vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » А тебе есть 18? ©


А тебе есть 18? ©

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sg.uploads.ru/viSLd.gif

В ролях: Winnie Meyers и Ezra Austin
Место действия: клуб "Dubstep"
Промежуток времени: 2014 год
История: первая глава долгой и безумной истории, которая начинается именно с этого клуба, именно с этого бара.

http://sg.uploads.ru/YtWbS.gif

Отредактировано Ezra Austin (2015-06-17 02:58:38)

+1

2

Скучно.
Винни без особого интереса поглядывает на свои испачканные краской коленки и поглаживает рукой Тора – своего грозного пса, который во время сна больше похож на старую игрушку, сделанную из жёсткого вельвета или чего-то схожего на ощупь, с такими короткими ворсинками, плотонолежащими рядом друг с другом.
Руки Винни испачканы краской также, как и коленки. Разноцветной гуашью, цвета которой смешиваются в оттенки, которым девушка не может дать названия и лишь по краям они приобретают изначальный цвет. Зелёный, красный, жёлтый. Винни знает, как с помощью обычной палитры и пары цветов сделать совершенно другие, но сейчас ей это уже не нужно – рисунок лежит на подоконнике и высыхает. Его края стали немного волнистыми, потому что под самый конец Майерс потеряла совершенно весь интерес к работе и была неаккуратна, забывая промокнуть кисточку.

Скучно.
Стоит ли говорить, что старшей сестры снова нет дома? Это уже даже не удивительно для младшей. Эдди всегда так делает. Появляется то тут, то там, но крайне редко дома, возвращаясь к сестре хотя бы на пару часов. Вчера Винни слышала, что блондинка встречалась с Ваасом. Пока Винни копалась вечером во дворе, краем глаза она видела Полночь, пихающую свой нос вечно не в свои дела, вынюхивающей что-то. Майерс не выдержала и шуганула кошку взмахом рук и характерным шипением, хотя та лишь посмотрела на сестру хозяйки как на умалишённую. Хм, ну что же, в этом есть небольшая доля правды.
Как всегда в такие дни сидеть дома совершенно не хотелось. Стены давят и обступают со всех сторон, вызывая чуть ли не клаустрофобию, которой Винни раньше не страдала. Вернее страдает только в подобные моменты.
Необходимо срочно что-то придумать, лишь не провести в четырёх стенах ещё один вечер. Конечно, Лео – прекрасный собеседник, да и Торнадо может поскуивать, но это совершенно не то.
И совершенно не так, как это нужно.

Скучно.
Решение не приходит в голову самостоятельно, Ви просто поднимается с кровати и бредёт прямиком в душ, задевая все стены. Где-то остаются едва заметные следы краски, но в целом сестра ругаться не будет, учитывая насколько ужасно их жилище – небольшой аварийный домик на окраине города, где по доброй воле поселятся разве что бомжи, у которых выбора нет. Майерс видела притоны гораздо лучше, чем их туалет.
Вода из под крана льётся с лёгкой ржавчиной и имеет схожий запах, но это лучше, чем ничего. Скинув с себя одежду, миниатюрная шатенка, покрытая шрамами вдоль и поперек, водит плечом, дожидаясь легкого хруста, а потом забирается в ванну, которая когда-то была белой. Сколько не три её губкой – былого цвета уже не вернуть.

Скучно. Скучно. Скучно.
И острое понимание того, что хочется оказаться в гуще людей. Там, где разносятся отовсюду голоса и слышен смех. Где мало у кого есть свои проблемы и всем друг на друга будет наплевать, если они встретятся позже.
Винни медленно смывает краску с пальцев, а затем поднимает с раковины свои часы. Скоро будет полночь, а она и не знала.
Опять потеряла счёт времени, маленькая глупая девочка.
Винни медленно покачивает головой, а потом возвращается к отмыванию краски, стараясь не намочить волосы, которые и без того мыла только сегодня утром шампунем с каким-то приятным шоколадным запахом. Даже шампуни у неё пахнут сладостями. Не стоит говорить про место под подушкой, где лежит не подзарядка от телефона, а небольшой пакетик с тянучими мармеладками на случай, если не захочется спать, а ноги уже под одеялом и за книжкой тянуться очень далеко, да и свет выключен.
Гуашь оттирается довольно быстро, а жесткая мочалка доводит кожу до покраснения, но Майерс никак на это не реагирует – сознанием она уже совершенно в другом месте. Настолько далеко, что всё-таки намочила кончики волос, пахнущие каким-то приятным шоколадным запахом…

Да и правда, только к ночи день перестал быть таким унылым, каким мог показаться в самом начале. В конце концов девушка и сама не понимает, как вытерлась полотенцем и очнулась только в тот момент, когда тонкие холодные пальцы коснулись дверцы шкафа.
Холодно.
Она стоит обнажённая и смотрит на одежду, а потом забивает и берёт первое, что попадается под руку. Сегодня она не будет Лотти или Евой. Сегодня она будет Винни Майерс и сделает всё, что захочет. Как только определиться с желаемым.
Прости, Лео, но тебя могут принять за паразита, — Винни тяжело из-за того, что она не всегда может брать своего друга с собой и иногда приходится отправлять его в клетку. Лео в такие моменты сразу же подбегает к тонким прутьям и смотрит на неё своими глазками-бусинками так, будто Ви больше никогда не вернётся.
Каждый раз девушка задерживается из-за того, что прощается со своим грызуном.
А ещё и с Тором, наставляя его на хорошее поведение.
Не ешь людей, — вроде бы в шутку, но на деле вполне серьёзно, на прощание, помахав рукой и хватая небольшую сумку со спинки стула, где хранятся никому ненужные документы и свой маленький апокалипсис карманных масштабов.

Винни идёт туда, куда ведут ноги, а когда ноги устают – Винни ловит машину и называет один из сотни адресов, которые знает. И совсем скоро она понимает, что оказаться в самой гуще народа ей сегодня попросту суждено – прямо перед глазами мигает огромная вывеска ночного клуба, в котором младшая Майерс уже не раз была.
Она лишь курит перед входом перед тем, как зайти и мгновенно погружается в эту странную атмосферу, теряясь и дезориентировавшись в пространственном промежутке, ограничивающимся четырьмя стенами. Улыбается кому-то, а потом ловко уходит из-под чьего-то локтя, который грозился ударить ей прямо в лоб.
М-да, без лишней помощи тут явно не обойтись.
И Винни ныряет в самую глубину толпы для того, чтобы вынырнуть с другой стороны и оказаться у барной стойки.
Колонки разрывает музыка, Майерс улыбается, присаживаясь рядом с каким-то парнем, которому уже не стоит наливать и обращает своё внимание на бармена, который снуёт из стороны в сторону.
Поначалу она всячески пытается привлечь его внимание, а потом понимает, что из-за музыки её совершенно не слышно, а из-за общей суматохи вряд ли будет видно девицу, рост которой не превышает ста шестидесяти сантиметров.
Винни покорно ждёт, но потом и сама чувствует, что в горле пересохло, а с жаждой она боертся отнюдь плохо. Встав на перекладины для ног барного стула, Винни чуть ли не переваливается через барную стойку, облокачиваясь о ту локтями и сверлит взглядом бармена.
Наконец, он замечает её и подходит.

Водки со льдом, — с совершенно серьёзным видом требует себе девушка, лицо которой похоже на подростковое.
Добавь туда лимона и сахара, — продолжает Ви, чуть смягчая взгляд, включая в себе ту самую кокетливость, которая начинается и заканчивается на воздушной улыбке и чуть опущенном взгляде. Хотя, к чему же? Ей уже давно есть восемнадцать.

