несколько секунд прошло прежде, чем экипаж скрылся за дверьми, над которыми надпись, оповещавшая о проходящей операции, горела не прекращая.
Ещё через некоторое время в зал ворвалась женщина с растрёпанными то ли чёрными, то ли белыми волосами. Полосы на них сменяли друг друга ещё и потому быстро, что сама визитёрша металась по помещению, словно пойманный в клетку зверь. Так продолжалось до тех пор, пока медсестра не попыталась успокоить её, предложив стакан воды. Не действенный, но единственно верный ход, которому обучаются все представители социальных профессий с первых дней работы. Не знаешь, какими словами успокоить человека - не говори ничего, просто подай воды.
Женщина залпом опустошила стакан и о чём то тихо заговорила с рядом стоявшей подругой, присутствия которой Авраам изначально и не приметил. Всё его внимание захватила эта мечащаяся в огне своих переживаний мать (а как же иначе), ожидающая вердикта докторов, в руки которых была положена жизнь её дочери.
- Мадам, - негромко обратился Авраам к ней, - прошу, присядьте, - он жестом показал на стулья, рядком разместившиеся по всему периметру зала. - Они не скажут вам ничего, пока эта надпись, - Авраам ткнул пальцем на горящие слова "ОСТОРОЖНО!.." - не перестанет гореть. Тогда вы всё узнаете. Сейчас она - ваш единственный осведомитель.

+6

5

Их приятный вечер не мог закончиться нормально. Вот просто нормально. Никогда не бывает на все сто хорошо от ноля ночи до двадцати четырех ночи. Этот звонок Тея запомнит навсегда. Джемма, смеясь над очередным воспоминанием из жизни, сняла трубку, весело говоря Слушаю. И все. Тея видела, как ее лицо посерело в мгновение, как пепел полетел на пол с трясущейся в руке сигареты. Дитрих сжимая тонкими пальцами ручки кресла, поднялась, слыша обрывочные слова Эллисон…. Авария. Как! Да нет же! Но тут же осекла себя. Джемме не нужна сейчас раскисающая подруга, а нужно плечо и холодный рассудок. Какой бы железной не была «старушка», ржа жизни проест и ее «металл».
- Я все поняла. Не объясняй. Сядь. Просто сядь. Я переоденусь.
Тея влетела в комнату, какую открыла первую по пути, распахнула шкаф, вытащила джинсы и майку, тут же нашла рубашку. Чулки оказались как нельзя кстати. Спустившись, Дитрих сгребла со стола сигареты, ключи от машины.
- Страховку. Просто покажи, где документы. Джемма! – она прикрикнула на нее. Обернувшись на ее жест, стала рыться в ящике комода. – Нашла! Все, пойдем. Я не лам тебе сесть за руль.
Весь путь до больницы, Тея не отпускала руки подруги, украдкой посматривая на нее, стараясь не выпускать из виду дорогу. Страх за эту девочку, неизвестность о ее состоянии давили сильнее тысячи Паскалей, что влетев на стоянку, женщины быстрым шагом преодолели расстояние до отделения. Справиться с Джеммой спокойно было бы весьма проблематично, а когда мать мечется в неизвестности, когда ее и Эл разделяют стены, просто нереальным себе представляется.
- Ты сама успокойся, как бы абсурдно это не звучало. Но лечь рядом с Эл на кушетку с сердечным приступом было бы не кстати.
В ней будто говорил Майер своим металлическим голосом. Женщины такие существа, которые что хотят слышать, услышат в гудящей толпе шепот. Но если нет, то ничего не выведет их из своего мира как рык, крик или ультиматум. Удержать Джемм Тея не смогла, не смотря на то, что не она ту держала, а наоборот. Пройдя в отделение, Тея положила руки на плечи подруги, чуть потрясывая ту.
- Криком делу не поможешь. Пойдем, сядем. Кофе принесу. Только успокойся чуть.
Голос медсестры как вердикт. Тея, медленно поворачиваясь, искала автомат с кофе, опускает взгляд на подругу. Вот оно! Наклонившись, слегка постучала ту по щекам, но пустой взгляд Джемм говорил о ее отключке. Тея сделала пару шагов, выдёргивая на ходу медсестру.
- Нашатырь быстро!
- Вашей подруге плохо?
- Нет, так хорошо, что хоть пляши. Ну давайте же! – ответила с сарказмом, присев перед женщиной, Доротея стала массировать ее холодные кисти, как в нос ударил резкий запах. Джеммма встрепенулась. – Милая, посмотри на меня.
Тея перепугалась, стараясь хотя самой не вдариться в панику. Проведя ладонью по щеке подруги, пальцами придержала ее лицо за подбородок. Ясность взора Джемм немного успокоил Тею.
- Я позвоню. Ты просто посиди. Молодой человек прав. Ну не меня, так послушай его. Врач не бросит Эл, и на твой крик не прибежит.
Набрав в телефонной книге номер Джексона, Тея, сжимая руку подруги, ждала ответа на том конце, нервно покусывая губу. Как долго тянется один гудок, пронзительно отзываясь в воспаленном мозгу от всех событий. Ну давай, Джекс. Телефон, у тебя звонит телефон. Бери же ты трубку в конце то концов.
- Джекс! – Тея аж подпрыгнула, когда голос сына Джемм раздался в трубке. – Это Тея. С Эл произошел несчастный случай. Жива! Да, госпиталь рядом с дрогой к дому твоей матери. Не торопись, я тебя умоляю.
Он понял о какой торопливости говорила Тея.

+6

6

past: Благотворительный прием
Со мной Лив, и да простит она меня за своеволие. Исходим из логического умозаключения.
Я ее привез, я ее и увожу домой.
Дальше, Мэнни и Никко..

