Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ocean


Ocean

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/4fpkR.png

Abraham Geek - Jens  //  Miriam Gere - Jay

Космоопера. Онтология.
Космический флот Цитадели атаковал небольшую окраинную планету Океан, собираясь присоединить ее к своим многочисленным колониям, но неожиданно встретил мощный отпор. Для спасения своих кораблей Цитадель вынуждена подписать мирный договор, который, согласно традициям выигравшей стороны, закрепляется династическим браком конфликтующих сторон. Сын президента Цитадели вынужден лететь на Океан и вступить в брак с Капитаном планеты.
по мотивам фан. работы Tenky

Отредактировано Abraham Geek (2015-06-24 13:34:19)

+1

2

[AVA]http://oi55.tinypic.com/2akmypv.jpg[/AVA][NIC]Jensen[/NIC][STA]всем самым постоянным в жизни я обязан смерти[/STA]
Заканчивая накладывать швы на чей-то разодраный бок, Дженсен услышал как доктор Соул проорал на весь медицинский отсек: «-Эклз! Срочно на мостик!». Что-то невнятно пробурчав в ответ, он отмахнулся и сосредоточился на человеке, который пошевелился и застонал на его столе, понемногу приходя в себя. Слишком мало кодеина, - решил он, но колоть ещё один кубик означало убить печеть и почки ранннего, а если так, то какого чёрта он уже третий час коптит над его боком? Нужно действовать быстро, пока солдат не очнулся.
- Тихо, тихо, - Дженсен положил руку на плечо раненного, как делал за последние двое суток уже множество раз. И тем троим умершим на своём столе тоже. - Всё в порядке, вы поправитесь.
Но парень смотрел на него безумными глазами и что-то бормотал. Отбросив в сторону пропитанные кровью марли, он потянулся за пачкой новых, приложив их к ране. Они в минуту пропитались алым. На форме, которой он срезал с места ранения, была рабочая нашивка. Рядовой инженер. Именно в инженерный отсек попали обе океанские торпеды. Как этот парень выжил знал один лишь Бог. Многих его собратьев растащило по всему отделению, большими кусками кровавого мяса теперь они свисали с потолочных перил, металлических перекладин и раздавленных взрывом стен.

- Эклз! Я кому сказал - на мостик! Живо!
Дженсен окинул взглядом медотсек – он был забит ранеными, одни сидели у стен, другие лежали прямо на полу. Воняло гарью, антисептиком и всем, что может вытечь или вывалиться из поврежденного человеческого тела. Весь медперсонал «Колумбии» двое суток работал без сна и перерыва на обед, разве что в сортир можно было смотаться, да и то бегом. Двое суток – с тех пор, как «Колумбию», флагман Цитадели, подбил океанский истребитель, легко обойдя щиты и мобильную линию защиты, а весь флот Цитадели попал в кольцо оцепления. Неделю назад Дженсен и представить не мог, что ему, интерну, позволят оперировать самостоятельно, да еще и вручную. Тогда док косо посматривал на него, недовольный, что ему на шею повесили салагу, а сейчас – сейчас все молились, что на борту случайно оказалось три врача, а не два. Если Дженсен уйдет на мостик, то кто-то умрет, не дождавшись помощи.
- Это приказ главнокомандующего. Иди, сынок, - док тронул его за плечо. - Мы тут.. как-нибудь. Да и передохнёшь немного.
Док кивнул на руку Дженсена – он до сих пор сжимал корнцанг так, что пальцы побелели. Хотя ноги дрожали от усталости, рука у него оставалась твердой.
- Я постараюсь не задерживаться, - пообещал Дженсен.

