Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » But I never really had a doubt


But I never really had a doubt

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Дитрих все больше и больше убеждался, что не надо было идти на поводу у Тома Уиверли... потому как обычно, предложение посидеть вечерком в баре чревато адским похмельем на следующее утро. Если уж пришел в бар, то надо пить, тем более под такой повод как рождение любимого и единственного сына - к тому же, как сказал старина Том, это была традиция, которую нельзя было нарушать.
-Прости, любимая... я не хотел чтобы все так вышло, правда, -он понимал, что оправдания мало чем помогут и уж точно не вернут стрелки часов назад, но молчать точно было глупо. -И хорошо что я не столкнулся с Лорой... она ведь уже приходила? А насчет того что нужно купить для сына - так я успею еще заехать в круглосуточный молл, ты только напиши мне список того что нужно. Ну или забегу утром, перед тем как приеду за тобой и Ноа.
Конечно же Дитрих собирался лично встретить Тони из клиники - так что хорошо было бы избежать при этом встречи с Лорелеей. Хотя это не будет концом света, выслушивать от этой женщины миллион претензий в адрес своего лучшего друга немцу не хотелось. Да, он поступил не очень хорошо, когда уехал в Сакраменто и оборвал все контакты со своей страстной пуэрто-риканской пассией - но навряд ли Данцигер был тем человеком, что был вправе судить поступки Фредо. Что было, то было и какие-либо сожаления или сомнения уже ничего не изменят. Сейчас господин успешный бизнесмен мог лишь порадоваться, что сумел вернуть свою любимую женщину и теперь получил от нее самый лучший подарок на этом свете.
-Итак? Мы с тобой особо не обустраивали детскую, так что надо бы этим заняться... пока что спать наше чудо будет у нас в комнате, -бодро начал Данцигер, надеясь что Пейтон не станет на него долго сердится. -Полный ремонт делать незачем, а вот новую мебель вполне можно купить и начать с подходящей кровати.
Говоря, немец поймал недовольный взгляд своей любимой и единственной и тихо вздохнул. Судя по всему, его явно не собирались вот так запросто прощать?
-Тони, я правда не хотел нарушить свое обещание... а еще пытался хоть как-то наладить нормальные отношения с твоей сестрой - ведь после рождения нашего сына, мне придется с ней видется, когда она будет приезжать, -продолжил Дитрих, после недолгой паузы. -Но похоже я только все испортил, а сегодняшнее утреннее похмелье вдвое умножило ненависть Лидии ко мне. И еще ее теперь бесит, что Том нормально со мной общался... в общем, это был тот еще вечерок.
Все-таки некоторых вещей уже никогда не изменишь, как не старайся? Вспоминая о том давнем фиаско Лидии, немец понимал, что не смог бы поступить иначе... что и обусловило теперешнюю ненависть миссис Уиверли по отношению к нему. Она всегда была гордой и упрямой - и для такой девушки признаться в любви первой, да еще и в несколько пикантной обстановке, было весьма решительным и смелым шагом. Вот только тогда Данцигер не думал о философско-нравственной стороне вопроса. Ему хотелось поскорее одется и смыться ко всем чертям из раздевалки, не пострадав ненароком от разозлившейся фурии.
-Я основательно напился вчера... как не пил последние лет десять, -закончил свою оправдательную речь немец - как ему показалось, очень даже весомым аргументом. Приглашение посидеть и выпить в свое удовольствие всегда принималось им лишь только под достойный для этого повод. -И у меня ведь первый раз за всю сознательную жизнь родился ребенок. Никогда не верил в приметы и тому подобное - но тут Том был прав и не выпить за здоровье Ноа было нельзя. Жалко что я не додумался снять как Лидия ринулась отплясывать на столе и перепугала вышибалу: тебе бы точно понравилось это феерическое зрелище.
Картинно вздохнув еще раз, припомнив о том как пришлось свалится вместе с Лидией  (правда не со стола, а со сцены в стрип-клубе, о котором стопудово не следовало рассказывать Пейтон) Дитрих вытащил из барсетки свою записную книжку и ручку.
-Ладно, давай составим список того что нам нужно на первое время? Я все куплю сам, а после того как тебя и Ноа выпишут, мы можем совершить рейд по детским магазинам вместе.
Ну а пока непутевый папаша оправдывался, малыш Ноа успел как следует покушать и сладко уснул, прижавшись к любимой маме.

