внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » standing in the rain


standing in the rain

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Paul Hudson & Charlotte Allen
23 июля 2014 | парковка бизнес-центра
- - - - - - - - - - - - -
Когда вы видите друг друга едва ли не каждый день, но так и не решаетесь наконец познакомиться, на помощь приходит Случай. Тот самый, с которого обычно все и начинается.
http://se.uploads.ru/ZDwnW.png

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-22 17:34:46)

+6

2

look
Дождевые капли упрямо барабанили по стеклам высоких окон уже который час. С утра ничего не предвещало беды: солнце пробивалось сквозь пушистые белоснежные облака и щекотало своими теплыми лучами горожан, спешащих на очередной рабочий день, и никто даже мысли не допускал о необходимости взять с собой зонт. Шарлотту, впрочем, непогода беспокоила меньше всего: её автомобиль был припаркован возле здания бизнес-центра, в котором располагалась редакция, так что промокать до последней нитки на остановке в ожидании нужного автобуса ей бы не пришлось. По крайней мере, когда небо помрачнело, затянувшись тяжелыми серыми тучами, а асфальт приобрел столь модный в последнее время темный оттенок из-за упавших на него первых капель влаги, француженка наивно рассчитывала именно на свою любимую машину.
Редакция постепенно пустела, бесконечные разговоры сотрудников медленно и верно сходили на нет, а количество поступающих в офис телефонных звонков сократилось как минимум втрое. Кто-то уже увлеченно раскладывал пасьянс, досиживая последние минуты и зная, что Девенпорт не станет ругать за такую вопиющую наглость "при живом-то начальнике!", кто-то постепенно закрывал на своем мониторе одно окно за другим и убирал вещи в сумку, а некоторые особо ленивые и рисковые уже давно сбежали домой к своим семьям, пока была такая возможность. Это время в редакции у Шарлотты было самым любимым за весь рабочий день: она спокойно заканчивала необходимые дела, не отвлекаясь на пустую болтовню с неугомонной Джейн, а тихое гудение лишь только её работающего компьютера на удивление умиротворяло и успокаивало. Откинувшись на спинку стула, француженка стучала по клавиатуре, сверяясь с записями в своем блокноте. Завтра у Девенпорта должна была быть важная встреча, о которой он, конечно же, благополучно забыл и вспомнил лишь пятнадцать минут назад не без ее помощи. Все планы Энтони, которые они построил без учета этой самой встречи, ей пришлось срочно отменять и переносить на ближайшие даты, но то тут, то там образовывались несостыковки и требовались перемены. О том, чтобы поспеть домой как обычно, уже не могло идти и речи: если она задержится хотя бы на пятнадцать минут, то непременно попадет в ежедневную пробку на пересечении двух улиц и простоит там в лучшем случае час. Она знала, что теперь торопиться ей некуда и лучше сделать все в лучшем виде, не откладывая часть работы на завтра, пока эта миссия не стала невыполнимой. Эмили сегодня была в компании Тома, и если он не звонит каждые пять минут с паническим "Приезжай и спаси меня от неё, умоляю!", то все идет хорошо и волноваться ей не о чем. На крайний случай, рядом всегда есть Жизель, которая спасет Томми от Эм, ну или наоборот. Шарлотта мысленно поблагодарила Вселенную за такой подарок в виде рыжеволосой шведки и отправилась за первым стаканчиком кофе к автомату, стоящему в коридоре.
Спустя полтора часа и три так и не выпитых и давно остывших напитка офис был абсолютно пуст, а её работа полностью окончена. Убедившись, что не забыла сделать еще одну копию и прилепить в самый центр монитора Тони ярко-желтый стикер с напоминанием, француженка собрала свою сумку и поспешила покинуть "Миллениум", пока не обнаружилась еще куча дел, которые не мешало бы выполнить. Она не ожидала сама от себя столь внезапного приступа трудоголизма, и даже Девенпорт в последнее время по несколько раз на дню интересовался, всё ли у неё в порядке - Шарлотте было проще увлечь себя работой и с головой погрузиться в документы, чем думать о той маленькой катастрофе, что происходит сейчас в её семье с любого фронта.
Отдав ключи охраннику, который уже клевал носом, француженка вышла на улицу. Прохладный воздух тут же ударил в лицо и окутал её со всех сторон — от утреннего тепла не осталось и следа. Свет фонарей отражался от многочисленных луж, которые едва не образовывали собой маленькое неглубокое озеро на парковочном лоте. Зеркальные окна стоявшего напротив здания были черны за редким исключением, одиноко припаркованных машин и вовсе можно было пересчитать на пальцах одной руки. Обычно к концу месяца все без исключения засиживаются на работе едва ли не до полуночи, разбираясь с задолженностями и решая благополучные дела, но то ли плохая погода всему виной, то ли работать никто не хотел — аптаун города казался уже заброшенным до завтрашнего утра, когда он снова наполнится работягами.
Шарлотта подняла ворот пиджака, быстрым шагом приближаясь к своей машине. Внутри было прохладно, а подогрев сидений и печка почему-то в последнее время срабатывали не сразу и разогревались слишком медленно — ей все никак не хватало времени, чтобы съездить в сервис и узнать причину, так что сейчас она даже не пыталась их включить. Бросив сумку на пассажирское сидение, Ширли потерла ладони, пытаясь согреться, и провернула ключ зажигания. Автомобиль издал нетипичный для него звук и так и не завелся.
— Ну же, милая, — француженка повторяла попытку снова и снова, в надежде на чудо поглаживая руль, но её "малышка" лишь издавала предсмертные хрипы и мигала фарами. — Да чтоб тебя!.. — все старания брюнетки были тщетны — машина не хотела заводиться, как назло. Шарлотта сползла вниз по сидению, закрывая лицо руками. Наверное, ей уже давно пора было привыкнуть к закону подлости, но она все время на что-то наивно рассчитывала. Молча попсиховав минут пять, девушка наконец пришла в себя, решив вызвать такси. Она не успела даже номер набрать, не найдя в своей сумке кошелька. Судорожно проматывая в памяти события сегодняшнего дня, Шарлотта искала кадры с нужной вещицей и бинго! — он явно остался лежать на столе. Возвращаться в офис было бесполезно: охранник наверняка уже уснул и не услышит её стука.
Ширли вышла из машины, открыв капот и уставившись на бесчисленное множество проводов, трубок и ещё каких-то ей непонятных деталей. Водила она хорошо, но не имела ни малейшего понятия о том, что нужно делать в случаях, подобных сегодняшнему. Кажется, домой она сегодня не попадет.
Кто достоин звания лузер года? Думаю, ответ очевиден.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-22 17:33:50)

+3

3

внешний вид + пиджак в тон

То были капли дождевые,
Летящие из света в тень.
По воле случая впервые
Мы встретились в ненастный день.