Стянув резиновые перчатки, испачканные в остатках внутренностей и крови, он бросил их в урну и направился к выходу из медотсека. Уже в лифте он вспомнил, что не снял одноразовый халат, надетый поверх военной формы и принялся на ходу сдирать его, но из-за вчерашнего вывиха плечо болело, и он никак не мог дотянуться до липучки на спине. Так и вошёл на мостик.
Здесь ничем не воняло и стояла тишина. Глубокая, как Марианская впадина, что аж давило на уши. Дженсен сбавил шаг и попытался выровнять дыхание. Он догадывался, почему его вызвали, - скорее всего, отец потребовал связаться с ним и лично убедиться, что он жив и здоров после той мясорубки, что устроил им океанский флот. Если так, то это не займет много времени, да и на неуставной внешний вид никто не обратит внимания.
Дженсен был вторым сыном президента Цитадели, и, конечно, отец мог надавить на командора «Колумбии» и занять целый канал связи единолично.
- По вашему приказу прибыл, сэр, - отрапортовал Дженсен командору.

Отредактировано Abraham Geek (2015-07-18 00:17:14)

+1

3

[NIC]Jared[/NIC][STA]Капитан планеты Океан.[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/tV8cq.png[/AVA]
Джаред шагал по пустым коридорам дипломатического корабля Океана. За его спиной в ряд двигались дипломаты и охрана, которые должны были сопровождать его к послу Цитадели и главному представителю федерации. Им предстояли непростые и серьёзные переговоры, которые требовалось вести, соблюдая не только дозволенные традиции, но и учитывать положение, в котором оказалась федерация и сама планета. Разумеется, у первой оно было крайне невыгодным. Сейчас их военный флот находился в окружение, множество кораблей было уничтожено, в том числе и отсек их флагманского корабля, на котором и планировалось провести переговоры.
Помещение цитадельских кораблей сильно отличалось от того, к чем Капитан привык на Океане. Здесь были серые стены, полы. И даже окна казались грязными, словно затуманенными или специально покрытыми тёмной плёнкой, непроницаемой и загораживающей обзор. В противовес этому у океанской эскадрилии имелись широкие возможности для наблюдений. Зеркальные отсеки на собственном эсминце Джареда в несколько раз превосходили человеческий рост в высоту и ширину. За космосом можно было наблюдать, не отрываясь. Это было завораживающее зрелище. Прекрасное и запоминающееся.
Наконец их ввели в просторную залу. Здесь было так же мрачно, как и во всех помещениях Цитадели. Непроницаемые купола скрывали стратегические карты, по которым федерация надеялась овладеть мощью Океана, прекратив его в очередную свою колонию. Однако всех их замыслы не смогли и на дюйм их приблизить к возможности свершения захвата. Океанский флот дал такой отпор Цитадели, что та просто затрещала по швам, выпуская свой древний пар из утробы старых машин.
На его приход отреагировали все, кто находился в данный момент в комнате. А именно командор, заместители президента Цитадели и ещё несколько сопровождающих, среди которых Джаред тут же отметил русоволосого парня чуть пониже себя ростом. Его проницательные зелёные глаза уставились на Капитана, лицо которого было закрыто высокой стойкой воротника от тёмно-красной парадной формы, которую ему полагалось носить по случаю подобных встреч.
- Добрый день! Что ж, начнём, - проговорил командор. Джаред кивнул и занял место за столом переговоров. К нему тут же присоединились дипломаты Океана и Цитадели - все взвинченные и взволнованные.

Отредактировано Miriam Gere (2015-08-03 17:44:31)

+1

4

[AVA]http://oi55.tinypic.com/2akmypv.jpg[/AVA][NIC]Jensen[/NIC][STA]всем самым постоянным в жизни я обязан смерти[/STA]
Старик Росси, стоящий у обзорного экрана, бросил на него хмурый взгляд и жестом велел подойти. Дженсен подошел. Там же стояли первый помощник, советник, глава безопасности и несколько высших офицеров. Дженсен только третий месяц как поступил на «Колумбию» в интернатуру и еще не знал всех.
- Доктор Эклз, - командор смотрел на него с непонятным сожалением, - снимите ваш головной убор.
Дженсен машинально стащил медицинскую шапочку, которая хрустнула под пальцами засохшей кровью. Про нее он совсем забыл.
- Извините, сэр, - Дженсен вспыхнул, но постарался стоять прямо, как требовал устав.
- Сейчас на «Колумбию» высадятся наши дипломаты и делегация Океана для подписания мирного соглашения, - сказал командор. – Необходимо ваше присутствие.
- Но, сэр, у нас много раненых, - начал Дженсен, недоумевая, какое отношение он может иметь к переговорам.
- Приказ президента Цитадели, - остановил его командор.
Дженсен подавил раздраженный вздох и ответил:
- Да, сэр.

