Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Сводить людей с ума - единственно нескучная наука...


Сводить людей с ума - единственно нескучная наука...

Сообщений 21 страница 37 из 37

21

Бальтазар еле слышно вздохнул. Отрываться от коллектива с одной стороны не хотелось, а с другой стороны быть уподобившимся толпе тоже не улыбалось. Да и если так поглядеть, они с Амелией уже давным-давно были сами по себе и на них даже экскурсоводы тоже не обращали такого уж пристального внимания. Может быть потому, что они не истерили и не впадали в состояние паники, как все остальные, а тихо-мирно строили себе планы по осваиванию замка на пару? Кто знает. Бальтазар любил экскурсии, но сегодняшнее приключение уже напоминало какой-то фантастический фильм, на съемках которого они находились, и эти самые съемки нравились все меньше и меньше. К тому же у экскурсии был какой-никакой, а проработанный план, который сейчас пошел ко всем чертям. Или же только так повезло группе, в которой находились Бальтазар и Амелия? Кому расскажи, что довелось столкнуться с потревоженными призраками, люди просто покрутят пальцем у виска и не поверят не единому слову. Поэтому наверное стоит свои яркие и красочные впечатления оставить при себе.
- Меня сожгут? - притворно удивился Бальтазар, захлопав ресницами, делая вид, что он страшно возмущается. - Помнится мне, что раньше во времена Святой Инквизиции устраивали охоту на ведьм, а ведьмы, как водится, женского пола. Поэтому меня вряд ли сожгут, а вот тебя, - он ухмыльнулся, - запросто могут. И даже несмотря на то, что ты не рыжая. Как в том анекдоте: сжечь ведьму! Но ведь она же такая красивая! Хорошо, но потом сжечь! - тема у них пошла самая что ни на есть жуткая, потому что как в воображении сразу же заиграла картина с костром, желтые всполохи которого охватывают тело человека, прикованного к столбу, чувствуется запах паленой плоти, крики жертвы и вот уже через некоторое время прах и пепел от сожженной жертвы развеивает ветер. Итальянца несколько передернуло, и он попытался все это перевести в шутку. - надеюсь, местные жители не развлекаются по ночам тем, что сжигают людей на ритуальных кострах, принося жертвы дьяволу. Слушай, - внезапно вспомнился сегодняшний праздник, самый страшный и жуткий праздник в году, - так сегодня же Хэллоуин. Вот почему призраки повылазили развлекаться и прикалываться над бедными людьми. Может и нам стоит надеть белые балахоны, чтобы ничем от них не отличаться, и тогда они оставят нас в покое, а? - весьма идиотское предложение, но вот идея о том, что люди как раз-таки и переодеваются в разнообразную нечисть для того, чтобы чудовища приняли их за своих и не устраивали на них охоту. Народ смело разгуливает в своих жутких костюмах по городу, но совершенно забывает о том, что смелость - это вовсе не отсутствие страха, а лишь попытка забыть истинное предназначение праздника, который существовал еще в стародавние времена.
- Сегодня принято выпрашивать конфеты, переодеваться в разных чертей, вырезать у тыкв страшные рожи вставлять внутрь свечку, чтобы создать своеобразный светильник Джека. Мне всегда нравился этот праздник и мне повезло родиться как раз в его канун, - как можно было забыть о Хэллоуине, но сейчас произошло слишком много событий, и поэтому сей праздник благополучно забылся. Бальтазар же с Амелией медленно шли по коридору, держа перед собой свечки и прикрывая маленькое пламя ладонями, чтобы оно не погасло ни в коем случае, ведь свеча могла потухнуть от легкого дуновения ветерка. - А что касается поездки, то почему бы и нет? Я с удовольствием позову тебя с собой, ведь в компании всегда интереснее, и, наверное, здорово напялить мантию, найти для себя приемлемую волшебную палочку и шепотом произносить Непростительные заклятия наподобие "Авада Кедавра", - улыбнулся итальянец, заходя вслед за Амелией в комнату и сразу же уставившись на огромную кровать в центре комнаты.
Ух ты, настоящий сексо... Кхм. Что-то меня немного не туда понесло.
Итальянец огляделся. На стене висел щит с изображением царя зверей. Выражение морды у льва было не злобным, но вот взгляд был строгим, и явно свидетельствовал о том, что гербом семьи, которая проживала в этом замке, был именно огромный зверь из семейства кошачьих с роскошной гривой. Бальтазар залюбовался антуражем, а Амелия умудрилась сунуть нос в шкаф, выудив оттуда часть изумрудно-зеленого платья и сообщив о том, что кто-то явно был помешан на зеленом цвете.
- Ну у каждого свои причуды, к тому же этот цвет не такой уж и противный, хотя в некоторых оттенках бывает просто отвратительный. Хотя, судя по интерьеру, у хозяйки данной комнаты вкус, мягко скажем, не очень, - и после этих его слов тяжелая большая дверь в комнату захлопнулась с диким грохотом. Банкир сглотнул и, словно робот, повернулся к Амелии. - От ветра, говоришь? Это какой же порыв ветра должен быть, чтобы сдвинуть эту махину с места? Кажется, нас заперли в ловушку, чтобы мы много не рассуждали вслух. Черт, - и от хлопка одна из свечей, зажженных девушкой, упала на пол, и от пламени загорелся ковер. Та принялась его тушить прежде чем Бальтазар сдвинулся с места, и вроде бы все получилось. - Мне это все очень не нравится, и давай-ка будем аккуратнее с огнем. Спички, то есть свечи детям не игрушка. Еще не хватало здесь устроить пожар, и тогда докажи, что не мы сожгли антуражную мебель, - парень сделал несколько шагов и внаглую уселся на ту самую огромную кровать, скрипнувшую под его весом. нужно было срочно приудмать, как выбраться.

+2

22

- Точно! Сегодня же Самайн, - Амелия совсем забыла, что сегодня праздник. Как-то не совсем удачно она уехала отдыхать. Обычно этот праздник она проводила в Бостоне, с родителями. Создавала вид примерной и любящей дочери, которая не забывает о семье, - так ирландцы называют День Всех Святых, - уточнила О’Двайер. Вряд ли Бальтазар знает такое название этого праздника. Он ведь не ирландец и вряд ли когда-то жил среди таковых. Только Амелии повезло дважды. Первая семья была ирландцы, что искали счастливой жизни в Америке, и вторая подобралась точно такая же. Тоже ирландцы, помешанные на традициях и народных праздниках. Единственно, что Амелию всегда интересовало, так это почему они у себя в Ирландии не сидели, раз так преданно её любят? Но спросить она как-то постеснялась, решила оставить родителям их нежные чувства к Родине. Сама она таковыми не страдала и слава богу!
- Я думаю, что сотрудники нас по голове не погладят, если мы с тобой стянем откуда-нибудь две белые простыни и сделаем посредине дырки для голов, - заулыбалась. Это всё Бальтазар виноват! У неё из-за него уже щеки болят. Амелия никогда не была барышней улыбчивой, она больше серьезная. С выражением великой задумчивости и отпечатком интеллекта, которым теперь пользуется гораздо чаще, нежели в школе. В школе нужды не было, потому что школа, в которой училась Амелия, явно не была образцом для всех окрестных школ. Херовая, честно говоря, школа была, но другая в Городе вряд ли бы стала пользоваться спросом.
- Да, ты хитренький. Не только традиционные конфеты получал, но и подарки, - здорово устроился. Это почти так же здорово, как на Рождество родиться. Или на любой другой праздник, где конфеты прилагаются. Амелии же вот не повезло. Она родилась в начале ноября, там были исключительно холода и никаких тебе халявных конфет, - а я честно выпрашивала сладости. Родители мне всегда придумывали оригинальные костюмы. В какой-то год папа догадался меня нарядить в пугало-убийцу. Он где-то прочитал про него легенду и заставил маму сшить мне костюм. Так что в тот год я получила больше всех конфет. Больно страшно всем было. Представляешь девочку шести лет в костюме пугала-убийцы? У меня был крюк, игрушечный пистолет и пластиковый нож. И отсутствовали два передних зуба. Выпали накануне. А ещё я в школе с мальчишками подралась и у меня подбородок был заклеен пластырем.То ещё зрелище было. Жаль, что фотографии не сохранились, - у неё вообще не сохранились фотографии с детства. И взять их неоткуда. Дом, в котором они жили, давно снесли и на его месте построили многоэтажку. Почему родители, залезая в сомнительное предприятие, не подумали о маленькой дочери? Лишили ребёнка детства и счастливых воспоминаний. Да, у Амелии затаилась на них обида. Большая такая. Толстая и жирная. И поэтому она безумно рада, что взамен тех чутка неправильных, ей достались настоящие родители, которые до сих пор носятся с ней, как с хрустальной вазой.
- Я бы хотела посмотреть на распределяющую шляпу. Знаю, что шляпы не разговаривают и тем более не заглядывают в мозги людям. Но! Интересно же узнать, куда бы распределили именно тебя, - что-то Амелии подсказывало, что она бы оказалась в Слизерине. С её-то любовью не замечать любые преграды. Даже живые. Ну, да и методом исключения попадает она тоже туда…. На Слизерене свет клином сошелся. Так сложилось, - в общем, нам явно будет, чем заняться, - что они вообще оба забыли здесь? Им бы, правда, на экскурсию по Гарри Поттеру. Раз они оба такие….Поттером пришибленные.
- У хозяйки не только со вкусом явные проблемы, но и с головой, - Амелия оглядывала комнату. Здесь все было какое-то… мягко говоря, странное. Ночевать здесь ирландка бы не согласилась. Нафиг надо. Тем более она точно никогда не страдала любовью к зелёному во всех его оттенках.
- Ну, так нам точно рты не заткнут, - а призраки могли быть и не такими обидчивыми. Все равно ни Амелию, ни Бальтазара они больше никогда не увидят. Они здесь в первый и последний раз, - кто-то тут такой обидчивый, - Амелия хмыкнула и села рядом с Бальтазаром, - я без понятия, что мы будем делать. Можно попробовать покрутить ручку на двери, но вряд ли у нас выйдет что-то толковое. Скорее всего, открыть дверь теперь можно только снаружи. Хотя должен быть какой-то ещё выход. Что-то должно быть. Эм…. – Амелия задумалась. Что-то должно быть, - смотри, это же старый замок, да? А раньше люди любили делать всякие тайные ходы и потайные двери, вроде той, что мы с тобой случайно нашли в другом крыле. Это спальня. Спальня барышни. Здесь по-любому должен быть такой! Тайный ход, да. Надо же было незаметно к любовнику сбегать, - бывало, что ирландку посещали такие странные идеи. Но это вполне имела право на существование, - правда, искать подобное мы задолбаемся, но попробовать же можно? Не исключено, что ничего тайного именно в этой спальне нет, но больше заняться нам все равно нечем, так хоть комнату исследуем от и до. Будет чем похвастаться после экскурсии. Спорим, что у нас с тобой самый насыщенный вечер получился? Два любителя находить приключения. Так как? Что ты думаешь? Ничего не найдем, так хоть попытаемся. На подумать о другом выходе у нас целая ночь. Быстро нас вряд ли найдут.

