Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Изгнание бесов


Изгнание бесов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место: где-то в западной части Сакраменто; подвальное помещение, оборудованное под клуб;
Время: 31 октября 2014;
Время суток: ночь;
Погодные условия: по сути, всем пофиг, но на улице сухо, облачно, немного ветрено, +15 днём, +8 ночью;

http://sh.uploads.ru/wz1Bd.pngУчастники: Austin Davis, Eva Berger;
О флештайме: Костюмированая вечеринка в честь Хэллоуина, куда получили приглашения оба героя. Огромная толпа разряженных людей, море алкоголя и других дурманящих веществ. Какая-то хрень просто обязана была случиться.

Отредактировано Eva Berger (2015-07-03 01:42:50)

+1

2

внешний вид

Чертов Хэллоуин. Время, когда не страдающие диабетом дети клянчат у всех конфеты или забрасывают двери жлобов сырыми яйцами. Я не люблю Хэллоуин. Мне вполне хватает в жизни нечисти за порогом городского суда, где мне нужно отмаливать грехи грязных ублюдков, имеющих проблемы с законом. Другая нечисть вроде упитых упырей под барной стойкой периодически встречалась в клубе во время моих актов благотворительности, когда может пройти любой желающий, как раз в те моменты, когда душа требовала настоящей мясорубки.
Сегодня Хэллоуин. Целая кучка развратниц с костюмами кровавых медсестер и отсутствием фантазии. Несколько десятков вампиров с пластмассовыми зубами из детских жвачек и красной шторой на плечах. Армия скелетов с белоснежными лицами словно их до этого пытали, опуская голову в чан с мукой... или кокаином. Впрочем, от второй пытки я бы и сам сейчас не отказался, лишь бы пережить этот день. И не смотря на мою нелюбовь ко всей этой показухе, я сижу перед зеркалом и наношу себе гримм. Как человеку, рисующему с детства, мне не составляет труда намарафетить себя так, что я похож на выходца преисподней. В крайнем случае на шахтера. Даже страшно представить, сколько времени займет, чтобы смыть с себя всю эту дрянь.
На столе одиноко покоилась бутылка бурбона и приглашение на вечеринку, любезно предоставленную каким-то парнем, имя которого сейчас я вряд ли вспомню. Этот чудак праздновал повышение у меня в клубе и полностью разбомбил мне приватную комнату, откуда в ужасе убегали стриптизерши. Страшное было зрелище, зато теперь у меня есть неплохие связи в департаменте полиции и приглашения на странные мероприятия.
Не знаю, что натолкнуло меня на мысль все же там появиться: то ли желание хорошенько надраться, но не на своей территории, то ли банальная скука. А может просто не хотелось видеть знакомые рожи. Если хорошенько подкопаться, то я непременно бы нашел достойную причину, но заниматься этим было откровенно лень. Самое время сначала делать, а потом думать. Аллилуя!
Около ста грамм топлива обожгли мне горло. Накидываю шипованную косуху на голое тело, обвешиваю себя цепями и сомнительными крестами подобно подростку-фетишисту. Где-то во внутреннем кармане лежит кастет на случай важных переговоров. В конце концов, я понятия не имел, что за заведение меня ждет, к тому же на приглашении был указан весьма сомнительный адрес. Будь в Сакраменто гетто, я бы без раздумий, указал именно этот адрес на карте. Мой зад слишком ценен для меня, поэтому нотка осторожности во мне всегда присутствовала и иногда давала о себе знать.
Такси приехало без опозданий и заработало несколько лишних долларов на чай. Устроившись поудобнее на заднем сидении, я раскинулся на диване и прикрыл глаза. Прохладный осенний воздух въедался в лицо, и я жадно втягивал его носом, словно пытался запастись сполна на весь оставшийся вечер, а потом и ночь. В том, что клуб провоняется спиртом, потом и травкой, не приходилось сомневаться. Внутренний нарцисс засыпает, просыпается мафия. Улыбаюсь краешком губ и провожаю взглядом мелькающие высотки, яркие вывески и казино. И повсюду люди. Много-много людей. Дай Бог остаться живым к утру.
Машина резко затормозила в каком-то странном грязном квартале, больше напоминающем китайский квартал.
- Святые угодники.
Богохульствую. Но я не смог сдержать комментария, чем вызвал усмешку таксиста. Поделать нечего, отступать не в моем стиле. Протягиваю водителю наличные и выхожу из машины, прежде дотошно осмотрев асфальт, чтобы не запачкать дорогие ботинки.
- Хорошая шутка, чувак. Отличная благодарность за устроенный дебош.
Сарказм чуть не сочился из всех открытых щелей. Вывеска злачного заведения мигала, как рождественская гирлянда, а на входе стоял широкоплечий мужчина, который, по логике, исполнял обязанности фейс-контроля. Я сделал несколько шагов ему навстречу и как провинившийся школьник смотрел на него снизу-вверх. Возникло стойкое ощущение, что в юности бугая закололи анаболиками. Серьезно. Я сам далеко не хоббит, а этот амбал был выше меня на голову, да еще и шире в несколько раз. Супер. Миссия почувствуй себя дрыщом выполнена, осталась зайти внутрь. Протягиваю шкафу пригласительный и наблюдаю, как мужчина чуть ли не со скрипом пропускает меня ко входу. Что ж, зато смело можно заявить, что фрикшоу начинается еще с улицы.
Смеюсь себе под нос и спускаюсь вниз по лестнице в подвальное помещение. Начнись в Сакраменто война, здесь вполне можно было оборудовать бомбоубежище. Весьма сомнительное место для благоустройства ночного клуба, уже начинаю скучать по "Tattoostories". Там я хотя бы могу быть уверен, что содержимое чьего-либо желудка не окажется у меня на обуви. Стоит мне попасть в основной зал, как в нос сразу бьет едкий смешанный запах - настоящий дурман - и мои рецепторы падают в судорожный обморок. Чересчур стойкий запах марихуаны и второсортного виски. Будем списывать все на то, что моей избалованной душеньке захотелось разнообразия.
Толпа буйствовала. Стоит признаться, пришлось приложить немало усилий, чтобы пробраться к барной стойке без особых потерь. Кажется, я даже расцарапал несколько алконавтов своим прикидом. Похуй. Царю закон не писан. Усаживаюсь на высокий стул и упираюсь носком о перекладину снизу. Глаза невольно пробегают по предлагаемому ассортименту напитков, которые впору было предлагать где-нибудь на окраине Огайо, как максимум. В перспективе быть смешанным с водопроводной водой виски и вовсе становится отвратительным пойлом.
- Чистый джин, можешь сразу два.
Киваю бармену и лениво наблюдаю за тем, как парниша пытается выделываться своими навыками жонглирования бутылок. Бесит. Нашел перед кем выкобениваться, я ведь не подвыпившая школьница, которая позволит запустить руки под юбку и поиметь себя прямо на барной стойке. Получаю два стакана. Первый глоток. Из двух зол выбирают меньшее. Оставалось только надеяться, что выйду из клуба я не вперед ногами.
Надо заправиться как следует, чтобы обстановка стала последней вещью, которая будет меня заботить. А потом можно пуститься во все тяжкие.