не в тему, но в тему
[audio]http://prostopleer.com/tracks/4492514Wuis[/audio]
А ведь никто не видел Клементе пьяным. Разве что, Ветта или немец. И то зачастую с мигренью да в кровати. Не умел пить дэнди итальянского разлива, вот с юности не умел. Компенсировал этот недостаток в семье дядя Джино. Тому хоть кол на голове чеши после добротной дозы алкалоидов в крови. Но, тот привык. У него иммунитет был.
А Фредо? Капитан просто не пил.
А ведь он довольно уверенно плюхнулся на заднее сидение машины и весьма так стойко держался. Конечно, рядом с женщиной он даже на больную голову будет держать нос торчком. И плевать на лихорадочный блеск в глазах да язык, что мог развязаться. Клементе будет бить кулаком в грудь и твердить, как старая и замусоленная пластинка, что все ок! И он молодец! Да-да. Супер-мэн с замашками обычного уличного убийцы в белом воротничке. Слышали и проходили. И этот самый герой, сейчас ослабив узы галстука, держал себя в руках.
Ливия, как кстати она предложила ему выпить. Эти игры, невзначай, выбили боевую единицу из кондиции. Будь он трезвый ничего бы и не произошло. Не было всего этого цирка на рауте. Мэр, дочь, Джино. Особенно, маразматичный старик. А впрочем, не такой уж он и маразматик, как выяснилось. Все было продумано и спланировано. А сам Муссолини, как придурок молча смотрел, как его "пропавшая" дочь опять портила своему отцу репутацию. И туфля ее, что весьма эпично затормозила в полете о его спину.
[float=right]Упал моральный дух гостей
Они похожи на свиней
А я сюда вписался зря
Из-за тебя, из-за тебя
[/float] И вот ведь парадокс. Но, сам Клементе все же пошел на поводу своего члена. Вполне, себе так по-мужски пошел. Да так далеко, что сейчас в машине взъерошивая гладко-зализанные волосы, он пожалуй бы рявкнул. Конечно, по привычке. И на Мэнни, и на Ника. Сделал бы это, не будь рядом женщины. Вот что-то было в Лив такое, что в итоге капитан восточной команды покорно заткнулся себе и лишь лихорадочный блеск в глазах выдавал его внутреннее состояние. Его умиротворял ее голосок. А его солдаты могли выдохнуть облегченно. Ведь пока с ними была она, их босс будет ворковать и ухмыляться, как зажравшийся и довольный кот. А там, глядишь, и забудется.
Конечно, не просто так играла она. И он понимал это где-то глубоко внутри.
Его эскорт выехал из авто-стоянки. Мэнни уже не маневрировал на дороге, сказывалась усталость. Да, и Никко был притихшим. А вот Клементе понесло, разнесло в хлам. Да, совершенно, не в ту степь. Может, Лив и хотела выведать чего у капитана. Да, только он сам сейчас целовал ей руки слегка заплетающимся языком произнес:
- Grazie... - к слову, мистер-дэнди мог говорить на итальянском только в нетрезвом состоянии, то-ли прорывало, то-ли английский забывал. Но, ведь иногда можно, правда? И опять он целовал каждый пальчик, твердил своим бархатным голосом, - Grazie! Sei una dea.*
Да, вот в чем было дело. Предугадать в такие моменты поступки капо не мог никто. Фирменная Клементовская привычка. Либо не пей! Либо черт знает, что потом вытворят, они из этого амбициозного рода. Один раз он уже так напивался, когда сцепился в 90-х с местной шпаной Сан-Хосе. Удачно полез на рожон, просрал дорогую кожанку, вывалялся в грязи. Еще и Лору, помнится тогда вынес на плече из бара. Вообщем, нельзя ему пить.
А он даже и не приставал к Андреоли. Во-первых, не было сил. Во-вторых, итальянец был в том состоянии, когда из него можно было себе так благополучно веревки вить. Главное, не заводить тему о дочери и семье. И этот плюшевый лев сейчас только в очередной раз заливал ей о своей признательности, ее красоте и умению вести себя в высшем обществе. Вот, кстати, здесь алкоголь сказал правду. Не лгал. Еще чего-то нес о том, что без нее он бы не справился и вообще она на вес золота. Но, Клементе умеют да. И опять-таки. Это уже была не ложь. Говорил виски. И этот самый виски все же ляпнул и о дочери, и о дяде... И конечно же, о том, что Фредо чертовски устал. Одним слово и вкратце. Расклеился наш каменный истукан Муссолини. Расклеился, как промокшая фигурка из папье-маше. Но, ведь у каждого свои слабости, верно? У него были и есть - женщины.
[float=left]Давай к тебе
Я адрес не помню свой
И что-то криво с головой
Прости
Вот это да вот это мы
Молчи
[/float] Внезапно, Мэнни прибавил ходу и мотоцикл рявкнув, объехал машину. Какие-то доли секунд. Никко выругался, а на горизонте ярко мигали огни на машинах правоохранительных органов. Переводя взгляд, он нахмурился. А когда же его машина съехала на обочину, где уже припарковался его солдат Мануэль, Фредо и вовсе напрягся. Отпуская руку Ливии, он вышел из машины. Бруно что-то уже говорил копам, усердно жестикулируя рукой в сторону не то авто, или это были остатки машины.
Вот этого с точностью, Фред не мог сказать. Но, то что это была авария, ясно как день божий. Огороженное ленточками место преступления, нашлось и пару зевак. И искалеченная машина, она до боли знакома. Да, только голова ходила кругом. Потирая виски, итальянец совсем без зазрения совести поднял ленточку и подошел к своему солдату.
- Да, это авто моей хорошей знакомой, - к слову, в команде Фреда копам никто не грубил, разве, что если те были на 150% не правы, - да, я знаю ее. Это?
- Это кто?
- Это мой босс.
И вот в этот момент, как обухом по голове снизошло озарение. Элисон Морроу. Еще совсем недавно, они общались на рауте. А потом он по привычке вернулся к Лив и получил туфлей в спину. Нет. Нет, не должно было это произойти. Нет.
Кто, что говорил. А он и не слышал. Мигалка бесила, а Фредо ошарашенным взглядом смотрел на машину телохранителя своей дочери. Кажется, это был сержант? Он говорил с Мэнни, от самого капо толку было, как с козла молоко. Максимум, что слышал капитан так это то, что был какой-то прецедент с тормозами и девушку доставили в больницу. И этот безмозглый вопрос: не могло ли это быть покушением?
Дебил, а на что это похоже? Но, тут уже пошла версия насчет самой Эл. Приглаживая волосы, Фредо сцепил руки в замок на затылке и довольно отчетливо заговорил:
- Я знаю эту девушку и поверьте мне, она слишком хорошо разбирается в авто, чтобы попасть в такую ситуацию.
- Есть подозрение...
- Вы, что смеетесь? - оборачиваясь к полицейскому, Клементе четко обрубил: - У вас что на все века и случаи одна версия: наркотики?
А он уже и протрезветь успел. Да, только голова раскалывалась. А впрочем и с ней начинал беситься сам капитан. И от некой беспомощности, к слову, тоже. И понесло бы итальянца дальше, да вовремя его остановил Никколо, что просто расставил все точки над "і", сказав копам о их желании помочь в этом деле. А еще расспросы куда отвезли девушку. Да, давненько ребята из восточной команды не имели дела с правоохранительными органами.