+1

22

Конечно, Пейтон была недовольна тем, что у нее не было возможности провести время куда веселее. Действительно, разве могла она провести хорошо время? Увы, но нет. Она была слишком усталой после длительных родов, которые отняли у нее не мало сил, ведь буквально сразу же, когда Дитрих ушел накануне вечера, обещав навестить свою шоколадку рано утром, уснула крепким и длительным сном. Но, так уж и быть – кому-то мучиться, давать жизнь, а кому-то веселиться? Нет, уж. Подобная расстановка сил не слишком сильно нравилась женщине, именно по этой же причине она и решительно высказала свое недовольство, которое и заставило Дитриха извиняться.
- Вышло, как? Просто ты не приехал, когда обещал… - хмуро глянула на мужчину Тони, тихо вздохнув, прежде чем вспомнила о том, что отрицательные эмоции плохо могут повлиять на малыша. Именно поэтому Пейтон и попыталась отгородиться от своих эмоций, что били через край, почти как было в первые месяцы беременности, когда она не давала любимому мужчине покоя своими требованиями и претензиями.
Однако, голос Дитриха звучал действительно убедительно. Так, словно ему было действительно жаль за то, что он опоздал с визитом. А еще в его пользу говорил весьма существенный аргумент в облике пуэрториканской подруги Тони, которая считала отцом Ноа вовсе не Дитриха, а бывшего мужа ее подруги, с которым она развелась в разгар своей беременности.
- Да, Ло приходила вместе с Лидией сегодня в обед, - коротко ответила Пейтон, все еще раздумывая относительно того, стоит ли ей прощать за такую оплошность своего мужчину или все еще стоит еще его помучить. Ведь в том, что простит – не сомневалась. Просто знала это и все. Знала, что любит и не сможет долго сердиться, в точности, как и знала, что обычно Дитрих был человеком слова, и обычно не нарушал его, когда обещал. – Но, я не только хотела, чтобы ты купил, Дит, - тихо, глядя из-под лба на мужчину, произнесла Пейтон. – Почему ты решил, что я хочу только послать тебя в магазин? – нет, она не старалась прицепиться к словам немца. Или все-таки цеплялась? Сама уже была не уверена, поэтому в очередной уже раз вздохнула и на этот раз, пожалуй, это прозвучало несколько более шумно, а вместе с этим точно также маленький обжора отпустил грудь своей матери, достаточно насытившись, так что Тони лишь поправила одежду и устроила сына так, как показывала ей медсестра, чтобы молоко не вернулось обратно.
Наблюдая за бодрыми начинаниями Дитриха, Пейтон не особенно следила за своим выражением лица. Да, часть ее продолжала испытывать недовольство от той участи, что выпадала всем новоиспеченным матерям. Но, другая часть все еще капризной натуры Тони размышляла о том, как много она собиралась сделать еще до того, когда Дитрих вынужден будет уехать в Сакраменто, оставив их с Ноа вновь одних. Конечно, серьезное выражение лица его пассии о многом сказало мужчине, поэтому пришло время прислушаться к тому, что именно говорит он.
- Что же такого случилось за этот вечер? Мне Лидия ничего не рассказала, а ты чего-то явно не хочешь рассказывать, - Пейтон могла предполагать только, но лучше было бы не давать простор женскому воображению, что не знает порой границ. – Вы снова с Лидией поссорились? – предположила она, прежде чем отрицательно покачать в ответ своим же словам, поскольку прекрасно знала о том, как порой легко и просто ее любимому мужчине было нарваться на целую бурю негодования и злобы, которая вообще неизвестно откуда бралась у Лидии, словно бы она ею жила, ей богу. – Интересно, она хоть когда-то перестанет лезть в мою жизнь, - едва слышно пробурчала Тони, прежде чем вновь аккуратно уложить малыша у себя на руках. Хорошо поев, Ноа мирно спал на руках у своей мамы. Ну, а что бы ему было вкусней, новорожденный малыш сунул себе большой палец в рот, который медленно стал посасывать. Глядя на эту милейшую картину, женщина, естественно, не могла обойтись без улыбки, которой также перепало и отцу малыша, без которого такое прекрасное чудо уж наверняка точно не вышло. Так что, надо было определенно точно заканчивать со своим недовольством, которое уж наверняка точно не изменит случившегося.
- Помнишь, как я когда-то приезжала к тебе в Сакраменто, когда ты еще учился в своем университете? – улыбнулась Пейтон, какой-то вдумчиво-мечтательной улыбкой. То были приятные воспоминания и в то же самое время, то были опасные воспоминания. – Я тогда еще подумала, что залетела. Помнишь? – аккуратно прижав к себе Ноа, мягко напомнила мужчине о том событии из их прошлого, которое всегда вызывало неоднозначную улыбку и море предположений, в случае, если бы тогда одна ученица старшей школы действительно забеременела от своего кавалера. Маменька устроила бы скандал тогда – да, но наверняка точно – им не пришлось бы расстаться тогда, когда они решили распрощаться, словно полные глупцы. Хотя, конечно, тогда она с великим облегчением выдохнула, получив отрицательный результат теста.
Наверное, еще не единожды она задумается о том, почему судьба решила выделить ей лишь небольшую порцию счастья – на время приездов ее мужчины. Да, возможно, то было ее наказанием за то опрометчивое решение? Но, как бы там ни было, теперь она определенно точно знала, что не позволит ему так просто уйти больше из своей жизни. И больше никогда не прогонит сама. Особенно не теперь, когда речь шла не только о них двоих.
- Обещай мне, что завтра не только устроишь встречу, как полагается при выписке, но и устроишь мне праздник дома, - высказала свою просьбу Пейтон, прежде чем хитро улыбнуться Дитриху. – Даже не знаю, дать подержать тебе сына и самой написать список того, что нужно купить или ты не заслужил? – тон голоса Тони определенно точно выдал ее. В следующее мгновение уже, мужчина посмотрел на нее с улыбкой, а когда он придвинулся чуть ближе, передала их маленькое сокровище ему на руки, чтобы расписать подробнейший список необходимых вещей, а также дел, которые обязательно должен был выполнить немец. Так что, надо полагать, мужчине будет чем заняться этим вечером, не говоря о завтрашнем утре?
– Выписывают, между прочем, до двенадцати часов, так что не опаздывай, - предупредила Пейтон своего любимого мужчину, прежде чем в палату вновь постучалась дежурная медсестра, чтобы забрать малыша, а также предупредить о том, что время посещений быстро подошло к своему концу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » But I never really had a doubt