+1

23

- Да, я знаю, как Хэллоуин называют по-другому, - кивнул Бальтазар. - В детстве я был достаточно любопытным, и раз уж мне посчастливилось родиться в канун подобного праздника, то я попросту обязан был узнать, откуда он пошел, почему так называется, да и вообще, что он обозначает, - парень слегка пожал плечами, потом снова вернулся на исходную, а именно на кровать, и вновь уселся. Потом повернул голову и уставился на изображение льва. Паранойей он, к счастью, не страдал, но складывалось ощущение, что это изображение за ними как-то наблюдает. И от этого становилось немного не по себе. Итальянец слегка передернул плечами, в комнате было совсем не жарко, даже желтоватое пламя свечей не согревало. Он слегка потер ладони друг о друга, и тут ему вспомнилось, что в помещении всегда понижается резко температура, когда присутствует нечто потустороннее. Как же надоели все эти призраки, которые устроили на туристов эту странную и непонятную охоту. Но пенять в данной ситуации нужно на самого себя, ведь его никто не заставлял поехать на эту долбанную экскурсию.
- Это же ведь кельтский праздник, которым ознаменовано окончание уборки урожая. Самайн отмечался как праздник начала нового года, а также как день почитания мёртвых. И вот после всего это у меня складывается ощущение, что не зря мы попали сюда как раз в канун Дня всех святых. Ведь ничего на свете не происходит просто так. Оу, извини, я и сам сейчас заговорил как-то, как помешанный, - ухмыльнулся итальянец, стараясь уже не обращать внимание на изображение на щите. Он встал, подошел к Амелии , после чего снова попробовал толкнуть плечом тяжеленную дверь. Нет, конечно же та не поддавалась. - Конечно можно попробовать поискать дополнительный ход, вот только как бы мне там не застрять, если даже мы его и найдем. ну или по крайней мере пролезешь ты, найдешь помощь, чтобы открыли эту чертову дверь. Хреново, конечно, без подручных средств, и даже скважины нет. Так-то можно было бы соорудить нечто наподобие отмычки.
Я надеюсь, что когда мы отсюда выберемся, то не поседеем от переживаний. Хотя вроде бы ни я, ни Амелия такого уж адового стресса не испытываем. Оно и к лучшему. Вот до чего доводит любопытство, которое, как известно, сгубило кошку. Ладно, и не в таких передрягах бывали.
- Амелия, я идиот! - внезапно Бальтазар хлопнул себя по лбу, поскольку вспомнил о таком наинадежнейшем средстве спасения, как мобильный телефон. В крайнем случае, если они не найдут запасной выход, не смогут открыть дверь или вылезти через окно, то можно будет связаться с друзьями и посетовать на то, что они заперты в одной из комнаты замка. Хорошая мысля приходит опосля. - У нас же мобильники есть. Правда перед тем, как заходить в замок, экскурсовод попросила нас отключить звук, но это не является такой уж проблемой.
А если связи тут не будет?
Мелькнула мысль и тут же исчезла. Нет, все-таки свою догадку стоит проверить, а то мало ли... Итальянец похлопал себя по карманам, девайс обнаружился в джинсах. Достав телефон и включив экран, ди Стефано разблокировал его, набрав код и... Конечно же значок сотовой сети был перечеркнут. Связи не было ровным счетом никакой. Проклятье какое-то! Итальянец с каким-то поистине жалобным выражением лица посмотрел на девушку и прищелкнул языком, мол, попали.
- Это... ну в общем, у меня сети нет. Ты мне скажи, призраки и мобильники умеют отключать, чтобы нам тут совсем скучать не пришлось? Посмотри на свой телефон, может быть тебе повезет больше, - итальянец прошествовал к окну, нащупал затворку и распахнул окно, впуская в комнату свежий ночной воздух. Он высунулся и посмотрел вниз. Да, лететь далеко и очень неудобно потом будет собственные кости собирать. Нет, в крайнем случае конечно можно набрать тряпок, связать себе канат из них, закрепить на кровати и вылезти наружу, как в остросюжетных фильмах, но кто же знает, получится ли вообще эта затея? А может столько тряпок и не найдется. Или может вообще забить на все и заночевать тут? А что поделать? В любом случае экскурсоводы несут ответственность за туристов и явно обнаружат, что двух человек не досчитались и пойдут их искать. Что с ними может случиться за ночь? Если они не смогут выбраться наружу, то и не найдут себе больше приключений, а это значит, что события дня сегодняшнего наконец-то подойдут к своему логическому завершению. Но вот почему-то Бальтазару казалось, что не все так просто, как кажется.
- Ночь только начинается и что-то мне подсказывает, что она будет долгой. Мне вот интересно, все, что случилось с нами сегодня отобьет ли дух авантюризма или же он на всю жизнь при нас? - ухмыльнулся ди Стефано и уселся на подоконник, предварительно смахнув с него слегка пыль. - В крайнем случае можно на пару поорать с окна, высунувшись. так нас точно услышат. А вообще давай поищем потайной ход. По крайней мере это лучше, чем просто сидеть и ждать утра. Представляешь, как нас будут ругать после всего? - он белозубо оскалился. - Мне кажется, что нам вообще визу больше в эту страну не дадут. Маньяки-вандалы, решили устроить себе развлечение и отбились от стаи. И вообще, чтобы еще более проникнуться, можно прям сразу после всего рвануть в страну, где есть музей по Гарри Поттеру. Чтобы уж закрепить ощущения.

+2

24

- Повезло тебе. С любопытством, - Амелия улыбнулась. Ей ведь его напрочь отбили любимые родители. Правда, сейчас оно начало снова вылупляться. И преимущественно там, где не надо. Например, вот здесь, на экскурсии. Спрашивается, зачем они оторвались от всей группы? Больше всех надо было? Видимо, да. На самом деле, Амелия не смогла игнорировать «хочу», а Бальтазар – вот, оказалось, очень любопытный. Они, блин, нашли друг друга! Среди пары десятков других туристов...Мо-лод-цы, - а я это название всегда и знала. У меня родители ирландцы, и они чутка повернутые на традициях. Ирландских. Но это даже забавно, - ирландка смотрела попеременно то на Бальтазара, что уже заюзал кровать, то на изображение льва. Лев ей не нравился. Совсем. А смотреть все время на Бальтазара было неудобно. Поэтому О’Двайер просто уставилась на покрывало, которым была закрыта кровать. Делала вид, что ей очень интересно разглядывать каких-то то пернатых, кажется, голубей, вышитых золотыми нитками на зелёной ткани.
- Да мы тут, похоже, все помешанные, - Амелия рассмеялась. Потому что она была в первую очередь помешанной. Сначала в призраков она твердо не верила. А потом началась вся эта чепуха, они зачем-то вспомнили про Самайн. Все, что касается ирландских праздников, доверия и оптимизма ей не внушает. Особенно если этот праздник натурально день Всех Святых. Вон как вся нечесть из-за углов повылазила. Фу, какой кашмар! И как тут не сойти с ума?
- Мы оба идиоты! – как можно было забыть про средство связи с окружающим миром? Ну, ладно, Амелия уже придумала себе оправдание. Она очень редко пользовалась телефоном, потому что сия машина всегда асоциировалась у неё с работой, которая умудрялась вытаскивать её из постели практически каждую ночь. Не лучшая ассоциация, вот, правда.
- Вряд ли призраки умеют отключать телефоны, да хотя, кто их знает, - блондинка вытащила из кармана телефон, который на прикосновение приветливо загорелся разноцветным экраном и запросил код. Но разблокировать его не пришлось, внизу красивыми буквами было выведено, мол, и не надейтесь, - только экстренные вызовы, - Амелия неопределенно пожала плечами, показывая одной рукой экран телефона. Она проследила за тем, как Бальтазар открыл окно, впуская ночной воздух. По коже тут же побежали мурашки. Быстро-быстро, захватывая все новую территорию.
- Дух авантюризма – он либо есть, либо его нет. Нам «повезло», мы стали его счастливыми обладателями. И его теперь из нас ничем не выбить. Хотя кирпич по голове – отличный способ. Он что хочешь из головы выбьет. Любую дурь. Не исключено, что вместе с жизнью, но это же фигня, да? – Бальтазар уселся на окно, а Амелия на стул, который не внушал доверия, но был все же лучше, чем эта огромная и жуткая, во всех отношениях, кровать, - только в окно не вывались, все-таки кирпич - более гуманный способ, чем полет с …какой это этаж? – они говорили слишком быстро, иногда их слова нахлестывались друг на друга, но что странно – они понимали, что хотели сказать. К утру так и вовсе приобретут телепатическую связь, от которой придется спасаться шапкой из фольги, - Нас выпорют на глазах у всех остальных, а потом всю дорогу до отеля будут говорить, какие мы … хулиганы, что ли. И да, визу отберут, дав пинка прямо до Штатов. Долетим даже без самолета, - весёлого в этом было мало. Амелия надеялась, что до такого абсурда дело не дойдет, а они смогут присоединиться к экскурсии  вовремя, - Такой музей есть в Лондоне. Вроде. Тут до Лондона – рукой подать. А у меня ещё целых четыре дня до окончания якобы отпуска, - с болтологией пора была заканчивать. Пора было искать тайный ход, который пока существует только в воображении Амелии, - серьезно, где искать будем-то? В шкаф может заглянуть? Главное, случайно в Нарнию не попасть, - усмехнулась. Нарния, Гарри Поттер, чтобы ещё примешать к сказкам? – А ещё смотри, - Амелия показала на книжный шкаф, что стоял как-то одиноко и практически прятался в темноте. Кровать с балдахином бросала на него тень и делала его сливающимся с обоями, - Помнишь, раньше в сказках всегда были такие потайные двери, которые вроде книжный шкаф, а вроде и нет? Там всегда надо было найти «нужную» книгу, за которой и был рычаг, открывающий потайные двери. Вот шкаф у нас уже есть, - Амелия решила проверить свою догадку. Ну, потому что эта догадка – единственная, что пришла ей в голову, - а какие идеи есть у тебя? Вдруг моя, как обычно, не сработает. Да и книжку «нужную», я думаю, мы заколебаемся искать, - но как бы там ни было, ирландка вооружилась оптимизмом и свечкой и пошагала к шкафу. Осветила его весь, как есть. Наверху была выбита надпись "intellect is a good part of a good faith". Дурацкая надпись, но всем почему-то нравилась, раз её лепили практически везде. Амелия бороздила носом, разглядывая книжки, - помогай мне, может быть, вместе у нас дело пойдет быстрей, - пришлось вынимать практически каждую книжку, - начнем вот с этой полки? Ведь «кнопка» должна быть где-то на уровне роста, ну, чтобы дотянуться можно было без стула. Главное, нам с тобой не зависнуть над каким-нибудь фолиантом. А то точно до утра не выйдем.