0

3

Внешний вид

- Нет, Шеф. Нет. Не думай даже об этом, ясно?
Дверь подъезда открылась, впуская молодую девушку. На плече у неё висела сумка, в руках – бумажный пакет из супермаркета, в другой руке – телефон, по которому она активно разговаривала.
- Уже вечер, неандерталец. Никто не хочет возвращаться на работу после трудового дня, и пахать ещё и во вторую смену.
- …
- Но это ты накосячил в отчётах, не-друг мой. Ты и отчитывайся перед своим папенькой – я здесь при чём?
- …
- Да, я люблю свою работу. И выполняю её на отлично, между прочим.
В отличие от некоторых.
Девушка пошла вперёд, прижимая телефон к уху плечом, и выслушивая бесполезные попытки шефа соблазнить её на работу в пятницу вечером.
Дряная попытка сыграть на её трудоголизме, и затащить её на корпоротив.
- Я сказала – нет. Сегодня пятница, праздник, и уже вечер.
Корпортивы – это зло. Ей сто процентов там будет скучно, потому единственная цель офисной вечеринки – собраться вместе в дурацких костюмах и упиться в хлам. Конечно, цель большинства хэллоуинских вечеринок примерно та же, но в других случаях, по крайней мере, по офису не носится ваш коллега, одетый в откровенно дурацкий костюм вампира - и где только нашёл? – и не предлагает вам стать его личным сортом героина. Как потом смотреть на этого идиота без смеха или содрогания?.. С трудом. А потому – больше ни одного Хэллоуина в компании своих коллег. Ей ещё с ними работать, а они и будучи трезвыми раздражают её просто кошмарно.
- Удачи, Шеф.
Она бросила трубку, затолкав телефон в сумочку, и доставая оттуда же ключи.
Сегодня она планировала первый за долгое время спокойный Хэллоуин – фильмы, много попкорна, и никого рядом, способного нарушить её идиллию.
Почтовый ящик порадовал отсутствием счетов (приходят в понедельник) и каким-то странным неподписанным конвертом. Его даже не пришлось вскрывать – он не был запечатан.
Питер?..
А уточнить, какой именно Питер, нельзя было? Вот так сходу она может вспомнить только своего одноклассника, с которым училась в старшей школе, и парня, с которым случайно столкнулась в Палермо. В принципе, если сейчас задуматься, она вспомнит ещё нескольких Питеров. Но это не объясняет, почему кто-то из них решил пригласить её на вечеринку.
Да и место какое-то подозрительное…
В сумке снова зазвонил телефон.
Он ведь и приехать может.
Эва тяжело вздохнула, уже решив, куда поедет сегодня вечером. У неё где-то даже был костюм, оставшийся с одного из прошлых праздников.