Спустя какое-то время и всю эту тягомотину на месте преступления, Фредо абсолютно разочаровался в полиции, сегодняшней ночи. Он протрезвел и хотел таблетку от мигрени. А вместо этого была тысяча причин ненавидеть себя, весь мир и вот эти сраные фуражки на головешках полицейских. Его ребятки держались. Не выпуская Лив из машины, подальше от аварии Клементе все же пожал руку полицейскому и кивнул утвердительно головой.
И уже только потом, давал указания:
- Ник, отвези миссис Андреоли домой. Ты знаешь. Отвечаешь за ее сохранность головой. Мэнни, двигайся, - с этими словами, Фредо не менее эпично плюхнулся нажопником к своему солдату-байкеру и указывая рукой вперед, добавил: - А теперь в больницу. И не маневрируй больно на дороге. Ты, же знаешь, что мне пить нельзя.


Grazie! Sei una dea. (итал.) - Спасибо! Ты богиня.с Гвидо разобрались...

Отредактировано Frederick Klemente (2015-06-29 12:52:44)

+6

7

Возможно, Джекс был готов услышать в эту ночь что угодно. Абсолютно. Но точно не известие об аварии, в которую попала сестра. Еще несколько часов назад они благополучно были вместе на приеме, с которого он уехал несколько раньше Эл. А сейчас ему звонит Доротея, и говорит такое, от чего даже привыкший к тяжелым известиям Джекс, схватился за сердце, которое предательски было готово встать.
Он только нашел ее снова, и был не готов потерять опять. Да и за последние четыре месяца, она слишком часто была на грани жизни и смерти. Слишком часто Джекс чуть ли не терял ее окончательно.

Рев мотоцикла разрывал ночную тишину, в которую погрузился Сакраменто, утомленный дневной жарой и вечерними гуляньями. Большая часть города уже спала, и два мотоцикла, Джекса и еще одного члена клуба, были одними из немногих ночных водителей, которые еще не спали и нарушали покой граждан. Стремительно оставляя за спиной километр за километром, Джекс все ближе подъезжал к больнице, думая лишь о том, что бы с сестрой все было хорошо, что бы она поправилась. Если в его душе оставались какие-то обиды на нее, то сейчас, они были стерты полностью. Она была ему нужна, как и раньше, сестра для него была всем. Он слишком дорожил ею, что бы быть готовым ее потерять.