Отредактировано Amelia O'Dwyer (2015-09-10 17:42:31)

+1

25

Бальтазар сидел на подоконнике и так ему здесь понравилось, что пока они болтают, слезать он не собирался. Устроился поудобнее и разве что по-турецки не уселся, но вовремя и благоразумно опомнился. А вдруг здесь подоконники хлипкие и не выдержат его веса могучего? Мало ли, сколько таким подоконникам лет. А лететь недолго, но падать больно. А вдруг внизу растут кактусы? А побыть в роли гиены, которая попала в колючки в погоне за маленьким львенком из одноименного диснеевского мультика, ему не очень хотелось. И вообще сейчас он думал о полнейшем бреде, но по крайней мере хотя бы немного отвлекался от того, что шансы у них выбраться отсюда малы. не сказать, что ничтожны, но тем не менее. На ночном небе было ни облачка, лишь иногда словно из ниоткуда зажигались золотые маленькие звездочки, обрамлявшие огромную круглую луну.
Луна выглянула из-за тучечки... Но кто-то плюнул на нее, и она погасла. Господи, что я несу...
- Я родом из Италии, моих родителей нельзя назвать помешанными, но вот то, что у них есть фишка под названием "жени старшего сыночку как можно скорее" у них есть. Это для меня вообще тоска-печали и отдельный разговор, - Бальтазар вздохнул, подумал над тем, что дражайшая матушка скажет о том, что ему уже стукнуло тридцать, а это же целый четвертый десяток, а он, такой-растакой, до сих пор не женат. Не хотелось грузить Амелию своими проблемами, однако что поделать, если таковые проблемы имелись, и их надо было решать как можно скорее. Но, конечно же не кардинально. - И угораздило же нас попасть в замок с привидениями как раз в канун Самайна, - внезапно переменил он тему, потому что о браке, к тому же по принуждению, говорить ему не особо хотелось. Да и Амелии это совершенно не интересно. - Думаешь, не умеют телефоны отключать? Тогда почему у меня сети нет? Или мы специально попали в такую комнату, где какие-то потусторонние силы и заблокировали нам мобильную связь? Уж во что, во что, а в это я точно не поверю. По-моему, мы оба уже начинаем медленно, но верно сходить с ума, - он снова сделал глубокий вдох, посмотрел вниз и нехотя слез с подоконника. Время идет, а они так и не придумали, как именно отсюда выбраться.
Со стороны Амелии послышалась идея найти какую-нибудь книгу, которая будет ключом к тайной двери. Сдвинешь книжечку со своего места, и за камином что-нибудь грохнет, скрипнет, и дверь откроется. Бальтазар горько ухмыльнулся, но все равно раз идеи есть, надо их проверять, какими бы абсурдными на первый взгляд они не казались.
- Хоть бы в книжечке какой-нибудь цветочек засушенный найти в виде розы, ведь раньше так частенько делали. Роза же, к примеру, служила воспоминанием о том, кем именно сей цветок был подарен. Что-то у меня какая-то сопливая романтика на уме, не к добру, - бормотал итальянец, подойдя к Амелии вплотную и начиная перебирать книги. Нет, а если и вправду что-то да найдется? Конечно Бальтазар не зарекался и даже уже боялся высказывать это вслух. А вдруг сглазит? Хотя зная его удачливость, это вполне себе возможно.
Надо же, а я и не думал, что мне настолько повезет встретить здесь единомышленника. Она также как и я любит всякие авантюры. Из которых, порой, не знает, как выбраться, но ведь позитив так и прет. Она не сидит, опустив руки, и не жалуется на то, как все хреново, а наоборот генерирует идеи. Это очень классно. Как жаль, что в моем окружении нет таких людей в том количестве, в котором это необходимо. Но я искренне надеюсь на то, что мы не потеряем друг друга после того, как расстанемся в этой поездке. Постойте-ка, она тоже говорила о Штатах?
- Скажи мне, а из какого же ты города? Раз Штаты упомянула. Я из Сакраменто, штат Калифорния, - итальянец повернул голову к девушке, улыбаясь уже чуть более шире. Глядя на нее, ему хотелось улыбаться. И нет, он не флиртовал и не пытался подкатить. Однако же в такой ситуации сделать это конечно можно было, но почему-то ди Стефано думалось, что Амелия скорее огреет его по голове если не тем самым кирпичом, о котором говорила, то каким-нибудь тяжеленным фолиантом точно. Такая девушка себя в обиду не даст, а Бальтазару не хотелось разрушать хорошее впечатление, которое он произвел на Амелию одним своим неосторожным действием или словом. Но то, что они так сплотились на почве любви к приключениям, было очень круто. Найти друг друга среди десятков других туристов - вот, что значит судьба!
- Давай я в шкафу посмотрю, хотя мне кажется, там паутины полно и многоногих тамошних жителей, которые эту самую паутину и плетут, - итальянец слегка наморщил нос, но все-таки оставил девушку наедине с книгами. Подошел к тому шкафу, из щели между дверцами которого выглядывал кусок зеленого платья, отворил дверцы и осмотрел все внутри. Особой паутины не наблюдалось, но ему не хотелось, чтобы эта ползучая мерзость упала ему на голову или не дай Бог за шиворот. Пауков парень не боялся, но вот то, что терпеть насекомых не мог, это точно. И в тот момент, когда он решился сунуться в шкаф, где-то рядом с камином послышался глухой звук. - Ты чего, нужную книгу нашла? Ох, е-мае, сколько же тут пыли-то, - он громко чихнул, и тут из складок платья вывалился какой-то ключ. - Амелия, глянь, там, часов, тайная комната не открылась? А то я ключ нашел...

+2

26

- По-моему, эта проблема не только у твоих родителей, - Амелия улыбнулась. Как же ей это было знакомо! Только она была не старшим сыном, а просто единственной дочерью, которой повезло не выскочить замуж по глупости. Хотя неизвестно, что хуже. Быть дочерью, которая лишает родителей внуков, или сыном, что отчаянно против невесты, на выбор родителей, - мои тоже мечтают меня выдать замуж за какого-нибудь хорошего парня из хорошей семьи. А я сопротивляюсь, - уперлась в своего Джека и тараном не сдвинешь. Правда, родители не знают, что они снова общаются. Они искренне верят в то, что О’Рейли – всего лишь детская слепая любовь, получившая свое логическое завершение ещё в далеких девяностых. Знали бы они, что та детская любовь никогда не была слепой, и что она выросла вместе с Амелией. Выросла и стала совершенно обычной, сводящей с ума, любовью, переплетенной с ненавистью. Знали бы…. И Амелия никогда не покинула бы пределы Бостона, навсегда оставшись в городе детства. Понятно, да, почему она им ничего не говорит?
- Да нет, по-моему, здесь просто нет связи. Без всякой потусторонней силы. Хотя…. Я где-то читала, что как раз из-за большой паранормальной активности барахлят электрические приборы, а в частности, не ловят телефоны, - задумалась. А что если и правда? Да ладно, все равно им никто не поверит, даже если они буду до хрипоты доказывать, что а) призрак закрыл их в комнате, б) из-за призрака у них пропала связь на телефонах. Скорее всего их действительно сочтут сумасшедшими отправят лечиться, - может. Но не одновременно же! Знаю, да, что известны массовые схождения с ума, но мы же взрослые люди. И у нас есть логика. Вот у тебя, есть логика? – ирландка отвлекалась от всего того, что происходило с ними. Потому что у неё и так с психикой не все в порядке, зачем ещё больше её травмировать? Тем более Амелия совсем не скучает по психиатрическим лечебницам и толпам психиатров, что заставляли её рисовать бессмысленные картинки и рассказывать о себе раз за разом, затрагивая все то, что причиняло боль. Нет, спасибо. Она как-нибудь перетопчется.
- Или фотографию, круто же было бы, - Амелия поддержала разговор, хотя никогда не была особой романтичного склада, - романтика, романтика. Утащили бы потом эту романтику под шумок. Был бы у нас сувенир, - девушка подмигнула Бальтазару. Ну а что? Он же не знает, что она коп. Все шито-крыто. А методами воровства она владеет, хотя ни разу не применяла на практике. В Городе её никогда не допускали до «дел», торжественно отправляя домой. Утаскивание же пары книг у соседки по комнате – воровством не считается. Так что даже если они что-то найдут и тихонечко унесут в карманах – это будет первый опыт Амелии. Надо же когда-нибудь начинать! Почему бы не на тридцать пером году жизни и не в старинном замке в Шотландии?
- Ой, - Амелия широко улыбнулась, поставила на полку книжку, которую до этого держала в руках, - это будет слишком большое совпадение, если я скажу, что я тоже из Сакраменто? В данный момент там живу, хотя большую часть свою жизнь прожила в Бостоне, - взяла в руки ещё одну книжку, чтобы занять чем-нибудь себя и тупо не улыбаться. Когда она стала такой улыбчивой? Не понятно, - стоило так далеко ехать, да? Можно было и в городе познакомиться. Но жизнь очень любит шутить и подкидывать сюрпризы, - Бальтазар ушел к шкафу, а Амелия продолжила копаться. Её малость напрягала надпись на шкафу "intellect is a good part of a good faith". А напрягала именно тем, что переливалась в свете свечей и постоянно заставляла Амелию обращать на неё внимание. Из-за этого девушка терялась в том, что делала до этого, и долго пыталась найти книгу, которую хотела взять. Рассматривала уже вторую полку – а все ещё ничего. Но потом она достала зелёную, совершенно неприметную книжку, в которой лежал гербарий, который, бог знает почему, ещё не развалился. Амелия отложила книжку и сунула свой любопытный нос в образовавшееся отверстие. Там явно что-то было. Она неосторожно просунула туда руку. Раздался глухой звук, - ээээ, ну я однозначно что-то нашла. Только без понятия – что. Иди сюда вместе со своим ключом, - Амелия попыталась толкнуть шкаф, но он не поддавался, похоже, был закрыт, - ты меня выше, давай я буду тебе светить, а ты ковыряться? – так  и сделали. Амелии пришлось привстать на носочки. Кажется, хозяйка комнаты была её явно выше. Кошмар. Спустя несколько минут ковыряния, которые уже растянулись до вечности, послышался щелчок, - вот теперь мы точно открыли тайную дверь, - они одновременно толкнули шкаф. Он поддался и начал поворачиваться. За ним оказался длинный коридор, - здорово! – Амелия восхищенно смотрела то на Бальтазара, то на проход, - кто ещё может похвастаться такими приключениями? Ладно, нам надо потушить свечи, привести тут все в порядок, взять немного освещения с собой и пойти, - сделали все быстро, поскольку не особо-то и пакостили. А потом вошли в коридор. На них пахнуло сыростью и плесенью. От жути захватывало дух, - жутковато тут. Как будто мы в фильме ужасов, ей богу. Но выбора нас лишили. Может, оно и к лучшему.

