Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Если охота – это развлечение, то убийство – вообще праздник!


Если охота – это развлечение, то убийство – вообще праздник!

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Участники: Daniel Keeley, Gertrude Auer
Место: неизведанные дорожки где-то за границами Сакраменто. 2015, 12 июня
Погодные условия: жарень.
О флештайме: Маленькие дети, ни за что на свете
Не ходите с Даниэлем никуда гулять!

http://joxi.ru/L213anLtpxdxrX.jpg

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-22 00:59:21)

+3

2

Это было старое заброшенное ранчо, которое Дэнни присмотрел ещё года полтора назад, когда ездил по окрестностям Сакраменто. В конце концов, порой просто необходимо найти такое вот тихое место, куда вряд ли забредёт кто-то посторонний - если, конечно, будет в относительно здравом уме. Ну, что тут делать обычному человеку? Ветхие стены, крыша, под которой уже, должно быть, и от дождя не спрячешься. Выбитые окна...
Впрочем, для того, чтобы потолковать с кем-нибудь по душам, стараясь получить нужную информацию, ранчо ещё вполне сгодилось бы. Похоже, ори - не ори, всё равно никто не услышит.
Именно сюда Кили и решил направиться сегодня. Насколько он помнил, на пару миль вокруг ему не встретилось в прошлый раз ни одного поселения, и значит, выстрелы тоже вряд ли привлекут чьё-то внимание.
Зачем Даниэлю вообще потребовалась эта поездка, в которую он уже несколько дней уговаривал отправиться Герду? Ну, во-первых, показать себя. Хотя, наверное, это, всё-таки, во-вторых. Самым главным было вновь остаться вдвоём с этой девушкой, заставить её провести время с ним наедине, где никто не стал бы путаться под ногами и отвлекать. Ну, а потом он никак не мог отказаться от мысли о том, что когда-нибудь Гетруда сможет принять и самого Кили, и его образ жизни. Что не потребуется носить никаких масок и тщательно выбирать слова. А раз так, то к этому образу жизни её следует потихоньку приучать.
И возможность немного поучить девушку стрельбе была в данном случае вполне логичным первым шагом.
Нет, конечно, Кили не собирался сообщать ей нюансы тех дел, которыми обычно занимался. Но отчего-то хотелось, чтобы она до конца осознавала, что  честный бизнес - всего лишь прикрытие. Осознавала - и не обращала никакого внимания. Как ни крутите, нам всегда хочется, чтобы те, в кого мы влюбляемся, не обольщались на наш счёт, соглашаясь со всеми недостатками и не пытаясь нас переделать...
А Дэнни, надо сказать, видел всё отчётливее, что с каждым днём сильнее влюбляется в эту девушку. Он ведь знал, что может увязнуть в своих чувствах, как неосторожный путник может увязнуть в болоте, когда любое движение приводит к тому, что тебя засасывает ещё глубже. Кили боялся этих чувств, и одновременно наслаждался ими, ощущая себя в последние дни таким счастливым, каким не ощущал никогда. Хотелось смеяться, вдыхать ароматный ветер, пить эту жизнь полными глотками...
   Чёрный внедорожник остановился у покосившихся ворот, Дэнни заглушил мотор и распахнул дверь, обернувшись к сидящей рядом Герде.
-Приехали, - выйдя на улицу, чуть прищурился от яркого солнца. Сейчас на Кили были надеты яркая жёлто-красная гавайская рубашка и светлые джинсы. Обул он бежевые мокасины. Но невзирая на то, что оделся насколько мог легко, на улице было столь жарко, что сразу появлялось желание скинуть и эту одежду. Он расстегнул несколько верхних пуговиц на рубашке, открыл багажник, доставая из него полиэтиленовый пакет, набитый жестяными банками и пустыми бутылками. Рядом с этим пакетом в багажнике стоял ещё один - в нём находилась минералка и несколько завёрнутых в бумагу сэндвичей с сыром, зеленью и солёными огурчиками. В конце концов, вдруг захочется перекусить?
Было бы хорошо потом отыскать где-нибудь тенёк, посидеть на травке...
-Ну, что, готова? - Даниэль прошёл на территорию ранчо, поманив пальцем за собой девушку. Остановился у невысокой ограды - она была Кили примерно по пояс и представляла собой не слишком толстые деревянные жерди, на которые сверху были набиты горизонтальные планки - и принялся расставлять на ней пустые жестянки из пакета.
-Иди сюда, - повернувшись спиной к полуразрушенному дому, Дэнни сделал несколько шагов назад, бросил опустевший пакет на землю и, приподняв рубашку, которую он не заправлял сейчас в брюки, привычно вытащил из-за ремня пистолет. - Сама затвор передёрнешь?
Пожалуй, ему уже захотелось пить. Даже пожалел, что не захватил из багажника пару полных бутылок - потом, когда воды в них не останется, их тоже можно будет пустить в дело. Впрочем, хоть Ленд Крузер был совсем близко, возвращаться к нему не хотелось. Не терпелось приняться за дело - Дэнни вообще нравилось держать в руках оружие. С ним мир кардинальным образом преображается - от сомнений не остаётся и следа, ты начинаешь мыслить чётко и очень оперативно. И кажется, тебе подвластно всё - чужие жизни, собственное будущее. Впрочем, так ведь оно и есть - хотя бы на те короткие мгновения, что ты прицеливаешься, готовясь нажать на спусковой крючок.
И почему-то Дэнни не сомневался, что его азарт не может не передаться Гертруде.
-Вот увидишь, тебе понравится.

+1

3

Пятница - сам бог велел вернуться домой после тяжелой недели на работе, зарыться в подушки на кровати и смотреть телевизор, попивая холодный лимонад, чередуя его горячим шоколадом. Это - идеальный отдых по мнению Гертруды, но вот ее старый новый знакомы Дэнни так явно не считал и задался целью показать ей, как развлекаются нормальные люди. Долго она отпиралась от подобного развлечения, но все же сдалась. И вот теперь едет с ним куда-то к черту на куличики, успев после работы только забежать домой и переодеться из строгих рубашки и брюк в свободную светло-бежевую тунику и джинсовые шорты, что едва доставали колен.
С одной стороны, ей безумно хотелось провести остаток дня и вечера с Даниэлем, а с другой стороны, она не понимала, зачем нужно было тащить ее именно учить стрелять, в такую жарень. На заднем сиденье валялась шляпа, которую надо бы одеть, чтобы в солнце в голову не напекло, но стоило Гертруде представить, как ее макушке перекрывается поток воздуха... она морщилась, представляя это.
Герда прислонилась головой к натянутому ремню безопасности - любит она соблюдать правила, тут даже Дэнни не в силах ее переубедить и переделать.
Молчала, надувшись, как та забавная надутая рыба дикобраза, но недовольство свое решила оставить при себе.
Когда они приехали, Гертруда, бурча под нос недовольное "наконец-то", открыла дверь. И противный горячий воздух, пусть и вкусно пахнущий, ударил в лицо и нос. Дверца мигом захлопнулась и Герда вклеилась в сиденье.
- Там жарень! Оставь меня наедине с кондиционером, мы подождем тебя тут, - умоляюще пищит она, чуть ли не пристегиваясь обратно. Но Дэнни-то уже вышел. И заглушил двигатель. Кондиционер умер, а горячий воздух пролез в машину через его дверь. Черный Лэнд Крузер нагреется за пару минут настолько, что ненавистные Гердой финские бани покажутся раем на земле, потому все же она выкорабкалась из машины и подошла к Дэнни. Медленно, еле-еле волоча ноги, словно ее не развлекаться привезли, а на каторгу. Ладошками прикрывает макушку, чтобы солнце не пекло в темные волосы и внимательно смотрит за тем, что делает Дэнни.
Офигевает, когда видит, сколько бутылок и банок он притащил сюда.
- Ты их год собирал?! - Вот теперь в ней начинает просыпаться интерес. Бить бутылки должно быть весело. Просто обязано быть весело! Прямо-таки воодушевилась, подошла к Дэнни поближе, отодвигая краешек мешка, чтобы посмотреть, что там за бутылки такие и сколько их там? Хотела было облокотиться о машину, пока тот так усердно готовил полигон, но стоило ей коснуться машины, как пришлось отдернуть руку. Черный внедорожник уже нагрелся так, что можно было на крыше печенье оставить печься.
- Уже? Не готова!
И куда тот так торопится? Хоть бы прошелся с ней за руку, показал окрестности. Душа требовала романтики и отдыха после трудовых будней, а не какой-то там стрельбы. Он так уверенно расставлял эти мишени, точно знал, что тут есть, куда их поставить, что Герда для себя отметила - он тут явно не первый раз. Она вертит головой, осматриваясь, и морщится от солнца. За шляпой идти тупо лень. И вообще шаг лишний сделать лень. Даже вдохнуть лишний раз лень.
- Иду-иду, - смотрит по сторонам, но все же подошла к нему и протянула ладошки, сложенные почти лодочкой, чтобы тот дал ей пистолет. - Кого? Куда передернуть?
Все так же стоит с протянутыми ладошками и смотрит на Дэнни непонимающими глазами. Если бы тот ей сейчас начал объяснять что-то из разряда высшей математики, Герда бы удивилась меньше и поняла бы больше.
Больше всего на свете она не любила чего-то не понимать или не уметь. Потому всегда избегала ситуаций и дел, в которых мало, что смыслила. Если Даниэль - именно Даниэль, а не Дэнни - с оружием в руках смотрелся нереально круто, то она сейчас выглядела до нельзя глупо. Открыла рот, распахнула глаза, забив на ярко палящее солнце и только ресницами хлопает. Пистолет она держала в руках пару раз в жизни, причем только один раз это был настоящий пистолет - в ту первую ночь их знакомства. Остальные разы пистолеты были водяными, ярких цветов и с нехитрым механизмом. И даже с игрушечными играть не особо любила - ей по душе были куклы и более мирные игры.
Поздновато сообразила, что сейчас она выглядит глупо. Можно было бы сделать вид, что хоть что-то в этом смыслит. Попытаться вспомнить фильмы. Там ведь должны были показывать, как пользоваться пистолетом, правда? Но если подумать, то на фильмы полагаться не стоило, ведь в них чаще всего пистолеты стреляют сами, даже прицеливаться не надо и еще в них бесконечный заряд пуль, как в автомате.
Нет, вот теперь ее пытливому уму хотелось научиться стрелять. Да так, чтобы Дэнни рот открыл от удивления, как четко она будет стрелять по бутылкам, почти не прицеливаясь. Он просто обязан будет ею гордится!
- Может, ты лучше сначала покажешь? И желательно медленно.
Кажется, Дэнни сам того не понимая, взял Гертруду на "слабо". Слабо ей научиться стрелять? О, нет. Дайте ей возможность и она угробит уйму времени, но доведет это бестолковейшее умение до совершенства, просто затем, чтобы он ее похвалил. И даже неприязнь к оружию пропадет, раз так надо.