Бросив мот на парковки, Джексон казалось в один шаг оказался в больнице, стремительно направляясь в сторону приемного отделения, однако около ресепшена парень остановился и упершись руками в стойку, посмотрел на девушку.
-Элисон Морроу, что с ней?
-Подождите минутку, - девушка быстро перевела взгляд с парня на монитор и стала щелкать клавишами, - сейчас она в реанимации, ожидайте в приемном отделении, как только врач выйдет он все скажет.
-Благодарю, - Джекс и парень, что приехал с ним, направились в сторону, куда указала девушка. Открыв двери, парень сразу же увидел свою мать с ее подругой, а так же Фредерика и еще незнакомого парня. Джексон, казалось, подлетел к матери и сев на корточки перед ней, взял за руку. Наверно стоило что-то сказать, но слова куда-то все делись, а в горле встал ком. Джексон не знал, что сказать, не знал, что делать. Он ненавидел чувство беспомощности, ненавидел, когда ничего нельзя сделать.
-Джемма Теллер-Морроу? - к ним подошел офицер с документами в руках, - можно вас на пару слов?
-Офицер, давайте погорите со мной, я ее сын, - Он встал и повернулся к Доротее, - я вернусь сейчас, не оставляй ее одну, - кивнув Фредо, давай знак, что бы он пошел с ним, парень вместе с офицером отошел в сторону, вместе с ним так же проследовал еще один " сын" анархии.
-Мистер Морроу, у нас есть сведения, что авария была подстроена, скажите, у  Элисон были враги?
Джекс посмотрел на Фредо, а потом на офицера.
-Элисон обычная девушка, которая работает в модельном агентстве, не думаю, что у нее есть такие враги, что бы лишить ее жизни.
-Но вы же понимаете, что просто так такие вещи не делают. Может быть, вы не хотите говорить?
-Послушайте, если бы я знал, я бы сообщил, ну и как минимум следил бы за своей сестрой. Если у вас есть сведения что это подстроено, занимайтесь своей работой. Мне сейчас важно, что бы сестра пришла в себя. Может она что-то скажет.
-Хорошо, если что-то вспомните или узнаете - позвоните, всего доброго.
Офицер удалился, а Джекс подошел к Фредо.
-Ты знаешь что-то? Кто мог такое сделать?
Элис посмотрел в сторону матери. Удивительно было, насколько она была сильной женщиной. Она всегда стойко переносила все ранения Джексона и вообще каждого члена клуба, она пережила исчезновение Эл, а сейчас сидит около операционной. Да, Джемма была сильно женщиной, но Джекс знал, если она потеряет здесь Элисон, это ее сломит. Да, черт возьми, это сломит и его.
-Узнай, все что сможешь, - кинул он парню, и тот быстро ретировался и исчез за дверью.
-Я не оставлю это так. За последние месяцы она слишком часто балансировала на краю жизни и смерти. Я понимаю, что не смогу заставить ее отказаться от своей работы, но могу сказать тебе вот что. Оберегай своих людей лучше. Я уверен, что она просто не понимает, какое количество врагов нажила себе, подписав контракт о работе с тобой. Я надеюсь, ты будешь солидарен со мной, что те, кто отправили ее на больничную койку, не заслуживают спокойной смерти.

+6

8

Я сперва и не заметила надпись, которая ярко горела в дверях. Да, действительно, доступ был запрещен. Никогда не понимала этого... Как можно не осведомить в мельчайших подробностях о состоянии моего ребенка? Спасти они ее пытаются? Да что они, черт возьми, там пытаются? Они ничего не делают по своей сути. Стоит им только отстегнуть побольше - все проблемы решены. Кстати, идея не плохая. Нужно взять ее на заметку.
Мимоходом я то проваливалась в обморок, то, вроде как, вновь видела вполне ясно. Продолжалось это до тех пор, пока препарат не начал действовать. Все закончилось быстро, словно по щелчку. Сын, вероятнее всего, переволновался. С номера его матери звонит малознакомая женщина, да еще вещает о каком - то несчастном случае. Джексон не привык ко лжи касательно родных, так как по такому поводу не шутят. Уверена, он очень скоро будет уже здесь.
- Чертов осведомитель... - проговорила я, пытаясь выровнять равновесия после многочисленной потери сознания. В этот момент я повернулась к незнакомому парню, сидящему рядом и неохотно улыбнулась ему оценивая свой же юмор по отнюдь не высшему разряду. Не до шуток, но скрасить происходящее хотя бы для себя местами не мешало бы.

Все могло произойти по воле случая, а, может, и нет. Я более чем уверена, что Элисон не могла попасть в эту ситуацию по своей вине. Слишком моя дочь хорошо водит. Следовательно, все это было кем - то подстроено, ну или же простая автомобильная неисправность. Последнее меня тоже не шибко успокаивает, ведь моя дочь тщательно следит за тем, на чем ездит, как и какова комплектация... Спустя мгновение меня озарило. Ведь Элисон работает охраной! Охраной...кого? Клэй так мне толком ничего и не рассказал, но дело касалось местной криминальной группировки. Весьма большой, внушительной. О ком - то из них я уже была в курсе, а о ком - то оставалось только лишь догадываться. Дела клуба всегда остаются и будут оставаться делами клуба. Лезть в них я могу только при крайней необходимости, да и то с разрешения. Надеюсь, Джексон мне его все таки даст, ибо я хочу знать, по чьей вине моя дочь сейчас в реанимации, черт возьми!
- Спасибо тебе, - я положила руку на ладонь Теи и сжала осторожно пальцы, - за помощь. И прости за испорченное настроение, - ухмыльнулась, но старалась не убирать улыбки с лица. Ведь, чем больше ты улыбаешься, тем лучше. Нужно просто внушить себе, что все непременно будет хорошо,  и оно так и будет. Всегда.

Заметив незнакомого мужчину в дверях, я приподняла голову. Что - то его не припоминаю... Может, он как - либо относится к месту работы моей дочери. Во всяком случае не плохо было бы поздороваться, так как в дверях я услышала из его уст мимоходом свою некогда фамилию.
- Доброй ночи. Джемма - мать Элисон. Мы с Вами, по всей видимости, не знакомы, - протянула руку подошедшему ко мне мужчине. Вставать все таки не решилась, хотя надо бы для вежливости. Все равно было страшно. Не известно, пришла ли я до конца в себя.
Спустя несколько минут появился и мой сын. Вот его я была рада сейчас видеть больше, чем кого - либо. Кого - либо... Клэя не было уже который месяц. Да, может он и приехал бы прямо сейчас, прямо сюда, ведь произошедшее касается нашей семьи, его дочери. Но нет, я слишком ненавидела его за последние новости, чтобы сейчас, сию минуту бросаться к телефонной трубке и вызванивать этого человека. Это же надо... Бывшая любовница. И, не смотря на столько лет и сотни обожаемых глаз в мою спину. Я променяла многое не него, отдалась целиком и полностью, а в ответ получила долгосрочную измену, о которой мне доложили буквально на днях. Вот так - то он решает проблемы ребят... Браво!
Почувствовав свою руку в руках сына, я улыбнулась. Сердцебиение уже более ли менее нормализовалось, и я перестала опасаться за свою собственную жизнь, пусть до этого она и не так уж шибко меня волновала. В любом случае, если я умру, то не узнаю, встала ли моя дочь на ноги.
Коснувшись губами руки сыны, тяжело вздохнула:
- Милый, как ты?
Пусть он и ненавидел сестру все эти годы, она в любом случае была и остается его сестрой, с которой он рос, взрослел, всему учился. Бок о бок с малолетства. Он дорожил ею. Я счастлива от того, что не у одной меня сохранились теплые чувства к Элисон после ее ухода...