После первого же шестичасового удара часов, офис моментально пустел каждый будний день. Если вы считаете, что, занимая руководящую должность, можно жить припеваючи и протирать штаны, то глубоко заблуждаетесь. Возможно где-то в специфических организациях работники считают своим долгом оставаться на рабочем месте до победного конца, но офисный планктон к таковым не относится, старательно отсиживая положенные восемь часов от звонка до звонка и ни минутой больше. Хадсон же обычно уходит последним, подбивая итоги рабочего дня. Ему бы впору расслабиться и просто положиться на подчиненных, с коими работает не первый день, то мания контроля заставляла его тщательно проверять все результаты, просматривать отчеты и, только убедившись, что все в порядке, со спокойным сердцем отправляться домой. Сегодняшний день не стал исключением. Пол каждый раз обещает себе закончить пораньше, возможно, успеть смотаться в пригород к родителям, позвонить младшей сестре, чтобы расспросить о занятиях в колледже, но обещание раз за разом откладывается, плоть до Дня Благодарения или Рождества, когда уже совсем не отвертеться. За работой он даже не заметил, как за окном стемнело, а улицы стали освящать фонари, отбрасывая рассеянный лимонный свет на темные полосы тротуара, а пелена дождя делала пейзаж еще более мрачным. Целый день носясь по офису, мужчине некогда было выглянуть в окно, чтобы заметить непрекращающийся всю вторую половину дня дождь. Впрочем это никак не меняло ни его настроения, ни дальнейших планов.
Щелкнув выключатель настольной лампы, Хадсон погрузил офис в кромешную тьму. Добираясь до выхода, он, шипя и чертыхаясь, несколько раз споткнулся о небрежно стоящие около столов стулья и кажется перевернул мусорную корзину. И какой только идиот поставил ее в проходе? Перебросившись парой слов с охранником о предстоящем футбольном матче, Пол наконец оказался на воздухе, тут же вытаскивая из кармана пачку сигарет. Эта привычка появилась у него недавно, вызвав бурное негодование родителей. Но стресс приходилось как-то снимать, а никотин почему-то способствовал этому. За сегодня мужчина не выкурил еще ни одной сигареты, так что ощущал ярую потребность вдохнуть в себя порцию горького дыма. Огонек зажигалки неуверенно дрожал в его руках, пока блондин подкуривал. Одна затяжка, казалось, сбросила весь груз, что за день накопился на его плечах. Хадсон смачно затянулся перед тем, как сверху упала капля прямо на кончик его сигареты, словно ее тлеющий огонек был чем-то вроде центра мишени. Мужчина с недоумением поднял голову вверх, убеждаясь, что крыша крыльца над ним протекает. - Черти что... - пробормотал он, в сердцах отбросив в сторону намокший окурок.
Не прячась от дождя, Пол быстрым шагом направился к парковке, где стоял его автомобиль. Капли воды настойчиво барабанили по его макушке и оставляли темные пятна на пиджаке, делая его похожим на пижаму в горошек. Машина приветливо мигнула хозяину фарами и он тут же забрался внутрь, чуть ежась от неприятного ощущения неуместной влажности. [float=right]http://sg.uploads.ru/Vy4od.gif[/float]Не мешкая, Хадсон, вырулил авто в сторону выхода. Благо машин практически не осталось и сделать это было крайне легко, так что он не заботился о разметке и прочей ерунде. Уже практически у выезда молодой человек заметил, что у одной из немногочисленных машин на парковке открыт капот, под которым отчаянно копошилась тонкая женская фигура. Пол машинально усмехнулся, даже не пытаясь представить мысль этой дамочки, внезапно открывающей  сейчас для себя, что ее машина устроена несколько сложнее, чем она предполагала, замечая только руль и кожаную обивку сидений. Но, к сожалению или к счастью, Хадсон не из тех мужчин, что станет насмехаться над женской наивностью, особенно когда барышня одиноко торчит среди пустой парковки под проливным дождем. Он притормозил рядом с местом "происшествия", опуская стекло, чтобы лучше рассмотреть, что происходит. И только сейчас он узнал ее. Девушка, чертыхающая машину, так часто улыбалась ему в обеденные перерывы, что он уже чувствует, словно знает ее. В действительности же он знал лишь какого глубокого цвета ее глаза, как завиваются ее непослушные волосы и в какую погоду веснушки на ее лице становятся ярче. Сама судьба преподносила ему шанс наконец-то заговорить с ней, и Пол не собирался его терять.
[float=left]http://sh.uploads.ru/hqsxW.gif[/float]- Помощь нужна? - ненавязчиво спросил мужчина, выходя из машины обратно под усиливающийся дождь. Он подошел ближе, якобы заглянуть под капот, над которым корпела прекрасная незнакомка, но украдкой рассматривал, как вода стекает по ее темным волосам, уже превратившимся в мокрые космы. - Наверное свечи перегорели, - тоном знатока заявил Хадсон, хотя даже не взглянул, что там и как. - Вас есть кому забрать? - вежливо поинтересовался он, надеясь, что девушка скажет "нет".

Как слёзы, капли дождевые
Светились на лице твоём,
А я ещё не знал, какие
Безумства мы переживём.

Отредактировано Paul Hudson (2015-06-29 16:45:33)