Отредактировано Gertrude Auer (2015-06-23 04:20:37)

+1

4

Он уже протянул пистолет, когда вдруг услышал просьбу показать всё для начала на собственном примере. Улыбнулся, глядя на сложенные лодочкой ладони.
-Слушай, он же тяжёлый, если ты не забыла. Помнишь, как таскала ствол у себя по квартире? Так что надо держать его правильно, чтобы не выронить невзначай.
На миг - только на миг, Дэнни ведь не хотелось, чтобы Герда подумала, будто он над ней смеётся - улыбка стала чуть шире. На самом деле, ему просто приятно было вспомнить первый день их знакомства. Плохое ведь быстро забывается - особенно, когда ты доволен жизнью. И Кили не помнил уже, как истекал кровью, как надсадно болела рана, как он боялся, что его случайная спасительница вызовет врачей, и тогда он точно попадёт на очень немаленький срок.
Сейчас в памяти всплывали лишь её прикосновения, когда Гертруда так неожиданно ответила на его поцелуй, посыпанные сахаром тосты и наспех сделанная перевязка. Причём теперь-то казалось, что девушка не причинила ему ни малейшей боли. Даниэль и сам понимал, что это всего лишь игра сознания, однако не видел ничего опасного в подобных иллюзиях.
-Смотри, для начала надо зарядить. Сейчас тут полный магазин. Но мы же должны в этом убедиться, правда?
Поставив под рукоять левую руку, большим пальцем правой Дэнни нажал на неприметную с виду кнопку - и обойма оказалась у него в ладони. Он подмигнул Герде, и подтолкнул обойму обратно вверх, ставя её на место с лёгким щелчком. 
-Теперь мы досылаем патрон, - медленно - как Гертруда и просила - он оттянул затвор назад, давая возможность рассмотреть, как один из патронов занял место в стволе. - Вот. А теперь можно стрелять.
Она была такой хорошенькой в этой бежевой тунике - против воли Даниэль всё пытался прикинуть, какое сейчас бельё на ней надето, не в силах полностью сконцентрироваться на том, что говорил и делал - и Кили с большим трудом подавлял желание всё-таки сунуть ей в руки пистолет, привлечь девушку к себе и, обняв, заставить стрелять саму, слегка направляя её руку и чувствуя под тонкой тканью жар разгорячённого тела.
Впрочем, раз уж начал, следовало довести демонстрацию до конца.
Он слегка выставил вперёд правую ногу, повернувшись примерно в пол-оборота налево. Поднял ствол. Мысленно прочертил прямую линию, что соединяла мушку с одной из жестяных банок.
Год собирал? Да чего тут пить-то? За неделю можно набрать, если уж настроение совсем поганым будет...
Задержал дыхание - ненадолго, про себя от силы успеешь досчитать до пяти - и нажал на спусковой крючок.
Банка слетела с ограды, а Дэнни только небрежно заметил:
-Следующий патрон досылается автоматически. Пока они не закончатся, и не придёт пора вновь заполнять обойму, затвор можно не трогать. Хотя быстро заполнить её обычно не получается. И если знаешь, что тебе придётся пострелять, то лучше иметь в кармане парочку запасных.
Жарко... Он сглотнул слюну, вновь подумав о минералке, что грелась теперь в багажнике. Прицелился снова...
Громкий звук выстрела, запах пороха - этот запах, признаться, всегда немного кружил Даниэлю голову, напоминая о вседозволенности, что даёт оружие - но бутылка, в которую прицелился Кили, осталась стоять на месте.
-Вот чёрт... - впрочем, он совершенно не смутился. Ну, кто из нас идеален? Тем более, что на звание снайпера Дэнни и не претендовал. - В общем, не всё так просто, как может показаться. Ну, что, подходи поближе... Попробуем вместе? Уверен, у тебя получится разбить эту сволочь на мелкие осколки...
От полуразрушенного дома на высохшую землю уже ложилась длинная густая тень. Правда, попытаться укрыться в ней - значило слишком уж отойти от заграждения. Что не могло ещё больше не сказаться на меткости стрельбы. Поэтому приходилось стоять на солнцепёке...
Дэнни уже мечтал о том моменте, когда дневное светило всё-таки скроется за горизонтом. Нельзя сказать, что вечера в последнее время были особенно прохладными. Однако с после заката ветерок всё-таки становился посвежее.
-Вот скажи, кого ты ненавидишь? Лично я иной раз в такие моменты представляю себе тех, кому хотел бы снести башку. И результат сразу становится куда лучше. 

+1

5

- Именно потому, что он тяжелый, я тебе и подставляю обе руки! - Уперто стоит на своем, но видя, как он пытается над ней не засмеяться, все же уступает. Тут даже обижаться не на что - она прекрасно знает, как выглядят со стороны растерянные люди, когда не знают, что от них хотят. И Дэнни таким порой тоже бывал - забавным, даже сейчас, в какой-то степени, стараясь ее не обидеть и подбирать слова. Может быть она это себе придумала, а может ему и правда в напряг вести с ней вот такие милейшие беседы и разжевывать элементарные вещи.
Но разжевывать нужно было, потому что в стрельбе Гертруда была самым настоящим дубом, а то и хуже. Стоило ей услышать слово "магазин", как перед глазами встала картинка обычного продуктового магазина и прилавка с, допустим, арбузами. Какому идиоту пришло в голову называть магазином это в пистолете? Правильно, что он говорит с ней, как с ребенком - только ребенку могут прийти в голову подобные нелепые мыслишки. Немного тряхнула головой, чтобы прогнать все картинки и смотреть, что делает Дэнни. Ведь ее придется повторить это и желательно с первого раза, чтобы не позориться и не просить показать еще раз.
Смотрит внимательно-внимательно, запоминает каждое движение. И интересно, и странно, и страшно одновременно. Молчит и только головой кивает время от времени. Брови нахмурила, состроила такую сосредоточенную физиономию, что сама бы удивилась, если бы увидела такую себя в зеркале.
Словно завороженная, смотрела на то, как он целится и выстреливает. Бедняжка так засмотрелась, что когда прозвучал выстрел, ее передернуло. Испугалась выстрела, зажмурилась и только спустя некоторое время посмотрела на выстроенные бутылки и банки.
- Вау! - Медленно, но верно на мордашку заползало восхищение. Он был слишком крут. Мог бы хотя бы для виду порадоваться тому, что попал, а то выглядел так, будто ни капли не сомневался, что попадет. И пока Герда залюбовалась им, тот выстрелил второй раз, опять этим заставив ее шарахнуться от громкого внезапного звука. Зажмурилась и, кажется, в этот раз даже ухо у бедной заложило.
Скривилась, так, словно это она только что не попала и это ей неловко.
- Ну, теперь я знаю, что и ты не всемогущ, - улыбнулась Дэнни и подошла к нему на шаг ближе. Тянет загребущие ручонки к пистолету, ведь теперь уже ей не терпится попытать счастье и попасть (или промахнуться) в эти чертовы бутылки.
Ей хотелось сделать все так, как Дэнни в первый раз. Со всеми этими магазинами арбузов и хитроумными затворами. Глупо, но она думала, что если проделать все процедуру, как он с самого начала, то она непременно попадет. Ритуал нужно соблюдать! Второй раз он не проделал, вот и промахнулся. Но своими глупыми мыслями на этот счет она не делилась.
Стоило пистолету попасть ей в руки, как она попыталась проделать трюк с магазином. Подставила ручонку, вроде бы нажала на тайную кнопочку, но ничего не произошло. Второй раз вроде получилось и Герда этого сама не ожидала.
- Я ненавижу лук. Особенно вареный. У тебя не завалялась луковица в багажнике? - Вполне серьезно спрашивает она, уже красочно представляя, как подвешенную за зеленые перья луковицу, разрывает на мелкие ошметки. - Хотя, бутылки тоже пойдут. У меня с ними свои счеты.
Серьезно она говорила или нет - сама не поняла. Алкоголь она вроде как не любила, но когда пил Дэнни - игнорировать это ей не составляло труда. Да и вообще, разве не глупо это - стрелять по бутылкам, что-то там себе представляя? Покрутила пистолет в руке, вспоминая, ничего ли из ритуала не забыла.
Прицелилась, но обошлась без пафосной позы вполоборота. Долго присматривалась к самой левой бутылке, сосредоточенно прицеливаясь. Вытянутая рука уже начинала ныть, потому решив, что пора, она выстреливает.
Но за мгновенье до выстрела отворачивается нафиг от всех целей и левой рукой закрывает себе глаза. Естественно, рука с пистолетом дергается, но звук бьющейся бутылки все же раздается.
Медлит, боится открыть глаза и вообще пошевелится. Непонятно откуда и по какой такой в организме, кажется, начал выделятся адреналин.
Открыла глаза по очереди. Картинка ее удивила: да, попала, но в самую правую бутылку.
- Нууу... Попала. Не туда, куда целилась, но попала.
Деловито заявляет Гертруда и пытается вложить пистолет обратно в руку Дэнни. Поигралась и хватит пока - не уютно ей все-таки с оружием в руках.
- Но я молодец, да? Дааа?..
Выпытывающе смотрит на Дэнни и строит глазки, ожидая похвалу. Ей хотелось все же вывернуть эту поезду на свой лад, прогуляться, а не пострелять. Ну, можно, конечно, вернуться к этому немного позднее, когда в голову не так сильно будет печь. Опять положила ладошку на теплую макушку, и подставила щеку, немного смутившись.
- Целуй, я ведь заслужила!

+1

6

-Заслужила, это точно, - сжав рукоять протянутого ему пистолета, Дэнни привычно, почти не думая о том, что он делает, поставил оружие на предохранитель. В следующий момент, слегка дотронувшись губами до щеки Герды, привлёк девушку к себе и поцеловал по-настоящему -  в конце концов, рядом точно никого не было. А если бы на горизонте и появилась чья-то машина - или, что совсем уж маловероятно, показался бы какой-нибудь бродяга, которого спьяну занесло в подобную глухомань - то Даниэлю это было бы совершенно безразлично. Он вообще редко оглядывался на чужое мнение, особенно, если это было мнение незнакомых ему людей.
Поцелуй не хотелось прерывать. Этот знойный день, что медленно, но всё-таки неотвратимо клонился к вечеру, тишина заброшенного ранчо и, самое главное, близость Гертруды, настойчиво шептали, что время можно было бы провести и с большей пользой, чем тратить патроны и разбивать бутылки, содержимое которых было уже давным-давно выпито.
Впрочем, разве они были ограничены во времени? Кили от всей души надеялся, что нет. Не то, чтобы его дела приходились только на будни. Но всё-таки на этот уик-энд он постарался максимально освободиться. И даже если девушку в очередной раз позовут родители на обед, у них в распоряжении, хочется думать, оставалась, как минимум, целая ночь.
-Только глаза закрывать, когда стреляешь, не стоит, - запрокинул голову, окинул взглядом безоблачное небо и утопающий в зелени простор, который их окружал. Кое-где буйно разросшийся кустарник подступал к самой ограде - наверняка прежние владельцы его в своё время безжалостно вырубали, но вот теперь зелёные побеги упрямо навёрстывали своё, стараясь заполонить высохшую каменистую землю. Хотя если подобный зной продержится ещё неделю-другую, наверняка и его листья начнут подсыхать из-за недостатка воды...
-Я бы с удовольствием поставил здесь луковицу, но, к сожалению, в багажнике есть только минералка и сэндвичи с сыром. К сыру ты не испытываешь подобной ненависти? Сразу предупреждаю, здесь поблизости нет ни одной нормальной забегаловки, насколько мне известно. И расстрелять наш ужин было бы чертовски жестоко. По отношению ко мне, по крайней мере.
Дэнни рассмеялся. Но, как известно, в каждой шутке - лишь доля шутки. Считается, что многие в подобную погоду страдают отсутствием аппетита. Кили к их числу явно не относился. Никто же не заставляет есть прямо на солнцепёке? Можно расположиться там, где попрохладнее - вон, хоть в машине, если врубить на полную мощность кондиционер.
Идея, кстати говоря. Там вполне просторно - на тот случай, если мы решим не только поужинать. С другой стороны, надо будет порыться в багажнике. Может, найду какой-нибудь плед или тонкое одеяло. Посидеть на травке в тени этой халупы будет более... экзотично, что ли.
Он вытащил носовой платок из кармана джинсов, вытер лоб.
-И на спусковой крючок надо нажимать плавно. Не бойся звука выстрела - пусть его боятся те, кого ты держишь на мушке. Чем ты спокойнее, тем больше шансов попасть в цель. Держи, - он вернул спутнице оружие, сунул обратно в карман сомканный белый платок. - Снимаем с предохранителя и целимся, - снова привлёк Гертруду к себе, но на этот раз лишь для того, чтобы встать у неё за спиной, настойчиво обнимая за талию левой рукой и слегка поддерживая пистолет правой. - Выбери мишень и постарайся попасть именно в неё. - Чуть наклонился, касаясь лицом каштановых волос, затем его губы прижались к мочке её уха, а ладонь опустилась чуть ниже, уверенно остановившись на бедре. - Может быть, я и не всемогущий, но у тебя, пожалуй, есть шанс это могущество обрести... Ты даже не представляешь, до чего ты хороша с оружием...

