Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Отзвуки прошлого


Отзвуки прошлого

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Amelia O'Dwyer, Daniel Keelye
Место: Улица возле дома Даниэля, полицейский участок.
Погодные условия: Ясный летний день.
О флештайме: 10 июня. Солнце, жара, обычная городская суета.
Именно в этот день у подъезда своего дома Даниэль встретил детектива O'Двайер, которая решила обсудить с Кили подробности одного дела.
Дэнни уже об этом деле и думать-то забыл.
Где-то в начале апреля он наведался в гости к одному торговцу антиквариатом по имени Гарольд Нил. Взял там не так, чтобы много, но, в общем, достаточно. В основном наличные, не любил Кили связываться с разным барахлом - ведь погореть на нём, раз плюнуть.
Правда, в этот раз своим правилам изменил. Прихватил всё-таки несколько ювелирных украшений. И в тот же день отнёс знакомому скупщику Биллу. Выручил от силы треть стоимости, но тут уж жаловаться не приходилось - дороже всё равно нигде не продал бы.
Надо ли говорить, что мистер Нил после общения с Даниэлем и его приятелями не выжил? Так и остался лежать с простреленной головой.
Подельники у Кили были надёжные, Билла он знал не первый год.  И, сделав дело, был уверен, что находится в полной безопасности.
Правда вот вышло так, что в начале июня Билла арестовали, и в числе прочих интересных вещичек у него нашли те украшения, что скупщик когда-то приобрёл у Дэнни.  И эти украшения очень напоминали пропавшие из дома Гарольда Нила.
Таким образом в этом деле и всплыло имя Даниэля. Впрочем, никаких прямых улик против него не было. Только показания Билла, на которого надавили в отделе по расследованию убийств.
И детектив О'Двайер захотела проверить эти показания.

+1

2

Документы, папки, бумаги. И по кругу. Иногда Амелии казалось, что она свихнется от разнообразия листочков на столе. Разнообразные факты, что не стыкуются друг с другом. Желание размозжить голову о стол напарнику. Вот последнее желание было даже сильней, чем желание довести дело до его логического конца. Конца было не видно. Каждый свидетель говорил о своем, даже не пытаясь слушать, что им скажет О’Двайер. «А вы знаете, вчера задавили кошку моей соседки. Такая хорошенькая кошечка была»; «Вот у девочки в соседней квартире такой умный мальчик, наверное, полицейским станет»;  «Вы видели вон тот памятник? Его совсем недавно построили». Боже. И все в таком же духе. Всем выловленным свидетелям, за уши притянутым к делу, была абсолютно наплевать, кого убили, когда убили и за что убили. Собственно говоря, их  мало интересовал и сам убитый торговец антиквариатом при жизни. Амелия давно и прочно поняла, что ловить в округе было нечего, но с выражением ослиного упрямства таскалась сюда, выуживая новые и новые данные, бог весть каким путем. Её уже в лицо все знают. Здороваются. Радуются, сволочи. Лучше бы дело помогли раскрыть, но нет. Они, что, правда, считают, что ей интересно, как поживает миссис Как бишь её там с третьего от конца улицы дома? Нет, ей не интересно. Нет, она не знает ничего ни про каких мальчиков. И нет, она не видела памятник. Ей интересен этот торговец, что давно уже лежит в своем уютном гробу и в ус не дует.
Наверное, не стоит говорить, что Амелия прыгала от радости, когда появились хоть какие-то зацепки? Она схватилась за несчастного арестованного, кажется, его зовут Билл, как за последнюю соломинку. Ходила к нему в допросные, как к себе домой. Сначала он отказался беседовать. Но потом, после нескольких не совсем законных приемов, разговорился и даже поделился новым именем, которого у Амелии в списке ещё не было. Все бы такими разговорчивыми были.