Он встал позади офицеров и приготовился к долгому ожиданию, жалея, что нельзя присесть – от многочасового стояния в полусогнутом положении у него сильно болела спина, но не прошло и нескольких минут, как двери распахнулись, и на мостик взошла океанская делегация – шесть человек в красной форме и несколько в серой, охрана. За ними следовали дипломаты Цитадели, все в гражданских костюмах.
Конечно, это были не переговоры. Цитадель атаковала Океан, планируя быстро и безболезненно захватить маленькую окраинную планетку, как она делала всегда, на протяжении поколений расширяя свои границы. Но Океан дал такой отпор, что цитадельский флот не смог приблизиться к планете, чтобы высадить свой десант или установить осаду, а когда противник пошел в наступление - не смог даже убежать, поджав хвост. Одиннадцать боевых крейсеров были уничтожены, оставшиеся сорок шесть попали в оцепление. Они еще могли дать бой и готовились к нему, но тут подоспели океанские союзники из-за туманности Коха.
Оставалось только надеяться, чтобы теперь Океан согласился на мирные переговоры, а не двинул свою армаду на колонии в ответ на акт агрессии.
Глава океанской делегации вышел вперед и выключил поляризующее поле, скрывавшее лицо. Теперь стали видные его каре-зелёные глаза, остальная часть лица оставалось скрытой за высокий стоящим воротником.
- Добрый день! Что ж, начнём, - заявил один из дипломатов и все заняли свои места.  – Кто из вас Дженсен Эклз?
У Дженсена душа ухнула в пятки. Откуда этот тип вообще может о нем знать?
Офицеры перед ним раздвинулись в стороны, и Дженсен, ещё не успевший занять своё место, оказался лицом к лицу с океанским капитаном, поднявшимся со стула. Дженсен смотрел на него, не в силах отвести взгляд, но не видел ничего, кроме красного воротника-стойки с несколькими полосками – знаками отличия.
- Вас поставили в известность? – спросил дипломат.
- Нет, сэр, - машинально ответил Дженсен.
Тот оглянулся на цитадельских представителей.
- Почему?
- Мы только что прибыли, не успели
, - к ним подскочил пожилой мужчина в немного помятом костюме, улыбаясь. – Извините, я сейчас ему все объясню, мигом. Не хотите ли пока выпить кофе? У нас есть отличный…
- Нет,
- отрезал океанский дипломат. – Я жду.
И отвернулся к своим офицерам.
Представитель Цитадели подошел к Дженсену, улыбаясь еще шире, и протянул руку:
- Я Майкл Фишер, главный дипломатический советник вашего отца, Дженсен. Давайте отойдем на минутку. Извините нас, командор, мы с доктором Эклзом переговорим в вашем кабинете наедине, вы не возражаете? И можно нам кофе?
- Пожалуйста,
- кивнул тот.