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-25 17:40:19)

+1

7

Да, она неимоверно собой гордилась. Получилось отвлечь Дэнни от этой чертовой стрельбы и чуть ли не заставить ее поцеловать. Хотя, разве он сопротивлялся и был против? Судя по всему - совсем нет, скорее даже наоборот. Ей бы вполне хватило поцелуя в щеку, чтобы ходить оставшийся день довольной, как паровоз, но когда он притянул ее к себе... Эх, как мало ей для счастья надо! Потянулась ручонками к лицу, но не коснулась его. Даже в такой момент она думает о том, что грязными руками лица лучше не касаться. Положила руки ему на грудь, легонько схватилась за рубашку и несильно притянула его к себе. Улыбается сквозь поцелуй. От него кровь по венам бежит быстрее, температура тела точно поднимается на пол градуса или градус, потому жара на улице становится менее раздражающей.
На этом заброшенном ранчо она чувствует себя уверенней и свободней, чем в городе. Пусть они будут закрыты в квартире вдвоем, но ощущение, что где-то рядом обитает кучка зевак-соседей будет действовать на нервы. А тут - свобода. Никому нет дела до целующейся парочки просто потому, что никого вокруг нет.
Гертруда - человек городской до мозга костей, и еще вчера или даже сегодня днем, сказала бы, что природа ей не по душе и подобная поездка не может принести ничего хорошего, кроме, пожалуй, свежего воздуха.
Теперь, когда она стояла так близко к Дэнни и он собой закрывал ее от солнца, она, пожалуй, могла бы простоять так еще долго, ведь в макушку больше ничего не печет.
- Так и быть, мы с сыром будем мирно сосуществовать, чтобы не оставить тебя без ужина, - говорит она, немного отстраняясь от Дэнни. Немного стыдно, что ведет себя так свободно, ведь сама по себе она жутко стеснительная. Костяшкой указательного пальца смущенно чешет кончик носа и старается не смотреть на Даниэля. - Сказал бы, что мы тут и ужинать собираемся, я бы тоже что-нибудь из дома прихватила. Или в магазин бы забежала - одними сэндвичами сыт не будешь. - Пожала плечиками и уставилась на бутылки. Поскорее их всех сбить и разбить, чтобы Дэнни перестал думать о стрельбе и думал только он ней одной. Герти буквально упивалась его вниманием к своей скромной персоне и ловила каждое его словечко. Но при этом так переживала и волновалась, что сама несла ерунду, которую он наверняка пропускал мимо ушей. Ну и пусть, ведь смотрел он на нее все так же, вне зависимости от того, болтает та или молчит, как рыба.
Даже не заметила, как опять оружие оказалось у нее в руках. Немного недовольно поджала губы, но возникать пока не стала. И правильно сделала, ведь то, как Дэнни ее учил целиться сейчас того стоило. Она посмотрела на Дэнни через плечо, когда тот встал за ее спиной и улыбнулась сдержанно. Все-таки она может потерпеть стрельбу, если он будет ее обучать так.
- Ты так говоришь, будто это проще простого...
На последнем слове ее голосок дрогнул или даже сорвался. Она резко вдохнула, когда Дэнни коснулся ее уха, а уж стоило ему опустить руку на бедно - в глазах помутнело. Он ведь не мог не заметить, как Гертруда реагирует на его прикосновения. Каждый раз, когда он ее касается, она резко на это реагирует. Причем и мозгом, и телом - с первым вообще беда, отключался и медленно включался вновь. Сердце точно начало биться сильнее, и воздух теперь хотелось глотать даже ртом.
Прикрыла немного глаза так, что ресницы дрожали и улыбается. Черт знает, до чего она хороша с оружием или без. Герда сейчас знала только то, что Дэнни хорош даже тогда, когда просто стоит за спиной. И нужно было ляпнуть что-нибудь, чтобы немного увести события в более мирное направление. Сама добивалась внимания, а как получила - так пожалуйста, сама же идет на попятную.
- Бутылки, вы слышали? Бояться! - Произносит она в шутку. - Ты правда думаешь, что так мне проще прицелится? - Смотрит куда-то в сторону, но руку с пистолетом не опускает. - Может, ты еще раз выстрелишь, а я тебя буду так отвлекать?
Но все же сосредоточиться она смогла - насколько это сейчас было возможно. Улыбка пропала, она выпрямила руку и опять постаралась прицелиться к той же самой бутылке, что прошлый раз "увернулась" от выстрела. Игнорировать близость к Даниэлю было сложно, но пока еще возможно. Поджала губы и старалась дышать ровно, иначе из-за частых ударов сердца рука дергается. Эх, вот унять бы сердцебиение хоть на пару секунд и тогда бы выстрелить - точно бы попала, но мечтать не вредно. По совету Дэнни стала медленно нажимать на курок, но от этого стало только хуже. Пыталась успокоиться зря, опять начал по венам течь адреналин. Не быть ей снайпером с такими-то нервишками и впечатлительностью.
Дожала курок до конца и на этот раз даже не отвернулась, когда прозвучал выстрел. Только зажмурилась, и то всего на мгновенье, от шума. А в следующую секунду раскрыла глаза испуганно от того, что где-то в кустах был слышен ор, слово кого-то живьем резали.  Опустила руку с пистолетом и стоит, как вкопанная, не зная, что делать. Промахнулась, конечно, но на это сейчас было плевать. Рот раскрыла и не шевелится. Была мысль бежать. Бежать в сторону криков и посмотреть, что там такое. Но боялась, потому что в голове уже были картинки, как ее пуля попадает в какого-то несчастного. Может, она не попала, а просто напугала выстрелом кого-то?
Это точно был не зверь - звери не матерятся так искусно. А Герда только одними губами позвала Дэнни по имени, ведь голосок от страха пропал.

+1

8

-Сейчас твоя очередь стрелять, так что не спорь.
Иной раз весьма сложно справиться со своими инстинктами, с желаниями, что настойчиво диктует тело. Отчего-то выходило так, что именно эта девушка очень легко выбивала Дэнни из колени, заставляя думать о том, как уложить её в постель, а не о делах. Впрочем, если постели по близости не наблюдалось, то Кили с удовольствием обошёлся бы и без подобных условностей... В том смысле, что закомплексованным человеком точно не был. А это знойное, душистое, головокружительное лето весьма недвусмысленно давало понять, что нужно пользоваться моментом. Не думать, не ждать, не сомневаться...
-А бутылкам и правда стоит бояться. Ты же их вот-вот перестреляешь...
Он так и продолжал поддерживать пистолет - целиться не помогал, просто брал на себя часть веса оружия - впрочем, и на мишени не смотрел, давая возможность девушке действовать. Сейчас Даниэль представлял себе лишь то, как снимет с неё эту тунику, а потом возьмётся за шорты, которые тоже выглядели совершенно излишним предметом одежды. 
Вот что хочешь - то и делай. Когда Кили оказывался возле Гертруды, мог вдохнуть запах её кожи и почувствовать прикосновения тела, все расчёты летели к чёртовой бабушке. Думал, прикидывал, старался подтасовать факты - а потом подходил к ней, и в мыслях не было ничего, кроме желания её получить...
-Давай. Мочи их всех.
Даниэль и сам закрыл глаза, теперь уже дотрагиваясь губами до её шеи. Пока что поцелуи эти были едва ощутимыми - лишь мимолётные обжигающие прикосновения, даже не слишком настойчивые. Они не могли показаться ни болезненными, ни чересчур требовательными, хотя Дэнни в данном случае и приходилось себя сдерживать, не давая воли собственным чувствам.
-А потом мы...
Мысль закончить не удалось.  Сначала прозвучал звук выстрела - он, само собой, Даниэля не испугал, но всё-таки прерваться заставил. Лучше было переждать самый ответственный момент, взглянуть на результат, а уж потом договорить.
Правда, договорить помешали крики.
Дэнни шумно вздохнул, уже осознавая возможные последствия, но всё ещё отказываясь их принимать.
О, нет...
Случается такое - кажется, если игнорировать действительность, проблемы исчезнуть сами собой. Подобным подходом к жизни Кили обычно не страдал. Подобный подход, бывает, наказуем - стоит только попытаться соскользнуть в воображаемый мир, действительность сразу напоминает о себе. И частенько - порцией свинца.
Но вот сейчас настолько не хотелось, чтобы какая-нибудь сволочь испортила их поездку, что Дэнни едва не застонал, уже прикидывая, как поступать дальше. И не желая соглашаться с тем, что всё пошло наперекосяк.
-Подожди.
Пистолет Даниэль оставил себе - попросту выхватил из руки девушки. Вновь поднял большим пальцем предохранитель и направился в ту сторону, откуда раздавались крики.
   ...Этот парень был лет на пять моложе самого Кили. Коротко подстриженный, в приличном белом костюме. Впрочем, и лёгкий пиджак, и бледно голубая сорочка сейчас были щедро залиты кровью - пуля угодила ему точно в грудь, не задев сердца. Если бы задела, незнакомец был бы однозначно мёртв.
-И чего с тобой делать, недоносок? - Дэнни опустился рядом на корточки, рассматривая раненного.  Вопрос-то, к слову, был риторическим. Везти его в больницу значило нарваться на серьёзный срок. Который лишь увеличивался бы по мере того, как легавые выясняли бы, кого ещё уже успели положить из этого ствола.
-Да что б вас всех... Слышишь, ты, мне нужен врач! Я приехал оценить это чёртово ранчо...
Приехал. Вот ключевое слово. Стало быть, где-то неподалёку должна быть машина. С ней тоже придётся разбираться.
-Угу. Сейчас отправим тебя... к доктору.
Первым импульсом было пристрелить бедолагу. Чтобы и сам  не мучился, и никого не мучил. Но как, скажите, пожалуйста, объяснить Гертруде ещё один выстрел? Она же всё поймёт...
-Герда, сходи за аптечкой. Она валяется где-то на заднем сидении. Тут у нас небольшой форс-мажор.
И голос звучит ровно, и паники не чувствуется. Правда вот злость захлёстывает. 
Сука. Такой вечер испоганил.
-Ты один приехал-то? Приятели помочь не могут?
Кажется, раненый слабел с каждым мгновением. Сейчас он лишь отрицательно покачал головой.
Ну, поблагодарим судьбу за её маленькие милости. Хоть что-то...