+1

3

Клубы всегда были хорошим местом для знакомства в определенном кругу. Он заметил это давно, когда только-только переехал в Сакраменто и долгими неделями блуждал в поисках подходящей работы, которая снабжала бы полезной и нужной информацией. Чудом, или скорее благодаря своей очаровательности, сумел выбить место за барной стойкой не имея даже элементарного - опыта работы в качестве бармена. Честно говоря, Эзру подобная мелочь в тот период интересовала меньше всего, потому что мысли крутились вокруг своего, не самого доброго, намерения. Остину необходимо было выследить одну единственную девушку в этом убогом городе, которая когда-то поступила с ним не самым красивым образом. Шлюха. Только так можно было объяснить поведение Клэр в годы их отношений. Он обвинял ее абсолютно во всем: предательстве, измене, даже в том, что парню пришлось мотать срок на общественных работах, а потом еще несколько месяцев приходить к шерифу на какой-то там осмотр и играть послушного мальчика на приемах у психиатра. И теперь, когда прошлое остается за плечами, Эзра вынашивает маниакальную идею мести, чтобы Клэр точно также ответила за свои поступки и действия, как когда-то он. Потому выбор и пал на работу в ночном клубе, ведь в подобных заведениях ты можешь узнать о незнакомце все его темные стороны. Так проще выследить суку, считает Остин, и он, кстати, продвинулся в своем замысле. Удивительно? Ничуть, особенно если за барную стойку садится в хлам какой-то мужик и начинает рассказывать свою историю, жалуясь, по его мнению, на несчастную жизнь и что все бабы продажные дряни. Приходилось сдерживать свои эмоции и фантазии, когда тот переходил к красочным образам проведенных вместе с этой девушкой. Нет, точно шлюха. Никогда бы Эзра и подумать не мог, что та самая красивая и тихая Клэр, под влиянием большого города, станет типичной девицей легкого поведения. Затем еще немного информации поступило, уже через какие-то недели, когда в этом же клубе, у этого же бара, оказалась толпа девиц отмечающих свой день рождения. По воле случая Остину пришлось обслуживать их практически до утра, потому что у напарника как обычно случился какой-то аврал в жизни и он не сумел выйти на свою смену. Жаловаться ? Нет. Ведь эти глупые и наивные дурочки рассказали о том, что так требовалось брюнету - это адрес проживания. Кажется, она пользуется тут популярностью, или Эзра родился под счастливой звездой. В общем-то, дело было сделано. Ему даже удалось однажды столкнуться с ней в парке, после чего Клэр кажется осталась не в восторге. В любом случае, задумка Остина медленно приближалась к своему завершению, и сегодня была та самая ночь, когда его байк снова остановится на другой стороне улицы от дома девушки. Оставалось доработать смену, поменяться со своим напарником на завтра и, наверно, потом ему придется вовсе уехать из Сакраменто. Ведь то, что намеревался сделать Эзра не останется не замеченным. Но, так сложилось, что когда мужчина уже собирался поменяться со своим напарником, обслуживая последних своих клиентов, судьба решила отсрочить встречу с Клэр еще на какой-то промежуток времени.
- Там еще два клиента. Они твои, - пытается перекричать орущую музыку напарник, когда толкает Остина локтем в бок и указывает на другой конец барной стойки. Кажется, или сегодня действительно собралось больше народу, чем в предыдущие выходные? Что, опять рассказы о Конце Света или упавший рынок, который вызвал в людях нажраться в хлам от осознания своей никчемности? В общем, сейчас брюнет старается не думать об этом, а просто подходит к парочке и принимает их заказ. Затем кто-то еще пытается окликнуть его и привлечь к себе внимание, пока Эзра не устремляется в противоположную сторону с приготовленными напитками. Еще. Еще. Люди действительно готовы были просадить последние доллары в своих кошельках на пойло, которое отравляет не только здравый разум, но и весь организм в целом.
- Ты можешь задержаться еще на пару часов? Боюсь, ночь только начинается, - слышит краем уха голос напарника, Эзра неохотно кивает головой и принимается дальше за работу, пока краем глаза не замечает какое-то движение со стороны. Хмуря брови и резко реагируя на попытку стащить из бара бутылку, он подходит к маленькой девчушке, которой на вид лет пятнадцать. Скептически осмотрев незнакомку, упираясь ладонями о стол, Остин натягивает улыбку и задает один единственный вопрос.
- Тебе есть восемнадцать-то? - он даже игнорирует заказ девчушки, которая действительно не внушала своим видом какого-либо доверия. Хоть парень и сам не подарок для правоохранительных органов и блюстителей закона, но отвечать за спаивание несовершеннолетнего подростка как-то не было желания. Ему и так выпала «честь» отказаться от сегодняшней поездки к дому Клэр, которую Эзра желал скорее похоронить где-нибудь на окраинах чертового Сакраменто, а затем свалить восвояси.
- Не думал, что сюда вообще пропускают маленьких девочек, которым сейчас самое место быть в своей кроватке - продолжает парень, наливая в стакан чистую воду со льдом и ставит его перед маленькой девчушкой. - Пока не покажешь документы, будешь пить у меня воду со льдом или молоко - Эзра отворачивается на какое-то время, что бы подозвать к себе своего напарника. Склоняется к его уху и что-то говорит, взглядом показывая на выход и стоящего там амбала.
- Ок, сейчас позову - тот быстро отходит на другой конец стойки, обходит ее и направляется сквозь толпу к охраннику, пока Остин облокачивается уже локтями о край стола и внимательно сверлит взглядом свою клиентку.
- Расскажешь, как пробралась сюда? И, кстати, я до сих пор не вижу на столе твоих документов - Он пожимает плечами и немного отталкивается назад, окидывая взглядом сидящую перед ним девушку.

Отредактировано Ezra Austin (2015-06-17 18:51:55)

+1

4

Слишком ожидаемая реакция. Винни уже привыкла к тому, что у неё спрашивают документы едва ли не везде, где только можно. Такие наивные, будто подростки не умеют подделывать водительские удостоверения. Как будто сами ими не были и не хотели пробраться в один из популярных бара в городе для того, чтобы развалиться на мягких сидениях с друзьями и выпить пару кружек пива или стаканов с виски.
Но Майерс нечего скрывать, хоть она и откровенно медлит, наблюдая за тем, как парень подзывает к себе другого и что-то шепчет ему на ухо, указывая взглядом в сторону выхода. Сама она лишь покачивает головой и предпочитает потом впиваться взглядом в стакан с водой, ежели в лицо людей.
Дотрагивается до холодной поверхности пальцами, ощущая, как её тело покидает жар, привычный для этого места, а потом берет стакан в руки и делает небольшой глоток, явно наслаждаясь этим процессом. Прикрывая глаза, чуть улыбаясь на одну сторону, непонятно для себя самой – то ли желая показать своё совершенное спокойствие бармену, то ли действительно её настолько сильно мучала жажда.
Я не люблю молоко, — Винни говорит тихо, но так, чтобы мужчина её услышал и ставит пустой стакан обратно на стойку, пододвигая к самому глупому человеку за весь сегодняшний вечер, — налей ещё.
Даже пьяный мужлан рядом не сравнится по собственной глупости с барменом, не смотря на то, как он едва ли не откровенно начинает разглядывать голые угловатые коленки шатенки, постепенно поднимая взгляд всё выше и выше по её телу.

Лицо Винни не выражает абсолютно ничего, и даже не смотря на кривую усмешку, сложно отнести её к чему-то определённому. Винни не играет с огнём, она просто смотрит вперёд и ничего не говорит. То ли ждёт что-то, то ли думает – действительно ли есть необходимость показывать документы. А может, ей попросту лень лезть в сумку за ними.
К одежде мужчины прицеплен небольшой бейджик с его именем. Винни чуть прищуривается и наклоняется вперёд, чтобы получше разглядеть тёмные буквы под названием клуба. Прокручивает их в голове, собирая в своеобразную мозаику, а потом поднимает взгляд на бармена, смотря ему куда-то между глаз.
Эз-з-зра, — протягивает она чуть ли не нараспев, словно маленький ребёнок, который только недавно научился читать и познаёт всю прелесть этого процесса. Будто для Винни открылись какие-то тайны, о которых она и не подозревала. Что-то схожее с ликованием видится в её взгляде.
Возможно, Винни действительно что-то узнала новое для себя.
Можно вычеркнуть слово «возможно».
Ты такой глупый, Эз-з-зра, — продолжает Майерс с таким выражением лица, будто бармен ей уже порядком надоел.

Она ставит на колени сумку и открывает её, ненароком толкая мужчину рядом, чтобы очнулся и прекратил её разглядывать. Осторожно Винни перебирает всё, что там находится до тех пор, пока не добирается до отсека на молнии. Медленно расстёгивает её и достаёт на свет чуть помятый паспорт.
Эдди говорила, чтобы она носила документ именно в этом отсеке, потому что иначе он давно бы лишился пары страниц из-за небрежного отношения.
По прибытию в Америку, Ваас организовал для девушек получение новых документов по своим связям. По сути информация в них не изменилась. Только обложка была другая и гражданство.
Ви раскрыла документ и протянула бармену.

Винни Майерс.
Двадцать семь лет.
Шестое января тысяча девятьсот восемьдесят шестого года.
Эз-з-зра, ты очень сильно лоханулся, а если ещё и не поверишь, то только ещё больше утвердишься в своей сегодняшней роли.
Можно отозвать охрану, не думаешь?

Винни стучит пальцем по пустому стакану, привлекая внимание бармена.
Водку со льдом, — повторяет девушка, забирая из рук парня свой паспорт и возвращая его на прежнее место в сумке, — и не забудь про лимон и сахар.
Другой бы человек на месте Винни мог порадоваться тому, что уделал бармена, но ей было глубоко наплевать – Майерс хотела получить свою водку с лимонным соком и несколькими ложками сахара.
А пока она ждала, то наконец принялась разглядывать обслуживающего бармена.
Эзру.
Взглядом по его волосам, спускаясь ко лбу.
У Эзры широкие скулы и, она уверена, что если он злится, то у него двигаются мышцы находящиеся над угловыми краями челюстей.
У Эзры широкий подбородок, а ещё подвижная мимика лица.
У Эзры чуть широкий нос и очень интересные брови.
И, кажется, он совсем не рад происходящему.