+1

27

Казалось, что они здесь находятся уже целую вечность. Хотя Бальтазар ни о чем не жалел. Все-таки какое-никакое, а приключение, поклонником которых он был практически с самого детства. К тому же, чем больше он разговаривал с Амелией, тем больше нового между ними образовывалось. Это плохо или хорошо? Ди Стефано склонялся ко второму варианту. И еще, его несколько удивляло то, что он до сих пор не знает, кто Амелия есть, чем она занимается, учится или работает. Скорее всего работает, но тем не менее, почему-то у итальянца не возникло желания расспросить девушку чуть более подробно. Он разучился флиртовать? Вряд ли, сейчас было не самое лучшее время для этого, но весьма неплохое место. Но все-таки не лучшим выбором сейчас было начинать более тесное знакомство. При большом желании они еще успеют, да и у Амелии наверняка был молодой человек. И сам Бальтазар особой верностью не отличался, в очередной раз сменив себе пассию. Вечный поиск или то, что в простонародье называется кобелизмом? Кто знал, да вот так получилось, что и Амелия сейчас сообщила о том, что ее родители хотят выдать замуж. На что итальянец закатил глаза.
- Ты знаешь, у меня складывается впечатление, что мы живем в те времена, когда еще до рождения детей две семьи заключали между собой некое подобие договора или контракта, благо что только кровью его не подписывали, - он несколько поморщился, представляя себе подобную картинку. - И те детки, что были рождены, уже становились обещанными друг другу и то, потому что так решили родители. А полюбят ли они друг друга или вообще понравятся ли друг другу, это дело десятое и какое-то совершенно ненужное. С одной стороны складывается ощущение того, что родители от тебя как-то избавиться хотят что ли. Лично я прекрасно понимаю, что мои желают мне только всего самого наилучшего, но вот вопросы "а когда ты познакомишь нас со своей девушкой?" начинают порядком подбешивать, и я выхожу из себя. Вроде бы взрослый уже, а со мной общаются, будто с подростком, - Бальтазар снова чихнул от пыли, протер ладонью лицо и закрыл дверцу шкафа, сев на пол. - Все, больше я в эту пылюку не полезу, а то своим чиханием разбужу оставшихся привидений, и тогда нам точно не поздоровится. Черт побери, я, конечно, понимаю, что сотрудники хотят здесь сохранить в том первозданном виде, в котором оно и было, но зачем хранить ту самую вековую пыль? Или же в этой комнате никто давно не появлялся? - несколько ворчливо закончил он, подхватив ключ, поднявшись на ноги, кое-как отряхнулся и подошел к Амелии.
Или за нами и вправду наблюдают какие-то мистические сущности или же сам его Величество Случай благоволит двум авантюристам, которые стремятся сунуть свой любопытный нос в каждую щель этого замка. И ведь интерес не угасает, а разгорается с новой силой. Почему-то у меня складывается впечатление о том, что я вновь стал маленьким ребенком, которому повезло вернуться в детство и снова радоваться и удивляться окружающему миру, чудеса которого он видит впервые в жизни.
- Теперь самое главное, чтобы здесь не появился белый кролик с часами и во фраке, удивленно восклицающий: "боже мой, как я опаздываю! Королева будет в ярости!" - он облизнул губы, смотря на зеленую книжицу, которую держала девушка. Из нее вывалился какой-то гербарий, который и вправду напоминал засушенный цветок, о котором недавно говорил Бальтазар. Он взял у нее книгу, повертел в руках, посмотрел на желтоватые страницы, на которых был написан текст, буквы которого были украшены различными узорами и завитушками. Интересно, не задолбался ли ставить все эти завитушки тот, кто писал эту самую книгу? Поставил книгу обратно, пожал плечами, так как не нашел там более ничего интересного. Амелия попросила его поковыряться в отверстии, которое обнаружила, а итальянец решил больше вообще не высказывать свои мысли вслух, поскольку они начинали как-то очень быстро воплощаться в жизнь. Предсказамус чертов. Однако же им повезло сдвинуть шкаф, за которым оказалось какое-то отверстие в стене. Бальтазар шагнул туда первым, прикидывая, не застрянет ли он в этом проходе. Вроде бы он свободен, вот только придется идти в полусогнутом состоянии. Из прохода веяло сыростью, парень наморщил нос, но выхода у них не было. Только хотел было ляпнуть то, что не закрылся бы за ними этот проход, если они сунутся туда, но счел более благоразумным промолчать, а то мало ли.
  Свечки взять на всякий случай надо, но вот боюсь я, что они погаснут, поскольку там очень сыро. У нас с тобой хватит зарядки аккумулятора хоть? А то не хватало еще застрять там в полной темноте. Мы же не знаем, куда ведет этот проход, но выхода у нас нет. Не думаю, что в какой-нибудь подвал, однако выхода у нас нет. Главное теперь, чтобы привидения о себе никак не напомнили, - и тут, когда итальянец сунулся в проход, как вдруг у него внезапно заиграла мелодия "hear me roar" на мобильном телефоне, отчего он практически подпрыгнул и стукнулся макушкой о потолок. Взвыл что-то матерное на итальянском, вытащил телефон, на котором значился неизвестный номер и буквально похолодел - звонок шел, но сети по-прежнему не было. - Я больше ничего не скажу про призраков. Считайте меня немым. Рыбка кои. Все.

+2

28

Уже где-то с час Амелию не отпускал вопрос: что они такого с Бальтазаром сделали, что так вляпались? Кому они продали душу и не заметили? Нет, серьезно, сегодняшние приключения ни в какие рамки не лезли. Амелия и раньше подозревала, что ахеренно везучая на разного рода «веселье», но теперь совсем в это уверовала. И расстроилась. Наконец-то, к тридцать одному году ей надоело быть магнитом для неприятностей. Захотелось спокойной жизни, что ли. Докатилась. Ещё пусть скажет, что хочет семью, детей, домик за городом. И сразу может пойти в монастырь, на вечное покаяние. Ибо с такой жизнью лучше сразу туда. Ну, правда, Амелию нельзя назвать образцом для подражания. Она творила такие глупости, что сейчас, по прошествии лет, немного стыдно. Совсем чуть-чуть, но все же. Особенно стыдно за свою дурацкую любовь, дурацкие свободные отношения и два длинных шрама по ходу вены.
- Именно поэтому я предпочитаю любить родственников издалека. Хорошо, что они могли меня сосватать, пока я была маленькая! Потому что они бы да. Но к счастью, наверное, мы в то время с ними попросту были незнакомы, - первый раз Амелия так легко рассказала о том, что она – приемный ребёнок в семье. Обычно такой информацией она не делилась, упорно храня её где-то внутри себя и своей семьи, - познакомились, когда мне было тринадцать.  И с тех пор, каждый парень, почему-то оказавшийся рядом со мной, нарекался женихом. А я не всех по именам-то запоминала, - вздохнула. Все им нравились. Кроме Джека. Его как раз обвиняли во всем, что только не случалось с Амелией. Почему-то они не понимали, чем он так привлекал её. И никогда не поймут. А жаль.
Разговор Амелия свернула, хватаясь за тему о пыли. Она ведь никогда не любила рассказывать о себе. И ничего с годами не менялось, просто здесь внезапно почувствовала легко и свободно, - возможно, просто никто, кроме нас, не взял на себя труд залезть в шкаф. Вроде как он же закрытый, внутри же не пылится. Но тебе повезло. Там все-таки пыльно, - даже Амелия подхватила квест чиханий. Пыль долетела и до неё, - квест чиханий, епт, - убрала снова выпавшую прядь волос за ухо и полезла к книжному шкафу.
- Если он здесь и появится, то, кажется, я уже не удивлюсь. Лишь бы на нас летучие мыши не вылетели. Это более реально,- эти зверушки никогда не казались Амелии забавными. Наоборот внушали отвращение. Наверное, потому что в приюте её часто ими пугали? Она была маленькая и пугалась очень легко, поднимая визг на всё здание приюта. Потом привыкла к таким «шуткам», но летучих мышей от этого не полюбила. Ну, да они же, правда, жуткие!
- Если что, у меня есть зажигалка, - Амелия поиграла красивой зелёной зажигалкой, полученной в подарок. Любовно её хранит и боится потерять. Все-таки подарок. От коллег, которым она, правда, нравилась. И не их вина, что Лос-Анджелес пришелся ей не по вкусу, - кстати!  У меня где-то был фонарик, - только куда она его заснула? Специально положила куда-то поближе, чтобы сразу найти. Зря, короче, так сделала. Но фонарик оказался в одном из карманов куртки, которую девушка держала в руках. Фонарик был вырвиглазного желтого цвета и с выведенной фразой-напоминанием «горе от ума». Родители постарались. Ещё лет пятнадцать назад. Потому что Амелия заколебала приходить домой в синяках и царапинах. Они надеялись, что надпись на фонарике будет чаще будить в ней инстинкт самосохранения, иначе звучащий, как «беги, Форест, беги». С чего они так решили – не понятно. И, естественно, не помогало. Но родители верили, что помогало. На самом же деле, Амелия просто сначала отмывала кровь, а потом шла домой. Все просто.
- Сильно ударился? – с трудом, но блондинке удалось переорать телефон Бальтазара. Она надеялась, что Бальтазар не разбил себе голову, потому что одну черту известно, сколько тут микробов накопилось, - ты бы выключил телефон, а то меня чутка напрягает эта мелодия. Тут и так жутковато, - хотя из-за мелодии было не слышно того, что происходит дальше по коридору. Наверное, именно поэтому музыка Амелию напрягала. Она предпочитала слышать, что их ждет впереди. Даже если впереди их ждет только конденсат, стекающий с потолка.
Телефон Бальтазара заткнулся. Но тут же трель подхватил телефон Амелии. У неё на звонке надрывались птички. И они долбили сейчас прямо по мозгу, - это просто издевательство! – самое что смешное, телефон не выключался. Девушка сунула его Бальтазару, - может быть, у тебя получится его отключить. Потому что я вот вообще на такие вещи не терпеливая. А здесь очень удачно каменный пол и…, - дальше О’Двайер не договорила. В свет фонарика попала какая-то полупрозрачная фигура, что парила над землей. Балахон развевался на слабом ветру и наводил ужас, - это че, призрак? – тихонько, практически шепотом, спросила Амелия у Бальтазара, приклеившись к полу. Своим глазам она не верила. Но это реально был, падла, призрак! Самый, что ни на есть, настоящий! И, похоже, не очень добрый….

+1

29

Несмотря ни на что, итальянец был все-таки доволен тем, что сейчас происходило. Ему повезло внезапно познакомиться с красивой и интересной девушкой и то, только потому, что он сам за каким-то чертом решился с ней заговорить. И совершенно не пожалел об этом. Иногда те представительницы прекрасного пола, с которыми он пытался познакомиться и которые изначально представляли собой нечто вроде прекрасного райского цветка, настолько смущались, что и слова из них было вытянуть довольно-таки проблематично. Или же боялись чего-то и отшивали практически сразу. Хотя вроде бы Бальтазар считал, что на маньяка-убийцу-насильника-извращенца он не похож. Или же сразу сообщали о том, что у них есть парень, причем сообщали это с такой гордостью, будто бы сам принц английский числился у них в бой-френдах. Хотя Бальтазар и привык к тому, что девушки ему мало когда отказывали, однако же если ему в таком вот тоне сразу говорили "нет", то повторять дважды уже не нужно было. Потому как либо он терял интерес практически сразу же, или же понимал, что здесь и вправду нечего ловить. Ну а поскольку сейчас его сердце было в очередной раз свободно, то и значился он птицей свободного полета.
Умение находить приключения на свою задницу ему тоже в этот раз пригодилось очень сильно и даже напрягаться особо не стоило. Сама уже экскурсия по старинному замку с привидениями подразумевало то, что будет не все так просто, как кажется. Потому что несколько скептически настроенный ди Стефано уже где-то глубоко внутри себя хотел увидеть своими глазами то, что не всем дано и наконец-то самому поверить в то, что призраки-таки существуют. Но он даже и не подозревал о том, что то самое привидение он совсем скоро увидит, и не он один, а вместе со своей прекрасной спутницей. Поскольку интерес к приключениям не угасал, а разгорался как яркий костер. И почему-то банкир был целиком и полностью уверен в том, что даже после всего того, что происходит здесь, в Шотландии, они продолжат и в дальнейшем общаться с Амелией. Может быть не так часто, как хотелось бы, но контактов друг друга они уж точно не потеряют.
- Не знакомы? - переспросил Бальтазар, внезапно отвлекшись от своих мыслей о том, как все круто, несмотря ни на что. До сих пор ему не удавалось сталкиваться с людьми, которые были приемными детьми в своих семьях. Он знал людей из неблагополучных семей, из неполных семей, но с приемными детьми - никогда. И это не было плохо, ни в коем случае, просто у каждого своя судьба. И родители не те, что родили, а те, что воспитали, подняли на ноги, дали образование и путевку в жизнь. Так считал итальянец и всегда уважал тех людей, которые берут детей из детских домов к себе в семью. Тема была несколько щекотливой и, наверняка, сейчас было не то время и не то место, чтобы обсуждать этот вопрос. Более того, Амелии было явно не совсем приятно и просто заикаться о подобном и то, что она вот так легко рассказала об этом незнакомому по сути человеку, Бальтазар уже счел таким небольшим, но достижением в плане взаимного общения. - Я не знаю всех нюансов и не стремлюсь узнать, но мне кажется, что те люди, которые тебя вырастили, сделали все только самое правильное и вложили в тебя свою душу. И вырос красивый цветок, который не боится переменчивых погодных условий, - не получить бы по башке за сравнение с цветком, но итальянец сказал все совершенно искренне, как чувствовал. Амелия нравилась ему все больше и больше, и ди Стефано был доволен тому, что сегодняшнюю авантюру он совершает именно с ней.
Черт побери, а ведь и вправду придется сунуться в эту черную дыру, именуемую тайным проходом черт знает куда. Но где наша не пропадала, раз уж начали, значит нужно и закончить.
Итальянец недолго думал, и все-таки решил затушить золотистое пламя свечи, не собираясь брать ее с собой туда. Все равно холодно, сыро и наверняка будет какой-никакой сквозняк. Они не сумеют сохранить огонь, значит будут освещать себе путь фонариками в мобильных телефонах. Кстати, о мобильниках. К счастью, мелодия "hear me roar" закончилась также быстро, как и раздалась, но вот следом отозвался телефон Амелии, надрываясь птичками, и у Бальтазара вдоль позвоночника пошли неприятные холодные мурашки, и его слегка передернуло.
- Нет, не сильно ударился, просто я от неожиданности. Он сам собой включился. И я не понимаю, как поступил звонок. Сети до сих пор нет, номер не определяется вообще. Я надеюсь, нам с тобой решился позвонить не кто-нибудь с того света, а это просто какой-то глюк гаджета. Но...если честно, верится мне в это очень мало. Пойдем вперед, не будем терять время, - он аккуратно взял девушку за руку и двинулся первым в проход, немного наклонив голову и напряженно вглядываясь в темноту уже несколько уставшими глазами. Амелия позади посветила найденным фонариком, и сразу стало гораздо легче. Но вот то, что они оба увидели спустя несколько минут медленного продвижения, повергло в состояние шока их обоих. Впереди перед ними маячила полупрозрачная фигура, и это явно была не бутафория. Итальянец смотрел на нее, практически не мигая и ощущая, как сердце пропустило пару ударов. Не то, чтобы он испугался, но похолодел и инстинктивно закрыл собой девушку. Он не знал, что ожидать от потустороннего существа, но надеялся, что вреда им он не причинит.