Вооружившись логикой, здравым смыслом (Он есть, да?), полицейским значком и оружием, О’Двайер отправилась, образно говоря, на охоту. Ей нравилось общаться с людьми вне здания полиции. Но тут нужно было быть осторожней. Пока Даниэль Кили был лишь случайным свидетелем, не больше. А подозрения хранились только в голове у Амелии. И вот эти самые подозрения не давали девушке покоя. Она хотела бы обмозговать все это в тишине, а потом уже идти. Но напарник лишил её данной возможности. Дабы не доводить дело до греха, все-таки в полиции работает, Амелия ушла с рабочего места, оставив товарищу указания, где и когда её можно отыскать. Знакомы ей были истеричные звонки посреди мозгового штурма. Каждый раз одно и  то же. Ну, да и черт с ним.
Хорошая погода. Солнце нещадно припекало. Форма с каждой минутой становилась предметом ненависти, а вовсе не радости и гордости. Машина тоже. Лучи яркого летнего солнца отражались от стоящих машин таких же бедолаг и светили прямо в глаза. Очки же совсем не помогали, лишь мешали. Водители чертыхались, не в силах изменить ситуацию на дороге. Дети плакали, а женщины нервно курили, призывая мужей ещё раз нажать на клаксон, будто от этого что-то изменится. Амелия же постукивала по рулю, совершая тот самый, любимый ею, мозговой штурм. Ну, не дает ей покоя этот Кили! Не дает и все. Он как туча в ясный день. Толком ни на что пока не влияет, а лишний повод для нервов обеспечивает. В общем, достойный претендент для беседы. Долгой и веселой. Короткие и скучные Амелии не нравятся, они обычно ни к чему не приводят.
Наконец-то движение возобновилось. Медленно, подобно черепахам, машины передвигались, оставляя позади томительное ожидание. Ехать было намного легче, чем просто сидеть. Так в автомобиль попадал хоть какой-то ветерок, остужая желание пристрелиться прямо из табельного оружия. Амелия ехала, пытаясь сообразить, куда конкретно она едет, и почему она так уверена, что Даниэль будет дома, её ждать? Может быть, он вообще давным-давно отдыхает на Багамах или на курортах Швейцарии. Но попытка не пытка, как говорится. Попробовать все же стоит, прежде чем закидывать человека официальными приглашениями в полицейский участок. Такое приглашение все же лежало на соседнем сидении в сумке, готовое в любой момент перекочевать в почтовый ящик. Только Амелия надеялась, что оно так и останется в сумке, избежав прогулок по чужим подъездам в поисках хозяина.
Даже не заблудившись, Амелия оказалась около дома мистера Кили. «Застрелите меня» - пробормотала девушка, вылезая из машины. На улице было в сто раз хуже, чем в автомобиле. Жуткое пекло и ни малейшего ветерка. Тяжело вздохнув, Амелия двинулась к подъезду, пытаясь вспомнить, как хоть выглядел её будущий собеседник. Лицо быстро всплыло в памяти, хотя О’Двайер никогда не отличалась памятью на лица. И стоило только оживить фотографию, представленную в деле, как эта самая фотография, то есть живой мистер Кили, возник рядом. Амелия чуть было не прошла мимо, увлекаемая прохладой подъезда. Вовремя затормозила.
- Мистер Даниэль Кили? – девушка подрулила к мужчине, сверкая на солнце начищенным значком, - вас беспокоит полиция. Сержант О’Двайер, отдел по расследованию убийств. У меня к вам будет несколько вопросов по поводу убийства торговца антиквариатом Гарольда Нила. Можете уделить мне время?  – вроде ничего не потеряла. Права ему зачитывать не нужно, его ведь никто не задерживает. А то, что полиция приехала к нему домой, так это прихоть самой Амелии. Могла и дальше в офисе сидеть, перебирая бумажки. Но нет, свежий воздух, все дела. Да и по дороге можно мило побеседовать. Так вот. Веселье начинается. Игра в «кошки-мышки» объявляется открытой.