***

Кажется, она недооценила масштаб катастрофы. Эва догадалась по адресу, что место не самое приятное, но не думала, что до такой степени.
- Сдачи не надо. Весёлого Хэллоуина, - сообщила она таксисту, с каменным лицом выбираясь из машины. Ехать на собственном авто было бы глупо – количество алкоголя, которое она планировала в себя сегодня влить, не позволит ей поехать обратно домой на ней же. А возвращаться потом сюда… Нет. Спасибо.
Райончик, прямо скажем, был так себе. Сама вечеринка проходила в каком-то подвальном помещении. Мордоворот на входе даже не посмотрел на предложенную им карточку с приглашением, что, в принципе, и неудивительно – найти это место без знания адреса невозможно, а адрес, видимо, знали немногие.
Куча пьяных в хлам тел, разряженных… ну, так обычно и наряжаются на Хэллоуин. Ведьмы, вампиры, оборотни, зомби, и прочий жутко одетый и раскрашенный народец. Её собственный наряд сегодня был вроде и хэллоуинским, но всё же не блядским, как у многих вокруг. Чем короче юбка, тем быстрее кто-то решит, что ты хочешь познакомиться. А она не хотела. Пока.
- Добрый вечер, - кивнула она бармену, усаживаясь на один из барных стульев. - Ром, пожалуйста. Без колы, льда, воды и других наполнителей.
Если это можно будет пить – считай, вечер спасён.
В сумочке снова зазвонил телефон – его не было слышно за громыханием музки, но это было ясно по дребезжанию барной стойки, и по начинающей уползать в сторону небольшой сумочке.
Номер был незнаком. Скорее всего, ничего особенного не произошло, но на всякий случай стоит перезвонить.
- Спасибо, - девушка расплатилась с барменом, и собралась уйти вместе с ромом, но потом передумала. Сначала ром – потом диалоги. Сегодняшний день и без всего этого был достаточно нервным.
Не так дерьмово, как ожидалось.
Допив ромовую бурду, она отправилась на поиски более-менее тихого помещения. В конце концов, где-то здесь должна была быть подсобка.
Если это опять шеф решил позвонить – стоит его прибить, чтоб не мучился.
Люди вокруг веселились слишком бурно, даже для подобной вечеринки. Возможно, это всё был алкоголь, но Эва подозревала, что не только – здесь явно не было дефицита дурманящих веществ.