+1

30

- Я тот счастливчик, которому достались сразу две пары родителей, - сейчас уже Амелия подходила к этому с юмором. Ну, иногда. Потому что, смотрите. Кому ещё так сказочно повезло? Да мало кому. А у неё были сразу две пары замечательных родителей. Правда, первых она практически не помнит, исключительно из-за насыщенности своей жизни. Но это совсем не беда. Главное, что она помнит свое к ним отношение. Большего и не надо. Прошлое нужно оставлять в прошлом.
- Не совсем так, конечно, - замолкает. С цветком её ещё никто не сравнивал. Разве что с кактусом, от иголок которого избавиться порой совершенно невозможно. А иголок у Амелии хоть отбавляй. И живучести тоже хоть отбавляй. Что бы с ней не делали, все равно пробивалась снова, параллельно успевая «зализывать» боевые раны. А цветок – все они слишком нежные и хрупкие, даже если почему-то выжили после заморозков или засушливой жары.
Амелия не стала продолжать тему. И не потому что об этом она не разговаривала практически ни с кем. Нет. Просто не время и не место. Сейчас бы выбраться из этой комнаты, что уже начала душить. Здесь слишком темно и слишком много зелёного на один кубический метр. А ещё Амелии с её фантазией теперь везде мерещатся огромные и жуткие тени, которые почему-то ею непременно должны пообедать. Интересно, откуда взялись эти кошмарные мыслишки? Она все-таки начала ехать крышей? Самое время, да. Пора уходить отсюда. Хотя бы вот в этот ход, которые они открыли. Спасибо, тем людям, которые придумали любовников и тайный к ним ходы!
- Забавно, если это действительно звонок с того света. Как много у тебя умерших родственников? – ирландка взяла за руку Бальтазара. На всякий случай. Здесь негде было потеряться, потому что проход был очень узкий, но так им, видимо, обоим было спокойней. Особенно Амелии, которая видела отлично только первые сантиметров пятнадцать перед собой. Фонарик вырвиглазного желтого цвета с чудесной надписью «горе от ума» ни сколько ей не помогал. Он ещё и «подмигивал» периодически, видимо, батарейки садились. А, может быть, во всем нужно винить сверхъестественную херню, происходящую с этим старинным замком. Амелия склонялась ко второму, потому что батарейки вроде были новыми. Ну, вы поняли, что ключевое слово здесь «вроде».
В тоннеле было жутко холодно. Капающий с потолка конденсат наводил тоску и ужас. Головной мозг играл злые шутки. Он воспроизводил то, чего не было на самом деле. Например, навязчивая птичья трель все ещё отдавалась в ушах, не смотря на то, что телефон заткнули. Так же казалось, что где-то вдалеке кто-то хлопает крыльями. Кто-то вроде летучих мышей. Откуда здесь им взяться? Существование обычных, бегающих по каменному полу, Эми не отрицала, а вот этих, с крыльями, очень даже. Логика и здравый смысл подсказывали, что все это лишь нездоровые фантазии и шутки головы. Призрак, появившийся на проходе, тоже сначала показался шуткой и нездоровой фантазией. Минуты на две. А потом Амелия поняла, что все это – вообще ни разу не смешно. Даже не так. СОВСЕМ не смешно. Она сразу же, молниеносно, поверила во все сказки, которые когда-либо слышала, и перестала скептически относиться к тому, чего никогда не видела. Как рукой сняло все сомнения. Просто вот напрочь сняло и все.
Бальтазар встал впереди неё. Приятно, черт побери, что её защищают, а не ею защищаются. Были у неё на работе господа, которые считали нужным и важным вперед женщину выдвинуть, мол, не тронут. А потом-то ножевое, то пулевое ранение, госпиталь и объяснительная на стол начальству. Но оказывается, джентльмены ещё не перевелись на этом свете. Вон Бальтазар же нашелся, - у тебя соли случаем не найдется? – шепотом поинтересовалась Амелия. Даже шутить успевала. Или нет? Серьезно спрашивала? Да ладно, она понятия не имела, что делать в этой ситуации. Обратно идти что ли? Ну, это совсем не здорово. Бороться? Ага, бить фонариков по башке призраку. Нелепость одна. Скорее по голове надо было бить себе, чтобы точно удостовериться, что все это не глюки. А что делать? Что делать не придумывалось. Мозговой штурм был безуспешным. Наверное, потому что было чутка страшновато. Мало ли, что может придумать душа умершего, бог знает, сколько лет назад. Может быть, она обозленная и конкретно Бальтазар с Эми ей не понравились? А может быть, она наоборот удивительной доброты? И главное, не спросишь. Вот… пиздец, товарищи, расходимся.
- Знаешь…А призраки ведь бестелесны. Мы же спокойно можем пройти сквозь него, - Амелия шептала на ухо Бальтазару, хотя для этого ей пришлось встать на носочки, - я не думаю, что он стукнет нам по голове. Хотя догадываюсь, что ощущения будут не из приятных, - вспомнила ту визжащую дамочку. Желание проходить сквозь эту прозрачную хрень сразу же исчезло. Но делать все равно что-то надо бы. И бежать сквозь призрака и дальше по коридору к двери, которая, сука, лишь бы не была закрыта, единственный выход. Который видит Амелия.

+1

31

- У меня одна пара родителей, в чем мне, я считаю, тоже очень повезло, потому что случается так, что человеку не достается ни одного родителя. Люди бывают разные и ситуации бывают разные. Кто-то бросает своего ребенка, отказывается от него, а у кого-то настолько много детей, что прокормить всех попросту нереально. Ты извини, что я сейчас разглагольствую обо всем этом, просто и вправду считаю, что тебе очень повезло. Но, к сожалению, зачастую случается так, что те родители, которые вырастили тебя гораздо более сильнее могут считаться родителями, чем те, кто родил. В общем, наговорил я здесь всякой ерунды, не обращай внимания, - в этом коридоре было сыро и довольно-таки мерзко. Иногда с потолка капала вода, причем попадал то на макушку, то за шиворот, и капли стекали по спине более, чем неприятно. Бальтазар поежился от очередной капли. У него сложилось ощущение, что они находятся в каком-то колодце, из которого нет выхода. Нет, нельзя было даже и думать о том, что выхода нет. Выход есть всегда, даже если вас съели.
- Надо же, никогда не страдал клаустрофобией, но у меня складывается впечатление, что еще немного, и этот страх у меня возникнет. По возможности нам надо как можно скорее пробираться вперед и поскорее выбраться из этого противного подвального помещения. Мне оно категорически не нравится, - страха, как такового, не было, и девушке ни в коем случае нельзя было демонстрировать, что он чего-то боится. Но вот ощущения были самыми что ни на есть отвратительными, в особенности, когда сырость стала ощущаться очень сильно. Может быть они прошли уже куда-то совсем вглубь недр под замком и выберутся не в соседнюю комнату, а вообще на улицу в какой-нибудь темный лес. А в лесу гораздо более плохо оставаться, нежели в бетонной коробке, под названием замок с призраками. На самом деле интересно, почему же их никто не ищет. Или может быть искали, да вот только двум авантюристам сие было неведомо. Хотя у Бальтазара складывалось совершенно обратное впечатление.
- Я не думаю, что здесь есть летучие мыши. Хотя эти зверьки мне всегда нравились, - слегка ухмыльнулся Бальтазар, почувствовав, как девушка взяла его руку. Но даже несмотря на то, что в тоннеле было довольно-таки зябко, руки у итальянца почему-то были теплыми. А вот ручка Амелии наоборот холодная. Поэтому парень слегка сжал ее, чтобы та хоть немного, но чувствовала себя в относительной безопасности и двинулся вперед, словно танк. Ему хотелось выбраться отсюда как можно скорее. - Мне почему-то вспоминается моя поездка в Вену, столицу Австрии. Там есть зоопарк при одном замке. Королевская семья держала такой своеобразный зверинец. И там практически у самого выхода есть такой павильон тропический. Заходишь туда, хоть глаз выколи, идешь практически на ощупь. А вокруг тебя летают летучие мыши, которые там живут. Девушки и женщины, конечно, оттуда выходили с визгами, поскольку эти зверушки при полете иногда задевают тебя крылышками. Эдакие мелкие вампирчики. Но на мой взгляд абсолютно ничего страшного в этих летучих зверушках я не вижу.
Конечно не хотелось заводить речь еще и о вампирах, поскольку им и призраков хватило по уши, но вот после таких разговоров, казалось, реальность решила сыграть с ними еще большую шутку, поэтому впереди и возникло нечто инфернальное. Застывшие от страха люди чуть ли не прижались друг к другу, и итальянец не знал, как реагировать дальше. Чего можно ожидать от потустороннего существа? Как выразилась Амелия  и как понадеялась на то, что привидение их ничем не стукнет. Хотя призраки бывают разные. К примеру, полтергейст, шумный дух, который может передвигать предметы, дребезжать ими, заставлять летать по воздуху... А вдруг и этот призрак умеет нечто подобное делать? Мысли были более, чем идиотские, но вот как-то стоять и любоваться на очертания...женщины (?) Бальтазару как-то не очень улыбалось. Она или оно решило преградить им путь или же наоборот вывести наконец из данного, казавшегося бесконечным, тоннеля? На эти вопросы у ди Стефано не было ответов.
- Может быть мы немного подождем, и оно само покинет коридор? - Бальтазар как-то довольно напряженно вглядывался куда-то сквозь привидение, не забывая поглядывать и на него. Он даже протер глаза рукой, пытаясь осознать, что все это не плод его больного воображения. Но, как известно, с ума сходят поодиночке, только гриппом все вместе болеют. И эту аксиому сейчас двое опровергли, потому что крыша поехала у обоих, раз они видят призрака. - Я так думаю, что если мы будем двигаться, оно исчезнет. И если меня не подводят глаза, то впереди я вижу какой-то слабенький лучик света. Может быть мы наконец-то добрались до двери? Да и голоса раздаются по направлению оттуда. Или мне это уже чудится? - шепотом произнес он, все также закрывая собой Амелию, но потом все-таки решил первым двинуться вперед, не отпуская руки девушки. Не то, чтобы погибать, так вместе, но вдруг призрачная фигура словно шевельнулась, и словно удалилась, растворяясь в глубине коридора. Бальтазару даже почудилось, что он услышал чей-то тяжелый вздох. Неужели призрак понял, что этим двоим уже все нипочем? - П...пошли дальше. Мне кажется, что все-таки там впереди выход.