Не успев ничего ответить офицеру, выпустила руку сына, который поспешно встал и удалился сам разговаривать с копом. Мистер Клементе направился вместе с ним. Теперь мне было действительно не по себе. Показания? А может и вовсе предположения? Мне нужно знать, я должна знать!
- Я наверняка тебя утруждаю,, - повернулась к Доротее и подмигнула женщине, искозив губы в чего - то, напоминающее улыбку, - позвонила бы Тиллю, да домой. Чего время зря терять. Я справлюсь, а, если что, наберу тебя, м? - погладив новою подругу по плечу.
Не люблю напрягать людей. Привыкла всегда и все делать самостоятельно. Пусть меня за это и могли считать "затычкой в бочке каждой", но я такая есть, и этого не изменить. Кто меня может остановить? Разве что Джону, да Клэю это удавалось. Но они по иерархии повыше будут меня. Только они имели право ставить мне рамки, никто другой. Не знаю, как буду слушать сына, когда тот станет Президентом...  Известно только одно - это будет весьма сложно. Сейчас, когда он замещает Теллера, у меня радуется сердце.
Мой сын пошел по стопам правильного отца...

Отредактировано Gemma Morrow - Teller (2015-06-27 18:15:59)

+4

9

[NIC]NPC[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/gjurw.png[/AVA]

-Реакции нет, разряд.
-200 Джоулей, аппарат готов, разряд.
-Реакции нет
-Еще раз, разряд
-Пульс есть, слабый.
Так странно.Только что было так больно, и в один момент все прошло. Стало так легко и просто. Будто вся боль ушла в небытие и осталось только спокойствие и умиротворение.
Элис встала с больничной кушетки и пошла к двери. СТранно, она совсем не слышала голоса врачей, звук приборов. Вокруг стояла тишина, а все вокруг было будто в легком тумане. Подойдя к двери, она посмотрела в окно, выходящее в коридор.
-Мама, Джексон, - Элис увидела родных и еще множество людей. Их лица были в клубокой печали.
-Мама!
Девушка дернула дверь на себя, но та не открывалась. Она дернула снова, но ничего не произошло.
-Джекс!Мама! Я здесь, - она стала ладонью бить по стеклу, но и ее голос, и удары...их не было слышно, не было ни единого звука.
-Они тебя не слышат.
Элис подскочила от неожиданности и повернулась на голос, который был такой родной, но который она не слышала уже так давно.
-Отец?
На стуле в палате сидел тот, кого она не видела так давно, которого так любила и по которому так скучала. Человек, которого больше не было в живых.
-Папа... - Элис замерла и не могла пошевелиться. Джон подошел к девушки и обнял ее. В гороле втсал ком, Элис прижалась к отцу и тяжело задышала.
-Я умерла?
-Нет, ты не умерла, ты просто очень крепко спишь, смотри и прислушайся, - он показал рукой в сторону врачей и до ее слуха стали доходить слова.
-Состояние стабильное доктор, пульс есть, но она в коме.
Элис медленно подошла к врачам и посмотрела на саму себя. Всю в садинах, в трубках, проводах и похождую на мертвую.
-Сообщите родным о ее состоянии.

Элис посмотрела вслед уходящему врачу и хотела пойти за ним, но в этот момент отец взял ее за руку.
-Не надо, тебе нужно придти в себя, но не сейчас, у нас есть немного времени, пойдем, мне нужно тебе что-то показать.
Больничная палата рассеялась и девушка оказалась в своей комнате в Неваде.

-Мисси Морроу?
Врач подошел к Джемме и внимательно посмотрел на нее.
-Состояние вашей дочери тяжелое, но стабильное. У нее есть все шансы выжить, если она, - он сделал паузу, - если она захочет жить и выйдет из комы. Мы сделали все что могли, теперь остается ждать.

+5

10

Dorothee Dietrich

Этот чертов день с его чертовой проверкой! Я никак не ожидал, что придется после такого приятного вечера ехать в ночь на свое постоянное место работы - в Плазу. Все бы ничего, если бы у меня был хотя бы помощник. Грубо скажем, я совершенно зашиваюсь со всей этой происходящей постоянно там херней. Выполняя обязанности всех, кого только можно, волей неволей загнешься. Доротея не так давно вышла на работу, но ее помощи пока не достаточно. Может, вскоре мы и разгребем все эти завалы, но пока ситуация оставляет желать лучшего.