+1

4

Ладно, признаюсь, не все было настолько отвратительно, насколько я себе представлял. Нужно отдать должное ди-джею, пару раз молодой парнишка прокручивал действительно толковые треки, от которых присутствующие подобно оливкам в банке начинали тереться друг от друга, выплескивая все свои сексуальные флюиды. Для меня все это было смешным, поэтому присоединяться к пьяным школьникам явно с фальшивыми удостоверениями, я не спешил. Бармен обходительно скакал вокруг меня, как хорошо проплаченный шут, и был готов среагировать зажигалкой на каждую сигарету, задержавшуюся у меня между губами. Густые клубы дыма не спеша покидали рот и оставляли горькое послевкусие. В сочетании с крепким джином можно было сказать, что вечер приобретал новые краски.
Периодически смотрю по сторонам в попытках заиметь приличную компанию, но ни одна из них не закончилась успешно. Конечно в какой-то мере я был самовлюбленным зазнайкой, который не каждого-то и пустит в свое окружение, но сейчас я готов был пойти на уступок. Но... Господи, есть ли тут кто-то, кому уже спиртное законно продают? Вокруг меня то и дело ошиваются школьницы в таких коротких юбках, что стоит им присесть за стойку, как взору открываются трусики всех цветов радуги. Разрази меня гром прямо сейчас, ибо все их старания привлечь к себе внимание кажутся скорее смешными, чем сексуальными. Хотя, кто знает, авось на следующей стадии опьянения я поменяю свое мнение.
Даже не замечаю, как опустевшие стаканы снова становятся наполненными. Собираюсь сиюминутно это исправить, как на колени опускается симпатичная на лицо и соблазнительная на бедра молодая особа и выдувает дурманящий дым прямо мне на переносицу. Улавливаю запах миксованной марихуаны и жадно втягиваю отравленный воздух через нос. Время тянется иначе, когда легкие наполняются химией. Улыбаюсь, упираясь лбом в чужую влажную шею, а потом все, как в тумане. Меня отрезвила холодная вода, опрокинутая прямо на голову. Испуганные глаза молодого парня буквально разъедали меня, как вся таблица Менделеева.
- Рисковый малый, - говорю сквозь зубы и сплевываю капли, предательски забравшиеся в рот. Привкус разбавленной русской водки, лимона и еще черт пойми чего. На языке уже такой коктейль, что я едва ли в состоянии точно разбирать вкусы. В любом случае, приклеившаяся ко лбу челка и мокрая куртка приятных эмоций не вызывали, поэтому хмурю брови и с неприкрываемой злобой смотрю на парня, который так и стоял на месте, как вкопанный, широко раскрыв рот.
- Кто-то лишил меня удовольствия выдрать тебе язык? Какого черта? - встаю с места и делаю шаг навстречу незнакомца, чье лицо белело с каждым сантиметром, что нас разделял. Я отказывался понимать, что вообще происходит, хотя судя по зрачкам малолетки, одним косяком здесь дело не обошлось, тот явно побывал на дегустации дешевой дури для людей с отсутствием мозгов и чувства опасности. Беру юношу за ворот рубашки и притягиваю к себе, внимательно разглядывая бледное лицо. Ничего не успеваю сделать, так как два взявшихся из ниоткуда субъекта подхватили меня за руку и потащили в неизвестном направлении. Крепкие руки впились в предплечья, а в спину упирался какой-то тупой предмет. Возможно, даже чей-то череп. Вакханалия, да и только. Я опешил от неожиданности к такому грубому обращению к своей персоне и возмущенно пытался вырваться, одаривая недоумков сочной порцией ругательств, только, к моему сожалению, все они были молча проигнорированы.
- Изгоним демона, во имя Иисуса, во имя сына божьего, - скандировала странная группировка, и только сейчас я обратил внимание, что одеты они были, как святая инквизиция... стоп, а разве они не ведьм сжигали? Если это розыгрыш, то весьма идиотский, и его выдумщику придется терпеть мои проклятия до той поры, пока хотя бы одно из них наконец-то не сбудется.
Хорошо, проще было подыграть, чем брыкаться. Чем меньше буду возмущаться, тем меньше увечий получу, хотя уже итак безумно ныли руки от надавливающих пальцев. Но как только чья-то рука ухватилась за шею, тут мое терпение лопнуло. Все, что я мог сделать в своем положении, хорошенько харкнуть в лицо одному из своих обидчиков, отчего мощный удар в челюсть отправил меня в сон...

Не чувствую ничего кроме пульсирующей боли. Во рту запрятался неприятный металлический привкус, и я сплевываю сгусток крови куда-то на пол и с трудом пытаюсь разлепить глаза. Судя по всему я находился в какой-то подсобке ибо такое сборище скопившегося хлама нужно еще поискать. Окидываю взглядом помещение и как только различаю в темноте чьи-то фигуры, пытаюсь встать, но тщетно... руки связаны за спиной, а сам я крепко присобачен к неудобному стулу. Страшно представить, в какую передрягу я на этот раз опал и за какие грехи теперь расплачиваюсь. С религиозными фанатиками меня нелегкая еще не сталкивала лицом к лицу.
- Кто вы, черт подери, такие? - спрашиваю уставшим голосом, как как рассаженная губа дает о себе знать неприятным жжением. Ответа нет, словно все чего-то ждут...