+3

4

Ливень все не стихал, становясь лишь сильнее. Если так будет продолжаться и дальше, то можно смело ждать второго всемирного потопа и подбирать себе тварь в пару, пока есть такая возможность. Холодные ниточки дождя насквозь прошивали её одежду, капали за шиворот и покрывали бледную кожу француженки сотнями мурашек. С кончика носа капало, зубы предательски стучали друг о друга, выдавая состояние её продрогшей тушки с потрохами, а волосы намокли, словно она стояла под душем, не оставив ни намека на удавшуюся с утра укладку. Сейчас весь вид Шарлотты ван Аллен мог послужить наглядной иллюстрацией детского стишка про забытого зайку. Чувствовала она себя так же паршиво, тупо смотря на богатый деталями внутренний мир своего автомобиля и пытаясь понять, что с этим можно сделать, если можно вообще. Но даже на уроках математики в старших классах она чувствовала себя куда способнее и увереннее, чем сейчас: чтобы решить проблему, нужно хотя бы знать, в чем она заключается — устройство личного средства передвижения ей было известно не лучше, чем суть существования адронного коллайдера.
Шарлотта привыкла ко многим ударам судьбы-злодейки, что та ей с завидным упорством преподносила. Она давно уже свыклась с мыслью, что не найдет четырехлистный клевер и цветущий папоротник, что не будет любить долго и счастливо и не получит желаемого по щелчку пальцев. Но это хотя бы было логично, закономерно и ожидаемо. Закон "хочешь жить — умей вертеться" действовал безотказно, и француженка прилагала все усилия, чтобы сделать свою жизнь менее жалкой, чем она есть по умолчанию. Но сломавшийся в жуткий ливень автомобиль — это уже не просто подлая издевка высших сил, а кара небесная за все грехи земные. В голове не укладывалось, где же она так провинилась, что все существующие боги решили таким образом над нею посмеяться. Надеяться на внезапное везение было бы глупо, и ей не оставалось ничего, как просто сдерживаться, чтобы не начать биться лбом о крышку капота от досады.
Шорох шин по мокрому асфальту и вспышка яркого света от фар, когда автомобиль прокатился по дорожке возле нее, заставил Шарлотту обернуться. Она не верила в чудеса и потому была уверена, что сейчас ей скажут язвительную фразу о том, что женщине за рулем не место, но этого не случилось. Француженка взглянула на водителя, и бровь ее непроизвольно поползла вверх, выгибаясь дугой. "Нет, серьезно, это даже уже не смешно". Она его знала. Нет, знакомы они не были, но слишком часто их пути пересекались в ближайшем кафе, куда обычно ходило на бизнес-ланч большинство сотрудников "Миллениума" и близ располагавшихся офисов. Это все равно, что ежедневно встречать в автобусе одного и того же человека, отправляясь на работу — такие встречи становятся неловкими и несколько странными. У вас нет поводов здороваться, завидев друг друга, и протягивать ладонь для рукопожатия, но при этом вам кажется, словно вы старые добрые друзья, поэтому обмениваетесь улыбками, пересекаясь взглядами, и тут же увлеченно принимаетесь разглядывать пейзаж за окном, дабы не быть уличенными во флирте, коего и не было. Вот и сейчас Шарлотта не знала, как ей правильно себя вести. Впрочем, куда больше ее волновал незатихающий ливень и впавший в кому автомобиль.
— Я просто кивну и сделаю вид, что теперь все стало ясно и встало на свои места, — ее губы растянулись в виноватой улыбке. Вытащить мужчину из теплой машины ради того, чтобы он поставил диагноз её "ласточке", дорогого стоит. И теперь она чувствовала себя ещё хуже, понимая, что является причиной, по которой его костюм меняется в цвете, намокая под дождем и становясь темнее. Светлая сторона её сущности порывалась сказать нечто вроде "Всё в порядке, я сама справлюсь, спасибо за заботу" и отпустить этого героя-добровольца, позволив ему укатить к своей подружке и забыть про эту встречу, как и про сотню других, бессмысленных и ничего не значащих. Тёмная же ехидно твердила "Да, стой здесь, чтобы не я одна походила на выброшенного хозяевами котёнка" и эгоистично требовала компании. К тому же компании столь приятной и внешне привлекательной. Но домой хотелось больше, чем чувствовать себя не единственной неудачницей на этой планете. —  Д... — она было хотела уже сказать, что ей стоит сделать один звонок, и её муж тут же примчится на всех парах, чтобы отвезти свою нерадивую женушку домой, но осеклась, вспомнив, что не позвонит ему теперь ни за что на свете. По крайней мере, не с этой просьбой. — Merde... — по старой привычке протянула Ширли, убирая за уши мокрые пряди волос, упавшие на лицо. — Видимо, сегодня не мой день, — добавляет она, стоически сдерживаясь, чтобы не пнуть ногой по колесу и не расплакаться от безысходности. — Но всё в порядке, я что-нибудь придумаю, — её голос сейчас звучал убедительно и столь буднично, словно она каждый день оказывается в подобных ситуациях. Утруждать человека и заставлять его терпеть её стучащие зубы, пока они будут пересекать пол города до её дома, Ширли не хотелось. Она сама не могла понять, откуда в ней вдруг взялась эта излишняя вежливость, в данной ситуации столь абсурдная и совершенно ненужная. Небо озарило яркой вспышкой, а после раздался такой раскат грома, будто где-то неподалеку только что снесли высотное здание. Погода явно не собиралась становиться милосерднее, а автомобиль — оживать. "Ну просто, мать вашу, замечательно!" — мысленно выругалась француженка, сжимая пальцы в кулаки, а потом повернулась к своему знакомому незнакомцу. — Хотя от помощи всё же не откажусь, — произнесла она, похлопывая ладонью крышку капота.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-22 17:45:48)