+1

32

- Да нет, совсем не ерунда, - Амелия улыбнулась одними уголками губ, думая о чем-то о своем. Рассказывать Бальтазару о своей жизни и взаимоотношениях с родителями она не собиралась. Её родители, её отношения. Но она, правда, считала приемных родителей – самыми, что ни на есть, настоящими. Всё-таки именно они её вырастили и сделали вот такой. Именно они сделали из неё человека и пустили вперёд по «правильной» дорожке, уберегая от той судьбы, что, так или иначе, ждала практически каждого воспитанника приюта и ребёнка Чарльзтауна. Сделали практически невозможное для девчонки, что слишком активно сопротивлялась, - я тоже считаю, что мне повезло. Правда, повезло, - ирландская везучесть, черт возьми. Или это просто переплетение лучей, составляющих то, что мы называем случайностью?
- Не скажу, что и мне здесь нравится, - хмыкнула. Ей здесь не нравилось, но она не боялась. Было бы чего бояться. Вот, например, передвигаться по Городу в три часа ночи в одну физиономию было куда как страшней. Там была реальная опасность, реальная возможность нарваться на компанию каких-нибудь придурков, которые в темноте, ясен хрен, не будут разглядывать личико и выяснять, к чьей группировке ты принадлежишь. Просто пересчитают кости, ради веселья, и отпустят на все четыре стороны, одна из коих ведет к праотцам, а другая напрямую к Джеку, чтобы нажаловаться. Обычно Амелия пользовалась последней,  ибо первая ей не нравилась, а идти к родителям, когда у тебя кровью половина рубашки залита, и костяшки на обеих руках сбиты, как-то нецелесообразно, что ли. Так что, вспоминая свои детские перспективы, Амелия совершенно не боялась грядущих. Ну, что тут может быть такого страшного? Тайная комната с Василиском в придачу? Или сам Люцифер поздороваться выйдет? Да, ну, нафиг.
- Какой кошмар, - вздохнула О’Двайер. Не хотела бы она оказаться в том здании с летучими мышками. Этих зверьков милыми она совершенно не считает. Визг-писк Амелия, конечно, поднимать не будет. Не потому что такая бесстрашная, а потому что хрен она вообще пойдет туда, где можно столкнуться с различной живностью. Мимо всех летающих тварей, просто мимо. Встретится с ними – явно удовольствие ниже среднего. Лучше уж тарантул, что ли. Его хоть прихлопнуть можно чем-нибудь тяжелым.
- Летучие мыши, может быть, и не страшные совсем, но попробуй убеди свою голову, которая на всякий случай всего летающего и вообще живого боится, - девочковость свою никуда не денешь. Амелия тоже, как и все, отпрыгивала в ужасе от всяких жучков, размером с ладонь, и червей, вызывающих приступы тошноты своими мерзкими шевелениями. Отпрыгивала, а потом делала вид, мол, я не я, и хата не моя.
Говорить дальше о живых существах не хотелось. Потому что Амелия уже живо представила, как сейчас под ногами в этой кромешной тьме бегают мыши и крысы. Они шебуршат, стукаются друг с другом и разбегаются. Кошмар. Амелия на всякий случай светила исключительно впереди себя, хотя, кажется, уже проще было выключить фонарик и идти так. Наобум. Всё равно видно было ровно нихрена. И слава богу. Если бы она видела выбитые страшные рисунки на стенках этого коридора и жуткие надписи, то уже давно бы была на выходе или на входе, куда бежать ближе и удобнее. Может, оно и к лучшему было бы, а то они с каждым метром начинали идти все медленней и медленней, пока не наткнулись на потустороннего гостя.
- Ага, восемь раз оно само уйдет, - усмехнулась Амелия. Первый страх прошел, и вместо него появилось любопытство. Ну, здорово, приехали. Бальтазару, наверное, казалось, что она боится – вон руки, как у трупа, холодные-холодные. Но на самом деле, Эми просто замерзла до чертиков и иногда принималась трястись и стучать зубами. Холодно в туннеле, черт побери! Холодней, чем там, в комнате было.
- Ну, вроде да, есть оттуда какой-то шум, - прислушалась. Чье-то бормотание доносится, но очень-очень плохо, все-таки расстояние и стены. Амелия пошла вслед за Бальтазаром. Фонарик с любимой надписью «горе от ума», надписью, которая целиком и полностью характеризовала жизнь О’Двайер, пришлось выключить и засунуть в карман. Толку от него все равно не было, тем более он вот-вот собрался сесть.
Ребята шли, придвигаясь к прозрачной фигуре. А та будто мерцала и собиралась напугать их. Или сказать что-то безумно важное. Но так и не собралась. Поэтому просто тихо вздохнула и растворилась в темноте.
- По-любому впереди должен быть выход. У каждого туннеля он есть, - с умничала. Похвасталась типа своими обширными познаниями в тайных ходах. Амелия совсем поравнялась с Бальтазаром и отпустила его руку. Впереди них маячили полоски света. Там определенно была дверь. Приблизились они к ней быстро, хоть и шли по-прежнему в темноте. Попытки зажечь фонарик не увенчались успехом, а мучить телефон Амелия не стала. Не так уж и темно, глаза даже вон привыкать начали.
- Неужели выход! – Амелия толкнула дверь и та открылась. В глаза ударили мерцающие огоньки свечей. Людей в комнате не было, но отчетливо слышались их голоса. Амелия закрыла за ними двумя дверь и огляделась. Там и сям стояли какие-то картины с изображением экзотических птиц, прятавшихся в зелёных листьях. Здесь было намного приятней, чем в той абсолютно зелёной спальне и тайном ходу, вымощенным камнем. А ещё здесь было тепло, один огромный плюс, - ну, что, пошли догонять экскурсию? Сделаем вид, что мы с самого начала ходили с ними, побудем коварными. Может быть, они даже позволят себя обмануть. Вряд ли там кто-то кого-то запоминал. Хотя твои друзья, я думаю, удивятся. Но понадеемся, что орать на весь замок они не будут. Спалят всю контору. Если че – сразу прикидываемся ничего не понимающим и ваще чутка затупившими.

+1

33

Наверное, привидение подумало о том, что, мол, связываться с двумя дурачками, которые почти что скептики, которые охарактеризовали все, что думают о замках и призраках и которые суют нос не в свое дело, - фыркнул Бальтазар, но говорил он все практически шепотом. - Интересно, а призраки вообще думать умеют? Что-то у меня возникают какие-то дурацкие вопросы. Хотя если так послушать спиритов, то некоторые призраки появляются на земле, чтобы обратиться за помощью. К примеру, попросить людей завершить те дела, которые они не успели при жизни. И только тогда душа будет спокойна и может с легкостью покинуть мир людей. А есть привидения, которые только досаждают и пугают, делая это специально. Ты не подумай, я не обладаю великими познаниями о потустороннем мире, просто как-то читал и интересовался мистикой. Но, судя по событиям сегодняшнего дня, я сделал вывод о том, что свое любопытство нужно поумерить, - девушка отпустил его руку, а Бальтазар стоял и еще некоторое время всматривался в то место, где несколько секунд назад зависло в воздухе привидение. Конечно его друзья ему не поверят ни капельки, а попросту решат, что он решил уединиться с девушкой в одной из многочисленных комнат замка. Да и зачем все рассказывать тем, кто еще больший скептик, недели он сам? По крайней мере для себя итальянец целиком и полностью убедился в том, что призраки существуют, что это не обман зрения и не подстава воображения. Только потому, что это инфернальное существо видели двое. Поэтому если и лечиться у психиатра, то обоим.
Амелия наконец-то выключила фонарик, желтый свет которого слепил их обоих. Да и при такой сырости, что царила здесь, батарейки у гаджета сели бы довольно быстро. Наверняка и мобильные телефоны разрядились. Что было довольно-таки странным, так это то, что за все время, пока Бальтазар с Амелией находились не в подвале, а шастали по комнатам и библиотекам, никто из товарищей банкира ему так и не позвонил. Значит и без него весьма неплохо проводят время, или же им скучно до такой степени, что они тупо слушают экскурсовода. По крайней мере, когда ребята были наверху, а не в подвале, мобильная связь работала. В принципе, что не делается, все к лучшему. По крайней мере из сегодняшнего приключения ди Стефано явно сделает некоторые выводы лично для себя. А то, что он обзавелся такой прекрасной знакомой, знакомство с которой может вполне перерасти в дружбу - так это вообще просто замечательно.
- Странно, что здесь нет плесени. Растений каких-нибудь, которые пробиваются сквозь стены. Есть же такие ползучие, типа лиан, которые и сквозь камень могут пробиться. Хотя еще только разных цветов-мутантов не хватало, как в фильмах ужасов. Помню, что когда-то давно были старые фильмы об огромных цветках, которые росли в оранжереях, разрастались до невиданных размеров и жрали людей, - итальянец посмотрел на Эми, которой его разговоры, судя по всему, были не по нраву, ухмыльнулся, взъерошил волосы на макушке (ну никак он не мог избавиться от сей дурацкой привычки) и поднял руки ладонями вверх в знак того, что он сдается. - Все-все, молчу-молчу, извини. Хватит с нас потусторонней нечисти, - и первым направился вглубь коридора. Раз Амелия сказала, что из любого тоннеля есть выход, он однозначно есть. Ну, по крайней мере, должен быть. - наверное, нам стоит поблагодарить тутошних бесплотных обитателей только за то, что к нам они проявили некую благосклонность, несмотря на наше поведение. Может быть мы еще как-нибудь посетим это место, как думаешь? Навестим старых друзей, - он повернулся к Амелии, подмигнув ей, но вряд ли этот жест в темноте можно было разглядеть, хотя глаза привыкли. За шиворот Бальтазару напоследок упала еще одна довольно большая капля, отчего итальянец тихо взвыл. Потом все-таки коридор закончился, и ребята наткнулись на дверь, которую Амелия решила отворить первой. Главное, чтобы это не был проход в очередной, еще более глубокий подвал. А то черт знает, куда их заведут приключения. Смельчаки, что не говори. Которые, несмотря ни на что, несколько трусят оба. М-да, верно говорят, смелость не означает отсутствие страха. Однако же в этот раз им повезло, и они зашли в какую-то комнату, которая на первый взгляд выглядела гораздо интереснее той, где они находились некоторое время назад. Здесь также горели свечки. Продрогший до чертиков итальянец подошел к некоторым из них и выставил вперед руки, так чтобы пламя не обжигало, но и чтобы можно было хоть немного согреться. Вот еще бы зеркало, дабы посмотреть на свой внешний вид. А то явятся такие взъерошенные, пыльные, грязные, промокшие - похлеще любых привидений. И доказывай, где были.
- Ну что, мы с тобой на чудовищ вроде не похожи, - Бальтазар осмотрел себя, отряхнулся кое-как. Внешний вид вроде бы был относительно нормальным. Да и девушка выглядела вполне себе презентабельно. Эдакие Индиана Джон и Лара Крофт. Только без снаряжения. Но с блеском в глазах и неумолимой жаждой приключений. - Не думаю, что ребята будут орать. У нас была экскурсия более интересная, чем у них, а значит я думаю, что не смогу отделаться от расспросов. Ничего, придумаю что-нибудь, фантазия у меня богатая.