Отредактировано Daniel Keeley (2015-06-27 00:24:28)

+1

9

Поддерживать бессмысленную беседу с Гердой и при этом гнуть свою линию, продолжая отвлекать ее своими прикосновениями - в этом весь Дэнни. Сколько они с ним знакомы? Ну, не считая того, что почти на год они забыли о существовании друг друга. Неделя не набиралась в сумме, но этого хватило, чтобы точно понять о нем одно: если он что-то придумал себе, то этого и будет добиваться. Будет делать вид, что передумал, но свое получит. Герду, которая тоже привыкла хитростью и упорством брать свое, это бесило. Бесило и еще больше восхищало - ну, а что? Наконец-то появился кто-то, что может ее переспорить и переубедить особо не напрягаясь.
Говорит о бутылках, а Герда слышит что-то совсем другое. Вот он, случай, который доказывает, что не важно, ЧТО ты говоришь, а важно - КАК.
Вот только все мысли и слова вылетают из головы, когда из-за кустов, в сторону которых ты стрелял, доносятся истошные крики. Пару раз она попыталась позвать Дэнни по имени, но ни разу не получилось - голосок отказывался прорезаться. Она запоздало сообразила, что он от нее уходит. И понятно, что он-то делает все правильно - нужно пойти разобраться с тем, что она натворила, она ведь и сама порывалась бежать туда, если бы, конечно, смогла. Зачем-то все равно потянулась пальцами к нему и даже успела коснуться края рубашки,  а вот ухватиться за яркий кусок материи не успела. Стоит еще какое-то время неподвижно. Только и может, что смотреть ему в спину.
Спина начинала потихоньку смазываться от того, что в глазах начинали собираться соленые слезы. Испугалась Гертруда настолько, что даже плакать начала как-то запоздало. Начинает вытирать запястьями слезы, а те, кажется только сильнее текут. От собственных всхлипов девушка даже не может разобрать, о чем там Даниэль говорил с тем несчастным. Ноги уже подкашивались и хотелось упасть тут в обморок, чтобы не мучиться. И в обмороке помереть, чтобы потом тоже не мучиться, ведь собственная совесть ее загрызет раньше, чем она успеет пойти сдаться в полицейский участок.
Услышав свое имя, она немного приходит в себя. Спокойный голос Дэнни обнадеживает: может там все не так плохо и она просто попала в какого-то мужика-истеричку, который все преувеличивает? Но раз нужна аптечка, значит, одним испугом не обошлось... И в то же время, раз нужна аптечка, значит, все не так плохо, как она себе уже успела придумать, верно?
Мысли хаотично сменяются одна другой и не отличаются особой логичностью и адекватностью. Не мысли, как какая-то растаявшая на палящем солнце сметана - такая же бестолковая.
Все еще не в силах произнести хоть словечко, но усиленно кивает головой. Наконец-то смогла сдвинуться с места и, медленно ускоривая шаг, направиться к машине. Надеялась, что Дэнни оставил машину открытой и ей не придется зря терять время, чтобы вернуться к нему за ключами. Вряд ли она за такое время опять вспомнит, как разговаривать и сможет ему крикнуть, чтобы тот открыл машину.
Медленно тянет на себя ручку от двери, боясь, что та не откроется. Но дверца быстро и легко открывается. Облегченно выдыхает и залезает в машину, которая уже успела нагреться так, что легкие буквально жжет от того, какой горячий в машине теперь воздух. Но даже на это Герде теперь плевать. В висках и ушах пульсирует кровь, в глазах все плывет от слез, которые и не думают прекращать литься водопадом. Капают на шорты, оставляя огромные мокрые следы, но разве сейчас время об этом думать? Аптечки на сидении не оказалось - это видно даже сквозь слезы. Наклонилась, чтобы рукой пошарить под сидениями - слезы теперь капают на кожаный салон. Переживет машинка. Раз уж Даниэль доверил ей водить эту машину, то точно не дорожит ею настолько, чтобы закатывать истерику из-за того, что на сидении будет пара соленых капель. Герда улыбнулась, когда нашла аптечку под сиденьем - должно быть закатилась как-то туда, когда машина резко тормозила. Прижимает аптечку к груди, как самое дорогое на свете сокровище. Дает задний ход, вылезая из машины и, не заморачиваясь над тем, чтобы захлопнуть дверцу за собой, быстрым шагом идет в сторону Дэнни и раненного мужичка.
Замедляет шаг и в конце концов останавливается, когда оказывается в метрах пяти-шести от раненного. Не может заставить себя шагать дальше, только сильнее обнимает эту чертову аптечку.
- Дэнни, - наконец, смогла произнести Гертруда и в конце всхлипывает или икает от плача. - Я боюсь дальше идти!
Шмыгает носом и смотрит на него жалобно-жалобно, стараясь не опускать глаза на валяющегося раненного. Но ведь все равно в поле зрения тот мужик попадает и, кажется, Герти может даже разглядеть красное пятно на его груди. Испугавшись, роняет аптечку, которую так прижимала только что к сердцу и ладошками прикрывает рот. Глаза широко распахнуты и она дрожащим голосом спрашивает:
- Это я сделала?
Опять всхлипывает и вытирает слезы, чтобы рассмотреть получше - не показалось ли ей там это красное пятно?
Переводит взгляд на Дэнни, но задержаться не успевает - глазки закатываются и та, как полный мешок картошки, падает, наконец, в свой долгожданный обморок.

+1

10

Судя по всему, он действительно был здесь один. Впрочем, в этом не приходилось сомневаться с самого начала, просто Дэнни оказался несколько обескуражен случившимся, для того, чтобы рассуждать логично. Ну, положим, чёртов оценщик подъехал раньше и оставил машину с другой стороны ранчо - тогда действительно можно было не заметить его присутствия. Но вот нескольких человек, что в любом случае переговаривались бы между собой, возможно, обменивались шутками и смеялись, Даниэль засёк бы однозначно.
Он положил пистолет на землю, вытащил выкидной нож - тот лежал рядом с мобильником в правом кармане джинсов - и нажал на кнопку. Лезвие почти беззвучно - не считая едва слышного щелчка, который Гертруда вряд ли сумела бы различить - вырвалось на свободу.  Всё ещё рассматривая раненого, Кили наклонился чуть ниже, внимательно следя за тем, чтобы этот тип не схватился за оружие. В конце концов, можно было сколь угодно долго изображать из себя умирающего, а потом вдруг резко ожить и попытаться свести счёты с теми, кто, пусть и невольно, нашпиговал тебя свинцом.
Хотя что-то не верится...
Впрочем, учитывать нужно любой из возможных вариантов. Может, этот тип не так плох, как кажется. Поэтому, помедлив, Даниэль отодвинул ствол ещё чуть подальше, прикидывая, куда воткнуть нож. В иной ситуации он и не сомневался бы - перерезать горло, и все дела. Но если Герда подойдёт, она разу поймёт, что пуля не оставит подобный след. А что раненый сотворил сам с собой подобное, тоже выглядело маловероятным. По-хорошему, следовало воткнуть ему лезвие под ребро, так, чтобы попасть в сердце. Сорочка всё равно залита кровью, и дыркой больше, дыркой меньше - в глаза бросаться не будет.
На самом деле аптечка Кили была без надобности. Ему требовался тайм-аут, чтобы  осмыслить происходящее и решить, что делать дальше. Но тут уж решай - не решай, вариантов немного. Расклад получался следующий - приходилось выбирать между жизнью неизвестного парня и жизнью самого Даниэля. И уж в данном случае перед ним в принципе не стоял выбор. Склонностью к самопожертвованию Дэнни не страдал никогда. Так что...
Так что незнакомца при любом раскладе придётся закопать где-то здесь. А потом избавиться от машины.
Или не избавляться.
Ну, если рассуждать логично - положим, тут обнаружат тачку. Потом, если сильно напрягутся, сумеют отыскать и тело. Извлекут пули и сумеют вычислить, что горе-риэлтора уложили из того же пистолета, что и нескольких других ребят в Сакраменто. Что дальше?
Дальше, судя по всему, тупик. Само собой, разрешение на этот ствол Кили не оформлял.
-Всё хорошо, не ходи, стой на месте...
Пока Даниэль прикидывал все за и против, Гертруда уже успела отыскать лекарства.
Надо было эту хренову аптечку куда-нибудь подальше запрятать.
Но, как известно, заглянуть в будущее нам не дано. Потому и нет смысла жалеть о сделанном, или - как в данном случае - не сделанном.
-Это я виноват, детка, не психуй, я совсем разберусь. Жди меня в машине.
Истекающий кровью что-то пробормотал - кажется, требовал врача - но Даниэль этого не заметил. Он обернулся, услышав, как Герда упала. И вот  в этот момент Кили забыл и о подстреленном субъекте, и о том, что его надо, мягко говоря, добить.
За пару мгновений Дэнни успел подбежать к девушке. И первым делом пощупал пульс, прижав пальцы к её шее...
Вроде всё нормально.
-Эй, ты здесь? - он потрепал Герду по щеке. Замолчал, прислушиваясь к её дыханию, которое казалось вполне ровным.
Паника, что овладела Даниэлем в первый момент, потихоньку начала отступать.
Он наклонился, поднял Гертруду на руки. Постоял секунду-другую, прижимая девушку к себе и пытаясь сообразить, что следует сделать. А затем вышел из зарослей - ветки больно хлестали, норовя попасть по открытым участкам тела, но Дэнни и этого не замечал - и, преодолев залитое солнцем пространство, опустил Герду на траву возле полуразрушенного здания. В всяком случае, здесь была тень.
-Я сейчас.

-Доктор тебе нужен, говоришь. Ну, считай, я приехал.
За то время, пока он относил Герду подальше отсюда, незнакомец десять раз мог бы схватиться и за ствол, и за нож, что Кили тоже неосмотрительно бросил рядом. Но тот лишь шумно дышал, даже не пытаясь подняться.
Дэнни подобрал выкидуху, взвесил её в руке, так, словно взялся за нож в первый раз. А потом, примерно прикинув, куда бить, ударил парня под нижнее левое ребро снизу вверх. Проделал он это так, как проделывают необходимую работу, что, в общему-то не вызывает ни малейшего отвращения.
Так... А копать-то, судя по всему, и нечем... Ветками закидать?
Лезвие он вытер о пиджак бедолаги. Сложил нож и убрал в карман. Вымоет дома.