+1

3

Странная штука - жизнь. Даниэль частенько возвращался к этой мысли.
Последние дни он словно летал на крыльях. Бывает такое состояние, что мелкие неурядицы просто не замечаются, а крупные проблемы кажутся чем-то, не имеющим глобального значения.
Жизнь удалась - именно эта фраза уже четвёртый день крутилась в голове. И, строго говоря, рассудок совершенно не желал противоречить. Случаются такие моменты, когда ты готов принимать происходящее, не внося никаких поправок, не заглядывая вперёд.
После приёма, что происходил на крыше отеля шестого числа - точнее, после ночи, что за ним последовала - Кили был попросту счастлив.
Для него это было крайне редкое состояние. С которым именно сейчас он не хотел бороться, хотя и знал, насколько оно опасно - впадая в подобную эйфорию, есть шанс упустить очень многие нюансы, которые в результате могут оказаться весьма важными. Ведь при его образе жизни упустишь хоть какую-то деталь - и всё. Можешь готовиться к долгому сроку...
К слову, это не было даже преувеличением. К сожалению. Потому что иной раз очень хотелось забыть о заботах хотя бы ненадолго, послать всё куда подальше и просто наслаждаться происходящим.
Но как пошлёшь, когда дела накапливаются, будто снежный ком? И чтобы результаты твоего бездействия тебя же не придавили, приходилось волей-неволей как-то их разгребать, возвращаться в реальную жизнь...
Нынешним вечером Кили намеревался позвонить Герде и пригласить её поужинать. Желательно в какой-нибудь дорогой ресторан - и пусть он даже будет неоправданно, неприлично дорогим. Хотелось попросту показать себя, самому разливать по бокалам изысканное вино, предварительно знаком отпустив официанта.
Хотя она же не пьёт... Что ж, ограничимся соком. Хотя себе пару-тройку двойных виски я всё-таки закажу.
Он вышел из машины, хлопнув дверью, поставил внедорожник на сигнализацию - Ленд Крузер мигнул фарами - и направился к своему подъезду. На Дэнни был светлый костюм, чёрная рубашка и чёрные ботинки со слегка удлинёнными мысами.
-Твою мать...
Воздух на улице был раскалённым, а солнце так било по глазам, что приходилось прищуриваться, чтобы рассмотреть дорогу.
Порой Даниэль скучал по родному Нью-Йорку. Может, там жара и не уступала калифорнийской, но всё-таки каждый поворот, каждый перекрёсток были до боли знакомыми, можно сказать, родными. А в родных краях капризы погоды  воспринимаются, как ни крутите, не столь остро.
Но сегодня был явно не такой случай. Нет... Сегодня он любил западное побережье!
Он бросил в карман пиджака ключи от машины, вытащил из кармана брюк те, что открывали квартиру.
Сейчас в душ, потом можно выпить холодной содовой. И не грех бы добавить в неё виски... Хотя нет - сначала виски с содовой. Потом душ.
-Что, простите? - он обернулся на голос и чуть поморщился от того, как ярко блестел полицейский жетон. Дэнни смотрел на женщину, что представилась как сержант О'Двайер, и понимал, что земля в буквальном смысле уходит из-под ног. Всё не могло закончиться так глупо и так банально. Только не сейчас.
Завалить?
Это была первая мысль, что пришла в голову. А следом за ней пришло понимание, что тогда ему точно придётся бежать из Сакраменто, залечь где-нибудь на дно и очень долгое время выжидать, пока шумиха утихнет.
-Я не понимаю, о чём вы говорите, но я с удовольствием уделю вам время, сержант. Это же долг любого законопослушного гражданина, правда?
Так. Стоп. Если бы против меня было хоть что-то, здесь бы уже находилась группа захвата, и меня уложили бы мордой в асфальт.
Даниэль улыбался - быть может, чуть растерянно, но кто, скажите на милость, не растеряется, если к нему вдруг подвалит легавый из отдела по расследованию убийств? Так что всё правильно...
Пистолет остался в машине. При Дэнни сейчас был только выкидной нож. Но раз Кили никто не попытался обшмонать... Это тоже был весьма неплохой признак.
Нужно было потянуть время, разобраться в происходящем. Понять, как на него вышли.
Ладно, не первый раз.
-К сожалению, не могу пригласить вас к себе. Посидим где-нибудь в кафе? Здесь говорить совершенно невозможно. Впрочем, не уверен, что наша беседа затянется, вряд ли я смогу вам помочь.
Это был пробный камень - если ему не сунут под нос ордер, стало быть, дамочка блефует.
Как ты меня вычислила, чёрт бы тебя побрал?

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-19 23:59:49)