+1

34

Привидения? Серьезно? Ещё до выхода из подвала Амелия решила никому о своем приключении не рассказывать, исключительно потому, что после эдакого сверхъестественного рассказа ей не только психиатрическую лечебницу посоветуют, но и доставку туда организуют. Или просто скажут, что с алкоголем и таблетками пора завязывать. Все её друзья – скептики, каких ещё поискать. Они не то, что в привидения не верят, они вообще ни во что не верят. Карма, судьба, удача и везение – все мимо. Они верят только в себя, своих друзей и местами мир во всем мире. До этого момента Амелия была точно такая же. Но сейчас поняла, что пора менять свои представления, иначе так и до, действительно, психиатрической лечебницы недалеко. А в ней она уже пару раз побывала, поэтому твердо знает, что удовольствием сие ниже среднего.
- А, по-моему, очень даже обладаешь. Общаешься со спиритами? Может ты вообще мне просто подыграть решил, когда я сказала, что в привидения не верю, а, Бальтазар? – Амелия прищурилась, что в такой темноте вряд ли было заметно, несильно стукнула Бальтазара по плечу. А потом рассмеялась. К ней снова начало возвращаться веселье и воодушевление. Хотелось поскорее оказаться там, где есть люди. Пусть они истерят, рыдают, смеются, да вообще делают, что хотят, но вырабатывают человеческое тепло. И не просвечивают, когда на них падает свет. Эфемерность – это только в книгах красиво. Когда с эфемерностью встречается в жизни – это совсем не красиво и вовсе не здорово. Хотите проверить?
- Действительно, хватит. Растения я люблю ещё меньше, чем летучих мышей, - передернулась. Растения. Почему-то вспоминался день, когда некоторые ломились через кустарник, получая ветками по лицу, спотыкаясь об корни и цепляясь кофтой за шипы. Да, ладно, не один тот день был. Амелия частенько бегала по кустам, пытаясь удрать от кого-нибудь не слишком дружелюбного. Почему по кустам? Потому что это был самый короткий путь. Да и наивно полагала, что так за ней никто не побежит. Не угадала, но кого это волнует? – не знаю, как ты, а я не возвращаюсь в места, где однажды уже была, - правда? Отчасти да. Амелия действительно не любила возвращаться. Не любила портить хорошие воспоминания или впечатления. Она бережно их хранила и оберегала, смахивала пыль и не давала заплесневеть. Она о них заботилась, как о чем-то важном, как о чем-то нужном. А если хорошие впечатления у неё не складывались, она и тем более никогда не возвращалась, считая это верхом идиотизма. Вот так она не возвращалась в квартал, где прошла добрая часть её детства, не возвращалась к Городской школе и пустырю, в котором они детьми играли в карты или Бонни и Клайда. Просто не возвращалась, оставляя все в прошлом…
…Комната была такой светлой и теплой по сравнению с тем тоннелем, из которого они только что вышли. Амелии казалось, что они все с Бальтазаром обвешаны паутиной, грязью и черт пойми чем. Ну, ей-то не привыкать, а вот Бальтазар вряд ли привык к тому, что к его одежде что-то липнет. Он не создает впечатление бывшей шпаны, у которой вечно перепачканы зеленью травы брюки и кровью, своей или чужой, рукава рубашки. Он производит впечатление нормального человека, ребёнка, выросшего в нормальной семье и нормальной компании. На свою компанию Амелия не жаловалась, наоборот, она ею гордилась, как и гордилась тем, что принадлежит этой компании, пусть и в качестве дополнения, в качестве младшей сестренки, за которой нужно было всегда приглядывать. Это она сейчас со стороны взрослости понимает, как, наверное, напрягала их своей детскостью и наивной чистой влюбленностью в О’Рейли. Но хорошо, что они её терпели. Они научили её… а чему? Доверию Своим? Беспрекословному подчинению лидеру? Он никогда не был её лидером. Ценить дружбу? Да многому, о чем она сейчас с ходу и не вспомнит. Главное, что она и до сих пор гордиться той Своей шайкой-лейкой. И даже Дей она гордится, хотя теплые чувства питала к оной разве что в очень глубокой глубине своей души.
Первым делом Амелия оглядела себя. Вообще ни разу не печально. Во всяком случае, видимых ошметков паутины нигде не весит. Всё, вроде бы, чистое, только кое-где светятся влажные пятна – накапало с потолка – но это ничего, это высохнет ещё до того, как они доберутся до отеля.
- Ладно, на чудовищ, лишь бы не на пугал огородных, - усмехнулась, подходя к зеркалу. Бледная, как смерть. И глаза на половину лица, хотя вроде не пугалась же сильно. От нечего делать и надо занять как-то руки Амелия собрала волосы на затылке в хвост, перехватывая резинкой, которую нашла в кармане. Правда, так она вовсе перестала напоминать взрослую женщину. Ну, и ладно.
- Я думаю, что ребята спросят, откуда мы выпрыгнули, - черти из табакерки. Эффектное появление и другие методы угрохать логику, здравый смысл и психическое здоровье нормальных людей, - пошли уже, пока в очередной раз не отстали, - Амелия первая вышла из комнаты. Ощущение déjà vu не покидало. Они уже шли так же, только в самом начале. Шли, раздумывая, отстать от основного состава или нет. Шли, с одной лишь разницей в том, что сейчас они хотели присоединиться к экскурсии и таки дослушать кусок лекции о средневековых замках Шотландии и этом в частности.
Голоса доносились из третьей по коридору комнаты. Эта часть туристической группы была куда активней той, в которую первый раз попали Амелия и Бальтазар. Люди задавали вопросы, перекрикивая друг друга и, судя по шуму, пытались что-то передвинуть под руководством экскурсовода. Амелия посмотрела на Бальтазара и первая шмыгнула в комнату, сливаясь с окружающей обстановкой. Она присоединилась к группе жизнерадостных туристов, судя по всему, французов, что увлеченно обсуждали то ли какую-то картину, то ли статуэтку, в такие подробности девушка вдаваться не стала. Через несколько минут после того, как горе-приключенцы присоединились к группе, экскурсовод попросил тишину и продолжил рассказывать. Экскурсия пошла своим чередом, никто и не заметил изменения состава.

+1

35

Что ни говори, а приключение выдалось поистине замечательным. И Бальтазар ни на йоту не пожалел о том, что сегодня произошло. Пусть он не выглядел, как примерный турист, пусть он точно также, как и Амелия, любил совать свой нос не туда, куда следует, но все же. Любопытство ему было привито, казалось, с самого рождения и уже не избавиться от него никакими способами. Хотя он прекрасно знал о том, что порой за любопытство приходится расплачиваться, но тем не менее от желания влезать в разного рода переделки, это не могло спасти. И надо сказать спасибо неким высшим силам за то, что на этой экскурсии ему не дали помереть от скуки и зевоты, и послали ему такую же авантюристку Амелию. Конечно в коей-то мере ему не хотелось, чтобы приключения заканчивались, но все-таки на сегодня более, чем достаточно. Он не знал, будет ли рассказывать друзьям о том, что с ними случилось, ведь у него не будет никаких доказательств, к примеру, даже фотографий привидения на телефоне, но в тот момент, когда эти двое застыли и разглядывали призрака, ни о каких фотографиях не могло быть и речи. Им было не до того, они всего лишь хотели выбраться из мрачного и сырого тоннеля. И выбрались, честь им за это и хвала.
- Нееет, ни в коем случае, мне еще не хватало со спиритами общаться. Все же до этого момента я был скептиком, а теперь мне кажется, что ни говори, что-то инфернальное существует, пусть и вне нашего понимания. Не каждому дано в своей жизни увидеть приведение, нам же безумно повезло. Правда не знаю, хорошо это или плохо, но тем не менее, я считаю, все, что не происходит, все к лучшему, - точно также улыбался итальянец, отряхиваясь от пыли и после уставившись на себя в зеркало. Вроде бы не совсем грязный, а пыль - это ерунда, отстирается. Главное, что он не навернулся лицом в грязь и воду, а значит перед друзьями не придется оправдываться и придумывать какие-то небылицы. Хотя о чем это он, ди Стефано в жизни никогда ни перед кем не оправдывался за свои поступки. И сейчас не собирался совершенно. - Потому что когда попадаешь в такую ситуацию, в которой очутились мы с тобой, сразу же начинают везде мерещиться монстры и чудовища. Про привидения в этот момент как-то сразу же забываешь. Но зато мы теперь закаленные. Почти что Лара Крофт и Индиана Джонс, вот только сокровища мы не искали, - кажется, он полностью привел себя в порядок, вот только очень хотелось душ принять. Бальтазар посмотрел на Амелию, которая завязала свои длинные волосы в хвост и стала похожа на эдакую боевую девчушку, Пэппи-Длинный Чулок. Он вновь улыбнулся. Все-таки очень здорово, наверное, иметь такую бесстрашную подругу, как она, в своей компании. Может быть в дальнейшем они будут общаться, потому что обменять контактами банкир очень хотел. Но сейчас необходимо было найти свою экскурсионную группу и, как говорится, слиться с толпой.
А ведь верно. Лучше не возвращаться туда, где однажды уже побывал. Но порой все-таки так хочется снова ощутить то, что ощущал когда-то, когда был в том или ином месте впервые, хотя, наверное, ощущения будут уже не такими яркими. Но исследовать новые места гораздо интереснее. Мы живем один раз и с нами остаются наши воспоминания, которые мы можем запечатлеть на фото или же в собственной памяти. Но вот память может подвести, а материальные воспоминания тоже немаловажны. Хотя в моем случае самое важное то, что я познакомился с Амелией, с помощью которой мне вновь удалось хоть на какие-то мгновения, но почувствовать себя ребенком, желающим докопаться до истины и понять, почему все так, а не иначе. Общение с ней - мое самое важное событие в этой поездке.
- Если им все рассказывать, то не будет причин пофантазировать, - он подмигнул девушке и слегка передернул плечами. Потребуется какое-то время для того, чтобы как следует согреться, сырость пробрала его до костей, а поскольку итальянец был довольно мерзлявым, то ему требовался горячий душ и теплая одежда, чтобы прийти в себя. Однако таких роскошеств сейчас ему предоставить никто не мог, поэтому нужно было довольствоваться тем, что есть. - Но фантазия людская может до греха довести, поэтому все они узнают в свое время и уж как к этой информации отнесутся, личное дело каждого. Я не буду с пеной у рта доказывать то, что видел собственными глазами, а попросту донесу до них то, что мне довелось здесь узреть, - он слегка пожал плечами и взъерошил волосы. - Да, пойдем, будем делать вид, что мы были там все это время. Будем делать умный вид и задавать всякие каверзные вопросы экскурсоводу. А может быть стоит подшутить и спросить нечто такое, на что у человека не будет ответа, м? - в его глаза плясали чертики, и уже через несколько минут парочка добралась до шумной группы, которые, конечно же, не заметили прибытия еще двух человек, которые слились с толпой. Бальтазар же положил ладонь на плечо своего друга, который на него посмотрел так, будто бы давно не видел. Тот же в свою очередь подколол его тем, что на всякий случай спросил, который сейчас день и час, а то мало ли, может им повезло попутешествовать не только в подвале, но и во времени. Конечно им только этого не хватало, но кто знает, как над непутевыми людьми могут подшутить существа из потустороннего мира?