Фишер подождал, пока закроется дверь кабинета – она была прозрачной с одной стороны, из комнаты полностью просматривался мостик. А потом усадил Дженсена в кресло и сам сел напротив.
- Ваш отец попросил меня поговорить с вами, пока он сам в пути. Прошу меня выслушать. – Он снова улыбнулся. – Знаете ведь, есть много странных культур. Чего люди только не выдумали после Отлива колонизации, чтобы выжить во враждебном космосе. На Океане парламентская монархия. У них капитан – это не должность, а титул, передающийся по наследству. Явно осталось со времен первого колониального корабля, который приземлился на этой планете. Управляет всем парламент, но при этом капитан – последняя законодательная инстанция, и он же командует космическим флотом. Пока все понятно?
- Да,
- кивнул Дженсен, ничего не понимая.
- Мы мало знали об их политическом устройстве, но за сутки переговоров примерно разобрались. Так вот, Океан поддерживает мирные отношения со всеми населенными планетами по их сторону туманности Коха на основе мирного договора, который подразумевает браки между династией океанского капитана и членами правящих семей планет и федераций.
Дипломат отхлебнул из своей чашки и продолжил:
- Они дружат семьями, если упростить, и это основа стабильности всего их региона. Они не нападают на родственников, поэтому, как они утверждают, за туманностью уже лет сто никаких войн нет. Нынешний капитан недавно у власти, и океанский парламент планировал устроить ему брак с младшей принцессой Лотоса – мы пока не знаем, что за Лотос, но два десятка их кораблей можно наблюдать на сканерах в нижнем квадранте оцепления. Да, так вот, младшая принцесса… А тут появилась Цитадель. Они не хотят вступать в число наших Демократических колоний.
Дженсен подавил усмешку.
- Но по результатам переговоров мы готовы подписать с Океаном мирный договор.
- И что? – Дженсен все равно не понимал.
- Их договор, мальчик мой. На наши условия они не согласны, а если мы не согласимся на их условия, они угрожают двинуться на Тессу, Тау Рока и Лунную Радугу прямо сейчас, и это только начало. Наш флот парализован, а их вооружение превосходит все, что мы видели до сих пор.
Нашла коса на камень, со злорадством подумал Дженсен. Хоть кто-то дал щелчок по носу Цитадели с ее сраной демократией.
- Кто-то из семьи президента Цитадели должен…
- Не может быть,
- сказал Дженсен. До него, наконец, начало доходить.
- Вашей сестре только тринадцать, ваш старший брат женат.
- Но… но как… ведь я…
- это было настолько смехотворно, что Дженсен не мог найти слов.
- Да, вы мужчина, - дипломат все равно умудрился понять его. – Но у них брачный институт вообще не учитывает пол партнеров. Вы можете отказаться. Тогда мы будем вынуждены рассмотреть вариант с вашей сестрой. Возможно, они согласятся подождать с браком до ее совершеннолетия, но переехать на Океан ей все равно придется сейчас.
- Нет,
- прошептал Дженсен.

Всю жизнь он выполнял долг перед отцом. Ему пришлось поступить в военную академию, потом на службу в военный флот – все потому, что сын президента не мог стать ветеринаром, не мог работать в обычной провинциальной больнице, не мог встречаться с обычными людьми – он всегда находился на виду, под пристальным вниманием, и обязан был оправдывать ожидания не только семьи, но и зрителей новостных каналов на всех планетах Цитадели. Но все это, как оказалось, было мелочью по сравнению с мирным договором окраинной планетки Океан.
Он залпом выпил кофе из своей крохотной чашки и встал. Оглянулся на мостик. Океанский капитан стоял среди своих офицеров, выше их всех на голову. Дженсен мог бы поклясться - тот смотрит прямо на него, хотя знал, что дверь прозрачная только с одной стороны.

Дженсен подошел к двери, и та отъехала в сторону. Все на мостике как один повернулись к нему. Командор, и его Первый помощник, и все офицеры, оба навигатора, даже охрана. Они знают, понял Дженсен. Всё знают и ждут. Он не видел в их лицах ни сочувствия, ни презрения – да ничего, только страх. Они боялись, что Дженсен пошлет все к чертовой матери и откажется. Он перевел взгляд на капитана. Из-за алой военной формы и высокого роста он выглядел угрожающе, но лицо его оказалось абсолютно спокойным, хотя раньше воображение нарисовало Дженсену свирепую маску.
Такая тишина стояла на мостике, что он слышал свое дыхание, которое в панике зачастило.
Дженсен аккуратно сложил медицинскую шапочку, которую все это время неосознанно комкал в руках, и сказал:
- Пойду соберу вещи.
Ему показалось, что уши заложило, как при погружении под воду, и он на ватных ногах пошел к выходу.
В коридоре его догнал Фишер и о чем-то быстро и доброжелательно заговорил, но Дженсен не слышал, он был слишком сосредоточен на том, чтобы переставлять ноги.
Отец, значит, в дороге. Хотелось бы посмотреть ему в глаза, но это вряд ли, конечно.