+1

4

Ожидание. В этом вся наша жизнь. Думаем, выжидаем, готовимся. Круг за кругом, год за годом мы повторяем одни и те же ошибки, собираем старые грабли и коллекционируем великолепную игру актеров, окружающих нас. Амелия давно уяснила, что ожидание ни к чему хорошему не приводит. Она предпочитала действовать, пусть даже впустую. В шутку, она называла это имитацией бурной деятельности. И не отрицала, что эта имитация все же работает – совесть помалкивает, пристраиваясь удобнее. Собственно говоря, всеми своими действиями О’Двайер всего лишь успокаивала эту самую свою совесть, что мешала жить. Она ведь что-то делает, не сидит, сложа руки, значит, можно не беспокоиться. Вот и сейчас. Это всего лишь была имитация бурной деятельности. Работу нужно было работать, даже если делать это не было никакого желания. Попытки. Вечные попытки все решить. Сделать так, чтобы было всем вокруг хорошо. Закрыть дело – порадовать начальство, найти преступника – успокоить окружающих. Ей, как и тем жителям, до которых она домагивалась, было абсолютно все равно, кто убил того антикварщика: мимо проходящий человек, вор или же мафия. Но опять же. Работу нужно работать. Убийцу нужно искать и что-то девушке подсказывало, что он стоит напротив неё. Но это всего лишь её домыслы, их к делу не приложишь, как и свою голову, повернутую набекрень. Она могла красиво рассказать о мотивах, о самом преступлении и о том, кто такой есть Даниэль Кили. Но все это были бы лишь слова, не подтвержденные бумагами и доказательствами. Выбить из него правду? Едва ли. А вот поговорить, просто поговорить, найти ответы на свои вопросы, заполнить белые места, что возникли в процессе мозгового штурма, стоит и попытаться.
- Правда, - Амелия улыбнулась, склоняя голову набок. «Делает вид, что ничего не знает, или, правда, не знает? Ой, не дури мне голову, без тебя есть люди, которым она помешала». Хороший актер или всего лишь случайная пешка? Скорее первое, нежели второе. Случайности не случайны. То, что Кили причастен к некоторым делам, Ами знала, изучила, проверила. Но поможет это в суде, а не здесь во дворе его дома. Амелия привыкла играть нечестно, но только в том случае, если была уверена, что придет к финишу. Ей нужна была стопроцентная уверенность, здесь же было всего лишь девяносто. Достаточно, чтобы раскидать карты, и не достаточно, чтобы мухлевать в открытую.
- Вы сможете мне помочь, не сомневайтесь. Приглашать вас в участок бесполезно? Хотя. Атмосфера там к разговору совершенно не располагает, - доля правды, демонстрирующая дружелюбные намерения, которых и в помине нет. Амелии совершенно не нужно, чтобы её здесь убивали, ну или пытались убить. Геройство на работе ни к чему, если дело не касается близких людей. А оно не касается.
- Хорошо, едем в кафе, - сдалась, в очередной раз протянув белый флаг мира. Но на моей машине, - девушка прокрутила в руках ключи, - по дороге попытаюсь изложить суть, раз вы не в курсе дела, - коварная ухмылка отразилась на её лице. Небрежно брошенная фраза порой способна многое изменить. Амелия ни на что не рассчитывала, но намеревалась пройтись по одной и той же теме пару сотню раз. Просто так. Повеселиться. И заставить собеседника понервничать.
Амелия скользнула за руль автомобиля. Сидение за несколько минут нагрелось до такой степени, что ещё чуть-чуть и расплавиться. Сейчас бы куда-нибудь на побережье, где прохладно, дует ветерок; в место, где работа не жужжит под ухом, а мозг пребывает в эйфории. Но не судьба.
- Так говорите, не знаете ныне покойного мистера Нила? – девушка отвлеклась от дороги и повернулась к Даниэлю, - и никогда о нем не слышали?«Обойдемся правдой или будем танцевать вокруг друг друга?». Идея поехать на машине и разговаривать по дороге, честно сказать, была не из лучших. Амелии нужно было видеть лицо собеседника, нужно было видеть его реакцию. Она не была мастером по распознаванию лжи, но годы работы в полиции научили замечать некоторые весьма важные детали. И сейчас эти детали ускользали только потому, что дорога требовала внимания. Нужно было не влететь в столб и соседнюю машину, не сбить еле передвигающихся пешеходов и, судя по всему, бессмертных велосипедистов.
- Мистер Нил был антикварщиком. Продавал различную мелочь за жуткие деньги, бережно хранил ювелирные украшения и охранял свои богатства, как будто от этого зависела его жизнь, - как оказалось, прав был, - жил себе своей тихой жизнью, осуществлял круговорот антиквариата в природе. А потом его убили, - Лея покосилась на Кили, - раз – и его не стало.
- И знаете, как убили? – она ждала, когда Даниэль выдвинет свои догадки, - застрелили. Банально, - действительно банально. Было бы куда интересней, если бы его четвертовали. Но ладно, пуля, так пуля. Хотя можно было и проявить фантазию.
- Когда его нашли, денег у него не было. Вообще не было. А потом обнаружилось, что пропали и некоторые украшения. Немного, но тем не менее. Никто ничего не мог сказать, соседи разводили руками и говорили о чем угодно, только не о Ниле, - девушка нахмурилась. Она вспомнила те дни, проведенные в беседах с соседями, какими-то свидетелями, которые ничего не знали, но опросить их для галочки было нужно. Ей тогда хотелось сдохнуть от скуки. В прочем, такое желание возникает у неё и сейчас, когда она оказывается в районе, где провела эти незабываемые часы.
- Как-то так, - Амелия припарковалась возле одного из небольших кафе, что в последнее время росли, как грибы после дождя. Она вылезла из машины, сразу же отпугнув парочку, что тоже нацелились на кафе. Ей нравилось, как не очень «чистые» молодые граждане избегали формы и полицейского значка. Её это даже смешило, когда она была в хорошем расположении духа. Девушка дождалась, пока Даниэль тоже покинет пределы машины, после чего закрыла её и пошагала в сторону прохладного здания. Кондиционер! Они её новые друзья.
- Пойдемте вон туда, - Амелия указала рукой на дальний столик, - там нам никто не будет мешать, и мы сможем нормально пообщаться.