+3

5

Под звук барабанящего по капоту дождя он сделал то, на что не решался уже долгие недели. Казалось бы, что сложного - просто подойти, просто заговорить, просто попросить визитку с номером телефона и как-нибудь пригласить ее выпить вместе кофе. Но в этой девушке удивительно совмещалась манящая притягательность и холодная отчужденность. Она словно невозможно прекрасный, но такой холодный драгоценный камень, который не каждому удастся удержать в руках. С каждой новой встречей Пол ощущал в себе желание узнать о ней все. Или хотя бы имя. Он смотрел через весь зал кафе, куда заходят работники близлежащих офисов во время перерыва, на нее, не отрывая взгляда; наблюдал, как она обычно в одиночестве пьет свой кофе и клюет какой-нибудь салат, витая в облаках или размышляя о чем-то очень серьезном, неподходящем для простенькой обстановки заведения. Она казалась ему далекой, непохожей на других девушек, к которым можно легко подойти и познакомиться без лишних проблем. И даже, когда она начала узнавать его лицо из всей толпы белых воротничков, одаривая полуулыбкой в знак приветствия или прощания, он не чувствовал, что она стала ближе.
Сейчас эта таинственная и прекрасная незнакомка стоит рядом, совсем земная со своими мокрыми волосами и размазанной под глазами тушью; в голубых глазах читается злость и отчаянье. И Хадсон может спасти ее. Возможно, в награду он даже будет удостоен звуками ее имени. Мужчина бегло осматривает содержимое капота, лишь для того, чтобы куда-то деть свой любопытно разглядывающий девушку взгляд, пока она думает над ответом на его вопрос. Косым зрением он видит, что она замешкалась. С ее губ срывается короткое, но емкое, слово по-французски. Пол не знает языка, но это не мешает ему понять, что это ругательство. Он поднимает на девушку чуть удивленный взгляд и слегка улыбается. Знала бы она только, как мило выглядит сейчас ее негодование. И этого короткого слова хватает, чтобы прояснить кое-что о ней. Француженка. Вот откуда тонкая красота и еле заметный акцент, который мужчина принял сперва за своеобразную манеру говорить.
Хадсон не торопит ее, хотя по его лицу уже стекает целый ливень, заливая глаза и рот, хоть отплевывайся. Брюнетка наконец отвечает, звуча совершенно обыденно, убеждая, что сама справится, но весь ее вид говорит об обратном. Почему-то Пол предполагал, что она окажется слишком горда, чтобы сразу принять помощь, и оказался прав. Он усмехается, зажмуривая один глаз, в который попадает свет уличного фонаря.
- Не сомневаюсь, что Вам многое по плечу, но ремонт машины, по-моему, не входит в список Ваших умений, - он говорит без какого-либо осуждения или насмешки, мягко и добродушно. - Зато я могу подбросить Вас прямо до дома, - решительно добавляет он, идя ва-банк, - Если не боитесь садиться в машину к незнакомцу. - Хадсон нарочито выделяет последнее слово, намекая, что они все-таки не совсем незнакомы. - Ну или вызовем такси и я составлю Вам компанию, пока оно приедет, - мужчине не хотелось бы оставлять ее посреди парковки ночью совершенно одну. Он предпочел бы убедиться, что девушка сядет в такси и отправится домой, если уж она не согласится проехаться с ним. Но с чего бы ей не соглашаться? Его губы растягиваются в улыбке, словно говоря, что даже раздумывать было бы глупо, учитывая, что она вся промокла и дрожит, как осиновый лист. Небо разрезает яркая молния, на мгновение освещая всю улицу в разы лучше десятка тусклых фонарей, что за пеленой дождя стали больше похожи на фары ближнего света вдали. - Да ладно, неужели и правда раздумываете? - со смешком спрашивает Хадсон, заглядывая девушке в глаза. - Поехали, довезу, куда скажете, - он легко подхватывает ее локоть, подталкивая к пассажирской двери своего автомобиля. - Вы ведь совсем промокли. Так и воспаление легких схватить не долго. - Мужчина открывает дверцу, пропуская брюнетку в машину, где сухо и тепло. Возвращается к неисправной колымаге и закрывает капот. С машиной можно разобраться позже.
[float=left]http://sg.uploads.ru/K74Qv.gif[/float]В пару шагов обогнув свое авто, Пол забирается на водительское сидение, улавливая боковым зрением внимательный взгляд девушки. Он потирает озябшие ладони, пару раз дыхнув на них, пытаясь слегка согреть. Один щелчок по приборной панели и включена печка, которая сейчас очень не помешает. Не оттягивая резину, мужчина трогает с места, выруливая со стоянки. - Я Пол, кстати, - как бы невзначай произносит он, не отрывая взгляда от мокрой дороги, - пожал бы руку, да в такую погоду нужно быть внимательнее за рулем, - добавляет улыбку и позволяет себе бросить взгляд в зеркало заднего вида в салоне, чтобы уловить реакцию девушки. - Так куда изволите, мисс?

Отредактировано Paul Hudson (2015-06-29 16:43:55)

+3

6

— А вдруг? — с улыбкой спрашивает Шарлотта, косясь на свой автомобиль, и тут же мысленно дает ответ на свой вопрос: "Только если в другой жизни". Список её талантов в большинстве своём напоминал перечень предостережений для каждого, кто решится с нею сблизиться: например, она, обладая клеймом пожизненной растяпы и кармической неудачницы, мастерки ломала вещи. Да, даже те, которые по великой идее изготовителей сломать было совершенно невозможно — на это у нее уходило чуть больше времени и стараний, чтобы достичь результата в виде разрозненных деталек, зажатых в её ладони. Исправить же ей не удавалось ничего, не сделав только хуже, что уж говорить о починке машины, чей богатый внутренний мир она лицезреет впервые и не может похвастаться удовольствием от такого знакомства.
В ответ на приглашение подбросить ее до дома, француженка нахмурилась, задумчиво прикусив губу. Память, столь избирательно подбрасывавшая ей нужные кадры, сейчас решительно забрасывала её сознание картинками, ещё не успевшими выцвести и поблекнуть. Да и вряд ли когда-то это воспоминания оставят её разум в покое: она до сих пор вздрагивает и просыпается по ночам, стоит в её снах появиться очертаниям направленного тогда на неё дула пистолета. И ведь они были друзьями, черт возьми, и не один год! Конечно, теперь она боится садиться в машины незнакомцев. Ведь технически таковыми они с мужчиной, героически промокавшим с ней за компанию под проливным дождем, и являлись. Шарлотта не знала его имени, должности в компании, да и само место работы тоже ей было неизвестно, ведь высотка напротив редакции "Миллениума" точно так же была поделена всевозможными компаниями и фирмами, меняющими персонал каждые полгода. Вся ей известная информация о мужчине заключалась лишь в паре простых фактов: она знала, чтó он чаще всего заказывает на обед, что работает допоздна (иначе с чего бы ему быть сейчас здесь в такой час?) и что он отличается особым благородством. Или психическим расстройством, ведь здоровый на голову человек решительно проехал бы мимо, не останавливаясь, и уж тем более не покидал бы теплый салон автомобиля, чтобы поглядеть на начинку сломавшейся машины. По крайней мере, реалии современного мира, полного жестокости и безразличия к окружающим, диктовали свои правила, и заглядывать под капот обычно соглашаются добровольно с целью позднее заглянуть под юбку. Пауза, во время которой Шарлотта усердно отгоняла мрачные воспоминания и циничные мысли, несколько затянулась, оказавшись прерванной предложением хотя бы вызвать ей такси. Что же, прекрасно, он не маньяк — хоть какая-то хорошая новость за весь вечер. Аллен выдыхает, чувствуя, что последнюю минуту стояла, не двигаясь и едва дыша, и улыбается, качая головой, отчего мокрые пряди тёмных волос липнут к щекам.
— Нет, не боюсь, просто..."просто я идиотка". У неё ведь нет причин отказывать. Напротив, все так и кричит, что она должна согласиться, пока ей предоставляется такая возможность, покуда небеса проявляют к ней такую необычайную благосклонность, хоть и поливая ледяной водой, пронизывающей одежду. И даже внутренний голос упрямо твердит, что о чувстве неловкости пора забыть, ведь незнакомец и так промок до нитки из-за неё, она теперь должна ему и не имеет права отказать. Он звучит убедительно и настойчиво, приглашая её в свой автомобиль, и Шарлотта наконец сдается, оставив попытки построения образа самостоятельной, на все способной и гордой феминистки.
Внутри его автомобиля тепло и сухо, и от этого контраста ощущений вдоль её позвоночника пробегает дрожь, заставляя француженку передёрнуть плечами и потереть замерзшие ладони друг о друга. Её спаситель опускается на водительское сидение, в последний раз впуская через открытую дверцу холодный воздух, и тут же включает печку, исправляя эту оплошность. Ширли, совсем как маленькая, тянется вперед ладошками, не боясь обжечься потоком горячего воздуха, проходящего сквозь решетки, и смотрит на мужчину, пряча улыбку в чуть приподнятом уголке рта.
— Спасибо, — начинает она, уже сейчас зная, что повторит это ещё тысячу раз за время их короткой поездки, и всё равно этого будет мало, чтобы выразить всю ту благодарность, что сейчас её переполняет. Ей хочется спросить, не будет ли его жена волноваться, но Ширли подмечает, что кольца на безымянном пальце у мужчины нет. Либо холост, либо разведен, либо успел стянуть его перед тем, как вышел к ней — такие мелочи её разум автоматически разбивает на варианты, как приучили за годы учёбы в университете. Она переводит взгляд на собственные руки и непроизвольно тянется к цепочке, спрятанной под блузкой — там рядом с кулоном болтается обручальное кольцо, которое снять и спрятать с глаз долой ей не хватило духу, а отдать Тедди — страшно. Будто стоит ей это сделать, как все пути к отступлению тут же пропадут. Нет, она не хотела возвращаться и возвращать его. Гордость не позволяла. Но она же и не давала поставить финальную точку, потому что не дотянувший до второй годовщины брак и развод в двадцать два её бы ущемил. Ширли вздыхает, отгоняя эти мысли, и проводит рукой по волосам, убирая липкие мокрые пряди с лица. Она не сразу понимает, что от неё сейчас требуется назвать свое имя, и морщит нос, стараясь не рассмеяться над собственной заторможенностью. — Шарлотта, — одарив своего теперь уже знакомого спасителя теплой улыбкой, француженка смотрит на дорогу, от которой и правда лучше не отрывать взгляда — дождь льет просто стеной. — До парка, на Третью улицу, а там покажу, — добавляет она, хмурясь, когда по встречной пролетает на невероятной и убийственной для такой погоды автомобиль. На недолгие пару секунд в салоне воцаряется тишина, нарушаемая лишь тихим гудением мотора, едва различимой музыкой, льющейся из динамиков, и скрипом дворников по лобовому стеклу, смахивающих дождевые капли. Молчание всегда казалось Шарлотте неловким, и потому она решает его нарушить, стараясь в то же время не быть навязчивой. — Не думала, что где-то еще, кроме "Миллениума", вкалывают до столь позднего времени, — со смешком проговаривает она, переводя взгляд на мужчину и разворачиваясь в его сторону. — И уж тем более не хотела побуждать к трате своего времени на меня. Вас, наверное, ждут, — добавляет она, внимательно смотря на мужчину. Он слишком привлекателен, чтобы разделять подобные вечера с котом, и наверняка его подружка (какая-нибудь красотка из гольф-клуба, ему под стать) уже места себе не находит, переживая, как бы кто не увел её благоверного.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-22 17:54:52)