Отредактировано Abraham Geek (2015-07-18 12:34:38)

+1

5

Джаред многого ожидал от цитадельской группы, но то, что увидел собственными глазами, немало шокировало его. Океанская традиция женить представителей правящего рода между собой, не была распространена в федерации. Ровно как и однополые браки, которые на Океане давно стали самособой разумеющимся. Особенно после того, как был обнаружен фироль, который в настоящее время делал возможным одному из отцов стать "матерью".
Парень, которого ему привели и показали, словно лошадь перед забегом, на которую можно было сделать ставку, трясся и явно не понимал сути происходящего. Его глаза бегали по комнате, словно ища выход, но выхода не было. Был лишь бескрайний космос за спинами у сотен солдат, ни один из которых, вероятно, не отпустит Дженсена, сына президента Цитадели, дальше корпуса корабля. Джаред не сомневался, что за парнем день и ночь вели слежку. Он мысленно приказал компьютеру подать сигнал в секретную службу, найти всю возможную информацию на его будущего партнёра, а также сверить их ДНК и все возможные показатели на вероятность потомства и его качества. Такой приём использовался на Океане уже очень давно. Он делал продолжение рода безопасным и менее болезненным, а кроме прочего и эффективным.
Когда Дженсен вышел, Джаред обратился к дипломатам Цитадели:
- Вы даже не удосужились предупредить его заранее?
Они явно сконфузились и что-то залепетали. Капитан понимал, их флот не оставил им иного выбора. В семье президента, на сколько было ему известно, имелся ещё один старший сын (уже женат) и младшая дочь (ей не было ещё и четырнадцати, она мало подходило на роль жены). И тем не менее, Джаред не привык врать себе, Дженсен ему понравился с первого взгляда, хотя сам Капитан вероятно совершенно не запал тому в душу. И не удивительно. Сложно представить, что сейчас твориться у этого парня в голове и душе. Его вид выдавал адскую усталость и растерянность. А ещё Дженсен был похож на мышь, которой хвост прищёлкнули в мышеловке. Вот так он смотрел на Джареда, рядом с которым ему придётся провести долгие годы своей будущей жизни.
- Мы будем ждать вашу делегацию в доках, - заявил Капитан, направляясь к выходу и сопровождаемый компанией своих представителей и дипломатов. - Я попрошу вас поторопиться.
Это крайне мало походило на мирное соглашение. Джаред не требовал, он приказывал, и полностью мог позволить себе это, пока оставался хозяином положения, а также человеком, в руках которого сосредоточилась вся мощь космического флота Океана, который в любую секунду мог бы разнести в щепки оставшиеся корабли федерации.
[NIC]Jared[/NIC][STA]Капитан планеты Океан.[/STA][AVA]http://od1.pjdzdywwe.owl.e/tV8cq.png[/AVA]

Отредактировано Miriam Gere (2015-08-06 14:26:23)

+1

6

Дженсена не покидало чувство, что его из одного рабства отдают в другое.
Через девять лет отец должен был выйти в отставку, и Дженсен надеялся, что тогда сможет уволиться из флота, найти девушку или парня попроще, и поселиться в Локерби, в доме с видом на горы, где по утрам от горизонта до горизонта тянутся радуги. Дженсен там никогда не был, горы видел только на картинках, а радугу – на уроках физики, но звучало это все очень хорошо и почти так же сказочно, как и первая часть, та, где про «уволиться из флота».
Не замечая семенившего за ним Фишера, Дженсен зашел в свою каюту, прямоугольную коробку три на два метра без иллюминаторов. Открыл шкаф – там лежали несколько чистых комплектов его формы. Наверное, на Океане такая будет выглядеть странно. К тому же – чем не способ избавиться от нее.
Дженсен снял одноразовый халат и выбросил в корзину, затем достал с полки сумку, с которой прибыл на «Колумбию» три месяца назад, сложил в нее белье и чистые носки, бритву, зубную щетку. Потом подумал и добавил зубную пасту. Кто их знает, этих дикарей, может, они зубы вовсе не чистят.
- Вам помочь? – заботливо осведомился Фишер.
Дженсен покачал головой. Закрыл шкаф и оглядел каюту. Она была абсолютно пустой, только ноутбук лежал на полке, да напротив аккуратно застеленной койки была приклеена скотчем открытка с горами Локерби.
У "Колумбии" сто шестьдесят спасательных модулей, с гиперприводами и пайком жизнеобеспечения на неделю. До колоний Цитадели не хватит, но туда и не нужно.
Сейчас была единственная реальная возможность сбежать. Он не сомневался, что отец ни за что не отдаст океанцам тринадцатилетнюю Кензи, война там или не война. А что дезертирство карается смертной казнью, Дженсена уже не волновало.
Он положил в сумку ноутбук, отодрал от стены открытку вместе со скотчем. Глянул на вежливо отводящего глаза Фишера – щуплый пожилой человек, не остановит и не догонит.
Повесил сумку на плечо и шагнул к двери. И едва не рассмеялся своей наивности. В коридоре у его каюты стояли два цитадельских штурмовика при полном вооружении и в парадной форме и два океанских охранника в сером.
- Вы сейчас самый важный человек для Цитадели, - тихо сказал за его спиной Фишер. – Вам не полагается ходить без надлежащего сопровождения.

