В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ...не выше, но глубже.


...не выше, но глубже.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Lola Hanter, Guido Montaelli, Leo Montanelli
Место: Jolly Jack Pub, квартира Лолы
Время: 8-9 июня
О флештайме:
Когда твоё имя начинает звучать громко - откликаться начинаешь не только ты.

+1

2

внешний вид.

- Боже мой, ты серьезно? - слишком большая концентрация действительно смешных шуток на одну ночь и на одну меня. Понятия не имею, как зовут этого парня, но слушать его одно удовольствие. Ему надо выступать, серьезно. На большой сцене, с микрофоном, какой-нибудь стендап, чтобы люди узнали о нём. А может всё дело в том, что я очень, очень, очень пьяна. Опять такие, на полном серьезе. Не помню, сколько уже выпила, но мой бокал наполняют с такой готовностью, что мне просто неудобно долго оставлять его полным. Я сижу на стуле, широко расставив ноги, и повиснув руками спинке кресла. Внимаю словам этого парня, чьего имени не знаю и заливаюсь хохотом каждый раз, когда он произносит что-то смешное. Повсюду сплошь незнакомые лица, а пабе полно народу, очень шумно, и мой хохот - не самое громкое, что происходит здесь сейчас. Закидываю голову, смеясь, вытягиваю руки, повисая на стуле и теперь уже опасно балансируя. Вот-вот свалюсь, но я всё еще рассчитываю на свою неплохую координацию, которая, впрочем, меня покинула уже после пятой или шестой стопки, не могу сказать точно.
Из знакомых только рыжая девочка за барной стойкой, Джека не видно, видимо где-то там у себя, наверху. Или поехал убивать очередного бедолагу. В моем представлении, ирландец целыми днями только и занимается убийством виновных и не очень виновных людей.

- Стой, подожди, у меня уже живот болит, - это правда. Мышцы пресса напряжены, как будто я уже минут десять делаю упражнения. - Сейчас приду. Вам принести чего-нибудь? - вообще-то, тут есть официанты. Как раз для тех случаев, когда донести до столика что-то самостоятельно, не пролив - нереально. Плюс, мне нравится ходить, и я в десять раз охуеннее официантки.
Поднимаюсь на ноги и делаю шаг к барной стойке. - Уоу... - меня, оказывается, нехило так шатает. Сначала даже хватаюсь за спинку стула, чтобы не свалится, потому что ничего другого нет. Даже стенки, по которой можно пройти. Печаль-беда. Сознание затуманенное, мне кажется, я плескаюсь в невидимых волнах, которые раскачивают из стороны в стороны, а иногда чересчур резко кидают так, что трудно устоять на ногах. Не самое подходящее состояние для того, чтобы носить емкости с жидкостью, но меня это совершенно не пугает.
- Так, Лола, сосредоточься, - разговариваю сама с собой, опять же, совсем этого не смущаясь. Меня в принципе сложно смутить, а в пьяном состоянии море по колено. Сосредотачиваюсь на том, чтобы идти прямо, и у меня это неплохо получается. Мне всего восемнадцать, а стаж в пьянстве уже имеется. Приятно просто пройтись, отвлечься от постоянного хохота, и дать мышцам живота расслабиться. И всё даже было хорошо, но...
Уже на подходе к барной стойке спотыкаюсь и падаю, проезжаясь коленками по полу, и опрокидывая две стеклянные стопки. Как результат: содержимое выливается на брюки мужчине за стойкой, стопарики в дребезки, порезала руку, болят колени... - Блять, - но почему-то ржу, поднося ладонь к лицу и слизывая кровь. Лола молодец. О, кажется, я кого-то задела? Точно-точно, облила же мужика.
- Ой! Простите Бога ради, - пытаюсь перестать ржать, стягиваю со стойки салфетку и начинаю смахивать капли напитка с мужских коленок, всё еще практически сидя на полу, среди осколков. Но кого ебет, да? Подумаешь, разбила. В первый раз, что ли? Тем более тут всё предусмотрено, просто впишут их в счет, да и всё. И не в мой счет! А того парня, с которым я веселилась.
Только спустя секунд пятнадцать решаю все-таки поднять голову и посмотреть, кому повезло со мной сегодня познакомиться. До того момента, пока с коленок было что счищать, личность обиженного меня не интересовала совершенно.
- Ой, - произношу повторно, понимая, что лицо какое-то до боли знакомое. Это же отец Лео, да? Тот мужик, у которого я просила автограф. Дон ебаной мафии! - Привет, - я бы испугалась, если бы была в чуть более трезвом состоянии, но сейчас мне только очень смешно. Я поднимаюсь на ноги, опираясь на барную столку и улыбаюсь. - Как дела? Вот уж не думала, что вы ходите по таким заведениям. Как дела? Пойдемте тусить, че вы сидите тут один, неприкаянный? - и нет, меня совершенно не смущает тот факт, что я осведомилась о его делах целых два раза за половину минуты.

+1

3

...зебра... Принцип чёрных и белых полос характерен даже для "общества, стоящего над законом"; мафиози - тоже люди, принятие Омерты на самом деле не решает всех проблем, тот, кто действительно так считает - беспредельно глуп, и вряд ли когда-либо вообще войдёт в этот круг. Никто не защищён от тех проблем, которые создаёт себе сам - а такие проблемы и решать приходится чаще всего самому. Решать - или смириться с ними; или найти другой выход, неважно... Даже оказавшись на верхушке организации, Монтанелли не смог бы решить всех своих проблем разом. Не смог бы, даже если бы сел в кресло Президента Соединённых Штатов, пожалуй - только Бог может решить все вопросы одним движением руки. Впрочем... ему откуда знать? Быть может, не может и Господь. Что Он может на самом деле - узнает только тот, кто увидится с ним, а Гвидо в том, что встретится с Богом в раю не уверен - такие, как он, вряд ли попадают в рай. Для парней вроде них есть только один рай - тот, который они сумеют построить при жизни, своими руками и своими решениями.
А способ это сделать у каждого свой. Например, Ринальди вот открыл шикарный стриптиз-клуб, Фрэнк - кажется, просто наслаждался подъёмом по "карьерной лестнице", Фредерик - получал удовольствие от жизни, попутно решая свои семейные проблемы; Гвидо же... в его случае всё сложнее - ему недостаточно было просто богатства, с семейными же отношениями попросту не задавалось. Он чувствовал себя счастливым рядом с Хэмминг... с того момента, как она ушла из его жизни, его рай тоже перестал существовать. С того во многом злополучного благотворительного вечера прошло уже два дня - и всё, казалось бы, приходило в норму; но - в другую норму. В норму "чёрной" полосы. А может, и не чёрной, а просто серой... не было всё настолько и плохо, чтобы нагнетать обстановку - просто ничего не радовало. Просто это было такое состояние, когда хотелось курить - хоть Монтанелли и бросил уже более двадцати лет назад. Ощущение было немного схоже с тем, когда он потерял Маргариту - но, к счастью, и в половину не настолько сильно... Это было немного схоже с тем, как всё заканчивалось, когда Маргариты ещё не было в его жизни на том положении, которое она заняла; но тогда - у него не было двоих детей.
И пожалуй, этот вечер ему бы стоило провести с Дольфо и Витторией, а не в пабе Джека, среди алкашей и гуляк, большинство из которых были вполовину моложе него самого; Гвидо и не собирался задерживаться здесь надолго, но организм требовал какой-то встряски, Монтанелли чувствовал некоторую ностальгию по старым временам - когда он мог бы целый день провести подобным образом, разгуливая по ресторанам, барам и просто улицам; когда в каждый встречный жулик узнавал бы его, как "чистильщика", и он был бы на равных с ними. И всё было проще. Жизнь была проще. Забот было меньше. Джолли Джек... а ведь это место даже не помнит тех времён. На улицах многое поменялось за два года.
- Эй!!! - мысли были прерваны нестройным грохотом и каким-то ярким пятном, пролетевшим в поле зрения - и только уже затем Монтанелли почувствовал, как по его брюкам растекается что-то мокрое. Это банально, пожалуй, но и впрямь, не стоит говорить "никогда"; положение имеет обыкновение становиться хуже именно тогда, когда кажется, что хуже не может быть. Но мелкие неприятности - они, в отличие от больших проблем, не заставляют мозги напрячься и начать думать, не заставляют собраться, они попросту раздражают, особенно когда происходят одна за другой.
Всё стало хуже в тот момент, когда Гвидо понял, что его облила вдрызг пьяная девчонка; которая теперь ползала по полу, неспособная разогнуться то ли от звонкого смеха, то ли просто вертикальное положение принять обратно уже неспособная из-за выпитого, да ещё и слизать со своей руки пыталась не то кровь, не то разлитый алкоголь.
Всё стало изумительно хуже, когда та попыталась стряхнуть остатки разбитых стопок с его колен, и он увидел её лицо, имея возможность признать в этой девчонке ту же самую Лолу - он даже уже и не помнил, откуда именно имя её узнал, оно попросту всплыло в памяти и всё - которая спускалась с вертолёта позапрошлым вечером, держа шпильки в руках. Монтанелли окинул взором зал; а сына его, случайно, нету поблизости? Или Стоуна-младшего? Ну просто безостановочный праздник у кого-то - разве что сменить одежду Лола успела; или даже можно сказать, просто скинула лишнее. Почувствовав желание приподнять её за шкирку, как наделавшего лужу котёнка, Гвидо поймал себя на том, что нету у неё этой "шкирки" - нету на одежде воротника, и под маечкой этой тоже ничего нету.
- Опять ты? - пока он размышлял, девица умудрилась-таки подняться самостоятельно; и Монтанелли пошёл от обратного, сжав её подбородок пальцами, как бы "подпирая её снизу", и глядя ей в лицо. Почему у него такое стойкое ощущение, что этой юной звезде взрослого кинематографа от него что-то надо? Уж больно часто она стала появляться на его глазах. Нет, странного в этом как раз ничего нет - в этом городе многим нужно от него что-нибудь, и он не только копов имеет в виду, хотя и они зовут его "тусить" периодически - как вот тогда, например, когда Хелен прятала сумку... надо бы перепрятать её в другое место, кстати. - Ты с позавчера не просыхала, что ли? - но даже копы к нему не осмеливались подходить так запросто. Возможно, это было причиной, по которой Гвидо вообще попытался затеять диалог... он был заинтересован. Хотел "встряски" - вот, пожалуйста; вонять он будет, когда придёт домой, как запойный алкоголик, спасибо Лоле и её кривым рукам...

Внешний вид

+1

4

пс, пс, не хочешь немного упоротого поста от Лолы?