«Почему такой угрюмый?», — спросит любой человек, просто для того, чтобы не ожидать напиток в тишине.
«Что-то произошло?», — присоединится к нему второй, третий, четвёртый или пятый.
Кто угодно, только не Винни Майерс, которая как сидела, так и продолжает сидеть словно кукла, положив локти на барную стойку и чуть поглядывая по сторонам, стараясь уловить все движения, что происходят по углам её обзора.
Зрелище, мягко говоря, не особо захватывающее, поэтому Ви это почти мгновенно надоедает.
Музыка сменяется одна на другую, и ту – которая играет прямо сейчас – она знает. Чуть покачивает в такт головой и едва заметно двигает пухлыми губами.
У Эзры очень тонкие губы.
Винни получает свой стакан с водкой и делает небольшой глоток. Чуть морщится от кислоты лимона, но потом широко улыбается, когда чувствует во рту маленькие крупицы сахара. Она делает ещё пару глотков перед тем, как полезть в сумку за кошельком для того, чтобы расплатиться за воду и коктейль. Деньги, которые ей давала Эдди смешались с теми, что она заработала у Вааса за работу с дилерами. Монтенегро говорит, что скоро появится дело связанное с работорговлей и Винни получит гораздо больше зелёных бумажек.
Она уже знает, что часть из них потратит на комиксы и сладости, а ещё купит себе новый альбом, кисти и акварель, так как эту палитру почти всю недавно слопал Тор.
Девушка поднимает вопросительный взгляд на Эзру, но не задаёт вопроса вслух, надеясь, что он и так поймёт, что она от него хочет услышать.

«У тебя плохое настроение?», — спросит любой, кому в этом месте кажется скучным.
Ты сейчас можешь освободиться? — спрашивает вместо этого Винни, закусывая нижнюю губу.
У Эзры накаченное тело и, кажется, она едва будет доставать до его плеча макушкой головы.
«Ты какой-то напряжённый», — кокетливо пропоёт какая-нибудь девица, которой приглянулся бармен.
Давай займёмся сексом? — говорит она так, будто это самое обычное дело.
Но для Винни это действительно вполне обычное дело – спать с теми, с кем она захочет. И сейчас она хочет самого глупого бармена во всём Сакраменто.
К тому же, он довольно милый. Гораздо лучше того пьяного типа сидящего рядом, который нагло засматривается на сиськи Винни, которых почти и не видно под чёрным платьем.
От неожиданной фразы сосед по барной стойке хрюкнул и приуныл.

Отредактировано Winnie Meyers (2015-06-18 18:41:26)

+1

5

Он просто стоит и смотрит, практически сверлит своим взглядом то незнакомку перед собой, то своего напарника, который что-то пытается втереть охраннику на другом конце клуба. Он просто смотрит,  как мимо барной стойки снуют пьяные, или под кайфом, лица людей, размытые в разноцветном свете прожекторов. Смотрит, как вспотевшие тела от духоты в помещении прижимаются друг другу на танцполе; как девушки откровенно выгибаются, чтобы привлечь к своей персоне всеобщее внимание и зародить во взглядах мужчин желание. Смотрит, как мужик за барной стойкой, едва державший равновесие, рассматривает рядом девушку своим похотливым взглядом, а та делает вид, что вовсе не замечает такого внимания. Наблюдает, как незнакомая гостья сидящая напротив, касается пальцами стакана с водой, а затем преподносит его к своим пухлым губам и делает жадный глоток. Эзра даже невольно повел плечом и заострил внимание на легкие телодвижения исходящие от шатенки. Она либо специально издевалась, пытаясь войти в роль тех шлюх с танцпола, либо ей действительно нравилась та музыка, которая раздавалась в колонках этого клуба. Он наблюдает, как она закрывает свои глаза и кривит улыбкой, а затем опускает стакан на стол и пододвигает его. Остин лишь ухмыляется и берет из нижнего мини-холодильника небольшую бутылку с питьевой водой. Раскручивает крышку и выливает содержимое в стакан, двигая его обратно к "интересному объекту". Облокачивается опять на край стола локтями и слегка сутулясь, осматривает девушку внимательным взглядом.
- Кальций полезен, между прочим. Особенно такой хрупкой девочке, как ты - отвечает брюнет и еще немного пододвигает указательным пальцем стакан с водой ближе к незнакомке. чуть приподнимает взгляд поверх ее головы и видит, как с того конца клуба, через многочисленную танцующую толпу, двигается напарник с одним из охранников. Мужчина даже отвлекается от мыслей и выпрямляется, хмуря при этом немного брови и вовсе теряя миниатюрную девчушку из своего поле зрения. Он замечает, как к направляющимся в сторону бара охранника, вылавливает менеджер заведения и те застревают еще на несколько минут, бурно что-то обсуждая и явно пытаясь перекричать орущую музыку. Блять, да сделайте просто ее потише и не придется орать.
- Что? - слышит он свое имя женским голосом, и снова хмуро смотрит на сидящую напротив него девушку. Она все еще тут? Странно, ведь у нее было столько времени форы, чтобы быстренько встать и раствориться в толпе. Искать-то ее точно не будут, кому это тут надо. - Глупый? Ну как скажешь, барышня - он не воспринимает ее слова всерьез, поэтому наверно кривит улыбкой и пожимает плечами. Он не воспринимает эту шатенку всерьез, потому что голова была забита мыслями о Клэр. О том, как его руки сдавливают эту хрупкую шейку, а немощные глаза просят простить. Да пошла ты нахуй, Клэр.
Опять отталкивается от стойки, проводит ладонью по шее и немного разминает ее. Раздается характерный хруст, а затем исчезает и напряжение. Сейчас бы Остину не мешало сходить в тренажерный зал. Ему необходимо выкинуть из себя энергию, чтобы потом придти домой и рухнуть на диван с бутылкой пива. Но, вместо этого, мужчина ловит взглядом движения незнакомки, как та что-то достает из своей сумочки. Неужели снизошла показать свои документы? Эзра берет в руки паспорт и подставляет его к освещению, где стоят бутылки и разного вида бокалы с рюмками. Проводит большим пальцем по мятым страницам и снова кривит улыбкой.
- Значит тебя зовут Винни - наконец-то проговаривает брюнет и кладет паспорт обратно на стол, пододвигая документ обратно к девушке. - Интересное имя. Как из детского мультика про Винни Пуха - поворачивается к девушке спиной и хватает с противоположного стола рюмку. Затем тянется до бутылки с водкой и ставит все перед гостьей. Честно говоря, могла бы она и сразу показать свое удостоверение, тогда бы не пришлось подзывать охрану, которая уже практически достигла барной стойки.
- Я привел - подает голос напарник, когда останавливается рядом с Винни, и кивком показывает на мужика за своей спиной. почему-то в этот момент Остину хотелось засмеяться, потому что ситуация действительно выглядела нелепо и смешно. Но, с другой стороны, лучше было подстраховаться, чем потом опять получить невъебовый штраф за невнимательность и безответственность, как часто это втирала их менеджер.
- Она показала документы. Все нормально, ей есть восемнадцать - только и отвечает брюнет, ловя на себе недовольный взгляд амбала. Нашел кого пугать, идиот, Эзра тоже умеет так сверлить взглядом. Поэтому Остин игнорирует последующее слова, которые будто бы специально заглушила музыка, и он возвращается к своему делу. Наливает эту водку, затем добавляет немного свежего лимонного сока и пару ложек сахара, как просила эта фифа. - За счет заведения - расплывшись в довольной и чем-то ленивой улыбке, мужчина отходить немного в сторону, к следующему клиенту, который уже минут пять маячил руками перед глазами.
Обслужив одного, затем второго - так и продолжая бегать от одного конца к другому, то и дело задерживая всякий раз взгляд на шатенке, которую зовут Винни. Черт, действительно непривычное такое имя, мультяшное и детское. Даже неудивительно, почему Эзра воспринял ее обычным подростком, который прорвался через охрану в клуб. И, самое странное, что его это имя зацепило, может потому что экзотическое для Америки, или по крайней мере для тех мест, где он вырос. Так и хотелось задать вопрос, где эта девочка потеряла Тигру и своего пяточка, вместо того чтобы задержаться и выдать интересующий его вопрос, брюнет останавливается напротив мужика, который продолжал коситься на голые ноги Майерс.
- Налей еще виски - говорит неразборчивым голосом этот придурок, пока в голове Остина крутиться один вопрос: а у тебя деньги-то есть, - поэтому он недоверчиво осматривает его и взглядом кивает, мол заплати сначала за то, что уже успел выжрать, свинья. Но к удивлению мужик понимает намек и протягивает карту, которую Эзра сразу выхватывает и проводит по специальному аппарату. Вбивает нужную сумму, дожидается ответа, и только после этого подливает свежую порцию виски в стакан. Краем уха он слышит снова этот женский голос, и как на автомате поворачивается к Винни.
- Освободиться? Ну, я уже заканчиваю свою смену, а что? - удивляется брюнет, а потом ловит на себе какой-то странный взгляд, и это закусывание губы. Она заигрывает с ним, и мужчина понимает сразу, потому что не первый раз уже сталкивался с этим за этой самой стойкой. Но последующий вопрос еще больше забавляет и даже заставляет засмеяться. - А ты простая, мне нравится - подходит ближе, опираясь ладонями о стол и чуть нависая над Винни, заглядывает прямо в глаза. Интересная все-таки эта незнакомка, которая таким наглым образом ворвалась в сегодняшние планы Эзры. Хм, а ведь он хотел после работы съездить к той суке, которую уже год преследовал, или чуть меньше - неважно. Хотел поквитаться с ней, причем очень сильно, но кажется сегодня судьба подарила Клэр еще денек свободы. Последние мгновения, если высказаться поэтически, блять.
- Ну пошли - снова расплывается в улыбке, как довольный кот после полной миски сметаны. Отталкивается назад, толкает своего напарника локтем в бок и дает тому понять, что сваливает. Все. Баста. Его смена закончилась, и не мешает наконец-то отправиться домой, тем более, когда умудрился подцепить такую симпатичную девочку. Черт, хотя он даже и не думал об этом сегодня. Странная ночь с не менее странной девицей.
Он обходит барную стойку, подходит к шатенке и протягивает руку, чтобы она смогла спуститься с высокого стула. Приобнимает, едва притягивая к себе, а затем ведет к двери, на которой табличка "только для персонала". Заводит Винни внутрь, плотно закрывая дверь, и только там выпускает пташку на свободу, показывая рукой садиться на стул. Сам же Эзра подходит к своему шкафчику, где находились его повседневные вещи, и косо поглядывает в сторону девчушки.
- И всем ты так предлагаешь? - просто задает тот вопрос, пока расстегивает черную рубашку, стягивая ее с себя и кидая в глубь шкафчика. - Вообще мне плевать, можешь не отвечать - и Остину действительно было фиолетово получит он ответ или нет. Он просто поворачивается к Винни спиной и наклоняется чтобы достать снизу свои ботинки. Затем садиться на скамью напротив девушки и упираясь локтями в колени, снова сутулясь немного, смотрит прямо ей в глаза.
- Откуда ты будешь такая, Винни Майерс? Может расскажешь о себе, а потом поедем ко мне - Эзра поддается вперед и вздергивает шатенку за кончик носа, после плавно проводит рукой по ее щеке к шее. Откуда ты такая, Винни Майерс?