+1

5

Замечательно. Если бы O'Двайер решилась прокатиться на внедорожнике Даниэля, он всю дорогу психовал бы, что сержант как-нибудь да обнаружит его ствол. Доказывай потом, что сделано это было незаконно, без всякого ордера - если на пистолете уже висит не один труп. Ну, да, хороший адвокат добьётся того, что волыну могут не принять как доказательство в суде, раз уж оно было добыто с нарушением всех этих процессуальных заморочек.
И чего это даст, по крупному-то счёту? Если дело дойдёт до суда - а оно дойдёт, раз  уж легавые возьмут такой след - то прокурор непременно в своей речи упомянет, что  в бардачке подозреваемого нашли-де оружие, из которого было убито ещё несколько человек. И там уж как ни протестуй защитник, присяжные всё равно примут это к сведению. Есть такое расхожее выражение - слово сказано.
Именно поэтому Кили и не возражал против того, чтобы прокатиться до ближайшей кафешки, тратя бензин налогоплательщиков. Хотя удобства в этой тачке было не сравнить с удобствами в его Ленд Крузере.
Кстати... А с чего бы ей бояться сесть в мой автомобиль? Опасается, что завезу куда-нибудь и кокну? Или изнасилую?.. Ой, да ладно, девочка-то наверняка при оружии.
Хороший способ поднять себе настроение - выдавать про себя шутки, которые вряд ли решишься произнести вслух. Тем более, что настроение Кили определённо нуждалось в допингах.
Почти всю дорогу он молчал. Верно, ему не зачитали права - выходит, что против него действительно не имелось ничего конкретного. Это Дэнни повторял себе по десятому разу - понимание данного факта весьма успокаивало. Но, тем не менее, он совершенно не сомневался - всё, что будет им сказано при малейшей же возможности будет использовано против него. Поэтому взвешивать слова требовалось очень тщательно.
-Никогда о нём не слышал. А если и слышал - ну, чёрт его знает, я же общаюсь с большим количеством людей, являясь представителем строительной компании моего покойного отца - то определённо об этом не помню. Хотя большинство моих деловых партнёров живёт в Нью-Йорке. И если ваш торговец антиквариатом обитатель Сакраменто, то весьма сомнительно, чтобы у нас был общий круг знакомых. А сам я старинными безделушками не интересуюсь. Вы не против?
Не дожидаясь ответа, он вытащил из кармана пиджака пачку "Camel", крутанул колёсико зажигалки, прикурил, затянулся и выпустил струйку дыма в окно.
Можно это расценить как признак беспокойства? Да на здоровье, расценивайте. Частное мнение к делу не подошьёшь.
Постепенно всё прояснялось - коль уж сержант заговорила о пропавших украшениях, и идиот догадался бы, что на Кили вышли из-за этих цацок.
Билл... Сраный недоносок...
Это был первое и - надо сказать - самое закономерное предположение.
Но даже если и так - это всего лишь слово барыги против слова уважаемого бизнесмена. Хорошо, пусть не очень уважаемого, пусть с криминальным прошлым. И что? В любом случае выходило, что против него есть одна весьма сомнительная косвенная улика. Если Даниэль поведёт себя по-умному, с этим делом справится даже начинающий адвокат.
    Только вот не хотелось никаких дел, никаких адвокатов. Кили - возможно, впервые в жизни - был по-настоящему влюблён. И ему совершенно без надобности были все эти трудности. Будь всё по-иному, он бы и не дёргался особенно - когда человеку нечего терять, рисковать одно удовольствие.

    Он вышел из машины. Бросил на асфальт окурок, игнорируя урну, что располагалась у входа в кафе, наступил на сигарету, что была докурена почти до фильтра, ботинком.
Поравнявшись с облюбованным сержантом столиком, подвинул стул спутнице, затем уселся сам, вальяжно развалившись на стуле и с наслаждением вдыхая прохладный воздух.
-Итак. Подытожим. Жил-был торговец антикваром. Потом его пристрелили, вынесли наличность и взяли кое-что из побрякушек. Случай, как в дешёвом детективе. - Кили обернулся на официантку, слегка приподнял бровь. Не любил он, когда его заставляют ждать. - Давайте я угощу вас холодным пивом. Или может быть, вы предпочитаете что-то покрепче? Только не говорите, что не пьёте на службе. Формулировка, конечно, красивая. Но по факту, кто узнает-то? Не станут же вас проверять на алкоголь, в самом деле? - улыбнулся, прошёлся ладонью по влажным от пота волосам. В машине была настоящая парилка. - Сержант О'Двайер, скажите, в ирландка? В таком случае, мне будет вдвойне приятно вас угостить - мало того, что красивая женщина, так ещё и соотечественница. А пока мы пьём, вы расскажете, какое отношение этот дешёвый детектив имеет ко мне. Нет возражений?