В любой другой ситуации я бы наверняка обратила внимание на мрачное расположение духа местного дона мафии. Могла бы еще подумать, что пролить напиток на чужие джинсы - не самое лучшее начало беседы (но на самом деле нехуя, и отличное, нескучное, небанальное начало! сразу есть, о чем говорить). Могла бы, будь в моей крови чуть меньшее количества алкоголя. Да что там... В трезвом состоянии я вообще предпочитаю с такими людьми особо не пересекаться, потому что ну нахуй. Ничем хорошим это не кончается, и мне выше крыши хватает знакомства со средним Монтанелли.
Но... Но! Но! Но!
Невольно издаю смешок, когда вижу на лице мужчины узнавание. Дожили. Я настолько в каждой жопе затычка, что уже такие люди узнают меня в лицо. Капец. Скоро буду местной знаменитостью. Среди уголовников... Крутая перспектива, ничего не скажешь.
- Опять я, - покладисто отвечаю Гвидо, облокачиваясь на барную стойку. Я бы с огромным удовольствием сейчас на неё уселась, но она довольно высокая, а у меня беда с координацией, и я боюсь наебнуться во второй раз за эти пять минут.

Недовольно морщусь, когда руки касаются лица. Не очень люблю, когда трогают лицо, но ладно, я пока пьяная - добрая и покладистая, поэтому всё ограничивается лишь забавно наморщенным носом.
- Фу, как грубо. Вы со всеми девушками так разговариваете, да? Тогда не удивительно, что один сидите, - легкомысленно заявляет Лола, возможно совершенно случайно залезая пальцами в свежую, еще не зажившую толком болячку. Но что с неё взять, по сути? Не думает, что говорит, совершенно.
Люди не осмеливались подходить к Гвидо вот так просто, и их можно было понять. Но, наверное, Гвидо жилось очень скучно. Печально, когда все вокруг тебя боятся и слова лишнего не говорят. Если ему было скучно, то можно решить, что Лола прямо сейчас была его счастьем. Потому что прямо сейчас она не боялась совершенно, и легко могла высказать абсолютно всё, что придет в голову. Разумное и не очень. К тому же, мафиози наверное не совсем ебанутые, и не будут убивать людей просто так, за то что они ляпнули что-то не то или ногу отдавили. Так что тем более бояться нечего...
- Фу, ладно, давайте. Либо идете тусить, либо не идете. Как хотите, но я предлагала! Если нет, то я пошла, мне надо вернуться во-о-о-он за тот столик, - Хантер неопределенно машет рукой в сторону угла, из которого ушла и всерьез собирается уходить. Потому что нет, от Гвидо ей ничего не нужно совершенно. Вот еще... Подумаешь, тоже мне, пуп земли!

+1

5

Когда тебя обливают чем-то с крепким градусом - чувствуешь всё, что угодно, только не скуку; что именно - зависит скорее от того, чем же именно ты занимаешься в данный момент, оттого, напоили ли твою одежду добровольно, ну и расположения духа, естественно - а Гвидо явно сейчас был не в лучшем своём настроении. И может, для Лолы и её друзей обливаться алкоголем и было вполне нормально, Монтанелли таковым не увлекался, и дома его ждали двое детей, которым пришлось бы объяснять чем-то исходящий от него запах спирта, и это в лучшем случае - а если, не дай бог, за пределами паба он встретит кого-то из своих знакомых в таком виде? С тех пор, как Хелен ушла, о нём сейчас наверняка и так прокатилась волна слухов - чего вот не хватало, так чтобы кто-то посчитал, что Гвидо ушёл из-за разрыва в запой... Что зануда с итальянской рожей вроде него вообще делает в ирландском пабе при этом - вопрос уже другой, конечно, но это не меняет главного: только что он был облит водкой благодаря девице, которая была ему знакома... и не ему одному.
То, что они встретились в пабе Джека, было не совпадением; в совпадения Монтанелли не верил, Лола тусовалась с его старшими детьми, спала - а наверняка ведь у них было - с Лео, а с Джеком они дружили, так что и не удивительно, что Хантер тоже появлялась здесь... Но он мог допустить такое понятия, как "случайность". А окатила его Лола, пусть это было и неприятно, всё-таки случайно; случайно же задела и такую тему, от которой он пытался укрыться в стенах этого заведения, о собственном одиночества - но что было уже не случайно, так это как она начала ему хамить. И мог ли Гвидо теперь проигнорировать этот выпад?
- Я тебе задал вопрос. - да и грубить, в принципе, не планировал. Да кто эта Лола вообще такая и что о себе возомнила? Или решила, что раз его сын с ней имел половой контакт, или даже если и сейчас имеет, так она может с ним вот так вот запросто болтать, словно они с ней - друзья-погодки? Не то, чтобы ему так уж сильно хотелось докопаться до пьяной в хлам малолетки, но это юное дарование, и впрямь, становилась заметной. И не только из-за того, что светилась у кого-то на экране иногда... очень ведь похоже на то, что её популярность вышла за пределы сценариев. Впрочем, это вовсе не делает её фигурой, крупной достаточно, чтобы Гвидо не смог бы подрезать ей язык, и одно лишь мнение Лео на этот счёт его вряд ли остановит. А в настроении он был не лучшем, это верно - теперь к этому прибавлялись и испорченные джинсы; ещё одна причина, по которой мисс Хантер может быть ему столь небезразличной... убивать её никто не будет, конечно, хотя - история всякие примера знала.
- За тот столик. Я так не думаю... - он всё-таки нашёл, за что её можно ухватить, избежав чрезмерных конфузов, да притом ещё и избежав того варианта, при котором Лола смогла бы легко вырваться - цапнул ей за ухо двумя пальцами, заставляя оторваться от стойки - вот теперь уже хочешь, не хочешь, а сохраняй вертикальное положение как-нибудь, чтобы товарный вид не потерять... - Бутылку виски. Есть какой помягче? - другой рукой Монтанелли подцепил из внутреннего кармана своего пиджака пару купюр, протянув ей бармену, прежде, чем тот мог бы предпринять что-то, видя, что происходит в заведении что-то неординарное. Компания Лолы, кажется, тоже заметила происходящее (хотя и вообще трудно не заметить, как кого-то водкой облили, пожалуй), но за девчонку заступать, вроде бы, никто не лез... можно было, конечно, ввязаться в драку, или устроить целую разборку, с привлечением соучастников Семьи, но только вот нужно ли? - Ну-ка пошли погуляем. - быстро, но без спешки, уверенно, как будто так и надо, дон мафии повёл Лолу на свежий воздух. На двери весело звякнул колокольчик... затем дверь закрылась, окончательно отделяя Лолу от своей компании, к которой она только что так задорно зазывала Гвидо присоединиться - это ведь имелось в виду под "пойдёмте тусить"?
- Ты хоть сама понимаешь, с кем разговариваешь, соплячка? - Монтанелли отволок её в ближайшую подворотню, прижав к стене спиной - отпустив, наконец-таки, оттянутое ухо, но зато снова сжав подбородок, заставив приподнимать лицо - в таком положении, неаккуратная попытка побега могла бы привести к вывиху шеи... у Лолы, впрочем, из-за алкоголя болевой порог явно повышен и вообще осязание притуплено. - Или решила, что тебе всё позволено, раз ты знаешь моего сына? Что ты вроде как неприкасаемая? - ну в этом он её сам может разубедить... Может, Хантер и ошивается где-то рядом, но полную картину она вряд ли видит, наслаждаясь знакомствами там и сям. И хотя знакомства эти любопытны более чем - это ещё не делает её... шишкой. Тут можно ещё и тот фентиль с афтографом припомнить, кстати - он так и остался без должного внимания, хотя тоже был довольно-таки наглым. Лола чувствует себя вольготно, являясь частью ночной жизни... слишком уж вольготно.
- Выпивать, значит, любишь... - Монтанелли прихватил крышку бутылки зубами, отвернул её, и сплюнул её на асфальт. А горлышко прислонил к губам Лолы, начав приподнимать донышко выше: - Ну тогда давай. Пей. - залпом... Гвидо слегка надавил на бутылку.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-06-21 12:18:33)

+1

6

Наверное, в голове Лолы образ мафиози был каким-то чересчур романтичным. Потому что она свято верило в то, что человек, даже если он дон мафии, может быть на людях добропорядочным гражданином, примерным семьянином, жертвовать деньги на благотворительность и отличаться адским терпеним, улыбаясь и очень часто повторяя "ничего страшного". И только уходя на работу он становился жуликом, мошенником, кровожадным убийцей, и мог хоть ванны с кровью невинно убиенных девственниц принимать, но тогда, когда никого рядом не было. То есть, по её мнению, прямо сейчас Гвидо не мог ей ничего сделать. Да и зачем, да? Хантер привыкла к тому, что люди не воспринимают её всерьез. Молоденькая, порой чересчур дерзкая и борзая, слегка (а иногда даже очень) ебанутая, довольно часто пьяненькая порноактриска, на которую можно не обращать внимания, словно она - назойливая мошка. И можно было бы так легко её сажать в кулак и раздавить, но люди - не мошки, и за них дают довольно большие сроки.
Да и к тому же, что она сделала-то такого? Текилы в стопариках было буквально на дне, то есть, пролила она не так уж сильно. Пока Гвидо дойдет до дома, пятна засохнут, запах выветрится, да и вряд ли его дома встречается профессиональная ищейка, которая обнюхивает от макушки до пяток, и могла бы неодобрительно, порицательно поцокать языком.
- И я вам ответила, - фыркаю, потому что прямо сейчас рядом со мной не дон мафии, а самый обыкновенный мужчина, такой же, как все остальные в этом пабе. И делать исключения, изворачиваться и как-то нарочно менять манеру общения ради него я не собиралась. Между прочим, я даже извинилась, и не виновата, что суровому мужику приспичило мне нахамить, чтобы хоть как-то выплеснуть наружу распирающие изнутри негативные эмоции.
- Эй! Вы что? Садист, что ли? Чего вы делаете? - взвизгиваю, изворачиваясь так, чтобы причинять ухо как можно меньший дискомфорт. Ну точно, блять, садист... Жалко, что никто вокруг не пытается за меня вступиться. И становится совсем чуть-чуть, буквально капилюшечку страшно, но еще не до такой степени, чтобы я начала думать о том, что говорю. Поэтому...
- О, прости, Биг Босс, я сегодня не в настроении лизать кому-то пятки, - фыркаю и шиплю, когда он оттягивает ухо сильнее. Вы посмотрите на него! Царь Бог, блин. Еще небось хочет, чтобы с ним расшаркивались?
- Причем тут Лео? - несколько удивляюсь, потому что вот совсем про него не думала. Голова совершенно не поспевает за языком, какой-то словесный понос: - Лео хороший... - почти мечтательно. - Но нет, конечно же, он не при чем. Понятия не имею, о чем вы говорите...