+1

36

- Я бы с тобой поспорила, потому что я люблю спорить, но, - многозначительно подняла указательный палец левой руки вверх, - не то время, не то место, не тот век, как говорится, - поспорят они как-нибудь потом, когда, если, встретятся снова. Амелия почему-то думала, что встретятся, не смотря на то, что она великолепно умеет прятаться в шумных улицах, нагромождениях высоток и узких проулках, забитыми не столь порядочными людьми, сколь наркоманами и лицами сомнительного вида деятельности. Жизнь любит подсовывать сюрпризы и смеяться над реакцией. Ей нравится подсовывать неожиданные встречи и странные ситуации, не столь смешные, сколь жуткие. Ей все это нравится до чертиков, и это Амелия уже уяснила один раз и навсегда. Она не сомневалась, что с Бальтазаром будет, как и со всеми: она успеет его забыть, успеет сложить на ветхую полочку воспоминания обо всей поездке в целом, успеет стать призрачной частью огромного города. Успеет сделать все, а потом их снова столкнут нос к носу и заставят вспомнить увлекательное приключение. Говорят, что неожиданные встречи, которых совсем не ждешь и не жаждешь, радостней и счастливей всего. Правду ли говорят люди? Наверное, да, только смотреть нужно с правильной стороны, вот и все.
- Ну, почему же не искали, - Амелия усмехнулась, - очень даже искали. Только в этот раз сокровищами выступали воспоминания и что-нибудь такое, чего не видели другие, - хотела сумничать, но не получилось. Не быть Амелии профессором, который с совершенно постным выражение лица может рассказывать заумные вещи о смысле жизни или вон, о сокровищах. Для того, чтобы быть, нужно было как минимум учиться, а не прогуливать уроки в школе, - да хотя бы призрака. Тоже своего рода сокровище. Вряд ли кто-то кроме нас его видел, - и не суть важно, что доказательств у них нет. Главное доказательство – это их память. Хотя, возможно, они просто оба сошли с ума от сырости в подвале, и им причудилось то, чего и быть не может. Сойти с ума вдвоем? Какие новые ощущения, обычно Амелия пыталась сделать это в одну физиономию, несколько раз даже в одном из таких порывов вены вскрывала. Погодите, а может они уже умерли оба, а тут ходят только их призраки, ничего не подозревающие? … Нужно все это проверить, потому что мисс скептик будет верить в существование призраков только первые пару часов после экскурсии. Потом спишет все на фантазию, богатое воображение и неверный свет во мраке коридора, созданного специально для любовников или коварных людей, затевающих свои козни.
- Действительно, - вставила Амелия, по-обезьяньи копируя жест Бальтазара. Точно также передернула плечами, в попытках отклеить влажную от сырости кофту от тела. Что с ней стало? Раньше часами могла передвигаться в мокрой одежде, с которой только что не капало, а теперь, посмотрите, ей немного неудобно оттого, что кофта влажная. Фу, какой кошмар.  Пора возвращаться в детство, там было веселей.
- Неправильно ты с друзьями. Надо чтобы вникали и непременно верили в то, что ты рассказываешь. Ладно-ладно, правда, дело каждого, верить или нет. Мои друзья после такого рассказа меня бы в психушку проводили. Или как минимум к психиатру записали, они у меня такие, в призраков не верят, - пожала плечами. А что поделать, люди разные. Когда ты живешь жизнью, явно отличающейся от сказки, приходится чем-то жертвовать. И вера в призраков и сверхъестественную чушь – самая маленькая жертва, отправившаяся на костер. Лучше так, чем вера, в мать его, светлое будущее и, кажется, вечную любовь.
- По части каверзных вопросов – я просто мастер, - сам себя не похвалишь, никто не похвалит. Ну, а правда. Амелия не зря зарплату детектива получала. Она умела заводить в тупик, улыбаясь при этом так по-доброму, будто из ямы за уши вытягивала. Вряд ли, конечно, методы, отточенные на преступниках, подойдут экскурсоводу, но как знать, как знать. Вдруг сработает, - так что, можем попытаться, почему нет? Хотя… наверное, лучше не привлекать к себе внимание, а то мы с тобой чутка помятые, - чутка – это, конечно, мягко сказано. Вид у них соответствующий приключениям. Тонны пыли и микробов, подцепленных со стен, шкафов и мебели. И, наверняка, ещё где-нибудь маленький паучок путешествует. По спине, например, где никто не видит.
Туристы беседовали, экскурсовод рассказывала. И вот женщина затронула самую интересующую всех тему. Тему дня всех святых. Она приглашала всех пройти в большой зал, где раньше проводили этот праздник. Люди, управляемые стадным чувством, двинулись в сторону. Амелия снова оказалась рядом с Бальтазаром. Привычно улыбнулась, вспоминая праздник и канун Хэллоуина. В детстве однозначно было веселей, но и сейчас неплохо.
Зал оказался украшенным к празднику. Организаторы постарались. Все-таки ночь волшебная, почему бы и нет? Тем более призраки им подыграли, устроив временное отключение света. Видно было, что отсутствие электроэнергии не запланировано. Свечи стояли в самых причудливых местах, куда, казалось бы, ну не возможно их воткнуть. Экскурсовод извинилась за временное неудобство, неизвестно сколько обещающее продлится. Зря она извинялась. Отсутствие света добавляло атмосферы. Мягкие тени манили и немного пугали, как и разбросанные там и тут жуткие тыквы. Этот зал оказался самым интересным и завораживающим.
- Мы попытались воспроизвести один из дизайнов, придуманный последним хозяином этого замка. Думаю, у нас получилось. Надо было предусмотреть выключение света, но, увы, мы не ожидали, что все так получится. День всех святых, призраки разыгрались, - женщина улыбнулась и принялась рассказывать о традициях, принятых у шотландцев. Снова на неё посыпались вопросы. Амелия тоже не осталась в стороне: - а шотландцы тоже, как ирландцы, не выходили после заката в этот день на улицу? Или их вовсе не пугала нечисть? – девушка подмигнула Бальтазару и принялась слушать ответ. В запасе у неё оставалось очень много вопросов, это было только начало. Надо же с чего начинать, чтобы не пугать человека с ходу. Лучше так, если не хочешь, чтобы тебя выгнали. В одного. На улицу. После заката. В ночь Самайна.

+1

37

Boys and girls of every age, wouldn't you like to see something strange?
Come with us and you will see this, our town of Halloween!
This is Halloween, this is Halloween, pumpkins scream in the dead of night
This is Halloween, everybody make a scene: "Trick or treat" till the neighbors gonna die of fright
It's our town, everybody scream in this town of Halloween

Что ни говори, а приключение получилось просто замечательным. Кто еще может похвастаться тем, что ему удастся провести день, а то и ночь своего рождения в замке, населенным существами из потустороннего мира? Бальтазар даже подзабыл о том, какое название носит этот замок, поскольку голова его была забита несколько иными заботами. И сегодня он нашел себе ту авантюристку, которая проявила инициативу, и именно благодаря ей во многом и случилось все то, что произошло с ними сегодня. Подобное празднование дня всех святых запомнится Бальтазару надолго, но вполне возможно, что забудется, как постепенно забывается все. И только в самые неожиданные моменты память обязательно подбросит ему те моменты, о которых вспоминать он будет с удовольствием, возможно даже самые различные нюансы, которым сейчас он и не придавал особого внимания. Какие-то детали старинного интерьера, то, как выглядело привидение, которое явно считало, что живым не живется спокойно в этой жизни (вот такой вот каламбур), или же улыбку прекрасной дамы, которая составила ему такую прекрасную компанию. Слушая экскурсовода, итальянец довольно улыбался и стал уже гораздо более заинтересованным, нежели в самом начале, когда речь шла об истории замка, о том в каком стиле его строили и о чем-то там еще, что не было настолько интересно, нежели теперь какая-то своеобразная мистика и история самого праздника.
Вполне возможно, что с Амелией мы больше никогда не увидимся после этой немного странной, но вместе с тем довольно заманчивой и интересной ночи. Хотя кто его знает, судьба нам порой вольна подкинуть такие неожиданные сюрпризы, о которых мы не догадываемся, но будем очень рады, если так случится. Я всегда рассчитываю на положительный исход дела, так пусть же сегодняшнее приключение и наша встреча запомнятся нам надолго. Хотя я так до сих пор и не знаю, кто эта девушка, чем она занимается и что вообще из себя представляет. Или ни мне, ни ей сейчас не нужно знать ничего друг о друге. Эта встреча носит под собой несколько иной характер, смысл которого я узнаю несколько позже, а может быть не узнаю никогда.
- Красота! - восхитился невольно итальянец, когда он, погруженный в свои думы, медленно зашел вслед за остальными в другую комнату, точнее в большой зал, который был украшен как раз в стиле Самайна. Он с удовольствием рассматривал все и выглядел так, будто ребенок, которому впервые рассказали ужасную историю про появление праздника Хэллолуин. Амелия тем временем задала экскурсоводу один из обещанных каверзных вопросов про тыквенный праздник, от нее не отставал и сам Бальтазар, который широко улыбался. - А мы пойдем на какое-нибудь кладбище, чтобы посмотреть на склепы тех, кто похоронен там? Может быть встретим скелета Джека или же какую-нибудь ведьму или же тех самых призраков, которые так усиленно пугали нас сегодня, - экскурсовод же мягко улыбнулась, осадив не в меру сейчас фантазирующего итальянца, в глазах которого, как и всех людей здесь, отражалось пламя свечей, мерно потрескивающих и освещающих тыквы с различными вырезанными на них рожицами: страшными, грустными, веселыми, улыбающимися или оскалившимися. Он встретился взглядом с Амелией, подарив девушке ответную улыбку, потом присел на небольшую скамейку неподалеку вместе с ней, и стайка смелых и не очень туристов завороженно слушала теперь уже довольно интересные истории экскурсовода, которая отвечала на вопросы собравшихся. И никто не замечал уже, что та самая призрачная фигура, которую встретили Бальтазар с Амелией, молчаливо наблюдает за всеми, и некоторые свечи медленно, но верно гаснут... Ужасного Хэллолуина!

In this town gon't we love it now? Everyone’s waiting for the next surprise
Skeleton Jack might catch you in the back fnd scream like a banshee
Make you jump out of your skin this is Halloween, everybody scream.
Won’t ya please make way for a very special guy, our man jack is King of the Pumpkin patch
Everyone hail to the Pumpkin King. This is Halloween, this is Halloween!

http://player.myshared.ru/1029985/data/images/img116.png
Halloween! Halloween! Halloween! Halloween! Halloween! Halloween!
http://i99.beon.ru/lenagold.narod.ru/fon/clipart/h/helow/hellow67.png

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Сводить людей с ума - единственно нескучная наука...