Собирая бумаги по столу в одну, единую папку, связанную толстой веревкой - для уверенности, я периодически потирал глаза. От усталости и недосыпания накатывала злость, да еще с такой силой, что было местами самому страшно. Упав в кресло на пару минут, я провалился в сон. Благо, не на долго - от силы час - два. Этого было достаточно, чтобы осознать окончательно, что сил у меня нет на сегодня - хватит. Пора домой.

https://pp.vk.me/c307811/v307811125/b6b6/1mVQeLyE4iU.jpg

Набрав заученный уже наизусть номер телефона любимой, попытался выдать помягче, но не вышло:
- Скоро?
Надеясь услышать сонный голос и мимолетное: "Ты бы ехал домой. Как проснусь - наберу, не переживай", я услышал то, чего точно никак не мог ожидать. Доротея торопливо поведала мне о том, что находится она сейчас в больнице рядом с Джеммой и её сыном. Рядом находятся еще какие - то люди, которых она не знает. А случилось страшное -- авария, пострадала в которой дочь Теллеров. Тяжело вздохнув, я прокашлялся, попытавшись проснуться и со словами "Сейчас буду" медленно поднялся и направился к выходу.
Вести машину в таком состоянии было весьма опасно и, наверное, мне повезло, что по дороге не было копов. Обычно происходит это совершенно иначе: когда ты готов - их нет, а, если не ждешь больше всего - на каждом углу. В этот раз классическая система "черное - белое - жопа" не сработала. Сказать, что я переживал за семейство Теллеров? Нет, на данный момент меня они совершенно не волновали. Скорее всего это связано с тем, что я окончательно не проснулся до сих пор, и единственная мысль, беспокоящая мою голову заключалась в поездке до дома наконец со своей женщиной, которую надо забрать из этого кишащего невесть чем дерьма.
Припарковав машину у здания больницы, набрал Тею:
- Выходи.
Женщина начала шептать. Она говорила о том, что так нельзя. О том, что мне следует зайти и выразить свои соболезнования. Врач поставил неутешительный диагноз - Элисон впала в кому. А я, видите ли, такая бесчувственная скотина. Она говорила это совершенно иными словами, но суть оставалась той же.
- Быстро! - рявкнул я в трубку и нажал отбой. Поправив волосы, "уронил" руки на руль, а на них сверху положил голову. Надеюсь, она не подумала, что после этого "рыка" назреет конфликт. Да, даже если и подумала, то, увидев мое состояние, поймет все без слов.
Дверь в автомобиль вскоре открылась, и женщина торопливо села. Как же я ее люблю. Такую послушную, преданную. Не смотря ни на что. Как же мне повезло с ней...
Повернув ключ, направил автомобиль в сторону шоссе:
- Как она?
Завтра я непременно навещу эту семью. Чего бы мне это не стоило.

Отредактировано Till Meier (2015-06-29 03:53:48)

+5

11

Авраам отвлёкся на телефонный звонок, который на время вывел его из мёртвого оцепенения. Пока он пытался ответить на вопросы родителей девушки, о состоянии которой волновался, зал ожидания наполнялся новоприбывшими. Это были разные, мало похожие друг на друга люди, не выглядевшие родственниками, разговаривающие с акцентами, которых Гик не узнавал. Краем глаза он следил за ними, иногда отвлечёнными кивками подтверждал слова, оброненные им несколько минут назад, но с каждой минутой телефонный разговор увлекал его всё больше. На другом конце трубке истерично кричали, спрашивали, требовали. Ему приходилось, отстраняя мобильный от уха, перекрикивать общий шум и пытаться разъяснить что-то понятными и простыми словами в микрофон.

По истечению некоторого времени, когда разговор был окончен и выключен телефон, Авраам устало развалился на кресле, вытянув ноги вперёд. У него было несколько минут для того, чтобы отдохнуть и быть может немного вздремнуть, прежде, чем наступит утро и эта часть больницы наполниться ждущими, томящимися людьми.
Однако его планам не суждено было сбыться. Вслед за женщиной и её подругой, их общими знакомыми в больницу явилась полиция. Её серьёзные дотошные представители пытались опросить всех, имеющих представления об аварии, по очереди о девушке, которую Гик видел около получаса назад на каталке, без сознания и явных признаков жизни. Прибывшие не могли спокойно сидеть на месте. Они ходили, сжимали руки друг друга, нуждаясь в поддержке, опирались на дружеское плечо рядом и разговаривали, то громко, то очень тихо, словно пытались сохранить извечные семейные секреты.
Авраам поднялся с кресла и двинулся в сторону кофейного автомата, чтобы попытаться поддержать свой организм ещё хотя бы пару часов в состоянии, способном к здравомыслию. В тот момент, когда он выбирал напиток, за его спиной раздался знакомый мужской голос. Воображение живо нарисовало ему высокого худощавого парня со светлыми вьющимися волосами и усталыми глазами под белесыми ресницами. У него были ровно очерченные скулы, прямой лоб и плоские губы, с застывшей на них доброй улыбкой. Ещё до конца не сообразив, кому принадлежал мнимый силуэт, Авраам обернулся и взглянул на него. Рядом с женщиной, которой не так давно он сам пытался оказать поддержку, стоял мужчина. Со спины сложно было определить его возраст. Около тридцати или сорока лет, спина была прямая и сильная, не согнутая временем и тяжёлой физической работой. Одежда на нём была самая простая и ничего не могла сказать Гику, но вот кожаная куртка, наброшенная на плечи помогла всплыть в подсознании смутному воспоминанию о человеке, которого некогда Аврааму приходилось знать.
В момент, когда автомат издал протяжный "пик", парень повернулся к Гику лицом. Это был Морроу, Джексон Морроу, давний клиент Авраама, ставший ему другом. Отец-одиночка, борющийся за право быть со своим сыном, уберегая его от порочной матери-наркоманки. Инцидент, который пришлось разбирать Гику произошёл больше трёх лет назад. Тогда это было его первое дело, которое поручили студенту-практиканту в университете Невады. Они вместе прошли через суд и множество приятных и не особенно приятных встреч, в течении которых Аврааму приходилось объяснять молодому отцу, что значит иметь новорождённого ребёнка и воспитывать его в одиночку.