За спиной вырастает холодная кирпичная стена, и я мигом становлюсь на несколько пунктиков трезвее. Ненавижу, когда так. Ненавижу чувствовать себя загнанной. Заебали так делать, ну серьезно. Оглядываюсь по сторонам, оценивая ситуацию. Затащил в какую-то подворотню, людей рядом не видно. Насиловать, что ли, собрался? Бутылкой? Или она блин для храбрости? Если начну орать, наверное, никто даже не прибежит на помощь... Не успеет?
Этот Гвидо странный. Хмурюсь и плотно сжимаю губы, чтобы даже капля не попала в рот. Прекрасно понимаю, что надо быть осторожной, ведь при должном желании, горлышком можно все зубы нахер выломить. Но он же не настолько псих, да? Проверять не хочется... Весьма странные способы угостить девушку напитком, я вам скажу.
Каждая секунда, пока я прижата и не могу нормально шевелиться, выжигает в моей голове новую раскаленную точку. Это мой бзик, я ничего не могу с этим поделать. Ненавижу так, и слетаю с катушек. Гвидо проявляет настойчивость, хочет, чтобы я пила, а я из вредности не буду. Не так. Кем он себя возомнил?
И вообще, знаете что? Заебало! Прицеливаюсь и резко вскидываю коленку, ударяя аккурат промеж ног мужчины. Мне повезло, что с ним нет его охранников. Надо пользоваться. Отталкиваю мужчину и отскакиваю от него, пока он не успел меня схватить. - Нет, спасибо, я думаю, на сегодня мне уже хватит, - бросаю на прощание, даже не останавливаясь и не оборачиваясь. Бегу, почти не спотыкаясь и заваливаясь на бок. В паб, схватить сумку, и скорее съебывать отсюда, пока этот псих меня не догнал.

+3

7

Скольких людей он уже раздавил, вот так, как мошек? Если даже не считая тех, чьи тела он оправил в очистительные сооружения канализации, по маленьким-маленьким кусочкам либо присоединившимся к составу раздъедающей плоть кислоты, или же - в небо, вместе с жутким чёрным дымом? Пожалуй, Гвидо не мог бы сосчитать. Даже и обо всех не знал - он мог оказаться много для чего причиной косвенной, а не прямой; и если говорить о мести - это означает, что на свете есть слишком много желающих отомстить ему за что-нибудь... то, что он вообще ещё просто жив - говорит о том, что месть всё же не является основополагающим желанием для подавляющего большинства людей. И всё же - среди тех, кого Монтанелли так или иначе уничтожил, даже за те два года, что он управлял Семьёй, были люди и куда большей величины, нежели какая-то там порноактрисулька (которая и работала, можно сказать, на него - на его людей). Раздавить её - для него едва ли стало бы большой проблемой. Во всех смыслах... но дело не в этом, дело в другом - почему-то эта пьяная девчонка его попросту раздражала до такой степени, что хотелось это сделать. Действительно, как назойливая муха, вертящаяся рядом... При всём том, что в ей поведении подозрительного или угрожающего и не было - дурость только была. Безобидная вполне дурость.
Муха тоже ведь не виновата, что она жужжит - просто она так живёт; у неё нету другого выбора. Но её жужжание, как и прикосновение её маленьких лапок к коже - неприятно, и однажды насекомое попросту оказывается размазанным по газете. Тут уже, что называется, не в то время и не в том месте. Вот и в их случае - почти тоже самое... неправильное пересечение в неправильное время, да и в месте, пожалуй, не том. И в данный момент, в данное время, обычно флегматичного и собранного дона, переживавшего сейчас не лучший свой период, Лола попросту бесила. Монтанелли не был прав в этом - хотя и вряд ли отреагировал бы так же, если бы его облил и оскорбил кто-нибудь другой... кто-нибудь, кого не трахал его сын, кто не попадался ему под ноги до этого; кто-нибудь более... безразличный ему. Неизвестный. Увы и ах - Хантер просто безымянной девочкой уже не была. Увы и ах, внимание, хотела она или нет, было привлечено уже до того, как на джинсы босса мафии пролилась текила; она его только сконцентрировала.
Конечно, заставить Лолу выпить всю бутыль - вот это было бы уже садизмом чистой воды, так недолго и до отравления недолго, если не захлебнётся, но вот... если бы пары сотен граммов оказалось бы достаточно, чтобы она вырубилась в пьяном угаре в том же переулке - никто и не удивился бы даже, пожалуй? А за его штаны - расплата вполне достаточная. Какая репутация, такая и расплата, всё по справедливости. Да и потом... может, этот случай и отучит её от алкоголя ненадолго. Однако воспитательная работа оказалась сорвана в следующую секунду... пошатнувшись и расслабив хватку, отступив назад на шаг, Гвидо выпустил бутылку из руки - не разбившись только каким-то чудом, она теперь потихоньку отдавала земле содержимое. Лола удрала, бросив что-то напоследок, чего Монтанелли уже не услышал из-за шума в ушах; осталось плюнуть только ему вслед.
В последнее время он, похоже, только и делает, что получает ниже пояса - от Хелен, бросившей его; от Мэлора, который забрал её у него; теперь от этой шмакодявки - в буквальном смысле; и эго страдает всё сильнее... опершийся о стену, стоя в неестественной позе и придерживая ещё мокрые от водки джинсы, так, словно причиндалы сейчас отвалятся; разбитый и униженный - дон мафии чувствовал, что, кажется, пора уже взять в руки - и эго, и яйца свои, и себя самого.

Утро следующего дня

...ладно, раз нету её дома - сам войдёт и дождётся её появления. Давить на звонок ему уже надоело, его звук по ту сторону двери уже начинал раздражать, а похоже - что звучит он всё равно без толку. И Гвидо достал из кармана связку отмычек, склонившись над замком, чтобы случайный встречный на лестничной клетке не мог бы заменить чего-то подозрительного - просто хозяин квартиры пытается в неё попасть. Монтанелли вернулся к старым приёмчикам... не только того, что касалось вскрытия дверных замков. "Вербовать" разных сумасшедших девчонок для поддержания власти на улицах и не только на них - это ему делать тоже приходилось; и что получилось в итоге - он бы назвал успехом, несмотря даже на то, что Рут - теперь уже мертва...
Найти домашний адрес Лолы оказалось делом не таким уж сложным - не сложнее, чем требовалось для того, чтобы оказаться у её двери уже завтрашним утром. От большого количества друзей есть свои минусы и свои плюсы...
С визитом к Лоле домой его сопровождал самый верный из его телохранителей - королевский дог Боппо, принадлежавший ранее его супруге. Чёрная собака постучала когтями в квартиру вслед за хозяином, тут же начав принюхиваться, изучая новую для себя территорию - и если Гвидо направился сначала на кухню, Боппо решил пойти в спальню и, обнюхав лицо спящей на кровати девушки, усесться у изголовья и продолжить на неё пялиться, в ожидании того, когда до спальни дойдёт и хозяин.

Внешний вид
Боппо :)

Отредактировано Guido Montanelli (2015-06-22 09:53:14)

+1

8

- Отъебись... Отбъебись пожалуйста, - раздается мой слабый, заспанный голос из под горы одеял и подушек, в которые я себя закопала. Какой-то мудак вот уже пять (десять? пятнадцать? час?) минут трезвонит в дверь и всё никак не хочет куда-нибудь испариться. Будить людей в такую рань (на часах, между прочим, почти час дня) - это какой-то садизм чистой воды. - Иса, пойди скажи, пусть отъебутся... - шарю рукой по подушке, пытаясь нащупать худенькое тело моей лучшей подруги, но её сторона кровати пуста, холодна, и вообще, я кажется развалилась уже на середине, в позе звезды, а так спать у меня не получается, когда она рядом.
В момент, когда я уже, тихо матерясь, начала выбираться из под одеяла для того, чтобы открыть дверь и явить незваному гостю злую, раздраженную себя, звонить перестают. В этот же момент я решаю, что никуда не пойду, и вот оно, блаженное спокойствие, тишина, можно спать дальше. Притягиваю к себе подушку, обнимаю и со счастливой улыбкой на лице снова начинаю проваливаться в сон.

Справедливости ради, надо сказать, что я не всегда себя так веду. На самом деле, я вполне себе занятый человек, который спит мало, и постоянно где-то чем-то занимается. Я успеваю работать, учиться, ходить в тир, не запускать себя, и в некоторые дни, когда у меня выпадает свободная ночь и пару часов до неё, я иду развлекаться. Домой я пришла, наверное, часа четыре назад, и ясен пень, мне очень хотелось спать. Вчера, после того, как я сбежала от Гвидо, я почти дошла до дома, но потом поняла, что два ночи - это как-то слегка рано для того, чтобы уже идти домой, и очень вовремя вспомнила, что у однокурсницы предки уехали на Тахо, и она закатила вечеринку. Короче, да, ночь выдалась бурной, и тот алкоголь, который я не стала пить у Гвидо, я догнала чуть позже.

Прохладный воздух. Что-то мокрое и влажное касается лица. Чтобы это могло быть? Ощущения такие непривычные, что любопытство оказывается сильнее меня, так что я открываю глаза, чтобы увидеть и...
- Ебать меня лопатой! - я никогда особо не жаловала собак. Они вонючие, волосатые, приставучие, и срут где попало. Но в ту же секунду, как я увидела вот эту гигантскую хуйню с хвостом, я поняла, что боюсь больших собак. Прямо очень сильно. Если бы я присмотрела повнимательнее, поняла бы, что собака не выглядит агрессивно, скорее заинтересованно. Но принимая во внимание тот факт, что весили мы с ней примерно одинаково (а может, она даже больше), меня её настроение интересовало мало. Что она делает, блять, у меня в квартире?
Стоит упомянуть, что я вскочила, словно меня ужалили. Подскочила, забиваясь в угол, к окну и с дуру, всё еще сонной головой, начала вспоминать, какой у меня этаж и больно ли будет падать, если выскочить. И далее на крики подоспел сам хозяин псины... - Блять, - стоит так же сказать, что сегодня, придя домой, я не сильно парилась о своем внешнем виде. От входной двери к кровати вела дорожка из предметов одежды, потому что я её стаскивала на ходу, мечтая только об одном: об одеяле с подушкой. И как-то не очень кстати спала совершенно голая. И вскочила голая, и в общем... - Блять! - уже более выразительно, с нотками испуга. Подцепляю одеяло, потому что голой мне внезапно не очень уютно, чувствуя, что сон прямо рукой сняло, а вдоль позвоночника прошелся неприятный холодок. - Эм-м-м... А вы чего тут делаете...? Вы знаете про частную собственность, ну и там... э-э-э-э... ну-у-у-у... - глаза в пол. В трезвом состоянии я не такая смелая... Взгляд на окно. Какой, говорите, у меня этаж?