Отредактировано Ezra Austin (2015-06-19 02:16:42)

+1

6

я забыла про одежду
Смешно до абсурда. Если бы Винни подождала ещё немного, то документы проверял у неё не бармен, а охрана. Проблем бы от этого не возникло, а вот Эзре могли бы потом сказать лишнего, чтобы не отвлекал людей от работы к тому же для того, чтобы проверить документы у девицы, которая почти на десять лет обошла все запреты на попадание в ночные клубы и продажу спиртного. Будет что вспомнить, когда станет совсем скучно.
Странно, но за всё время нахождения в Сакраменто, у младшей Майерс никогда не было проблем с законом. Даже с копами она никогда не сталкивалась, хотя и не пряталась дома и свободно выходила на улицу. Да что там, крайне часто у Винни имелись наркотики на большую сумму или нелегальное оружие. Везёт? Возможно, но сама Майерс просто пожимает на это плечами, мол, ничего в этом нет необычного, она ведь не бегает по улицам голая и не расстреливает детей в школах, посему зачем её останавливать?
Скорее всего дело было в том, что все окружающие делали точно такую же ошибку, как и Эзра – не учитывали то, что человек может выглядеть намного младше своего возраста и из-за этого с ним не считался. Ведь никто и подумать не может, что тихая девчонка ростом в сто пятьдесят пять сантиметров может прошибить другому мозги и глазом не моргнув. Или что она зарезала собственного папочку, потому что так сказал воображаемый друг.
Винни иногда скучает, если Лотти не приходит слишком долго.

Если говорят, что можно не платить, то не стоит на этом настаивать. Майерс лишь пожимает плечами, застегивает кошелёк и кладёт его обратно в сумку, возвращая в свои ладони ледяной высокий стакан с водкой и лимонным соком. Потихоньку потягивает, как ни в чём ни бывало и стараясь ни на что не обращать внимание.
Музыка в ушах Винни словно сходит на «нет», а потом и вовсе пропадает.
Майерс умеет отключать свой разум тогда, когда этого захочет. Погружается в свой собственный мир, где происходит то, что ей только заблагорассудиться. Сейчас там просто было тихо. И свет не прыгал от голов под потолком, но во внешнем убранстве не поменялось ничего. Та же барная стойка, стул, на котором она сидит, бармен, который снуёт из стороны в сторону и идиотский пьяный идиот, сидящий рядом.
Всё, что было за пределами, там и осталось. К моменту, как Эзра возвращается к ней и она задаёт свой вопрос, водка допита почти наполовину.

Винни знает, что этот вопрос вызывает смешанные реакции, но сейчас она хочет услышать определённую, которую хочет сама. Если бы она умела повелевать разумами людей, то было бы намного проще, но увы. Может у этого бармена есть подружка, к которой он отчаянно поспешит домой, лишь бы раздвинуть её ноги, а потом дать храпаку где-то на середине процесса? Всякое может быть.
«Простая», — хочет повторить Винни, но лишь слегка улыбается. Пусть человек думает то, что ему хочется, она его не будет переубеждать на другую истину – это не правильно. Так будет даже интереснее, если не обернётся в обыденную рутину.
«Простая», — чуть не слетает с губ Майерс, но она делает ещё глоток холодной водки и в очередной раз морщится от кислого лимона. Ей нравится этот вкус. И то, какие рефлексы он вызывает, заставляя мышцы на лице играть по собственным правилам.
Если он ответит отрицательно, то её это ни капельки не заденет, потому что в таком случае Ви потеряет к нему весь интерес. Она находится в клубе, где на это согласиться каждый третий. Все любят трахаться. И Винни входит в число этих людей, предпочитая мимолётные связи и большое разнообразие партнёров чему-то постоянному и унылому.
Постоянством ни одна из сестёр Майерс не отличалась.

Винни старательно избегает смотреть в глаза бармену, хоть он и навис над ней, словно стервятник. Она чувствует, как он сверлит её своими глазами, но старается смотреть всё в ту же точку на его переносице, даже не моргая вовсе. Новая игра? Кто кого?
Ирландка спокойно подносит стакан к губам и выпивает ещё, пока бармен не решит окончательно что именно ему делать сегодня ночью.
После размышлений и взвешиваний, Эзра всё же даёт ответ.
Положительный.
Да ещё и улыбается так, будто только что одержал победу в какой-нибудь сложной игре.
Но это Винни выиграла.
Она всегда выигрывает, добиваясь своего.

Пока Эзра выходит из-за барной стойки, шатенка допивает всё содержимое стакана, а к моменту, как он к ней подходит и протягивает руку, для того, чтобы помочь спуститься с высокого стула, в сумке Винни уже лежит кошелёк пьяного соседа, из которого тот доставал свою карту.
Стоит держать себя в руках. Он этого заслужил, а Винни деньги лишними не будут.
Принимая предложение помощи (или галантности, или нахальности), она кладёт небольшую ладонь на его раскрытую и спрыгивает со стула для того, чтобы оказаться в его едва ощутимых, но довольно уверенных объятиях. Эзра ведёт её в сторону от барной стойки и, честно говоря, Ви не представляет куда именно до тех пор…
«Только для персонала», — читает Майерс табличку на двери, которую уже открывает бармен, провожая её внутрь.

Самая обычная раздевалка из тех, в которых она побывала за свою жизнь. Высокие шкафчики в ряд, несколько стульев, скамей и другой мелочи по мелочам, на которой не стоит заострять внимание.
Она то и дело ловит на себе взгляд парня, но реагирует пассивно, совершенно никак, предпочитая наблюдать за его телодвижениями и голой спиной, когда он стягивает с себя чёрную рубашку.
Я и не думала отвечать, — честно признаётся она, чуть пожимая плечами.
Тут, в месте, где относительно тихо и не приходится повышать голос для того, чтобы быть услышанным, Винни снова начала говорить на привычной тихой тональности. В её голосе не слышно никаких эмоций. Она не пытается ни грубить, ни как-то задеть мужчину. Не язвит и не пытается поставить себя выше его самого.
Он садится напротив неё и снова делает то, что она так не любит – смотрит ей в глаза.
Винни подобного не переносит на дух, позволяя так делать из чужих людей только Оливеру, к которому за все эти годы привыкла и полюбила как брата.
Она опять сосредотачивается на его переносице и чуть водит носом, когда он касается кончика, будто Ви маленькая девочка.
А вот последующее прикосновение ей нравится, что она чуть поворачивает голову вбок.
С луны свалилась, — улыбается. Винни нечего сказать о своей жизни, а придумывать очередную небылицу ей не хочется.