+3

7

В теплом и сухом салоне, держа руки на руле, мужчина сразу чувствует себя увереннее, чем минуту назад, пока ненавязчиво пытался убедить девушку поехать с ним, стоя под проливным дождем. Теперь, когда она все-таки согласилась сесть в его автомобиль, Пол мог приписать себе, пусть небольшую, но все же победу и огромный прогресс в отношениях с таинственной незнакомкой, которую он негласно и больше в шутку часто называл девушкой своей мечты, когда мысли о ней посещали его голову. Он внимательно следит за дорогой. Ответственное и качественное вождение - одна из немногих вещей, чем мужчина может в данный момент произвести впечатление. Хотя не отвлекаться оказывается довольно сложно. И дело совершенно не в дожде, который уже стоял практически стеной, усиливаясь с каждой минутой и заставляя дворники на лобовом стекле работать на пределе возможностей. Дело в тесном пространстве салона автомобиля, каждый уголок которого заполнил запах волос брюнетки и слабый аромат ее парфюма. Он щекотал ноздри и вызывал желание повернуть голову и посмотреть на девушку, чтобы наконец-то рассмотреть черты ее красивого лица, которым раньше Пол любовался лишь украдкой, бросая мимолетные взгляды, дабы не быть пойманным за откровенным разглядыванием. Но он стойко держится, продолжая смотреть на дорогу, чуть щуря глаза в попытке не прозевать какие-либо помехи впереди, а боковым зрением может видеть ее маленькие ладошки, протянутые ближе к печке, и тонкие запястья с болтающимися на них браслетами. Хадсон молча улыбается в ответ на ее благодарности, ведь скорее он должен благодарить ее за то, что обстоятельства сложились именно так: за работу допоздна, за неумение разобраться с заглохнувшей машиной, за отсутствие того, кому можно позвонить в таком случае. Если бы не все это, он продолжил бы наблюдать за ней издалека, так и не набравшись решимости подойти и познакомиться.
Девушка отчего-то долго молчит, наслаждаясь потоком теплого воздуха, но, словно опомнившись, все же называет свое имя и адрес. Нужная улица находится в противоположной стороне от дома Хадсона, но его это совершенно не волнует. Если бы эта девушка попросила подбросить ее до Нью-Йорка, он заехал бы заправиться перед долгой дорогой.
- Шарлотта... - медленно выговаривает он, будто пробуя каждую букву на вкус. - Старинное имя с налетом благородства, - добавляет, будто говоря с самим собой. Каждый раз встречая брюнетку в кафе, Пол пытался угадать ее имя, перебирая в голове все существующие и примеряя к ее лицу, как будто голубые глаза сами скажут, прав он или нет. Теперь надобность гадать отпала, отчего ему даже слегка грустно, ведь это была хоть и мучительная, но увлекательная игра. Хотя, стоит признать, что знать ее имя мужчине приятно. Словно он стал еще на шаг ближе к ней, что еще вчера казалось невозможным.
Между ними повисает молчание. Хадсон следит за дорогой, бросая быстрые взгляды в зеркало заднего вида, чтобы поймать в нем кусочек лица девушки. Ему не привыкать любоваться нею украдкой, не говоря ни слова. Самой Шарлотте, видимо, кажется неловкой воцарившаяся тишина, и хватает храбрости, чтобы ее нарушить. Мужчина удивленно выгибает брови, отчетливо ощущая, как определенный образ, что он выстроил в своей голове, постепенно начинает рассыпаться, как карточный домик, с каждым словом девушки.
- Так Вы журналистка? - не скрывая удивления в голосе, переспрашивает он, ловко выкручивая руль на повороте. - Никогда бы не подумал. - Пол не представлял, что столь хрупкое создание могло увлекаться столь пронырливым видом деятельности. Не то что бы он не уважал журналистику, как профессию, просто образ девушки не вязался у него в голове с присущим журналистам любопытством и навязчивостью. Впрочем, даже после столь короткого общения мужчина уже мог точно сказать, что во многом ошибался на ее счет. Во-первых, он и понятия не имел, что она француженка, хоть по одному внешнему виду это естественно вычислить не возможно, но ведь и предположений таких у него не было. Во-вторых, он разрывался между именами Талия и Флоренс, которые казались подходящими под ее хрупкость и нежность, не брав в расчет, что ее имя может оказаться более громким и внушительным. И вот теперь - журналистика. Пол представлял ее запертой в одной из офисных клеток за картонными перегородками, чахнущей над кучей калькуляции, как давно не поливавшийся цветок в горшке. Он даже оказался не готов к своим открытиям, хотя они ни капли не ухудшили его впечатления от Шарлотты в целом.
Брюнетка добавляет еще фразу к предыдущей, тем самым побуждая Хадсона усмехнуться и посмотреть на нее в упор. Наверное, еще рано говорить, что он давно уже готов тратить на нее все свободные минуты своего времени, стоит ей только сказать слово. Он смотрит на Шарлотту непозволительно долго, не торопясь с ответом. Пусть с ее стороны сказанное было лишь данью вежливости, мужчине приятно думать, что она возможно слегка ревнует, считая, что ее сегодняшнего спутника где-то ждет пассия. Боковым зрением Пол вовремя видит горящий в полутьме за пеленой дождя сигнал светофора и бьет по тормозам, виртуозно выкручивая руль до того, как его капот поцелуется с бампером автомобиля впереди, остановившегося перед перекрестком.
- Ух ты ж черт! - вырывается у него во время довольно резкого рывка из-за торможения. Вот тебе и впечатлил вождением! - Все в порядке? - справляется он у сидящей рядом девушки, бегло осматривая ее на предмет повреждений или шока. Но нет, она, как и положено, пристегнута ремнем безопасности и лишь слегка потрясена, во всех смыслах этого слова. - Извини, мне стоило быть внимательнее, - с сожалением произносит Пол, не замечая, что перешел на "ты", и переводит взгляд на уже мигающий желтым светофор. - Чертов дождь... - бубнит он себе под нос и мягко трогается, как только загорелся зеленый. - Так о чем это мы? - в попытке замять свою оплошность, мужчина пытается заговорить Шарлотту. Ведь обычно девушки любят поговорить, так ведь? - Ах, да, - восклицает он, словно вспомнил тему разговора, хотя и не забывал ее. - Меня и правда ждут. Целая стопка маркетинговых сводок и месячный отчет. - Хадсон усмехается, больше не рискуя смотреть на девушку, чтобы не пришлось повторять трюки экстремального вождения. - Так что это я должен благодарить за то, что Вы помогли мне оттянуть это неизбежное свидание. Направо или налево? - Впереди поперек пути растянулась Третья улица, словно нож разрезающая район.