- Джексон? - позвал он его громко, стараясь быть услышанным сквозь общий шум. Захватив стаканчик с тёмно-коричневой дымящейся жидкостью, которую производитель предлагал как кофе, Авраам двинулся на встречу старому другу, гадая, что привело его сюда. - Я - Авраам, помнишь? Невада, две тысячи двенадцатый, - парень несколько секунд выжидающе смотрел на него, а затем в его глазах засветилось узнавание, и он легко мотнул головой, чуть заметно улыбаясь. - Привет, - Гик протянул ему руку и чуть приобнял. - Что ты делаешь здесь?

+2

12

Джемме, Тиллю
Терять кого-то не просто в толпе, там ты можешь крикнуть, нанять детективов, и в конечном итоге найти человека – было трудно, но не больно. Просто страшно. На минуту, день. А сейчас, когда минуты превратились в самые долгие часы, когда за дверьми колдовали над бедной Эл, понимаешь, что то, что пережила Тея, там в Германии, тяжело, но пережить не приведи господи, своего ребенка – это самое что может быть жутким в жизни. Тея крепко держала руку Джеммы, не слушая ничего вокруг, погруженная в свои мысли, не заметила как влетел в холл взъерошенный Джекс, как полицейский своими допросами только раздражал сильнее, что кого-то еще привозили из ночи в состоянии если не равном Эл, то почти. Молодые должны жить. Даже такие отчаянные, как дочь Джемм. О да! ее дети достойны матери. Доротея задумалась о том, что чуть раньше и может у них с Тиллем тоже был ребенок. Но их жизнь попала под мясорубку, в которой перемололось все – воспоминания, то, что зародилось когда-то в их сердцах. Пронесенное сквозь года и обретенное в реальности, перестав быть лишь письмами, потеря и вновь обретение, уже навсегда. Они есть друг у друга.
Услышав, что подруга обращается к ней, Тея удивленно посмотрела той в глаза:
- Утруждают поднести тяжелую сумку или проблемами, которые не хотят решать сами. Прекрати! У Тилля работа сверх навалилась, и позвонить, значит нарваться на «хороший» ответ. Ты же знаешь, он не любит отрываться от работы, а тут он сорвется. Да и поздно уже, - посмотрев на часики, что тонкой золотой лентой обвивали ее запястье, - глубоко за полночь.
Но ее телефон так не посчитал. Извинившись, Тея отошла в сторонку, отвечая:
- Да, милый. Думаю что нет. Эд попала в аварию,  боюсь оставить Джемм в таком состоянии. Пусть она хоть тысячу раз будет храбриться передо мной. – Тихо говоря, Тея смотрела на подошедшего к матери Джекса, на сердце чуть отлегло. – Хорошо, я жду тебя.
Проговорила она в гудки, положила телефон в карман джинс, вернулась к подруге, сама устало присела рядом, положив голову той на плечо. Они познакомились совсем недавно, по меркам из возраста, друзей не приобретают, а уже начинают терять. Но им повезло. Каждая нашла друг в друге нечто, чего не хватало обеим. Ну уж Доротея точно. Подругу, более трезво смотрящую на жизнь, хотя и Тея далеко не по детски, но все же, и чего греха таить – эту дружбу одобрил ее мужчина.
- Была бы ты романтик, предложила тебе закрыть глаза и побыть рядом с ней. Но ты ж на меня как на дурочку посмотришь, - улыбнулась Тея, шепча на ухо Джемме. – Давай в церковь сходим? Святой Пантелеймон поможет. А? не смотри на меня, я не упала и не ударилась. Просто… верю.
Они сидели в ожидании вестей, как вновь зазвонил телефон ее кармане.
- Да? – Тее не надо было смотреть на дисплей, чтобы понять, кто звонил. – Тилль, я не могу. Зайди сюда. Я прошу теб…
Она осеклась от его голоса, который буквально пригвоздил ее к месту. Переубедить проще небеса, чем Тилля. Тея присела рядом с Джеммой, взяв руки той в свои.
- Ты накаркала. Тилль приехал и уставший, так что мне придется тебя оставить. Но обещай мне, что как только ты узнаешь что-то новое - звонишь, и не смотри на время! Хорошо?
Поцеловав подругу, Тея пошла на выход, поправляя пиджак, который ей одолжила Джемм. Сев в машину, Доротея поняла, что Тилль просто вымотан. Залегли круги под глазами, то, как рука лежит на руле.
- Ты устал, - Тея провела ладонью по его щеке, пока они медленно выезжали со стоянки возле госпиталя, - завтра я поеду в клуб и все сделаю сама. Ты и так как белка в колесе. Позволь помочь? Как Джемма? А как может быть мать, когда ее ребенок в коме? Пытается обмануть всех своей железной маской. Вот только на сердце ее не натянешь. Надеюсь, что утром будут хорошие новости.
Они молча доехали до дома, в тишине и полумраке легли спать, и Тея только и успела подумать об Эл, прочитав короткую молитву, как тяжелая рука Тилля, обвила ее придавив, утягивая в спасительную темноту сна.