Майерс и в голову не приходило, что он потащит её к себе домой.
Это ввело её в небольшой ступор, но она быстро выходит из него, мягко убирая руку от своего лица и поднимаясь на ноги. Она обходит его, заходя за спину и кончиками пальцев ведёт от кисти руки к плечу.
А вдруг, — говорит она, опуская вторую ладонь на его плечо и наклоняясь чуть ниже, — я расскажу тебе что-нибудь про себя, — голос девушка ставится тише по мере приближения к его уху, — мы поедем к тебе, — пальцы Винни чуть сжимают плечи и одна из рук медленно опускается к торсу парня, — а мне не понравится?
Винни касается его щеки своей и смотрит на один из шкафчиков напротив. Улыбка на пару секунд превращается в усмешку, а потом она поворачивается лицом к нему, проводя губами по щеке и возвращаясь к уху.
Ну а если мне понравится, то я расскажу тебе какую-нибудь увлекательную историю из своей жизни, — с этими словами она чуть прикусывает краюшек ушной раковины, поднимает руку обратно к плечу и, закрывая глаза, отстраняется от него, облокачиваясь о его шкафчик и заставляя дверцу защёлкнуться.

+1

7

У Винни красивые глаза, наверное потому он всегда старается смотреть именно в них. А может и потому, что еще в школьные годы в нем намертво выработалась эта привычка. Кто-то однажды сказал: глаза - зеркало нашей души, - и таким образом мужчина просто старается сейчас узнать о девушке немного больше. Он замечает, что ей это не нравится - раздражительная? Видит россыпь едва заметных веснушек, которые хаотично разбросаны в области носа - наверно при жаркой и летней погоде, они становятся намного ярче. Небольшие морщинки, которые проявляются с возрастом, и кажется она еще часто хмурится. Еще он видит какую-то пустоту во взгляде, не то апатичную, не то совершенно похуистичную - может поэтому она так спонтанно хотела отдаться первому встречному? А может все это не имеет какого-либо значения, и поспешные выводы делать еще рано? Эзра опускает взгляд ниже, к кончику ее носа, а затем останавливается на губах шатенки. У Винни красивые и пухлые губы - это мужчина заметил еще в баре, когда она с жадностью выпила стакан с холодной водой. Он также заметил, как несколько капель на краткий миг задержались на нижней губе, пока она не слизала их кончиком языка. У Винни красивая шея, такая тонкая и нежная, что ему невольно хотелось сжать ее в своих руках. У нее не большая грудь, но зато чертовски отменная фигура - это брюнет тоже успел подметить, когда приобнял ее и повел в помещение для персонала. Она была вроде бы такой же, как и те девицы на танцполе, но что-то в ней заставляло забыться и раствориться. Хотя, наверно это снова были какие-то поспешные домыслы, которые взыграли под воздействием грядущего удовольствия.
- С луны тоже хорошо - ухмыляется он и проводит рукой вдоль шеи шатенки, наблюдая, как ей это нравится. Эзра вообще давно заметил, что это место у всех девиц является слабой зоной, и найдя правильный подход, они сразу готовы накинуться на тебя срывая остатки ненужной одежды. Забавно. Но Винни не так проста в этом отношении - это тоже было подмечено еще в баре. Но затем она делает необдуманный шаг, когда встает со своего места. Мужчина выпрямляется и, внимательно наблюдая за ее движениями, замирает. Майерс останавливается за спиной и Эзре это не понравилось. Он всегда ненавидел, когда позади него кто-то стоял . В такие моменты почему-то ощущаешь себя слабым и уязвимым. Он сжал руки в кулак и напряг телом, чувствуя небольшую пульсацию в висках, и это чувство не проходит даже после того, как девушка кладет на его плечо свою ладонь. Его брови хмурятся, мышцы на скулах начали двигаться вверх-вниз, и перед глазами почему-то застрелилась красная пелена. Остин резко хватает Винни за кисть руки, которая до сих пор покоилась на его плече, и сдавливает, но затем отпускает и ухмыляется на ее слова. Играется и думает, что держит ситуацию под своей властью, хотя даже и понятия не имела, с кем столкнулась. Повернув немного голову набок, Эзра коситься на Майерс и делает глубокий вдох, чтобы попытаться убрать напряжение и красноту перед глазами. Пытается просто, элементарно, успокоиться и позволить девушке договорить. Поэтому он молчит, слушая каждое словно внимательно и запоминая тихий шепот незнакомки. Ее дыхание опаляет, пробуждая внутри дикие чувства, которые вот-вот готовы будут вырваться наружу и тогда...
Тогда что?
- Встречный вопрос, малыш - начинает говорить мужчина, плавно переводя взгляд куда-то на стену - А если мне не понравится с тобой, что тогда, убить тебя может? - уголки губ поползли вверх, пока свободной рукой он снова касается шеи шатенки чуть ниже затылка, запуская пальцы в ее мягкие волосы и несильно хватая прямо возле корней. Ей хочется игры, и Эзра может обеспечить Винни такими играми, что она потом вообще пожалеет о своей глупой затеи, предложив перепихнуться.
Майерс отстраняется, хотя Остин и не особо рвался скорее выпускать ее волосы из своей хватки, но все-таки когда ей удается отойти и облокотиться на стоящий позади шкафчик, так что дверца автоматом закрывается с характерным щелчком - он оборачивается вполоборота и выпрямляет спину. Затем медленно поднимается со своего места, внушающее возвышаясь над миниатюрной девчушкой, и обходя скамейку, останавливается прям возле нее. Эзра не смотрит в глаза Винни, а скорее уже откровенно оценивает ее фигуру, облокачиваясь ладонью о шкафчик позади нее. Второй рукой ненавязчивая стаскивает с плеча девушки куртку и снова проводит пальцами по ее шее. На губах надменная ухмылка, взгляд в какой-то момент кажется чернее, пока брюнет изучал подушечками пальцев бархатную кожу Майерс. Затяжная минута переходит в вечность, казалось бы, пока Эзра не отстраняется и не подходит к двери ведущий обратно в клуб. Он не поворачивается спиной, а пятясь, смотрит на необычную гостью. Нащупывает дверной замок и поворачивает его, после чего стремительно преодолевает расстояние между собой и Винни. Грубо хватает ее за кисти рук и разворачивая к себе спиной, прижимает к шкафчику своим телом.
- Я ненавижу, когда позади меня кто-то стоит, даже такая милая девушка, как ты - негромко проговаривает мужчина, заламывая шатенке обе руки и рывком оттаскивая от «железного гроба», толкает в сторону какого-то стола, где обычно обедают служащие данного заведения. Снова разрывает разделяющее его и Майерс расстояние, небрежно стаскивает с нее куртку, или рубашку, что это вообще такое - его сейчас не интересует. Опять прижимает ее и проводит ладонями по внутренней стороне бедра девчушки. На лице Эзры не выражается каких-либо положительных эмоций. Пелена перед глазами, которую он до этого пытался устранить, наоборот еще сильнее затмевала его рассудок, окрашивая уже в более бордовый и густой цвет.
- А еще я ненавижу, когда мной пытаются играть - рывком стягивая с нее нижнее белье, а точнее одно название от него. И почему женщины так любят называть эту тонкую ткань, трусиками, а не тряпкой, которая едва прикрывает. Задирает черное платье до талии и усаживает Винни на край стола, к которому она до сих пор была прижата, раздвигая ее ножки и удобно пристраиваясь между открывшимся зазором.

Отредактировано Ezra Austin (2015-06-19 23:08:16)

+1

8

А бармен-то не так прост, каким показался на первый взгляд. Винни чувствует его хватку, но продолжает делать так, будто ничего не происходит. Сквозь кожу она чувствует напряжение, которое проходит сквозь его тело. Скрытая агрессия, которая ждёт своего выхода наружу и облизывает всё изнутри, прося сделать так, чтобы это произошло как можно побыстрее. Подталкивает и заполняет собой пространство.
Стоит Винни прикрыть веки, как она видит это перед своими глазами. Чарующая картина саморазрушения с демоном на руинах пылающего города.
Вот только нравится ей это или она хотела найти что-то поспокойнее, от кожи которого не исходит такой испепеляющий жар? Поздно уже перекручивать стрелки и двигаться в другом направлении.
Она получит то, за чем пришла, каким бы то ни было способом.
Ей сразу вспомнился парень с длинными дредами – кажется, его звали Ирвин – на которого она наставила дуло пистолета за то, что он влез на чужую территорию и толкал мет клиентам Вааса. Славный был малый и тоже долго показывал свой характер.

«Убей», — хочет сказать Винни, но молчит.
Убей её! Убей, убей! Знал бы Эзра, как сильно иногда об этом задумывается, как сильно хочет прервать своё жалкое существование, наполненное бессмысленными мыслями и поступками.
Убей её, и она не скажет ни слова, даже сопротивляться не будет.
Сложи пальцы на её шее и сожми со всей силы, чтобы воздух вышел из лёгких, а в голове со звоном застучала кровь. Чтобы мир окрасился бордовыми красками, а потом она отправилась в тот мир, где будет намного лучше, чем здесь.
Он не знает, сколько она сидела с ножом в руках и сколько шрамов на её руках. Сколько шрамов на её ногах. Сколько шрамов на всём её теле, большую часть которых она сделала себе самостоятельно, иной раз мечтая умереть, как например это было в клинике для душевнобольных, где её запирали в отдельной палате и связывали, засовывая худощавое тело в рубашку с длинными рукавами.
Неужели Эзра настолько наивен, что делает выводы по паре слов и нескольким движением пальцев по коже?
Кого он видит перед собой?
Глупую безмозглую идиотку, которая по собственной вине начала играть с огнём и не думает о последствиях?
Наивную девочку, что будет плакать и молить о пощаде?
Очередную шлюху, которая любит в этой жизни только потрахаться и готова раздвинуть ноги перед любым мужчиной?
Кого видит Эзра?
Кого ты видишь, Эзра?