Дженсен не помнил, как снова оказался на мостике. Старик Росси пожал ему руку и что-то сказал, но он не разобрал слов. Что-то начали говорить и другие люди, хлопали по плечу и улыбались, он только машинально кивал и даже подумал, что надо бы улыбнуться в ответ, но не смог. Он понимал, чему они радуются – напряжение последних дней, наконец, спало, и у них появилась надежда выжить. У всех, кроме него.
- Извините, - сказал он, и повернулся к Фишеру: – Давайте побыстрее с этим закончим.
- Как скажете, - согласился тот. – Мы сейчас отбываем на океанском катере на ТауТу-14, это океанская дипломатическая станция. До непосредственного отбытия на Океан и я, и наши дипломаты будут сопровождать вас. Все наладится, Дженсен, вот увидите. - Фишер сжал ему руку повыше локтя.
В его голосе Дженсену почудилось искренне участие, даже стало неловко за свою панику, стало жаль старика, вынужденного носиться с ним.
- Тогда нечего тянуть.
Он подошел к океанской делегации и сказал, ни на кого не глядя:
- Я готов.
До шлюза, с которым был состыкован катер, вела центральная ось – главный и самый широкий коридор на корабле, по которому при необходимости могла пройти боевая техника. Дженсен быстро шагал по нему, а рядом шел человек, который назвался океанским капитаном. Остальные следовали за ними. Вдоль коридора высыпали члены экипажа «Колумбии» и глазели на них, в толпе Дженсен даже заметил камеру. Отличный репортаж получится для вечерних новостей.
В катере Дженсен рухнул в кресло, не чувствуя ног. Он думал, что сразу вырубится, надеялся на небольшую передышку, но из-за недавно принятого стимулятора сна не было ни в одном глазу, а из головы не шли слова Фишера и маячившая за ними тень отца. Миловидная стюардесса в красной форме предложила выпивку, и Дженсен нашел себе отличное занятие на те два часа, которые занимал полет. Какое-то местное зеленое пойло оказалось до слез крепким и пахло мятой.
Станция производила впечатление даже из иллюминатора пассажирского модуля. И на не совсем трезвый глаз она была раза в три больше стандартной цитадельской конструкции. Дженсен ненавидел политику, но все равно задумался, почему недоработала разведка, и как можно было настолько недооценить противника. Наверное, он задал бы себе такой вопрос раньше, если бы не был так измучен бесконечным потоком раненых.
Во время полета Дженсен капитана не видел, тот, видимо, был в рубке. Но когда катер состыковался со станцией, он появился в салоне. Дженсен отличил его от других по росту. Он как и прежде молчал, за него говорил дипломат, представившийся Майком:
- Вашу делегацию сейчас разместят в гостинице, - сказал он. – Через час жду вас на официальном ужине. Вот указатели, следуйте за ними.
- Да, конечно, - заулыбался Фишер.
- Почему на ужине? – спросил Дженсен. – Сейчас ведь… ик… утро!
- Мы живем в разных часовых поясах,
- ответил кто-то, может, капитан, а, может, и Фишер.
Всё на этой станции выглядело непривычным и неуместно раскрашенным, слишком светлым. Они шли какими-то коридорами, ехали в лифте, следуя за капитанским указателем – стайкой парящих в воздухе голографических рыбок. Дженсен сначала пялился, как они помахивают прозрачными хвостиками, а потом отвернулся – от их мельтешения начало тошнить. Охрана сопровождала их, но шла сзади, из-за чего создавалась иллюзия того, что они здесь в гостях.