+1

6

Всю дорогу, рассказывая Кили об убийстве, параллельно Амелия думала, почему именно ей досталось это дело. Оно было слишком скучным, чтобы заинтересовать её. Она отбивалась от него всем, чем только могла. Но ничего не помогло, и в один прекрасный день тоненькая папочка оказалась у неё на столе. Спорить с начальством – себе дороже. Сразу и всем было ясно и понятно, что убийцу никогда не найдут. А если и найдут – то это приравняют к чуду. Свидетелей нет, никто ничего не видел и никто ничего не знает. Антикварщик этот оказался каким-то мутным и вообще сомнительным товарищем, ни разу не удивительно, что его убили. Можно было закрывать сие «дело» ещё в первую же неделю. Но почему-то оно оказалось до жути важным и О’Двайер раз за разом гоняли на место преступления, чтобы найти то, что в предыдущие десять раз пропустили. Да, пожалуй, она любила свою работу. Даже очень сильно любила, особенно в те моменты, когда ей попадались вот такие чудесные дела, где все шито-крыто. Эми и одного взгляда хватило, чтобы понять, что ничего она от Даниэля не добьется. Все улики косвенные и такие же мутные, как и сам погибший. А Кили совсем не дурак, чтобы прямо сейчас бежать и признаваться. Вон он какой спокойный, знает, что ничего-то ему не светит. Прошлое его к делу не пришьешь, да и мало ли кто что творил по молодости и по глупости. Сержант и сама была вовсе не такой чистой перед законом, какой хотела казаться. Детство и ранняя юность в одном из самых криминальных и самых ирландских районе Бостона – уже само по себе подозрительно.
- Да уж, не сочинение Агаты Кристи, - Эми согласилась. Ну, правда ведь, случай был до банальности простым, заезженным и скучным. Таких дел по всему участку было видимо- не видимо, и практически все они составляли мертвый груз, висящий на шее у бедных детективов.
- Нет, не станут. Но я же ведь за рулем, - одно дело на работе, другое за рулем. Да хотя кто сказал, что она собирается тут напиться? Один стакан пива нисколько не усложнит задачу. А водить машину она может в любом состоянии. Пробовала, был грешок. Но он, слава богу, остался незамеченным.
- Ирландка, да. Уж очень у меня фамилия говорящая, - ух ты ж, докатились до её национальности. Ну да, сложно не догадаться. Характерная фамилия с более чем характерной приставкой. У Эми обе фамилии были более чем ирландские, так что она вроде как к ним привыкла. Да и в Сакраменто, куда ни плюнь – попадешь в ирландца. Им тут медом намазано, наверное. Иногда складывалось ощущение, что весь зелёный полуостров сюда переехал, слишком много вокруг было соотечественников.
- Ладно, не буду возражать, - Амелия улыбнулась, параллельно откидывая со лба упавшую челку. Она так легко сдалась. «Вот что ты делаешь, Эми? Ты же его в убийстве обвинять собиралась, а не пить с ним вместе! Ещё начните Родину вспоминать, которую ты ни разу в глаза не видела…». Еле живая официантка принесла им-таки холодное пиво. Она немного постояла сзади Даниэля, пытаясь дождаться, когда же заговорит Амелия. Ей было, несомненно, интересно, что привело сюда копа и мужчину в штатском. Но только в её присутствии Эми говорить не собиралась. Это был немножко личный разговор, да и по идее, говорить им следовало в полицейском участке. Играть нечестно, ещё не значит, что быть нечестным копом. Но ладно, пока поговорят неофициально.
- Я думала, она так и будет тут уши греть, - получив окрик, официантка убежала, напоследок испуганно поглядев на Амелию, - Я начну издалека. Не так давно, примерно с неделю назад, был арестован некий товарищ. Зовут его Билл, не заставляйте меня вспоминать его фамилию, она слишком замудренная. Этот человек скупал все, что когда-то не очень хорошо лежало. Его и взяли-то на том, что скупал ворованное. Но это не имеет никакого отношения к нашему делу, - Амелия обхватила холодный стакан ладошками. Ей казалось, что она сейчас расплавится. Работающий кондиционер ни разу вообще не помогал, - таки вот. Его арестовали, а среди вещей, что он даже не пытался прятать, нашли те самые украшения, которые были украдены у покойного антикварщика. На убийцу Билл не тянет никак, поэтому с него просто начали вытягивать имя человека, который ему их продал. Он сопротивлялся, ну как обычно, в лучших традициях. А потом ему предложили сделку, от которой он не смог отказаться, - Эми сделала пару глотков и облокотилась на спинку стула. Из-за жары играть ей перехотелось. Тем более Даниэль, вроде как, и не сопротивлялся, пока не сопротивлялся.
- Теперь игра на сообразительность. Чье имя сказал мистер Билл, которому за разговорчивость скосили половину срока? Верно, ваше. Это ведь вы продали те самые украшения, принадлежавшие Гарольду Нилу, скупщику Биллу? Вы же, ну. А теперь поделитесь со мной этой самой совсем незанимательной историей, как они к вам попали. Я послушаю, а потом, может быть, поделюсь своей версией, если у нас появятся какие-то расхождения. «Ну, же, Даниэль, прояви фантазию. Не то её проявить придется мне. Поверь, моя будет не такая занимательная для тебя».