Винни ничего не говорит вслух, просто отдаётся моменту. Ждёт, когда он подойдёт к ней и нависнет сверху. Ждёт его взгляда и пальцев на своём теле.
Он пытается прожечь её насквозь. Оценивает глазами какова она.
А Винни ничего не делает, пустым взглядом смотря на лицо.
Просто она не боится.
Давно уже потеряла это чувство.
Ваас научил её не бояться своими изощрёнными уроками, подвешивая её к потолку, причиняя ужасающую боль, после которой остаётся только взмолить о смерти, как о спасении, поэтому бармен её ни капли не пугает.
Но как же он хорош. Винни нравится то, как он начинает вспыхивать. Ещё немного и расправит свои крылья, и тогда взлетит под потолок, сжигая этот клуб и отправляя в ад. Ей нравится даже этот тёмный угрожающий взгляд, нравится, как бьётся венка на его шее, всё сильнее и сильнее, по мере того, как он пытается себя сдерживать.
Заодно и проверим, — наконец отвечает шатенка, когда он уже отходит от неё в сторону двери. Эзра держится так, будто она вонзит ему спину в нож – не поворачивается к ней спиной, или просто думает, что она сейчас поднимет визг и будет необходимо её быстро нейтрализовать. Какая разница?..

Винни слышит щелчок замка в двери, а потом сама не замечает, как оказывается развёрнутой и прижатой к холодной поверхности металла. Эзра заламывает ей руки, а она даже не морщится от боли, потому что не чувствует её.
Бармен не пугает своими действиями, не отталкивает, даже наоборот, пробуждает интерес и желание узнать, что будет дальше, чем закончится вся эта сцена.
Винни думает, что они не скоро поедут к нему домой, или вообще она там не окажется. Всё самое интересное сейчас здесь – в этой раздевалке, где мальчик возомнил себя воином, захлёбываясь в своей ярости, желая показать кто тут хозяин. И он отталкивает её в сторону стола, оставляя за Майерс возможность вытянуть руки для того, чтобы не упасть и не разбить себе лицо о край или колени о плиточный пол.
Словно игрушка, подчиняющаяся его замыслу, его действиям и его мыслям, смотрит едва улыбнувшись, показывая, что она совершенно не та, за кого он её принимает.
Джинсовая куртка оказывается содранной и отлетает куда-то в сторону, а руки мужчины уже где-то внизу и от его тепла по коже проходит разряд, словно от электричества.
«Я уже играю», — молчит Винни, оказываясь без нижнего белья. Лишь ловко вышагивает из него, оставляя на полу, в то время, как Эзра задирает её платье и усаживает на стол.
Майерс чуть сжимает его бёдра ногами, придвигая ближе к себе и впервые за всё это время без особых негативных эмоций заглядывает в его глаза, наполненных яростью. Она бьёт о чёрные зрачки, словно океан во время шторма и Винни медленно поднимает руку и кладёт ладонь ему на щеку.

«Наполни меня», — хочет сказать Майерс.
«Наполни меня хоть какими-то эмоциями», — ни капли не страшась того, что может с ней случиться. И, вспомнив недавнюю аналогию с птицей, Винни шепчет одними губами:
Взлетай.
Притягивая его ближе к себе, она целует Эзру в губы, жадно, страстно, как будто очень долго ждала этого момента. Ладонь, которая лежала на щеке, уже была на затылке. Ногти чуть впивались в кожу головы, придвигая тем самым её ближе к своей.
А свободная рука Винни не лежит на месте. Дрожащими пальцами она дотрагивается до торса Эзры, изучает каждый изгиб мускулатуры, а потом опускается к джинсам. Шатенке не нужно смотреть для того, чтобы расстегнуть пуговицу и молнию. И даже для того, чтобы спустить часть одежды, освобождая член мужчины.  Она обхватывает его пальцами, чуть сжимает и ведёт до основания, а сама понимает, что хочет побыстрее почувствовать его внутри себя.
Винни думает, что это будет довольно неплохо.
Обхватывая ногами Эзру, она стремительно сокращает между ними расстояние.
«Наполни меня хоть какими-то эмоциями», — это абсолютно естественно.

+1

9

Ощущение внутреннего жара не от вожделения симпатичной девушки перед собой, а от переполняющей ярости и агрессии, которая постепенно завладевала рассудком мужчины. Он чувствовал пульсацию в своих висках. Чувствовал, как его тело напрягается с каждым разом все сильнее, стоило лишь представить, как его руки сдавливают тонкую и хрупкую шейку Винни. И самое интересное то, что Эзра никак не мог контролировать свою резкость. Ему было абсолютно плевать - сделает ли он больно незнакомой девушке, которая может потом побежать в участок и заявить об изнасиловании, и плевать, что она сама подбила незнакомого ей мужчину на это. Ему было плевать - будет ли это один единственный раз между ними, или со временем встречи участятся и каждый будет с нетерпением ждать, чтобы сорвать друг с друга одежду. Просто плевать. Ведь сейчас Остин хотел лишь получить удовольствие, а потом отправиться по своим делам. Он даже не попросит номера телефона у Майерс, да и она тоже не из тех девиц была, которые после первого секса хвостиком бегают за мужиком и закатывают истерики, что их использовали. Но ему было не плевать на чувства и ощущения, которые вызывала эта шатенка. Это было что-то новое и интересное для брюнета, потому что она даже не взвизгнула, когда он сильно схватил ее и развернул лицом к шкафчику. Она даже не проявила эмоций боли, которые при таком ударе имели место быть. Нет. Винни вела себя совершенно спокойно, будто привыкла к подобному обращению, и Эзре стоило заострить на этом свое внимание, но он не стал. Потому что плевать. Даже эти слащавые предложения поехать к нему - были лишь красивой оберткой конфеты, которую так любят женщины надеющиеся на что-то большее. На деле же, ему куда было проще бы отыметь красавицу на той же автостоянке, а потом сесть на байк и уехать. Какие вообще могут возникнуть в голове надежды, когда тебе откровенно предлагают просто потрахаться? Но, женщины вообще странное создание, а вот Винни. Винни словно действительно с другой планеты. Она не строила какие-то воздушные замки с первым встречным. Она была в некотором роде реалисткой, и наверное это заинтересовало Остина. Любопытно, интерес задержится только на эту ночь, или впоследствии будет его преследовать и дальше?
Кто же ты такая, Винни Майерс?
Подобный вопрос можно задавать хоть миллион раз за эту ночь, но на самом деле ответ не имел особого значения. Эзра просто внимательно изучал девчушку, делая какие-то свои, неведомые для посторонних, выводы. Его взгляд прикован к ключице шатенки. Пальцы прощупывали каждую кость ее ребер аккуратно, стараясь не вызывать ощущение щекотки. Затем чуть поднимает руки выше, под самую грудь, и вместе с тем поднимает темный взгляд. Кривая ухмылка продолжала присутствовать на лице мужчины, когда он смотрел на спокойную и неподдающуюся страху девушку. Эзре нравится. Нравится, что она не предпринимает попытки остановить все это. Нравится, что иногда Винни сама берет инициативу на себя, как например сейчас, когда притягивает ближе к себе и заглядывает в его глаза. Что она там видит? Что крутится в голове у этой девчушки, которая появилась из ниоткуда? Она только сильнее подогревала этим интерес к себе. Своей нестандартностью и непохожестью на других, которые продолжали выворачиваться наизнанку на том танцполе, чтобы привлечь к себе внимание.
Снова опустив взгляд на шею девушки, чувствуя, как красный туман в голове и перед глазами постепенно приобретает густое состояние. Его рука медленно тянется вверх, заходя за спину Винни. Прощупывая пальцами ее позвонок, пока в конце концов не добираясь до кончиков ее волос. Резко стянув с них резинку, позволяя прядям ощутить свободу, Остин запускает пальцы в шелковые и мягкие волосы Майерс, чуть наматывая их и зажимая в кулак. Вторую руку запускает меж ножек девушки, подушечками дразня чувствительную сторону бедра. Они вдвоем играют на нервах друг друга, и это тоже нравилось Эзре. Ему прям приносило удовольствие наблюдать за каждым проявлением эмоций, хоть каких-то, на лице своей ночной гости. Потому мужчина губами припадает к тонкой шее, покусывая и целуя одновременно, спуская затем чуть ниже к ключице, которая притягивала и соблазняла его все это время. Остин вообще любил эту часть в женском теле. Отстраняется, чтобы заглянуть в глаза Майерс, а после еще сильнее зажать ее волосы на затылки и оттянуть назад, надавливая пальцами второй руки между ее ног. Очередная ухмылка проскальзывает на лице, а потом некоторого рода секундное замешательство, когда Винни резко притягивает его к себе и впивается губами в губы брюнета. Это действие еще сильнее взбодрило животные инстинкты, заставляя Эзру резко переместить руки на талию шатенки, подняться вверх к плечам и зажимая в руках ткань черного платья, резко дернуть вниз так, что тряпка пошла по шву, издавая характерный звук. Ой зря он разрывал ткань, зря, потому что после секса придется придумывать во что нарядить шатенку и выпроводить за двери клуба. Может ему и было плевать на все на свете, но выставлять голую девицу из помещения для персонала, гм, нет. Потом от менеджера заведения не оберешься, да еще и могу оштрафовать. Как будто он один такой тут. Но почему-то подобное сейчас его меньше волновало, особенно после ощущения, когда дрожащие пальчики прикоснулись к его торсу. Прижимая Винни плотнее к себе, Эзра опускает руки на поясницу шатенки и проводит ладонью по плавному изгибу к ее заднице. Да, именно к заднице, потому что у Майерс она была чертовски хорошенькой, упругой и завлекающей. В процессе поцелуя кусая девушку за губы, всякий раз с большей жаждой и желанием припадая к ним снова и снова - мужчина ловит себя на мысли, что готов прямо здесь и сейчас разорвать Винни Пуха.
Черт, почему эта ассоциация с медведем из детского мультика вызывает смех?
Как только Майерс обхватывает своей ладонью член, веселость снова сходит на нет и Остин отстраняется от губ девушки на миллиметры, чтобы чуть прикрыть глаза и вобрать в легкие воздуха, поддаваясь телом вперед. Одна рука автоматически кладется ладонью на грудь Винни, сжимая ее, а второй рукой он перехватывает руку своей гостьи. Замирает на какие-то считанные минуты, после чего рывком перемещает ладони на бедра Майерс и тянет на себя. Никаких нежностей, аккуратностей или боязни причинить вред, или элементарную боль. Просто желание услышать из уст Ви приятный слуху стон.