+1

5

Более-менее тихое место нашлось с трудом, и было заполнено всевозможными химическими веществами. И, как назло, как только она его нашла и закрыла за собой дверь, телефон разрядился, весело пиликнув на прощание заставкой.
- Да чтоб тебя через забор три раза переплюнуло… - прошипела сквозь зубы, запихивая бесполезный теперь аппарат обратно в сумочку, и уже собралась выйти обратно. Её ждал алкоголь, и либо вечер в одиночестве, что нисколько не напрягало, либо, если станет совсем тоскливо, она найдёт какого-нибудь оборотня в качестве грелки на сегодняшнюю ночь. Главное, чтобы этот умник в меховой накидке не забыл свинтить с рассветом. Не вампир, конечно, не сгорит на солнце, но утренний кофе испортит стопроцентно.
Собралась уже Эва выйти судьбе навстречу, но что-то её остановило. Подозрительный шум за дверью, и какая-то странная речь. Как можно тише подойдя к выходу из подсобки, девушка замерла, прислушавшись. Тихий напев, будто что-то церковное, или просто древнее.
Что за чёрт?
Звук шагов странный – будто идёт толпа ровным строем, шаг в шаг. Да ещё и напевает какую-то песню то ли на староанглийском, то ли на укуренном американском английском.
Либо в мой ром подмешали что-то не то, либо за дверью творится что-то дерьмовое.
И ещё один звук, казавшийся странным и похожий на скрип. Словно чем-то проводят по стене. Или же скрип подошв о пол – но не такой, какой бывает при ходьбе, а тот, который может быть, когда обувь скользит по полу. Или когда владельца обуви куда тащат.
Райончик, конечно, так себе, но не до такой же степени.
Бергер не хотела верить в то, что ей подумалось в первую очередь. Но ничего хорошего подумать просто невозможно, и потому…
Это Эва. Она рисковала выставить себя параноиком – вдруг это просто какое-то представление в честь праздника?.. Но пройти мимо просто не могла. В крайнем случае – посмеётся вместе с актёрами и примет участие в представлении. Главное, не в качестве жертвы.
Пришлось дожидаться, пока процессия проползёт мимо, куда-то ещё дальше. Неужели в этом подвале есть ещё один подвал? Или там уже подземелья?
Как бы то ни было, но когда всё стихло, Эва вышла из подсобки. Если бы она знала, как всё обернётся дальше – уж точно захватила бы верёвку, какие-нибудь химические вещества, ну или что-нибудь тяжёлое хотя бы. Но Эва, несмотря на весь свой послужной список приключений, даже не подозревала, чем может оказаться эта процессия. И потому не взяла ничего. О чём впоследствии очень пожалела.
Коридорчик был небольшой: направо – бар и вечеринка, налево – остальные подсобные помещения. Естественно Бергер, следуя своему кредо, пошла налево.
Коридор уходил всё дальше и дальше вглубь, и девушка уже всерьёз подумывала, что мысль о подземельях была не такой ж и бредовой.
О том, что она пришла туда, куда нужно, Бергер поняла по глухому бормотанию из-за двери. Единственная дверь, откуда доносились голоса – за двумя другими было тихо. На всякий случай, она решила проверить, что за этими дверьми. За одной – склад бутылок, явно содержащих что-то алкогольное, другая была закрыта. Эва бы хотела её открыть – замок простенький, шпильки есть – но опасалась быть застуканной во время совершения открытия. Она была уверена, что никто не будет рад, обнаружив её, копающуюся в замке.
Та дверь, из-за которой доносились голоса, не была захлопнута до конца. Как и прежде, движимая любопытством, девушка подошла ближе, осторожно приоткрывая – чтобы было не особо заметно её нос, сунутый в чужие дела.
Картина, открывшаяся ей, поражала воображение. Странные люди, одетые в странные балахоны, окружили парня, крепко привязанного к стулу. Бормотание продолжалось, но девушка не могла расслышать, что конкретно они говорят. Отойдя на пару шагов назад, она пыталась сообразить, что ей делать дальше.
Странное собрание не вызывало доверия. Конечно, оно могло оказаться каким-нибудь театральным представлением, но... тогда возникал вопрос – где же зрители? Почему это действо происходит не в зале клуба, на потеху посетителям, и почему в качестве жертвы выбран этот парень? Он, конечно, был довольно странно раскрашен, но тот двухметровый зомби, которого она видела возле стойки бара, был куда больше похож на выходца из ада, чем этот человек.
Что-то здесь не то, - вопило жопное чувство, зовущееся интуицией, и мозг в этот раз был с ней абсолютно согласен.
Задача номер один – влиться в их компанию, и выяснить, что происходит.
Но как это сделать, без наличия соответствующего антуража? Если бы у неё был такой же плащ, как у этих чудиков, она могла бы проникнуть на их тусовку, оставаясь инкогнито. В своём костюме она рисковала быть обвязанной верёвкой, и занять место в центре круга. Хотя… Может, они всех туда принимают?.. Если завалиться со словами «Как пройти в библиотеку» или «Упс! Я искала туалет, вы не видели?» - вполне можно сойти за дурочку. Вот только так вряд ли можно понять, что за хрень там происходит. В конце концов, эти укурыши могли проводить  собрание своей секты на полном серьёзе. И тогда она окажется в полной жопе.