+1

11

Ее обморок плавно перешел в что-то, отдаленно напоминающее сон. Она очнулась первый раз, когда Дэнни ее нес, но в теле была такая слабость, а в голове такая пустота, что, моргнув пару раз, она опять задремала.
Ей не хотелось думать о причине, по которой ее несли, а вспомнить самой была тогда не в состоянии. Да и второй раз, когда очнулась уже в тени от здания-развалюхи, не сильно больше соображала. Моргает часто, чтобы привыкнуть к все еще яркому свету, пусть даже прямых лучей на нее сейчас не попадает. Привстает, опираясь ладошками, оглядывается растерянно. Отряхнула ладошки от травы и мелкого песка, который прилип к рукам. Понимает, что даже сидя голова немного кружится и тошнит. Тыльной стороной ладошки касается лба, вытирает глаза.
Самый актуальный вопрос - где она?
Вопрос "кто она?" как-то отпал быстро, не успев толком встать - не настолько сильно у нее разум помутился. Она себя чувствовала, как после слишком долгого сна на выходных. Голова тяжелая и во все конечности словно свинца залили. Все движения медленные, как у девяностолетней старухи, которая боится, что от любого лишнего дерганья может развалиться сношенный временем сустав. Повернув голову, она видит открытую заднюю дверцу в машине Дэнни и, собственно, саму машину. О, точно! Дэнни!
Хотя, и что, что Дэнни? Машина его и какой-то идиот оставил дверцу открытой, запуская в салон кучу всяких мошек, от которых потом  придется долго и муторно избавляться. Особенно от их трупиков на сиденьях и приборной панели. Посмотрела в небо, чтобы посмотреть, как высоко или низко сейчас солнце, но, когда она подумала получше, логически, поняла, что делать это было глупо. Посмотрела на крышу здания, которая была не такой уж и высокой. Перевела взгляд на тень, которая была длинной-длинной.
Значит, вечер. И что она забыла тут, на земле в невиданном ей ранее месте?
Не нравится ей, что так тихо вокруг. Только звуки природы, к которым Герда не привыкла. Морщит нос и заправляет выбившиеся волосы за ухо. Чувствует пальцами, что в волосы забились мелкие высохшие травинки и парочку достает.
- Дэнни? - Тихонько зовет она его и продолжает осматриваться. Пить хотелось безбожно - даже короткое имя вызвало неприятное ощущение сухости во рту. На глаза попались бутылки, выставленные на ограждении в ряд и тут в голове прояснилось.
Плечи начинают содрогаться, а Герда беззвучно плакать. Только слезы, судя по всему, она выплакала до того, как грохнуться в обморок, потому что сейчас весь плачь заключался в судорожных сокращениях мышц и скривленной мордашке.
Она отползает назад буквально на сантиметров десять. Садится так, чтобы обнять свои дрожащие коленки. Поджимает ступни под себя и сжимается в комочек так, словно надеялась уменьшиться в размерах и пропасть.
- Даниэль, где ты?.. - говорит она еще тише, всхлипывая. - Я все испортила!
Утыкается лбом в коленки и бубнит что-то неразборчиво. Сама не понимала, что хочет сказать и что думать. Он ее бросил тут одну, разбираться с тем, что натворили ее кривые руки, что растут не оттуда, откуда надо бы? Но ведь машину тут оставил! Может, он вызвал скорую и вместе с тем мужиком поехал в больницу? Этот вариант не многим лучше - бросил ее тут одну. Но разве ее милый Дэнни смог бы так с ней поступить?..
Сама уже боялась думать дальше: предположения были одно противнее другого и самой от них становилось все хуже и хуже. Единственное, что объединяло все ее придуманные сценарии развития - она виновата во всем и теперь ей прямая дорога за решетку.
Обняла коленки еще сильнее.
- Так мне и надо!
Кусает себе губы, пальцами сжимает кожу на ногах так, чтобы было больно. Даже пальцы на ногах сжимает так, ремешки на босоножках впиваются в ногу сильно-сильно.
Да, в детстве ее родители редко наказывали за проступки. Этого не нужно было делать просто потому, что совестливая маленькая девочка сама себя загрызала так, что приходилось ее успокаивать, а не ругать. И, повзрослев, она ни чуточки не изменилась. Разве только такие приступы самобичевания стали событием более редким, ведь теперь она старалась не переживать из-за разбитой чашки или другим мелочам.

+1

12

В машине не было ни лопаты, ни топорика. Строго говоря, Дэнни ведь ездил в основном по городу, даром, что на внедорожнике. А с внештатными ситуациями он привык справляться с помощью пистолета и ножа.
Только вот теперь ни ямы выкопать, ни веток нарубить... Строго говоря, когда этого недоноска станут искать, то машину раньше или позже обнаружат. И затем, конечно, отыщут его тело. Но с другой стороны - пока начнут искать, пока обнаружат и пока отыщут, пройдёт время. А всем известно, что в таких случаях время - самый существенный фактор. Даже если Кили и забудет в ажиотаже что-то убрать, даже если лоханётся где-то, то по прошествии хотя бы недели дождь, ветер и песок сделают всё за него.
Так что ветки пришлось ломать  - хуже не будет точно.
Упругие сучья били по лицу - как будто нарочно - и пытались оцарапать руки. Капли пота падали со лба, попадая в глаза, и от этого окружающий мир расплывался. Контуры предметов теряли чёткость, и действовать порой приходилось наугад. А тучи мошек кружились рядом, привлечённые запахом разгорячённого тела.
Впрочем, на мошек Дэнни плевать хотел. Он лишь изредка отмахивался от них, матерился в пол-голоса и принимался дальше сгибать ветки несчастной поросли, пока те с хрустом не ломались.
Несколько раз он останавливался, чтобы перевести дыхание. Оценивающе смотрел на укрытый зеленью труп, а затем продолжал работу.
Признаться, Даниэль очень боялся, что Герда вот-вот придёт в себя и застанет его за этим занятием, и потому ускорял темп, стараясь сделать всё побыстрее. Но почти сразу же его вновь захлёстывала волна паники, потому что казалось, будто прошло очень много времени, и если бы с девушкой всё было хорошо, она уже давно пришла бы в себя... В такие моменты он с трудом сдерживал желание всё бросить и пойти проверить, как она там. Останавливало лишь осознание того, что этот выстрел, так неудачно попавший в незадачливого риэлтора, может навредить не только ему, но и Герде. И стало быть, ей не менее самого Дэнни нужно, чтобы он кое-как уладил последствия...
Должно быть, провозился Кили не более получаса. Но он так измотался от этой безудержной гонки, что настроение его успело несколько раз поменяться. Полная эйфория - ой, да всё хорошо будет, не с таким дело имел - сменялась безудержным отчаянием - чёрт, ну, она же должна прийти в себя, правда?
   Как бы там ни было, он закончил. Постоял немного, глядя на дело рук своих, удовлетворённо хмыкнул - теперь тело сумеют отыскать лишь по запаху, да и то не сразу. Конечно, койоты и хищные птицы могут испортить результат, но всё-таки не настолько, чтобы оценщика обнаружили сразу...
Негашёной извести бы...
Даниэль вздохнул, почесал указательным пальцем переносицу, безразлично заметив на запястье глубокую царапину.
Ерунда, до свадьбы заживёт.

-Эй, ты чего, глупенькая, всё же хорошо, - он опустился на землю рядом с Гердой, обнял её за плечи. Пусть она плачет, пусть поднимает какой угодно кипиш - им пока спешить особенно некуда. Есть возможность оклематься.
Увидев, как она сидит, уткнувшись в колени, Дэнни вздохнул с облегчением. Как бы там ни было, она не валялась в обмороке - это ж главное.
-Ну, тихо-тихо, - он дотронулся губами до макушки, покрепче прижал Гертруду к себе.
Так, пробуем рассуждать логично...
Она боялась подойти к раненому, а потом и вовсе отключилась. Стало быть, проверять его слова не пойдёт. А если и пойдёт, то, не присматриваясь, увидит лишь буйную зелень.
-Ничего ведь не случилось. Пока ты тут в отрубе лежала, этот ублюдок уехал. В больницу, да. Хотя и лечить там нечего. Ты резала когда-нибудь палец? Бывает же, что крови много, а порез - фигня. Вот так и здесь...
И чтобы переключиться на что-то полезное, добавил:
-А ранчо это будут продавать. Надо нам все бутылки собрать. А то некрасиво получится. Но для начала, может, тебе водички принести?
И бутылки, и банки, и осколки. На них были его "пальчики". Что уже больше пятнадцати лет хранятся в картотеке у копов. Так что здесь Дэнни душой не кривил - прибраться придётся.