+1

10

if god c.r.o.s.s.e.d. US we'd take all his drugs
BURN his money and his house down a.n.d. w a i t for the fire to spread

Пальцами по телу, Винни чувствует каждое прикосновение его пальцев к своей коже. Чуть прикрывает глаза, смотрит чуть томно, чувствуя, как на веки ложится невидимый груз, вызывающий естественную реакцию опустить их, соединяя с нижними так, чтобы даже свет ни одной из ламп не будет проникать сквозь границы, что очерчены чёткой полосой пушистых ресниц.
Бармен ведёт выше, по её ребрам, по её изгибам, поднимаясь к груди, заходя на спину и выше к голове. Винни не знает, найдёт ли снова резинку, или направится домой взлохмаченной, со всем этим беспорядком, что он сейчас творит, запуская пальцы в её тёмные волосы, а потом накручивая их же на кулак и оттягивая голову Ви для того, чтобы коснуться губами шеи.
Смотрит на него внимательно, тихо выдыхая, когда чувствует прикосновение пальцами второй руки. Понимает, что не заметила, как она там оказалась снова. Мир вокруг начинает немного рябить, как будто тут слишком жарко и начнётся пожар. 
А может, так оно и будет в действительности?

Сейчас уже никто ни с кем не играет. Игры продолжаться потом или останутся в далёком прошлом, к которому никто из них уже не вернётся. Сейчас тот самый момент, когда обе стороны объявили временное перемирие, чтобы за трапезным столом предаться самому обыкновенному пиру в честь тех, кто покинул их в этот день.
Призраки времени, неизвестные силуэты, которые, возможно, когда-нибудь вернуться. Люди без имён, которых они встречали, кружатся в одном огромном водовороте, который не имеет совершенно никакого смысла. И кружатся, кружатся, кружатся.
Продолжают кружится, тратя свою энергию на вещи, которые никому не нужны.
Они – на сцене.
Стены – антураж.
Собственно, всё намного проще, чем кажется на первый взгляд.

Целуя его кожу, покрывая её поцелуями и вдыхая запах, Майерс не думает ни о чём другом. Обнимая его руками, чувствуя его мышцы, Винни не хочет, чтобы всё шло как-то иначе. Идеальный момент, для того, чтобы сознание вышло из тела и оставило только изначально заложенные инстинкты.
Не важно, что будет через пару часов, но сейчас Эзра принадлежит ей. Сейчас он может быть только с ней и будет только с ней до тех пор, пока всё не закончится. 
Не важно, встретятся они потом, или их дороги разойдутся навсегда.
Не важно, вспомнит ли она о нём и вспомнит ли он о ней – людям свойственно забывать.

Треск ткани заставляет девушку открыть глаза. Прощай, платье. 
В комнате прохладно, а Винни так разгорелась, что по коже пробегают мурашки. Глядя на обрывки чёрной ткани, Майерс изгибает губы в лёгкой усмешке, но ничего не говорит – это не имеет никакого значения.
К чёрту его.
Заглядывая в глаза Эзры, ей хочется оказаться в темноте его зрачков. Плавать, словно в эфире, погружаясь всё глубже в пространстве и времени. Она не видит в них того, что боялась и не хотела видеть ранее – мгновенье длиною в вечность, когда она может не боятся ничего, что окружает её в обычной жизни.
И она чувствует, что сейчас она жива.
Впиваясь ногтями в кожу под его лопатками, хватая его губы своими и замирая, улыбаясь в тот момент, когда он на пару мгновений останавливается, собираясь с силами. Никому не нужны долгие прелюдия.
Винни они не нужны.
И Эзре, схватившего её за бёдра и притягивающего к себе, тоже.

На пару мгновений, Майерс словно парализует, а весь воздух выходит из её лёгких, оставляя на пухлых губах тихий стон.
Винни задыхается, а сердце начинает ускорять свой темп. Она цепляется за бармена, впивается пальцами, ногтями, дабы он не исчез, просочившись сквозь атомы воздуха.
Винни задыхается, ища губами поддержку и, закрывая глаза, движется навстречу ему.
Растворяется.
Подстраиваясь под темп движения, чувствует его тепло внутри себя. Как он проходит внутрь, раз за разом. Как волнами по ней проходит горячий огонь. Дрожь в собственных пальцах. Как электричество проходит по мышцам у губ...
И он хочет ещё. Ещё больше. И чтобы это никогда не прекращалось.
Чтобы их тела двигались в едином темпе, а позы сменялись. 
Чтобы она ещё раз почувствовала спиной холод одного из шкафчика.
Чтобы они кружились по всей комнате, превратившись в механизм, который никогда не заржавеет.
Притягивать его к себе, смыкать зубы на изогнутых краях ушей, сладко и звучно выдыхая, не беспокоясь о том, что их может кто-нибудь услышать, ведь, какая другим разница до того, чем они занимаются?
Жесткость Эзры добавляет той остроты, которой ей так не хватало.
Винни больше не чувствует себя так, будто её можно в любой момент сломать. Она чувствует себя сильной. В его руках. В его грубости.
Эзра нравится ей сейчас гораздо сильнее, чем когда они только заговорили.
///
Винни сидит на том же столе, где они и начали. Упирается руками в него, стараясь скрыть дрожь своего тела, чуть болтает ногами, положив голову на плечо бармена, что стоит облокотившись рядом.
Она до сих пор глубоко дышит и чувствует, как прыгает сердце по грудной клетке. Эйфорические волны, накрывшие её не так давно, только сейчас в своём отступе достигли той точки, когда она может разговаривать, но ей не хочется этого делать. Винни молчит и, кажется, это лучшее, что она сейчас может сделать.
Тело до сих пор покрыто испариной, в свете лампы кожа чуть переливается. 
Винни не знает сколько прошло время, да и оно не играет для неё никакой роли. Девушка оглядывается по сторонам и с лёгким сожалением смотрит на платье, которое уже не вернёшь. А ведь это одно из единственных, у неё вообще одежды очень мало.
Осторожно опускает ступни на холодный пол и поднимает свои трусики. Медленно натягивает их и поправляет тонкую резинку. 
Как она и думала, резинка пропала и вряд ли она её сможет найти. 
Взъерошив волосы, Майерс поднимает джинсовку и одевает её на голое тело, но не застёгивает и не запахивает, а подходит к Эзре и осторожно прижимается к нему, положив голову на его грудь. Не потому что чего-то хочет, а потому что ноги предательски дрожат и нужно хоть чуточку отдохнуть и набраться сил.