Фишер проводил Дженсена до номера в гостинице – неприлично огромной комнаты с иллюминатором вместо стены. Там их ждал человечек в зеленом пиджаке и цветастой рубашке.
- О! – завопил он, едва открылась дверь, подскочил к Дженсену, вытаращился на него с дебильной улыбкой и вытянул прямо перед носом синюю ленту с насечками и цифрами. Сантиметр. – О, здравствуйте! Сшить для вас костюм – большая честь для меня!
- Мне не нужен костюм,
- отшатнулся Дженсен.
- Конечно, нужен! Вы должны выглядеть блистательно на своей свадьбе! Да и ту унылость, что сейчас на вас надета, все равно придется выбросить.
- На свадьбе?
– Дженсен повернулся к Фишеру, и тот пожал плечами, неловко улыбаясь.
Хорошо, ванная была рядом, и дверь оказалась приоткрытой, он успел добежать. Дженсена вывернуло, и он сполз на пол, уткнувшись лбом в холодный бок унитаза.
Надо же, керамика на космической станции. Какая расточительность.
Он с трудом поднялся и умылся. Стало легче, только спина болела сильнее, чем раньше, и ноги словно гудели от усталости.
Перед мысленным взором появился сухой паёк, который остался лежать у него в ящике стола. Вечером он о нем забыл, а утром не до того было. Надо было не пить столько на пустой желудок, или хотя бы не отказываться от тех подозрительных волосатых фруктов, которые предлагали в океанском катере.
- Дженсен, как вы? – в открытую дверь деликатно постучался Фишер.
- Ничего.
- Вы в состоянии идти на ужин?
- А нельзя перенести на завтрак?
- Нет. Вот, выпейте таблетку, сразу почувствуете себя лучше.

Дженсен глянул на упаковку – обычный стимулятор.
- Нельзя, я уже в четыре раза превысил суточную дозу.
- Тогда примите душ, сразу почувствуете себя лучше.

Да, душ. Дженсен криво усмехнулся. От него наверняка несло антисептиком и потом, но сам он этого не чувствовал, принюхался давно - в медотсеке и не таким воняло. Бедный Фишер, молча терпел всю дорогу!
- Не буду, - сказал Дженсен. Выкусите. Если он будет страшным, немытым и небритым, капитан побрезгует подойти к нему ближе, чем на пару метров, а это как раз то, что нужно!
- Нельзя так позорить Цитадель, молодой человек! – возмутился Фишер.
- Это я даже не начинал, - ответил Дженсен. - К тому же, у меня вряд ли получится лучше, чем у моего отца.

Он отказался переодеваться в светлый гражданский костюм, который висел в шкафу, видимо, специально для него, хотя Фишер едва ли не силой попытался стащить с него форму. Только подождал, пока портной снимет мерки, и через полчаса они сидели за столом в просторной комнате с таким же огромным иллюминатором, как и в его номере. Есть Дженсен не мог, а выпивку за столом не подавали, только вонючий лимонад ядовитого цвета, так что он скреб вилкой по тарелке, гоняя по ней сине-зеленые шарики, на вид не особенно и съедобные. Мимо станции периодически пролетали большие и маленькие корабли неизвестной конструкции, а в самом углу иллюминатора сияла яркая синяя звезда. Не звезда, планета, понял Дженсен, и сияла она отраженным светом.
Вся цитадельская делегация тоже сидела за столом и с аппетитом наминала шарики, ведя непринужденную беседу с океанскими чиновниками о погоде. Ну, всё лучше неловкого молчания.
[AVA]http://oi55.tinypic.com/2akmypv.jpg[/AVA][NIC]Jensen[/NIC][STA]всем самым постоянным в жизни я обязан смерти[/STA]

+1

7

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ocean