+1

13

Из-за своих собственных всхлипов Гертруда даже не заметила, как к ней подошел Даниэль. Вряд ли он специально беззвучно подкрадывался к ней, скорее просто она так увлеклась самогрызством, что ничего вокруг больше слышала. Почувствовала, как его рука коснулась плеч и замерла на пару секунд. Она думала, что если он начнет ее ругать, то ей станет легче. Пусть предложит отвезти ее в полицию - ведь она сама уже готова прямо сейчас сдаться и признаться во всех смертных грехах, какие совершала и какие может совершить в будущем. Но Дэнни ее только успокаивал, от чего становилось пока только хуже.
Опять начала всхлипывать, еще сильнее прижала к себе колени - оказывается, еще было куда сжиматься. Так у нее были хоть какие-то шансы успокоиться и перестать лить слезы. Казалось, посмотрит на него сейчас и все, помрет прямо тут со стыда и от жалости к себе. Тихо-тихо шепчет ему "уйди", но это это слово точно заглушили кузнечики, потому не удивительно, что тот только сильнее прижал ее к себе.
Плачущие люди выглядят отвратно. Какая девушка в здравом уме захочет, чтобы ее видели в таком ужасном состоянии? Кончики ушей горят, глаза опухшие, а брови и уши покраснели, как у рака панцирь. Уперто не двигается с места и старается не прижиматься к Даниэлю. Не заслужила она быть рядом с таким мужчиной, ведь все его старания прошли даром из-за ее неуклюжести и неудачливости.
Спокойный голос Дэнни все же делал свое дело. Он правильно смекнул, что лучше всего сейчас попытаться ее уболтать. Раз он так спокойно с ней теперь сидит и рассказывает ей даже о том, что ранчо собираются купить, о том, что надо собирать это долбанные бутылки, значит...
- Значит, с ним все хорошо?.. - Игнорируя вопрос, наконец, тихо выдавливает из себя Герда. Подняла голову так, чтобы увидеть его лицо - спокойное, задумчивое. Шмыгает носом, не желая доставать этот самый нос на свет божий - все так же прячет его за коленками. Из-за этого голосок звучит еще тише и как-то совсем жалко. - Но ведь он так вопил!
Ладошкой касается лба, пытаясь вспомнить, в какой момент она там шмякнулась в обморок. Щурится, шмыгает носом и молчит. В голове у нее такая каша, что не может найти нужную ниточку, чтобы потянуть за нее и найти нужную картинку.
Перестала сопротивляться и прислонилась сама к Дэнни. Руки чесались, чтобы обнять его и не отпускать черт знает, сколько времени. Как мамочку заботливую, единственную, кто может защитить ее от дворовых хулиганов обидчиков. Хотя, сравнивать его с мамочкой было в корне неправильно, сейчас ему предстояло ею побыть.
- Не могу вспомнить... Куда я попала? Он будет заявлять в полицию? Мне нужно пойти и самой все написать?
Забыв от том, что выглядит сейчас, как самое настоящее чучело, пугало огородное, она все же поднимает голову полностью и перестает обнимать свои коленки. Поворачивается к Дэнни и, по мере задавания вопросов, пододвигается к нему все ближе. В конце концов, цепляется пальцами за рубашку и блестящими глазами, дрожащими губами и подбородком, уставилась на него
- Это ведь не ерунда какая-нибудь. Это я сделала! - Притягивает его к себе и утыкается теперь уже носом ему в грудь.
Вернее, не совсем носом. Пачкать его своими слезами и соплями она даже в таком состоянии не хотела. Уткнулась лбом и успокаивается понемногу.
Пуговица. Ей надо определенно как-нибудь стащить у него пуговицу, пусть даже запасную. Тянется к пуговичке на рубашке и вертит ее пальцами.
- Посиди со мной немного, я тебе помогу собрать всё.
Вытирает свободной рукой, пусть даже мурзатой, себе глаза. Сухие глаза, просто уже слипающиеся от соленых слез. Даже если ему противно, то пусть потерпит - она ведь год назад ковырялась в его ране, а это картинка не из приятных тоже. Дыхание стало ровным, плечи перестали судорожно содрогаться. Выпускать пуговицу из пальцев она не торопилась. Обнимать его сейчас казалось чем-то неправильным. Хотелось спросить, где сейчас этот несчастный пистолет, из-за которого вся пятница испорчена и, возможно, даже вся жизнь Гертруды, но думать об этом не хотелось, ведь тогда она опять начнет истериковать и плакать.
Полностью успокоившись и чувствуя, что даже уши перестают гореть и нос больше не печет, она отрывается от него, но смотреть в лицо все равно не может - боится, стесняется и просто не хочет отрывать глаз от так полюбившейся ей пуговицы. Смотрит куда-то в сторону, на тень от дома и на темную землю. О да, сейчас из-за того, что она тут раскисла и валялась на земле, и она, и Дэнни будут испачканы, как неизвестно кто. Скосила глаза на свои шорты - и правда, светлая материя джинс выглядит, как одеяния бомжа.
- У тебя в машине нет простой воды?.. Мне бы умыться.
Смотрит, наконец, ему в лицо и криво, но все равно искренне улыбается. Вспотевший, милый до безумия и, кажется, взволнованный. Отпускает пуговицу, чтобы рукой, которая вроде как выглядела более ли менее чистой, убрать прилипшую ко лбу прядь волос.
- И тебе умыться бы...
Опять опускает глаза и видит его руку, с царапиной на запястье. Касается его руки и тянет ее ближе к себе, чтобы получше посмотреть. Да, интересно получается, что из трех человек самой здоровой в итоге будет Гертруда.
- Как ты умудрился поцарапаться? Где аптечка? Давай я тебе промою?
Она уже пытается встать, хотя бы на коленки, но получается это как-то очень сомнительно. Часто моргает, глубоко дышит. Что-то от резких движений ей становится нехорошо, но потерпеть можно.
- Не отказывайся, пожалуйста. Мне нужно что-нибудь сделать.
Глаза опят на мокром месте, но все равно упорно тянет его руку к себе. Нежно сжимает руку так, чтобы не касаться раны.

+1

14

Аптечка...
Забыл ведь! Если бы Герда сейчас не напомнила, эта злосчастная аптечка так и осталась бы лежать там, где она её уронила - неподалёку от тела. И каждый, кто обнаружил бы риэлтора, отыскал бы и эту небольшую пластиковую коробочку с отпечатками Дэнни.
Что ж я за осёл-то!
По крупному счёту, это было ещё мягко сказано. Но, судя по всему, у Кили на сегодня на исходе были не только силы - к концу подошёл даже запас ругательств.
-Я потерял аптечку, - он обезоруживающе улыбнулся - такой улыбкой можно и попросить прощения, и расписаться в собственной глупости - а потом негромко добавил. - Подожди, я сейчас.
Впрочем, подниматься на ноги не спешил. Странно - попросту невероятно - но, глядя на Гертруду, Днаиэль испытывал что-то сродни сожалению. Не стоило заставлять её стрелять, ведь девушка явно  с самого начала не горела желанием сюда ехать. Но уж раз настоял на своём, надо было не расслабляться, а контролировать происходящее.
На бедолагу, которого он наспех закидал ветками, Дэнни было плевать. Ни угрызений совести, ни чувства вины. Он в принципе никогда не ощущал себя виноватым по отношению к тем, кто был ему безразличен. Если ты не испытываешь к человеку ни симпатии, ни влечения, о чём вообще может идти речь? Мир для тебя не изменится от того, присутствует ли он на этой грешной земле, или уже нет. А раз так, смысла-то тратить собственную жизнь на все эти надуманные принципы, которые нам с детства пытаются вдолбить в голову? Добро-зло, можно-нельзя, хорошо-плохо... Да чушь всё это. Любое понятие - относительно. Что хорошо для Даниэля, плохо для бродившего по кустам незнакомца.
-Жди меня здесь, договорились?
Ко всему прочему, имелся один нюанс. Дэнни было крайне неуютно потому, что эта девочка плакала. Он ведь надеялся, что ей будет комфортно рядом с ним. И даже если бы он мог себе представить, что на этой импровизированной прогулке случится нечто подобное, он никогда не предположил бы, будто из-за неизвестно никому типа можно так сильно расстроиться.
В какой-то миг мелькнула шальная мысль о том, что стоит рассказать Гертруде всё - если она поймёт, что этот недоносок никому и никогда больше не пожалуется, то, наверное, успокоится?
Он уже готов был заговорить - попросту развести руками и выдать, что психовать на счёт копов не стоит - но тут вспомнил слова своей мамы. Она частенько повторяла Дэнни, что все люди разные. И не стоит других судить по себе. Следовать её совету до сих пор у Кили получалось не слишком... Но вот сейчас он внезапно перебил самого себя на полуслове и промолчал.
-И забудь о полиции, ладно? Если ты меня хоть чуть-чуть любишь... Понимаешь, это же я помогал тебе держать пистолет, это я должен был смотреть куда мы стреляем. Но я, - Даниэль поднял глаза к светлому небу, на котором солнечный диск уже клонился к западу, исчезая за горизонтом - так легко было вообразить, что он вот-вот начнёт плескаться в Тихом Океане - и слегка пожал плечами. - Я настолько сильно хотел тебя, что не мог думать ни о чём другом...
Не вырываясь, свободной рукой погладил её по щеке. Подвинулся поближе, поцеловал в губы - не столько страстно, сколько нежно. На самом деле, пролитая кровь всегда будоражила все чувства, обостряла восприятие этого мира. И, пожалуй, теперь вопреки осторожности, вопреки здравому смыслу, хотелось прижать её к себе и попытаться снять тунику, заставляя вновь улечься на выжженную солнцем траву.  - Так что во всём виноват я. И если ты о чём-то сообщишь, мне мало точно не покажется... А этот тип будет молчать, - Дэнни понизил голос и произнёс почти заговорщическим тоном. - Мы сошлись на двухстах пятидесяти долларах. Ему слегка порвало на груди кожу, но этот хрен действительно так вопил, что я решил не торговаться...
Усмехнулся. Всё-таки освободил руку и поднялся на ноги.
-Я быстро.

   ...Вернулся Кили и действительно оперативно. То место, где Герда обронила аптечку, находилось чуть в стороне от трупа. И потому ни закидать, ни затоптать его Даниэль не успел. На обратном пути он подошёл к машине, взял из багажника пару бутылок с минералкой. Отвернул у одной крышечку и, следуя совету девушки, умылся тёплой газированной водой - вылил пару горстей себе на лицо, затем поднёс горлышко к губам и напился. Есть сейчас определённо не хотелось, так что сэндвичи так и остались на своём месте.
-Держи, - он протянул лекарства Гертруде, бросил на землю бутылку и вновь уселся рядом. - Если будешь мазать йодом, не забудь подуть.
Кажется, она перестала плакать? Или, и правда, только кажется?
Дэнни многое бы дал, чтобы она ещё раз улыбнулась...

+1

15

- Двести пятьдесят долларов? Серьезно? - Искренне удивляется Гертруда, забыв на какое-то время о своих терзаниях. - Меня б кто так подстрелил - недели три могла бы жить не работая...
Задумалась, прикидывая, сколько точно ей надо работать, чтобы столько получить. Прикрыла свой рот пальцами, посмотрела на Дэнни.
- Глупости говорю, не слушай меня, - говорит она, отодвигаясь от него, чтобы дать встать. Сама же подниматься не спешила, ведь только минуту назад пыталась привстать хоть на коленки и уже головушка закружилась, как после карусели-тошниловки. Кивнула только пару раз быстро Даниэлю, мол, жду тебя тут. Вымазаться сильнее было трудно, так почему бы дальше не сидеть тут, прямо на земле?
Ее не покидало ощущение неправильного дежа вю-перевертыша. Опять ей тащат аптечку, только особо не торопится.
- Эй, я тоже хочу! - Совсем оправившись от своих переживаний, кричит она в сторону машины, сложив ладошки у рта, чтобы лучше было ее слышно. Бессовестный посмел пить раньше ее и даже умыться. Морщит нос, поджимает губы от недовольства.
Она старалась себя развеселить сама, чтобы не начинать снова забивать себе голову проблемами, которых, если верить Даниэлю, не существовало. Решив, что надо все вопросы решать по мере их поступления, она тянет руки к бутылке с водой, но вместо воды получает аптечку. Пялится на нее и переводит наигранно недовольный взгляд на него.
- Может мне лучше тоже сначала умыться? - Ставит аптечку на коленки, не торопясь ее открывать. Вытирает один раз ладошки о шорты и показывает их Дэнни, широко расставив пальцы, чтобы тот оценил масштаб загрязнений. - Видишь? Такими руками я не могу тебе ничем помочь.
И в конце, как бы в подтверждение своим слова, убирает прядь волос, которая так и норовила залезть ей в рот, пальцем, от которого на лице остается серый след.
Попросив полить ей из бутылки на руки, она, наконец, становится на ноги. Не уверенно, как ребенок, что только что научился ходить. Но вопреки ее ожиданиям, ни к глаза не потемнело, ни ноги не подкашивались, что не могло не радовать. Отряхивает мелкий песок и травинки с себя и только тогда моет руки, отойдя немного в сторону, чтобы потом не вляпаться в лужу ненароком. Умылась быстро, чтобы сэкономить воду из бутылки еще на промывку царапины Дэнни - кто знает, есть там еще в машине запасы воды или это единственная бутыль? Правда, хватило воды на то, чтобы даже волосы намочить немного. И плевать, что сейчас те начнут виться, как шерсть у барана на боках.
- Ты помнишь, как я мыла руки на стоянке тогда, чем-то спиртным? - Спрашивает она, задумавшись. Лизнула палец и почувствовала, что вода соленая. Значит, он правда открыл бутылку с минеральной, а не привез обычную воду, налитую дома из-под крана. Так удивилась этой расточительности, что даже забыла, о чем говорила до этого. - Мне тогда казалось, что у меня руки еще дня три чем-то кислым отдавали. А теперь они будут солеными.
Попыталась отряхнуть руки, чтобы ты скорее сохли, сдуть мокрые волосы, что прилипли к носу, но это было без толку. Пришлось отвернуться от Даниэля и, задрав тунику, вытереть ею лицо, насколько это было возможно. Если шорты были в плачевном виде, то она каким-то образом осталась вполне чистой, по крайней мере, спереди.
Подойдя к Дэнни, молча взяла его пораненную руку. Рассматривала с таким умным видом, будто что-то в этом смыслила. На самом-то деле ничего не смыслила и смотрела даже не на рану, а на руку в целом. Огромную кисть. И даже не заметила, как начала поглаживать руку у запястья, вести пальцем через всю ладошку, еле-еле касаясь кожи. Очнувшись от этого "занимательного" действа, она все же возвращается к ране. Понять, как он умудрился пораниться тут, она не смогла. Но это лучше, чем если бы он поранил ладонь - тут грязь не успела попасть в рану и заживет быстрее, если царапину специально не тревожить.
Подняла глаза на Дэнни и улыбнулась.
- Может, мне пора бы записаться на курсы медсестер после работы? Явно лишними не будут. Пойдем ближе к машине? Там удобней будет разложить все, а то тут песок везде.
Оглядывается и, как по команде, песок и правда стал везде. Порыв ветра поднял пыль так, что та так и лезла в глаза. И рот надо бы закрыть, иначе песчинки потом будут скрипеть на зубах и действовать не нервы. Загребла аптечку и пошла к машине, не дожидаясь ободрения. Она тут главная, у нее же аптечка!