+3

8

— Эмм... Да, что-то вроде того, — смущённо выдавила из себя Шарлотта, улыбнувшись и отвернувшись к окну, за которым должен был проплывать пейзаж укрывающегося в ночную мглу мегаполиса; ливень шел просто стеной, отчего все очертания зданий и их светящиеся ярким неоном вывески сливались в одно неразборчивое пятно из красок, различить в котором четкость контуров было практически невозможно. Однако она с упорством вглядывалась в картину, сменяющуюся за тонкостью прозрачного стекла, искренне надеясь, что её щеки не заливает краской, которая бы выдала её состояние. К комплиментам она не привыкла: Тедди не был тем, кто мог живописно рассказывать о каждой веснушке на её носу, и девушку это вполне устраивало.
— Нет, — Шарлотта хоть и произнесла это единственное слово с налетом грусти в голосе, всё же приподняла в загадочной улыбке уголок губ и отрицательно покачала головой. — Но однажды буду, — решительно добавила она, кивнув в подтверждение своих намерений. Эта фраза была заучена наизусть и произносилась ежедневно перед зеркалом, как мантра, чтобы Энтони Девенпорт наконец перестал видеть в ней способную, но пока неготовую к трудностям и издержкам профессии девочку, прося принести ему кофе и очистить пепельницу. Она ведь больше, чем просто симпатичная мордашка с приятным голосом — именно таких обычно сажают в приемные, зная, что на большее подобные создания не способны, а опровержение этого факта для Ширли было просто вопросом времени.
Салон автомобиля заполняло не только тепло, исходящее из решеток радиаторов, но и ощущение неловкости, повисшее в воздухе и мягко давившее на запотевшие мокрые стекла, по которым ритмично барабанили капли незатихающего дождя. Повисшая в салоне на пару минут звенящая тишина порождала гнетущее смущение, от которого хотелось избавиться как можно скорее, стряхнуть с себя, будто пылинку, осевшую на рукаве, но стоило её нарушить отзвуками собственного голоса, как тут же захотелось вернуть обратно; Шарлотта прикусила язык и намеренно кашлянула в кулак, внезапно осознав двойственность заданного ею вопроса. Её совершенно не волновало, есть ли у её спасителя подружка, которая сейчас, должно быть, нервно измеряет шагами квартиру, смотря расстроенным взглядом на остывающий черничный пирог собственного приготовления и расправляя несуществующие складки на прекрасно сидящем на идеальной фигуре платье; серьёзно, вы просто посмотрите на этого мужчину, на его роскошный автомобиль, на превосходный до последнего стежка костюм и чуть свободно болтающиеся на запястье часы — такого как он ждет либо одна единственная и до кончиков ногтей идеальная красотка, либо толпы по уши и, конечно же, безответно влюблённых девчонок, готовых по одному лишь щелчку пальцев выскользнуть из платья и принять нужную позу. Почему-то картина этих двух возможных и вполне логичных вариантов развития событий слишком ярко и чётко вырисовались в сознании француженки, и от этого ей стало ещё больше не по себе, чем каких-то пару минут назад — что она, черт возьми, тут делает? В её голове шло невольное сравнение, в каждом пункте которого она проигрывала своему новому знакомому: если Пола можно было с уверенностью назвать счастливым и успешным человеком, то сама Шарлотта, даже не будучи промокшей до нитки и не стучащая зубами, и с натяжкой не удостоилась бы такого звания. И с осознанием этого факта пришла детская обида, из-за вмешательства которой заданный ранее вопрос уже не казался таким глупым: может у него всё же в личной жизни не ладится? Тогда ей было бы не так обидно и не столь унизительно сидеть рядом с ним и кивать головой в ответ на каждую фразу. Ну, и не только кивать. Так или иначе, брюнетке не слишком нравилась затронутая ей же тема, и она уже была готова свернуть с неё, умело направив разговор в иное русло, однако резкий и внезапный вираж ожидал не их с Полом беседу, а его автомобиль.
По инерции выставив вперед руку (не самое умное решение, если не желаешь заработать перелом), Шарлотта дёрнулась вперед, сдерживаемая от удара ремнем безопасности. Состояние шока вызвало всплеск адреналина, и француженка едва ли не чувствовала, как расширяются её зрачки от столь неожиданного почти-столкновения, которого, к счастью, удалось избежать. Часто дыша и пытаясь совладать с этим, Аллен выпрямилась, одергивая блузку, и перевела взгляд на Пола, в чьем голосе слышны нотки... волнения? Ах да, точно, никто не хочет обнаружить труп на пассажирском сидении.
— Нет-нет, ничего страшного. В такую погоду работники автосервисов обычно срывают большой куш, — отвечает она, посмеиваясь, и убирает выбившуюся прядь волос за ухо, пристально смотря на мужчину. Странно, они виделись так часто, что не обнаружив его в ближайшей к издательству кафешке во время ланча, Шарлотта невольно ловила себя на мысли, что переживает, не случилось ли чего; теперь же, сидя рядом и разговаривая с Полом (и да, зная его имя — тоже ещё один бонус в копилку сегодняшнего вечера), всё происходящее казалось таким непривычным и почему-то правильным. И вовсе не по той причине, что все переглядывания и улыбки рано или поздно должны были привести к знакомству. — Направо и вон туда, — указала она на маячащую впереди вывеску магазина, от которого до её дома было совсем рукой подать. — Так значит, я тоже спасла кажущийся обречённым на провал вечер? Тогда мы квиты, — Аллен улыбнулась, впервые за всю эту встречу почувствовав себя расслабленно и комфортно. Кажется, небольшая встряска пошла только на пользу. — Хотя мне всегда было интересно, почему люди выбирают заведомо скучную работу, когда мир так полон перспектив и возможностей, — француженка едва заметно пожала плечами и только потом осознала, что едва ли не в душу своему спасителю плюнула, назвав дело его жизни скукой смертной, от которой удавиться хочется. Из динамиков едва слышно заиграла одна из её любимых песен, и Шарлотта тут же ухватилась за эту возможность сгладить углы. — Не против? — спросила она, вопросительно выгнув бровь, когда её рука коснулась переключателя громкости. Получив утвердительный кивок в ответ, Ширли выкрутила звук едва ли не до максимума и прикрыла глаза, тихо мурлыкая себе под нос слова песни. — Надеюсь, из-за моего пения сейчас стёкла не полопаются, а то будет неловко, — произнесла она во время проигрыша, покосившись на мужчину. — И мы почти приехали: здесь налево и возле третьего подъезда, пожалуйста.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-22 18:07:28)