если интересно, квартира

http://sh.uploads.ru/RjZuJ.jpg - гостиная
http://sh.uploads.ru/iF7Qp.jpg - гостиная/кухня
http://sg.uploads.ru/nM3Tr.jpg - кухня
http://sg.uploads.ru/UbG5o.jpg - гостиная
http://sg.uploads.ru/14j9P.jpg - кухня
http://sg.uploads.ru/xq6sY.jpg - спальня
http://sg.uploads.ru/UMWpJ.jpg - кухня
http://sh.uploads.ru/YfTOg.jpg - столовая
http://sh.uploads.ru/e1o3t.jpg - кухня
http://sg.uploads.ru/ln0TZ.jpg - вход
http://sg.uploads.ru/hZfYn.jpg - ванная

+1

9

Оказывается, это ещё неизвестно, какой лексикон интереснее - трезвой Лолы или пьяной Лолы; насколько Гвидо услышал на кухне - она даже с похмелья была довольно изобретательной в своих выражениях (честно говоря, насчёт себя самого дон Торелли сомневался, что смог бы выдать что-то остроумное, если бы его кто-то резко разбудил после пьянки), но следующее, что он услышал из спальни - собачий лай: Боппо подскочил почти одновременно с девушкой - только в другую сторону, и затем начал задорно и весело брехать на всю квартиру, оповещая хозяина не только о своей находке, но и что эта находка ещё и двигается - и его собачьему уму требуется указание, что с ней, этой находкой, теперь, собственно, делать-то?.. А хозяин пса в свою очередь, даже торопиться не стал - поставил баночку, которую рассматривал, обратно на кухонную полку, развернулся, неспешно прогуливаясь вдоль вереницы из женских вещей на полу.
- No, Боппо. - Гвидо произнёс это спокойно, не предпринимая попыток переорать лающего дога или запаниковавшую Лолу, но пёс, услышав его, тут уже угомонился, оглянувшись в сторону голоса, вильнув хвостом пару раз, но затем снова вернувшись взглядом больших чёрных глаз к хозяйке помещения. - Seduto. - снова коротко проговорил Монтанелли по-итальянски, и Боппо послушно пристроил свою задницу на ковёр спальни... интересно, а если этаж "доступной" высоты и прыгать - Лола прямо так сиганёт, чём мать родила, или на одеяле попытается спланировать, как на парашюте? Гвидо застывает, сложив руки на груди, слегка наклонив голову вправо, и оценивающе смотрит на обитательницу помещения. Оценивающе - не в плане её девичьих форм, которые она стыдливо пытается прикрыть (вот прямо как будто ей есть чего стеснятся, при её роде деятельности - или словно Монтанелли голой женщины не видел, честное слово), хотя - чего уж там, и это тоже, как гетеросексуальному мужчине, ему и это не может быть безынтересно, хоть и пришёл он сюда вовсе не за тем. "Гетеросексуальность" Лола ему прошлым вечером в буквальном смысле чуть не отбила, предварительно охаяв, но вроде без бутылки её храбрость поубавилась уже - похоже, что ему удалось её застать врасплох в её собственном доме, на что он и рассчитывал, впрочем - что Лола едва ли допускала, что кто-то, кому она заехала в пах, сможет вычислить её адрес быстрее, чем она протрезвеет. Теперь Гвидо стоял, глядя на неё уверенным и тяжёлым взглядом, думая, что же он притом должен чувствовать? Вроде и неприятно вчера получилось. Хотя он вовсе не извиняться сюда пришёл... способ извиниться, при котором кто-то открывает отмычкой входную дверь в твоей квартире, всё равно в 99 случаях из ста заведомо неудачный.
Но если для Лолы вчера ночью праздник продолжался - то Гвидо, вернувшись домой, лежал потом в своей постели, и думал, заснуть не мог - Хантер ведь эта где уже только не побывала, постель Лео, вертолёт Стоуна, открытие "Доллз", порностудия Фрэнка... автомобиль Агаты - это вообще ещё только то, что было подтверждено и доказано, и о чём он вспомнить смог, наверняка приключения Лолы, она же Кьяра, на этом вовсе не ограничивались. А любое общение подразумевает контакт, любое общение подразумевает знакомства - связи, определяющая роль в их деле, логично, держатся именно на знакомствах - иными словами, Лола может быть ему полезной, не бывает бесполезных связей. Бывают связи беспорядочные... но даже их можно упорядочить. В крайнем случае - "господствовать над хаосом", как Эйнштейн.
- Повидаться зашёл. Поговорить. - хотя это делать он собирался явно не при таком раскладе, когда Лола в кровати голая будет лежать, а он стоять одетый и глядеть на неё, чтобы ещё и Боппо сидел между ними, как посредник; угрожать он ей тоже не планировал, как и лопату нести, хотя если девчонка попытается умничать, пёс может отреагировать и агрессивно, стоит только подать ему короткую команду - сродни тем, что Лола уже слышала из уст Гвидо: с реакцией у собаки всё в порядке, в этом она тоже могла уже убедиться, как и с слухом. Запугивать её, как и "припугивать", Монтанелли тоже не собирался - не совсем подходящие слова; если можно так назвать - он манипулировал страхом... а Лола его собаку испугалась, похоже, больше, чем его самого - хотя и не обязательно бояться животного целиком, достаточно опасаться его зубов и когтей. - Знаю. - усмехнулся. И про частную собственность, и про проникновение со взломом и без, и про "ну и там" тоже в курсе - и это мелочно, конечно, но именно потому и не останавливает. Что-то подсказывает, что Лола на этот уровень их "стычку" вывести и сама не захочет.
- Одевайся... я подожду на кухне. - смотреть Хантер в спину, пока та будет одеваться, он тоже не будет - надо уважать право человека на личное пространство. И нет, Боппо тоже не будет. Но не дай Бог Лоле сейчас заснуть обратно или всё-таки попытать счастья и выбравшись через окно... - Vieni. - топ-топ-топ - собака исчезает в дверном проёме вслед за хозяином, предоставляя Лолу самой себе...
Оказавшись в гостиной, Гвидо, в ожидании хозяйки квартиры, приоткрыл дверь балкона, чтобы запах вчерашнего алкоголя, к которому его обоняние было довольно чувствительно, выветрился из помещения немного, и вернулся обратно к кухне, снова разглядывая припасы в шкафчиках. Чаю, что ли, сделать? В знак расположения. Ведь он не злится на Лолу, совсем-совсем, серьёзно. Может, вслух он этого и не скажет, но он, по поводу вчерашнего, был неправ.

+1

10

Собака вела себя престранно. Она, блин, как будто радовалась тому, что я её испугалась. Дурацкое животное. Псине просто повезло, что под рукой не оказалось ничего тяжелого, иначе я бы обязательно ей смазала, и, блин, не промахнулась бы. Почему-то собачью радостью я воспринимала как личное оскорбление.
Сложно сказать, кто пугал меня сильнее: огромная собака, которая, кажется, могла раскроить мне черепушку своими челюстями, или человек, который... наверное, мог сделать огромное количество вещей хуже. Вчера я была пьяна, но память меня не покинула. Я действительно, как последняя дурочка, пыталась с ним общаться и даже "затусить", а затем мы как будто поссорились, и окончилось всё тем, что пришлось заехать ему по яйцам. Гвидо был прав, я не рассчитывала на то, что меня будут искать. Ну или хотя бы так скоро. Ну кому я вообще нужна, да? Только время на меня тратить. Однако, Гвидо тут, смотрит на меня весьма хмуро, и моё сердце находится уже где-то на уровне пяток. Подтягиваю одеяло к подбородку, словно желаю спрятаться за ним.
Каждый раз вздрагиваю, когда мужчина произносит команду на незнакомом языке. Быть убитой в собственной постели, блин, собакой - какая-то ужасно глупая, обидная и бесчестная смерть. Так что, да, если понадобится, буду прыгать в окно. Голая, раздетая, с парашютом, одеялом или без них. Не могу же я просто стоять и смотреть, как собака несется меня убить, да?

Но ничего не происходило. Пёс вел себя весьма мирно, и по его поведению можно было догадаться, какие команды отдает хозяин. Но я всё равно не могла расслабиться. Зачем он вообще притащил собаку? Зачем-то же притащил, да? Мысль о том, что она может быть телохранителем, мне в голову не приходила.
Недовольно поджимаю губы, когда мне, практически милостиво, разрешают одеться и пиздовать на кухню. Поговорить. Я заинтригована почти так же сильно, как напугана. Побаливает голова, соображаю спросонья как-то туго, поэтому первые несколько секунд мечусь по комнате, не понимая, что делать и куда бежать. Я знаю, я паникер. У меня достаточно оснований для того, чтобы быть им. И когда я начинаю ощущать, как мелкой дрожью трясутся руки, а в горле застрял болезненный комок... Заставляю себя остановиться, закрыть глаза, сделать глубокий вдох и досчитать до пяти. Всё нормально, Лола. Держи себя в руках. Не нужно паниковать...
Открываю глаза и действую согласно плану, который возник в голове. Когда я паникую, фантазия у меня становится просто охуеть какая крутая. Перво-наперво - одеться. Это занимает у меня всего несколько секунд, когда я натягиваю шорты и футболку. Залезть в сумку, отыскать телефон и поставить его на вибрацию. Затем, почти уже не трясущимися руками, набрать короткую смс, содержания "Позвони через 15 минут. Если не отвечу - мне пизда". Думаю, Иса будет просто в неописуемом восторге, когда прочитает это. А прочитает ли? Может занята? Телефон разряжен? Думаю несколько секунд, а затем точно такую же смс отправляю Лео. Надеюсь, кто-то из них её получит. Телефон убираю в карман, считая себя очень умной. Гвидо не услышит телефон, так как он стоит на вибрации, а значит не заставит меня сказать, что со мной всё в порядке, даже если у моего виска будет дуло пистолета. А если всё будет хорошо, то я просто отвечу и ничего страшного в этом не будет. Пока иду на кухню, анализирую своё поведение. В какой жуткий пиздец успела скатиться моя жизнь, если я веду себя вот так. Тот самый случай, когда приходится ого-го как вертеться, если хочется жить.
Захожу на кухню, и первым делом подцепляю с полки пачку сигарет. У нас не столько пахнет алкоголем, сколько куревом. У меня совершенно тупая привычка курить там, где приспичит. И так как мы живем без родителей, с Исой, никто нас не ругает, и полупустые пепельницы стоят в каждой комнате, включая ванную и прихожую, а иногда не по одной штуке.
- Будете чай? Или кофе? - чувствую себя капец, как тупо. Но, наверное, хочу потянуть время или создать хотя бы видимость нормальности. Как остро ощущается её нехватка прямо сейчас... Ставлю чайник, и будто бы очень увлечена его разглядыванием. Какое-то странное пятнышко вот тут, сбоку...