+1

7

-Наверное, она решила, что я фетишист... - Дэнни обернулся на официантку, глотнул пива - он предпочитал тёмное - и заговорщически улыбнулся собеседнице. - Ну, знаете, предпочитаю девушек в форме и люблю игры с наручниками.
Хорошо, что сержант не отказалась от выпивки - стало быть, с ней ещё можно будет договориться, судя по всему, нарушать установленные правила О'Двайер не боялась. А это ведь самое главное для копа - при подобном раскладе всегда есть шанс заработать.
-Поэтому не удивительно, что её заинтересовало, о чём у нас пойдёт разговор.
К пиву Даниэль попросил принести фисташки - они нравились ему куда больше арахиса. Может быть, из-за того, что хлеб с арахисовым маслом был для него в детстве привычным, можно даже сказать, естественным завтраком. А то и обедом.
И вот теперь, взяв орешек, Кили принялся сосредоточенно очищать его от скорлупы.
Он слушал. И чем больше рассказывала собеседница, тем яснее Дэнни осознавал, что предположения его полностью подтверждаются. Ну, во-первых, этот старый ублюдок Билли действительно "запел" на допросе. И, во-вторых, кроме его слов копы не располагают ничем против Кили. В конце концов, Даниэль ведь не был идиотом. Пальчиков своих нигде не оставлял, на тех побрякушках, которые отдал барыге - тем более.
Никогда нельзя нарушать установленные тобою же правила. Пожалуй, это следует поставить первым пунктом в списке правил. Серьёзно, всегда брал только наличные - и никаких проблем. А здесь, твою мать, жадность зашкалила...
-Признаюсь, мне было бы чертовски интересно послушать вашу версию, сержант. Уверен, что вы её заготовили. Единственно, не уверен, что она окажется правдоподобной.
Чтобы врать убедительно, надо врать, как минимум, последовательно. Никто тебе не поверит даже в мелочах, если ты постоянно станешь менять показания. Пять минут назад Кили утверждал, что в жизни не слышал ни о каком Гарольде и никогда не интересовался старинными вещицами. А теперь вдруг начнёт юлить и вспомнит, как случайно приобрёл какие-то цацки, которые по непонятной причине не понравились его девушке, и он моментально решил их скинуть за треть цены?
Да сейчас... Разбежались.
-Вы наверняка знакомы с моей биографией. И прекрасно знаете, что с вашими Нью-Йоркскими коллегами в период бурной юности мне пришлось пообщаться достаточно плотно. Думаете, я забыл ваши методы?
Даниэль отпил ещё пива - пена как раз успела окончательно осесть - затем слегка привстал, снял светлый пиджак и повесил его на спинку стула. С запозданием вспомнил, что по правилам хорошего тона прежде, чем это сделать, следовало бы спросить хотя бы для порядка у разрешения у спутницы - отец в своё время говорил об этом. Но заморачиваться на подобных мелочах Дэнни не стал - вновь занял своё место, принялся задумчиво расстёгивать манжеты у чёрной сорочки.
-Вы же сами сказали, что этот Билл совершенно не тянет на убийцу. А дело раскрыть нужно. Поэтому ему и сделали предложение, от которого он не смог отказаться - пообещали снять все обвинения для того, чтобы он дал показания против того человека, в чью фотографию вы ткнули ему пальцем. А я показался весьма подходящим кандидатом. Во-первых, прошлое у меня неидеальное. Во-вторых, в Сакраменто не так давно, нужными связями мог не обзавестись. В третьих, не так давно убили моего отца, что тоже можно как-то подогнать к этому делу, списав на криминальные разборки. Осталось только запудрить мне мозги, чтобы я, запутавшись, начал психовать и нести всякий бред...
Расстегнув манжеты, он закатал на пару оборотов рукава, положил перед собой руки, сцепив пальцы в замок.
-Не обижайтесь, сержант. Ничего личного. Я даже рад, что обстоятельства сложились подобным образом и дали нам возможность познакомиться. Мне действительно приятно с вами общаться. Но, как и предупреждал, я вас разочарую. Иной версии у меня не будет. Я никогда не знал вашего торговца предметами старины. И я определённо не представляю себе, кто такой этот Билл. Если вы желаете доказать обратное, - ещё одна улыбка, чуть шире, чем предыдущая. - Вы можете попытаться это сделать. Но не факт, что получится.