+1

11

Сладкий стон доносится приятным пением сирены, затягивая заблудившегося моряка за собой на острые скалы и утесы. Полностью отстраняясь от окружающего мира, от всей этой суеты и борьбы за выживание. Сливаешься с телом, которое послушно извивается в твоих руках, позволяя оставить в голове яркий образ на память. Поцелуями покрываешь каждый обнаженный участок, вдыхая возбуждающий сознание запах - он какой-то особенный, сладковатый и отдает оттенком безумия. Снова припадаешь губами к шее, немного закусывая нежную кожу, а после сжимаешь руку на затылке в кулак и сильнее оттягиваешь Винни за волосы назад. Останавливаешься и задерживаешься на какие-то секунды внутри шатенки, проводя ладонью вдоль бедра вверх и сжимаешь руку на ягодице. Кривая, довольная ухмылка проскальзывает на устах и чуть приоткрываешь потемневшие от наслаждения глаза, чтобы еще раз взглянуть на кукольное личико перед собой. Такая невинная, загадочная и непохожая на остальных - эта Винни Майерс, что не хочется выпускать ее из своего поле зрения. Хочется испить девушку целиком и полностью, не оставлять после себя ничего. Уничтожить ее. Сжечь дотла, а потом вычеркнуть и забыть. И Эзра начинает ощущать, как на смену экстазу приходит необъяснимая ярость и звериное желание разорвать хрупкое тело шатенки. Он становится грубее, движения его резки и он будто бы рвется проникнуть как можно глубже, вырывая с уст Ви протяжные и громкие стоны. Услышат их? Да плевать. Никому нет дела до того, что творится за этими дверьми и в этих стенах. Вряд ли вообще кто-нибудь сунется сейчас сюда, когда ночь в клубе идет в самом разгаре.
Остин притягивает шатенку к себе, крепко обхватывая руками за талию и зарывается носом в ее волосах. Снова рывок - чувствуя, как тело Майерс напрягается подобно струнке. Он ощущает его дрожь, жар, а меняющаяся мимика лица позволяла определять: нравится ли девчушке это или нет. Мужчина накрывает Винни своим телом, надавливая немного и этим самым вынуждая ее медленно опуститься спиной на поверхность стола. Опять и опять набирая темп, что бы в конце концов осознать, что близок к своему пику. Еще раз рывок - губами проводя по груди шатенки. Еще рывок - руки сжимаются на бедрах. Еще рывок - Эзра отрывается от соблазняющего женского тела и смотрит в глаза малышке Пух. Еще рывок, более сильный и запоминающийся, а потом быстро выскальзывая, Остин касается губ Майерс и сквозь легкий поцелуй улыбается. Какая-то секундная прелюдия и утешение, после чего он отстраняется и натянув штаны обратно, поворачивается к своей гостье спиной. Он делает несколько шагов до скамьи, на которой лежала кожаная куртка, засовывает руку в карман и вытаскивает оттуда пачку сигарет с зажигалкой. Закуривает и возвращается обратно к столу. Облокотившись о него, скрестив руки, Эзра принимается внимательно рассматривать изувеченное тело Винни, которая положила свою голове на его плечо. Интересно, а до этого он и не заметил всех этих синяков, ссадин и шрамов. Изогнув бровью и зажав покрепче сигарету меж губ, Остин протягивает руку к противоположному плечу Майерс и проводит по нему огрубевшими пальцами вниз. Брюнет ничего не говорит, хотя в голове и крутятся любопытствующие вопросы - он только прикасается к каждому изуродованному участку тела. Если захочет, тогда сама расскажет, а так это совершенно не его дело.
- Извини за платье - совершенно спокойно отзывается мужчина и сбрасывая пепел на пол, отстраняется, чтобы позволить шатенке слезть со стола. Сам он продолжает наблюдать за ней, а после едва сдерживает смех, когда она натягивает на себя свою джинсовку. - Прям так пойдешь? Отлично, мне меньше геморроя думать, чтобы тебе дать взамен - Но сам тем временем Остин подходит к своему шкафчику и начинает там что-то выискивать. Ничего подходящего и лишнего, потому Эзра подходит к следующему и распахнув дверцу, поворачивается вполоборота к Майерс.
- Бери, что понадобится. У Триш обычно всегда в запасе тут шмотки валяются. Вон, в спортивной сумке - приглашая жестом свою гостью подойти ближе, после чего сам делает пару шагов в сторону и берет со скамьи свою одежду. Натянув майку, застегнув штаны и ремень, стараясь особо не заглядываться на обнаженную девчушку, брюнет садится и тушит бычок о железную банку рядом.
- Полагаю, прогулка уже не нужна? - Зашнуровывая ботинки, интересуется он у Винни и искоса поглядывает в ее сторону - Но если хочешь, можем пройтись по парку. Тебе вообще, есть куда идти?- Зачем он задал подобный вопрос - вообще неизвестно. Возможно, тут сыграло его прежнее желание не выпускать Майерс из-под своего надзора, а может просто ему хотелось наконец-то послушать увлекательную историю жизни Винни.
- Кстати, что вспомнил, кто-то обещал мне рассказать о себе - Поднявшись со скамьи, Эзра полностью поворачивается к шатенке лицом и наблюдает за тем, как она прибрала к себе парочку вещичек его приятельницы. Забавно. Триш будет вне себя от «радости» обнаружить, что чего-то не хватает. - Ну, каков твой вариант: расходимся или?

+1

12

Ты о нём не жалеешь, — говорит она на извинения про платье, слезая со стола, — это всего лишь платье, — ценности Винни не относятся к одежде или чему-то подобному. Если хорошо подумать, то можно понять, что у Винни нет практически никаких ценностей. 
Порванное платье – всего лишь тряпка, которая рано или поздно разошлось бы по швам. Пускай оно и одно из единственных.
А что не так будет, если она пойдёт в длинной куртке? Ви непонимающе смотрит на Эзру, а потом оглядывает себя, подойдя к высокому зеркалу. Крутится из стороны в сторону, чуть наклоняется вперёд, проверяя насколько прикрыта задница. Как будто кто-то в темноте будет смотреть на её одежду.

Подняв взгляд на бармена, Майерс улыбается. Её забавляет наблюдать за тем, как меняется в своих мнениях молодой человек, стараясь быть холоднее. Вот только у него это плохо получается. Особенно сейчас, когда он приглашает её к одному из шкафчиков и говорит брать нужную одежду.
И что же у нас тут? Ворох, похлеще, чем в шкафу у неё самой. Какие-то спортивные штаны вперемешку с белоснежной измятой рубашкой; под ними джинсовые шорты и драная футболка большого размера, которая дойдёт Майерс чуть ли не до колен.
Немного подумав, она достаёт шорты и измятую рубашку. Щупает ткань, поворачивается к свету от ламп, чтобы получше разглядеть, а второй рукой уже расстегивает джинсовку, снова оголяясь. Скидывает её на пол, оставаясь в одних лишь трусиках, кидает шорты следом.

Я всегда найду, куда можно пойти, — если не домой, где остался Тор и Лео, то к Оливеру, который ещё не скоро ляжет спать. Она может зайти в магазин и купить что-нибудь выпить, а ещё мороженое. Меркьюри будет хоть немного доволен. Конечно же, если у него нет в данный момент гостей.
Или у тебя есть предложения? — Винни застёгивает половину пуговиц, а потом засучивает рукава. Рубашка не выглядит сильно мятой, да и какая разница, если сама Майерс будет в своей излюбленной джинсовке?
Она наклоняется к шортам и натягивает их на свои тощие ноги с угловатыми коленками. Застёгивает, но поняв, что они ей немного велики, снова расстёгивает, заправляет в них рубашку и уже после этого повторяет первое действие. Вроде ничего...
Вроде ничего...
Сердце Майерс только сейчас утихомирило свой пыл. Лишь в ногах осталась лёгкая слабость. То и дело, ей кажется, будто они подкосятся и она упадёт. Но этого не происходит. По крайней мере сейчас.
В шкафчике Винни также находит расчёску для волос и пару резинок.
«Она ведь ничего не скажет?» — хочет спросить у Эзры, но молчит. Плавными движениями проводит по своим слегка спутавшимся волосам, а потом наспех делает хвост на затылке.

Если ты хочешь послушать мои истории, то пошли, — Винни поднимает джинсовку и одевает её, а потом идёт в сторону запасного выхода. Повернув ключ в замке, она выходит на свежий воздух и, не дожидаясь бармена, закуривает, выпуская в прохладное небо облако плотного дыма.
Ну и куда они сейчас пойдут? В тот парк, о котором говорил Эзра? Или ещё дальше? Честно говоря, Винни было наплевать куда отправляться, но – что самое удивительное – ей не было пока наплевать на Эзру.
Хотела просто переспать, а в итоге идёт на прогулку, рассказывать наполовину вымышленные истории про свою жизнь.
Не правду же ему говорить?
Хотя, кто знает...
///
Ты когда-нибудь плавал на корабле? — спрашивает Винни, подходя к своей истории, — однажды, я со своей семьёй решила переплыть океан на корабле. Настоящий парусный шлюп! И была возможность залезть на самый верх, оказаться над парусами. У меня труба, через которую я видела вдалеке огромных китов. Мне до сих пор видится запах океана...
///
— ... Мы были на острове, где не было практически никого. Только экипаж корабля, — а ещё трюм рабов, о которых Ваас забыл предупредить, — и я. А ещё мы охотиться ходили...
///
... А потом попали в шторм и нас кидало из стороны в сторону...
///
Светает. Я пойду домой, тут пешком недалеко. Если что, у тебя есть номер, — если он не позвонит, будет даже немножко жаль, но Винни быстро это переживёт. Она чувствовала себя уставшей. Не из-за ходьбы, а от того, что говорила слишком много и долго. Это выматывает.
Удачи, — коротко кивнув, она разворачивается в другую сторону и медленно бредёт в сторону дома.

—the end—

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » А тебе есть 18? ©