В соседнем помещении, наполненном бутылками, Эва нашла только тёмную ткань, похожую на шторы… Завалиться к ним в шторе? Прикинуться провидицей? Они же там пьяные или укуренные, или и то и другое сразу, должно прокатить. Будет плохо, если не прокатит.
- Эй, ты что здесь…
Банальная фраза. И очень не вовремя – не стоило этому человеку заставать Эву врасплох. Потому что та схватила первую попавшую бутылку, и точным движением зашвырнула её в дверной проём.
- Блин.
Но он виноват сам. Эва не желала попасться каким-то странным человечкам в качестве дополнительной жертвы, а она не была уверена, что это всё в соседней комнате – постановка.
Удар пришёлся прямо в лоб – у неё в жизни не раз выпадала возможность потренировать меткость. Эва быстро осознала, что наделала, но расстраиваться времени не было. Голова парнишки была цела – бутылка была пустая, и он не поранился о стёкла. Пульс есть. Значит, совесть может быть спокойна. А если действо, происходящее в соседнем помещении, действительно всерьёз, то совесть вообще должна уснуть мёртвым сном.
Благо, весил человек немного – парнишка, щуплый, лет восемнадцать максимум. Странная мантия висела на нём балахоном, и точно также она будет висеть и на ней – подмены не заметят. А потому плащ, с трудом и нецензурными словами, был стащен с неожиданного визитёра, а сам парнишка был надёжно связан шторами – руки, ноги, рот (чтобы не вопил). Если всё это просто игра – развяжет, извиниться, угостит выпивкой. Если нет – получил по заслугам.
«Возвращение собрата» прошло отлично – никто, спасибо глубокому капюшону, подмены не заметил. У неё появилась возможность рассмотреть поближе добровольную (или всё же нет?) жертву.
Молодой человек, в чёрном, лицо раскрашено чёрной же краской. Нормальный наряд для Хэллоуина. Крепко обвязанный верёвкой, и ей же прикреплён к стулу. Это странно. Судя по опущенной голове – действительно без сознания. А ссадина на виске не добавляла оптимизма.
Как в дерьмовом ужастике. Что лучше – шайка демонов, или шайка укуренных сатанистов? Или кто они там.
Задумавшись, Бергер прислушалась в бормотанию людей.
Твою мать!
Кажется, она напоролась на нелепое воплощение Святой Инквизиции. Нелепое-то оно конечно нелепое… Но вот насколько кровопролитны их планы – это вопрос.
Внезапно они замолчали. Парень зашевелился, явно испытывая дискомфорт от своего положения.
Надо валить отсюда. Нет – надо спасать парня, и валить отсюда. Вот только как?..
Один из «балахонов» заговорил:
- Провидение подарило нам образ Дьявола этой ночью!
Голос громкий, почти торжественный, очень серьёзный. Кажется, он действительно верил в то, что говорил.
И вот здесь возникала проблема – они были просто укуренными придурками в балахонах, или самой настоящей сектой? В первом варианте достаточно будет сказать какой-то бред, чтобы выгнать их из комнаты. Если же они трезво мыслящие психи… Всё будет куда сложнее.
- Наша миссия – очистить этот мир от скверны!
Эва вздрогнула – звонкий голос рядом вывел её из ступора, заставляя лихорадочно соображать, что же делать дальше.
- Эта ночь станет началом нового, Светлого мира! – подхватил кто-то с другой стороны.
Её глаза были широко раскрыты. Каков был шанс на то, что они почитают ему мораль, скажут не красить лицо чёрной краской, и отпустят?
- Мы вернём зло обратно в ад! – завопил кто-то на другом конце комнаты, чуть подавшись вперёд, и Эва испугалась, что он собирается прямо сейчас порубить парня на кусочки.
- Мы, слуги Света! – громко сказала Бергер, на что-то решившись. Она старалась, чтобы её голос не дрожал. Осознание идиотизма, в который она вляпалась, накатывало волнами, но больше её волновала серьёзность ситуации. С преступниками она сталкивалась, с преследователями  тоже, но с чокнутыми фанатиками – ещё нет. – Наши мысли должны быть чисты, чтобы очистить мир от Зла! – судя по тому, что её ещё не закололи, и спокойно слушают бред, что она несёт – сектанты прониклись. – Мы не должны даже думать о гиене огненной! Об огне Дьявольском! О самом Дьяволе, рогатом чёрте, что восседает в Аду!
Психологический ход. Хоть на одном, особо внушаемом, но сработает. Главное картинку поярче придумать и озвучить. Чтобы детально было, чтобы сразу представили. А значит, можно будет отвлечь этих идиотов, и выгнать их из помещения - помыслы очищать. Как назло, больше ничего не лезло в голову, а образы нужны, и срочно.
Кому молятся эти фанатики? Кого бы попросить, чтобы они прониклись той чушью, что она несёт?
Пока звучит не так дерьмово, но что бы ещё придумать? Парень на стуле совсем очнулся.
Давай же, пойми, что Чип без Дейла пришёл на помощь, и сказани какою-нибудь особо дьявольскую хрень. Их нужно отвлечь.