+2

11

Пепельница, пепельница... пепельница. Только в поле зрения уже находились три одновременно; а если пройти чуть-чуть вглубь, то их становилось уже пять. Не квартира, а музей пепельниц какой-то, и судя по тому, что среди них нету ни одной чистой, а по всему дому несёт куревом, что аж Боппо свою собачью пасть морщит - так ещё и действующий... Садясь за стол, Гвидо хотел было вытряхнуть один из "экспонатов", но передумал - поток свежего воздуха, врываясь в комнату, более-менее разряжал, в прямом смысле, атмосферу, да и снова вставать, чтобы идти искать мусорное ведро, не хотелось. Тут вся квартира, впрочем, в какой-то степени напоминала эдакое мусорное ведро, просто ещё не до краёв заполненное - но это дело как раз нехитрое. И раз уж его сын водится с этой девчонкой - то, что происходило с ним в январе... кажется, понятно, от кого он такого нахватался. С кем поведёшься - от того и наберёшься...
Хотя бы, да, при собаке Лола его поостережётся пинать; Гвидо, может, уже и не такой ловкий и быстрый, как девушка её возраста, но вот Боппо, животное, и быстрее, и сильнее Лолы - да чего уж там, больше чуть ли не в два раза, может верхом её прокатить, если постараться (Дольфо вот раньше седлал несчастную собаку регулярно), а может и скушать... сколько в Лоле веса-то? Как раз, наверное, его полуторадневной норме соответственно - корма Боппо потребляет тоже будь здоров, но, как и любой хищник, до живого мяса всегда голодный. Впрочем, ладно, Монтанелли его сюда привёл не для того, чтобы запугать Лолу - предостеречь, может быть, но не запугать... пока угрозы для хозяина девушка не представляет, пока не будет соответственной команды, Боппо будет сидеть смирно и тихо - как вот сейчас, обследовав кухню и заскучав, забрался под стол и улёгся там, позволив себе немного задремать у ног хозяина. Всё равно ничего особого интересного для него не происходило...
- Кофе буду. - кивнул Гвидо, после короткого замешательства. "Пророчество" Лолы сбылось, всё-таки, хоть и не совсем в таком виде, как она говорила - вот они вроде как и "затусили", сидят за одним столом, кофе собираются пить... утро встречают. Только вот разговор как не ладился, так и не задаётся - Монтанелли, прямо скажем, в этой квартире сам чувствует себя немного неуютно, да и с чего начать разговор - тоже не знает; вроде как они с Лолой друг другу и знакомы, а вроде как - до приятелей им тоже как до Луны. Несмотря даже на то, что он год назад от неё Агату буквально оттаскивал. Может и личико её милое спас тогда, кто знает? А может, и личико Агаты... с тех пор удар у Лолы явно окреп. Да, забавно.
Вот так дон Мафии Сакраменто и глядел на Лолу, при всём параде сидя напротив неё, одетую в футболку и шорты на голое тело - даже более контрастно, пожалуй, чем в спальне пять минут назад - пытаясь то ли понять, что его старший отпрыск в ней такого нашёл, то ли что она - нашла в Лео, притом, что, оказывается, была способна с сыном мэра на вертолёте летать... в любом случае, как отца, эта связь Монтанелли не могла не интересовать - потому как вот, не дай бог, конечно, вертихвостка эта ему и внука произведёт... Дурное-то дело нехитрое.
- Садись уже... - произнёс Гвидо, усмехнувшись, когда насмотрелся на её стройные ножки, торчавшие из шортов - ладно, вкус у его сынишки всё-таки есть, этого не отнять; будь он в его возрасте, и сам не смог бы устоять, пожалуй. Это только с возрастом становится понятно, что подтянутая задница - ещё не всё... - ...никто тебя не съест. - ни Боппо, ни он сам. Интересно, кстати, доходили ли до Лолы слухи о его прежней деятельности? Лео наверняка ведь в курсе - хотя они с сыном и не разговаривали об этом ни разу. Нет, ну его ремесло - вообще не та вещь, о которой Гвидо хотелось бы разговаривать с собственными детьми (да и не только; тема для разговоров это в принципе так себе), но оно помогало оплачивать обучение его детям, кормило и одевало их большую часть их жизни, когда они были маленькими - вот что главное, стоит ли вообще это обсуждать?.. Слухи - есть слухи, про него всякое болтали, но отец Сабрины и Лео - не каннибал, не некрофил, и не что-то в этом же духе; деятельность, которой он занимался, необычна, конечно, и определённо - жуткая и пугающая; она оставила отпечаток на его характере, но это не значит, что она сделала его сумасшедшим или извращенцем...
- Знаешь, у тебя ведь интересный круг знакомых, Лола. Пульсоне, Ринальди... Агата. Мои дети... - Гвидо приподнял голову, многозначительно посмотрев на Хантер. Никому не нужна? Да не сказать - с кем-то ведь она там проводила время в баре Джека... Джек, кстати - вот ещё плюс в копилку общих знакомых; можно сказать, что Лола идёт параллельно тому, как двигается он сам. Так что когда бы они пересеклись - это вопрос времени, пожалуй... уже пересекались, впрочем - так почему не обернуть это на пользу? - Получается, ты знаешь многих небезразличных для меня людей. И вроде как, представляешь, кто я такой. А вот я про тебя знаю совсем немного. Как-то это неправильно, нет?.. По-моему, чайник кипит. - кивнул Гвидо головой в сторону плиты, увидев белый парок, проникавший в гостиную из кухни. - Позавчера вот я увидел, как ты спускалась с того вертолёта вместе со Стоуном-младшим... Поведай, а насколько тесные у вас с ним отношения?

+2

12

Лола едва заметно кивает, в глубине души радуясь тому, что предложение он принял. Все-таки, совместное распитие напитков, пусть даже совершенно не спиртных, если не сближает, то хотя бы ликвидирует обоюдное напряжение. А оно между ними ощущалось очень и очень сильно. Со стороны Гвидо, потому что ему было явно неуютно в этой квартире, которая представляла собой жилище молодых, несколько распиздяистых людей, не подростков уже, но и не взрослых. А со стороны Ло... Ну, скажем так, не каждое утро её будила личная собака местного дона мафии. И у Лолы прямо сейчас поводов нервничать было значительно больше, чем у Гвидо. Вот она и радовалась хоть чему-то, чем можно было занять руки и голову. Зажать сигарету между зубов, достать последние чистые чашки, с некоторой тоской мазнув взглядом по горе немытой посуды, насыпать кофе, задать абсолютно дежурный вопрос: - Вам сколько ложек кофе? А с сахаром? И вот уже Лола знает, какой кофе пьет Гвидо Монтанелли. И почему-то кажется, что эту информацию она запомнит.
Лола ставит перед Гвидо пока еще пустую чашку, со слоем сухого порошка на дне, и насмешливо вздергивает брови, как бы интересуясь: правда что ли, не съест? Правда, в слух тот же вопрос все-таки не задает. Опасается нарваться или разозлить. Лолу можно назвать наглой, борзой, очевидно язвительной и острой на язык. Даже несдержанной. Но совершенно точно не тупой. И жизнь она свою ценила очень сильно. Быть может, только поэтому до сих пор и была жива. Несмотря ни на что.

Ло не могла похвастаться какими-то глубокими знаниями биографии Гвидо. Не доводилось услышать - раз, не интересовалась - два. В жизни и без того хватало всяких разных событий, чтобы забивать голову совершенно ненужными подробностями чужой биографии. Знала только, что среди макаронников в Сакраменто, он - самый главный. Потому что, да, слухи ходили, и от них укрыться было весьма сложно. Правда, своему этому знанию Лола большого значения не предавала. Потому что информация была опасной, и лучше было бы ей вообще ничего такого не знать. За неимением такого варианта, приходилось попросту не вспоминать. Хотя, с другой стороны, только благодаря эту знанию она была сейчас жива.
Девушка усаживается на стул, стоящий через один, рядом с Гвидо. С трудом перебарывает в себе желание сесть за другой конец стола, и понимает: это выглядело бы по меньшей мере нелепо. Упирается локтем в стол, смотрит, чуть склонив голову. Внимательно, даже с любопытством. Неосознанно пытается занять как можно более расслабленную позу. Если ты боишься, совсем не обязательно трястись при этом, как заяц.
Гвидо разговаривает очень неспешно, делает паузы в словах, заинтриговывая всё сильнее. Лола чуть щурится, пытаясь отгадать, к чему он все-таки ведет. В кармане навязчиво вибрирует телефон, и Ло, по понятным причинам, не хочет пока отвечать. Незаметно убирает руку под стол и сбрасывает звонок. И во второй раз. В третий забивает. Слишком это подозрительно будет выглядеть.
И все-таки, сбрасывает, уже на кухне, наполовину скрытая столешницей, когда идет за чайником. Возвращается, аккуратно разливая кипяток по чашкам. На лице плохо скрываемое удивление. Она ожидала вопрос о чем угодно, кроме Стоуна.
- Из-за него мою входную дверь расхерач... разнесли на щепки, когда я еще жила у Генри, - чуть усмехается, потому что история весьма веселая. Но длинная. - Он мне должен был. У меня был его телефон. Ну и... Я думаю, что он нормальный, - ей и рассказывать-то, по сути, особо нечего. Пожимает плечами, возвращаясь с чайником на кухню. - Мне кажется, я ему нравлюсь. А что? - не успевает закончить, как раздается звонок в дверь. Ло хмурится и с подозрением смотри на Гвидо. - Извините, я сейчас.