+1

16

Что ж, к машине - так к машине...
Впрочем, Даниэль последовал за Гердой не сразу. Мгновение-другое он собирался с мыслями - вроде бы ничего особенного не случилось, девушка всего-то взяла его за руку, провела пальцем по ладони. Но возбуждало это куда сильнее, чем мог бы возбудить поцелуй, подаренный другой женщиной, или самые откровенные прикосновения, на которые Дэнни напросился бы в иных условиях.
Вот казалось - надо поскорее валить отсюда. Пусть время и не поджимало - хотелось верить, что чёртова риелтора не хватятся до завтра или даже до понедельника - но всё-таки, чем дольше они здесь оставались, тем больше был шанс нарваться на проблемы. Однако при этом мысли всё ещё невольно крутились лишь около того, как бы стянуть с Гертруды тунику и залезть к ней в шорты. Прямо здесь, прямо сейчас, не думая о прошлом, не гадая о будущем. Инстинкты, по крупному счёту, всегда бежали у Кили впереди разума...
Хотя тут дело было не в инстинктах. Главными на данный момент оставались чувства. Те самые чувства, над которыми Даниэль обычно смеялся и которые привык не принимать в расчёт. Но вот теперь они определённо зашкаливали, заставляя забыть и о целесообразности, и об осторожности. Уже не первый раз он мысленно возвращался к одному вопросу - почему именно Гертруда действовала на него подобным образом? Что в ней было такого, из-за чего Кили вынужден был изменять всем своим принципам?
Однозначного ответа тут не находилось. Находились эмоции, спутанные мысли, желания, что туманили разум. Так что оставалось мириться с фактом - к Герде он относился совсем по-другому, чем ко всем остальным женщинам, что попадались ему на пути. Ничего с этим уже не поделаешь. А причины... Что за смысл в них разбираться, если со следствиями в любом случае ничего не поделаешь?..
-Тогда, по-моему, это было креплёное вино... И ты перевела его столько... - Дэнни хмыкнул. Смешок получился почти весёлым. - Что я выздоровел бы куда скорее, если бы употребил это внутрь.
Он на миг прикрыл глаза - порыв ветра поднял песок, что закружился в воздухе, так и норовя попасть в лицо. Остановился возле Ленд Крузера, давая возможность Гертруде положить аптечку на закрытый капот.
-А минералка смывается быстро...
У него самого были солёные губы - этот привкус можно было ощутить, проведя по ним языком. Впрочем, тот же вкус до сих пор сохранялся во рту. Дэнни единственно пожалел, что взял с собой мало бутылок - в багажнике оставалась ещё пара штук.
Он окинул взглядом Герду - каштановые пряди волос, подсыхая, начинали завиваться в лучах заходящего солнца. И больше всего сейчас хотелось провести по ним ладонью, ощутить шелковистую мягкость. И здесь Дэнни не видел смысла себя сдерживать. Он протянул руку, коснулся её волос, на миг сжал их в горсти - получилось импульсивно, но, в общем, почти нежно. А следом за этим отошёл на шаг, не мешая Герде разобраться с лекарствами.
-К слову, на двести пятьдесят долларов можно жить три недели, только потуже затянув пояс. Хотя... В детстве мне приходилось довольствоваться куда меньшим.
А ведь и правда - он никогда не рассказывал Гертруде, как жил прежде в Нью-Йорке. То ли времени не было, то ли просто боялся пробудить в ней жалость.
На жалость Даниэль точно не набивался - ему требовалось, чтобы им увлекались, чтобы его хотели, но уж никак не сочувствовали...
-Слушай, а ты правда уверена, что тут требуется перевязка? Может, заклеить пластырем, и сойдёт?
Надо бы побыстрее собрать банки и покидать в пакет осколки. И домой...

+1

17

Она начала дышать немного чаще, когда Дэнни коснулся ее волос. Посмотрела на него, улыбнулась, но быстро поджала губы. Не время и не место сейчас так ее касаться. Крыша у молодой девушки не особо надежно закреплена, того и гляди, сдует. При Даниэле надо бы волосы собирать в хвост или еще лучше - заплетать в косу, а то часто он тянется своими руками к нее головушке. Это ей слишком нравилось, чтобы игнорировать. Постаралась открыть аптечку, не обращая внимания на прикосновения и это, как ни странно, получилось. Старалась держаться непринужденно, деловой колбаской, которую интересует исключительно царапина. Оперлась пятой точкой о бампер, притянула к себе Дэнни за руку к себе поближе. Ух, как хорошо, что спереди на машину уже не палило солнце - иначе к царапине наверняка бы добавился ожог.
- Ты мало рассказываешь о детстве, - улыбается и щурится, когда смотрит на него, но быстро возвращается к ране. Говорит тихонечко - зачем орать, когда они так близко друг к другу? - И вообще о себе. А я люблю слушать истории о детстве других. И знаешь, сколько сама всего могу рассказать?
Копошится в аптечке в поисках перекиси. Не пойдет солидному мужчине ходить измазанному в йоде. Нашла бутылочку, открыла, но поливать рану не торопилась. Подняла глаза на Дэнни, чтобы тот смотрел на нее и только тогда, не глядя, налила на царапину. Перекись, конечно, не спит, но неприятные ощущения от нее тоже были, потому пусть лучше отвлечется хоть немного на нее. Ведь ей это льстит до безумия. Тянется к бинту, но замирает от слов Дэнни.
- Не уверена... Может и сойдет. - Задумчиво тянет она и пододвигает аптечку ближе к себе. На видном месте, в специально отведенном кармашке находит пластыри, выбирает оттуда один и вертит его в руке. Мягкой части, той, что без липкого, явно не хватит на то, чтобы закрыть царапину. Вертит рядом с царапиной и так, и этак, и наискосок.
- Может, вообще так оставить?..
Спросила она скорее у самой себя, вглядываясь в рану. Еще раз посмотрела в кармашке с пластырями, нету ли там одного побольше, но в итоге схватилась опять за тот несчастный бинт, который выбрала в начале. Нет, не видно, даже чтобы по краям царапина начала засыхать, так что лучше забинтовать.
- Дома снимешь, она так быстрее заживет. А пока забинтую несильно.
Объясняла ему заботливо, пусть даже надобности в этом не было. Он ведь не маленький, сам все видит. И то, что рана не высыхает, и что пластыри не подошли. А Герде надо болтать, чтобы не начинать думать о том, как близко они сейчас друг к другу. Младшая Ауер уже устала напоминать себе, что время и место абсолютно не подходящие.
Вздохнув поглубже, она разорвала обертку от бинта. Сложно было не перестараться со своей заботой и сделать так, чтобы повязка додержалась до дома. Повязка получилась симпатичной и аккуратной. Может, немного перестаралась, самую малость: перемотала не только вокруг раны, но и пару раз бинт обернула через ладошку, между большим и указательным пальцем. Зато никуда не сползет! Бинта осталась еще добрая половина и наматывать его дальше было бы совсем лишним. Без лишних усилий порвала его, но не до конца. Висела мотня на нитках, которые впивались в ладошки Герде, когда ты пыталась оторвать их полностью. Ничерта - пришлось зубами откусывать. Заправила бинт за виток, решив, что вязать Даниэлю бантики - это как-то совсем фу.
Молча вернула оставшийся бинт в обертку, кинула его в аптечку и ее закрыла.
Молчит, молчит, молчит... И что теперь делать?
- Пойдем бутылки собирать? Я соберу разбитые, мне мелкие осколки в траве будет проще собрать... - Тянется пальчиками к здоровой руке Дэнни и ухватывается за нее. Строит из себя саму невинность, чтобы безо всяких лирических поступлений собрать вещички и уехать от этого места подальше. А потом, дома, можно будет подумать и о том, о чем сейчас лучше и мысли не допускать. А не допускать получается плохо.