+1

6

В детстве за просмотром любого из фильмов ужаса я с довольным видом восседал на диване и недовольно бросался попкорном в телевизор, призывая героев кинокартины поступать именно так, как велит им знаток, то бишь я. По ту сторону экрана было все очевидно: не ходи в темный подвал, лучше возьми с собой что-нибудь острое, везде включай свет и вообще лучше делай ноги из дома, если внутри него расхаживает кровожадный убийца. А сейчас, когда мне вдруг повезло самому прочувствовать себя в шкуре героев из киноленты, я вдруг понимаю, что не все так просто, как кажется. Запястья изнывают от боли, и я чувствую, как кровь перестает циркулировать в пальцах. Недоумки слишком сильно перетянули веревку, и от этого еще больше растет желание порезать фанатиков на конфетти и усыпать ими свою победную дорожку к свободе. Если бы.
Каким-то чудом все 28 зубов остались вместе со мной, хотя удар по челюсти я словил знатный. Ублюдок может сбой гордится, кулак он владеет сполна, любой боксер может позавидовать. Знать бы, кто из этой шайки так бессердечно обращался с моим лицом. Хотя, какая мне разница... скорее всего меня зажарят на вертеле, как аппетитную свинью. Или принесут кому-нибудь в жертву. Хотя был вариант, что мне выдерут сердце и проведут какой-нибудь ритуал. И что это за чушь, когда говорят, что вся жизнь перед глазами проносится? Я сейчас думаю лишь о том, как поджечь тачку услужливого знакомого, всучившего мне сраное приглашение в эту религиозную секту.
Очнулся я от своих размышлений только тогда, когда дрянная на юмор компания наконец-то соизволила мне ответить... но только совершенно не на мой вопрос. Все еще не веря своим ушам, удивленно приподнимаю брови. Нижняя губа самопроизвольно оттягивается вниз, наглядно показывая степень моего охуевания. Дьявола? ЧТО БЛЯДЬ?!
- ОБРАЗ КОГО?! - я сам не узнал своего голоса, настолько много там было недоумения и возмущения. Господи, да я могу с уверенностью сказать, что это самая нелепая ситуация в моей жизни. Лучше бы это были сатанисты, правда, от них хотя бы примерно знаешь чего ждать. Что же хотят эти ребята - известно только создателю, которому они, судя по всему, и преклонялись. Группа фетишистов продолжала меня презренно игнорировать и начали водить какие-то хороводы, дружно взявшись за руки. Мне хотелось сдохнуть прямо на месте, чтобы глаза мои не видели эту театральную постановку. Может, это все же розыгрыш? Я до последнего на это надеялся, но только ни одной камеры так и не было обнаружено. Я бы даже дал обещание, что не стал разбивать лицо его организатору, будь это шуткой, лишь бы только меня наконец-то благополучно отпустили домой.
А пока мне оставалось только разглядывать людишек в балахоне и изучать их обувь - единственное, что не было спрятано под черной тканью. Ботинки, кроссовки, грязные кеды. Похоже, меня окружало стадо школьников, решивших поиграть в Сайлент-Хилл. Что там еще? Опять стоптанные кроссовки и... шпильки. Как-то совершенно не сходится с общей концепцией сложившегося мероприятия. Краем уха я еще слушал, какой я плохой, и что меня надо бы посадить на кол, но уже все их выражения не имели для меня значения. Частично я уже смирился, что меня сегодня пустят на фарш, поэтому свои последние минуты жизни я сконцентрировал на единственной в компании девушке, которая как раз подала голос.
О, да. От ее речи даже у меня прошли мурашки по коже, что уже говорить о святой инквизиции, вздрагивающей от одного только слова "Дьявол". Хм, может поразвлечься напоследок? Будет, что по ту сторону вспомнить.
- Вам лучше умыться всем святой водой, потому что сейчас Вы все прокляты, и предначертано Вам долго жариться на раскаленной сковороде. Черти уже точат ножи, - я улыбнулся, демонстрируя всем окровавленные после удара зубы. Жаль, я сам не видел, насколько эффектно и выигрышно это смотрелось. Компания сразу оживилась и начала перешептываться, а уже через минуту их след и вовсе простыл. Неужели эта чушь действительно подействовала и все поспешили почистить свою карму? Все... кроме той самой особы, на которой я заострил внимание.
- А Вы, миледи, не боитесь адской кары? - говорю скорее обреченно, так как со связанными руками я явно не был в этой игре победителем.