Отредактировано Dorothee Dietrich (2015-07-27 00:45:45)

+2

13

Фредо ушел практически следом за офицером, и людей стало меньше, ибо его ручные солдаты так же покинули больничное крыло. Парень устало провел рукой по лицу и повернулся на мужской голос, который обратился к нему по имени.
Не сразу Джекс узнал парня, но как только тот припомнил события их знакомства, Джекс улыбнулся и протянул руку.
-Конечно помню, хоть и не сразу узнал, неожиданная встреча. Я тут, - Джекс запнулся. Кто бы мог подумать, что ему так тяжело будет произносить эти слова.
-Моя сестра, она в аварию попала, - парень сделал паузу и посмотрел в сторону матери. Та все еще сидела вместе с Доро.
-А ты тут какими судьбами?
Из дверей реанимации вышел врач и обратился к Джемме.
-Состояние вашей дочери тяжелое, но стабильное. У нее есть все шансы выжить, если она, если она захочет жить и выйдет из комы. Мы сделали все что могли, теперь остается ждать.
Джексон почувствовал как земля уходит из под ног. Как такое могло быть? Его сестра...Его малышка Элли в коме..нет, такого не могло быть. Только не с ней.
Сердце предательски забилось слишком часто, наверное, со стороны было видно как Джекс побелел. Вздохнув по-глубже, он подошел к Джемма и обнял ее, но не знал что сказать.
В этот момент телефон Доро зазвонил и та отошла поговорить, Джексон между тем сел рядом с матерьюи устало закрыл лицо ладонью.

+2

14

Как у меня не отказало сердце в момент выхода врача - я не знаю. Он показался мне источником света, в конце тоннеля поблескивание, которое вселило надежду на лучший расклад. Только вот выражение лица сразу дало понять, что ни фига не все нормально. Я резко подорвалась с места, как только он вышел из палаты, ну или откуда он там вышел - мне все равно. Главное, что там, где он только что был, лежит моя дочь без сознания и в не известном мне состоянии. Я больше всего боялась услышать, что она больше не встанет, не откроет глаза. Я видела ее машину, она была вдребезги. Что же с телом моей дочери - для меня загадка, ибо не пустили к ней. Сволочи.
- Состояние вашей дочери тяжелое, но стабильное. У нее есть все шансы выжить, если она, - он сделал паузу, - если она захочет жить и выйдет из комы. Мы сделали все что могли, теперь остается ждать.
Вернувшись обратно, на стул, словно упав, я чуть ли не потеряла сознание. В глазах помутнело, я не верила своим ушам. Благо, сын был рядом. Если бы не его утешение, если бы не он рядом, сомневаюсь, что дело со мной бы хорошо кончилось.
- Джемма, тихо, тихо. Он ж живая? Живая!  Нечего паниковать... Она - сильная девочка, многое пережила и это переживет.
Джексон сел рядом, словно в воду канул, побледнел. Я приобняла сына и погладила его по голове, стараясь успокоить. Все же будет в порядке, верно? Что бы я не чувствовала, как бы не переживала, мы на то и женщины, чтобы мужикам жилось хорошо, а, следовательно, моральное благополучие сына меня сейчас волновало куда больше, чем мое беспокойство. Я уже практически поверила, что с дочерь будет все в порядке, но все же в глазах плыть не переставало. И рада бы просидеть здесь все время, пока моя ненаглядная не откроет глаза, но нельзя.
- Док, подождите, - я подошла ко врачу, который сообщил мне столь трагичную новость, и обратилась к нему, - как часто я могу приходить к ней? Есть какой-то режим?
Врач тяжело вздохнул. Меня бесило его сочувствие, так оно могло значить только одно - все слишком плохо, крайне. Не привыкла я к тому, чтобы врачи так искренне сочувствовали пациентам и их родственникам. Не верю ни разу, что он уж такой добренький, от чистого сердца переживающий.
- Вы можете приходить тогда, когда Вам будет угодно, Мисс Морроу. Я выпишу Вам пропуск, - он погладил меня по плечу и кивнул. Я же в ответ постаралась улыбнуться мужчине, но получилось с крайним трудом.
Вернувшись к сыну, я попросила его отвезти меня домой. Тот, выдохнув, поднялся с места и направился на выход. Прям у него меня догнала медсестра и выдала пропуск, о котором говорил док. Я еще раз поблагодарила медицинского работника  и вышла за сыном.
У его байка я, еще не одев шлем, который вручил мне сын, обняла его, прижала нежно к себе и поцеловала в щеку:
- Все будет хорошо, дорогой. Все будет хорошо.

+2

15

[NIC]NPC[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/gjurw.png[/AVA]
Сообщать плохие новости всегда тяжело, но во врачебной практике без этого никак. Но сколько за свою работу врач видит этих печальных глаз? Сколько скорби, страха, ужаса и переживаний видят стены больницы каждый день? Наверно, если бы не было радостных новостей, больница была бы как кладбище, местом скорби.
-Док, подождите, как часто я могу приходить к ней? Есть какой-то режим?
Врач внимательно посмотрел на мать девушки и вздохнул. В том состоянии, в котором девушка, каждый день приходить с одной стороны не стоит, с другой стороны, лучше приходить, в конце концов исход ее комы зависит сейчас от самой девушки. К сожалению врачи тут бессильны.
- Вы можете приходить тогда, когда Вам будет угодно, Мисс Морроу. Я выпишу Вам пропуск.
Он подошел к стойке, и взяв бланк, стал его заполнять, после чего поставил печать и протянул медсестре.
-Отдай это миссис Морроу, и возьми у нее или ее сына подпись на медицинские вмешательства, так как девушка сама не может принимать решение в данный момент.
-Хорошо.
Медсестра взяла стандартный бланк и подбежала к женщине, протягивая ей пропуск.
-Еще нужна подпись кого-то из членов семьи, что вы не против медицинских манипуляций.
Парень, что был с женщиной, брат девушки, повернулся к медсестре и взяв ручку, поставил роспись.
-Делайте все, что в ваших силах, если что-то нужно - звоните сразу, спасибо вам, - парень вздохнул и толкнув с силой дверь из отделения. Медсестра еще некоторое время стояла смотря в след, после чего вернулась к посту.

0

16

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » -don't go. ‡-i will live again