+3

9

Может быть стоило воспользоваться ситуацией, свалить все на дождь, плохую видимость, и сбросить скорость до допустимого минимума, повернуть не на том перекрестке, чтобы поблуждать лишний час по мокрым городским улицам в поисках нужной, пожимая плечами, якобы "простите, спальные районы знаю плохо, заблудился слегка". Выкроить себе пару лишних минут в ее обществе, чтобы успеть вспомнить все вопросы, что можно задать в такую первую_не_первую встречу, насмотреться и запомнить точный оттенок ее глаз, запах влажных волос; ведь возможно судьба больше не предоставит ему такого шанса побыть совсем рядом с ней, ближе, чем когда-либо до этого. Но то ли Полу не позволял так поступить кодекс джентльмена, то ли он просто туго соображал, когда девушка, которой он долгое время любовался издалека, оказалась так близко. Молодой человек свернул в правильном месте, куда указала ему Шарлотта, и уверенно вел автомобиль дальше, внимательно глядя по сторонам.
Дождь упрямо барабанил по крыше и стеклам, заставляя вглядываться вперед, чтобы рассмотреть нечеткие контуры зданий и улиц, сливавшихся в одно несуразное пятно. В такую погоду, как говорится в народе, собаку из дома не выгонишь; засесть бы у камина со стаканчиком ароматного глинтвейна, тогда и стук дождя казался бы мелодичным и приятным. А если бы она сидела рядом, обнимая теплую кружку ладонями, отблески огня растапливали бы голубой лед в ее глазах и вечер в одночасье из ненастного превращался бы в незабываемый. Впрочем, Полу и без того не забыть этот вечер, даже если вычеркнуть горящий камин и нагретое вино.
- Определенно спасли, - абсолютно заверяющим тоном ответил мужчина и утвердительно кивнул, пряча улыбку в уголках губ. Два слова вместо двухсот, роящихся в его голове с той секунды, как он узнал ее, стоящую под проливным дождем. Жизнь научила его, что немногословность куда лучше болтливости, - проще исправить и проще забрать слова назад. А в конкретно данном случае нужно было быть особенно осторожным со словами, ведь эта девушка совсем не та, с которой он давно знаком и оживленно общался в своих мечтах. Шарлотта с каждой минутой открывает все больше различий между нею и ее придуманной копией в его голове. Хоть таинственности не убавляется. Она опровергла свою занятость журналистикой так тонко, что заставила Пола балансировать на средине каната, раскачиваясь над ямой неизвестности. Она делала шаг навстречу и тут же два назад, порождая в нем все большее желание ухватить ее за руку и удерживать, не давая возможности отступать.
- Ну кто-то ведь должен выполнять и скучную работу, - со смешком отвечает Хадсон, следя за дорогой, и не пытаясь разъяснить новой знакомой, что его работа не так плоха, как кажется на первый взгляд. Ведь в его деле полно интересного и даже внезапного. Он мог бы поведать истории о его небольшом отделе, выделяя по байке на каждого его члена, с которыми совершенно точно не соскучишься. Мог бы рассказать, каково это путешествовать по миру, заключая сделки с различными компаниями; узнавать новых людей; изучать рынки и товары, что ежедневно удивляют своим разнообразием и новизной; а отчеты и бумажная волокита - лишь небольшая ложка дегтя, не способная впрочем отбить у него любовь к своему делу, в котором он, без лишней лести, и правда хорош, иначе его не держали бы. Пол мог бы выдать тонну информации, на ходу расчерчивая таблицу плюсов и минусов, чтобы убедить девушку в своей правоте, но вместо всего этого лишь улыбнулся и продолжил вести машину, оставляя и у себя в запасе пару секретов.
Шарлотта принимает такой ответ, скорее потому, что почувствовала неловкость из-за сказанного ранее; она спешит перевести тему, хоть Хадсона нисколько не обидело ее высказывание. Оно лишь доказывает, как многие заблуждаются на его счет, и почему их так удивляет в итоге его успех. Мужчина пожимает плечами в ответ на просьбу девушки сделать музыку погромче. Он и забыл, что приемник включен, совершенно не замечая, что там все время играло на фоне. Она крутит тумблер своими тонкими пальцами, наполняя пространство салона звуками песни, которую Пол раньше никогда не слышал. Она подпевает, думая, что за громкими аккордами, льющимися из мощных колонок, ее голос не будет услышан, но она ошибается. Молодой человек невольно расплывается в улыбке, улавливая ее мурлыканье в проигрыше, но улыбка сходит с его лица, что приняло серьезное выражение. Бывшая невеста Хадсона любила петь в душе. Его это так умиляло в свое время, даже не беря в расчет то, что у нее не было ни слуха, ни голоса. Теперь воспоминания о ней не вызывали теплых чувств, как бы Пол не боролся с этим  в себе. Шарлотта, возможно, приняла изменение его настроения на свой счет. Мужчина тут же сбрасывает легкую печаль, вспомнив, что рядом с ним совсем другая девушка, не та, что когда-то разбила ему сердце, хоть и вполне способная на это, как любая представительница их пола.
- Действительно неловко, - кивает Пол, нахмурив брови для серьезности вида, - ведь я только обсох, а снаружи все еще льет, как из ведра. Так что стекла моей машине еще понадобятся, - он смеется, подъезжая к указанному дому, отсчитывая двери парадных, и тормозит у нужной. Грустно отпускать ее вот так, ведь она уйдет и окажется, словно ее никогда тут и не было. - Ну вот... - протягивает мужчина, сжимая пальцы на кожаной обивке руля, - приехали. - Сказать или нет? Спросить или оставить все на самотек? Довольно! Пан или пропал. - Шарлотта, - окликает он девушку, когда та уже отстегнула ремень безопасности с явным намерением покинуть автомобиль и скорее оказаться дома. - Может быть сходим куда-нибудь, когда выдастся свободный вечер?