Прежде чем открыть, смотрит в дверной глазок, а затем невольно закатывает глаза. Открывает дверь и первое, что произносит: - Что ты, блин, тут делаешь? - на пороге стоит Лео, и Лола начинает ощущать, что концентрация Монтанелли на одну квартиру как-то чрезвычайно велика. И знаете что? Ну его нахер! - Что ты тут забыл? Я тебя не звала! И зачем ты начал названивать сразу, если я попросила позвонить через десять минут? - шипит, прилагая все усилия, чтобы не производить много шума и не повышать голос. Потому что квартира небольшая, коридор соединен с гостиной, и Гвидо, наклонившись в бок, может даже увидеть кусочек Лео, благо он огромный лось и не заметить его проблематично. Но Лола злится. В коем-то веке решила поиграть в секретного агента, а он взял и всё испортил. - Проваливай! Давай, давай! Я тебя не звала, езжай туда, куда ехал, - весьма грубо выпихивает итальянца из квартиры, слава Богу, он еще не успел зайти, и затем захлопывает дверь. Вряд ли Лео её поймет, и скорее всего будет неприятный скандал, но прямо сейчас Хантер не хочется об этом думать.
Она возвращается в комнату и первое, что делает - это нервно закуривает. - Лучше перебдеть, чем недобдеть, - пожимает плечами и отвечает как можно более небрежно, чтобы не выглядело так, будто оправдывается.

+2

13

Гвидо как раз неловкости не чувствует - неловко ему ночью было, когда какое-то время стоять прямо, а чуть позже - передвигаться - получалось с трудом; а сейчас-то всё в порядке - не стесняться же девчонку, которая по возрасту моложе его дочери?.. Ну, да, пусть даже он находится в её квартире; дон Мафии вспоминает о своей гордости, а она говорит ему, что это скорее квартира, находящаяся в подобном состоянии, должна его стесняться, а не наоборот... Нет, конечно, он не считает себя настолько важной персоной, чтобы перед ним все кланялись, убирали бы его жилище и подушки бы ему взбивали, как не считает себя и настолько старым, чтобы требовать от всех вокруг уважения к своей персоне, но и стесняться того, что вломился в квартиру к пигалице, которая его по паху приложила около десяти часов назад, не считал необходимым; как и того, что из постели её поднял - он даже не в гостях, он тут по делу... да и они, с учётом вышеперечисленного, похоже, не такие уже и чужие друг другу люди. Вот, и кофе пьют за одним столом.
- Покрепче. И две ложки сахара.
- вряд ли у Лолы такой кофе, как он пьёт, но Монтанелли выпьет такой, какой она предлагает, не в ресторане - да и чтобы почувствовать себя бодрее, любой сойдёт, если достаточно крепко заварен. А это с утра пораньше любому не повредит - на самом деле, не одна Хантер не любит поздних подъёмов, это у неё с Гвидо, да и большей частью его окружения, свойство общее. Другое дело, что большинству ближайших к нему людей уже или под сорок лет, или за сорок, а в её возрасте не с чего ещё так устать, чтобы лениться вставать рано. Ну, если детей не считать... хотя Дольфо и Виттория тоже рано просыпаются. Виттория до недавнего времени могла вовсе по ночам не спать - а это означало, что никто спать не будет, даже Боппо.
- А кто такой Генри?.. - это он ещё тихо вошёл, оказывается, со своими отмычками; сынок мэра некогда не был столь же деликатен... в своём репертуаре, впрочем - даже и не удивительно. И зная Лолу - отчего-то не удивительно тоже. А о её родстве с Хантерами Гвидо и впрямь было невдомёк, хотя книжка Генри ему в руки как-то раз попала даже... Впрочем - автора он наверняка тут же забыл; а если бы даже и вспомнил - вряд ли связал бы с Лолой: мало ли в Америке Хантеров?.. наверняка меньше, чем Монтанелли.
- А что?.. ну, знаешь - даже я с сыном мэра на одном вертолёте не летаю.
- самодовольно ухмыльнулся Гвидо. Для семьи Стоунов - он элемент, с которым лучше в одном обществе не пересекаться, и в одной компании не находиться; а Лола даже десантироваться с воздуха умудряется вместе с Майклом при всём честном народе. Она ему "нравится"? Так и ещё лучше. Мужчин такое чувство ослепляет сильнее, чем женщин - как раз потому, что в них эмоций меньше; не умеют мужики на них так же хорошо играть. Зато вот с логикой и наблюдательностью у них иногда получше... Лола как думает - он глухой, что не слышит, как у неё телефон вибрирует в кармане - или просто тупой?.. Как оказалось, впрочем, ей не только на телефон звонят.
Какая изумительная штука, всё-таки - молодость!.. И какая квартира изумительная - постоянно что-нибудь, да происходит. Размешивая сахар, Гвидо спокойно ожидал возвращения Лолы, Боппо поднял голову, услышав звонок, но встречать никого тоже не побежал (только носом повёл, принюхавшись) - оба сочли, что настолько вмешиваться в личную жизнь молодой порнозвёздочки будет уже слишком. То, что они в квартиру её пробрались самостоятельно, в спальне понаблюдали за ней, не скрываясь и не смутившись даже нисколько - и впрямь, вполне достаточно. Тютелька в тютельку хватит, прямо. Вот так вот они с сыном и не встретились у Хантер в квартире...
- Соседка за солью заходила? - слегка насмешливо спросил Монтанелли, пряча улыбку в чашке с горячим напитком. Очередной "друг", наверное - или любовник?.. Или и всего понемногу, чёрт их знает, порноактёров - тоже ведь не только ахи-трахи имитируют друг с другом, но и общаться успевают закадрово?.. Не хотелось об этом думать. Не его дело, в любом случае... - Мобильник-то выложи. А то и впрямь лучше перебдеть... - чем быть записанным на плёнку. Может, Лола позвонила уже куда - а может, диктофон включила, благо, в каждом современном телефоне есть такой; и девчонку любовно в задницу поцелуют за такую запись - не в полиции или ФБР, так в офисе самого мэра. Вот теперь, когда ничего информационной безопасности не угрожает, можно и серьёзно поговорить... Монтанелли даже и свой телефон из кармана на стол выложил рядышком - честности ради.
- Ты ведь знаешь, что выборы мэра уже в следующем году?
- Лола, в принципе, по этому намёку уже должна понять, чего он хочет... Майкл не из скромных людей, своего родства с главой города не скрывает; собственно, пока что это и единственное из его достоинств, если спросить Монтанелли - а сам Гвидо пока не решил, нужно ли ему, чтобы Стоун остался на второй срок или не нужно... а готовым стоит быть и к тому варианту, и к другому. Лола - не обязательно средство разрушения (хотя, похоже, это амплуа больше по ней), так и поддержки - предвыборную компанию отца Майкл, пожалуй, и так портит здорово. Заранее. - Меня, как человека в городе не последнего, это не может не интересовать. Как думаешь, сильно ты ему нравишься?..

0

14

- Генри - это мой отец. Вы, может быть, даже знаете его. Он писатель, и живет, вроде бы, почти всегда в Сакраменто, - Лола безразлично пожимает плечами, совершенно не удивленная таким вопросом. Она постоянно на него отвечает. Потому что каждый считает своим долгом задать этот вопрос, когда она упоминает Генри. Хотя, наверное, не слишком часто за людьми водится привычка называть родителей по имени. Впрочем, Лола по имени называла только отца, с матерью было всё нормально, хотя уже совсем не важно, как она её называла. Просто... Наверное, не считала Генри достойным гордого звания отца. Они не поладили с самого начала, в первый же день его угораздило ляпнуть, что Лола - ошибка порванного презерватива. И это было так мило и так приятно, учитывая тот факт, что мать Ло потеряла неделю назад, что какая вообще могла пойти речь об отношениях? То, что он, восемнадцать лет назад, пару раз дернулся внутри её мамы, не делает его отцом. - Мы с ним не общаемся, - решает уточнить на всякий случай. Хотя это, кажется, очевидно. Не часто дети, а восемнадцать лет это еще именно дети, сваливают из родительского дома. Слишком это рано. Лола же покинула отцовскую квартиру в тот же день, когда наступило долгожданное совершеннолетие.

- Ну... Да. Вы, в компании Майкла, да еще и на вертолете - как-то чересчур эффектно. Между прочим, многие девушки там действительно старались выглядеть красиво. А вы бы их взяли, да затмили, - хихикает и понимает, что потихоньку расслабляется. Правда, ощущает еще и то, что ходит как будто по острию ножа. Потому что не поняла пока, где пролегают границы дозволенного, и насколько вольно можно себя вести с Доном Мафии. Подумать только, да? Лола! Сам дон мафии пришел к тебе домой, сидит за твоим столом и пьет твой кофе. Раз-го-ва-ри-ва-ет. Это забавно и как-то почти дико. Лола была очень странной девушкой, но шишки мафии ею воспринимались почти точно так же, как если бы это были крутые, популярные рок-звезды. Можете себе представить? Просыпаетесь однажды утром в своей квартире, а у вас в соседней комнате ходит популярная рок-звезда. Вот и Лола никак не могла до конца врубиться.

Лола возвращается к Гвидо и внимательно вглядывается ему в лицо. Пытается понять, насколько он понял, что произошло. Узнал ли, что приходил именно Лео? Как-то совсем ей не хотелось сталкивать лбами сына с отцом, да еще и в своей квартире. Очень деликатная вышла бы ситуация, не находите? И теперь, находясь в комнате, Ло всё сильнее убеждалась в том, что поступила правильно.
- Нет, не соседка, - отвечает честно, хотя, наверное, вопрос этот был скорее риторическим. Затем вздыхает. - Выложу. А вы обещайте меня не убивать, ладно? - нет, правда, она не знает, чего ожидать от этого визита даже после того, как диалог начал налаживаться. Садиться, наконец, на свой стул и кладет телефон рядом с собой. Делает глоток кофе, вытаскивает сигареты, закуривает. Даже не думает спрашивать разрешение, потому что, какого хрена, да? Они всё еще находятся в квартире Лолы, и она вольна делать всё, что ей вздумается. Даже если немного страшно...
Девушка удивленно вскидывает брови, когда Гвидо начинает плавно подводить разговор к самой главной теме их сегодняшней дискуссии. Серьезно, что ли? Монтанелли что-то нужно от Лолы Хантер? - Если честно, не очень интересуюсь, кто там сидит. Я не слишком давно в Сакраменто, чтобы почувствовать разницу, - отвечает осторожно, но максимально честно.
Следующий вопрос откровенно веселит. Лола самодовольно ухмыляется, облизывает губы, затем затягивается, словно задумавшись над вопросом. Она красивая. Очень. И, что самое опасное, прекрасно об этом знает. Не глупая, обаятельная, общительная. Знает всё это и беззастенчиво пользуется. Действительно нравится мужчинам, причем, самых разных возрастов. Есть в ней что-то такое... Интересное, наверное.
Чуть щурится, растягивая губы в самодовольной ухмылке. - Ну... Это зависит от моего старания. Захочу - понравлюсь очень сильно, - фраза звучит действительно очень самоуверенно и нагло, но Лолу это не смущает. Ей действительно кажется, что Майклу она нравится. А если нравится хоть чуть-чуть, если контакт налажен, значит можно этим "нравится" управлять, прибавляя и даже убавляя. - Но может мы уже перейдем к сути? Что вы хотите, чтобы я сделала? - снова затягивается, и, если честно, откровенно красуется перед ним. Всё, что сейчас происходит, ей ужасно льстит.