+1

18

-Спасибо.
Дэнни смотрел на Гертруду, и когда та обрабатывала царапину перекисью - пузырьки начали, как обычно, смешно шипеть, смешиваясь с кровью - и когда она бинтовала ему руку. Боли Даниэль не боялся, он вообще чувствовал её смутно, более размыто, чем многие другие люди. Как-то - когда ему ещё и двадцати не было - врач объяснял это переизбытком каких-то гормонов. Впрочем, данный вопрос Кили практически не беспокоил - а чего дёргаться-то, если оно только облегчает жизнь? Вот, например, сегодня - он работал, ломал ветки, забрасывал ими труп, и только после того, как дело оказалось сделанным, обратил внимание на то, что поранил руку. То есть не отвлекался по мелочам. Да и потом, разве это был первый подобный случай? Да сейчас... У Кили их в запасе набралось бы с десяток - да и то слабо сказано. Он уже и не удивлялся тому, что обычно видел кровь, а лишь потом понимал, что эта кровь принадлежит ему...
Так что нет - Кили не относился к тем ребятам, которые внутренне напрягаются, если им надо сдать кровь или вылить на рану пузырёк антисептика. Просто ему нравилось смотреть на эту девушку. Видеть, как слегка подрагивают её ресницы, как приоткрываются губы, как ветер играет каштановыми волосами. К слову, рыженькой она в глазах Дэнни тоже выглядела очень даже ничего. Более чем... Строго говоря, в рыженькую Герду он и влюбился.
Но если бы любовь приходила и уходила в зависимости от того, как часто женщины красят волосы... всё было бы так запутанно - хоть стреляйся.
-Скажу тебе по секрету. Мне кажется, на эту царапину вообще не стоило обращать внимания. Организм должен бороться сам. Иначе он не стоит ни цента - можно сразу идти подыхать на помойку.
Дэнии рассмеялся - причём вышло это искренне, громко и вполне весело. Что ни говорите, последние минут тридцать он психовал откровенно. И сейчас пошёл, скажем так, отходняк.
Когда ты спокоен, когда можешь взвесить все за и против, когда тебе, собственно, нечего терять - ведь жизнь интересна лишь в том случае, если ты балансируешь на границе разума и выпиваешь залпом каждый день, словно бокал с игристым - тогда ты и не боишься ничего. Тогда и умирать не страшно - в конечном итоге, все мы не бессмертны. Чего мелочиться-то из-за нескольких лет?
Но вот стоит потерять точку опоры, закружиться в водовороте увлечения, и - как ни странно - становится страшно. Потому что не хочется терять фантазии, что должны воплотиться уже завтра. Потому что появляется шанс уцепиться за ускользающее мгновение, такое сладкое, что оно просто обязано стать реальностью - и длиться упоительно долго, настолько, насколько хватит дыхания.
Именно поэтому смешной, в общем-то, случай - не привык Дэнни заморачиваться на счёт случайных жертв - он переживал теперь особенно остро. Из-за подобной мелочи - ну, не воспринимать же серьёзно жизнь никому неизвестного ублюдка? - могло полететь всё к чёртовой матери. И его будущее,  и свобода, и - ох, твою мать, как это глупо, но данный момент воспринимался как наиболее важный - их отношения с Гертрудой.
И теперь, понимая, что, по большей части, всё позади, смеялось очень легко...
-А на счёт твоего детства я бы с удовольствием послушал истории. Давай так - баш на баш. Одна байка с тебя, одна с меня. Ты первая...
Ему ведь и правда было интересно. Бывает порой, что в человеке тебя занимает всё - от незначительных эпизодов прошлого до самых отдалённых планов на будущее.
-Скоротаем время, пока собираем это дерьмо...
Но стоило Герде схватить его за руку, как Кили сжал пальцы и резко потянул девушку на себя. Прижался губами к её губам, залез под тунику, проведя забинтованной ладонью по спине.
-Что бы я без тебя делал? Наверное, истёк бы кровью...
Жалко - просто невообразимо жалко - что Герда не сможет разделить с ним этот кураж. Что её не вдохновит на занятие любовью осознание того, что совсем недавно они замочили здесь совершенно постороннего человека. Попросту лишили его перспективы, перечеркнули все мечты, планы и возможности. Стали этакими вершителями судеб, тем самым случаем, что щедро выдаёт награды и требует воздаяния.
Хотя... авантюризма в этой девочке тоже хоть отбавляй. Может, если бы Дэнни рассказал, она бы начала чувствовать то же, что и он?
Может быть. Но это опять же был тот момент, когда Дэнни не мог себе позволить себе рисковать.

+1

19

- Я тебя попросила не отказываться, тебе сложно потерпеть? Мне всего-то нужно отвлечься от... Знаешь, что я успела себе напридумывать?
Зажмурилась от того, что неприятные картинки опять начали пробираться в голову. Настроение опять начало падать и улыбка погасла на какое-то время.
- Как-нибудь обязательно устроим вечер воспоминаний. Но не сейчас, хорошо? - Герда стоит ему глазки по поводу и без. Придаваться воспоминаниям, по ее мнению, нужно дома, в компании старого фотоальбома, где бОльшую часть фотографий ей захочется предварительно спрятать. Это будет интереснее, если рассказ будет сопровождаться картинками и самой ей будет приятно окунуться в детские истории.
Она поджала губы, задумавшись. Ведь ей самой хочется рассказать о себе Дэнни, чтобы он знал о ней чуточку больше. Понимал, почему она поступает в некоторых случаях так или иначе, и почему иногда так удивляется том, что говорит и делает он сам. Герде ничуть не меньше хотелось выпытать у него то, как он жил в Нью-Йорке. Пусть бы рассказывал ей за кружкой горячего шоколада все, что приключилось с ним в раннем детстве и до самого приезда в Сакраменто. Быть может, она бы сама лично притащила бокал и торжественно "разрешила" распивать все, что ему только угодно в ее неприступной квартирке.
Но это она задумалась о чем-то домашнем и сказочном, а Дэнни, как обычно, времени зря не терял.
Она резко отвлеклась от своих раздумий о тихом вечере, когда рука коснулась ее спины.
Совсем неодобрительно посмотрела на Дэнни:
- Не ёрничай, пожалуйста. Может, мне нравится быть в роли медсестры?
Не может она противиться ему в подобных ситуациях. Да и зачем, если нравится? Другое дело, что ей не нравилось, что ей нравилось - но это просто заморочки, которые было не так уж и сложно игнорировать.
- Да и ты не так уж и против был. Признай же, быть больным не так плохо...
Обвила в ответ его шею и поцеловала, наконец, не в ответ, а сама. Поцелуев на природе ей на сегодня уже хватило. И самой природы тоже было выше крыши, а все шло к тому, что поцелуями они сегодня не ограничатся. И разве Гертруда была против? Разве только чуть-чуть.
- Дэнни?.. - Спрашивает она тихонько, убирая руки с его шеи. Положила ладошки ему на грудь и попыталась от него отстраниться, насколько это могло получиться, стоя между машиной и ним. - Сюда опять кто-нибудь придет. Я не могу перестать об этом думать!
Медленно убирает руки от груди и заправляет волосы за уши, сразу с обеих сторон. Оглядывается, как подросток, что курит где-то рядом с родительским домом. Закрыла лицо руками и злится на себя, что не может перестать думать слишком много и насладиться моментом. И дать насладиться моментом Дэнни.
- Я все порчу, да? - Бубнит она, не убирая ладошки от лица. Да, портит. Даже если Дэнни этого не скажет, то точно так думает. - Извини, - все-таки тянется к воротнику рубашки, вцепилась в материю и притянула его к себе, несмело целуя. Зажмурилась, как в сопливых фильмах, встала на цыпочки, хотя толку от этого было... да практически не было - слишком заметна все равно разница в росте. Хоть на капот взбирайся, честное слово!..

+1

20

Что она могла такого себе напридумывать? Что этот ублюдок истёк кровью, что её посадят, что... надо идти с повинной? Последнее Герда, кстати, даже успела озвучить...
Иной раз он действительно не мог понять, почему ему так хочется находиться рядом с этой девочкой. Только из-за того, что противоположности притягиваются? Наверное, так. Будь иначе, Кили давно запал бы на какую-нибудь девицу с уголовным прошлым, что не морочилась бы из-за пролитой крови и сама догадалась бы устранить все следы на месте преступления... Только вот не тянуло его к подобным женщинам - к тем, у кого с первого взгляда не осталось бы вопросов о его прошлом, разве что пришлось бы поделиться некоторыми нюансами, к тем, о чьих былых подвигах Даниэль и сам мог бы легко догадаться.
И, пожалуй, хорошо, что его предложение не прошло - ну, о чём он мог бы сейчас рассказать Гертруде? Как папаша с трудом отмазал его от срока, когда Даниэля повязали после ограбления заправки? Или как они с приятелями грабили припозднившихся прохожих, из которых далеко не всем удавалось уйти от шайки малолетних хищников здоровыми и даже живыми?
Или, может, поведать, об их весёлой семейке? О брате, например. Или о сестрёнке...
Нет уж, все подобные истории надо заранее продумывать, убирать никому ненужные подробности, добавлять трогательные детали... Детские воспоминания должны же казаться если не радостными, так хотя бы приятными, верно? Во всяком случае, так обычно принято считать. И Даниэлю пришлось бы очень постараться, чтобы так вот сразу, без подготовки выдать что-нибудь, что показалось бы Герде умилительно-приятным.
-Я и не ёрничаю вовсе. Если тебе нравится играть в медсестру, наверное, мне стоит предоставлять тебе подобную возможность почаще. Потому что если у тебя появится другой пациент, боюсь, протянет он недолго. В том смысле, что как-нибудь под шумок мне очень захочется его добить...
Кили показалось, что пошутил он забавно. Поэтому сам чуть слышно хмыкнул - смеяться уже настроение пропало. И пусть даже девушка попыталась отойти от него - благо машина мешала, и сделать это было трудно - её поцелуй заставлял напрочь отключиться от того, что происходило вокруг. Хотя вот теперь-то делать этого совершенно не стоило.
-Никто сюда не приедет.
Всё-таки усилием воли надо было сосредоточиться на происходящем, чтобы ничего не забыть, ничего не упустить. Оказаться за решёткой из-за собственной глупости не хотелось совершенно. Так что, по крупному счёту, Гертруда была совершенно права, отсюда следовало убираться. В конце концов, в чём проблема-то? Быстренько уничтожить следы своего присутствия, тем более, что убрать нужно было совсем немного осколков, а потом прыгнуть в машину и добраться до города, где, не оглядываясь по сторонам и не думая о новых сюрпризах, можно было бы с удовольствием принять душ и улечься в постель.
Однако иной раз разуму бывает так непросто до нас достучаться...
-Ты ничего не портишь, перестань...
Дэнни ведь и действительно так думал. Если уж быть откровенным с самим собой - ведь на откровенность с Гердой он так и не мог пока решиться - всё чуть было не испортил он сам. Настоял на этой поездке, потерял бдительность настолько, что не заметил постороннего рядом, не сумел даже проследить за тем, чтобы пуля попала туда, куда нужно.
Впрочем, он не принадлежал к числу тех людей, что любят сожалеть о сделанном. Прошлого ведь не изменить, что уж теперь...
Ничего больше сказать он не сумел. Слова как-то слишком уж прытко разбежались - не отыскать нужные, не собрать их, чтобы выдать хотя бы пару связных фраз.
Отвечая на поцелуй, он принялся торопливо расстёгивать пуговицы на гавайской рубашке, пытаясь лихорадочно сообразить, куда им следует сейчас перебраться.
Можно врубить кондиционер в машине...
Иногда Дэнни казалось, что вся его жизнь - ладно, пусть не вся, но значительная её часть - состоит из необдуманных спонтанных поступков. В погоне за удовольствиями он мог забыть и об осторожности, и о выгоде.
Не хотелось ему ждать до тех пор, пока они доберутся до Сакраменто. Не хотелось, и всё тут.
Кили нехотя отступил назад, вытащил из кармана джинсов ключи от машины.
-Заведи мотор и включи кондиционер на полную мощность. Идёт? Я сейчас...
Переведя дыхание, бросил взгляд через плечо, убеждаясь, что больше никто действительно не пожаловал.
Так, аптечка здесь, нож и пистолет - тоже. Осталось только разобраться с нашими мишенями, и дельце, как говорится, в шляпе. Гильзы-то всё равно не собрать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Если охота – это развлечение, то убийство – вообще праздник!