+4

10

— И правда, я и так уже сделала достаточно, чтобы стать причиной простуды, — кивнула Шарлотта, снисходительно улыбнувшись, понимая, насколько глупо происходящее могло бы смотреться со стороны. С ней происходит что-то странное, необъяснимое и совершенно не поддающееся законам логики, по которой она выстраивала четкую линию своего поведения прежде. Ей словно хочется произвести хорошее впечатление и показаться немного лучше, чем есть она на самом деле, побыть такой, какой, возможно, ей хотелось бы являться в ежедневной действительности и какой быть никогда не удавалось. В её немногословных ответах, наводящих на размышления, новые вопросы и смутные догадки, в спокойном тоне и тихом смехе, в неловких улыбках и взгляде из-под опущенных ресниц — во всём, что она сейчас говорит и делает, нет ничего настоящего и ей свойственного. Она бы уже давно сказала что-то, щедро приправленное сарказмом, вызывающе повела бы бровью и не стала бы избегать прямого взгляда глаза в глаза, выбивая собеседника за пределы зоны его личного комфорта с целью узнать о нём что-то новое, но почему-то сейчас ведет себя совсем иначе и сама объяснить не может, что стало тому причиной. Быть может, ей просто надоело быть самой собой и наблюдать, как привычный ход вещей со временем усугубляется, привнося в её жизнь мрачные краски и тёмные оттенки. А может ей просто захотелось сыграть в очередную игру, совершенно безобидную и не ведущую за собой цепочку неприятностей. Вариантов объяснения такому поведению были десятки, но какой из них являлся верным, Шарлотта бы не взялась утверждать, решив списать всё на банальную усталость, магнитные бури или положение планет в солнечной системе. Причины здесь не играли основной роли, куда важнее был результат.
Мелькающие за покрытым дождевыми каплями окном дома стали проплывать медленнее, когда автомобиль сбавил свой ход на очередном и на сегодня для Ширли последнем повороте, скользя по влажному асфальту мимо череды освещенных тусклым светом желтых ламп дверей подъездов и останавливаясь у нужного. Это поездка, такая короткая, но для француженки спасительная, подошла к концу, а вместе с ней подошло к концу и их с Полом знакомство. Ведь, давайте быть честными, им удавалось замечать друг друга и держаться на расстоянии слишком долго, чтобы всего лишь одна случайность и обмен именами перерос в нечто большее. И не каждый жест доброй воли и благородства стоит расценивать, как попытку что-то изменить и обзавестись новым контактом в записной книжке мобильного телефона. Сказок не бывает, да и она совсем не похожа на главную героиню романтического фильма, где за подобными сценами следует история о сильных чувствах и красивой любви.
Её пальцы скользят вверх по ремню безопасности, возвращая его в исходное положение, а все мысли уже не здесь, а за пределами автомобиля — дома, где ее кузен, наверное, уже сходит с ума, устав за весь день от шумной и непоседливой Эмили и стараясь избавиться от назойливо требующего внимания, любви и ласки Люка. Жизнь Шарлотты там, среди детских игрушек, собачьего лая и стопок бумаг, которые нужно привести в порядок к завтрашнему совещанию Энтони; ей больше нет места в салонах чужих автомобилей, где нужно улыбаться самой очаровательной улыбкой из своего арсенала и заигрывать с водителем, строя из себя недотрогу. По крайней мере, именно в этом она себя убеждает сейчас, удобнее перехватывая кожаную ручку сумки и намереваясь прощаться, рассыпаясь в благодарностях. Вопрос Пола застает её врасплох, будучи совершенно неожиданным: реакции Аллен являют собой яркий пример заторможенности по всем фронтам, когда она удивленно округляет глаза и раскрывает рот, чтобы что-то ответить, хотя мысли в её голове ещё не сформировались должным образом, чтобы трансформироваться в звуковую форму. Она с трудом может вспомнить, когда её звали на свидания: им с Тедди, будучи изначально лучшими друзьями, удавалось избежать подобных неловкостей; с Тейтом же отношений как таковых хоть и не было, однако все проведённое вместе время проходило под кодовым названием совместных прогулок, начинавшихся в клубах и заканчивающихся на городских крышах, лишённых намеков на какую-либо романтику; всё, что происходило прежде и хоть как-то могло вписаться в категорию свиданий, и вовсе осталось так давно позади, что оглядываться на тот опыт даже не стоило — она за эти года изменилась слишком сильно, чтобы брать пример с себя прежней. И потому сейчас Шарлотта в растерянности смотрит на Пола, понимая, что должна что-то ответить, но не имея ни малейшего понятия, что же именно. Решение приходит само собой, словно загоревшаяся над её головой воображаемая лампочка, как это обычно изображают в мультфильмах или комедиях.
— Думаю, теперь я должна как минимум кофе, — произносит она, улыбнувшись, и протягивает ладонь, прося мужчину дать ей свой телефон. Постукивая пальцами по сенсорному экрану и оставляя на дисплее заученную комбинацию цифр, Шарлотта сохраняет номер в записной книжке аппарата и возвращает его владельцу. — Обычно я заканчиваю в семь. И спасибо за поездку, — добавляет она, распахивая дверцу и выскальзывая из теплого салона. Взлетев по ступенькам на крыльцо, Шарлотта не сдерживается, оборачиваясь и махнув Полу рукой. Ощущение того, что она ведёт себя как школьница, становится слишком явным. И, чёрт возьми, приятным.

Отредактировано Charlotte Allen (2015-07-22 18:15:51)

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » standing in the rain