+1

15

Что вообще происходит с современным миром?.. Нет, уважение детей к своим родителям - это было проблемой в любое время, в любую историческую эпоху и в любой стране, будем честны; хотя Гвидо всё-таки не понимал этой странной моды своих папу или маму называть по имени - какими бы плохими не были родители, они всё равно остаются таковыми, теми, кто подарил тебе жизнь; ну или жизни подарил тебя, увы, и такое случается, но даже в этом случае - а причём тут имя собственное? Бывают отцы, которые насилуют своих детей; бывают матери, которые продают своих детей в рабство, бывают такие родители, которым и продавать никого не надо, потому что у них дети на роли рабов; такие, с позволения сказать, люди, по мнению Монтанелли, вообще имени не заслуживают - и из уст своих собственных детей в особенности. Чтобы выразить своё неприятие, можно ведь и другое определение подобрать, намного более оскорбительное, чем "просто" имя. Но всё это - цветочки, по сравнению с тем, что всё больше родителей такого отношения собственных отпрысков к себе на самом деле заслуживают. А ведь в его время, нелюбовь твоих же собственных детей - это было одним из самых грубых и страшных проклятий в чей-либо адрес. Вот почему Гвидо становится страшно - любить своих детей как будто попросту перестаёт быть нормой... а дети попросту платят тем же, зачастую. Хорошо, что хотя бы у них, у итальянцев, семейные ценности всё ещё в почёте - потому что есть понятия о доме. Американцы же - даже чисто исторически, такие же самые беглые из родного дома дети, однажды просто решившие жить по своим правилам... Гвидо коротко кивнул, на самом деле не желая читать Лоле лекций о важности семьи - она не общается с отцом, и это скорее плюс, чем минус, меньше будет под ногами путаться.
Монтанелли звучно хмыкнул на её шутку, и затем приложился к своей чашке. Нет, ну если платье на него надеть - он, и впрямь приковал бы к себе всё внимание публики, особенно если бы с вертолёта спустился; но тогда бы его в этом же самом платье прямо в дурдом бы и препроводили. Лола как-то слишком уж сильно и слишком уж быстро расслабилась, что их чуть ли не отбрасывало обратно к ночному разговору...
- Будешь так шутить - я тебя посредством кофе за шиворот затмлю. - спрятал улыбку, вернув чашку на столешницу. На самом деле, мафиози - в каком-то смысле, персоны тоже медийные, о них тоже пишут в газетах - пусть чаще и в других их разделах - их тоже снимают на камеру, за ними тоже хвостом ходят, есть и такие любители, вроде Лолы, которые о встрече с настоящими мафиози мечтают больше, чем о совместном фото с музыкальным или ещё каким кумиром, кто-то даже и расписаться просит, а то и другие трофеи собирают - недаром же личные вещи Аль Капоне и Лаки Лучиано расходятся на аукционах по таким баснословным ценам, которые со временем только растут; да и тот же Готти их в этом плане догоняет... И угрожающие фразочки вроде той, что Монтанелли только что отпустил - это тоже, так сказать, часть их имиджа. Босс мафии - так и вовсе в определённых кругах персона почитаемая и известная; как вот не все узнают тех же рок-звёзд на улицах - не все слушают этот стиль музыки, но есть свои ценители, которых немало... так и любой фраер почёл бы за честь пожать руку крёстному отцу, не обязательно итальянец и не обязательно имеющий отношение к Коза Ностра и оргпреступности - просто вертятся они в одном обществе, пусть на разных ступенях... Как и происходит с Лолой сейчас. Этот её интерес - это хорошо, это уважение. Просто она проявляет его другим способом. Далеко не каждому, впрочем, удаётся пнуть дона мафии в пах - и не получить назад намного больший ущерб...
- Пообещать не могу... - Гвидо усмехнулся. Но и за телефон этого делать тоже не собирается, да и вообще... не планирует как-то. Не то, чтобы это так уж тяжело было сделать, с другой стороны; а Лола свои три шага сделала - и вчера ночью, и... ну, в общем, он находится в её квартире - он делает ей предложение; ему действительно кое-что от неё надо, а это уже значит, что обратной дороги нет. Что называется, "предложение, от которого невозможно отказаться" - прямо по Марио Пьюзо. - ...но вроде пока и не собираюсь. - продолжил с улыбкой. Да и какая польза ему от мёртвой Лолы? Больше хлопот; то, что он - босс мафии, не даёт ему лицензию на убийство, от трупа он избавиться может, конечно (лучше всех в этом городе, пожалуй - даже без хвастовства) - но стоит ли оно того?.. Тем более, если Хантер действительно может оказаться полезной.
- Вот теперь мы разговариваем. - состроил Монтанелли довольную физиономию в свою очередь, слегка откидываясь назад, глядя Лоле прямо в глаза. Она уловила, к чему он клонит - и уже догадывается, в чём будет суть; это её стезя - и она в ней ориентируется, вне всяких сомнений, Гвидо охотно верит, что Лола способна соблазнить любого... ну или почти любого; но Майкла - наверняка сможет, не настолько умным он кажется, чтобы понять, что кто-то подбирается к нему и его отцу - и не настолько воздержанным, чтобы пропустить лёгкую юбку, особенно если из-под неё торчат стройные ножки. И вряд ли он бы Монтанелли сумел бы справиться с такой работой сам - даже если бы платье одел... Хантер, почувствовав себя увереннее, начинает красоваться перед ним. А Гвидо - ну, а что, он оценивает. Попутно разговору. И даже дымящаяся сигарета приосанившейся девушке с хитрым взглядом сейчас даже к лицу - Монтанелли не против, хоть сам и не курит; в его обществе курение за общим столом не считается чем-то неуважительным, особенно если разговор идёт о делах. - Захоти. Понравься ему. Стань его лучшей подружкой... - не похоже ведь, что для неё это проблема. - Влейся в его компанию. И сообщай мне о том, что у него происходит... особенно касательно Стоуна-старшего, его отношений с сыном. - спецслужбы вербуют информаторов внутри организаций, влияние которые хотят подорвать; фактически - Гвидо занимается сейчас почти тем же самым, внедряет своего агента к Стоунам. Разница только в том, что "шпионам" мафии носить микрофон под одеждой необязательно - едва ли они будут разносить доказательства по судьям. - Всё это не задаром, разумеется... - Монтанелли слегка сменил позу, вытащив из кармана несколько зелёных купюр, положив их рядом с телефонами, и придавив край тем, что принадлежал Лоле.

+1

16

Лола не любила разговаривать о своих родителях, потому что чувствовала себя от этого особенно одинокой. Мама умерла чуть больше года назад, и Ло до сих пор испытывала вину за то, как неприятно они с ней расстались, и что её не было в городе, когда мать разбилась. Генри... Язык не поворачивался назвать его отцом, если честно. Но дело было даже не в обиде, вредности или принципах. Довольно сложно прожить семнадцать лет своей жизни в полной уверенности, что отца нет в живых. Мужчины у матери не задерживались надолго, и если в далеком, раннем детстве она еще пыталась произносить слово "папа", то очень скоро выяснилось, что бесполезно. Сложно привыкнуть к человеку, назвать его свои отцом, а затем, спустя полгода или даже год, осознать, что больше никогда его не увидишь. Годам, наверное, к восьми Ло решила, что отец ей не нужен. У матери может быть сколько угодно мужчин, но совсем не обязательно привязываться к ним и считать родными. Они сами по себе, Лола сама по себе. У неё никогда не было отца, она просто не привыкла к тому, что он вообще может быть. С появлением Генри не изменилось абсолютно ничего. Не было теплых отношений, не было совместных вечеров или даже уикендов. Даже дружественных отношений не было. Так почему она должна называть незнакомого человека отцом? После той выходки на порностудии, Генри Хантер окончательно покинул её жизнь, и Лола надеялась, что больше он и не появится.
- Меня не так уж просто затмить, - хмыкает совсем тихо, себе под нос. Всё же, ужасно сложно держать язык за зубами, если не привык этого делать. Поэтому слова вылетают изо рта быстрее, чем Лола успевает осознать, что же именно вылетает. Контролирует, кажется, только громкость и интонацию. Хантер уверена в том, что, как он выразился, чашкой кофе уж её точно не затмить. Даже в шутку. Она вообще была крайне самоуверенной девицей, и это читалось в каждом её движении, в каждом, даже мимолетном, взгляде.