+1

8

- Вполне возможно, - улыбнулась Эми. Кто знает, какие мысли сейчас находятся в головках официанток. С мозгами там, ясно-понятно, напряг, как, собственно говоря, обычно и с фантазией. А ведь когда-то и Эми была на их месте, но с нынешней колокольни – как будто в прошлой жизни. Она, наверное, тоже окружающим казалась пустоголовой. Или бедной студенткой, которой денег все время не хватает. Как хорошо, что это время продлилось недолго и очень быстро закончилось, оставшись где-то там, в прошлом. Теперь про неё вовсе не скажешь, что в голове абсолютный ноль. Эми бы даже может и карьерой занялась, если бы ей не было настолько на неё наплевать. Работа обеспечивает стабильным доходом, соседи по дому просто в восторге от того, что с ними коп живет, да и родители гордятся, что из их ребёнка что-то толковое вышло. В общем, одни сплошные плюсы, кроме бумажек, при виде которых у Эми сразу автоматически начинает болеть голова, и скучных дел, заставляющих зевать прямо на месте преступления. А так – одна радость.
- Я непременно ею с вами поделюсь. И нет, вы ошиблись, я её ещё пока не придумала до конца. Так, всего лишь наброски, - и кому она врет? А главное, зачем? Иногда Эми не знала, почему и что она говорила. Казалось, что язык у неё работает быстрее мозга. А иногда, совершенно не казалось. В детстве она часто за эту способность отхватывала по первое число, но так и не отучилась. Не сложилось, что поделать. От алкоголя она вон тоже пыталась отучиться. Уговаривала саму себя и окружающих, что совсем-совсем не пьет. Но кого она обманывала… Нет, несомненно, концентрация алкоголя в крови заметно уменьшилась по сравнению с той, что была в ранней юности, но до конца так и не растворилась в небытие. Она родилась уже с этой минимальной концентрацией. Ирландка же, хоть и в Ирландии никогда в жизни не была. Но эту маленькую деталь вполне можно исправить.
- У нас с моими коллегами разные методы разрешения проблем, - у Эми они вообще не очень … правильные? Она не любит все эти увертки, ей нравится обычный разговор, иногда присыпанный нежными угрозами воткнуть вилку в глаз. Остальные такое не одобряют. Но их мнение Эми не интересует. Дела распутываются, в архив уходят, убийцы в тюрьму садятся, что ещё нужно? Вот и О’Двайер не понимает.
Эми лениво проследила за движениями Кили. Проводила взглядом пиджак, который он повесил на спинку стула, а потом рукава, что он закатал. Она неспешно потягивала холодное пиво, параллельно очищая фисташки. Почему-то вспомнила, как в детстве они пускали бутылку пива по кругу, а она была маленькая и её периодически пропускали, зато успевала пощелкать в два раза больше семечек и орешек, чем остальные. Тогда было веселее и лучше. Но время вспять не повернешь, даже если очень хочется. Интересно, а Даниэлю хочется повернуть время вспять? Может быть, знай он об этом их сегодняшнем разговоре, может быть и не взял был никогда те украшения. Да, как-то постепенно Эми решила, что именно Кили убил Нила и взял те украшения, которые, как им сказали, никогда бы не получилось реализовать за полную стоимость.
- Как у вас складно все получается, мистер Кили. Выходит, что мы, полицейские, такие плохие и так и ищем, как бы спихнуть все на вас. Особенно я, я же веду это дело, - Амелия подперла кулаком голову. Всегда за это ругали, а она делала так по сей день. Никаких манер за эти годы ей так и не привили. Тринадцать лет попустительского отношения к воспитанию так просто мимо не проходят. И не прошли, - выходит даже так, что вы – белый и пушистый, а я – увидела у вас плохое прошлое и зацепилась за него. Ничего подобного, мистер Кили. Мне, честно говоря, наплевать, что вы творили по молодости, да по глупости, все мы не без греха. В том числе и я, - ирландка пожала плечами. Да ей, правда, все равно. Что теперь, каждого в тюрьму сажать, кто в юности всякого натворил? Так их компания первая усесться должна. Особенно некоторые. Эми отпила пиво, горло пересохло, и снова принялась говорить.
- А вашего имени мы до Билла не знали и не слышали. Дело вообще глухое было, можно было смело в архив спихивать. Потом появился на мою радость Билл и рассказал о вас. А вы теперь со мной говорить не хотите, упираетесь, стоите на своем, - блондинка покачала головой, как будто сожалея о чем-то или высказывая свое «ай-яй-яй».
- И врете очень складно, эмоции на лицо не выпускаете. Прям находка для детектива, - Эми улыбнулась также широко, как и Даниэль. Все-таки, хотела она того или нет, они начали играть в кошки-мышки и старательно делать вид, что не понимают, о чем говорит собеседник, - не люблю, когда люди врут, хотя и сама не прочь иногда присочинить. Но лучше бы вы говорили откровенно. Понимаю, да, что ложь должна быть последовательна. Я на непоследовательность даже глаза бы закрыла. Поверьте, запудрить вам мозги – не моя цель. Да и всякий бред я слушать не хочу. Мне правда нужна, но это я, наверное, вредничаю,  - вот и сама сейчас юлила и избегала конкретной темы разговора. Но пора было переходить к нужной теме, время все-таки не резиновое, рано или поздно нужно будет возвращаться в участок и докладывать начальству о своих "догадках".
- Так, ладно, я обещала вам рассказать свою версию. Вы знали Гарольда Нила, может быть, не очень хорошо или практически совсем никак. Но это и не важно. Вы пришли к нему домой, не исключено, что не один, убили несчастного антикварщика, забрали деньги и парочку украшений. Деньги "отмыть" легко, а вот с украшениями это дело не прокатит. И тут на нашей, точнее вашей сцене, появляется Билл. Украшения вы сбываете ему. Цены, разумеется, не вашей мечты, но какая разница, если нужно было всего лишь избавиться от ненужного. И вот, дело сделано. Вы спокойны, Билл спокоен. Все радуются. А потом мы садим Билла, обещаем ему скосить срок, он на радостях выбалтывает нам ваше имя, между прочим, добровольно. И вот, я пытаюсь добиться правды от вас, но выходит у меня плохо. Как то так, - Эми снова откинулась на спинку стула и сложила руки крестом на груди, - моя версия не такая веселая, правда?

+1

9

игры нет. в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Отзвуки прошлого