Отредактировано Austin Davis (2015-08-06 16:40:10)

+1

7

Эва не была уверена, понял ли парень, что она здесь в роли спасателя, а не фанатика, но свою роль выполнил на отлично. Эти психи, кажется, прониклись и её пафосной речью, и его дьявольскими словами. Круг распался, и кучка лохов собралась для экстренного голосования.
Простой психологический приём - сказать, о чём думать нельзя, предварительно подробно расписав образы, о которых запрещено думать. Есть и те, с кем не срабатывает, но хоть на ком-то из всей компании уж точно должно сработать. Сейчас девушке повезло - сработало на всех.
Эва, как организатор разногласий в обществе идиотов и главный нарушитель жертвоприношений в отдельно взятой секте, конечно же, просветила их на предмет очищения кармы и мыслей. Предварительно добавив в их копилку ещё парочку ярких образов, которые им НЕ надо представлять. Сектанты прониклись, и смылись чистить помыслы. Сама Эва осталась с особо опасным субъектом, аргументируя это тем, что её помыслы чисты, как в День Рождения. Говорила Бергер чистую правду. Правда, не уточнила, в какой именно День Рождения… Вот в прошлый, к примеру, она вообще не помнит своих помыслов. Только помыслы ДО дня рождения. И ПОСЛЕ. Но они же не об этих помыслах спрашивали, а о других.
Фанатики смылись, единственные нормальные люди остались в одном помещении. Осталось только придумать, как этим нормальным людям смыться отсюда.
- Я не боюсь, - просто ответила Эва, скидывая капюшон, и оглядываясь по сторонам поисках чего-нибудь острого. Надо верёвки разрезать, а у неё в сумочке - только пилочка для ногтей.
- Но справедливо опасаюсь, что в соседней кладовке они обнаружат своего собрата в отключке.
О, и вот это будет совсем плохо. Кто знает, насколько развито у этих полудурков логическое мышление, и насколько быстро они смогут сложить два и два.
- Я, вообще-то, думала, что это просто представление на Хэллоуин.
Ничего, похожего на нож или ножницы. С опаской посмотрев на дверь, шатенка продолжила раскопки в ящиках полуразвалившегося шкафа.
- Когда связывала того придурка - я всё ещё на это надеялась, - Эва повернулась к парню, попытавшись как можно более ободряюще улыбнуться.
- Увы - надежды не осталось, - кажется, нашлись старые ржавые ножницы. Девушка с сомнением осмотрела свою находку, неуверенная в её работоспособности.
- Не спрашиваю, как угораздило - вряд ли такое можно предугадать… Но если тебе несложно - посмейся как-нибудь особо дьявольски?
Ничего колюще-режущего больше не нашлось, зато нашлась какая бутылка.
- Что-нибудь адское скажи погромче… А то я, по идее, сейчас проповеди тебе должна читать. Чтобы ты покаялся.
Эва с силой ударила бутылкой об стену, и тут же посмотрела вниз выбирая какой-нибудь осколок поудобнее.
- Покайся, отродье Дьявола! - громко сказала она, чтобы за дверью тоже было слышно.
- Наверное думают, что я тебя пытаю, - хмыкнула Бергер, присев позади стула, она попыталась как можно осторожнее перерезать верёвки - мантия и костюм не были предназначены для миссий спасения, но ничего. Она на шпильках и по карнизам ходила.
Верёвки поддавались неохотно. Несостоявшуюся жертву, вроде бы, не порезала, зато сама порезаться умудрилась. Вот только не это сейчас первостепенно. Достав из клатча, что висит на ремешке под хламидой, бумажную салфетку, девушка продолжила своё дело. Позже она как следует продезинфицирует и рану, и организм чем-нибудь сильно алкогольным, но сейчас надо выбираться. Времени не так много. Ещё минут десять они будут очищать помыслы. А потом захотят продолжить.
- У меня пока только один план. Позвать сюда старшего, оглушить, нарядить тебя в его хламиду и сбежать.
Эва просто не видела смысла обращаться на «вы» в этой ситуации.
Девушка резко оглянулась назад. Кажется, за коробкой наверху что-то мелькнуло.
- Держи, - она осторожно передала парню осколок, надеясь, что он способен удержать его в руках. Сама же подошла к коробкам, выстроенным высокой пирамидой, и постаралась как можно аккуратнее снять верхнюю. Пирамида рухнула, к счастью, не на неё, а рядом с ней.
- Посмейся жутко ещё раз, хорошо?..
Видимо, она уже прослыла среди них самым жестоким инквизитором. Страшно представить, какие картинки крутятся в их сдвинутых мозгах.
- Как вариант - можно попробовать через окно.
Небольшое оконце на самом верху вполне позволило бы им пролезть. Из подвального помещение окно… Значит, у самой земли. Им даже прыгать не придётся. Только ползти.
- Кстати…
Не самая лучшая ситуация для знакомства, но какая уж есть.
- Меня зовут Эва.
Шатенка обернулась к человеку, который, согласно местным инквизиторским сводкам, был Дьяволом, посмотрев, как он справляется. Вполне возможно, что его руки сильно затекли, и с остальными верёвками он разобраться не может. Тогда надо помочь, и всё же валить отсюда подальше.
- Тебе какая идея больше нравится?
Недостатки были и в том, и в другом плане. Самый главный изъян обоих - как слинять от клуба, когда они выберутся из него, если такси вызвать они не могут?..

+1

8

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Изгнание бесов