По правде говоря, Лола, хоть и опасалась мести за вчерашнюю свою выходку, рассчитывала на благоразумие Гвидо. Если быть совсем честной, она не верила в то, что провинилась хоть в чем-то, и виновата настолько, чтобы понести наказание. Речь не всегда идет о званиях и о положении в обществе. Иногда, как вчера, о банальном человеческом отношении друг к другу. Гвидо выглядел грустным и она, да, возможно переступив какую-то черту, хотела помочь ему развеяться и не грустить. Может быть, стоило пройти мимо, но в тот момент пьяная Лола так не считала. Дальше, в свою очередь, переборщил уже Гвидо, и, если честно, плевать было Лоле в тот момент, кто перед ней находится. Хоть Обама, Папа Римский или сама Королева Елизавета. Никто не смеет обращаться с ней подобным образом, ото всех она будет отбиваться одинаково рьяно. Ей просто повезло, что Гвидо был один, и не смог её догнать именно в тот момент. Наверное.
Лола не совсем понимает, чего интересного она может узнать и подглядеть, общаясь со Стоуном. Не может придумать, даже если хорошенько поразмыслит мозгами, затем Гвидо понадобился мэр города, которого, к тому же, могут и не переизбрать. Но ведь ей, наверное, и не стоит понимать или знать, так? Не её ума дело, да и плевать, если честно. Пока ей нравится всё происходящее, пока она ощущает себя практически секретным агентом... Да и Стоун, по сути, не был уродом. Красивый, обаятельный, при деньгах. Способный появиться с практически незнакомой девушкой на благотворительном приеме, важном событии, да не просто появиться, а фактически подарив ей первый в жизни полет на вертолете.
А потом Гвидо вытаскивает из кармана несколько зеленых купюр, и Лола резко меняется в лице. Сказать по правде, она не ожидала. Не ожидала получить деньги в принципе, вообще, рассчитывая на то, что "выполняет работу" исключительно для того, чтобы ей и дальше позволяли жить, вертеться так близко к Монтанелли, и продолжать устраивать свои выходки. Но всё оказывается куда гораздо интереснее.
Ло по-хулигански зажимает сигарету в зубах, отодвигая её к уголку рта, сама резко пересаживается, скрещивая ноги по-турецки и берет деньги в руки. С нескрываемым любопытством и удивлением вертит в руках купюры, словно не может до конца поверить своим глазам и ощущениям, а затем переводит взгляд на итальянца. - Серьезно? Вот так, авансом? Я же ничего еще не делала, - нет, правда, Лола не ожидала. Это же, блин, как самая настоящая работа. Только приятная, из-за которой не нужно вставать чуть свет и тащиться в неприятный офис, смотреть изо дня в день на одни и те же лица. Правда, наверное, все-таки придется приложить некоторые усилия? Вдруг Майкл не захочет с ней общаться? В смысле, она, Лола, редко поддерживала контакт с парнями вроде Стоуна, тем более после того, как секс состоялся. Вдруг Майкл такой же? Ну или... Она будет определенно не первой, кому хочется оттяпать от сына мэра лакомый кусочек. Ладно, посмотрим... - А если не получится? Деньги-то я уже взяла, - что забавно, так это то, что пока Лола задает этот вопрос, пальцы складывают бумажки и убирают их в карман шорт. Предложение принято. Нужно просто здраво оценивать степень риска.
- И это всё, я так понимаю? - вопрошает аккуратно, пытаясь придумать, как бы максимально вежливо указать Гвидо на дверь. Кофе, деньги, разговоры - это отлично. Но не с незнакомым мужчиной, который годится в дедушки, и от которого, если честно, мороз по коже, хотя он даже ничего такого и не делает.

+1

17

При всех тех, далеко не радостных, вещах, которые происходили в судьбе Лолы - она и впрямь оставалась персоной очень яркой; наверное, справедливо сказать - даже жизнерадостной, и Гвидо этого тоже не заметить не мог. Пожалуй, другая на месте Лолы превратилась бы во вполне себе рядовую наркоманку, алкоголичку или проститутку, разочарованную всеми и всем, и жизнь сделавшую попросту существованием, полных серых и коричневых - цвета дерьма - оттенков... Ну а мало ли таких? Нет, Хантер не была одной из них. В ней было что-то иное - Монтанелли сам не мог бы сказать, что именно, назвать ли это талантом, или расторопностью, природным везением, или даже мозгами, но - оно было. Иначе Лола и не пришла бы однажды к тому, что в её квартире появился бы лично босс мафии - притом и действительно предполагалось, что когда он уйдёт, она останется не только жива и здорова, но даже и в материальном положении окрепнет (и то, и другое, и третье - легко исправить; но Лола и про это наверняка не забывает). А затмить её - задача, и впрямь, непростая. Но в том-то и дело - это не её стоит задача "затмить", это она должна затмить всех - может, даже и самого Майкла, ведь кто знает, как там в будущем повернётся? Гвидо пока не уверен, что именно он хочет найти о мэре, да и хочет ли вообще найти что-нибудь, повлиять на что-то можно и другими способами - а свои глаза близко к мэру, притом такие, которые не вызвали бы особых подозрений (а вряд ли так уж много людей догадаются поставить слова "Гвидо" и "Лола" в одном предложении), - в любом случае, это будет полезно. Притом, в конечном итоге, даже самой "шпионке" вовсе не обязательно знать, зачем именно. Неожиданная близость её к боссу организации - ещё не означает близость ко всей организации. Так или иначе - любая информация может быть полезна. Что Стоун-старший любит есть на завтрак, какой пастой зубы чистит, какие книги читает и какую музыку предпочитает...
И так или иначе - информация эта может пригодиться и на выборах тоже. Выгодно может оказаться как и дать Стоуну остаться на второй срок, так и не дать ему победить на выборах; так и его участие в выборах, при условии, что он проиграет - иногда бывает полезнее правильно слить "своего" кандидата... особенно, если есть другой. Вполне ведь возможна и такая ситуация. Что хочет Гвидо - так это быть готовым к любому повороту вещей. Лола - это, своего рода, шурупчик в конструкции его готовности; но шурупчик важный - без поддержки которого и вся конструкция может рухнуть. Впрочем... может, и нет. В зависимости от того, как глубоко удастся его ввернуть... Вернее - как глубоко сама Лола "ввернётся". Здесь уже всё будет зависеть от её собственных способностей - Монтанелли немногим сможет помочь. Ну, разве что, деньгами?
- Но ведь придётся сделать? Тебе ведь нужно будет одежду покупать, туфли... Или косметику. - пожал плечами Гвидо. Что угодно, чтобы понравиться Майклу. Это скорее расходные, чем аванс, но деньгами Лола вольна сама распорядиться, как вздумает - если сделает это с умом, самой же больше и останется. В её взгляде чувствуется заинтересованность, и далеко вовсе не детская, деловая такая заинтересованность, из чего Монтанелли делает вывод, что цену деньгам Хантер, хоть как-то, но знает - значит, девушка-то вовсе не такая глупая, какой иногда может казаться, голова-то, и впрямь, на месте. Повезло... повезло, что в окружении Майкла есть кто-то с головой, желанием сотрудничать, и не рискующий утопнуть в собственной жадности одновременно. Деньги - многое, конечно, но далеко не всё, а Гвидо, хоть и не очень злопамятен по своей натуре, может ей и припомнить однажды сегодняшнюю ночь.
- Значит, больше не получишь. - усмехнулся Монтанелли, провожая взглядом деньги, скрывшиеся у Лолы в кармане. Она ведь не думает, что он настолько глуп и неосмотрителен, чтобы заплатить ей всю сумму вперёд и сразу? Или что то, что она держит сейчас в руках - это полная цена её работы, и она не будет поощрена за свои успехи в будущем? Сотрудничество - подразумевает участие обеих сторон. К тому же, задача Гвидо - заинтересовать Лолу в возможности заработка, в этом случае остальное девушка сделает и сама. Добровольно и с радостью, без необходимости её запугивать или угрожать.
- Если нужно будет связаться со мной - делай это через Лео... или Сабрину. Ты ведь, кажется, знаешь их обоих.
- если у Лолы будет причина связаться с ним - у него будет повод рассказать детям, что к чему; и всё это избавит от необходимости оставлять Хантер свои контакты, создавая риск того, что их связь вскроется, обезопасит его, да к тому же и дело остаётся и за пределами организации - и внутри семьи одновременно. Дружба Лолы и Лео - это ни для кого уже, пожалуй, не новость, но его сына вряд ли заподозрят в чём-то подобном. Между тем, это и для него шанс быть "в деле" - поучиться чему-то, посмотреть на то, как делает дела отец; чем больше опыта Гвидо передаст ему - тем лучше. - Да, пожалуй, это всё. Спасибо тебе за кофе. - кивнул Гвидо, ухмыльнувшись и вставая из-за стола. - До встречи, Лола Хантер. Vieni, Боппо! - направился к входной двери. Проснувшись, пёс поднял голову и послушно зацокал когтями по паркету за хозяином.

+1

18

Одежду, обувь, косметику... Чуть подумав, Лола кивает. Да, пожалуй, закупиться не помешает. Разумеется, Хантер не имеет недостатка в одежде или обуви, ею, как раз таки, забит весь шкаф, да так, что открываешь дверцы и рискуешь быть погребенным под завалом шмоток, которые только из-за закрытых дверей и держатся. Однако почти все вещи были привезены ею еще из Нью-Йорка, а значит были маленькими, старыми, иногда надоевшими. А самое главное, совершенно неподходящими для соблазнения. Да, у неё было несколько платьев, но они были скорее удобными и простыми, раздолбайскими. В таких можно понравится очень редкому мужчине, со специфическим вкусом. Обычно Хантер брала своим полураздетым видом, считая, что чем меньше одежды, тем лучше. Но далеко на этом, все-таки, не уедешь. А до сегодняшнего дня она и не преследовала цели "уехать" далеко...
Деньги у неё водились. Не сказать, чтобы прямо очень много, но все-таки, она работала и делала это не за бесплатно. Достаточно для того, чтобы выплачивать свою половину арендной платы, и еще жить. Не на широкую ногу, но...

Кивает еще раз, не без облегчения. Она взяла деньги, но, кажется, даже если провалится, ничего страшного ей не сделают. Уж точно не потребуют отрабатывать эти самые деньги. Потому что, в любом случае, она старалась и тратила своё, между прочим, вполне драгоценное время.
Делается вдруг совсем неразговорчивой, и кивает, кажется, в третий раз. По сути, связать с Гвидо ей действительно не составит труда. Можно соврать Лео или Сабрине что закончились деньги на телефоне и попросить позвонить, затем набрать номер "папа". Должен же он у них быть, правильно? Или не набрать, чтобы не вызывать подозрения странными исходящими звонками. Просто запомнить номер, либо переписать к себе на телефон.

Лола ужасно рада, что Гвидо понял её намек. Мужчина встает из-за стола и направляется ко входной двери. Хантер прощается с ним, а затем закрывает дверь и защелкивает почему-то абсолютно все замки, какие имеются на двери. Дает себе обещание вызвать мастера и поставить на дверь еще и цепочку. Не то, чтобы это могло остановить человека, который действительно очень хочет попасть в квартиру, но как-то спокойнее, что ли.
Закрывает дверь и, наконец, выдыхает. Прислоняется лбом к холодному металлу двери, и чувствует такое облегчение, словно всё утро таскала на плечах мешок с картошкой, а сейчас, наконец, смогла сбросить его. Может быть хоть двадцать раз смелой и дерзкой, но все-таки далеко не глупая и понимает, что от некоторых людей веет опасностью. Не любит таких и старается себя такими не окружать.
Возвращается на кухню, зажигает новую сигарету, выливает недопитый кофе в раковину, и всё, как в тумане, потому что ужасно занята своими мыслями. Кто бы мог подумать, Лола Хантер? Кто бы мог подумать...

я всё сама начисляю за доигранный эпизод)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ...не выше, но глубже.